vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » up in the air, out of my head.


up in the air, out of my head.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://29.media.tumblr.com/tumblr_m37ptwuXAG1rsrvk6o1_500.gif
http://s1.uploads.ru/7NCGe.png
Участники: Пеппер Кокс, Цезарь Эйвери.
Место: телестудия.
Время: 2013 год, январь.
Время суток: полдень.
Погодные условия: прохладный ветер, местами светит солнце.
О флештайме:
Первая встреча. Первое знакомство. Первое падение в пропасть, в воздух, ввысь.

Отредактировано Pepper Cox (2013-06-15 01:08:51)

0

2

Внешний вид.
I been up in the air, out of my head,
Stuck in a moment of emotion I've destroyed.
Is this the end I feel?
Up in the air, fucked our life,
All of the laws I broke and loves that I sacrificed.

♪ 30 seconds to mars – up in the air

     Ты можешь не верить в судьбу. Махать равнодушно рукой летящему вдаль ветру. Цокать языком и шаркать ватными ногами по гравию. Только будь осторожен, когда вдруг что-то столкнет тебя с неизбежной кармой. И глядя в глаза своим демонам, попробуй сказать им о надломленной вере. Может поэтому я и верила. Верила, потому что боялась. Страх исковырял мою душу до просвечивающих насквозь дыр. Дыр горечи, разочарований и боли. Скудными вечерами я сажусь за свой лэптоп и с грустью бью по клавишам. Мне не хватает запаха старых страниц. Не хватает клякс на подушечках пальцев. Но это было бы до чертиков глупо — в наше время выписывать в тетради слова. Очки давят на переносицу, от чего я часто хмурюсь и поправляю левой рукой оправу. Перед глазами мелькает сотни вакансий. Среди них меня ждёт и моя судьба. Пункт назначения, в котором я надеюсь осесть на долгое время. Оттолкнуться от берега и плыть... Оставлять позади тихую гавань, которая даже моё спокойное нутро уже выводила из себя. Кто я? Сценарист, режиссер, монтер… Мне казалось, что ответ на этот вопрос я буду искать всю свою оставшуюся жизнь. Упираюсь костяшками в румяную щеку и вижу черным по белому:  «нуждаемся в ассистенте режиссера». Фантазия пустилась в пляски, изображая мне тернистый путь от обычной разносчицы кофе до всемирно известной сценаристки, которая идет под руку с каким-нибудь Джеймсом Камероном на красной дорожке. Не знаю, почему я остановила свой выбор именно на этой заявке. Не знаю, почему незамедлительно побежала в ванную прихорашиваться. Не знаю, почему возлагала на неё большие надежды. Знала судьба, коварно потирая ладошки.
     Уже битый час я сидела перед кабинетом и ждала своей очереди. Моя сверх пунктуальность меня когда-то погубит. По отполированным коридорам носились взад-вперед разные людишки. Вид у них был дотошно замученный. Мешки под глазами, бледная окраска лица. Как буд-то кто-то подкидывал мне испытания на прочность. «Вот! Смотри, Пеппер! Совсем скоро ты станешь такой же!» Я сглатываю и ерзаю в кожаном кресле. Натягиваю шорты пониже и поправляю футболку. Наверное, стоило одеть что-то более консервативное.  Но думать о гардеробе уже поздно. Девушка средних лет выглянула из заветной двери и, окинув меня оценивающим взглядом, (вряд ли с положительной итоговой оценкой) попросила пройти в помещение. Вежливо улыбаясь я чуть ли не подпрыгнула со своего места.
     — Да-да, спасибо... – как можно приветливее протянула я, протискиваясь между ней и дверным проемом. За рабочим столом сидел молодой мужчина. К моему счастью, мужчина. Тут уже у меня больше шансов произвести на него впечатление. А дальше: неформальный разговор с обсуждением нескольких кинокартин, просачивающиеся флирты в мою сторону, комплименты и предложение перекусить. Я качаю головой и как-то неловко ухмыляюсь. Не хватало мне начать начало своей карьеры еще и со служебного романа. Собеседование подходит к концу. Ура! Меня взяли, но ясность приходит спустя несколько секунд, когда мистер Мур сообщает, что он на самом деле не режиссер. А глава крупной компании, в которой на начальных этапах я буду песчинкой в пустыни. На мой вопрос «где режиссер?» он отвечает с юмором. Мол, «такие никогда не приходят вовремя». Мы смеемся. Я опять отказываюсь от кофе. Обходимся пожиманием рук и я закрываю за собой двери, заблаговременно договорившись о следующей встречи. Что ж… моё путешествие начинается прямо сейчас.
     Я буду стараться. Я буду преподносить самые лучшие идеи, которые будут закрадываться в мою светлую голову. Я буду варить самый вкусный кофе, и приносить самые свежие коржики. Я буду самой ответственной, самой умелой, самой луч… В этот самый момент мои коленки похоже задрожали. Потому что спустя мгновенье я уже лечу куда-то вниз. Перед глазами туман и трехмерная зарисовка моего падения. Ступеньки, кафель, кровь, счесанные руки и разбитая губа. Всё бы выглядело именно так, если бы не некая преграда перед лицом к ужасу. Мои руки упираются в мягкую ткань чьей-то одежды. Не знаю почему, но первым я ощущаю приятный аромат мужского одеколона. Наверное, благодаря ему я впала в состояние комы и до конца не поняла, что со мной происходит. А затем мягкий толчок, и я в горизонтальном положение раскидываюсь на каком-то парне. Мои сумка и очки валяются в разных концах лестничной клетки. Схватившись за голову, я осмотрелась по сторонам. «Что? Где? Когда?». Оценив обстановку, я только тогда сконцентрировала внимание на недоуменном взгляде блондина. Голубые глаза, родинки у края полных губ. Разве такое бывает в реальности?
          — О Боже мой, извините пожалуйста! Я-я… понятия не имею, о чем только думала. – как умалишенная затараторила в его сторону, но положение тела не меняла. А что? В такой позиции было очень даже удобно. Не знаю как ему, а уж мне – точно.

Отредактировано Pepper Cox (2013-06-16 13:32:28)

+1

3

Я знаю, что когда-нибудь, поднимаясь этими ступенями и стараясь не забыть о зажатых подмышками папках, я буду оглядываться на сбегающего вниз курьера и говорить, чтобы он не забыл о моем поручении. А увидев пролетом выше вот этого джентльмена, который, грузно раскачиваясь, просачивается меж стеклянными дверями и топает к лифту, я мимолетно приветственно подниму ладонь вверх, а если озвучу свое приветствие, то, возможно, не посчитаю нужным добавить к нему это мерзкое вежливое "сэр", которое отделяет нас, новичков и пока еще чужаков в этом удивительно мире, от НИХ - уже состоявшихся и вознесшихся на свои пьедесталы. Я знаю, что пройдет совсем немного лет - и меня будут знать в лицо. И ради этого я готов терпеть безвестность, день за днем приходить практикантом сюда - где люди носятся, как стая мух - такие же назойливые и кажущиеся сущей мелочью на общем фоне. Я готов мертвецки уставать от бесполезной работы и держать в себе целую кипу замечаний, которые раз за разом так и хотят своей опрометчивостью и саркастическими нотками испоганить мою будущую карьеру. Пока я не имею права чрезмерно демонстрировать свое весьма амбициозное "я" - я не буду этого делать, как бы мне все это ни претило.
   И я снова иду по этим ступеням - сегодня у Уитлока для меня какая-то свежая и, по его словам, очень радостная новость. Искренне надеюсь, что она никак не связана с падением цен на какие-то там бумаги. Да и вообще, я по большому счету надеюсь, что она хоть как-то связана со мною, а иначе какая ж она радостная? Уитлок - отличный малый. Для своего статуса в нем критически мало заносчивости и командного тона, его так и хочется при встрече смачно шлепнуть по плечу, дескать "хей, бадди, как живется?", но я упрямо соблюдаю субординацию, хотя и знаю, что сам Уитлок тот еще "свой в доску" - не терпит официоза и максимально разнузданно ведет себя с подчиненными. По крайней мере, при личном контакте и в тесном кругу. На людях он, конечно же, держит марку - я замечал эти метаморфозы в нем не раз, однако отчего-то не приравнял это к лицемерию.
  Я так увлечен "советом директоров" в моей голове, где на повестке дня угадайка "Что за новость хотел сообщить Уитлок", что бессовестно упускаю тот фееричный момент, когда там, вверху лестничного пролета что-то начинает происходить, и поэтому оказываюсь вовлеченным в какой-то странный процесс... Игра с гравитацией и грациозностью. Я делаю ставку на равновесие, но при этом не желаю расставаться с папками. Я беспомощно пытаюсь вцепиться одной рукой в перила, но уже слишком поздно - я не успеваю достаточно прочно ухватиться за них и чувствую, как рука неуклонно скользит вниз, хотя мой трюк в определенной степени и замедляет падение. Видимо, рука на перилах все же сделала свое дело - внезапно оказавшись в горизонтальном положении, я ощутил боль в копчике, следом за ним отозвалась ушибленная лопатка, но голова торжественно молчала, что само по себе было хорошим знаком. Я расцепил пальцы, которые судорожно, намертво влипли в вертикальное кованное звено опоры перил и теперь наконец смог более детально проанализировать свое положение. Горизонтальное - это раз (это было ясно еще несколько секунд назад); компроментирующее - это два. Впрочем, о каком компромате, конечно же, может идти речь, если мое грязное белье волнует завсегдатаев и случайных гостей студии меньше, чем проблемы вымирания белых сов... Лежащий на мне компромат (да, кстати, я не сказал, что это была девушка?) заговорил, чувствуя за собою вину. Мне сразу вспомнилась иллюстрация из учебника по биологии, наглядно демонстрирующая разницу темпераментов: условная ситуация такова, что мужичок сидит на лавчонке, рядом - его шляпа, на которую неосмотрительно приземляется второй субъект. В первом случае жертва ревет - и это меланхолик; во втором - холерик истерично орет на обидчика; в третьем - флегматик, и судьба шляпы его более не волнует; и последний - сангвиник, смеющийся над казусом. Так вот, есть во мне что-то от холерика, но, видимо последний психотип мне куда ближе -  в данной ситуации я лишь сдавленно рассмеялся:
- Да бросьте, все в порядке, - этот неловкий момент, когда вставать ты не спешишь, еще не до конца определив, все ли члены тела в целости и сохранности, но положение кажется довольно странным, чтобы продолжать в нем оставаться... - Я, по правде говоря, как раз думал о том, что мне сегодня должно привалить радости, но, признаться, не думал, что все будет так буквально... - мне кажется, или на ее руках татуировки? Я непроизвольно принялся беспардонно и с любопытством их рассматривать. Что вы говорите - я все еще лежу после падения со ступенек? Ой, да ладно, ерунда какая...

+1

4

     Под твоими ногами содрогается земля и начинает казаться, что конец совсем близок. Но нет. Это всего лишь землетрясение из-за которого трясутся коленки, сжимается низ живота и сердце бешено бьется о стенки грудной клетки.  Делаешь глубокий вдох и выдох. Не спешишь радоваться, ведь можно спугнуть удачу. Хотя ты еще не знаешь, что удача от тебя уже давно ушла. Проверяешь на прочность фундамент, ходишь взад-вперед. Груз спадает с плеч и наконец уголки губ приподымаются. Ты в безопасности. Ты всё еще стоишь на низших конечностях. Радуйся, смейся пока можешь. Ведь это всего лишь затишье перед бурей. Когда-то все мы провалимся в пропасть; сорвемся с обрыва, царапаясь о крутые склоны. Окажемся в горящей сковородке над разжаренным адом. Я еще не знала, но этот парень с потрясающе ровными зубами и насыщенно-зелеными глазами и был моим адом.
     Картинка не четкая. Стенки, разные предметы и его лицо искажается в расплавленных линиях. Дурацкое зрение, дурацкие неустойчивые очки. Интуитивно я понимала, что они где-то недалеко. Похоже в правом углу лестницы. Так и хотелось подорваться и шмыгнуть туда. Но что-то меня держало. Этим-то я и допускала ошибку. Организм постепенно отходил от шока и боль прояснялась в левой ноге. Около щиколотки или лодыжки... я еще не поняла. Я смотрела на него. На смазанные черты лица, которое сконцентрировалось на неуклюжей девчонке. Мои пальцы медленно скользят по ткани его рубашки. Я как завороженная смотрю на мужественный подбородок, на стянутые складки на его широкой грудной клетке. Не замечаю, как губы размыкаются и я начинаю дышать ртом. Сумасшедшая, ей Богу!
     — В порядке... - бормочу, как зомби. Мне не хватает только характерного разлагающегося тела и желания поедать мозги. К его счастью, мы жили в реальном мире. — Что вы? Да, как же... - меня сшибла невидимая молния и я резко поднялась, упираясь коленями в плиты. Осматриваясь по сторонам, я всё же медленно вернула себе вертикальное положение. Протянула руку и помогла своему "спасательному кругу" сделать тоже самое. Я всё еще находилось в каком-то паническом состояние. Мялась с одной ноги на другую. Впивалась зубами в подушечку большого пальца. Нечто черное расползлось по полу в темном уголке. Что это было — ответ очевидный. В пару шагов я достигла этого предмета и натянула его на переносицу. В мой мир вернулись прежние краски. Какой ужас... Вокруг валялись листки, важные бумаги, моя сумка и обилие мелкого женского барахла. — Jesus... - в который раз вспоминаю имя Божье и вновь припадаю к ногам незнакомца. 
     — Как мне неудобно. Вот всегда так... Ходячая катастрофа. Сплошное невезение. То ждала, пока меня примут на эту дурацкую работу. Потом оказалось, что моему будущему дурацкому боссу вообще на меня наплевать. Теперь я чуть не убила человека... I'm so, so-so sorry! - хаотичное количество бумаги превращается в сложенную стопку. Я любезно протягиваю её блондину и улыбаюсь. Вот так нелепо: сижу на пятой точке на полу, смотрю на него снизу вверх и смущенно улыбаюсь. Замечаю, как он буравит глазами мои руки и непроизвольно заливаю щеки румянцем. Отдав документы, я стала дергать себя за рукава футболки, затягивая ими подкожные рисунки. Почему-то сейчас я впервые могла согласиться со словами своей ненавистной мамаши. В серьезном бизнесе — татуировки неуместны. Скорее всего, этот трудоголик скептично отнесется к моей персоне после проанализированных пауков и надписей на запястье. В любом случае, "спасибо" за мягкую посадку.
     — М-может я смогу как-то загладить свою вину? - облизываю губы, задавая вопрос в сторону своей сумки, в которую возвращала все выскочившие вещи. Такая нелепая, такая никчемная, такая простая. Мне не хватало только сажи на лице. Прямо как Золушка Современная.

+1

5

Вообще-то по статусу, коим наделила меня природа, мне положено было вскочить оленем на ноги первым и помочь в этом девушке, но увы и ах, положение и ситуация обязывали меня лежать и не квакать, пока она не придет в себя первая  - не мог же я в самом деле добавить к собственному бесцеремонному любопытству еще и какую-нибудь крайне бестактную фразочку типа "Мисс, вы не могли бы с меня встать, ваше колено передавило мне..." - о да, в сей момент мысленных рассуждений мозг услужливо подсунул неуместно-пошлую деталь, поэтому я просто категорично отмахнулся от всяких версий - к тому же, девушка пришла в себя оперативнее, чем могло бы быть. При этом она умудрилась подсобить в этом деле и мне. Вообще-то я тот еще борец за независимость, так что лишь нежелание конфузить незнакомку-катастрофу еще больше, чем это происходило сейчас, предостерегло меня от того, чтобы отказаться от протянутой руки помощи. Я натянул на себя короткую, благодарную улыбку и наконец эволюционировал в вертикальное положение.
   Из ее торопливых не то объяснений, не то оправданий, я сделал несколько выводов: а) она работает на студии, и это огромный плюс, потому что для меня все, кто имеет отношение к этому месту - потенциальные хорошие знакомые, я не расшивыриваюсь случайными связями, потому что никогда не знаешь, где и как это может пригодиться; б)она либо действительно несколько раздосадована отношением босса, либо ей просто не очень нравится новое место - и если второй вариант, то это несомненный минус. Может, я и чертов псих, но я склонен любить любую работу, за которую берусь. Черт возьми, я даже полюбил работу стриптизером, хотя неловкости и самоедства она давала мне в разы больше, чем денежных средств!
  Во всяком случае, я не был намерен вот так просто прерывать это знакомство, раз уж оно все равно само по себе произошло, поэтому попытался немного подсобить девушке в собирании вещей с пола. Я был обречен на провал, потому что шустрые, я бы даже сказал, немного нервные пальцы незнакомки все время оказывались ловчее, поэтому я махнул рукой на свою затею, выпрямился перед нею и, услышав то, что как раз послужило бы отличным мостом для наведения "контакта", одобрительно усмехнулся.
  - Она у вас такая ранимая? - осторожно тыча пальцем в сумочку барышни, шутливо переспрашиваю вместо ответа на вопрос. В самом деле - ведь девушка смотрела не на меня, а на сумку, поэтому на какой-то момент мне действительно показалось, что я зря так опрометчиво воспринял слова на свой счет!
  Я знаю, что грешу под час непонятными другим шутками, поэтому сейчас, когда я "типа очень остроумно и добродушно пошутил", мне стоило бы как-то прояснить ситуацию, что я и сделал, разводя руками в стороны и усмехаясь:
- Оу, или... должно быть вы спрашивали у меня? - указательный перст на этот раз уткнулся в мою собственную грудь. - Просто вы смотрели прямо на сумку - глаза в глаза! - ладно, сдаюсь, дурацкая была шутка. Падение - такое падение, спишем проснувшееся во мне "остроумие" на небольшое потрясение-сотрясение. - Думаю, мы могли бы загладить нашу вину перед вашей сумочкой, сводив ее, скажем, в французскую булочную напротив студии. Вон там. Соседняя улица, - аромат от этого заведения сутки напролет дерзко глумится над желудками всех нас - по тем или иным причинам появляющихся в этих местах. Это почти как идти за руку с капризным ребенком мимо передвижного фургона с мороженым, у прилавка которого стоит мегакрутой клоун. Спиногрыз будет отчаянно дергать вас за руку и во всю глотку орать: ХОЧУ ХОЧУ ХОЧУ! Вот такого хочуна мне напоминает мой желудок всякий раз, когда подлая французская булочная молчаливо рекламирует свои вкусности... - Правда... я шел на встречу, но она не займет много времени - всего несколько минут, - быстрый оценивающий взгляд на часы - и я понимаю, что безбожно опаздываю. Я! ОПАЗДЫВАЮ! Это почти такое же невероятное и редкое явление, как рожающий мужчина - об этом можно сколь угодно говорить, обещать миллионную премию, но чисто физически никто осуществить так и не сможет. А я. Смог. Опоздать. - Имею наглость попросить  Вас меня подождать, - обезоруживающе улыбаюсь. Мне все же до безобразия любопытно, откуда такое множество татуировок? И что за работа? И что за бессовестный дурацкий босс? (впрочем, охотно верю, что он действительно таков - большинство здешних "кадров", которые так или иначе чем-то себя обозначили в киношных кругах, становятся такими) И любит ли сумка, перед которой мы виноваты, французские булочки?
   Как здорово однажды упасть с лестницы... Ты можешь говорить абсолютно любую чушь и оправдывать её падением!

Отредактировано Caesar Avery (2013-06-26 15:46:39)

+1

6

    Мы смотрим друг другу в глаза. Немного напугано, двузначно. Пытаемся понять для друг друга, что затеяла для нас карма, когда запутывала мои носки и заставила именно его оказаться в пролетах между пятым и четвертыми этажами. У обоих горят искры. Приятное предвкушение знакомства. Я — вот уже который год одиночка, сама по себе, любовница воображения и девушка бурной фантазии. Он — мистер "Великолепная улыбка" и широкие плечи. Мой страх выдается в немного сутулой спине, а его мужество и легкая самоуверенность — в насмешливо изогнутых губах и безупречно ровной осанке. Вроде бы абсолютно разные, но связались в неуклюжем танцевальном па, которое перемешало не только листы А4, мою сумку и его не_пунктуальность, но и нашу дальнейшую жизнь. Я стану твоей музой, я буду прибегать к ногам с самым вкусным кофе и булочками с той французской кофейни; может однажды позволю обнять себя или поцеловать, осознав, что мечтала об этом всегда, всё время, всю жизнь. Ты не задумываясь станешь звать меня на деловые встречи, заправлять выбившиеся пряди волос за ухо; а однажды может быть поймешь, что не можешь без меня. Не можешь без моего почерка на внешней стороне бумажного стакана "Starbucks", без моего личного мнения, произнесенного шепотом в ухо, без робких поцелуев в щеку при встрече. И мы станем любить. Любить до самого конца, до самого начала. Раскрывать еще не запылившуюся книгу и смеяться над моими неуклюжими ногами, которые заставили впервые заглянуть в друг друга так по-настоящему проникновенно.
    Фантики с-под мятной жвачки, ключи, пару рекламных вкладышей, которые мне всучили на выходе из подземки. Вот оно — моё настоящее. Здесь, на полу с кучей разного мусора и барахла. Сказка притаилась в голове, и когда-нибудь напомнит о себе, в холодную одинокую ночь, когда я буду бить по клавишам своей письменной машинки. А сейчас... я вытираю грязь оголенными коленями, а он говорит что-то над моей головой. Я щурюсь и пытаюсь понять смысл его слов. Поднимаю голову и каким-то анализирующим взглядом обвожу его фигуру. В очередной раз мне удается оглядеть незнакомца. Абсурд! Судьба совершила ошибку. Я не могла столкнуться с таким красавцем... Разве что, он сейчас должен по всем законам жанра улизнуть, сломя голову.
    — Она? - переспрашиваю, смотрю на сумку, на него, на сумку. Охаю. — Ам, я имела ввиду... - тороплюсь объясняться, но похоже он оказывается проворней и одновременно со мной излагает суть воспроизведенного. Шутка. Что ж. Смешно. Подтверждаю это ироничной улыбкой и наконец встаю в свой полный рост. Отнюдь, "полный" звучит не совсем подходяще рядом с "метр восемьдесят". Сглатываю и бегаю напуганными глазами по периметру. Слишком узкое помещение, если это можно назвать таковым. Ничего не остается, как зависнуть на его кремовых губах, зеленых глазах. Сглатываю дважды.
    — Сводить... В-вы имеете ввиду, что... вместе? - я бормочу под нос нечленораздельно, пока он, кажется, приглашает меня на свидание. Я сплю? Ни один из моих сценариев не похож на то, что сейчас происходит... Вы верите в любовь с первого взгляда? Похоже, что я сейчас готова была вступить в эту секту. Улыбаюсь уже совсем не иронично. Глупо. Впиваюсь пальцами в кожаную сумку, едва ли сдерживая восторг. Булочная или не булочная, соседняя улица или нет — мне плевать. Забери меня хоть в темный переулок на конце света. Я буду радужным волонтером.
    Положительно киваю головой и размыкаю губы, чтобы произнести что-то умное (по крайней мере, попытаться), но ты опять затыкаешь меня. Смотришь на часы и сердце выпрыгивает из груди. Момент разочарования, момент падения. И вовсе не с лестницы. Вся радость уходит куда-то вниз. В пятки. Я прикусываю губу и уже не так захватывающе киваю.
    — Да, конечно. Без проблем. Удачи. - кричу вслед и выглядываю наверх, пытаясь уследить за его рукой, перебирающей перила. Смотрю в сторону и хмурюсь. Какие проблемы? Какая удача? Что сегодня со мной? Снимаю очки с переносицы, протираю и возвращаю на законное место. Размериваю шагами лестничную клетку. И что ты творишь, глупая? Почему еще здесь, а не дома за чашкой мятного чая и овсяного печенья? Считаешь в голове секунды и так по-наивному ждешь чуда? Его нет. Ты столько книг написала, столько историй и по-прежнему забываешь, что нельзя путать реальность с фантазиями. Заканчивай жить в своём мире, Пеппер. Всё равно никто не в силах туда переехать.

***
    Двадцать минут. А сколько нужно для счастья? Задумываясь, смотрю в потолок и выкручиваю пальцы. О чем я только думала? Твердила же — сказок нет, нет и единорогов с чудесами. Нет и блондина с ровными зубами и бицепсами. Смотрю через окно на бегущих пешеходов, на раскачивающиеся от легкого ветра пальмы и всю ту же французскую булочную, которая действительно находилась на соседней улице. Что ж... попробую их изделия в гордом одиночестве, значит. Перекидываю сумку через плечо и ступаю на ступеньку ниже... Замираю. По телу бежит дрожь, когда я слышу где-то сверху своё имя. Из-за угла выглядывает мистер "Сексуальный голос".
    — Т-ты знаешь как меня зовут? - верх берет девчачье восхищение до той самой поры, пока я не вглядываюсь в его хмурый взгляд. Или мне кажется? Я еще не так популярна, чтобы каждый, кого я собью с ног, знал мою родословную. Похоже мне придется пожалеть о своем восторге.

+1

7

Она забавная. И она смущается! И, что самое любопытное, интересное и поразительное, она даже не пытается ничем прикрыть свое смущение и растерянность, словно вовсе не догадывается об их существовании. Как человек, идущий горделивой походкой по центру города, вальяжно выкидывающий вперед себя ноги, обутые в дорогущую дизайнерскую обувь, и не знающий, что у него на спине бросающееся в глаза огромное пятно кислотно-зеленого цвета.
  Она странная. У нее на руках столько татуировок, что волей-не волей в голове формируешь ее образ, как человека, бросающего вызов обществу - стереотипы, навязанные временем, от них не убежишь, сколько бы ни пытался искоренять из своего представления всяческие глупые шаблоны. Она странная, потому что похожа на человека, которого поселили в чужое тело - и это кажущееся столь явным противоречие и заставляет меня проявлять к ней столько необъяснимого интереса. Когда я сталкиваюсь с чем-то необъяснимым и непонятным, я инстинктивно пытаюсь это удержать и разобраться получше, докопаться до сути и в собственном воображении присвоить себе статус знатока в данной области. Мистер Я-Все-Знаю. Да, это я.
   Мне нравится ставить людей в неловкое положение. Мне нравится, когда от моего присутствия смущаются. Это жалкие крохи какой-то эфемерной власти - они подпитывают мое самолюбие и придают мне значимости в собственных глазах. Если ты способен вызывать в людях такие чувства - это что-то, да значит. Поэтому я, сам того не осознавая, купался в лучах тех эмоций, которые умудрился вызвать в незнакомке, свалившейся мне на голову в самом что ни на есть буквальном смысле. Жаль, мне пришлось внепланово прервать эти "солнечные ванны", но, поскольку я оставил открытым вопрос нашего знакомства и пообещал вернуться, был шанс, что мне удастся повторить сеанс этой странной формы эмоционального паразитирования.
  Коротко попрощавшись и поймав напоследок вполне искреннее пожелание удачи, я с новыми силам и с большей скоростью продолжил свой маршрут, прерванный приятным форс-мажором.
 
- Да, Уитлок, спасибо, - я сдержанно благодарю своего благодетеля, отчаянно пытаясь удержать внутри ураган эмоций. Внутри меня мои тараканы в обнимку с чертями выплясывают джигу-дрыгу, бегают по стенам моего внутреннего мира, громко орут, свистят и подбрасывают в воздух шляпы и трусы. А я лишь сдержанно улыбаюсь.
   Кто я? Мальчик, которого почти никто здесь не знает. Мальчик с непомерными амбициями, которого акулы кинематографии не воспринимают всерьез, на которого смотрят свысока эти зажравшиеся маэстро камер и хлопушек. И мне, безвестному Цезарю Эйвери, который сам едва выбрался из амплуа "принеси-подай-иди к черту-не мешай", Уитлок "дарит" помощника. Он в меня верит. Он воспринимает меня всерьез. Он делает то, чего делать не должен и на что по уставу даже не имеет права. Впрочем, кто установил, на что он имеет право, а на что нет? Это подарок. Это самый ценный подарок, какой он только мог мне преподнести.
  Я вне себя от радости плетусь к двери, сдерживая пляшущих чертей и тараканов, но у самого входа оглядываюсь и обнажаю зубы в такой откровенно ликующей, едва ли не по-детски радостной улыбке, словно она сама без моего участия вырвалась наружу, оказавшись сильнее сдержанности.
- Кстати, вы с ней разминулись буквально на пару минут! - добавляет напутственно Уитлок и, воскрешая в памяти образ помощницы, предназначенной для меня, описывает: - ЧуднАя такая, в татуировках. Но вполне адекватная - не из этих очумелых бунтарей, хотя на первый взгляд могло бы показаться именно так.
- В татуировках, говоришь? - смутная догадка, связавшая татуировки и "шефа, которому до нее нет дела" (по словам моей незнакомки), вырвалась наружу, отразившись в моих глазах огоньком заинтересованности. - А зовут как?
- Пеппи Рокс, - без запинки отрапортовал Уитлок, потом отчего-то засомневался и искательно пробежался взглядом по разбросанным по столу бумагам. Сомнения его оказались небеспочвенны, потому что он сразу же себя поправил, очевидно, обнаружив искомое среди сумбурных записей: - Пеппер Кокс, вот.
- Спасибо, Уитлок, - уже подавив в себе сумасшедшую радость - спокойно и уважительно напоследок сказал я. В десятый раз за последние несколько минут, должно быть, - и выскользнул из кабинета.
   Пока я добрался до лестничного пролета я, ошеломленный и оглушенный внезапной радостью, к собственному стыду практически забыл о том, что договорился сходить в булочную с таинственной незнакомкой, которая, по сути, была не такой уж таинственной, а теперь уж точно не незнакомкой. И, не окажись ее снова на моем пути, я бы действительно бессовестно ушел домой, а завтра утром, когда состоялась бы наша, так сказать, официальная встреча, прятал бы бесстыжие глаза за эпичной дланью. Но очередное появление мисс Кокс (она же - мисс Собью С Ног, а также мисс помощник режиссера Цезаря Эйвери) поставило все на свои места.
  - Пеппер! - приветственно воскликнул я, не сразу сообразив, как, должно быть, странно для нее будет обнаружить ,что я знаю ее имя. Я сбежал по ступенькам вниз и, поймав в ее взгляде недоумение, с легким налетом самодовольства усмехнулся: - Просто я... - хотел в очередной раз неудачно пошутить, сказав, что я и есть тот самый "Дурацкий Босс", но придумал кое-что получше и позабавнее. - Как раз познакомился с вашим Дурацким Боссом, он мне и сказал ваше имя, - и, как нечто жутко таинственное и сверх-секретное, добавил: - Французская булочная - идеальное место, чтобы перемыть ему косточки. Идем-те?
  И правда - чуднАя. Возможно, и не настолько, насколько это кажется - просто с толку сбивают татуировки. Глядя на них, неуклонно преследует ощущение, что на самом деле она бойкая словоохотливая девица, готовая накрутить рога даже самому норовистому быку, а ее растерянный и чуть отрешенный вид, будто ее мысли блуждают в паутине несбыточных мечт - всего лишь какая-то временная реакция. На падение с лестницы, скажем. Почему бы и нет? Сегодня день такой - сегодня можно всё валить на треклятую лестницу...

+1

8

Everyone thinks that I have it all, but it's so empty living behind these castle walls.
♪ t.i. feat. christina aguilera – castle walls

    Я родилась в воздушном замке. Меня окружали вспышки, внимание прессы и роскошь. Дорогие игрушки, квалифицированная прислуга, здоровое питание. Я могла получить всё, что только желала. Стоило только шепнуть, как перед лицом появлялось серебряное блюдце с каемочкой. Я жила в мрачной темнице. Не потому что меня перекормили самыми спелыми фруктами, отобранными с лучших плантаций. А потому, что не видела ничего из-за золотистых гор. Их возвышенность бросила тень на всё, что меня окружало. И только меня ничего не могло испортить. Потому что я такая была... Не из мира сего. Чудна́я. Я пыталась вырваться из оков, пробиваясь сквозь стены выстроенной родителями крепости. Шла против течения, против прихотей матери, против уговоров терпящего отца. Прокалывала кожу иглами и рисовала под ней узоры своего бытия. Нарушала все неписанные законы, к которым они меня принуждали. Разве это счастье? Разве этому я должна быть благодарна? В таком случае, я лучше останусь ни с чем. С чернилами под кожей, очками в толстой оправе на переносице и смятой тетрадью.
    Буду ходить взад-вперед. Топтать отсутствие своей гордости, подчиняясь неистребимой надежде, которая каждый раз спасала мою веру в лучшее. Лучшим оказался парень с волнистыми волосами, полными губами и белоснежной улыбкой. Мной двигал какой-то новый механизм. Новая конструкция, которая сложилась в голове за несколько секунд. Первая — зацепилась, вторая — упала, третья  — увидела его. Готово! Сошла с ума дважды. Выкручиваю мысли наизнанку и невольно улыбаюсь сама себе. Закатываю изумрудные глаза и смотрю в потолок. Смотрю на резко появившиеся где-то вверху ноги. Мне показалось или это землетрясение? Хватаюсь за перила, как за спасательный круг. Сердце похоже остановилось. Слышу своё имя. Как же оно сейчас сладко звучит. Как последнее желание перед казнью. Кусаю губы едва ли не до крови. Меня даже немного трясет. С его приближением всё больше.
    — Да? - меня убивает пауза в его фразе. Непонимание происходящего покалывает пятки. И вот он уже напротив меня. Смотрит сверху вниз. Улыбается, как дьявол. Говорит. И тут я совершаю глупейшую ошибку — теряю бдительность. Но как? Отличница, умница и просто красавица. Трезвость ума всегда на первом месте. А сейчас я словно наглоталась таблеток. В трансе. Завороженно слушаю его. И... о, Боже! Как-бы соглашаясь, киваю головой. К чему это, Пепс? Ты его знаешь минуту и двадцать пять секунд, а он уже сообщает тебе твоё же имя, в курсе событий твоего рабочего положения, да и еще уверен в том, что ты готова ему открыться. А может и вправду дьявол?
    — Дурацк... А как же тогда я с ним-то размин... - пытаюсь включить мозги. Ну же! Думай. Напрягись. Нет. Ничего не работает. Меня сбивает с толку эти ровные зубы. И родинки. Я помешана на родинках. — Ну, ладно. - говорю сама с собой, а он похоже решил, что я согласна. Галантно протягивает мне локоть, спускаясь на ступеньку ниже. Опять острит, шутит, что я могу упасть снова. Краснею и пользуюсь предоставленной помощью. Кидаюсь с головой в этот омут. Пан или пропал...

***
    Откладываю сумку на свободный стул и присаживаюсь в мягкое кресло. Здесь действительно уютно. Мягкие тона интерьера заставляли почувствовать себя, как дома. Запах карамели и корицы сводил с ума. Люблю корицу. Миловидная девушка с передником протягивает нам меню и спешит удалиться. Видимо решила, что нам не стоит мешать, предположив, что мы парочка голубков. I wish. Он сел напротив. Вечно таращиться на татуировки и улыбается. Мне как-то не по себе. Я отвожу взгляд в сторону, как буд-то увлечена осмотром заведения. Но каждый раз я сталкиваюсь с ним, как Титаник с роковым айсбергом. Чую сердцем, что и тут жди беды.
    — Я знаю, что могу показаться не той, кем являюсь на самом деле... - в моем голосе проснулась неведомая мне уверенность. Я толкаю оправу указательным пальцем на переносице и натягиваю рукава футболки. — Может быть это и глупо, но каждая из них что-то значит для меня. Не переживайте, на работу я буду одеваться как полагается: строгий костюм, или блузки с длинными рукавами и юбки до колен. - робко ухмыляюсь и опускаю глаза на меню. Вижу буквы, но не понимаю их смысл. Всё растеклось под пеленой чувств. Ранее неведомых. Мне уже всё равно — круасан или мафин, кофе или чай. Я живу этим моментом. Без всяких там правил. В жизни, где есть он, я и эта французская булочная, в которой мы обнажим души друг другу. Пожалею я об этом или нет — меня не волнует. Я просто хочу прожить этот момент. Вкусить его. Запомнить и вспоминать, когда ручка будет ложиться на бумагу.
    — А-а как долго Вы работаете в компании... ? - моя интонация не понижается в конце, как бы требуя закончить за меня. Понимаю, что выгляжу глупо и закрываю рот. Выдыхаю и продолжаю сквозь улыбку: — Не очень честно, мистер, что Вы знаете моё имя, а я Ваше — нет. Согласны?

Отредактировано Pepper Cox (2013-07-03 23:31:11)

+1

9

На какой-то момент мне стало интересно: а что, если бы эта девушка, Пеппер, не являлась "гвоздем программы"? Не была бы той самой помощницей, которой так внезапно меня вознаградил Уитлок? Что было бы, если бы настоящая Пеппер сидела в коридоре у кабинета, а мисс Татуировка оказалась просто случайной встречной? Что бы я выбрал? Насколько затмили бы радость и предвкушение работы данное девушке обещание? Пошел бы я на встречу, о которой мы условились на лестнице, или предпочел бы работу? Мне не хотелось отвечать на этот вопрос даже самому себе, потому что, сделай я это, в моем взгляде всякий раз, когда бы он упирался в пытливый, застенчивый взгляд Пеппер, проскальзывала вкрадчивая, ненужная "виноватость".
"— Я знаю, что могу показаться не той, кем являюсь на самом деле..." - эта фраза могла бы звучать довольно странно, если бы я не уловил ее истинного смысла, но я себе четко представлял, что Пеппер имеет ввиду и, кажется, она тоже знала, что не колеблет воздух впустую, что я все истолкую верно. Мы уже заняли свободный столик и в моих руках ненавязчиво покачивалось меню, словно в плохо проветриваемом помещении мне приходилось лениво себя обмахивать первым попавшимся под руку предметом.
- Я никогда не доверяю первому впечатлению, - коротко заметил я, демонстративно опуская взгляд в строки меню - я уловил этот жест с оттягиванием рукавов - что ж, если девушку смущает мое чересчур явное любопытство, я не буду его так открыто выказывать. Думаю, когда-нибудь потом, когда мы некоторое время поработаем и она пропитается ко мне чуть большим доверием, мне все же удастся рассмотреть все до единого замысловатые узоры. - Да, я понимаю, - машинально хмыкнул я, словно моей целью сейчас было поддержать светскую беседу о погоде. Хотя я нисколько не кривил душой - я действительно предполагал, что руки Пеппер были разрисованы не из тщетного желания выделиться из толпы - уж в наш-то разноцветно-разноколиберный век, кажется, все настолько пропитались этим желанием выделиться  внешне, что, как бы парадоксально эти ни звучало, проще это сделать, совершенно ничего с собою не делая. И мне ли было не знать о татуировках "со смыслом"? Мне ли, человеку, который впервые решился "лечь под иглу" в возрасте шестнадцати лет и вытатуировал на лобке "Thnk u", адресовавшееся некой личности, о которой предпочитаю не вспоминать даже сейчас, по прошествии стольких лет...
   Обмусоливая в мыслях тему татуировок, я едва не выпустил из виду другие слова Пеппер - ее обещание-заверение в том, что на рабочем месте она будет выглядеть пристойно и серьезно. Я с легким трудно скрываемым удивлением поднял на нее глаза (внезапно осознав, что ни одна буква меню мною прочитана так и не была) и коротко, будто не веря в ее слова, усмехнулся:
- А почему я должен переживать? - разве я успел проговориться о том, что я - ее самое что ни на есть непосредственное начальство? Я ведь даже не называл своего имени, отсюда вывод - Пеппер попросту не могла отождествить меня со своим будущим боссом. А если нет, то какая разница, каково мое мнение о ее внешнем виде, даже если бы оно было бы радикально негативным? Благо, я успел вовремя прокрутить в памяти свои слова, поэтому попросту "прикинулся шлангом", переключившись на ее последующий вопрос, в конце которого очень явственно прозвенело многозначительное многоточие. - Меня зовут Цезарь Эйвери, - стоп кадр! А если ей Уитлок действительно сообщил имя будущего начальства? Впрочем, пожалуй, это все не имеет такого уж значения - в любом случае, минутой раньше-минутой позже, а мне придется раскрыть свои карты, разве что не удастся подурачиться. - И работаю я здесь не так давно. Я фактически стажер, практикант. Учусь в Калифорнийском Университете, откуда меня сюда и рекомендовали, - и хотя, возможно, этими словами я сейчас вдребезги разбил сотканный моим поведением и самоощущением образ человека, уже чего-то достигшего, имеющего вес в огромном муравейнике студии, - я не стал ничего преувеличивать или говорить так размыто, чтобы Пеппер так толком и не поняла, с кем имеет дело. В любом случае, мои слова звучали очень гордо, наполненные внутренним достоинством - я нисколько не стыдился того, кем я являюсь. Практически не выдержав паузы, я добавил: - Расскажете мне как-нибудь, что значит каждая из ваших татуировок? - нет, это был не флирт. Хотя, разве что...самую малость - но лишь в той степени, в какой это является моей естественной манерой говорить с девушками.
  Я смотрел на Пеппер, чуть изогнув линию губ в загадочную улыбку, словно только что признался ей в чем-то - по сути, так оно и было. В эту короткую паузу я решил воспользоваться случаем и вернул взгляд на меню; пробежался по нему со знанием дела, как человек, который традиционно заказывает одно и тоже и лишь формальности ради раз за разом берет в руки меню, содержимое которого известно все до последней буквы. Официантка расценила мой жест совершенно точно, поэтому горной козой грациозно и быстро достигла нашего столика.
- Профитроли, двойную порцию фисташкового крема и шоколадные трюфели. Ах да... Йеменскую мокку, - продиктовал я, глядя на сей раз куда-то в потолок, будто там была шпаргалка на этот случай. Мои руки были уложены на столике, пока он еще фактически не являлся обеденным и это не выглядело моветоном.

+1

10

    Я никогда не жила мгновеньем. Что это такое? Миг, секунда, вспышка? Я могу найти тысячу синонимов и расписать их в своем MacBook'е. Могу соткать сочинения из ряда этих слов, но никогда не смогу понять их смысл. Я не живу этим, не дышу и существую. Существую за счет расписанных на месяц планов. Каждый шаг — алгоритм поступков. Как робот со спрятанным за костями сердцем. Оно есть, просто очень стесняется выйти на свет. Я не могу спонтанно пойти в какой-то бар со своими подругами, чтобы выпить пару бутылок Короны и тупо поржать. Я вообще не пью. Да и если бы пила, то вряд ли бы остановила свой выбор на разрекламированном пиве. Спонтанно? Это не про меня. В моей биографии уже на десятой странице вы увидите тончайшие детали будущей свадьбы и похорон. Ну, разве что второе на несколько страниц будет дальше. Особо спланировано. И то, что происходит сейчас я могу назвать парадоксом, абсурдом и полнейшим хаосом, т.к. в моей записной книжке этого не было.
    Было собеседование. Было приятное знакомство. Было кофе из автомата, которое скорее всего должно было оказаться не достаточно сладким. Но парня с кудрявыми локонами в списке не наблюдалось. Совершенно новый и хитрый персонаж моей истории. Мой творческий потенциал, как жадное насекомое тянулось к нему своими липкими лапками. Хотело поглотить, проглотить, раз уж мы заговорили о природе. Но отбитый образ неженки, который растила с юного возраста мать, отравлял все попытки любопытства распылителем. Я выкручивала свои пальцы, всё время била ногой по полу, нервно посматривала по сторонам, как буд-то вовлекалась в происходящее в этом заведение. Но вряд ли меня бы и в адекватном состояние привлекла дамочка уминающая свою плюшку, или паренек обжигающий язык о свой недавно принесенный латте или что там в бумажном стаканчике... . 
    Он прячет глаза за меню и мне как буд-то становиться легче. Всего на миг напряжение растворяется, как сахар в теплом чае. Скорее всего его я и закажу при первой возможности. Мятный, травяной чай. Я свято верю в то, что он успокаивает нервишки. Тем более, сейчас они были ни к черту.
    — Правда? - сказала с какой-то непонятной надеждой в голосе. Не нарочно. — Это здорово. В противном случае, я тогда бы решила, что ты толстолобый... И скорее всего это... - я постаралась подыскать подходящее слово, но всё в моей голове звучало как-то двузначно. — Кофепитие! Оно бы закончилось очень быстро. - губы нервно подскакивают. Я улыбаюсь, как Чеширский кот (тем самым, наводя ужас) и быстро выхватываю свою переплетенную книженцию с предоставленными блюдами. С силой зажмуриваю глаза и беззвучно проклинаю себя. Тяжело дышу, но вспоминаю его ранний ответ и медленно успокаиваюсь. Он не доверяет первому впечатлению. Он не доверяет моей небрежной прическе, моим вопящим тату, моей неуклюжести (хоть и успел как следует прочувствовать её на себе). Он будет доверять только тому, что выскользнет из моего рта. Тому, что проскользнет в моих движениях руками, головой, всем туловищем. Он прочитает в глазах, если потребуется... И от части на душе мне становиться лучше. Мне есть что сказать, показать ему. Всему своё время. Так написано в моем ежедневнике.
    — Эм... - его вопрос ставит меня в тупик и наконец я выглядываю одними лишь глазами из-за меню. Кстати, так и не прочитав ни одной строчки. — Потому что мы будем с тобой в одном здание. Возможно, в одном отделение. В одном офисе. Кто его знает... Просто я уверяю тебя, что сделаю всё, чтобы тебе не было за меня стыдно перед своими коллегами. - морщинки появляются в уголках моих глаз, свидетельствую о том, что я улыбаюсь. Шучу, пусть и нелепо. Теперь я откладываю кожаный переплет в сторону и в упор смотрю на Цезаря. Цезарь. Интересное имя. Особенное. Что еще примечательней совсем недавно по-моему я его слышала. Моя улыбка постепенно превращается в некое недоумение. Изумрудные глаза закатываются вверх, выдавая напряженное мышление. Словно испытываю собственную память. Цезарь Эйвери. Может быть я бы и раскусила его. Открыла от изумления рот и ткнула пальцем в грудную клетку, разоблачая коварный обман. Но разговор об университете выбил из меня бдительность. Я не искала сложного пути. Предположила, что именно в стенах образовательного центра могла слышать это имя. Видела его в каких-то списках, или натыкалась перебирая какую-нибудь документацию. Морщусь, щурюсь и одобрительно киваю головой.
    — Цезарь. Интересное имя. Я его где-то слышала... Скорее всего в UC. Я тоже оттуда. Успешно обучаюсь на факультете кинопроизводства и телевидения. - киваю головой и не замечаю за собой непроизвольной расслабленности. Почему-то стало легче. Слова уже не так даются тяжело, а парень сидящий напротив уже не кажется таким страшным. Он улыбчив, он красив, от него вкусно пахнет. И всё о чем я могу думать, так это дурном виде своей одежды и небрежно уложенных волосах. — Оу! Тогда мы будем с тобой учиться тонкостям кинематографа вместе. Правда, я скорее всего буду чьим-то прихвостнем... но... надеюсь это будет не долго. У меня большие планы. - гордо приподымаю голову вверх и выравниваю осанку. Подскочившая к столику официантка почему-то вновь заставляет меня согнуть спину и потупить взгляд в столовые приборы. От его псевдо_флирта мои щеки налились кровью. Я молча кивнула в ответ и склонила голову набок, ожидая пока девушка примет его заказ. Он говорил уверенно. Как истинный лидер сплоченного коллектива. Было очевидным, что здесь он постоянный гость. Для меня же его слова прозвучали, как какое-то заклинание. Когда девчонка перевела внимание на меня, я только спустя несколько секунд осознала, что она ожидает от меня сложенного ответа. Издав какой-то растерянный возглас я пробубнила: — У вас ведь есть чай? Ну, должен же быть, правда? Тогда... тогда мятный, хорошо? Спасибо. - провожаю её глазами и кусаю губу. Чувствую, как он смотрит на меня. Изучает. И скорее всего моё поведение его забавляет.
    — Ну что? - жалобно протягиваю я сквозь улыбку и, покраснев, отвожу взгляд в сторону окна. — Прекрати, или я не оставлю тебе никаких шансов... не расскажу про тату. - поспешно добавляю последние слова и снова смотрю ему прямо в глаза. И что-то ойкнуло. Пробежало разгоряченной искрой. Прожгло в груди дырку. В сознание играла песня Элвиса Пресли, а глаза заблестели. Похоже я впервые ощутила ценность спонтанных вещей. Цезарь Эйвери стал той самой вещью.

Отредактировано Pepper Cox (2013-07-23 00:38:12)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » up in the air, out of my head.