внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - white heat - #53.1


- white heat - #53.1

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

- дата: 12.06.13
- место: автобус, следующий через весь город
- раздел: реальное время

Кто – то оставил свою машину дома, кто – то выскочил из пробки, у кого – то просто нет собственного средства передвижения, а кто – то решил просто прокатиться на автобусе – у каждого пассажира были свои мотивы, чтобы оказаться по несчастной (а может и счастливой) случайности именно здесь. Никто не знает, чем для него обернется эта поездка по городу, каждый думает о своем…
Удар. Грохот. Треск. Скрежет металла, резкий, удушающий запах плавления пластмассы, которой отделана внутренняя часть автобуса. Водитель мертв. Кондуктор ранена – сломаны обе ноги. Заблокированы двери. Кислорода в горящем автобусе все меньше и меньше, равно также, как и шансов на спасение. Каждый либо сам за себя, либо против кого – то. Есть и добрые души, отделавшиеся легкими ушибами и пытающиеся вытащить тяжело раненых. Ситуация осложняется тем, что видимости в салоне практически нет – кругом огонь, тяжелый дым и смрад от горящих кресел, шторок и прочих наполнителей.

Условия квеста, дополнительная информация.
Каждый решает сам для себя, как именно он будет травмирован, в сознании или нет, ну и степень ответственности также. Не надо проявлять себя поголовно супергероями – все живые люди, все по – разному можем среагировать на ситуацию и на собственные ранения. Представители служб спасения, служб здравоохранения и полиция очень даже приветствуются.

Участники:

- Wanda Hafermann-Stone - вывих правого плеча, царапины, многочисленные ушибы (локти, колени), ссадины на ключицах, ребрах и лопатках, легкое сотрясение мозга.

- Vincent Hawkins - сильный ушиб головы(+перелом кости подбородка), позвоночная травма, ушибы, синяки ссадины.

- Nikita Owen - отделалась царапинами

- Chloe Sullivan - переломы ребер, ушибы, травма головы.

- Rachel Gitelman - мимокрокодил, вызыватель скорой и просто хороший человек

- Miranda Warren - ожоги, психотравма

- Jane Massey - шишка на голове, ушибы и ссадины по телу, содран локоть, синяки на ногах и руках, спасатель

- Alyssa Miln - вывих плеча, травма головы, травма коленного сустава и синяки

- Sharon Moreau - пока на заметке??

- Rafael Lancaster - ушибы, вывих левой ноги, возможна травма головы (удар головой об стекло)

- Marianna Austin - сотрясение мозга, ушибы и ссадины на лице, перелом левой руки в кисти, вывих правого колена, удушье, истерическое состояние по причине пирофобии

- André West - прохожий спасатель

- India Stoker - ушиб головы, потянула руку,  содраны колени, головокружение

- Michaela Rogers -  сломанные ребра (с левой стороны 4-ое и 7-ое, с права 5-ое и 9-ое), легкое сотрясение, вывих ключицы, ушибы.

- Vlada Korteš - сломанный нос, правая рука и правая нога

Отредактировано Wanda Hafermann-Stone (2013-06-19 07:38:41)

+1

2

от лица ГМhttp://s4.uploads.ru/TLEZ7.png
Один из самых безопасных для перевозки пассажиров, вместивший в себя добрую половину города Сакраменто автобус, двигался по центральной автостраде. Ничто не предвещало беды: пробки, словно по волшебству, исчезли, безбашенных водителей тоже не приключалось, посему маршрут, идущий через весь город, казался совершенно спокойным для Френка, водителя махины. Съехав с моста, тот двинулся на поворот к улице, по которой довольно часто в город ввозят различные товары в крупных фурах. Ничто не предвещало беды. Водитель что – то мило насвистывая, затормозил на остановке, и уже было хотел открыть двери, как вдруг…
Сильный удар: автобус откатывается на несколько метров, сшибая задом пару фонарных столбов и указатель. В ногу кондуктора впивается арматура, которая когда – то была поручнем, кого – то придавило креслом, кто – то получил осколочные ранения, кто – то рухнул на пол… Полный бедлам, истинная, животная паника пассажирского салона, и мертвый водитель, упавший лицом на гудок. Передняя часть автобуса вспыхнула, слышны крики, кашель, мольбы о помощи. Двери заблокированы. В салоне со скоростью звука распространяется едкий запах плавящейся отделки, но и это еще не все.
Заднюю часть транспорта таранит фура вдвое крупнее той, что вписалась в переднюю. Вся ситуация указывает на то, что помощь не придет, и все сгинут здесь, отравившись ядовитым дымом, или от травм, полученным в совокупности с болевым шоком…

Очередь - свободная, посты - миниатюрные.

Отредактировано Wanda Hafermann-Stone (2013-06-24 20:07:57)

+6

3

all is lost
either way, it's my mistake
all is lost
ease the way to my escape

death of an overture...


     Это был одни из тех дней, когда мне не хотелось брать машину, напрягать себя пробками и разоряться по поводу того, что многие права себе просто купили. Выйдя из дома и набравшись решительности относительно будущего дня, я бодрым шагом направилась в сторону автобусной остановки, где толпилась группа людей, точнее подростков с рюкзаками. «Ох, походы это так прекрасно. Где мой юношеский возраст, когда я так же с друзьями ходила в лес с ночевкой?» От воспоминай о прошлом засвербело, поэтому я поспешила отвернуться от ребят, смотря в сторону проезжей части, ожидая приближение автобуса. Он не заставил себя ждать, чему я безумно обрадовалась. Стоять тут на открытой местности среди кучи народа для меня не было верхом блаженства, поэтому как только дверца распахнулась, я поспешила во внутрь, углубляясь в салон. Автобус был полупустой, наверное, только встал на маршрут, поэтому свободных мест было много. Выбрав одиночное в самом конце, я поспешила занять его, доставая наушники. Как же приятно было ехать, ни о чем не думая и думая обо всем, наслаждаясь мелодичными звуками, издаваемыми наушниками и смотреть через стеклянную стену, отделяющую меня от суетной жизни. Одна остановка, другая. Автобус ехал медленно, но мне это нравилось. Сегодня я никуда не спешило. Мельком вглядываясь в заходящих пассажиров, я с неким одобрение отметила, что автобусы все же пользуются успехом у местных граждан. «А мне почему-то всегда казалось, что люди больше любят лишний автотранспорт. Хотя, я его тоже люблю, больше независимости от внешний обстоятельств. За то в автобусах тоже есть свои плюсы, например, ностальгия по детству….» Я блаженно улыбнулась, закрывая глаза и вслушиваясь в музыкальную строчку… «death of an overture...»
     Неожиданный толчок, и я просто слетела с сидения в проход. Больно ударившись кобчиком, я только и успела, что схватиться за поручень задней двери, что бы кувырком не улететь куда-то в бездну, образовавшуюся за моей спиной. Еще секунда, другая, я не понимала что происходит. Ошарашено вглядываясь в дым, я пыталась встать, но не смогла. Только в тот момент, когда раздался второй удар, я поняла, что погребена под тяжелым сидением, кажется под тем, на котором еще пару секунд назад восседала довольная жизнью. Когда наушники вылетели из ушей, я поняла, что не одна такая. Истошные женские крики наполняли салон автобуса. Запахло чем-то едким. Еще удар, а может взрывная волна, не знаю. Я не успела отползти, как на меня рухнуло мое же сидение, которое я успела уже отодвинуть, погребая тело под своей тяжестью. Резкая боль в левой руке. Поклясться могу, я слышала, как ломается моя кость. Еще секунда, один рывок, и на меня летит огромная палка. «Черт, откуда она взялась?» Удар по колену, и его просто вывело в бок. Такой ужасной боли я в жизни не чувствовала. Казалось, ноги выкручивают, придавая им форму кузнечика. Пытаюсь отодвинуть с себя кресло, но оно слишком тяжелое для меня. Вдобавок, сломанная рука не двигается, вообще не двигается, лишь пронизывающая боль дает знать о том, что она целая. «А может не? Может ее отрубило?»
    - Помогите! – Пытаюсь закричать, но скрежет гнущегося металла приглушает любой мой крик, да и силы кричать нет больше. – Спасите! – Пытаюсь сдвинуться с места, но резкая боль, пронизывающая все тело не позволяет даже пошевельнутся, что бы помахать рукой куда-то в проход. – Пожалуйста… - На глазах пробиваются слезы, слезы от боли, страха и ужаса. «Неужели, это мой конец? Неужели, я умру вот так?» Еще один удар, уже по голове и все плывет перед глазами. Искры сыпятся куда-то вдаль, стертая видимость. Теперь я практически ослепла. Размытые стены, размытый дым, я не вижу никого, кто мог бы мне чем-нибудь помочь. Безысходность. Бессилие. Едкий запах наполняет легкие. Понимаю, что уже дышать не могу. Делаю короткие вдохи и еще большее короткие выдохи, но это не помогает. Отчаянно не хватает кислорода. Кружится голова. Я пытаюсь кричать, но слова застывают в ссохшемся горле комом горечи и слизи. Чувствую, как теплая струйка крови стекает по моей щеке. Предпринимаю последнюю попытку сдвинуться с места, но новая волна пронизывающей боли заставляет стиснуть зубы и издать истошный вопль. Возможно последний вопль в этой жизни. И только сейчас ловлю себя на мысли, что вся жизнь так и не пронеслась перед моими глазами, и я не вспомню лучшие моменты своего существования, прежде чем отправлюсь на тот свет.

+5

4

Я всё равно ни о чём не жалею – хотя бы потому, что это бессмысленно.(с)
Еще один день, который начался с будильника и осыпавшийся штукатуркой в прихожей. Работая на двух работах, денег должно вполне хватать на нормальную квартиру и на обеспечения себя любимой, но увы, сложно найти квартиру которая была бы мне по карману. Очередная ссоры соседей за стенкой, за другой громкая музыка, стиль которой я не переношу на дух. С верху такое ощущение ходит табун лошадей, от чего штукатурка опять осыпается на пол, а я сижу на стуле держа в одной руке кружку кофе, а в другой сигарету и как загипнотизированная смотрю в одну точку, а имена на белое пятно на полу, именно туда падали как песчинки штукатурка. Телефонный звонок, который весел на стенку в прихожей, разрывался, а я только подняла глаза и выпустила струйку дыма после чего отпила кофе. Я знала кто звонить, это дядя или тетя, они раз в неделю звонят для вопроса как у меня дела, они были обеспеченные люди у которых я могла попросить немного денег, но моя гордость не позволяла садится им на шею или просто попросить в долг. У меня свой принципы, который я соблюдая как правильная девочка, которую хорошо воспитали. Хотя мой внешний вид мог говорить об обратном. Выйдя из квартиры и спустившись вниз и выйдя на, уже, оживленную улицу очередные бабушки-наседки косо посмотрели на меня. Моя походка всегда была спокойной, изредка медленной и какой-то ленивой, шла чуть сгорбившись. Они опять что-то сказали, а я молча прошла мимо, не обращая на их слова внимания. 
У автобусной остановке как всегда было скопления народу, все спешили куда-то, лично я на работу. Автобус был почти забит, я села на свободное место рядом с пожилой женщиной, опять посмотрели как-то косо. От нее пахло старостью, а от меня сладкими духами, которые перебивали табачный запах. Переплела одну из косичек и уставилась в окно задумавшись. Транспорт то ехал, то останавливался на остановке. Одни пассажиры сменялись другими, места то освобождались, то тут же уже были заняты. Вроде ни что не предвещало чего-то плохого. Ко мне подсел молодой парень, одетый в спортивный костюм и слушавший на все мощь музыку. Но, видимо ему наскучила его музыка, он решил со мной познакомится и начать что-то рассказывать о себе. Честно говоря, я его даже не слушала и ни как не реагировала, просто изредка бросала на него безразличный взгляд. Все мои мысли были заняты другим, сначала попытками что-то вспомнить, потом мысли перетекали на рабочий лад, а от туда на какой-то бытовой. «Мне нужна новая квартира, не забыть купить газету с объявлениями. Может, стоит найти еще одну работу, я такими темпами стану ходячим рабочим роботом, который то и дело умеет только работать да и пытаться залить дыры в прошлом чем-то…». Одной рукой проверила на наличии сигарет в кармане куртки. Хотя я и курю, но не как паровоз, который выкуривает в день пачку или две. Но, больше всего меня беспокоили мои чувства, который часто совсем были мне не понятны.
Следующие секунды пролетели слишком быстро, я даже не успела что либо понять, как отключилась. Ударилась обо что-то головой, я не смогла понять обо что. Толчки за толчками, перед глазами черная пустота, жизнь не пролетела, так как прошлое было мутными. Но через секунду, вместо черноты и пустоты я видела мутную картину, на которой отчетливо видела себя маленькую, радостную и счастливую. Ко мне в подсознание эхом доносятся крики и стоны людей, мое тело медленно стало ощущать боль и тяжесть, как будто на мне кто-то лежал. Ощущаю, как кто-то делает еще несколько вдохов, и замирает. Через какие-то секунды я медленно открываю глаза и вижу, как на мне лежит тот самый парень, его глаза открыты, а сам не дышит. Испуг, замираю, голова начинает резко болеть и легкая тошнота. Резкая боль в левой ключицы отдается по всему тело эхом, но я молчу и терплю, сжимаю зубы, чтобы не дать себе заорать.  Мои глаза смотрят на мертвого парня, про ребра я вообще молчу, сводной рукой хватаюсь за что-то железное и пытаюсь вылезти из-под парня. Все же боль вырастала и я начала кричать медленно выползая на спине из-под него. Я кричала не только от боли, но и пыталась найти в себе силы. Тут уже начинаю ощущать едкий запах гари, воздуха становилось все меньше, а я выползав из-под него и хотела перевернутся, чтобы посмотреть что там позади, но увы сил хватало лишь на то, чтобы опять не потерять сознание. В такие моменты, в моей голове пролетают довольно плохие мысли, я начинаю думать о том, что лучше бы я быстро отключилась и не просыпалась. Это ведь, очередная записка в памяти о моей второй трагедии, только тут я память не потеряла, о чем уже начинаю жалеть.  Начинаю кашлять, и пытаюсь не упасть в черную пропасть. –Не сейчас, - шевелю губами, а голос так тих, - помогите, - очередные слова, которые она чуть ли не простонала от боли.

Отредактировано Michaela Rogers (2013-06-20 22:33:39)

+5

5

Общее положение дел на работе было столь скверно, что необходимо было сидеть безвылазно в кабинете несколько дней, тогда бы, возможно, Винцент управился хотя бы с незначительной частью всех дел. Безусловно, работа не состояла в вечном нахождение около секционного стола; необходимо было изучать живые ткани, подтверждать диагнозы, аккуратно заполнять бесконечное множество бумаг. Ко всему прочему добавлялись родственники пациентов, которые были готовы поведать самые интимные стороны жизни умерших, а что ты можешь сделать? Вежливость не поможет, ты еще больше раздразнишь сердца неутешных или, что еще хуже, они почтут твои слова как оскорбление их чувств. Скорбеть над каждым невозможно, иначе легко потерять рассудок.  В общем, все в такие моменты сходило с ума.
Утро. Винцент, как это часто бывает в такие дни, проснулся вновь за своим рабочим столом. Первым, что он увидел была настольная лампа, светившая могильным желтым светом и кружка давно остывшего кофе. Атмосфера была что надо, Винценту давно ничего не снилось, а если и снилось, то любой сон выматывал. Как каждый человек судит предстоящий день по тому, что ему приснилось или по тому с какой именно стороны кровати он встал, или по тому как сегодня он положил колбасу/сыр на хлеб, или по-другим всевозможным вещам, так и Винцент судил свой день по первым попавшимся предметам. Голубиное суеверие, но от него никто не убежит. Он посмотрел на часы, пытаясь запомнить точное нахождение стрелок, ибо в такой суматохе за временем нельзя было уследить. Спустя некоторое время он привел свой разум в порядок. Отхлебнув холодный кофе, который по вкусу больше походил на несвежий чай, он начал рассматривать бумаги на столе. На глаза неожиданно попался клочок бумажки, на котором был записан адрес. Винцент вспомнил, что данный адрес принадлежал старому другу его отца - недавно у них умер сын - и как раз сегодня горем убитая женщина ждала самого Винцента, ибо по старой дружбе их семей попросила все, что необходимо, привести ей на дом, не только потому, что боль сломила ее физическое состояние, но и потому что она близко не могла подходить к тому месту, где лежал ее единственный сын. Винцент никогда не соглашался на такое, но тут отказать он никак не мог.
Винцент вышел на улицу, свежий воздух ударил по его коже, он почувствовал снова некое помутнение и в глазах, и в голове. Он посмотрел на небо - Чистое, как и всегда. - под этими словами он всегда предполагал иронию, иронию того, что что бы здесь не происходило,будь то смерть или боль, - небо остается спокойным, продолжает пожирать тебя изнутри своей молчаливостью и бездействием, и все твои надежды на спасения рушатся. Дальше  путь Винцента должен был привести его  к автобусной остановке. Когда можно было избежать транспорта - он всегда его избегал, возвращался с работы пешком - так же и на работу. Больное сознание ассоциировало транспорт со смертью, Винцент никогда не забывал мать. Детские впечатления самые сильные, детское впечатление и осталось в нем навсегда. Подъехал автобус, Винцент занял дальнее одиночное место. Он достал свою книгу, старую и потрепанную, пытаясь сфокусировать на тексте, он ощущал свой страх. - Как же я утомлен, как же я опустошен всем этим. Я пытался справится с этим, но я ничего не могу сделать. Страх проникает в каждую клетку моего тела. Навсегда заложник прошлого. - он все же решил выйти из автобуса и пойти пешком, так было спокойнее, иначе бы к самому приезду на место он был бы окончательно выжатым.
Он привстал с сиденья. Неожиданно сильный толчок вперед. Адская боль, проникающая внутрь головы. Все произошло так мгновенно, что Винцент до последнего момента не мог понять, что же именно случилось. Боль вызвала новое помутнение рассудка, при резком разжатие век Винцент видел лишь черные пятна, которые искажали и без того искаженное изображение окружающего. Звуки вокруг приобрели новое звучание - это было эхо, эхо криков, эхо мужских и женских голосов. Не зная ситуации, можно было подумать, что слушатель, который слышит эти странные звуки, находится в закрытой металлической коробке, и вот звук ударяется об одну стенку, не найдя там выхода, летит в другую, перед этим ударяя с безжалостной силой в голову самого слушателя. На губах привкус железа. Новый удар, теперь тело, подчиняясь давлению, откидывается назад. Некоторое время Винцент ничего не чувствует, выброс адреналина в кровь блокирует его боль, неожиданность - блокирует его мысли. Винценту показалось, что прошло достаточное количество времени, на самом же деле прошли считанные минуты. Он все еще лежал на спине, постепенно слух начал подчиняться, глаза перестали подводить, только дым вызывал раздражение оболочки и потому глаза от этого покраснели. Все еще не понимая, что произошло, Винцент попытался подняться, зацепившись рукой за первую попавшуюся перекладину. Неожиданно для него, резкая боль сковала спину, а в голове появилось новое ощущение - ощущение сравнимое с тем, как-будто чья-то невидимая рука безжалостно втыкала в мозг иглы.

внеш.вид.(без очков).

+5

6

look
Немного о всяком, затем Винценту

Я присела на одно из мест в конце салона автобуса около не солнечной стороны. Мягкие сиденья из кожезаменителя предрекали сладкий сон на пару десятков минут, ибо моя остановка была последней в его маршруте. Я не помню, когда последний раз ездила на наземном транспорте, так как моя любовь - это метро. Этот запах рельс, дуновения воздуха, запутавшиеся в волосах, шум трения "колёс" о рельса, покачивания из стороны в сторону... Ни с чем не сравнимые мгновения. В автобусе всё иначе. Здесь душно. В девяти случаях из десяти. Вместо стука о шпалы ужасное тарахтение словно трактора. Это абсурдно, но японское метро не кажется мне банкой с маринованными огурцами по сравнению с американскими автобусами. Должно быть с точностью до наоборот.
Чтобы скрасить поездку, люди берут с собой книги, наушники и музыкальные проигрыватели, или попросту телефоны. Я же, имея в сумке последний, предпочитаю музыке дрем на несколько минут. Хронический недосып в течении последних десяти лет утомил меня с лихвой. Я устроилась по-удобнее на крайнем к проходу месте из двух, оставив около окна второе пустым. Водрузив сумку веса меньше среднего на ноги, обняла её руками, завернув молнию в свою сторону. Собираясь прикрывать глаза, заметила мужчину, идущего тоже в конец салона. Белокурый. Средних лет. Я была почти спокойна. Он, не трогая никого, аккуратно присел на соседнее место. Что он делал дальше я не знаю. Хотя бы лишь потому, что я уже сомкнула веки и погрузилась в слабый, но сон.
Проснулась я внезапно и поплатилась бликами и звездочками перед глазами из-за этого. Поморгав пару раз ресницами, обратила внимание на соседа, который поерзал пару раз и встал с места, и с не меньшей аккуратностью желал выйти в проход на выход. Тут же нас резко тряхнуло и только чудо спасло вставшего пассажира не улететь вперёд, распахивая всё носом. Выставив одну руку вперёд, я прижалась к спинкам мест, стоящих перед нами. Больно, безусловно. Край спины ужасно сильно вдавился в ключицу, руку выставленную зажало между моим телом и спинкой, и ногти на ней впились в майку в низ живота. Скрежет - и всех волной отбрасывает назад, в том числе и меня. Голоса граждан набирают обороты, они кричат что есть мочи; кто-то стучит по стёклам, кто-то наводит панику. Я ещё не понимаю, что происходит. Крик вокруг меня, но действует он как снотворное. Эгоист просыпается во мне явно не вовремя, в очередной раз спрашивая мою неэгоистичную сторону почему они кричат, чего они хотят добиться этим? В ответ я думаю, что так люди стараются привлечь внимание, но куда уж ещё. Только когда перед глазами вспыхивает огонь, и из него появляется черноватый дым, я наконец оттаиваю. Автобус горит. Я вцепляюсь что есть мочи в сумку и оглядываюсь. Рядом со мной один лишь белокурый мужчина. Дыма еще мало, но кто-то уже кричит на весь салон, что все мы погибнем и этот автобус станет нашим гробом. С незапамятных времён я стала реагировать на форсмажор более... Равнодушно. Это заставляло меня задуматься, но вместе с тем я понимала, что в этом моя сила: я сохраняла спокойствие, которого не было у большинства из присутствующих.
- Вы не сильно ушиблись?
Мой голос сквозь многочисленные голоса, даже на повышенных тонах, был тихим. Я почти не слышала себя. И чтобы привлечь внимание к себе легонько постукиваю пальцами по локтю незнакомца, рефлекторно прищуриваясь от окружающего балагана.
Страшно, несомненно. Однако, даже сосредотачиваясь на этом ощущении, я по-прежнему сохраняла спокойствие ума.
В конце-концов, это не смертельно. Я надеюсь. Мы не умрем просто так. Нет.

Отредактировано Miranda Warren (2013-06-23 20:01:49)

+4

7

Еду, слушаю музыку. Рация, слава Богу, молчит, работы особо не предвещается, а значит, я могу еще сделать кружок вокруг района и со спокойной совестью ехать домой. Ну разве это не поднимает настроение? Зевнув, я остановилась на каком-то перекрестке, потом двинулась снова, сворачивая на улицу. Движение свободное, никто не злит и не пытается выпендриваться на дороге. Идеально. Впрочем, наверное, мне нужно было повременить с выводами… Стоило мне остановится неподалеку от остановки, как внезапно послышался грохот. Я даже пикнуть не успела, уставившись на автобус и фуру, которая его протаранила. И я не растерялась, несмотря на то, что все произошло буквально в нескольких метрах от меня (профессия обязывает сохранять здравость ума). Я тут же потянулась к рации, чтобы вызвать помощь, но, увы, страшная кара постигла и мой служебный автомобиль.
- Ааах! – вырвалось из меня, как только фонарный столб с треском рухнул на мой автомобиль, смяв крышу. Если бы справа кто-то сидел, то наверняка бы погиб. – Зараза, - тяжело дыша, добавляю я, наблюдая за тем, как близко теперь от моей головы находится смятая крыша автомобиля. Второй удар вынуждает меня резко повернуть голову, взглядывая через разбитое лобовое стекло вперед. Кажется, теперь автобус зажат с двух сторон.
Но и мне нужно выбираться. Хотя бы потому, что автобус дымит, а любопытные зевка стапливаются неподалеку. Жаждут зрелищ, хотя могут погибнуть! Я повернула голову, оценивая боковое стекло. Оно тоже треснуло, но видны острые осколки. К слову, некоторые осколки осыпались прямо на мою бедную голову, изрезав кое-где кожу, сейчас я не замечала и не чувствовала, как по щеке течет струйка крови, ведь нужно было выбираться. Дверь, конечно, заела. Чтобы не пораниться, я достала пистолет и сбила им торчащие из двери осколки. Как только стало чисто, я спрятала оружие обратно в кобуру, и вылезла наружу из окна автомобиля. В нос ударит отвратительный запах, слух разрывался от криков прохожих и, кажется, тех, кто в автобусе. А я снова заглянула в салон автомобиля, но затем разочарованно ударила по изувеченной крыше: рация была уничтожена из-за удара столба.
- Назад! – командным тоном закричала я, увидев, что кто-то решился подойти ближе. Это любопытство или желание помочь? Все плохо, когда вы не знаете, что делать. Сейчас нужны спасатели и пожарники, а не любители. – Полиция Сакраменто, всем отойти! – я подбежала поближе, буквально оттягивая людей за рукава. Кто-то пытался говорить, что в автобусе живые люди. – Я знаю, сэр, скоро прибудет помощь. Отойдите, - собственно, ничего другого я сказать и не могла. – Я сказала назад, - уже более строго и грубо проговорила я, решив особо не церемониться.
А запах становился все резче, даже возле автобуса и фур находиться было невыносимо, не представляю, как внутри. Тяжело дыша, я пыталась обезопасить и отвезти от места происшествия всех остальных. Пока кто-то путается под ногами, даже думать трудно. Я хотела пробраться к водителю фуры, врезавшейся в зад автобуса, но сделать это было непросто, учитывая дым, который закрывал половину улицы.
- Мэм, мне нужна ваша кофта, - а что, вполне неплохой способ. Мы имеем право конфисковывать транспортные средства при необходимости, почему бы не распространить это право и на одежду?

+4

8

Никогда не ездила на автобусах. Собственно, я не люблю эти средства передвижения. Предпочитаю ездить за рулем собственной машины, нежели толпиться среди людей. От кого-то несет потом, кто то сделал отрыжку. Господи, противно! Но, как известно не всегда получается, сделать то, что мы запланировали. И не все наши хочунчики исполняются. Да, я не люблю автобусы, троллейбусы и всякое подобное передвижение. Даже брезгую такси. Но вот именно почему то сегодня, когда я спешила на презентацию одного умопомрачительного украшения, которое, кстати, хотела сразу же приобрести, я тупо попала в автобус. Мне пришлось ехать на этом чих-пыхе с толпой народа. Моя машина проходила техническое обслуживание, поэтому собственно выбора не оставалось. Такси все занято, а ехать нужно было очень срочно. Пешком идти далеко, поэтому скрипя зубами, руками и всем телом я запрыгнула в жилой транспорт, где пробивают билетики и высаживают «зайцев» на первой попавшейся остановке. На лице никакой радости, сейчас казалось все серым и не интересным. Кто то чихнул, кто то покашлял. И стоит только представить, сколько здесь летает и ползает микробов, аж передергивает изнутри. Я собственно даже не присела, хотя мест было свободных достаточно. Я не хотела испачкаться и вообще тут было грязно, для меня грязно, а для всех остальных не знаю. Или может мое настроение была весьма раздраженное, что все вокруг казалось таким же мерзким, потому что я опаздывала. Эта презентация для меня была очень важна..была…
Внезапно произошел резкий толчок. Я не успела среагировать, ударилась о поручень носом, вылетела на другую сторону автобуса словно торпеда, кого то не на шутку задела правой рукой и ей же попала между сидений, вывернув руку наоборот, что из локтевой части показалась кость. Зрелище, знаете ли, жутковатое очень. Видимо ногами я пыталась что-то сделать, но получилось весьма неудачно. Правая нога сломалась быстро и довольно красочно треснула с брызгами крови. Открытый перелом правой ноги и правой руки я выехавшими наружу костяшками. Можно было бы снимать фильм ужасов, все кто присутствовал в этой каше получили бы первое место, и попали в книгу рекордов Гиннеса. А то, что говорят про детские страшили с Фреди Крюгером – это всего лишь росточки. Самые яркие цветочки сейчас распластались по всему автобусу с разными травмами.
- Аааааааааа, только и смогла я заорать, причем диким голосом от боли.

+4

9

Сначала наигрыш для души, после подползу к Marianna Austin

Репетиция закончилась раньше, чем мне предстояло забрать свою «ямаху» из сервиса, а такси я с некоторых пор ненавижу, поэтому вариантов передвижения по городу на дальние расстояния у меня было мало: либо автобус, либо метро. В метро холоднее, поэтому я, как существо теплокровное, выбрала первое из зол. Взгромоздившись на одно из самых высоких сидений я гордо взирала на окрестности сквозь стекла солнцезащитных очков. Ой, да в жизни я не такая пафосная, просто надо ж иногда повыкобениваться. За пятнадцатиминутную поездку ко мне успели прилепиться два лица афроамериканской национальности с типичным вопросом: «ваш папа не хочет иметь зять». Майн папа хочет порвать любого, кто подобный вопрос задает – вспомнить бы только реакцию на мое замужество. Славтехоспади, я еще не знакомила свое семейство с супругом – пыль была бы столбом, и дым коромыслом. А если вспомнить, что мой папа – боксер… Остается только молиться, что о нас не напишут газеты. Хотя поздно. На СКА мы благополучно явили свои «счастливые» лица миру. Колье до сих пор на дне клатча лежит. Хуже удавки…
Моя великолепная попа затекла, а ехать мне еще долго, поэтому заднице этой я позволила подняться с ультрамягкого сидения и ухватилась за верхний поручень правой рукой. Еду дальше, терь ко мне лепится мамашка с ребенком. Последний, кстати, совершенно беспардонно дергал меня за штанину и так и норовил стянуть с меня джинсы. Малкольм Стоун Вторая Серия растет, однако…
Мое ядовито – прекрасное настроение не дало заснуть совести, чтобы я отпихнула от себя карапуза, посему я ретировалась в другой угол транспортного средства. Еще толком не успела ухватиться за верхний поручень как вдруг…
И- э-эх!! Мое тело резко заносит в сторону, рост руки в которую совершенно мне не свойственен. Оная сразу же повисает плесенью, а я больно грохаюсь на задницу. Да, единственное место в моем теле, чувствующее боль – это, извините, жопа. Затем следует еще один толчок, но уже отбрасывающий меня, несчастную, далеко вперед. На этот раз я приземляюсь в неприличной позе, заимствованной матушкой природой со страниц камасутры: задействованы локти и коленные суставы, и все вышеперечисленное, блин, довольно сильно ушиблено. Мне не больно, просто только я попыталась встать, узрела на джинсах кровоподтеки в радиусе коленка+половина ноги. Воздев глазки к потолку, я ожидала увидеть Иисуса, однако увидела лишь плавящуюся отделку, которая вот – вот капнула бы мне на голову. Щучкой ныряю вбок и натыкаюсь на девушку – тоже, кстати, блондинку.
- Вы целы? – мдя, самообладание я не потеряю, даже если меня изнасилуют в общественном транспорте, а авария это так, шутка юмора. «Мелочь».
Понимаю, что рука не может двигаться. Я вообще ее не чувствую Только бы не перелом… Анальгезия – штука не только полезная, но и опасная. Никогда не знаешь, какая травма скрывается за завесой полного отсутствия боли. Можешь истечь кровью, из-за того, что не заметил вовремя царапину. Можешь погибнуть от укуса змеи – ведь ты его просто не чувствуешь. Пока не поставишь укол, блокирующий действие адреналина.
Не отвечает. А казалось бы, только что кричала.
- Кому – нибудь нужна помощь? – возопила на весь задымленный салон я, надеясь, что меня услышат. Хотя кому она здесь не нужна? И все – таки, надо знать хотя бы, в каком направлении двигаться, когда заберу эту красавицу с собой. Ой, у нее шок, кажется. Не иначе как напугалась до смерти…
внешний мось

Отредактировано Wanda Hafermann-Stone (2013-06-25 20:01:08)

+4


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - white heat - #53.1