внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ничего не случается просто так.


Ничего не случается просто так.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Regina Mills, Marianna Austin
Место: Торонто. Канада. Местная больница => дом Марианны.
Время: 2002 год.
Время суток: около шести часов вечера.
Погодные условия:   Пасмурно. Ночью ожидается гроза.
О флештайме: Пару дней  назад в местную больницу поступила одиннадцатилетняя девочка с многочисленными ранениями и переломами. Кто она? Никто не знает. Откуда на её теле столько синяков? Как она оказалась на обочине дороги без сознания? Почему никто не заявил о пропаже ребенка? Объявятся ли её родственники? Ни на один вопрос не был получен ответ. Почему? Девочка сама не помнит, кто она, или... притворяется,желая получить из этого собственную выгоду? Может, у неё есть веская причина, чтобы молчать?

0

2

-Посмотри, пожалуйста, ещё раз на свои вещи. Тебе что-нибудь знакомо? – на мое лицо снова перевел взгляд мужчина в возрасте. Его карие глаза на мгновение столкнулись с моими и, клянусь, в эту самую секунду мне показалось, что он меня раскусил! Этот пристальный, пронизывающий до глубины души  взгляд карих глаз поколебал мою уверенность в себе и я чуть не раскрыла рот. Ещё бы чуть- чуть и вся моя комедия, разыгранная перед медицинским персоналом больницы, пошла к коту под хвост.
-Мне жаль, но я не узнаю здесь ничего, - все, что мне оставалось, это как можно убедительнее и жалостнее произнести эти слова. Вложить в них страх и переживание.
-Совсем ничего, - растерянный взгляд, фальшивое волнение, снова ложь. Врать – это то, что получается у меня лучше всего. Это мой талант, благодаря которому я ещё до сих пор жива. Дворовые мальчишки давно раскрыли во мне мою отличительную черту. Еще бы, кто как не я, могу так умело блефовать во время игры в карты. Мне нет ничего проще, как ввести своего партнера по игре в заблуждение, одурачить и обыграть его. Вот тот фонарик, который Вы сейчас держите в своих руках, господин следователь, мой первый приз в большой игре. С него все и началось, с него пошел азарт и беды, но Вам об этом знать совершенно не обязательно.
-Вы же ведь найдете моих родителей? – от моего вопроса, который я задала, чуть ли не шепотом, мужчина встрепенулся и, наконец-то, убрал столь дорогую мне вещицу обратно в мой рюкзак.
- Обещаю… его минутное сожаление тут же сменяется решительностью. А это очень плохо. Переиграла. –Даю слово, я найду твоих родных. Через пару дней ты вернешься домой. От уверенных ноток в его голосе по моей спине пробежали  мурашки. Дышать стало почему-то в разы труднее, словно кто-то взял и высосал весь кислород и без того в маленькой и душной палаты. Нет. Это не входит в мои планы. Не дай Бог ты их найдешь…
-Не могли бы Вы мне подать воды? Черт, как же сложно выдавить из себя, пусть и еле заметную, но  улыбку, когда сердце стучит от страха. Так громко, что от этого становиться ещё страшнее. Если я не успею убежать, если они меня вернут домой… Страшно. Делаю жадные глотки из стакана, не переставая себя мысленно успокаивать и внушать надежды на лучшее. "Пусть мне повезет, хоть в этот раз, пожалуйста."Вода приятно смачивает горло, но от этого не становиться легче, спокойнее. Ещё и эта вечно мигающая люминесцентная лампа! Молчание. Слишком долгая пауза, возникшая в данный момент между мной и следователем, напрягает сильнее. О чем же он думает? Только бы не заподозрил. Руки трясутся сами собой. Как бы не старалась, не получается привести мысли в порядок и успокоиться. Черт!
-Извините, я вам не помешала?
-Нет! – в один голос говорю я и следователь, сопровождая взглядом моего лечащего врача. Завидев её, я чуть не вскочила со своего места, совсем забыв о том, что с моей сломанной левой рукой и переломом ребра нужно лежать смирно. Адская боль тут же пронизывает каждую клеточку моего тела, от чего из моих губ вырывается чуть слышный стон.
-А Вы уверены, что это хорошая идея? Взять девочку к себе домой? – подозрительно осмотрев мою руку в гипсе, следователь перевел взгляд на врача.
-Да, тем более она уже идет на поправку. Улыбнувшись в ответ на улыбку своего врача, я впервые почувствовала облегчение. Невероятная женщина! Мне повезло, что я попала именно к ней. Она заберет меня к себе, а после… после я сбегу. Этим я жутко подставлю её, но… зато я буду в безопасности. Навсегда.
-Тем более дома нам будет легче позаботиться о ней. "Нам?" Правда, Марианна?- повернувшись к двери, мой врач указала следователю на девочку, примерно моего возраста.
-Лекса, это Марианна – моя дочь. Она поможет тебе собраться, - передав в руки дочери мой рюкзак, женщина указала на  постель и тумбочку, где находились ещё кое-какие мои вещи.
-Приятно познакомиться. Они зовут меня Лекса, потому что это имя было вышито на моем рюкзаке. Вышито лично мной. Я сама дала себе это имя. Так меня зовут все. Все кроме тех, кто желает зла: родители.

+1

3

Уже неделю или не больше дома за столом только и разговоров было о том, что случилось у мамы на работе. Я конечно люблю слушать все это, восхищаюсь мамой, но повторение одного и того же портит аппетит. Вот и сегодня, как только я воткнула вилку в сочный кусок мяса, что бы отрезать от него порцию для жевка, мама опять развела разговоров про пострадавшую.
- Бедная девочка. У нее такие тяжелые травмы. Марианна, салат будешь… - Мама передала мне салат, который тут же оказался около куска мяса. Пока мама отчаянно вздыхала, я выколупала из салата нелюбимые луковые кольца. «И почему она их кладет, знает же, что я их не ем…» - Переломы, ссадины. Мы колем ей каждый день обезболивающее, но от этого толку лишь на пару часов. С не уже психолог разговаривал…
      - Так рано? – Отец как-то незаметно вклинился в тираду мамы, что я чуть не подавилась, ошарашено смотря в заинтересованные глаза папы. – Обычно это происходит после полного выздоровления, не так ли, Марианна? – Она поднял брови, ожидая моего ответа. Жуя мясо, я не могла сказать ничего внятного, поэтому просто кивнула, подкидывая к мясу листья салата и усердно прожевывая еду, лишь бы не говорить. Вообще не говорить. Во мне проснулось желание закричать, лишь бы они замолчали. Столько разговоров о каком-то человеке я перенести не могла, эгоизм все же присутствовал. Однако, продолжение мамы меня немного огорчило. Медленно жуя и прислушиваясь к каждому ее слову, я неожиданно  представила себя на ее месте. «Наверное это больно. Не физически, душено. У нее нет никого, совсем одна в больнице. Даже друзья… Я бы не смогла, ни дня. Без наставлений мамы, без поцелуя папы, без друзей… Одна в большом жестоком мире, где некому и слова доброго сказать. А вокруг врачи в белых халатах и полиция, которые вечно от тебя что-то хотят…» Девушка сделала глоток и вздрогнула. – Ты чего? – Папа посмотрел на меня с удивлением, а я только сейчас поняла, что сижу за обеденным столом  со слезами на глазах.
     Ошараенно посмотрев на папу и вытерев слезы рукавом, я продолжила есть, краснее до ушей. – Я просто представила себя на ее месте. – Грустно улыбнувшись отцу и посмотрев на маму, я развела руками. - Ну а что, она одна одинешенька, в государственном учреждении, где нет ничего хорошего и позитивного. Стены палат лично меня нагнетают, ее, уверенна, тоже. – Говорила так, будто это очевидные вещи, и по взгляду отца поняла, что была права. Я хоть никогда и не была в больнице в качестве пациента, но посещений было достаточно, что бы понять, что больница – место страданий и боли. – А что будет с ней, если в ближайшее время родители ее не найдутся? – Неожиданно для себя вслух. И вопрос повис над обеденным столом тугой тучей. Ответ матери не радовал.
- Ее заберут в распределитель, а потом в детский дом, пока родные родители не найдутся. – Она фыркнула. – У больницы, видите ли, нет денег содержать таких, как она…
- Мам. – Я не дала договорить, ибо сердце сжалось в комок. – Давай ее заберем к нам?
     Утро выдалось не сколько ужасным, сколько волнительным. Подготовка к приему новой гостьи в доме занимала много времени и сил. Пришлось обустраивать свою комнату для двоих. Отец притащил верхушку от моей двухэтажной кровати, и я переселилась на верх, что бы не гонять травмированную девочку по лесенке. Еще один стул на кухне, и конечно же праздничный пирог – все должно было быть идеально. Чуть позже больница с запахом бинтов и лекарство. Слегка поморщив нос, я шла за мамой, заглядывая в палаты. «Интересно, какая она. Веселая ли? Примет ли меня? Господи, страшно то как…» Ладошки вспотели, поэтому вытерев их о джинсы, я остановилась прямо за маминой спиной. Легкое приветствие, и наконец, мама меня представила. Я широко улыбнулась и махнула рукой, будто здоровалась со своей лучшей подругой.
- Я - Марианна, и надеюсь, мы поладим. – На нее жалко было смотреть. Измотанная, уставшая, с гипсами и под капельницей. Я быстро подошла к ее кровати, презрительно смотря на офицера, мучавшего до этого больную расспросами. Он помялся, отводя взгляд. – Мам, будет лучше, если ты проводишь его. – Настойчивый голос, и парень даже удивился. Что это говорила не женщина, а ребенок. – А мы… - Я повернулась к девочке, натягивая дружелюбную улыбку. - … сейчас соберемся и поедем к нам домой. Мы приготовили праздничный ужин. Лично я для тебя испекла Шарлотку. – Она резко остановилась, испуганно смотря на девочку. – Ты же любишь Шарлотку?

+1

4

"Праздничный ужин?" Это значит только то, что меня ждет официальное приветствие от  всего семейства Остин. Неужели они все готовы вот так легко принять, пусть и на время, совершенно незнакомого ребенка. А если я воровка, которая обкрадет вас при первой удачной возможности, а потом сбежит? Странные вы люди, однако. Ведь я и именно это и задумала. Моих средств мне хватит лишь на месяц, может два, если буду экономить, так что украшения, серебряную ложку, мобильный телефон, что-то придется позаимствовать  из вашего дома все равно, прежде чем я  дам деру. Что ж, видимо, удача все-таки мне улыбнулась.
-Шарлотку? – переспросила я, призадумавшись, - не знаю, наверное, я… я не помню. Слова прозвучали действительно искренне, хоть я снова врала. Я не люблю яблоки. Их запах напоминает мне о похоронах. Ну вот, теперь я вновь  вынуждена закрыть  на минуту глаза, чтобы отогнать воспоминания о жарком колючем платье, которое меня заставили надеть на похороны отца: о тихом перешептывании людей, взглядах полных боли и сожаления, о мягкой женской руке, что передавала мне одно яблоко за другим, лишь бы я молчала, не плакала. В тот день я съела очень много яблок. Они действительно тогда помогли держать себя в руках, однако сейчас меня выворачивает от одного запаха этого фрукта. Я открываю глаза и, переступив через свои воспоминания, улыбаюсь Марианне.
-Надеюсь, это вкуснее больничной еды. Ведь так? – мой звонкий смех эхом разноситься по палате. Вызывает на лице улыбку даже у застывшего в дверях следователя. На самом деле я не брезглива. Ем все, что перепадет, даже если еда и не первой свежести.
-Что ж, я думаю, вы правы, - напоследок произносит он, обращаясь к маме Марианны, - если станет что-то известно, я вам сообщу. Когда он уходит, я чувствую облегчение. Словно с моей души упал огромный булыжник. Поверил. Теперь осталось дело за малым.
-Нравиться? -  я вижу, как взгляд Марианны задержался на одной моей вещице: компасе отца. Моего родного, единственного, любимого биологического отца.
-Знаешь, из всех вещей, он мне кажется наиболее знакомым, но, -взяв его в руки, я протерла пальчиком по обшарканному корпусу, - не могу вспомнить, откуда он у меня. Когда ты врешь, главное верить самому в свою ложь. Будешь выглядеть убедительно, потому что сам начинаешь уже верить в то, что твердил одно и то же несколько раз. Сейчас я в этом ещё раз убедилась. Я помню, откуда он у меня, а вот остальным знать не обязательно.
-Если хочешь, можешь взять себе, я не против, - вложив компас в руки девочки, я притянула свободной рукой свой рюкзак и начала складывать в него оставшиеся вещи. Компас потом я все равно заберу. Отдала я ей его лишь для того, чтобы вызвать доверие. Обычно, срабатывает. Маленькая девочка, с искренними глазами отдает незнакомому человеку дорогую для себя вещь. Мило и очаровательно для окружающих. Для меня же очередной хитрый ход.
-А Вы далеко живете? – переспросила  я, осторожно натягивая свою потертую куртку. Рюкзак собран, я готова уже отсюда уйти.
- Марианна, а братья или сестры у тебя есть? – не люблю тишину и молчание.Где бы не находилась. Просто не люблю и все. Когда возникают паузы, я почему-то начинаю чувствовать себя не в своей тарелке. Молчание угнетает,поэтому чаще сама засыпаю вопросами.

+1

5

Она казалась мне слишком беззащитной, и где-то внутри, уже тогда, срабатывал материнский инстинкт – желание защитить, полюбить, сделать хоть немного счастливой. Я сочувственно разглядывала девушку, заглушая внутренний голос, который отчаянно пытался твердить «Что-то тут не так….» Но что могло быть не так? Очередные бредни, навеянные книгами по психологии, которыми я увлекалась последние месяцы? Пора было заканчивать читать это, потому что жизнь стала похожа на параноидальный бред, где теория заговор была ведущим стимулом жизни многих. Я легко провела пальцами по шраму на руке девочки, сочувственно вздыхая. «Она подбита, как неопытный птенец, которого вытолкнули из гнезда жестокие родители… Не хотела бы я так, проснуться где-то и не помнить ничего, практически ничего…»
- Это старинный рецепт моей бабушки. Она пекла его на каждый мой день рождения. Все пекут его просто с яблоками, а бабуля добавляла в тесто корицу, поэтому пропитавшись запахами этой специи тесто становилось на столько ароматным… - Я наигранно потянула носом, будто даже тут ощущала этот прекрасный запах. Но те ароматы, которые в реальности попали в нос восторга не вызывали, поэтому скуксившись, я чихнула. – Господи, не люблю запахи хлорки, смешанные с лекарствами. И как ты тут находишься. – Я вновь поморщилась, подходя к кровати и кладя на на нее спортивную сумки, куда можно было сложить вещи девочки. Но разглагольствования на счет яблок к успеху не привели. Я увидела тень сомнения на лице девочки, и сомнение это не было связано с качеством еды. Они были вызваны воспоминаниями о чем то, связанным с названным предметом. «Хм… странно, но это мой параноидальный очередной бзик. Приду домой и выкину книгу к черту. Теперь я даже бедную девочку, потерявшую память осуждаю так, будто она что-то скрывает…» еле усмехнувшись, я окинула взглядом кровать. – Куда вкуснее, поверь. Домашняя еда всегда вкусная, приготовлена с любовью. Эх, помнила бы ты, что ты любишь из еды, мы бы обязательно приготовили это завтра, да. – Я усиленно закивала головой, будто боялась, что девочка мне не поверит. Однако, кажется, последняя моя фраза уплыла в пустоту, ибо девочка смотрела в сторону уходящего полицейского. Во взгляде ее читалось облегчение, и я понимала почему. Полицейские нагнетали обстановку, особенно этот. Слишком, какой-то подозрительный, и без него в помещении стало как-то легче дышать. Будто с плеч хомут стащили.
     Я опустила глаза на тумбу, где лежала красивая коробочка, похожая на … «Старинный компас, какая прелесть. Таких сейчас не выпускают, он наверное на заказ был сделан. Какая сталь, какая гравировка. Что ж, раньше знали толк в красивых вещах. У мастеров был вкус, была индивидуальность. А сейчас все под общую гребенку…»
- Что ты, нет. Я не возьму. – Я протянула вещь назад. – Во-первых, это память, за которую ты можешь зацепиться и вспомнить что-то из прошлого. – Я улыбнулась девочке. – Во-вторых, это очень дорогая вещь. – Я кивнула, примерно оценивая ее стоимость. – А в третьих, ну на что она мне? Я просто ценитель антиквариата, только и всего. – Я хохотнула, отходя от девочки в сторону и позволяя ей самой сложить свои вещи, не вторгаясь в личное пространство. Внимательно наблюдая за ее сборами, я не проронила ни слова. Сидели в тишине и покое, будто боялись друг друга потревожить. Девочка наконец-то заговорила, чему я безмерно обрадовалась. «Ненавижу тишину же…» - Да не очень, всего-лишь в паре кварталов. У нас дом небольшой, но очень красивый, я думаю, тебе он понравится. По крайне мере, надеюсь… - Я не помню что говорила про свой дом, а может вообще ничего не сказала, отделавшись парой строк… - Нет, моим родителям меня хватает. Нет, ты не подумай ничего. Просто, я слишком активная и они решили, что второго такого ребенка они не вынесу. – Я весело засмеялась, подходя к не и беря за руку. – Пошли, тут тебе делать больше нечего. – Потянув девочку за собой, я вывела ее в коридор.

+1

6

Игрок удален.
Тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ничего не случается просто так.