В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » — Я — его брат, значит не друг.


— Я — его брат, значит не друг.

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Участники: Митч, Клинт, Скарлетт
Место: Клуб Эльдорадо
Время: позже определимся, 29.06.2013?
О флештайме: Вечер сюрпризов. Для Брина, еще больше для Скарлетт, один Клинт в роли сюрприза чего стоит!)

Отредактировано Mitchell Breen (2013-06-29 22:52:16)

+2

2

Неделя, всего неделя мне потребовалась, чтобы вернуть свою Скар в узнаваемое состояние. Она снова улыбается, она снова умеет радоваться, она снова хочет жить. Есть в этом и моя заслуга, что мне до боли приятно. И пусть всю неделю я упорно держался от нее отстранено, я пытался не оставлять ее одну, наполняя все ее свободное время своим присутствием. Я водил ее по тем местам, где мы были раньше. Мы снова забрались на крышу дома, на которой мы были на Новый год, и с шара которого я чуть не свалился. Не важно, что нас быстро оттуда согнали, но вид на Летний Сакраменто при свете дня - был совсем другой. И я снова мог видеть улыбку на твоем лице. Пусть нам и испортили тот день репортеры, которые узнали тебя. Теперь это было что-то вроде нашего проклятия.
Я научил ее делать пару простых коктейлей, за приготовлением которых она так любила наблюдать. Многослойные, разноцветные, а если приходилось их поджигать - Скар была похожа на ребенка, она боялась огня. И боялась, что потом это придется пить.
Сегодня же я привел ее в Эльдорадо. Здесь мы встретились, познакомились, поругались, она меня укусила... даже не верится, что с этого началось наше общение. Я выбираю один из столиков подальше от бара и танцпола, чтобы мы могли посидеть, поговорить, в конце концов, я до сих пор переживал за нее. Я порой не узнаю в ней ту Скарлетт, которую знал раньше. Когда она может долго молча сидеть о чем-то задумавшись и внезапно встрепенуться, скидывая с себя пелену задумчивости. Раньше она была проще, легче и жизнерадостнее.
- Не против, что мы пришли сюда? Я подумал, что будет не лишним отвлечься, повеселиться. - мне правда хотелось, чтобы Скар стала прежней, легкой на подъем, веселой, улыбчивой. Понимая, что причина скорее всего в ее муже, меня не переставала злить день ото дня. И сколько бы она не говорила, что ничего не изменилось, все осталось как прежде, что замужество на ней не отразилось - это все не правда. Каждое слово неправда, иначе я просто слепой безумец, который видит то, чего на самом деле нет.
Я обхватываю твои руки, сидя напротив тебя и смотрю тебе в глаза. Как мне тебя вернуть, как снова заинтересовать хоть чем-то... земным, простым? Вернуть на грешную землю с облаков, где витают твои мысли.
- Что ты знаешь обо мне, Скарлетт? - я становлюсь непривычно серьезным, задавая подобный вопрос. Я редко бываю с ней серьезным, знаю, что ей нужно не это. С первых дней ей нужен был человек, с которым она могла наоборот отвлечься от всего серьезного в своей жизни. Может в этом проблема? В том, что я как раз и не выглядел никогда серьезным, и меня она таким и не воспринимала? Очень даже может быть.
- Кроме того, что я из Чикаго? Ты не интересовалась. Тебе это не было интересно или ты знала, что я не стану рассказать? - может она и знала. Сколько раз она ловила меня на том, что я меняю тему, ухожу от ответов. Годы тренировок, когда мне это нужно, я делаю это очень гладко, чтобы собеседник не заметил. Но мне не в шутку стало интересна причина ее неинтереса. Дело в том, что я простой бармен и что может быть в моей жизни интересного? Может быть и много всего.
- Я - вор. - четко и с расстановкой заявляю я, даже очень громко, подозревая, что шум и музыка заглушат любые мои слова дальше нашего столика. - Я был вором с сознательного возраста. Ты никогда не спрашивала кем я был раньше, я не рассказывал. - зачем я это говорю? Напугать ее? Поделиться своей историей? Оттолкнуть ее от себя? Или же посмотреть на ее реакцию? Минуту назад я был простым барменом, теперь я вор. Наркоторговец во мне пока сидит и дремлет, это, возможно, будет слишком для одного вечера. Как и мое похищение и казнь тех, кто меня похитил.
- Я могу украсть что-нибудь у любого в этом клубе. Выбери человека... - если бить, то добивать до конца, не ограничиваясь пустыми словами, а доказывая на деле. Мэтт долго колеблется, но все же выбирает человека в толпе. Неприметного, я стараюсь его запомнить. - Бумажник? Часы? Телефон? - Скар окончательно замолкает и я беру выбор на себя.
Я не собираюсь тянуть с демонстрацией своих умений. Покидаю столик и направляюсь сразу к бару, проходя мимо выбранного посетителя. Заказываю коктейль для Скар, не выпуская парня из виду, и возвращаясь к столику, задеваю его, отвлекая тем самым внимание. Мне удается избежать неприятности в виде пролитого коктейля на незнакомца, содержимое просто проливается на пол, но уже в этот момент в моей руке это бумажник, и я рассыпаюсь в извинениях.
- Поосторожнее на поворотах, друг. - я - мастер извинений. Откланиваюсь, возвращаясь к столику, усаживаясь напротив Скар и выкладывая на стол бумажник незнакомца.
- Убедилась?

+3

3

Эти дни я словно жила в сказке. Весь окружающий меня мир казался таким нереальный и даже через чур идеализированным, что порой я терялась и замыкалась в себе, просто на просто не веря собственному счастью. Митч был рядом, на удивление, почти все свое свободное время он проводил наедине со мной… Никогда не видела его таким обеспокоенным, страстно желающим вернуть меня прежнюю, да просто вернуть мне меня саму.
Спасая меня от неминуемой депрессией, он держал меня за руку, мы смотрели в одну сторону и дышали в унисон, и казалось, что весь мир у наших ног и именно в наших силах завоевать его, весь, без остатка сделать только нашим.
За это время я очень сильно пересмотрела свое отношение к Брину, и если раньше я часто относилась к нему во многом по дружески, то сейчас я стала все более замечать в нем мужское начало, что-то загадочно сильное, что хотелось разгадать, хотелось заглянуть туда, внутрь, открыть непрочитанную мной книгу – Митчелл Брин.
Он казался мне непонятным, словно все это время я смотрела на него лишь сквозь призму своих собственных представлений и фантазий. Ан нет, на деле Митч оказался совершенно другим человеком, и самое главное, что мне нравилось в нем чувствовать – его необыкновенная искренность.
Взгляд вскользь, сквозь светлые ресницы, теплый, задумчивый и чем-то обеспокоенный. Мы отправлялись в сторону того самого клуба, где два года назад нас связала судьба. Я была в весьма приподнятом настроении, я практически не вспоминала о проблемах, что совсем недавно казались такими важными и нерешимыми. Верно говорят, внимания и время лечат все. Наверное, наверное они правы. Хотя по сути, мне было просто некогда анализировать и съедать себя изнутри размышлениями и рассуждениями. Все будет хорошо, я была в этом убеждена даже в тот момент, когда мы шагнули внутрь так нелюбимого мною клуба. Но даже сегодня он казался мне не таким грязным и мрачным, как ранее. Мне не было страшно.
Мы сидели, я пила молочный коктейль, не желая возвращаться к алкоголю и вспоминать те дни, когда без нужной дозы я просто не могла пережить и дня. Так что вот так, легко перебирая в руках прядь собственных волос, я с упоением слушала, что говорит Митч и улыбалась куда-то в пустоту, наслаждаясь приятным чувством комфорта и защищенности.
- То, что я о тебе знаю, мне достаточно. – не хотелось рассуждать на серьезные темы, мое нутро было слишком расслаблено, но твой прямой взгляд заставил вытянуться на диване и заставить себя быть внимательнее. – Я считаю, что всему свое время. Я не люблю, когда меня донимают вопросами, и я не хотела, чтобы ты чувствовал себя как на интервью. А я могу увлечься, ты же знаешь, это моя работа. Я и так знаю о тебе не мало лишней информации.
Умение обращать внимание на детали, замечать то, что на первый взгляд кажется совершенно ничего не значащими мелочами. Но я была не такая, мелочи – как раз мой профиль. Я даже могу с закрытыми глазами воспроизвести в точности то, как ты потираешь нос, когда чем то недоволен, или как именно делаешь последний глоток прохладного напитка. Вот прямо сейчас.
Твое признание прозвучало так громко, что казалось, мне заложило уши. Что я сейчас испытывала? Смятение. В первую очередь именно его. Я не понимала, да, не понимала, зачем ты воруешь, если у тебя все есть?
Странно, да? Но я даже не злилась, так и смотрела на тебя с удивлением, словно ты показал мне второй пупок.
- Такое бывает? – словно озвучиваю свои мысли, чуть закашлялась, хватаясь за ворот футболки, оттягивая его вперед, чтобы глотнуть свежего воздуха. – Был раньше? Значит с этим покончено? – вполне логичный вопрос от меня, ты так не считаешь? Но я соглашаюсь, указывая пальцем в сторону молодого человека, что стоит у барной стойки к нам спиной.
- Мне не очень хочется, чтобы ты воровал… Зачем ты это делал? Ты получаешь от этого какое-то удовольствие? Лишать людей того, что им так нужно? Допустим, вот этот, я хочу его бумажник.
И ты уходишь от меня, а я так и не могу понять, что творится в твоей голове. Сейчас я тобой гордилась. Не потому, что ты вор и мастерски можешь облапошить любого, о нет. Я гордилась тем, что ты смог мне рассказать. Меня мало волновало твое прошлое, да, ты вор, но ты же этим больше не занимаешься? Да и даже если занимаешься… Что это меняет?
Ничего, скорее наоборот, в груди загорелся пожар любопытства. Яростный и необузданный. В голове созрели многочисленные вопросы, одним из которых был – научишь меня?
Почему хороших девочек всегда так интересует все грязное, черное и запретное?
Кошелек перед моим носом, я изумленно отпрянув от него, как от заразного, упираясь спиной в холодную стену, поднимая на тебя свой взгляд.
- Чего я еще не знаю?

+3

4

Сколько я уже здесь? Недели три, наверное, и вот только сейчас рискую пойти туда, где работает Митч. Три недели я сознательно отходил стороной все те места, где мог столкнуться с братом, и младшеньким, и в итоге что? В итоге я не выдержал. Мне надоело наблюдать фотографии брата, развешанные на пробковой доске с разными людьми. С разными людьми, среди которых не было меня. Да и кто я ему, чтобы навязываться? Но ведь сердце тянется к брату, к единственному родному и близкому человеку, который у меня остался. И не хочется терять его, не хочется лишаться того, кого когда-то я сам отправил почивать на государственные средства в надежде, что из него выйдет куда лучший человек, чем мог выйти из меня или него, оставайся он в семье этого урода.
Эльдорадо набит почти под завязку и это не удивительно - по мне так это один из самых лучших клубов в этом городе, где можно отдохнуть за приличные деньги и встретит приятную компанию. Компанию, которую я ищу должна стоять у барной стойки, правда когда я протискиваюсь к ней и занимаю чудом освободившийся высокий стул, меня ждет разочарование - Лукаса нет за стойкой.
- Слушай, я тут парня ищу, - говорю я отпевая пиво. Бармен смотрит на меня так, как будто я предложил ему переспать с собой. Морщусь и мотаю головой. Я спец по девочкам, мальчики никогда меня не интересовали. - Не в том плане, котором ты подумал. Просто потерял человека и говорят он здесь часто бывает, - не хочется как-то рассказывать о том, что он тут работает к тому же. Может просто вредность, может просто не хочу спугнуть бармена, который получил от меня взяткой пятьдесят долларов.
- Как выглядит? - интересуется парень протирая с особым усердием бокал.
- Приблизительно моего роста, голубоглазый, русый. возможно чуть более плечист и накачан чем я. Пара родинок на лице. Обаятельный такой гад. Отзывается на имя Митч, если я не ошибаюсь.
- Ну скажем знаю такого. А тебе-то он зачем? - спрашивает бармен и вновь смотрит на меня взглядом полным подозрений. Я вздыхаю. Ну чье какое дело на кой черт сдался мне родной брат.
- Он мне в карты проиграл, вот ищу забрать долг. - легко соврал я и вновь отпил пиво. Митч нашелся быстро. Судя по всему для бармена карточный долг был святым, поэтому мне тут же рассказали, что он появляется тут с какой-то девушкой, а за лишнюю пятидесятку выдали и имя - Скарлетт Браун, недавно вышедшая замуж за некого мистера Брауна, но при этом новоявленная миссис Браун цветет и пахнет рядом с Митчем. Я слушал о том, какой мой младший брат умудрился развлечься и устроится в жизни, когда краем глаза зацепился за знакомую фигуру. Интерес к рассказу бармена тут же иссяк, и я переключился всецело на пару молодых ребят, Митча и Скарлетт, как я понял с описания бармена раннее. Они и правда улыбались и шутили, и на мое счастье бармена увлекла наконец-то работа, а не только треп языком, потому что когда Брин встал и пошел в сторону стойки, я лишь отвернулся, сполз со стула и собрался затеряться в толпе, но что-то толкнуло меня задержаться и как итог этот мелкий паршивец вымахавший с меня ростом свистнул мой кошелек. Сработано было практически идеально. И если бы я был обыкновенным лохом, то вообще не почувствовал бы сей маневр, но я был вором, и начал воровать куда раньше, чем этим занялся мой братец. Поэтому покачав головой, и усмехнувшись я дал нахалу насладиться триумфом, и подкатил к их столику со спины Митча, положив ему руку на плечо. Кажется фокус с кошельком шокировал красотку и улыбнувшись ей во все тридцать два я перевел взгляд на братца, поставив на стол свою бутылку пива и забрал то, что принадлежит мне.
- Лукас, воровать у родни первый признак неуважения и невежества. Неужели тебя этому не учили? - цокнул я языком с укором посмотрев на брата. - Ой, прости, может мне лучше обращаться к тебе Митч? - выгнул я вопросительно бровь.

внешний вид

+2

5

Чего я добивался. Вот серьезно, чего? Хотелось показать себя с плохой стороны Скарлетт? Она знает меня уже со всех сторон.. по крайней мере она так думает. Может это мне и не нравится. Порой мне кажется, она смотрит на меня совсем наивными глазами, не знаю ,что у меня за душой. Человека складывают его прошлое и его поступки, она не знает ни того, ни другого. Сможет ли она смотреть на меня так же, расскажи я ей хотя бы часть правды о себе? Сможет ли и дальше улыбаться мне, позволяя быть рядом с ней? Сможет ли она и дальше быть искренней со мной, зная, что я ее обманывал, хотя я не согласен с этим термином, я просто не рассказывал о себе. Не рассказывал то, что могла бы навредить ей.
Был раньше? Разве есть такое понятие, как бывший наркоман, бывший пьяница? А следовательно и бывший вор? Я в это не верю, и не хочу верить, что Скар может быть такой наивной. Руки никогда ничего не забывают, они все помнят, даже если мозг твердит, что все забыл. Это уже проверено, это остается навсегда.
Меня настораживают ее вопросы. Зачем, почему... Разве это логично задумывать о подобных поступках. Есть правильное и нужное. Воровать - это не правильный поступок, но когда чувствуешь, знаешь, что ты это можешь и тебе это нужно, ты идешь и делаешь. И не ищешь ответов на какие-то бродящие в голове вопросы. Бумажник. Я лишь киваю в ответ. Впервые, кажется, я делаю что-то не для себя, а чтобы кому-то что-то доказать. Доказать, что я не идеален? Да, Митч, именно так.
И я приземляю этот бумажник перед ее носом, на столик, внимательно изучая ее реакцию. Что это будет? удивление? Отвращение? Скар ведь такая правильная, воспитанная, давай, подумай еще раз хорошенько, зачем тебе такие отбросы вроде меня. Одно это место заставляет тебя передергивать плечиками, не представляю что тебя вообще держит рядом со мной, ведь это моя среда. Меня можно приодеть, привести в божеский вид, но это ничего не изменит, я пропитан этой грязью, и это ничто не изменит.
- Ты правда хочешь знать? - я становлюсь очень серьезным. Не помню, говорил ли я когда-нибудь с тобой таким тоном. Я серьезен, речь идет обо мне. - Что именно тебе интересно? Кого я обворовывал? Может, что еще я умею, что успел нарушить? Мне есть, что о себе рассказать Скар. И я расскажу, вопрос в другом, захочешь ли.... - нас нагло прерывают. Какой-то парень подкатывает к столику, шлепает свою бутыль между мной и Скар и лыбится. Лыбится! Беглый взгляд и я узнаю парня, у которого минутой раньше увел бумажник. Который он уже успел прибрать обратно.
- Чем можем помочь? - слегка откидываюсь на стуле, серьезно глядя на парня, который уже успел вернуть себе то, что у него украли. И что дальше? Поднимешь кипиш? Может подеремся, решим все на кулаках. Может будут еще варианты? Я готов к диалогу, настроение как раз располагающее, не люблю я серьезные разговоры.
- Лукас, воровать у родни первый признак неуважения и невежества. - пауза. Недоумение, но мне удалось выдержать и не выдать удивления. - Неужели тебя этому не учили? - незнакомец укоризненно пялится на меня, отхлебывая из своей бутылки. А у меня в голове ураган мыслей с воспоминаниями, кто мог меня знать как Лукаса. Лукаса знали очень немногие, уже в Чикаго меня знали как Митчелла Энтони Брина. Пауза затянулась, и незнакомец решил ее разбавить. - Ой, прости, может мне лучше обращаться к тебе Митч? - Лукас и Митч. И в голову приходит не так много вариантов, кто мог знать обоих. Те, с кем я работал бок о бок в Чикаго. Те, кого я подставил, бросив на деньги. Те, кто устроили мое похищение. Те, кому я частично отомстил, но добраться до всех пока не удалось.
Я скидываю со стола бутылку пива незнакомца, отвлекая его этим жестом. Подскакиваю с места и припираю парня к стене рядом с нашим столиком, прижимая его горло предплечьем.
- Чтож, рад знакомству от лица обоих, это во-первых. Во-вторых... - прижимаю снова парня, продолжая свой негромкий монолог, направленный только ему. - Окажись у меня хоть один родственник, пришиб бы своими же руками. А следовательно и уважению браться не откуда, это в-третьих. - учили. Будто меня кто-то чему-то учил. Всему, что умею я научился сам или максимум от таких же подростков, как и я сам. Уважение, даже слово резануло слух. Уважать каждого встречного? Уважение вещь сугубо личная, ее кому попало не раздают.
Наивно подумав, что конфликт исчерпан, я ослабляю хватку, за что тут же получаю по ребрам.

+1

6

Митчелл, черт возьми, ты иногда бываешь таким серьезным, что мне становится не по себе. Одновременно меня раздирал дикий смех от твоего образа взрослого мужчины, что вдруг решил открыть свою сущность, и одновременно я чувствовала, как к горлу подступает дикий страх и паника… Неужели я так многого о тебе не знаю?
Но знаешь, то что ты занимался воровством меня абсолютно не пугало, скорее меня обижало то, что ты хранил от меня это в секрете. Я знаю тебя уже почти два с половиной года, неужели за это время я не смогла добиться твоего доверия? Я хочу знать о тебе все, любые факты, потому что ты мне интересен, понимаешь? Ты тот, кого я хочу видеть и слышать каждый день, не зависимо от чего, но ты мне врешь… Смогу ли я с этим смириться?
- Конечно, хочу, почему нет? – мягкая улыбка, за которой я успешно маскирую свое удивление и страх. Я подсаживаюсь к тебе поближе, словно сейчас ты расскажешь мне добрую светлую сказку, а никак не историю о том, каким плохим человеком ты некогда был. – Я могу тебе рассказать и свой секрет, хочешь? Имя Метти в честь моего любимого рестлера. Я фанатка Raw и не пропускаю ни одного шоу. Сложно поверить, да?
Пытаюсь отвлечься, разрядить обстановку, но твоё лицо по прежнему серьезное и непоколебимое. Даже видно, как напряглись вены на твоем лбу, и я, не выдержав больше, коснулась губами твоего носа, заливаясь мелодичным смехом.
- Такой серьезный.
Но нас отвлекают, к нам подходит как раз тот молодой человек, у которого ты вытащил кошелек, и знаешь, я сейчас испугалась, непроизвольно прижимаясь к тебе ближе, и пряча виноватый взгляд.
- Прошу прощения, мы с моим молодым человеком просто поспорили. Возьмите ваш кошелек, вот, мы не вытащили от туда ни доллара, только не вызывайте полицию пожалуйста.
Но незнакомец совсем не собирался звонить копам, о нет. Слова, что он произнес позднее заставили меня возмутиться, глядя на Митча удивленным взглядом.
- О нет-нет, его зовут иначе, вы наверное его с кем-то перепута…
- Ой, прости, может мне лучше обращаться к тебе Митч?
- ли. Митч? Вы знакомы?
Я перевела взгляд на тебя, пытаясь получить хоть какие-то объяснения. Мол, да Скар, прекрати, меня так звали парни в школе, кличка моя, понимаешь? Или же сказал, что этот незнакомец чокнутый и мы лучше уйдем от сюда. Что ты не понимаешь, что происходит, да вообще…
Но на твоем лице не дрогнул ни один мускул, не было даже доли удивления, нет, ты был смертельно спокойным.
И в одну секунду вы уже дрались, а я испуганно забралась на диван с ногами, следя за вашей дракой глазами позабыв даже об элементарном – позвать на помощь.
Знаешь, я уже так привыкла вляпываться рядом с тобой в различного рода ситуации, и к тому, что ты вечно лезешь на всех с кулаками. Но сейчас у меня не было желания ждать, когда вам надоест мутузиться, и я, в попытке вас отвлечь, кидаю в вашу сторону свой бокал с коктейлем, что вдребезги разбивается и заставляет вас отпрыгнуть друг от друга.
- Все, брейк, пауза! – спускаюсь с дивана, оказываясь между вами, гляжу то на одного, то на другого, молчаливо пытаясь понять, кто из вас лжет, и Митчелл, в твоих интересах, чтобы лгуном оказался не ты. – Его зовут Митчелл Брин, почему ты называешь его Лукасом? Он из детского дома и у него нет семьи, или же я чего-то не знаю?

+2

7

Смотрю на брата и на его девушку, переводя взгляд с него на нее и легко усмехаюсь. Оказывается я выдал страшную тайну. По крайней мере если н страшную, то тайну точно, сли судить по расширенными зрачкам красотки, которая прямо вжалась в Лукаса и пытается понять кто из нас двоих сейчас лгун. А братец-то вс таки не промах, крутить любовь с замужней дамой. Даж стало интересно, кто из наших предков был таким же казановой.
Расстроенно цокаю языком. Портить мое пиво, к слову очень даже вкусное пиво таким невежеством. Впрочем лучше бы я не отвлекался, потому что ему оказавшись прижатым к колонне и лишь усмехаюсь смотря в глаза брата и пытаясь найти там что-то, что не могу назвать даже сам. Вот она, горячая и местами гнилая, в плане отца конечно же, кровь Ротманов. Брат готов прибить брата, Не спросив не имя не фамилию не причину. Просто прибить, потому что так просит нутро, которое не ведает что творит. Я хоть и не психолог и не ученный человек, но цирк научил меня ценить тех, кто у меня есть. А Лукас это мое все и я обязан быть за него в ответе, потому что я старший.
Сильный тычок в ребра с двух сторон, когда Митч отвлекся и через секунды рука, которой он подпирал меня под горло, завернута за спину, а пальцы перехвачены в болевом захвате, цель которого не причинить боль, а просто показать кто тут что может и сбыть пыль с братца, который только что кидался словами о том, что была бы родня пришиб бы. И ведь ранило сказанное с горяча. Выходит помнит? А может наоборот, решил что от него отвернулись все? Отвечает ударом затылка, чуть не дотянувшись до носа, поэтому отшатываюсь, пытаясь снова перехватить. Но, чертяга, не плохо подтянулся по самообороне, и мы по прежнему кружили бы сцепившись, если не резкий звук, на который реагируем моментально оба. Скарлетт Браун решила положить борьбе конец. Уважаю. Да и мы оба красавцы. У меня разбита губа и ноют костяшки. Небось на теле кое где на утро будет синяка три точно. ДА и Лукас прилично потрепан. В принципе, можно на этом закончить приветствие.
Он из детского дома и у него нет семьи, или же я чего-то не знаю?
О да, не знаешь о слишком многом. Может о некоторых фактах не знает даже он сам. Но зачем, зачем тебе забивать голову такими семейными разборками? Или он тебе не просто друг, соратник и любовник, а нечто большее? А ты что скажешь об этом, брат? Любишь ее? А муж не против? Хмыкаю и вытираю кровь с подбородка и губы.
- Ты его знаешь как Митчела Энтони Брина. - смотрю в глаза девушки. - Не надо охрану и выводить тоже. Все в порядке, Ребята,  - отмахиваюсь от толпы зевак и перевожу взгляд на парочку, точнее даже на брата - Боги, Лукас откуда такое имя? Не важно. - махаю рукой когда он собрался опять пойти на меня с кулаками. Точно перенял не лучшую черту отца - сначала бить, потом разбираться. При этой мысли кривлюсь в отвращении. - Так вот, о чем я говорил милашка? Ах да. В общем. Я этого парня который родне собрался глотку грызть или убивать не разобравшись, знаю как Лукаса Ротмана. И имел удовольствие знать его еще когда он под стол пешком ползал на четвереньках. - Смотрю на две удивленные моськи и соображаю, что кажется забыл представиться. Вот растяпа. Обрадовался так встретить Лу, что даже не поздоровался. - Кстати, я Клинтон Ротман. Брат твоего, как это правильнее сказать? Любовника? - да, мягкостью речи я никогда не отличался, но зато шок или злость, или это и то и то на их лицах был бесценен. Ну вот, встреча, как говорится, состоялась. Осталось, чтобы она прошла без эксцессов. А то попасть к копам в лапы ой как не хочется. Я и так рискую что приехал в страну раньше, чем истек срок давности преступлению.

+2

8

Неужели судьба стала благосклонна ко мне. Неужели сама решила подкинуть мне тех, до кого я не смог добраться. Как еще я могу себе это объяснить. Кто еще может в Сакраменто знать меня Лукасом? Никто. Значит приезжий. Значит больше просто некому меня искать, кроме тех ребят. Я давно похоронил в себе Лукаса. Он был слаб. Он не умел постоять за себя. Но странная штку судьба, или это жизнь, не знаю как это можно назвать. Но стоит сменить имя - ты совсем другой человек. Нет, не по документам. По документам ты реальный человек, у тебя есть паспорт, водительское удостоверение, страховка и история длинною в жизнь. А внутри ты уже новый человек. У тебя новые привычки, новые цели, новые стремления. И это к лучшему. В шкуре Брина мне куда комфортнее. У Брина нет семьи, нет родственников, нет старых знакомых, даже нет одноклассников. Нет отца пьяницы, которого ты знаешь только по рассказам, которого не помнишь. Нет воспоминаний о какой-то семье, ее не было. Никогда не было. И как только ты принимаешь все эти условности, тебя не тяготят никакие обязательства, их просто нет. Ты можешь расправить плечи и лепить свою жизнь с чистого лица. У тебя нет приводов в полицию, у тебя нет штрафов за парковку, ты чист, как младенец. По правде говоря, об этой детали я не собирался рассказывать Скарлетт, возможно никогда бы не собрался.
И я сцепился с этим парнем, потому что он вмешивается в мою жизнь, которую я в очередной раз собираю по крупинкам. Да, я смогу разумно объяснить потом Скар кто такой Лукас, возможно даже расскажу ей правду. Возможно. Но преподносить это таким шоком. Уже за это мне хотелось выбить из него душу. Хотя, признаться, парень оказался не промах. Всего пара минут у нас уходит на то, чтобы надавать друг другу тумаков, пока Скар не решает вмешаться. Нас отвлекает звук битого стекла прямо рядом с нами. Подумать только, я на столько переключил свое внимание на парня, что забыл, что здесь рядом Скар, которая снова видит меня не в лучшей роли. На этот раз я устроил драку. Кстати, за это у меня тоже были проблемы в прошлом, на рожон у умел лезть еще и Лукасом.  Она встает между нами, будто это сможет нас остановить.
– Его зовут Митчелл Брин, почему ты называешь его Лукасом? Он из детского дома и у него нет семьи, или же я чего-то не знаю? - я молча скреплю зубами, собираясь отчитать ее за то, что она полезла в мужские разборки, пусть мы уже и остыли немного, но на мирный диалог я все еще был не способен. Да и с какой радости, этого человека у меня желание только закопать где-нибудь за городом, как делали мы с Картер, когда я просил ее о своего рода "дружеских" услугах.
- Не мешай, Скар. - сурово говорю я своей подруге, не отрываясь наблюдая за парнем. Знаете, к чему это вело? К тому, что этому парню сейчас ничего не стоит уйти отсюда невредимым. И он будет знать, что некая девица мне дорога, а это ставило под удар именно ее, за себя я не научился переживать. Чувство самосохранения у меня отбила в далеком детстве, еще в беспамятном возрасте.
- Я этого парня который родне собрался глотку грызть или убивать не разобравшись, знаю как Лукаса Ротмана. - на этот раз от меня последовала реакция. Я молча сжал губы и стиснул зубы, чтобы не кинуться на этого парня снова, оттолкнув в сторону Стоун. Мне даже плевать, что мы привлекли внимание зевак, что в этом заведении я работаю, и меня могут попытаться вывести. Но есть же плюс того, что работаю здесь я, а не парень, а значит я смогу объяснить, что этот наглец приставал к моей девушке, его выведут на воздух, оставят в переулке, идеальное развитие событий, правда?
- И имел удовольствие знать его еще когда он под стол пешком ползал на четвереньках. - Скар отвлекается от меня и удивленно смотрит на незнакомца. Ох и мастер врать. Нет у меня семье, ее никогда не было. Я вбил себе это достаточно давно, чтобы поверить. Нет ни отца, ни матери, нем более нет сестер и братьев. Нет никого на этом гребанном свете. А Скар поверит, ведь поверит же. Откуда столько доверия и наивности? Ее что, возвращение в этот клуб забросила в ее наивные шестнадцать лет, когда она носила свои розовые гламурные очки, через которые видела весь мир и не желала их снимать. Я отказываюсь верить, что она не изменилась.
- Кстати, я Клинтон Ротман. Брат твоего, как это правильнее сказать? Любовника? - запоздалые правила приличия? Или что это было? Скар уже готова возмутиться его нахальности, я же решаю перенять эту манеру поведения. Я снова спокоен и невозмутим. Перекипело уже. Хочешь поговорить? Поговорим. Протягиваю парню руку для пожатия, представляясь четко произнося имя и фамилию, делая на них ударение.
- Митчелл Брин, рад знакомству. - мне даже удается выдавить подобие улыбки, когда я протягиваю руку парню, что повергает Скар, наверное, в полнейший шок. И парень ее жмет, крепко и уверенно, возможно даже решив, что на сегодня конфликт исчерпан, но мне не хватает лишь маленького дополнения. Дергаю руку на себя, заламывая парню руку и припечатывая его лицом к столику, за которым несколькими минутами ранее мы спокойно сидели со Скарлетт. Получается, что я использовал почти его прием, использованный на мне, только у него рядом не было стола, к которому меня можно было бы припечатать.
- А теперь послушай меня, умник. Не вмешивайся, Скар! - я предупреждаю ее попытки снова помешать нам, вмешаться в наш "разговор". - В твоих же интересах сейчас купить себе пива, оставить бармену на чай и свалить из этого заведения, прекратив портить нам вечер. Осталось что сказать - нашел один раз, найдешь снова. Понадобится сам найду. Братец... - последнее слово выдается особенно ядовитым, ибо я лишь подыграл парню, который рассказ красивую историю, в которую я даже не задумался, чтобы допустить возможность поверить. Отпускаю парня, отступая к Скар, приобнимая ее за плечи.
- Не хочешь уйти отсюда? Не самый удачный вечер я выбрал, чтобы вернуть тебя в это заведение.

+2

9

сердце стучится к тебе
но ты не пускаешь
оно до сих пор бездомное

Sia – Breathe Me

Я отрешенно стояла в стороне, с какой-то непреодолимой усталостью наблюдая за происходящей дракой. Снова. Опять. Митч, почему за тобой следом всегда тянутся разрушения, склоки и непонятные импульсивные разговоры? Эти постоянные встречи с твоими недоброжелателями начинали мне потихоньку надоедать, а  я так хочу просто посидеть с тобой вдвоем, в нашем тихом и уютном мире, вспомнить, какого это, чувствовать тебя полностью, ощущать кожей рук твое доверие, твою привязанность ко мне и твою нежность. Но вместо этого я каждый раз вижу тебя таким – взбешенным чудовищем, не видящим ничего на своем пути. И если когда-то твоя сила и мощь меня восторгали, то сейчас я ощущала лишь уныние и тоску. Чувствовала себя опять брошенной, ради очередного удачного случая столкнуться с кем-то лбами.
Чего тебе не хватает? Эмоций? Страсти? Может тебе не хватает немного более буйной жизни в наших отношениях, что ты так рвешься насытиться ненавистью и злостью с другими? А во мне этого нет, спокойная и благорассудная, не скандальная Скарлетт Стоун. Но в тихом омуте, как ты помнишь…
Звук битого стекла, две пары глаз устремляются на меня, и я от чего-то чувствую смущение, тут же скрывая его в недрах своей души. Не дам ставить меня в тупик даже двум взрослым мужчинам. Я должна быть сильной и решительной, и если я не встряну сама, то так ничего и не выясню.
Незнакомец, что чуть позже представляется Клинтом, рассказывает мне весьма занимательную историю. И я слушаю, внимательно слушаю, стараясь не выдавать своих искренних и настоящих эмоций. Его зовут не Митчелл? Почему я не удивляюсь, почему я, черт возьми, этому не удивляюсь? Словно всегда чувствовала, словно знала, что у него есть от меня секреты, что он хранит за рубашкой кучу тайн и загадок, которые мне еще предстоит разгадать. Закрытый, молчаливый, вечно увиливающий от ответов так, словно ему есть чего стыдиться. Но на самом деле, стыдиться он должен только одного – своей жалкой любви ко лжи.
Выгони ее из своей жизни, вдохни полной грудью. Секреты тебя погубят, вечные тайны не дадут ступит ровным и уверенным шагом. Будь со мной, будь откровенным, полностью и навсегда. Ты же знаешь, как я отношусь к лгунам.
- Ты его старший брат? – внезапно задаю я, терроризируя взглядом Клинта, словно пытаюсь найти в его лице что-то схожее со своим мужчиной. Они похожи, чем-то неуловимо общим. Сходство есть, и оно не кроется в цвете глаз или цвете волос. И дело даже не в высоком росте. Дело во взглядах, движениях и неловко кинутых фразах. Я чувствовала волнение Брина своей собственной кожей, его напускное спокойствие, словно он пытается стать мной – статуей без сердца, без чувств, без эмоций. У него это не выходит, и я вкладываю свою ладонь в его, заставляя посмотреть в мои пристальные карие глаза. 
- Не важно, что ты сейчас скажешь, просто посмотри на меня. – и этого достаточно, просто чтобы понять – что то не так, и часть из того, что мне сказал Ротман – все-таки правда. – Нет, он мне не любовник. – сухо, лениво разворачиваясь к новому знакомому и награждая его строгим взглядом. Как директор смотрит на плохого ученика, как босс смотрит на ленивого работника. Не пущу к себе в голову, не дам себя смутить, но…
Хотите знать, что именно я чувствовала сейчас? Мне хотелось кричать во весь голос и бить Брина по груди. Почему, почему каждый раз ты меня обманываешь? Но я знаю, что он скажет.
Хотел уберечь тебя от правды.
К черту ее, к черту опеку и заботу, я хочу чувствовать себя частью твоей жизни, а не лишь жалкой попыткой отвлечься. Покажи мне себя настоящего, почему ты каждый раз одеваешь маску на свидание со мной?
Я же знаю, знаю, что я далеко не последний человек в череде событий, что составляет твою жизнь. Знаю и чувствую. Но не понимаю, почему ты так яростно не желаешь пускать меня ближе, сюда, в самое сердце, там, где по моим предположениям, должно быть мое место.
Доверие – самое важное, то, за чем я гонюсь всю свою жизнь. Я хочу, чтобы мне доверяли, я не желаю слышать вранья, это унизительно, знать, что человек, которого ты ни за что никогда бы не отпустил от себя – тебе врет.
Словно ты недостойный знать о его тайнах. Словно ты не тот, которого он искал.
Хотела открыть рот, чтобы что-то сказать, но меня затыкают и просят не встревать, что еще больше вводит меня в ступор. Кто я тогда? Кем прихожусь тебе, если у меня нет права даже сказать одно слово? Не хочешь делиться проблемами, не хочешь делиться своей жизнью? Хорошо, я уступлю.
Молчу, терпеливо ожидая, когда мальчики наговорятся, отхожу в сторону и опускаюсь на кожаный диван, делая глоток светлого пива, прямо из бокала Митчелла. Лишь через несколько минут он вспоминает обо мне, подходя ближе и обнимая за плечи. А я, решительная, смотрю в его серые, наконец размыкая уста.
- Да, я хочу от сюда уйти. Прости. – осторожно убираю мужскую ладонь с плеча, поднимаюсь во весь рост, беру свою сумоку, удрученно бросая взгляд в сторону Клинта. -  Прости, я так не могу. Два года, два чертовски длинных и сложных года, а ты так и не научился мне доверять. Это невозможно, ощущать себя за гранью твоей реальности, словно я всего лишь случайный прохожий, которого не стоит посвящать в свои проблемы. Меня это не устраивает. Я доверяю тебе все, тебе одному я рассказываю такое, о чем никогда не узнает никто другой. Ты не отвечаешь мне взаимностью, я чувствую себя чужой. Хватит. – мне не легко давались эти слова. За такое долгое время я разучилась контролировать свои эмоции при тебе. Честно сказать, мне и не хотелось. Ты занял особенную нишу в моей памяти и в моем сердце, и я хотела быть с тобой откровенной. Я впускала тебя в свою голову, но сегодняшний день будет последним. Ты этого не ценишь, да и ценил ли? – Не надо меня провожать, я вызову такси. – выставляю руку вперед в знак протеста. Хватит, не хочу оставаться с тобой наедине, хочу вернуться домой, выпить бокал виски и лечь спать. В одну и ту же реку дважды не войдешь, особенно если она сбивает тебя своим течением. А ты сбивал меня столку своим темпераментом, свой скрытностью, своим нежеланием открываться. Минута молчания, печальный выдох. – Мне было хорошо.
И чередой тихих, но уверенных шагов, прочь. Прочь отсюда, в толпу пьяных и веселых людей. Мне бы их оптимизма, хоть чуточку.

+2

10

Не верит. И не поверит, прекрасно понимаю и знаю. Просто так такие люди не верят на слово, потому что жизнь их прилично побила. И как доказать этому оболтусу что я его крови? Не петь же мне ему колыбельную, которую не впопад пел я, когда мать была слишком пьяна, чтобы исполнять свои материнские обязанности. Хотя, чего греха таить, сердце сжимается от боли. Я его так долго искал, стремился защитить, а он не желает даже поверить в то, что его кто-то может хотеть защитить не прося в ответ ничего.
Киваю на вопрос девушки. Конечно же брат, родная плоть и кровь, потому что ближе его нет никого. Отец и мать это не то. Один подонок редкостный, вторая сволочь спрятана в больнице для умолищеных. Он вся моя родня, он все, что у меня осталось за душой.
Когда Лукас тянет мою руку в захват, я уже знаю, что встреча со столом неизбежна. Я лишь жестко усмехаюсь, выдыхая резко воздух и чувствую прекрасно тяжесть братского тела, даже не пытаясь вырваться. Пусть остынет, я дождусь своего.
Братец...
- Сучок...
Почти восхищенно вырывается у меня и я дергаю плечом, выпутываясь из его пут и присаживаюсь на столик, достав сигареты прикуриваю, смотря на девушку и парня.
- Не был бы он твоим любовником, не смотрела бы ты на него глазами олененка Бэмби. Детка, это Ротманавская порода. Ложь у нас в крови, как и многое другое. И поверь уж моему жизненному опыту, этот экземпляр нашей породы тот еще сволочь, наверное потому, что когда-то его отдали для его же благо. Эх, Лукас, Лукас, не такой жизни я хотел для тебя, ой не такой.
Выпустив дым и стряхнув пепел на пол, благо зеваки уже разошлись, поняв что ловить больше нечего, я посмотрел на Лукаса-Митчела, и на его девушку, которая вздернув подбородок гордо вздернув подбородок собралась уйти. Женщины, однако, оставались женщинами всегда и юная миссис Браун была не исключением. Их пафосные речи из разряда "ах ты сволочь, меня не любишь, я от тебя ухожу" вызывали у меня в основном улыбку, снисходительную и насмешливую.
- Митч, - я привлек внимание парня и затушил окурок об огрызок стакана, который остался после того как Браун разбила его. - Предлагаю пиво за свой счет. А цыпа вернется к тебе сама, завтра утром, максимум вечером. Фирма гарантирует.

+1

11

Сегодня неправильный день. Чертовски не правильный. Кто дал право кому-то в один миг рушить часть моей жизни? Да, пусть такой лживой, хрупкой и хлипкой, но какое право появилось у кого-то вмешиваться в нее, вносить свои правила, делать заметки на полях и критиковать. Не я ли хозяин своей судьбы? Я наивно верил, что я и никто другой. Но другим хватает наглости мешаться под ногами, какого, спрашивается черта. Клинт, ведь так? Почему сегодня, здесь и сейчас. Знаешь, ты не мог бы выбрать момент лучше, клянусь.
- Скар, перестань. - я не желаю убирать свою руку с ее плеча, как бы настойчива она сейчас не была. - И это все? Тебе проще поверить парню из бара, я правильно понял? Тебе проще поверить кому угодно, но не мне. ТЫ прекрасно знала, догадывалась, да и я не отрицал, что не договариваю многое. И знаешь почему? - я приближаюсь прямо к ее лицу, заглядывая презрительно в глаза. - Именно поэтому. Ты бы никогда не приняла, не согласилась бы понять. Тебе проще отвернуться и уйти, не желая выслушивать ничего в добавок. Наверное, это выше твоего достоинства, не так ли? - насмешливо спрашиваю я, зная, что задену ее этим за живое. Она всегда старается быть высокомерной и непрошибаемой. А удастся ли сейчас? Я хватаю ее за руку, когда она пытается отвернуться и уйти, но после первой попытки отпускаю.
- Другого я и не предполагал. Уходить - уже входит у тебя в привычку. - провожаю ее удаляющийся силуэт молчанием, раздумывая о ее словах. Нет, Скар, тебе не удастся меня понять. Ты воротишь нос от самой малой части правды обо мне и требуешь от меня только правды. Расскажи я тебе ее сам, ты бы сбежала точно так же, ничего не меняется. Ты бы сбежала от меня еще два года назад, не дав и шанса показать тебе себя. Да, я ужасный эгоист, потому что все это время мало считался с твоими чувствами, намеренно оставаясь в кругу твоего общения. Да я и сейчас остаюсь эгоистом, не желая даже оправдаться перед тобой, заставляя поверить в слова Клинта и не переча им. Я эгоист до мозга костей, хотя бы эту черту ты должна была во мне узнать, иначе получается, что ты меня не знала и вовсе.
- Митч, - я поворачиваюсь на отклик. Ты все еще здесь, восседаешь и нагло куришь и даже встреча со столом тебя не отпугнула. Сейчас же мне и в голову не придет махать кулаками. Все, что можно было испортить, ты испортил, отдаю тебе должное. Я безучастно выслушиваю твой комментарий относительно Скар, отмечая про себя, что я ее знаю все же лучше и шире этого твоего относительного понятия о девушках.
- Старший брат значит? Интересно... - подхожу поближе к тебе, закуривая на твой пример, всматриваясь в хреновом освещении заведения в черты твоего лица. Думаете я сейчас скажу, что да, похож? Не угадали.
- И какими судьбами? Я стал неслыханно богат? Я нарушил закон? Просто решил повидаться? Чем, собственно обязан? - делаю пару затяжек в затянувшемся молчании. - Я может должен был растрогаться, пустить слезу? Броситься тебе на плечо с какими-то синтиментальными словами? Нет, правда. Ты пришел сюда, заявил, что мой брат. Это же... так чертовски мило! - при слове "мило" меня неосознанно передернуло. Я сделал серьезное лицо, прекращая этот цирк и говоря уже серьезно. - Если ты и правда ждешь чего-то подобного, то напрасно, этого не будет.
Бросаю остаток сигареты в осколок стакана вслед за окурком Клинта, разворачиваюсь намереваясь уже уйти. Но я был бы не я, не проснись и сейчас во мне любопытный эгоист. И я все же разворачиваюсь, возвращаясь к парню.
- Почему сейчас? Не пять, десять лет назад, почему, мать твою, сейчас? Не трудись придумать достойный ответ, я один хрен тебе не верю. - даже ответь ты сейчас что-то из ряда вон убедительное, я бы не смог пересилить себя и даже допустить мысль поверить. В голове все еще не может уложиться, что у меня может быть брат. Нет, исключено. В раннем сознательном возрасте я вбил себе, что я один, что никого нет, есть только я сам. И с этим шел по жизни. Все чертовы двадцать шесть лет. Полагаться на себя, верить себе. И не узнавать, не пытаться узнать, кто был моей семьей. Не было никакой семьи, это было правильным. И сейчас, когда столько лет уже за плечами, пытаться навязать, доказать мне, что семья была. К черту какая, но она была и ... что, отказалась? Идите к черту, моя версия мне нравится больше.

+3

12

Massive Attack – Angel
Всегда интересно знать чем это закончится
особенно если еще не началось

Все было словно в замедленной съемке, я с трудом понимала и видела, куда несут меня ноги, но я отчетливо слышала каждое твое слово, фразы эхом отражались в моей голове, заставляя остановиться. Просто встать на месте как вкопанная, и не верить собственным ушам. Нет, мое сердце билось отчаянно сильно, словно торопилось жить, торопилось перемотать этот момент моей никчемной жизни, в которой, казалось, совершенно нет место и для минуты счастья. Я слушала тебя, твои отрывистые грубые реплики, сухие, словно мой уход ничего для тебя не значит.
В очередной раз ты показываешь себя с равнодушной стороны, отпуская меня и добивая сомнительными комплиментами. Снова сваливая всю вину на меня. Ты врал и обманывал – а причины? Причина вновь и вновь крылась во мне.
Митчелл, я не понимаю, почему каждый раз, когда я указываю тебе на твои промахи, ты всегда отвечаешь одинаково – ты знала, на что шла. Ты же обо всем прекрасно догадывалась, к чему претензии? Неужели так легче жить? Да, я знаю, прекрасно понимаю, что если ты живешь с человеком бок о бок, ты принимаешь его таким, какой он есть, целиком и полностью, закрывая глаза на все недостатки и минусы. И знаешь что? Я была готова не обращать внимания на многое, прощать тебе твою блядскую натуру и неумение отвечать за свои поступки. К черту, ты всегда таким был, отрицательным героем, к которому так тянулась моя положительная, через чур правильная и идеалистическая душа. Стремление идеала к разрушению. Не это ли основа всех законов природы?
И я разворачиваюсь, глядя в твои пронзительно серые глаза, не обращая внимания на реплики Клинта, сейчас его личность мне казалось настолько никчемной и ненужной в череде всех прошедших событие. Его слова пыль по сравнению с твоими, его присутствие не задевало меня ни на йоту так же, как твое.
И я делаю шаг вперед, твердый, уверенный и решительный. Шаг тебе навстречу, вдыхая прокуренный воздух полной грудью. Ты хотел вывести меня на эмоции, хотел задеть меня – поздравляю, тебе удалось это, и сейчас, именно сейчас впервые в жизни ты почувствуешь на себе весь гнев и негодование надменной суки Скарлетт Стоун.
- Ты действительно так считаешь? Что мне легче отвернуться и уйти? Хочешь узнать, что я думаю на этот счет? – стальной блеск в глазах… быть может отражение наступающих слез, но мой голос был твердым, как и мои мысли. Уверенная в своих словах и поступках, полная решимости высказать тебе все до самого конца. – Каждый раз, Митчелл Брин, ты убегаешь от разговора обвиняя меня в том, что я знала, на что шла. Задумайся хоть на секунду, почему я всегда тебе все прощала. Измены, тисканья с бабами и твое нежелание даже тупо извиняться. Твои импульсивные поступки, то, как ты быстро находил мне замену. Я прощала тебе все, принимая тебя таким, какой ты есть. Я хотела быть тебе кем-то большим, чем просто – постоянная девушка. Я хочу твоего доверия, но ты каждый раз во всем винишь меня. Что ты хочешь от меня? Скажи мне, что ты хочешь?
С каждым словом приближаясь все ближе и ближе, наконец упираясь кулаками в твою грудь, словно пытаясь вдолбить смысл своих речей тебе в душу.
- Ты слабый, ничтожный человек, не умеющий бороться за свое счастье, ты каждый раз сдаешься, когда видишь, что твое кто-то уводит у тебя из под носа. Тебе нравится наслаждаться объедками? Нравится успокаиваться в объятиях доступных женщин? Почему в кой то веки не начать уважать себя и меня? Ты мне нужен, ты всегда был мне нужен, но я не могу бороться за наше будущее в одиночку. Словно наши отношения нужны мне одной. Хоть раз ты сделал шаг мне навстречу? – пихаю тебя в живот, отталкивая от себя и отвлекаясь на реплику Ротмана.
Его слова про взгляд олененка и про цыпу буквально взбесил меня, и не удержавшись, я схватила со стола бокал с пивом, выливая напиток мужчине в лицо.
- Молчи, просто молчи. – как змея прошипела сквозь зубы, снова возвращаясь к тебе взглядом. – Что я должна сделать, чтобы ты понял, чтобы ты знал, что я не хочу терять эти отношения. Хотя это и романом назвать сложно, словно мы пытаемся построить дом из песка и воды. Что тебя держит рядом со мной? Что? Это жалость? Желание быть нужным и любимым? Тогда почему ты этого не ценишь и бежишь от меня? Верь мне, доверяй мне, будь откровенным! Или тебе нужно…
Внезапно в мою голову врезается безумная идея, и я замолкаю, с силой сжимая в руках ткань твоей футболки. Ты всегда так рвался к другим женщинам по одной простой причине. Я не могла дать тебе того же, что могли дать они. Но теперь и у меня было преимущество, мне нечего терять, теперь нечего.
- Пошли. – властно, командным голосом, пресекая твои попытки что-то сказать и сопротивляться. Мой взгляд полный ярости и решимости, в груди полыхал коктейль из ненависти и любви и я, словно опьяненная этим чувством, сама толком не понимала, что творю. – Идем.
Сжимая твою ладонь, утягивая тебя за собой, туда, в сторону бара, чтобы просто узнать, где нам найти вип-столики. И вновь по людному течению, вверх по лестнице, в свободную кабинку, что скрывалась за бархатными балдахинами. К черту Ротмана, он нам никто, мы его не звали. Мы пришли сюда вдвоем, эта проблема касается лишь нас двоих, наедине мы ее и решим. Ты и я. И тебе придется быть со мной искренним.
Оказываемся в темном помещении, толкаю тебя на кожаные диваны, на мгновение замирая, словно давая тебе шанс выговориться. Но молчу, просто смотрю в твои глаза прямым взглядом, жаждущим… чего-то.
Ни слова не слетело с моих уст, и дождавшись, когда ты выговоришься, стягиваю лямки своего платья, спуская его до пояса, представ перед тобой в одном лишь белье, красивом, откровенном, как ты любишь.
Волнуюсь, мелкая дрожь коснулась светлой кожи, и я резко подаюсь вперед, словно боюсь  передумать. Я готова, а ты? Готов ли ты забыть про свои похождения, быть со мной не только мысленно, но и телом, и, разумеется, душой.
Оказываюсь у тебя на коленях, обнимая холодными ладонями твое лицо, склоняюсь низко-низко, обжигая скулы горячим дыханием, здесь и сейчас, будь моим?
- Ну же? Тебе ведь этого так не хватало? Давай. – а изнутри меня разрывала смертельная печаль, словно сгрызала все мои органы, прекращая шансы на существование светлой и маленькой надежды. Это же поможет, это нас спасет? Это позволит нам вновь начать заново? Или же мы полностью разрушили все, что нас когда-то связывало. А связывало ли? Вдруг это лишь привычка и привязанность? Но я чувствовала волшебное чувство влюбленности, что заставляло омывать щеки солеными слезами.
И терпкий поцелуй, полный отчаяния и надежды. Словно последнее противоядие, способное уничтожить яд в нашей крови.

+2

13

Сев более удобно на стол, ну а что, на стульях сидят слабаки, стол это по нашему, я усмехнулся смотря на братца и слушаю его слова. В принципе, он прав и имеет право на меня не только злиться но и морду лица мне набить, хотя бы за то, что я не появлялся в его жизни долгих двадцать три года. Но как тут появишься, когда спать ложишься в Филадельфии, а днем уже в районе Вашингтона ставишь шатер и расклеиваешь объявления о том, что в город приехал цирк. Уж ни как не выходило тогда вырываться в Чикаго со словами "Лукас, я тебя люблю!" Да и нужна ли ему моя такая изощренная любовь? что я ему мог дать? Тогда я мог дать ему лишь жизнь вора или работника бродячего цирка. А я надеялся, что он пойдет дальше, получит образование, станет хорошим человеком, будет работать. Если бы то все было бы, я бы даже не появился на горизонте. Может случайно поселился бы с ним по соседству, вместе пили бы пиво по пятнице и говорили бы о бейсболе, но не слово о братстве. Успешным не нужны родственники связанные с криминалом. Но на деле Лукас оказался таким-же как я, что и вынудило придти к нему со словами "я твой брат". Поэтому я молча прикуриваю сигарету и не говорю ничего. Мне нечего сказать, по крайней мере сейчас. Мексиканского сериала или индийского где больше чувств, кстати? В общем классического сериала о воссоединения семьи не выйдет. не в этот вечер. Ну и черт с ним. Главное он узнал что не один. А верить прямо сейчас или нет, это дело десятое. Кстати, о делах, Скарлетт судя по всему задержится.
А ведь она почти ушла! И я почти стал ее уважать видя в данную минуту в ней женщину а не истеричную малолетнюю бабу. Но вот она делает разворот и идет обратно. И все мое уважение рухнуло к черту в ад. Ну как так можно то? Как можно не уважать себя настолько, что ради какого-то кобеля, и плевать, что он мой младший брат, терять лицо и далее по тексту. Ни понять мне девушек и баб, увы и ах. А может оно и к лучшему. Меньше знаешь, крепче спишь, как говорит крайне мудрая народная поговорка. Хотя, сказать честно, наблюдать спектакли я очень люблю. Знаете, есть в них что-то такое лживое и натянутое, эгоистично-женское, из разряда "вернись и я все тебе прощу, не смотря на то, я тебе изменила и вообще я сволочь. Ну а ты вернись, извинись и я тебя прощу". Странные эти женщины, я вам скажу. Но при этом они безумно сексуальные. Наверное поэтому я еще не стал геем. Женщины меня влекут куда сильнее. Сними как на сковороде, что стоит на адовом огне.
- Да ладно, - выпалил я удивленно выгнув бровь, и уперся ладонями в столешницу между ногами, потянувшись вперед. Хоть сцена и разворачивалась практически перед моим носом, и я имел эксклюзивный билет в первый класс, я все равно стремился не упустить ни слова из того что сейчас выдавала мадам-ты-последняя-сволочь-Митч. А говорила она достаточно много, сама того не подозревая, открывая для меня брата с той стороны, о которой я конечно же знал, сам такой поматросил и бросил, и просто вызывая мое восхищение, прямо скажем детское, тем какой же у меня братец сволочь эгоистичная.
- Дай мне больше грязных подробностей, детка, - проговорил я и в итоге получил пивом в лицо. Хорошо еще реакция хорошая, успел зажмуриться. Отфыркнувшись и вытерев лицо рукавом рубашки, я помотал головой. - А она у тебя горячая и моментами истеричная. - Проговорил я и спрыгнув со стола направился в сторону уборной, чтобы смыть пиво с себя. Ведь если оно высохнет на мне, не отдерешь потом даже мочалкой.
Завалившись в уборную, чистую и светлую, где приглушенно играла та же музыка что и в зале, я облокотился руками о раковину и посмотрел на себя в зеркало. Самодовольная улыбка сползла, оставив за собой лицо немного уставшего человека. Еще в детстве, я наблюдал то, как клоуны смывая грим и нарисованные улыбки становились обыкновенными дядей Джеком, и мистером Смитом. И лица их как правило не улыбались. Потому что улыбаться было нечему. Цирк не давал того счастье, которое многим казалось царит за его кулисами. Я вырос в этих кулисах, Я видел истинную жизнь там. И учился надевать маску, чтобы радовать людей на арене.
Мои мысли прервал завалившийся в уборную пацан лет двадцать трех,  натягом, в доску упитый, который едва добравшись до писсуара принялся с удовольствием молиться своим богам.
- Эй, придурок упитый, друг. Даю двадцатку за твою майку.
- Оукей.
Переодевшись из рубашки в ядовито зеленый цвет майки, и где они умудряются доставать такие цвета, я вновь взглянул на себя в зеркало, скривил рожицу и вышел в зал, в оглушительную оргию звуков, хаотичное движение тел и желаний. Надо было найти Митча, поэтому я направился сначала к нашему столику, где в последний раз видел брата, но он оказался занят другой компанией, поэтому я свернул к барной стойке.
- Хей, ты тут Митча не видел? - спросил я у бермена, кстати нового. Наверное, смена прошлого закончилась уже.
- Он пошел в сторону VIP-ложе. - ответил мне работник клуба. Круто. Свалил значит.
- С девушкой?
- Аха. Заказывать будешь?
- Два пива. Разливного. - я положил деньги на стойку и дождавшись свои две кружки направился туда, куда мне указал бармен.
- Она любит варенье из ласк
Арифметику, лето и опыты крови
И её изумрудные брови
Колосятся под знаком луны.

Подпевал я медленно в не такт энергичной музыке, когда оказался в каких-то четырех метров от кабинки где укрылись брат и его девушка.
- Тьфу блин, прицепиться же всякая попса. - проговорил я в сердцах и отпил глоток из своей кружки. Правда перед этим я отпил глоток из другой кружки, тоже посчитав ее своей. Но Лука же не обидеться, я в этом уверен.
- Слушай, я же обещал тебе пиво! - произношу я без церемонии вваливаясь в ложе, и застав брата с девицей на коленях. Конечно же я узнал в округлостях Скарлетт, но я был бы не я если бы признал бы это сразу. Да к тому же, я же был предупрежден, что она тут. Ну простите, я "нечаянно".
- О, вижу ты время зря не теряешь. Познакомишь? - выдал я и увидел лицо девушки тут же "отшатнулся" сделав пол шага назад. - Ой, Скар, привет. Ну что скажешь? Мне идет эта майка? Лукас, держи пиво. - я поставил бокалы на стол и плюхнулся напротив голубков, притянув через секунду к себе свой бокал. - Ну вы продолжайте, я тут посижу пиво попью. Я же не мешаю, правда? - сделав абсолютно невинное лицо поинтересовался я и отпил пиво, ставя бокал опять на стол, так, чтобы случайно его не разбить. А то еще платить заставят, Не поверят же что это не я его разбил, как не верятя сейчас наверняка эти двое в то, что я тут оказался совершенно случайно, и что не знал, чем они тут намеревались заниматься. Ладно, о том что Митч-Лукас не один я знал, но откуда мне должно было быть известно о том, что у него тут приват рандеву с его девушкой. И до чего докатился мир, занимаются всякими непристойностями практически под носом у людей.
- Прежде, чем вы меня выставите, ответьте мне на вопрос - люди у вас что нету квартиры и кровати в ней? Да вы хотя бы номер снимите что ли в мотеле. А то взрослые вроде люди а третесь как старшеклассники на вечеринке. - фыркнул я, вновь взяв бокал, откинувшись на спинку диванчика и перекинув ногу на ногу, сделал глоток не собираясь даже сводить взгляда с парочки напротив меня.

+2

14

Скоро этот мучительно долгий вечер уже закончится? Сколько еще сюрпризов будет преподнесено? Один или десяток? Наши перепалки никогда быстро не заканчивались, нам всегда было и есть, что сказать друг другу. Нравится делать это на людях? Не вопрос, не моя репутация страдает при этом, это ты у нас примерная девушка, о которой так любят писать грязные сплетни в газетах. Может ты уже вошла во вкус этой ненастоящей вычурной жизни, нет правда, может тебе она ближе? Тогда зачем ты отчаянно пытаешься жить проще, отрицая, что жизнь богатой папиной дочки тебе по душе? Знаешь, Скар, я давно во всем запутался. Я запутался в себе, я запутался в нас, и самое главное - я запутался в тебе. Раньше, я мог читать тебя, как открытую книгу. Тебе сложно было что-то утаить от меня, что-то недоговорить. Знаешь, когда все изменилось? Когда появился Макс, как бы сильно ты этого не отрицала. Но именно тогда, ты начала мне врать. Ты не сказала о помолвке, ты не сказала ничего, и возможно, если бы не случай, я бы о ней и не узнал? Что еще? Чего еще ты мне не говорила? И после этого у тебя поворачивается язык называть меня лгуном? Хорошо, да будет так.
- Да, Скар, я имею привычку говорить то, что считаю, не находя ловкие невнятные ответы. И если я говорю, что вижу, что тебе проще уйти - значит так и есть. - но это не конец дискуссии, ты только начинаешь набирать обороты. Хорошо, я выслушаю, и даже не буду перебивать. И как же это метко сказано, про объедки, если учесть, что ты здесь, передо мной, после того, как Макс тобой попользовался. Ты можешь это назвать как угодно, в его же глазах это именно так. Ты отвлекаешься на Клинта, я удивлен, что он все еще здесь, но ему нравится этот спектакль. Плевать и на это, мне хочется услышать финал этой жаркой речи. К чему-то же ты все ведешь, это не просто поток несвязных предложений. Тебе хочется поставить меня на место, указать на мою ничтожность? Ни к чему, я знаю кто я и чего достоин и выше чего мне не прыгнуть. Но ты так увлеклась, что даже пожелай я сейчас вставить хоть слово, ты и не заметила бы. Но ты резко останавливаешься, не заканчивая предложения. Что, мысль потеряла? Но нет, ты хватаешь меня, утаскивая в другую часть клуба, мимо барной стойки, мимо танцпола. Нет, мне любопытно, и я не думаю сопротивляться. Что будет еще? Ты влепишь мне пощечину? Что дальше? Отчитаешь как ребенка? Что тебя, мать твою, до сих пор держит в этом заведении, ты собиралась уйти!
- И что дальше, Скар? Ты решила, наконец, не выносить эту ссору на люди. Мудро, очень мудро. Надеюсь, что ты успела высказать все, что наболело еще в зале, потому что у меня нет желания торчать здесь. Ты хотела уйти - я тебя не держу, никогда, заметь не держал. Громкие слова, но я всегда старался сберечь то, что у нас было. Ты видишь в этом только отношения. Между девушкой и парнем, я от чего-то вижу в этом больше. То, что у нас было до того, как стали парой, но тебе видно это ни к чему, не так ли. Да, мне приходилось делать тебе больно, и сделаю еще ни один раз. - ты перебиваешь мою речь, толкнув меня на диванчик. Не культурно, ибо я дал тебе выговориться. Но дальше, я пребываю в легком шоке. Ты избавляешься от платья, спуская его и оставаясь в красивом белье. А я. А я не могу что-нибудь сказать, не понимая зачем ты это делаешь. Какая ирония, два года назад ты пришла в это заведение и к тебе начал приставать парень, желающий затащить тебя в такую же кабинку. И что спустя два года, ты делаешь это сама? Твое дыхание обжигает, заставляя меня очнуться, вспомнить кто мы и что мы делаем. Хватаю тебя за руки, убирая их со своих плеч, заглядывая строго тебе в глаза.
- Какого черта, Скар. Захотелось острых ощущений? Всегда правильная и примерная, а решила вести себя, как потаскушка? Да что на тебя нашло, думаешь в этом проблема? Ты правда на столько наивна?
- Слушай, я же обещал тебе пиво! - беспардонность и эгоизм. И от чего я проникаюсь к парню только симпатией от таких черт характера? Потому что сам такой?
- Засунь себе это пиво знаешь куда? - я не обещал быть любезным и приветливым. Я таким вообще бываю редко. Усаживаю Скар рядом, не стараясь ее прикрыть. Это ее тело, ее стыд, ее желание забраться в кабинку и оголиться, не думая, что как раз такое и возможно - нежданный визит. И все же, поколебавшись секунду, я прикрываю ее легкой курткой, прихваченной с собой для езды на мотоцикле.
А вот за наглость комментариев парня, мне уже хотелось снова помять его смазливое личико. - Какого хрена ты еще здесь? Заняться нечем, пойти некуда? А у зубного давно был? Быстро могу обеспечить и не один прием. - отвлекаюсь на смущенную Скар, сидящую рядом, вполуха слушая вопрос Клинта. Смотрю на нее и все же желание заткнуть Клинта пересиливает меня.
- Знаешь, Скар, ты можешь и не принимать меня таким, какой я есть, но некоторые вещи оставлять как есть я не намерен. Такие, как, например, этот парень. Или может ты хочешь сказать, что я должен это терпеть? В любом случае, это в твоем характере, а не в моем. Извини, если что не так... - Не спеша поднимаюсь, закуривая сигарету и задавая вопрос Клинту. - Выйти не хочешь? - и киваю на сторону выхода. Заметьте, я сама любезность? На въебал ему сходу, выталкивая на улицу, нет, все культурно, высшее общество блин.
- Сделаем вид, что уже разобрались, ибо я заебался сегодня махать кулаками. - делаю затяжку, смакуя ее на свежем воздухе. - Что дальше? Допустим брат. Я сказал допустим, хотя я такого варианты и не допускаю. Допустим родня. Что дальше? Сходим вместе на рыбалку? На охоту? На ограбление? Дай знать, когда решишь, чего ты хотел и тогда поговорим. Из всех предложенных хобби я поддержу лишь последнее. Остальное, увы, не мое.

+2

15

Сердце отчаянно билось в груди, заглушая все мои мысли, словно отсчитывая секунды до того момента, когда ты уже прекратишь говорить, заполняя помещение тишиной, спокойствием и умиротворением. Я мечтала об этом, моей душе не хватало этой глубины, этой невесомости, когда ты лишь паришь и отпускаешь от себя все, что так мешает тебе просто жить, просто наслаждаться моментом и не думать ни о чем.
Волнение пустили по моим венам, я не была собой, словно жалкая карикатура на прежнюю Метью, что пытается, страстно пытается закрыть твои глаза, закрыть твой поток пылких слов, заставить отвлечься.
- Смотри только на меня, забудь про все. – не слушаю, не буду слушать твои оскорбления, это все ложь, это все эмоции, что рвутся из твоей груди, пытаются столкнуть меня с колен, но я упрямо двигаюсь вперед, касаясь твоих уст нежным поцелуем, кончиками пальцев касаясь едва колючих щек. Успокойся. Доверься мне, я просто хочу быть рядом.
Как давно я научилась пропускать твои речи мимо ушей? Сегодня. Словно предугадывая твое поведение – ты не пойдешь на уступки, и мне нужно сделать что-то грандиозное и внезапное, чтобы ты наконец мне поверил. Ты важен, ты в приоритете над всеми, ты мой молодой человек, ты просто мой. Когда ты перестанешь этому сопротивляться?
Нет, я не считаю, что наша дружба была в сто раз невесомее и глубже того, что есть у меня сейчас. Ты не пускал меня в свою голову, нас сближали лишь минуты радости и смеха. Словно мы не можем повеселиться с кем-нибудь еще. Разве в жизни важен тот человек, с которым только весело? А важен ли тот, с которым всегда грустно?
Ты приносил в мою жизнь самые разные эмоции, необыкновенные, настоящие. Внезапные приезды среди ночи, как мы лежали на твоем диване с тарой квартире, смотрели в потолок и разговаривали, чувствуя дыхание друг друга на светлой коже. Мы не могли даже уснуть, настолько нас волновало присутствие друг друга. Такое бывает у простых друзей? Неужели ты не видишь, у нас с тобой ничего не может быть просто. Закрытые, упрямые и эгоистичные. Оба. В равно степени.
Не реагируя на отказ, не контролируя себя и не обращая внимания на то, что происходит за спиной. Я хочу быть твоей женщиной, и пусть мой брак этому не помешает, когда ты поймешь, что все это – условности? Сейчас я с тобой, предлагаю себя тебе – не важно место, важен человек.
Но голос за спиной отвлекает меня, заставляя выпрямиться. Этот Клинт… Никогда в жизни не встречала таких навязчивых людей. Почему он следит за нами, что ему нужно? Неужели его жизнь настолько серая и невзрачная, неужели в ней совсем никого нет, что он готов портить вечер другим?
И ты сталкиваешь меня с колен, отвлекаясь на этого мужчину. Я молчу, виновато глядя на свои коленки и поправляя платье на плечах. Чувствую себя… шлюхой. Но была ли я ей? Впервые в жизни я отчаялась и осмелилась на весьма смелый и отважный для себя шаг, но нас прервали, да и сейчас, чувствуя раздражение и равнодушие в голосе Митча - мне стало лишь больше не по себе.
Куртка, что была любезно швырнута мне на ноги, я не желала влезать в мужской разговор, в кой-то веки мне было даже стыдно поднять глаза. Отвратительно, как я могла позволить увидеть себя в таком состоянии, полуголой, слабой и зависимой. Зависимой от тебя, от твоего внимания. Почему ты видишь только плохое? Неужели ты совсем не чувствуешь от меня отдачи?
- Ничего. – Лишь виновато промямлила сквозь зубы, провожая тебя взглядом и вдыхая запах табачного дыма. У каждого свои приоритеты, я это понимала. Только жаль, что у нас они с тобой не совпадают. И если мне было необходимо разобраться в наших проблемах, то ты, от чего-то, был более заинтересован этим мужчиной.
Наверное, мне стоит смириться с этим своим положением в твоей жизни. Разбитая, раздавленная и униженная, на засаленном кожаном диване с твоей курткой на плечах. Отвергнутая, но ожидающая.
Я подожду тебя здесь, я не буду сбегать. Хотя наверное, было бы правильным поступком встать и уйти, уйти вслед за вами, но куда дальше. Но нет, я так же смирно сидела, запуская руку в волосы и нервно заплетая их в косу. Рано или поздно ты все равно вернешься, и тогда… Мы поговорим, мы что-нибудь придумаем, верно? Мы же не сможем так просто пустить ситуацию на самотек.

+2

16

Наш недолгий перекур с новым знакомым на свежем воздухе быстро пролетает. Кто же ты на самом деле? Появился неизвестно откуда, представился братом. Да, пусть тебе известно мое настоящее имя, таких людей мало, но они все же есть. Я не любил свое имя, все представлялся вторым именем - Энтони, и его же оставил и по сей день. Многие из знакомых даже не знали, что я сменил имя и фамилию, так как для всех я оставался Тони. Рубашка-парень, задира и вспыльчивый дурак. И это не моя личная оценка самому себе, это сложившееся годами мнение обо мне. Я не спешил его развеивать. Зачем кому-то знать, что я умею быть другим?
Странно, но у меня нет агрессии к этому парню, не смотря на испорченный вечер, смущенную Скар, оттого нам удается спокойно разойтись, получив шутку, похлопывание по плечу и слова, что еще увидимся. И с этим парнем мы дрались минут двадцать назад? Будто это были и не мы вовсе. Провожаю Клинта взглядом, докуривая сигарету, не торопясь возвращаться в помещение. Наблюдая за входом, подумав, что возможно тебе самой захочется поскорее покинуть это злосчастное место. Но проходит минута, вторая, второй окурок у моих ног, но тебя все еще нет. Ты там, внутри. И мне трудно представить в каком состоянии. Спасибо Клинту не скажешь, но он не позволил тебе сделать глупость, надеюсь ты с этим согласишься и поймешь.
Возвращаюсь в накуренное помещение, минуя барную стойку и возвращаясь к столику, где все так же задернуты шторки. С несколько секунд я не решаюсь войти внутрь. Не знаю почему. Почему все резко стало так сложно? Ведь было иначе. Мы могли спокойно быть вместе, и нам в голову не приходило из-за чего-то ругаться. Неужели все дело и правда во мне? Во мне одном? В том, что я когда-то что-то не договорил, не рассказал, не посвятил тебя в какие-то подробности? Это на столько подорвало твою веру в меня? Но я смотрю на это иначе. Я представляю, как я тебе рассказываю всю свою поднаготную и ты не делаешь со мной больше общаться. Ты из хорошей семьи, примерная и я рядом с тобой - просто ничто.
Я все же захожу внутрь, присаживаясь рядом и желая посмотреть тебе в глаза. Но ты смущена, даже не смотришь на меня. Чувство, что это была не ты, не знаю, что на тебя нашло. Неужели это мое влияние, моя вина, неужели я тебя превратил в это? В девушку, которой плевать на все и которая готова отдать в грязной кабинке клуба? Я отказываюсь в это верить, это не ты, не моя Скар. Сколько раз я видел тебя разной - и счастливой и грустной, и сияющей и понурой, и ухоженной и взлохмаченной. Как мне описать словами, на сколько больно мне осознавать, что я стал причиной такой перемены?
- Пойдем отсюда, Скар. Этот вечер должен был быть другим. - я дотрагиваюсь до твоей щеки, убирая твои волосы с плеч. Почему даже такой простой жест я теперь делаю, задумываясь, а что будет дальше. Я стал бояться, опасаться? Бояться чего? Что испорчу тебя еще больше, но разве есть куда больше? Мне хочется извиниться, извиниться за все, что я принес в твою жизнь. Сколько бы не было хорошего - как итог осталось лишь плохое. Я привнес в тебя буйности, твердости характера, мне так казалось. А не окажись меня, ты бы на много спокойнее приняла известие о браке с Брауном, посуди сама, тебя бы ничто не связывало, не держало, не принуждало и не обязывало. Всем было бы лучше. Один я своим присутствием принес столько проблем тебе и твоим окружающим.
- Я отвезу тебя домой. - поднимаюсь, накидывая куртку на твои плечи, не желая слушать возражения, приобнимаю и медленно выходим наружу. Дорога домой скрашивается невеселыми мыслями о жалкости моего существования. Несколько лет я переезжал с места на место, зацепившись лишь здесь, в городе, который меня никогда не манил ,который мне даже не родной. Но в нем появилась ты. И стала той, за которую я отчего-то отчаянно цеплялся, зная, что ты можешь мне помочь, взамен на мою помощь тебе. Это не было простым равноценным обменом, это было наподобии исцеления. Я учился верить, кому-то доверять, учился с нуля, забыв, что это такое - доверие, забыв, что оно вообще существует. Я многое успел забыть, и учился этому у тебя.
- Я хочу поговорить. - мы уже на пороге твоей квартиры, и я не делаю остаться на ее пороге. Я хочу зайти внутрь и поговорить. Поговорить о нас. Возможно, в чем-то оправдаться, хотя бы в части тех обвинений, которые ты кидала мне в лицо одно за одним в клубе.
- Ты так хочешь знать правду обо мне? Мне не сложно. - присаживаюсь на диван в гостиной, опуская голову, обхватывая ее руками.
- Мое настоящее имя Лукас Энтони Ротман. Я рос в приюте Роузвуд в Чикаго с трех лет. Я не принимал слов о том, что когда-то у меня была семья, которые так любили говорить воспитатели, пытаясь привить нам какие-то мысли, чувства. Внутри была только пустота. Мы воровали по мелочам, сбегая из приюта среди дня вместе с ребятами постарше, которые умели уже многое и учили и меня. Увести бумажник, позже взломать замок, еще позже открыть и завести машину. - я не хотел на тебя смотреть, не могу поднять глаза, хотя и хочется до боли. Увидеть, посмотреть в глаза и понять - что у тебя сейчас в голове? А что будет дальше, ведь я только начал рассказывать. В какой момент ты скажешь мне замолчать и уйти? На сколько тебя хватит, хватит твоего терпения, стойкости? Или выслушаешь меня до конца из жалости? Сожаления?
- Подростками мы забирались ночами в магазины, обворовывая их. Забирались в дома. К моим восемнадцати я поменял себе имя и фамилию, не желая связывать себя с прошлым и тянуть груз всего того, что успел сделать. Не желая больше оставаться в городе, желая переехать на новое место и начать все сначала. Но задержался еще на год. Мы ограбили несколько маленьких банков, средь бела дня. И после последнего я сбежал из города со всеми вырученными деньгами. - еще можешь слушать? Слушай, дальше ведь будет куда интереснее.
- Два года я переезжал из города в город, опасаясь, что меня найдут, пока не осел в Сакраменто. Пару месяцев я жил спокойно, пока в один вечер, после работы, в привычном походе в клуб меня не похитили, оглушив в подворотне клуба. - я все же поднимаю голову, сталкиваясь с твоими глазами, которые блестят в потемках комнаты. Надо же, я только заметил, что мы не зажгли свет. Я молчу, испытующе наблюдая за тобой, улавливая, все еще улавливая интерес в твоих глазах. Неужели это еще не конец? И ты и правда сможешь дослушать дол конца?
- Я не вспоминаю о тех нескольких днях, на которые я выпал из реальности. Я предпочитаю думать, что их не было, что они мне приснились. Через какое-то время я снова вернулся к привычной работе, пока в один день не встретил в своем заведении девушку, которая участвовала в похищении. - мое лицо искажает слегка злая улыбка. Я хорошо помню Еву и тот вечер. Как легко она попалась в мои руки, с каким наслаждением я держал ее на крыше, запугивая, заставляя почувствовать страх, животный страх, охватывающий с головой.
- Она рассказала мне и об остальных. Часть из них получила по заслугам. Часть безнаказанна. - откидываюсь на спинку диванчика, смотря перед собой, задумавшись, рассказывать ли все, до конца? Например то, что я не просто бармен, а еще и продаю наркотики. Что часть, которая уже получила по заслугам - получила от меня? Что это на моих руках. Их кровь на моих руках. Сможешь ли ты принять такое? Пока, в твоих глазах, я всего лишь воришка, выросший в детском доме, у которого по теории мог объявиться родственник. Но лишь одно-два предложения и я стану еще и убийцей. Готова ли ты к такому? Готова к тому, что я не просто убийца, убийца в прошлом, а намереваюсь и еще убить нескольких людей? Но пока ты молчишь в ответ, я не могу решить для себя, что смогу еще тебе рассказать. Слишком много я уже рассказал, на этот раз не заботясь о твоих чувствах, впервые за время нашего знакомства. Не переживая, что что-то тебя шокирует или оттолкнет от меня. Я рассказал тебе почти все, без остатков теней в прошлом. Теперь ты довольна?

Отредактировано Mitchell Breen (2013-07-29 00:07:16)

+2

17

И я покорно шла следом, осторожно вкладывая свою руку в твою крепкую и уверенную ладонь, словно боялась тебя потерять окончательно. Дикое и необузданное желание поучаствовать твое тепло, ощутить тебя всем телом, что ты все еще рядом и у меня есть последний шанс удержать тебя, сказать что-то, что заставит вмиг твои взгляды измениться, открыть глаза и посмотреть на меня по-новому. Я не девочка, которую нужно защищать от собственных бесов, увы, уже давно я стала женщиной, чьи бесы сами могут сожрать заживо кого угодно.
Замученный, отчужденный, твой дикий, блуждающий по залу взгляд меня пугал, и я не открывала рта, пытаясь промотать прошедший вечер в голове и понять, где именно допустила ошибку. Не понимаю, не могу понять, что именно я сделала не так, чем разозлила тебя, чем расстроила, что заставило тебя так резко и сильно во мне разочароваться?
Всю дорогу я молчала, терроризируя взглядом дорогу под самым носом автомобиля. От тебя разило холодом, как и от твоей куртки, что совершенно не грела мое тело. Даже в душе, там, рядом с сердцем было холодно, и я отчаянно вжималась спиной в сиденье, словно переживая и боясь, что меня просто выставят за двери, как только мы доберемся до моего района.
Не знаю, что происходит в твоей голове. Порой, мне очень хочется там поселиться. Чтобы знать, знать о чем ты думаешь, что тебя тревожит и что именно не дает тебе покоя. Хочется обнять тебя теплыми ладонями за щеки, притянуть к себе и заставить смотреть прямо в глаза, утонуть в твоем задумчивом взоре и убедить – все будет, все обязательно будет, если мы оба будем этому способствовать. В одиночку я одна не справлюсь. Все посланные однажды уйдут, и ты должен это понимать.
Вот мой дом, мой подъезд, мы входим в лифт, и я рассеянно нажимаю не на ту кнопку этажа, вовремя исправляя свою оплошность. Ключи в руках звенят, выдавая дрожь моего тела, мое волнение, всю меня настоящую с потрохами. И почему мне не хочется снова сделать вид, что мне все равно? Может, потому что знаю, что это ничему не поможет?
- Да, конечно, проходи, не стой на пороге. – меня это радует, ты не представляешь насколько. Казалось, я даже едва заметно улыбнулась этому твоему решению. Мы поговорим, никто не будет ругаться и кидаться оскорблениями. Дома хорошо, спокойно, родные стены действуют на меня успокаивающе, я чувствую себя в безопасности. Мы на моей территории, а значит мне нечего бояться.
И тут шквал слов сыпется на меня, что я так и замираю на месте, забывая стянуть с ног до жути неудобные каблуки. Ты говоришь и говоришь, а я смотрю в твой затылок, не смея сдвинуться с места, не желая тебя перебивать, словно ты больше не осмелишься выговориться.
Что я чувствовала – когда ты говорил? Облегчение… Как ни странно, но именно это крутилось в моей голове. Хотелось шумно выдохнуть, сесть рядом и взять тебя за руку. Неужели ты думал, что твое прошлое меня испугает? Моя история страшнее твоей, в сто раз страшнее и жальче.
- Чего ты ждешь от меня? Что меня напугает твой рассказ? – выдыхаю, опускаясь рядом с тобой на диван, немного отрешенно. Словно сейчас между нами происходит очередное знакомство. Два года скрываясь под масками других людей, два долгих года… И теперь мы решились открыть двери и выпустить наружу свое истинное я.
- Хочешь правды? Ты думаешь, ты такой ужасный и страшный человек, а что ты знаешь обо мне, Митч? Какой меня видишь ты? – голос немного сухой и строгий, заставляющий прислушаться. Слушай меня, внимательно слушай, никогда и ни перед кем я не была настолько откровенной.
- Я выросла под контролем человека, который ради бизнеса готов пойти по головам. В прямом смысле этого слова. Неугодных конкурентов заказывали, мешающие здания сжигали, он никого не ценил, даже нашу мать. А мой старший брат? Ты в курсе, что он наркоман со стажем? Знаешь, почему он вернулся в Сакраменто? Хочет урвать кусок от родительского капитала. Строит из себя хорошенького, чтобы получить наследство. А с кем я жила последние полгода? И я среди них не самый невинный экземпляр. Мне восемнадцать лет, а я уже скрытая алкоголичка. – и тяжело выдыхаю, резко поднимаясь на ноги и подходя к бару, открывая его и демонстрируя тебе свои склады спиртного. – Помнишь весной я лежала в клинике? – и поднимаю рукава куртки, демонстрируя на руке едва заметные шрамы. – Не хватило смелости перерезать до конца, наелась таблеток. В тот день, когда мне сказали о вынужденном браке с Максом. Что еще… - небольшая пауза и жест рукой, чтобы ты не перебивал и дал мне шанс высказаться. Еще не скоро я вновь осмелюсь на такие откровения, так что слушай. – Этот брак нужен был его сестре, на ресторанный бизнес она получила кучу денег. Знаешь, что я сделала? Подставила ее и направила туда несколько фирм по надзору за санитарным состоянием таких учреждений.
- А помнишь свадьбу? Помнишь, что он сделал со мной? И я, такая сильная, по твоему мнению, и отважная, я чуть не сиганула с окна. Так чья история хуже, чья правда страшнее? История мужчины, который пытается выживать, или моя история, история девчонки, которая жить не хочет?
И отворачиваюсь, протягивая руку к бутылке с виски, заполняя свой стакан наполовину. Два куска льда из холодильника, пальцами по губам, закрываю глаза.
- Я пойму, если ты сейчас молча уйдешь.

+1

18

Я говорил и говорил, не желая умолкать. Будто прорвало, будто осыпалась стена, возведенная мной же ото всех. Ты довольна этим? Ты столько времени жаловалась, что нет отдачи, может хоть часть моей истории тебе даст понять, отчего, почему так, почему не иначе. Потому что не умею иначе. Потому что не могу довериться до конца даже тебе и даже сейчас, когда, казалось бы, рассказываю о себе без запинки.
Напугает? Нет. Скар, я не думал, что смой рассказ тебя напугает. Вызовет отвращение - это ближе. Я бы понял, правда понял. Я готов на любые эмоции, кроме одной - Сожаления. Это то, чего я не смогу вынести, тем более от тебя. ДА, моя жизнь жалкая, скудная и тоскливая, но я не позволяю себя жалеть, никому.
И наступает моя очередь слушать. Слушать твой рассказ о себе. Мне не важно какой ты росла, я не умею судить людей по их поступкам, я их сужу по своим меркам. По отношению к окружающим, не когда-то давно, а здесь и сейчас. И знаешь чем ты лучше? Тебя не покоробило завести знакомство с парнем, даже не грубо будет сказать, с улицы. Чтобы ты не говорила, ты выросла почти не испорченной.
Ты рассказываешь мне о своей семье, странно, но многое из твоих слов мне известно. Думаешь способы борьбы твоего отца с конкурентами это секрет? Или, что Старший Стоун - наркоман - тоже секрет? Работая под одной крышей и продавая наркотики, в том числе и ему? Нет, не новость, не открытие, но я слушаю молча, не желая перебивать, подтверждать и вмешиваться. Мы оба, будто на исповеди. Каждый рассказывает что-то, чего не осмеливался рассказать ранее.
Я поднимаюсь с дивана, подходя к тебе рядом с баром, заглядывая через твое плечо в содержимое. Смотрю на твои руки, на которых едва видны легкие порезы. Я помню, что ты была в клинике, помню, что оттуда сбежала и попала на вечеринку, я все это помню.
Убираю из твоей руки стакан с алкоголем, разворачивая тебе к себе. Не отворачивайся от меня, мне все еще есть, что сказать. Ты решила поддержать вечер откровений? Хорошо. Пусть это добьет тебя, пусть это напугает тебя, пусть это испортит все, что у нас есть, но ты так стремилась, чтобы я был честен... Я буду. Поднимаю твое лицо к себе, заставляя посмотреть мне в глаза.
- Я еще не закончил. Это не конец истории. - долгий взгляд, сопровождаемый усиленным потоком мыслей, пытаясь подобрать наиболее... безобидные слова? Но разве это возможно? Возможно сказать, что я убил кого-то так, чтобы не напугать? - Я работаю не только барменом. Знаешь, чем я еще занимаюсь? Для меня не новость, что твой брат - наркоман. Потому что у нас с ним договоренность. Я спокойно распространяю наркотики в клубе, он имеет с этого долю. Но и это еще не все. - готова к самому худшему?
- Я выследил часть тех, кто был замешан в моем похищении. Это оказались старые "знакомые" еще из Чикаго. Выследили меня и похитили. Те... до кого я уже сумел добраться - никогда и никому больше не причинят вреда и меня больше не побеспокоят. Я доберусь и убью собственными руками и остальных. - снова тишина. Долгая, мучительная, тяжелая и вязкая. - Как тебе такая правда? Девочке, которая не хочет жить... о парне, который отбирает жизни у других. - что дальше Скар? Мне уже можно уходить? Или ты попробуешь найти мне оправдание, найдешь это интересным, захватывающим, закрывая глаза на опасность? Сделаешь меня героем, как ты это сумела сделать несколько минут назад, приписав мне инстинкт выживания. Этот инстинкт силен у всех человеческих особей. Все, что я делал - было не благодвря этому инстинкту.

Отредактировано Mitchell Breen (2013-07-29 23:33:07)

+2

19

Hикомy не довеpяй
Hаших самых стpашных тайн

Сплин – Бони и Клайд

А я просто хочу быть настоящей, чувствовать себя естественной, не скрываясь за маской лживой и циничной суки Скарлетт Стоун. Просто необходимо сделать один единственный глубокий вдох полной грудью, сжать в кулаке время, остановить его, словно хватая птицу за хвост – возможность поразмыслить и подумать над своим поведением.
Его дыхание за спиной разряжает обстановку, но я все равно ощущаю себя самым одиноким человеком во вселенной. Что у меня есть? Слава, деньги, богатство, призвание… Зачем это все мне нужно, когда у меня нет банального, самого элементарного и так нужного каждому человеку – нету смысла. Все это время, весь этот год я бесполезно болтаюсь из стороны в сторону, я живу словно в иллюзии того, что моя жизнь удалась. А ведь для кого-то это действительно так и было. Полная семья, собственное жилье, удачный брак. Но если копнуть глубже…
Словно я стою посередине грязной лужи, вытягиваю перед собой ладони, упираясь взглядом в глубокие борозды-линии, словно надеясь прочитать по ним свою судьбу. Пользуясь заминкой, пользуясь этой неловкой паузой, думаю о том, а что я для себя этими руками сделала? Почему я так отчаянно хватаюсь за то, чего не существует?
Грезы о совместном будущем с Брином, редкие мечты и воспоминания о Максе. Что это? Детские и юношеские надежды, нежелание становиться взрослой? Но увы, дял всех окружающих я уже вполне сформированная личность, только подкосившаяся от постоянных жизненных пощечин – в самое лицо, в самое сердце – пинки, плевки, удары.
И оборачиваюсь, заглядывая в голубые глаза мужчины, которого, казалось, я знала как облупленного. Я не чувствовала страха, не чувствовала ни доли волнения, слушая его исповедь, наоборот, с каждым своим шагом я приближалась к нему ближе и ближе, пока наконец не оказалась напротив, позволяя ему забрать из своих рук бокал виски.
Я не думала о многочисленных событиях, которые успели произойти в его жизни. Не думала я и о том, сколько еще людей он собирался убить. Мне стыдно, но мне все равно. В груди бушует вьюга, холодная пурга равнодушия и спокойствия, словно он не убийца и наркоторговец, а всего лишь… не знаю, все казалось таким бессмысленным и бестолковым сейчас.
- Это так глупо. – скольжу взглядом по его губам, они пересохли, и я интуитивно протягиваю руку, касаясь указательным пальцем сухих трещинок на его устах. – Я не чувствую ни страха, ни отвращения, ни разочарования. А наверное должна? – в отчаянии закрываю карамельные очи, сжимая губы крепче, словно сказала что-то, что не должна произносить вслух.
- Не думай, что мне все равно, или что я просто не хочу говорить тебе правду. Знаешь, что я сейчас чувствую? Смирение. – и снова пауза, я отступаю, делая пару неуверенных шагов назад, отводя взгляд в сторону, в сторону своей спальни. – Конечно, твоя правда имеет значение, но я не боюсь тебя. Просто буду знать, на что ты способен, и что ты не обычный бармен. Я не знаю, что еще сказать, это неожиданно.
И пожимаю плечами, резко стартуя с места, и уверенным шагом направляясь в свою комнату. Я устала, и морально, и физически, сегодняшний день вывел меня из состояния покоя, и на удивление, я чувствую себя унизительно. В голове эхом отражались твои слова в клубе, твои нынешние фразы, интонация, ты разговаривал со мной как с глупой куклой, и меня это обижало. Словно я не была для тебя тем особенным человеком, каким ты являлся для меня.
- Давай поспим? Утро вечера мудренее. – Тихим неуверенным голосом, словно боюсь очередного твоего импульсивного жеста. Знаешь, рядом с тобой я чувствую себя не в своей тарелке, предупреждая твой возможный отказ, я привыкла, что ты каждый раз меня отталкиваешь. Может это к лучшему? Может и нет. Но я устала себя навязывать, словно предлагаю себя, а ты отказываешься. Может я чем то тебе неугодна, и сейчас своей правдой ты хотел меня еще больше от себя оттолкнуть? Но не вышло, у тебя не выйдет никогда.
- Я хочу, чтобы ты остался… Но решать, конечно же, тебе. И да, - стягивая с себя платья и облачаясь в сорочку, оборачиваюсь через плечо, замечая тебя в своих дверях. – Спасибо за правду, это многое для меня значит. Быть посвященной в твои тайны.

+2

20

Чего я сейчас ждал? Я ждал, пока ты спрячешься от меня, закроешься, отвернешься, скроешься. Я видел тебя такой - напуганной жизнью, что боялся ранить тебя еще сильнее. Старался оберегать, ограждать, хотя тем самым чаще делал, наоборот, только хуже. Я, возможно, за все время нашего знакомства и не был самим собой. С первой встречи, той самой, в клубе, я начал оберегать тебя, каким-то своим непонятным мне же способом. Стал тебе другом, это было моей целью. Нам ведь было интересно вместе? Я относился к тебе, как к родному человеку, которого у меня никогда раньше не было. Я представлял, что так же, наверное, я оберегал бы свою младшую сестру, будь она у меня. Да, мне впервые захотелось о ком-то заботиться. И мне не передать тебе этого словами. Для тебя я был другом, и многое ты могла не замечать. Как ревностно я реагировал, когда ты предпочитала кого-то из своих знакомых мне. Как стойко я переносил, когда ты закрывалась от меня, ты так думала, хотя ты оставалась для меня чаще все такой же открытой книгой. Ты знала хоть часть из этого? Чувствовала, осознавала? Я напряженно жду, что ты ответишь. Я рассказал тебе все, на этот раз все, что у меня за душой. Я привык видеть тебя маленькой девочкой, и сейчас жду соответствующей реакции. Желания уйти и забиться в угол.
Но ты стойко выслушиваешь, замолкаешь, перевариваешь. Я слежу за твоим взглядом, блуждающим по моему лицу, в поисках ответов? Больше не на что отвечать, я открыл тебе все. Я не знаю, что ты на самом деле должна чувствовать. Из чувства самосохранения, ты наверное, должна бы меня выпроводить и вычеркнуть из жизни, но почему не так? Тебя ничто не заставит отвернуться от меня? Я столько раз ограждал тебя от глупостей и сейчас хотелось бы оградить тебя от самого себя. Я - самая большая неприятность в твоей жизни, только ты этого не понимаешь или не хочешь понять.
- Должна, Сакр. - негромко и задумчиво отвечаю я, оставаясь на месте, наблюдая за тобой, прислушиваясь к тебе. На что я способен.. да, теперь ты знаешь на что. Я остаюсь в задумчивости в гостиной, глядя на стакан виски в моей руке. Что дальше? Все изменилось, все осталось прежним? Я не люблю неопределенность. С громким звуком ставлю стакан на стойку, откуда ты его взяла, разливая виски и направляюсь вслед за тобой, в спальню. Останавливаюсь на пороге, наблюдая за тобой, и не думая отворачиваться из каких-то соображений о правилах приличия. Я останусь, конечно, останусь. Всегда оставался, когда ты просила об этом.
- Ты никогда не спрашивала о моих тайнах. А рассказывать о себе просто так - я люблю, не умею. - подхожу к тебе, останавливаясь у тебя за спиной. Дотрагиваюсь до твоей напряженной спины, ловя тут же ответную дрожь на этот жест. - Получается... до этого мы и не знали друг друга. - опускаю руки на талию, разворачивая тебя к себе, смотря на тебя сверху вниз. Оценивая тебя, изучая. Не торопливо стаскиваю с себя футболку через голову, оставаясь рядом с тобой. Я не уйду, я останусь, и ты уже знаешь, что за этим последует. Мне кажется, что ты дрожишь, желая уйти или выгнать меня, но разве ты не просила меня остаться? Наклоняюсь, накрывая твои губы поцелуем, долгим и жадным, заставляя твоей тело повиноваться мне, откинуть сомнения и забыть, что такое мысли.
- Я не хочу, чтобы ты боялась меня. - негромко, заводя твои руки тебе за спину и удерживая их, обозначая свою доминантность. Покрывая твои плечи и шею короткими поцелуями, стаскивая крошечные лямки сорочки в сторону, давая ей свободно упасть к твоим ногам. Несчетное количество было похожих моментов, когда ты меня останавливала, просила остановиться, отталкивала в сторону и я покорно слушался. Этого больше не будет, я не играю больше роль заботливого братца, покорно следующего твоим капризам. Подхватывая твое хрупкое тело, опускаю его на кровать, отступая на полшага, любуясь и осознавая, что ты принадлежишь мне. Принадлежишь и будешь принадлежать, потому что я не буду больше играть в игры, которые мы сами себе придумали. Опускаясь рядом, захватывая тебя поцелуем, требую ответа, что сгораю не я один, что ты чувствуешь тоже самое. Исследуя сантиметр за сантиметром твою кожу, чувствуя ответную дрожь, пробегающую по твоему телу, внутри себя я улыбаюсь, заставляя тебя отзываться на мои прикосновения, поцелуи, выгибаясь мне навстречу и требуя новых ласк.
- Ты - моя. Запомни это. - я не спрашиваю, я утверждаю. Утверждаю то, в чем твердо уверен. Для всех разные слова имеют свое значение и цену. Для кого-то это могут быть слова "люблю", "обожаю", "муж жена". Я не странный, у меня свои ценности, и для меня ценно обладание чем-то. И я хочу, чтобы ты поняла. Если ты станешь моей - тебе будет сложно уйти от этого...

Отредактировано Mitchell Breen (2013-08-04 00:32:44)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » — Я — его брат, значит не друг.