Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » — Я — его брат, значит не друг.


— Я — его брат, значит не друг.

Сообщений 21 страница 27 из 27

1

Участники: Митч, Клинт, Скарлетт
Место: Клуб Эльдорадо
Время: позже определимся, 29.06.2013?
О флештайме: Вечер сюрпризов. Для Брина, еще больше для Скарлетт, один Клинт в роли сюрприза чего стоит!)

Отредактировано Mitchell Breen (2013-06-29 22:52:16)

+2

21

Мое волнительное дыхание звучало оглушительно громко среди этой мертвецкой тишины, что обрушилась на мою квартиру. Холодная в обычной жизни, сейчас она казалась мне просто ледяной. Не согреться, не спрятаться от мерзлоты, от недостатка взаимопонимания и доверия. Или же нет, мое видимое равнодушие вдруг переросло в нечто большее? Неужели я так и буду скрываться за маской спокойствия и незаинтересованности, неужели это стало моим образом жизни? Я навсегда останусь ледяной Метти Стоун, девушкой без чувств, без сердца, без эмоций.
Казалось бы, сейчас я должна была находиться в шоке, переживать и думать о прошлом, о том, что ты мне врал, обманывал и скрывал такую страшную и пугающую правду. Так глупо, но я не чувствовала ничего, абсолютная пустота в груди, словно мы не обсуждали ничего противозаконного. Я хотела спать, хотела отдохнуть и дать себе хоть какое то время, чтобы не мучать себя бестолковыми думами. Завтра новый день, и я подумаю, обязательно подумаю. Но не сегодня.
А ты поддакиваешь, указывая на мою собственную ошибку. Да, должна бояться, должна переживать, но увы.
Я поднимаю на тебя карий взгляд, вымученный, усталый, не в силах повиноваться тебе и выполнить твою просьбу. Я не могу тебя ненавидеть, я бы очень хотела, но не могу. Хотела бы помнить обо всех твоих изменах, побегах от меня к другим девушкам, твои игры в молчанки… Иногда кажется, что нас связывает только плохое. На чем построены наши отношения? На бесконечном недоверии и сомнениях. Ты сомневаешься во мне, я сомневаюсь в тебе, и мы оба не уверенны в том, что завтрашний день проведем вместе.
Нам всегда кто-то мешает, то мой муж, то твой новоявленный брат. Но сейчас вокруг нас никого нет, мы одни, даже звуки с улиц не достают до наших ушей, позволяя слышать лишь разреженные и взволнованные вдохи.
Ты тоже подумал об этом?
И ты наклоняешься ко мне, поглощая все мои мысли, заставляя забыть о сомнениях, прильнув горячими и влажными губами к моим устам. Твои поцелуи обжигали, коктейль ярости и страсти одолел мою душу, ты каждый раз давил меня своим темпераментом, заставляя поддаться. И я сдаюсь, чувствуя, как подкосит мои колени, судорожно хватаюсь руками за рукава твоей рубашки, сжимая ткань в кулаках, отвечая на каждое твое прикосновение.
Жмурюсь, то ли от отчаянья, то ли от дикого желания сдаться, позволить хоть раз в жизни оказаться в роли победителя. Со мной сложно, я это понимаю, и ты борешься. Каждый наш поцелуй, каждое объятие – это борьба. Со своими комплексами, со своими страхами, со всеми вопросами. В такие моменты нам просто все равно.
И тут шелковая ткань скользит по моему телу, ласковым холодом возбуждая мое тело еще больше. Прохладный ветерок с окна касается моей кожи, затем твои ладони, словно согревая от внезапно появившегося ветра. Накрывают меня, и я таю от блаженства, впервые ощущая себя в руках мужчины не в роли жертвы, а в роли желанной и защищенной девочки.
Мне нравится быть слабой, я люблю это чувство превосходности мужчины надо мной, и в какой-то момент я соглашаюсь, позволяя тебе опустить меня на кровать и оказаться сверху.
Слушаю твой спутанный шепот, прости меня, но сейчас я совершенно не понимаю, о чем ты говоришь. В моей голове гулял шальной ветер, перемешивая и путая мои эмоции. Возбуждение, страхи, влюбленность, гордость и обида. Самые разные чувства сплелись в один общий клубок, и я с отчаянием распахиваю глаза, в тот момент, когда ты покрывал поцелуями мое тело. Ты был требовательным, и в какой-то момент я увидела в твоих глазах тот же животный блеск, то же дикое желание обладать… как в ту ночь, с тем самым человеком.
И тело напряглось. Мне стало страшно, но я не спешила тебя отталкивать. Я же должна как то продолжать жить, тот случай не должен оказывать на меня такое влияние, но… Но я не могла, судорожно сжимая ноги крепче, на какой то момент не позволяя тебе стянуть с меня последний элемент одежды.
Мне страшно, я боюсь, боюсь боли, насилия и этого страшного чувства, словно об тебя вытерли ноги. Как товар, мной воспользуются и выкинут. Так же, как это было в прошлый раз. Все будет в точности так же.
В диком желании перебороть свой страх, я хватаю ртом воздух, чувствуя, как паника одолевает меня. Сжимаю в руках тонкую ткань простыни, понимая, что в моих глазах стоят слезы. Они текут по щекам, оставляя на коже влажные следы.
- Митч, мне страшно. – взволнованным голосом, тихим и неуверенным, страх поглотил меня целиком и полностью, я потеряла над собой контроль и никак не могла расслабиться. Натянутая струна.

+1

22

Я неторопливо исследую твое тело, одаряя его теплыми поцелуями, прикосновениями. Мне хочется дарить тебе тепло и жжение, и хочется, чтобы эти воспоминания перекрыли другие, менее приятные. Ты отвечаешь на мои поцелуи, на мои требовательные объятия ласки, ты отзываешься на прикосновения, прогибаясь мне навстречу, будто приглашая. Не тороплюсь, очерчивая круги на бледной коже, иногда легонько задевая кожу легкой щетиной подбородка, от чего участки кожи покрываются мурашками - и мне нравится эта реакция, твоя реакция, реакция твоего тела на мое присутствие. Я запускаю руки тебе под спину, приподнимая тебя и освобождая твою грудь от предмета ненужной одежды. Стремлюсь разделить с тобой дыхание, поделиться серцебиением, заставить тебя почувствовать то, что чувствую сам. Но ты замыкаешься, закрываешься в себе, пытаясь меня отстранить от себя, оттолкнуть. Пусть это не сильно, но я это чувствую и невольно начинаю злиться, крепче сжимая твои запястья в своих руках. Продолжая целовать твое тело, я пытаюсь сдержать себя, не сделав привычную глупость, о которой могу потом пожалеть. Но я устал, Господи, если бы ты знала, как я устал. Устал держать себя в руках, устал играть какую-то роль принца на белом коне, понимая, что это не моя роль. Устал притворяться, сдерживаться, не быть собой в конце концов.
Слышу твои слова, что тебе страшно, чувствую твою скованность, ощущаю ее по скованным напряжением мышцам, но не могу заставить себя остановиться, отпустить твои руки и отступиться, как это делал всегда, лишь продолжаю покрывать лаской твою грудь и живот. Неужели мне придется брать тебя силой, Скар, ты правда этого хочешь?
- В клубе ты была смелее. - тихо, отрываясь от тебя, возвращаясь и заглядывая тебе в глаза. Но ты будто не видишь меня, находясь в плену своего воображения. Я сделаю тебя своей. Сегодня. И никакие призраки и воспоминания мне не помешают. Обхватываю твое лицо рукой, поворачивая к себе и заставляя посмотреть на меня.
- Смотри на меня, посмотри! Я хочу, чтобы ты мне верила. Ты должна мне верить, Скар, или зачем все это, зачем я здесь? - получается достаточно грубо и несдержанно, в привычной моей манере, но я смог остановиться. Смог. Притягиваю тебя к себе, прижимая твою голову к своей груди. Послушай, слышишь как бьется сердце? Удар за ударом, даря мне жизнь и желание быть рядом с тобой. Неужели этого мало? Я замираю на минуту или даже больше, держа тебя в своих объятиях, раздумывая. О нас с тобой. У нас же ничего не бывает гладко, всегда есть обо что споткнуться. Я бы мог сейчас наплевать на все, на твои сопротивления и взять тебя силой, потому что я люблю такое, я люблю такие игры, но сейчас это не игра. Я не хочу видеть страх в твоих глазах, когда в них должен гореть огонь. И не прощу я себе потом подобного, и ты не простишь, будем честными. Неторопливо поднимаюсь с кровати, подхватываю тебя на руки и направляюсь в ванную комнату. Опускаю тебя в просторную душевую кабинку, пока ты не становишься твердо и уверенно, но в тоже время сверля меня вопросительным взглядом. Отступаю на шаг, вставая на плитку рядом с душем, расстегивая и стаскивая джинсы, зная, что смущу тебя этим, заставлю, возможно, даже краснеть.
- Я не животное. - спокойная улыбка играет на моих губах, видя твое смущение. - Я не хочу, чтобы ты ложилась спать в таком напряжении. - так же спокойно договариваю, оставляя джинсы в стороне и рядом с ними остатки одежды, заступаю внутрь кабинки, зная, что ты смущенно отвернешься, может даже отругаешь меня. Но знаешь, я тебе сегодня многое рассказала о себе, ровно как и ты, так почему я должен дальше играть того, кем я не являюсь? Меня редко можно смутить, у меня, возможно, нет стыда и я бываю нахальным. Закрываю кабинку, включая теплую воду, окутывающую нас. Растираю осторожно твою спину, прогоняя напряжение из твоего тела, освобождая его от скованности, разминаю мышцы плеч и поясницы. Опускаю руки на твои бедра, стягивая и давая упасть последнему клочку одежды к твоим ногам. Ты снова беззащитна, но ты в моих руках. Снова это чувство доминантности, которое пьянит и дурманит.
- Тебе придется научиться меня не бояться. - ровным тоном шепчу тебе на ухо, как утверждение. Потому что я никуда не собираюсь, я остаюсь. Касаюсь губами кожи на шее, на плече слегка прикусывая ее. Мои руки обнимают тебя, несильно растирая кожу, не отпуская тебя. - Чего ты боишься, Скар? - медленно разворачиваю тебя к себе лицом, поднимая твое лицо к себе. - Ты боишься меня или есть что-то более серьезное? - хотя что может быть серьезнее.

+2

23

Порабощенная собственными страхами, распята на собственных комплексах, я боюсь, буквально захлебываясь от навалившейся на меня паники, не зная, что делать дальше. То ли пуститься вперед, навстречу тебе и довериться, то ли бежать куда подальше, даже не оглядываясь назад. Прочь от тех впечатлений, подальше от прошлого, подальше от этих гадких воспоминаний.
Но ты не останавливаешься ни на секунду, и мурашки страха и отчаяния меняются дрожью от возбуждения. Мое тело сходит с ума вместе со мной, просто не зная, на что ему реагировать в первую очередь – на мои параноидальные мысли, или же на теплые и ласковые прикосновения родного мужчины.
- Я не знаю, просто не знаю. – слишком часто повторяю вновь и вновь едва различимым шепотом, что сливается со сквозняком в моей спальне. Я чувствую себя словно уж на раскаленной сковородке – жар и пламя охватили мое тело, и я словно не могла понять и определиться для себя – нравятся ли мне эти новые, необычные эмоции и ощущения.
Ты говоришь, твой баритон успокаивает, щекочет кожу, но я смущенно пытаюсь свести плечи, укрываясь от твоего наглого взгляда, от твоих откровенных прикосновений и ласк. Все это для меня впервой, я не знаю что это такое – взаимная близость, после встречи с Максом, казалось, я всегда должна сопротивляться и избежать столь тесного контакта. Но не уверена, что хочу этого.
Очередное прикосновение губ к моему животу, щекотание любимой щетины, я даже едва улыбнулась, шумно втягивая воздух, чувствуя каждой клеточкой тела твое дыхание. Ты отстраняешься, но не надолго, лишь для того, чтобы поднять меня вверх, взять на руки, и я словно маленькая девочка, зарываюсь носом в твою шею, смущенно ловя на себе твои взгляды. Я не боюсь тебя, скорее, мне немного стыдно.
Как будто все прежнее время я ходила перед тобой в скорлупе, скрываясь под маской иного человека, более светлого и хорошего, но я не та Метти, которую ты каждый раз искал повода вознести на пьедестал. Я Скарлетт Стоун, и тебе тоже не повезло влюбиться в меня.
Мое присутствие усложняет жизнь мужчинам, сами того не понимая, кидаясь в омут с головой они находят для себя проблемы. Их прежняя жизнь была беззаботна и скучна, а я награждаю их проблемами, вечными сомнениями и копаниями в себе. Хороший ли это подарок? Рад ли ты такому знакомству?
Мои мысли витали где-то далеко, мне хотелось попросить у тебя прощения. За то, что так вышло, за то, что из-за меня, молоденькой богатой и избалованной девчонки ты совсем потерял покой. Мне действительно стыдно, что для меня в принципе не свойственно. Но сегодня мы ломаем стереотипы, мы раздеваемся друг перед другом, раскрываем души, впуская туда друг друга, доверяясь и отбрасывая сомнения прочь.
И я оказываюсь в душевой кабинке, касаясь кончиками пальцев холодной поверхности белоснежной эмали. Смотрю на тебя с изумлением, словно моменты недавней минувшей близости были во сне. Но нет, ты стягиваешь с себя джинсы, и от меня не скрывается факт твоего неминуемого возбуждения. Кажется, я умею краснеть. Наивно и так по детски, словно морально мне и есть восемнадцать лет, словно я не была затасканной жизнью светской львицей.
- О господи, Митч, ты хочешь со мной…? – я не смогла даже закончить свой вопрос, голос неустанно дрожал, удивляя меня и пугая еще больше. Я растерялась, обычно уверенная в каждом своем шаге, в каждой секунде прожитого собой времени, я не знала, что будет дальше. Что происходит у тебя в голове, что ты задумал?
Шаг вперед, ко мне навстречу, снова чувствую твои руки на своем теле и испуганно закрываю глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. Что я чувствую?
Мозг работал с сумасшедшей скоростью, извлекая картинки из прошлого и сопоставляя их с настоящим. Сравниваю, ищу отличия и жду боли… Адской боли, на которую не было даже намека.
Лишь твое дыхание в шею, твой ласковый шепот, твои настойчивые касания теплой и гладкой поверхностью ладоней. Непривычно, от того волнительно, волшебно и необычно.
- Чувство, словно я выпила бокал шампанского залпом. – внутри щекотало и хотелось смеяться, в голос легко и беззаботно, какое-то неизведанное чувство эйфории растекалось по телу вслед за твоими руками. Ты разворачиваешь меня к себе, заставляешь смотреть в глаза, и я не сразу открываю глаза, молчаливо отвечая на твой прямой и откровенный взгляд.
Я боюсь, я все еще боюсь и волнуюсь, ты это чувствуешь, но тебя это не останавливает. Может это и правильно? Может так и нужно поступать, закрывать глаза на мои страхи и показать путь к неземной неге удовольствий более щадящий, более приятный, без подводных камней и натянутых слов.
- Я боюсь, что все будет так же… - сдавленным голосом, резко закрывая глаза и  прижимаясь к тебе своим телом, касаясь ладонью твоей груди, рисуя по ней тонкую влажную линию вниз, до твердого и напряженного живота. Склоняю голову на грудь, слушая частое-частое сердцебиение, я не делаю резких движения, я не делаю ничего, лишь касаюсь губами твоих ключиц, словно извиняясь за свою деревянность. – Наверняка у тебя были любовницы в миллион раз опытнее меня, прости за это. Я боюсь боли, я не знаю, чего я боюсь, мне просто страшно. Но точно не тебя.
И вновь поднимаю глаза выше, плюя на теплые капли воды, что стекают по нашим телам. Убираю светлые волосы с лица, глядя на твои губы – горячие и родные. Так и хотелось утонуть в них поцелуем.
- Тебя я не боюсь. Ты очень красивый.

+2

24

Мне никогда ранее не доводилось чувствовать такой страх, такое смятение рядом с собой. Моменты, когда я стремился запугать - не считаю, это совершенно другое. Природа твоего страха мне понятна, не знакома. Или это сильное смущение? Я не хочу знать, как все было той ночью у тебя с Брауном, твоя реакция на близость говорит более, чем красноречиво. Не хочу сейчас думать об этом и начинать снова злиться, боясь выйти из себя, причинить боль тебе.
Ты прижимаешься ко мне, положив голову на мою грудь, где бешено билось мое сердце, разрываемое обилием ощущений. Прикрываю глаза, откидывая голову назад, сдерживая тихий стон от прикосновения к моему телу. Ты играешь с огнем, Скар, неумело, неопытно, но распаляя лишь еще сильнее. Тонкие пальцы, прикосновения которых заставляли напрягаться под кожей каждый мускул, теплые губы, прикосновение которых чередовалось с твоим сбившимся дыханием. Осторожнее, сейчас самое время меня бояться, хотя ты и говоришь об обратном. Это глупо, глупо было даже думать, что дело в том, что у меня были другие девушки, опытные или нет, какое это имеет значение, тем более сейчас. К чему эти условности, когда сейчас есть только ты и я, стоящие под теплыми каплями душа, успокаивающими наши тела. Дело ни в опыте, дело в страхах, твоих страхах, ибо ты сама не знаешь чего бояться.
Касаюсь твоих полуоткрытых губ, желая заставить тебя трепетать в моих руках, почувствовать себя желанной. Очерчиваю дорожки вслед за каплями воды на твоей спине, легкими прикосновениями пальцев. Ты не прячешься от меня, ты отдаешься в мою власть добровольно, скидывая с себя скованность и робость, которые часто были так присущи тебе. Помнишь нашу первую встречу? Мы сидели у меня дома, я делал тебе коктейль и говорил, рассказывал, а ты смеялась надо мной, и тогда еще не верила моим словам. О том, что главное не кто ты есть - а кем тебя видят. Ты всегда хотела выглядеть независимой, твердой уверенной, но, Скар... Сейчас, здесь, в моих руках, беззащитная и вздрагивающая от малейшего движения и прикосновения - ты прекрасна. Я, наконец, то узнаю тебя, тебя настоящую, без шелухи, в которую ты всегда любила кутаться с головой, пряча себя в ней, как в коконе. А сейчас раскрываешься, передо и для меня.
Сжимаю твое хрупкое тело в своих руках, ощущая тепло и жар, исходящие от тебя. Я знаю чего ты хочешь, чувствуя то же самое, просто еще боишься. Прислоняю тебя спиной к стенке кабинки, заслоняя частично тебя от капель воды. Убираю намокшие светлые волосы, которые всегда ухожены и уложены, но сейчас выпрямились от воды и обрамляют твое румяное лицо, убираю их с твоих щек, шеи. Припадаю губами к нежной коже на шее, доходя до плеча, поднимаю твои руки, закидывая их себе на шею, возвращаясь к твоим губам, прерываясь лишь на горячий шепот.
- Прости меня, Скар... - снова накрывая твои губы горячим требовательным поцелуем, лишая тебя дара речи и возможности дышать полной грудью. Ты простишь, ты должна меня простить, если я и не сдержал своего слова. Но, Бог видит, я не железный, есть предел и моей выдержке, которая дала трещину. Подхватываю на руки, обвивая твоими ногами свои бедра, и не могу понять, либо ты не сопротивляешься, либо я просто не обращаю на сопротивления внимания. Даже не могу различить, боишься ли ты до сих пор, но не смотря на это, не могу, не в силах остановить себя. Снова прижимаю тебя своим телом к стенке кабинки, ощущая мурашки на твоей коже и слыша кровь, стучащую у меня в ушах. Слишком сильно, слишком напряженно и слишком безысходно. Даже попробуй ты сейчас сопротивляться - было бы поздно, ты уже беззащитна, в моей власти, податливая и желанная. И я нарушаю границы твоего тела, ранее недоступные для меня, удерживая тебя и вбирая в себя резкий вздох, пронзивший тебя от резкости моих движений. Прости меня, прости меня еще раз, но это выше моих сил - твержу я про себя, понимая, что именно здесь и сейчас - я могу тебя потерять. Потому что не посчитался с твоими желаниями, но сделал тебя своей так, как этого захотел я. И вся ценность того, что ты стала моей улетучивается с каждым моим движением, с каждым общим вздохом и ощущением тепла. Время и пространство потеряли значение, остались только мы вдвоем, капли и шум воды на наших телах и тяжелое дыхание в унисон. Меня разрывают эмоции, копившиеся внутри столько времени, которые, наконец, нашли выход, сбивая мое сердцебиение, заставляя задыхаться и ловить воздух ртом и не отпускать тебя ни на секунду, не давая перевести дыхание и придти в себя. Возможно, ты будешь меня за эту ночь ненавидеть, возможно. И ощущение в туманной голове, что я могу потерять тебя, подталкивает меня к более острым ощущениям, рассыпаясь мелкой дрожью по телу, заставляя его дрожать, прижимая тебя к себе, желая разделить этот момент на двоих. Желая подарить тебе удовольствие, ощущение невесомости и легкости, испытывать это в одиночку было бы кощунством.
Выравнивая дыхание, зарываюсь лицом в твои волосы, упираясь лбом в прохладную поверхность стенки за твоей спиной, удерживаю тебя на руках, поглаживая твои волосы, как ребенку, которого нечестно обидели. Мне хочется еще раз извиниться, извиниться за свою несдержанность, но слова не хотят произноситься, тело отказывается выполнять это мое требование. И мне остается лишь извиняться молча, вымаливая прощение.

+2

25

Robbie Williams – Feel

Задыхаясь от твоих ласк, буквально теряя контроль над своими собственными мыслями, с каждым твоим прикосновением я отправлялась выше, на седьмое небо, в облака, и моя квартира казалась мне непреодолимо тесной. Но и страх не ушел, вслед за твоими ладонями проецируясь на горячей кожей мелкими мурашками. Я волновалась, не представляя даже, что будет дальше. Я не знала, чем закончится сегодняшняя ночь, с какими мыслями я вступлю в наступающее утро, но мне почему-то было все равно. Мысли крутились только вокруг одного, вокруг тебя, и я позволяла сжимать себя в объятиях крепче, прижимаясь к груди, наслаждаясь поцелуями, послушно укладывая руки тебе на плечи.
Опять это прости, словно дежа вю, я моментально напряглась, распахивая карие глаза и серьезно глядя на твое лицо. Что ты собираешься делать? Это странно, просить прощения до того, как ты сделаешь что-то страшное, к чему мне готовиться? Я устала бояться, я не хочу.
И ты подхватываешь меня на руки, заставляя обнять бедрами тебя покрепче. Прижимаюсь спиной к холодному кафелю, чувствуя, как вода тонкими струйками приятно стекает по моей груди. Это такие мелочи, но они немало повлияли на меня, на мое состояние, потихоньку убаюкивая и заставляя довериться. Не знаю почему, в висках стучала лишь одна единственная мысль – я тебе верю. Я тебе верю.
Я верю тебе, Митч.
Захлебываясь в собственных чувствах, я терзала себя сомнениями, сейчас, в такой важный и необыкновенный момент я почему-то вспомнила о своем муже. Это как-то неправильно, я замужняя девушка, у меня есть какие-то обязанности перед семьей… Как странно, воспринимать мужчину, который надругался над тобой и лишил тебя самоуважения, как своего мужа. Отвечать перед ним за свои поступки, чувствовать уколы совести, вот здесь, в груди, в самом сердце и…
Резкий толчок отразился болью в каждой клеточке моего тело, срывая с уст тихий спутанный стон, смешанный со всхлипом. От неожиданности и силы твоих действий, я сжалась в комок, обхватывая тебя за спину еще сильнее, словно пытаясь выкарабкаться из твоих объятий. Так больно… и одновременно так хорошо. Ты абсолютно не обращал внимания на мои трепыхания, и спустя время борьбы с тобой и со своими страхами, я смогла расслабиться, запрокидывая голову назад, скользя по фарфоровой поверхности стен горячим затылком.
Влажные волосы лезли в лицо, твое дыхание обжигало кожу, а я не могла надышаться, не могла вдохнуть полной грудью, желая сконцентрироваться на своих ощущениях. С каждой секундой, с каждой минутой толчки становились все мягче, словно с каждым движением обратно забирая адскую боль, что я почувствовала в начале…
Эйфория обволакивала нас, я словно в невесомости, в мягком воздушном облаке составляющим лишь тебя одного. Много ли для счастья надо? И я улыбаюсь, обнимая тебя крепче, позволяя своей кошачьей натуре выпустить ногти, выгибаясь навстречу и раскрывая влажные губы, ловя на них очередное касание твои уст, сладкие поцелуи, необыкновенно пьянящие…
Хотелось смеяться в голос, всей грудью, наполняя весь мир своим бесконечным счастьем. Мне было хорошо, слышишь, бесконечно хорошо. Я опустилась в мир фантазий и грез, не было душевой кабинки, не было этого серого города, который принес мне лишь одни несчастья. Нет, не одни. Этот город научил меня любить. Странно, неправильно, противоречиво.
В голове не было какого-то определенного образа, все мое естество было сконцентрировано на эмоциях. Капельки пота смешивались с прохладной водой, наши голоса сливались с журчанием душа, а мне хотелось мурчать, как кошка, довольная ласками своего хозяина.
- Спасибо. – едва различимый шепот, едва слышимый в ночном шорохе, в вечерней прохладе моей квартиры. Словно цветок, я раскрылась под твоими требовательными, но ласковыми руками, спрятав шипы подальше, до более подходящего случая. Сейчас мне нравилось быть кроткой, нравилось быть собой. Обнаженная не только снаружи, но и внутренне.
Мое тело пронзила будоражащая дрожь, неповторимое чувство, которое я не испытывала никогда до сегодняшнего дня. Тысячи импульсов отдавались нежностью в каждой клеточке, наполняя мое тело внутренним теплом. Щекотно, волшебно, необычно. Оно напугало меня, и одновременно я не желала, чтобы оно заканчивалось, прижимаясь к тебе ближе, собирая с твоей шеи холодные капли воды.
Дыхание сперло, но набрав побольше воздуха в грудь, я все же смогла произнести так интересующий меня вопрос:
- Что это такое было?

+1

26

Обнимаю тебя, пытаясь согреть тебя теплом в контраст прохладному душу, капли которого нас омывают. Хочется забрать тебя, унести, спрятать и защитить, даже от самого себя. Именно сейчас, мне было стыдно. Стыдно за себя, свою несдержанность. Разве мне было бы стыдно, будь на твоем месте другая девушка? Конечно же нет.
Твой вопрос меня слегка ставит в тупик. Что это было? Сказать, что это было просто физическое удовольствие, язык тел, почему я почувствовал себя идиотом? Но я молчу, опуская тебя на пол, делая посильнее напор воды и делая ее теплее. Ты слегка дрожишь, а я даже не могу понять от чего, от холода или, возможно, от испуга. И я не знаю, чем теперь загладить свою вину. И почему я вообще чувствую вину. Это не правильно, ведь не правильно же? Я покидаю кабинку душа, повязывая полотенце на бедрах, и в такое же кутаю тебя, подхватывая на руки, унося из ванной комнаты.
- Это была ... эйфория? - сам пытаюсь подобрать какое-нибудь нейтральное слово, но снова чувствую себя идиотом. Как глупо. Опускаю тебя на кровать в спальне, отходя к окну, останавливаясь там и наблюдая за тобой.
- Всего одна вещь, Скар. - говорю очень серьезным, непривычным даже для меня тоном. - Ты теперь моя, просто не забывай об этом. - все так же задумчиво стою у окна, рассматривая тебя на кровати. Как теперь быть дальше. То, что ты стала моей мало что меняет. Ты все так же жена Макса, носишь его фамилию. Вас все так же будут ловить в обществе, поджидая с фотоаппаратами, вылавливая момент посочнее. И это ничто не сможет изменить. Так что же получается. Я что-то вроде запасного плана? На людях ей придется быть в его обществе, без свидетелей можно побыть и со мной.
Снова не получается.
- Что будет дальше, Скар? Все как и раньше, да? - и плевать на чувства других, на мои чувства, с ними незачем считаться, ведь правда? Главное не упасть в глазах других, не показать слабость, не разочаровать родителей, мужа? Что тобой движет, Скар? Когда ты бываешь настоящей, когда тебе можно верить? Я перестаю ощущать эту грань, теряя ее границы.
- Это всегда будет. Между нами, эта борьба. От этого не уйти. Мне всегда будет мало. - во мне снова просыпается эгоист. Да, мне всегда будет мало, всегда буду хотеть большего, чем имею. ВСегда буду стремиться отделить тебя от Брауна, смирись, Скар, ты тут бессильна.

+1

27

Горячие капли воды пускались в далекое путешествие, спускаясь ниже, скользя по моему телу и оставляя за собой мокрый след, а я даже не обращала на это внимания, широко распахнув свои глаза и глядя на тебя, какого-то другого, совершенно нового, но не менее родного и близкого. Я осторожно касалась пальцами твоего затылка, легким дуновением по шее к плечам, не хотелось отпускать тебя от себя, почему-то… Да, я волновалась, неосознанно возвращаясь в свои давние воспоминания и сравнивая.
Наверное, это не совсем правильно, но разница ощущений, эмоций и чувств настолько поражала меня, что мне непроизвольно хотелось попробовать еще раз. Может попросить тебя об этом? Неловко улыбнуться, прикрыть глаза и сказать эти заветные – хочу еще раз.
Но мое воспитание и твой хмурый взгляд заставили притихнуть, напрячься в твоих ладонях и слушать, неимоверно и внимательно слушать каждое твое слово. А ты тем временем окутывал меня в полотенце, и не смотря на теплые действия, твои руки казались ужасно холодными. Ты остыл, прогоняя своим настроением и мою эйфорию, а мне как маленькой хотелось надуть губы и обидеться на тебя за то что ты портишь такой прекрасный вечер.
Все же было хорошо, Митч, ну зачем ты начинаешь снова?
Но я не произнесла ни слова, угрюмо плюхаясь с твоих рук на кровать и не желая поднимать глаз, притягивая на груди комок полотенца, ярко-синего, от чего на его фоне моя кожа казалась чертовски бледной.
- Ну почему теперь? – твоя неуверенность во мне обижала, я ни разу не давала тебе повода в себе усомниться, но ты так отчаянно доказываешь мне каждый раз, что я принадлежу лишь тебе, что Браун не имеет надо мной никакой власти, мне хочется этот закон или негласное правило нарушить. Словно ты сам своими условиями толкаешь меня на этот поступок. И я гоню от себя эти мысли прочь, притягивая ноги ближе и обнимая себя за колени, едва заметно согласно кивая головой. Я устала говорить об этом слух, что-то тебе доказывать, я твоя, я с тобой, еще пару минут назад мы были так счастливы вместе, а сейчас ты снова возвращаешь все на круги своя
И твой вопрос, я раздраженно выдыхаю, глядя на тебя своими карими, раздражёнными и обиженными.
- Иди сюда ко мне, хватит. – Я не собираюсь отвечать на эти вопросы, мы оба знаем, что есть брачный контракт, который выйдет из силы лишь через десять лет. Кто знает, может, к тому времени ты найдешь мне замену или меня переедет трактор? Я не собираюсь загадывать, да и решением нерешимых задач тоже заниматься не планирую.  – Я хочу побыть с тобой, слышишь? Не порти нашу первую ночь вместе, пожалуйста. У меня и так мало хороших воспоминаний, пусть у меня будет это.
И поднимаюсь на колени, подползая ближе к краю своей кровати, осторожно хватаюсь пальцами за край полотенца, что сковывает твои бедра, тяну к себе, заставляя шагать мне навстречу.
Ты такой серьезный, напряженный, я чувствую и знаю, что ты не любишь, когда я тобой управляю, когда ухожу от вопросов и не действую так, как ты задумал. Прости меня, такую строптивую и непослушную, но зато твою, не этого ли ты так хотел?
- Что будет дальше? Мы будем жить долго и счастливо… - мой голос с каждым сказанным словом становится все тише, затухает до самого шепота, и я улыбаюсь, касаясь тонкими губами твоего носа, хмурой морщинки на лбу между бровями, твоих серых глаз, что одаривали меня расстроенным взглядом. – Мне тоже мало, а ты лишаешь меня таких радостей. Неужели тебе самому нравится выяснять отношения вместо того, чтобы проводить со мной время? Ну же? Мы не можем изменить ситуацию, но мы можем изменить свое отношение к ней, верно?
Мгновение, и твое полотенце уже валяется на полу, а я лишь откровенно улыбаюсь тебе, довольная тем, что могу быть сама собой. То, что произошло в душе – мне понравилось, это было мало похоже на то, что было в свадебную ночь, будто сравнить огонь и воду. Два совершенно разных понятия – и мне действительно хотелось восполнить свою жизнь такими приятными моментами в надежде, что я больше никогда не буду вспоминать ту страшную ночь.
Ласковые объятия, жаркий шепот тебе на ушко.
- Прости меня, милый, прости и не злись, завтра я отвечу на все твои вопросы, обещаю. Не сейчас, побудь рядом, будь со мной.
И я все никак не могла успокоиться, мы с тобой, мы словно перешли на новый уровень, где можно было говорить все, что думаешь, быть тем – кем ты и являешься. Не стоит скрываться за маской себя идеализированного, обнаженные, честные и любимые. И мне совершенно не хотелось, чтобы эта ночь кончалась. И еще, я хотела проснуться с тобой бок о бок.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » — Я — его брат, значит не друг.