В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » it happened once before;


it happened once before;

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники: Henry Hunter + Nola Wilton
Дата: 13.06.2013
Место: апартаменты Генри Хантера.
Погодные условия: после полуночи.
О флештайме: то, что случилось после Парка Аттракционов.

http://s5.uploads.ru/NezUD.gifhttp://s5.uploads.ru/Y6Hi2.gif
http://s4.uploads.ru/en0Q8.gifhttp://s5.uploads.ru/wI2dF.gif

Отредактировано Henry Hunter (2013-06-23 15:04:15)

+2

2

Я об этом пожалею. Обязательно. Утром я буду себя за это ненавидеть.
Я расплачиваюсь с таксистом и выхожу из машины. С минуту стою около подъезда и не спешу зайти в дом. Дует немного прохладный ветер, я жалею, что не переоделась дома и не взяла с собой никакой кофты, а так и осталась в бриджах и майке, как пришла в парк аттракционов. Воистину - самые странные полчаса за последнее время. Сначала мы говорили, потом Генри показывал мне фокусы, после чего у него вдруг появились дела и он ушел. А я осталась смотреть ему в след, так и не поняв, что произошло.
Я поворачиваюсь и делаю несколько шагов вперед, оставляя подъезд позади. Но также резко, как начала уходить, я возвращаюсь, тяну на себя дверь, захожу в холл, киваю консьерже и быстро прохожу мимо, прежде чем она начнет о чем-то меня спрашивать. В лифте на меня накатывает паника. Зачем я здесь? Почему я снова и снова иду к нему? Кажется, Генри ясно дал мне понять, что не нуждается в моем присутствии. Нет же! Нола Уилтон все должна сделать по-своему! Ей же обязательно нужно навязаться!
Передо мной раздвигаются створки лифта. На секунду во мне просыпается желание нажать на кнопку и поехать обратно вниз. Но желание это вновь засыпает, а я выхожу из лифта и подхожу к уже знакомой двери квартиры Генри Хантера. Еще минуту я топчусь на месте, все не решаясь нажать на звонок. Снова проворачиваю в голове слова, которые собираюсь ему сказать. Теперь они кажутся мне полнейшим бредом. Что ему до моих извинений?
Глубоко вдыхаю. Выдыхаю. Нажимаю на звонок и мысленно умоляю вселенную не ставить меня в более неловкое положение - пусть Генри будет дома и один.

+1

3

Я преподношу к губам бокал «Шардоне» и открываю крышку ноутбука. Моя электронная почта снова оказывается заваленной сообщениями. Женщины присылают мне свои фотографии. В большинстве своем топлес или полностью без одежды. Я кусаю большой палец, в задумчивости разглядывая эти снимки. Обнаженная натура — то, что меня притягивает. Момент просмотра электронной почты становится для меня очень интимным. Я отвечаю на несколько писем, закуриваю сигарету и сохраняю несколько снимков в специальную папку «Моих документов». Директория «Большая грудь». Директория «Поместится на ладошку». Директория «Классные попки».
Наконец, я решаю вернуться к работе над своей последней книгой «Дневник хулигана». Строки сами собой рождаются в моей голове. Я выпиваю. Курю. И печатаю. Включаю музыку. Играет композиция «Hurt» Тими Юро. «I’m so hurt».
Я нарочно включаю шрифт «Verdana» 8. Изредка посещаю директорию «Классные попки», продолжаю «Дневник хулигана» и пою…
Несколько часов я провожу возле ноутбука и увлеченно печатаю. Мне сложно оторваться от кресла. Мысли каким-то сильным потоком выливаются на страницы «Ворда». Я никак не могу остановиться. Рождается новая эпопея. Приключения хулигана обретают героя и атмосферу. Я не замечаю, как заканчивается моя сигаретная пачка и как начинает урчать в животе. Мне хочется отойти в туалет помочиться. Но я не ощущаю себя правым обуздать этот мощный литературный порыв ради физиологических потребностей.
«Приключения хулигана» обрывает дверной звонок. Я с раздражением закусываю в зубах сигарету и, покачиваясь, поднимаюсь с кресла. На полу мне не удается нащупать тапочки… Я следую босиком по коридору. В халате на голое тело. Не проверяя зрачок, я с силой расхлопываю дверь.
На пороге стоит Нола. Она кажется какой-то расчувствовавшейся и нерасторопной. Кивком головы я предлагаю ей пройти внутрь. В моих губах все так же тлеет сигарета. Я стряхиваю пепел на пол.
— Я не ожидал увидеть тебя так рано. Что ж, проходи, — бегло говорю я, закрывая за ней входную дверь и скользя босыми ступнями по паркету в сторону гостиной.
— Мне нужно закончить главу. Пожалуйста, подожди меня в гостиной. Можешь посмотреть телевизор или заказать на дом еду.

Отредактировано Henry Hunter (2013-06-23 16:24:51)

+2

4

Томительное ожидание. Кажется, Генри нет дома. Я почти разочарована. Он так и не услышит мою подготовленную речь. И в то же время я страшно зла на него. Где он шляется? С кем он где-то шляется? Вдох. Так, спокойно. Меня это не касается. И совершенно никак не задевает. Возможно, он просто спит. Выдох.
Я сую большие пальцы в задние карманы своих бриджей и уже собираюсь уходить. Не вижу смысла и дальше топтаться под дверью, да и вряд ли я сегодня настолько везучая, что из лифта снова выйдет Генри в самый подходящий момент. Но, кажется, вселенная и вправду благосклонна ко мне - как только я поворачиваюсь в сторону лифта, слышу звук открывающейся двери за моей спиной. Я развернулась и увидела на пороге Генри. Кажется, он не ожидал увидеть меня, но в то же время мой поздний визит его нисколько не удивил. Традиция у меня такая - приходить в гости к Генри после заката. Кивком головы он приглашает меня в квартиру. Меня не нужно уговаривать.
- Мне нужно закончить главу. Пожалуйста, подожди меня в гостиной. Можешь посмотреть телевизор или заказать на дом еду, - говорит он мне. Меня такой расклад не устраивает. Свою главу он может заканчивать до утра, я к тому времени съем две пиццы, посмотрю три сна и успею посмотреть пару фильмов - иными словами, проведу время зря.
- Подожди, пожалуйста, - прошу я Генри, на несколько мгновений ухватывая его за руку. - Запомни свою мысль. Я не буду оставаться. Займу у тебя только пару минут.
Я быстро поправила волосы, пальцами зачесав их на левый бок, а сама в это время судорожно вспоминала свою речь, которую готовила, пока ехала в такси. Сейчас я не могу вспомнить ни одного красивого оборота.
- Я только хотела извиниться, - наконец выпалила я. - Ну знаешь... За то, что подняла тему о наших отношениях. За то, что наговорила всякого... Трусом тебя назвала. Я хочу сказать, что на самом деле иногда так думаю, просто тогда это прозвучало как-то совсем грубо. И вообще... Не мне тебя жизни учить. В конце концов, ты жил так все время и почти всегда казался счастливым и довольным положением дел, - я изображаю на лице некое подобие улыбки и пожимаю плечами. - В общем, прости за то, что наговорила тебе в парке. Ты был прав - я не всегда думаю, прежде чем сказать.
Я замолкаю и снова прячу пальцы в задние карманы. Моя заготовленная речь была совсем не такой. Планировалось, что я буду говорить все издевательским тоном, постоянно язвить и обязательно скажу "Ишь, какие мы нежные! Обиделись на слова своего пресс-директора!" На всякий случай я запишу эту фразу в своем ежедневнике и буду надеяться, что однажды смогу ее озвучить.
- Пожалуй, я пойду. Не буду мешать тебе работать. Увидимся на работе после выходных, - стараясь не сталкиваться взглядом с Генри, я покидаю гостиную и оказываюсь в прихожей. - Откроешь мне дверь? Твой замок кажется очень мудреным.

+1

5

— Подожди, пожалуйста. Запомни свою мысль. Я не буду оставаться. Займу у тебя только пару минут, — она ухватывает меня за руку, и я морщусь от боли. Сквозная рана ладони вновь дает о себе узнать.
— Я только хотела извиниться. Ну знаешь... За то, что подняла тему о наших отношениях. За то, что наговорила всякого... Трусом тебя назвала. Я хочу сказать, что на самом деле иногда так думаю, просто тогда это прозвучало как-то совсем грубо. И вообще... Не мне тебя жизни учить. В конце концов, ты жил так все время и почти всегда казался счастливым и довольным положением дел. В общем, прости за то, что наговорила тебе в парке. Ты был прав - я не всегда думаю, прежде чем сказать, — она говорит так быстро, что у нее захватывает дыхание. У меня тоже перехватывает дыхание. Мы стоим с Нолой лицом к лицу. Она то и дело поправляет волосы. Этот жест выходит изящным и в тоже время неказистым и застенчивым. Мне сложно пошевелиться. Я замираю. И с сигареты, замерзшей в моих губах, пепел скатывается на пол и скатывается…
Наконец, я оживаю и сильнее стискиваю в зубах сигарету. В моей голове проскальзывают слова, сказанные Нолой на колесе обозрения: «Я думала, ты сильный». «Я думала, ты сильный». «Я думала, ты сильный». И я снова морщусь. Но в этот раз уже не от физической боли, а скорее для того, чтобы усмирить внутреннее пламя и негодование. 
Я подхватываю рукой сигарету и швыряю ее в вазу.
— Дело же было абсолютно не в этом. Я и в самом деле очень трусливый. Ты сказала иную фразу: «Я думала, ты сильный». Мне сложно припомнить контекст. Но это слова уже так сильно въелись в мое сознание, что я никак не могу прекратить беситься. Ты проткнула не только мою руку, но и что-то более серьезное и значимое. Ты ранила мое эго. Мою гордость, — отвечаю я, выпуская вперед распростертую руку.
— Пожалуй, я пойду. Не буду мешать тебе работать. Увидимся на работе после выходных, — Нола поворачивается к двери. Замок ей не поддается. Знакомые часто меня спрашивают: «Генри, как ты только справляешься с этой дверью. Она не закрывается и открывается. Однажды ты и вовсе дождешься того, что останешься запертым в клетке своей квартиры». А я говорю им: «Эта дверь очень верная, пускай и со своими замашками. У нее только один хозяин. Не думаю, что мне когда-то захочется вот так вот взять и от нее избавиться». Я делаю несколько шагов вперед, перегораживая ту самую «колдовскую и никому не поддающуюся дверь».
— Ты снова ведешь себя как девчонка, — на моем лице проскальзывает гримаса раздражения.
— Прекрати сражаться с моей дверью. Ты все равно ее не откроешь, прикладывая столько напрасных усилий. Пойдем-ка я налью тебе вина, — я извлекаю из кармана халата сигару и откусываю ее кончик. И в эту минуту, та детскость и безрассудность, которые меня так раздражали в манерах Нолы Уилтон, неожиданно вызывают в моей душе какой-то странный трепет.
— Ты же пришла сюда не для того, чтобы извиниться. Иначе ты бы воспользовалась телефоном. Я обычно читаю смски и даже порой отвечаю на них. Ты не хочешь, чтобы дверь открывалась. Она и не откроется, — и ноги снова уносят меня в кабинет. Я выключаю песню Тими Юро, которая вдохновляла меня на «Дневник хулигана». iTunes начинает фонтанировать случайными мелодиями. И играет Joe Dassin – Emmanuelle.
Я снова показываюсь в коридоре. С откупоренной бутылкой «Шардоне». В том же халате на голое тело. И босыми ногами. Кивком головы я приглашаю Нолу Уилтон пройти за мной в гостиную. Эти стены хранят воспоминания о моей кровоточащей ладони. Жертва и покуситель снова возвращаются на место преступления. С бутылкой «Шардоне» и сигарой.
— Мне нравятся твои джинсы. В них очень удобные карманы, чтобы вот так вот в них запустить руку, — я опускаю ладонь в карман ее бриджей.
— Ты слишком юная, Нола Уилтон. Тебе еще нужно пережить многое и как следует покрутить этой славной попой для того, чтобы научиться хорошим манерам.

Отредактировано Henry Hunter (2013-06-29 11:50:34)

+2

6

- Дело же было абсолютно не в этом. Я и в самом деле очень трусливый. Ты сказала иную фразу: «Я думала, ты сильный». Мне сложно припомнить контекст. Но это слова уже так сильно въелись в мое сознание, что я никак не могу прекратить беситься. Ты проткнула не только мою руку, но и что-то более серьезное и значимое. Ты ранила мое эго. Мою гордость, - отвечает мне Генри.
Я смотрю на него, чуть сдвинув брови и отводя недоуменный взгляд в сторону. В моей памяти проскальзывает что-то знакомое. Кажется, я действительно сказала ему "Я думала, ты сильный". О чем же я тогда говорила? Ах да. Его отношения, чувства, которые никак не могут закончиться. "Сила - это не бояться жить дальше, ошибаться снова."
- Не думала, что ты так серьезно воспримешь мои слова, - наконец говорю я, оставив все воспоминания прошедшего вечера. - То, что я это сказала, еще не значит, что ты действительно... не являешься сильным. Я имею в виду, ты силен в чем-то другом. В писательстве. В выборе места для отдыха. В швырянии мебели. Просто я не думала, что ты способен так долго испытывать к кому-то такие сильные чувства. А когда узнала... Вот и сказала, что, раз ты не можешь жить дальше нормально... - я осеклась и откашлялась. - Слушай, давай я не буду усугублять ситуацию? Просто открой мне дверь и я уйду, чтобы снова не наговорить лишнего, - я подергала ручку двери.
Я не могу и дальше стоять тут и извиняться за каждое сказанное слово. Я и так в последнее время слишком часто прошу у Генри прощения, но только один раз было действительно за что - когда я проткнула ножом его руку. Сейчас я невольно обхватила пальцами свое левое запястье, в том месте, где браслеты скрывали шрам.
- Ты снова ведешь себя как девчонка, - я изображаю на лице откровенное недовольство его высказыванием. Сам виноват. Нечего упрямиться - открыл бы мне дверь и дело с концом, не пришлось бы терпеть тут эту "девчонку".
- Прекрати сражаться с моей дверью. Ты все равно ее не откроешь, прикладывая столько напрасных усилий. Пойдем-ка я налью тебе вина.
- Хочешь сказать, после бокала вина твоя дверь поддастся и мне? - я хмыкнула, подняла руки чуть выше и пошевелила пальцами.
- Ты же пришла сюда не для того, чтобы извиниться. Иначе ты бы воспользовалась телефоном. Я обычно читаю смски и даже порой отвечаю на них.
Я скрещиваю руки на груди и обиженно поджимаю губы. Кто дал ему право так легко понимать мои действия? А может я привыкла к тому, что искренние извинения - это когда ты говоришь их человеку лично, смотря ему в глаза, а не по телефону или посылая сообщение или вообще цветы и открытку с коротким "Прости за мои слова".
Генри исчезает из прихожей, а я так и остаюсь стоять тут. Еще раз попробовала открыть дверь - безуспешно, поэтому я просто прислонилась к ней спиной. Генри возвращается и снова одним кивком головы приглашает меня в гостиную. Выбора у меня не остается, поэтому я "отлипаю" от двери и следую за ним. Странно быть здесь трезвой... Из соседней комнаты слышен голос Джо Дассена. Мне сразу вспомнились уроки французского в школе, когда мы пели его песни. Тогда я очень любила его песни. Хочется отдать должное Генри - музыку он выбирает хорошую. На мгновение мне даже хочется предложить ему потанцевать, но я быстро отгоняю от себя эту мысль
- Мне нравятся твои джинсы. В них очень удобные карманы, чтобы вот так вот в них запустить руку, - я опускаю взгляд вниз на его руку.
- Тебе не стоит этого делать, - говорю я, вытаскивая его руку из своего кармана и отходя в сторону на несколько шагов. - Ну что, взрослый и опытный Генри Хантер? Открой тайну юной Ноле Уилтон - зачем же я сюда пришла? Почему я не хочу, чтобы твоя дверь открывалась?

+1

7

— Порой мне кажется, что тебе лучше вообще никогда ничего не говорить. Наверное, ты мне нравилась бы больше немая, — по моим губам проскальзывает грустная улыбка. Нола продолжает говорить. И ее слова кажутся вполне себе искренними. Оттого я терпеливо слушаю ее. И думается мне, что я готов провалиться под землю. «Генри Хантер не способен на серьезные чувства. Генри Хантер топчется на месте. Он хорошо выбирает места для отдыха и траха. А еще он хорошо швыряет мебель» — вот какой вывод делаю я из ее монолога и невольно начинаю смеяться.
— Понимаешь, возникла такая ситуация. Она сказала что-то. И я сказал что-то. И мне показалось, словно я встретил свою судьбу. От навязчивых идей не так интересно отказываться, — я бережно обнимаю Нолу за талию, легонько отталкивая ее от двери.
— Ладно, я все-таки налью тебе вина. Чувствуй себя как дома, — тем временем мои ноги уже скользят по паркету в сторону кабинета. В этой «зимней» походке было что-то особенное. Майкл Джексон изобрел лунную походку. А я зимнюю. Прямо сейчас, когда скольжу по паркету в такт музыке.
— Хочешь сказать, после бокала вина твоя дверь поддастся и мне? — говорит Нола мне в след. Я оборачиваюсь и скептически пожимаю плечами.
— В этой двери есть своя магия. Симсим и вино тут ничего не решают. Наверное, для того чтобы ее открыть, нужно стать Али Бабой. Избранным. Самим Генри Хантером,— я скрываюсь за дверями кабинета.

---

Когда я вновь показываюсь в коридоре то замечаю Нолу, стоящую возле двери. По всей видимости, она предприняла еще одну попытку ее открыть — Али Баба из нее вышел паршивый, не сработал ее «Симсим». Я торжественно приподнимаю бутылку вина вверх.
Нола походит ко мне. Мы проходим в гостиную. Я опускаю ладонь в карман ее бриджей. Она отталкивает мою руку и пятится назад.
— Тебе не стоит этого делать.
— Ты можешь счесть это за домогательство? А что если это и в самом деле домогательство? — я неспешно разливаю вино по бокалам.
—  Ну что, взрослый и опытный Генри Хантер? Открой тайну юной Ноле Уилтон - зачем же я сюда пришла? Почему я не хочу, чтобы твоя дверь открывалась?— спрашивает она. Я напускаю на лицо серьезную гримасу и с наигранным видом эксперта «взрослого и опытного Генри Хантера» разворачиваюсь к ней.
— Наверное, ты пришла меня изнасиловать, — я протягиваю ей бокал и нарочно прищуриваю глаза.
— Да-да, так оно и есть. Нола Уилтон пришла заниматься сюда всякими непотребствами. Посмотрите только, какие у нее шальные глаза!— мне приходится обращаться к невидимой публике, чтобы она оценила шальные глаза Нолы Уилтон и прокричала: «ДА, Генри, у нее шальные глаза! Левый еще ничего… Но вот правый! Он так и хочет тебя проглотить!».
— Вот только я не знаю, как ты будешь меня соблазнять. Надела джинсы, которые совсем не предназначены для вечерних свиданий. Не накрасилась практически. Я даже и не знаю… Какой там у тебя ход припасен козырьком в рукаве?

Отредактировано Henry Hunter (2013-06-29 14:13:46)

+2

8

Ненавижу Генри Хантера за его привычку говорить о других женщинах в моем присутствии. И не просто говорить, а сравнивать нас. Я всегда им проигрываю. Нола Уилтон слишком много говорит. Нола Уилтон не восхваляет книги Генри Хантера. Нола Уилтон не падает ниц перед Генри Хантером и называет его слабым. Нола Уилтон ранит ножом руку Генри Хантера. Все это вечно ставится мне в укор. А другие его женщины несомненно лучше. Они его боготворят. Они молчат. Они разбираются в искусстве. Они звонят ему, пишут сообщения и не приходят к нему домой, мешая писать очередное гениальное творение. Они бегают за ним, но в то же время не навязываются. Тогда вопрос: почему Генри Хантер просто не открыл дверь перед Нолой Уилтон и не отправил домой, раз она вся такая неправильная?
Я наклоняюсь, чтобы снять босоножки и прохожу вперед, оставляя выход позади. Посмотрим, что из этого получится. Я трезвая. Генри - не факт. Я не собираюсь его убивать. Пока что. Генри - трудно сказать. Я не собираюсь с ним спать. Генри - активно на это намекает. Странный будет вечер.
- В мои планы больше не входит секс с тобой, - я напускаю на себя безразличный вид и забираю из рук Генри бокал, проходя мимо него. - Видишь ли, одна из особенностей Нолы Уилтон в том, что она верна своему мужчине, - я делаю глоток вина и снова поворачиваюсь к Генри. - У нас с Джулианом все стало налаживаться. Я не хочу, чтобы случайная интрижка с тобой, - я показываю на него пальцем, - все испортила.
Я сажусь на диван, вытягиваю на нем ноги и медленно пью вино из бокала, всем своим видом показывая, что мне до лампочки внешний вид и само присутствие Генри - хоть ты в халате, хоть без него стой! Я невольно облизнула губы, после чего поспешила скрыть это бокалом. Ладно, вином тоже лучше не увлекаться.
- Вот только я не знаю, как ты будешь меня соблазнять. Надела джинсы, которые совсем не предназначены для вечерних свиданий. Не накрасилась практически. Я даже и не знаю… - я запрокидываю голову назад так, что кончики волос почти касаются пола, и смеюсь.
- Ты так хочешь, чтобы я тебя соблазнила? - спрашиваю я, поднимаясь с дивана. - Это всего лишь джинсы. Всего лишь майка. И комплект нижнего белья, - я делаю шаги навстречу Генри и быстро оказываюсь в нескольких сантиметрах от него. - Наличие практически тех же деталей на тебе, раньше не было преградой. Отсутствие косметики? Что-то не припомню, чтобы это останавливало тебя, когда мы были в Марокко, - негромко, почти шепотом, говорю я Генри на ухо. - Будь у меня более правильный настрой, я бы сделала что-то такое...
Я отошла от Генри на полшага, сняла с себя майку, бросила ее на диван, после чего одной рукой притянула его за шею к себе и поцеловала в губы, другой рукой развязала пояс на его халате и кончиками пальцев провела по обнаженному торсу. Полминуты спустя я отстранилась от него.
- Но есть одна проблема - я на это не настроена, - я пожала плечами, допила вино из своего бокала и стала нарочито медленно расправлять свою майку, прежде чем надеть ее снова.

+1

9

— В мои планы больше не входит секс с тобой, — все так же размеренно я протягиваю Ноле бокал.
— Видишь ли, одна из особенностей Нолы Уилтон в том, что она верна своему мужчине. У нас с Джулианом все стало налаживаться. Я не хочу, чтобы случайная интрижка с тобой все испортила, — Нола указывает на меня пальцем. Я пригубляю бокал и нежно подмигиваю Ноле: «Конечно же, сегодня ты окажешься в моей постели. В этом не может быть никаких сомнений».
— Теперь ты на своем примере познала, как прекрасен бывает половой акт после измены. Я очень рад, что помог тебе привнести в свою жизнь новые тактильные и чувственные ощущения, — я смакую вкус вина. Сегодняшний вечер обещает быть интересным. Нола Уилтон затеяла со мной игру. А я принимаю ее правила.
— Хорошо, — я щелкаю пальцами, — Давай заключим спор. Мы проведем приятный дружеский вечер в этой квартире. Если ты не отдашься мне по своей воле и не попросишь отвести тебе местечко в моей постели, то через пару часов я отвезу тебя домой.
Я обвожу взглядом тело Нолы Уилтон. Его черты кажутся мне аппетитными. Ноле и в самом деле идут эти джинсы.
— Чего стоит твоя верность? — Нола Уилтон занимает мой диван. И вытягивает ноги, как Я привык это делать. Мне отводится место лишь на кресле. Что ж, я усаживаюсь на подлокотник того самого кресла и принимаюсь за сигару.
— Ты так хочешь, чтобы я тебя соблазнила? — я вопросительно изгибаю бровь, увлекшись игрой с зажигалкой.
А Нола произносит какое-то странное заклинание: «Это всего лишь джинсы. Всего лишь майка. И комплект нижнего белья». Меня охватывает волна возбуждения. Нола Уилтон сбрасывает майку, чтобы я лучше мог разглядеть ее бюстгальтер. Как завороженный, я привстаю с кресла. Нола приближается ко мне. Она распахивает мой халат, дотрагивается ладонью до моего торса… И происходит это все так молниеносно, что я не успеваю даже прийти в себя, когда она отталкивает меня назад и отходит в сторону. Нола кидается расправлять проклятую майку, распластавшуюся на диване. Я подхожу к ней сзади, разворачиваю Нолу к себе и хватаю ее за руку.
— Пойдем в мою спальню. Там разговаривать нам будет интереснее. Проверка усложняется, все как ты любишь, —   не в первый раз в жизни мне приходится нарушать свое слово. Я никогда не был надежным. Моя слава была всегда скорее отрицательной. Я поступаю так, как действовал и раньше.
Я перекидываю Нолу через плечо и несу в свою спальню. Пояс моего незапахнутого халата болтается на ходу… Нола приводит меня в бешенство своей детскостью, фальшивой верностью Джулиану, неумением держать себя в руках, несносностью… Она совершенно не знает жизнь и все время пребывает в розовых очках. С действительностью ей еще не приходилось сталкиваться по-настоящему. Она не та женщина, которую я воображаю в своих фантазиях. Она не Гала. Она не сможет стать спутницей для гения, к коим я себя причисляю. Но несмотря на все это, меня безбожно влечет к ней. Я не могу преодолеть этот голод и страстность.
Я опрокидываю Нолу на кровать и стаскиваю с нее проклятые бриджи.

Отредактировано Henry Hunter (2013-06-29 16:50:19)

+2

10

- Теперь ты на своем примере познала, как прекрасен бывает половой акт после измены. Я очень рад, что помог тебе привнести в свою жизнь новые тактильные и чувственные ощущения.
- Именно! Запомни этот момент, в первый и последний раз в жизни я говорю тебе "спасибо", Генри Хантер, за помощь, - я растягиваю губы в улыбке, чокаюсь с ним бокалом, отворачиваюсь и выпиваю немного вина. Ему не обязательно знать, что близости с Джулианом у меня не было уже почти полтора месяца, да и наше якобы воссоединение весьма сомнительно.
- Давай заключим спор. Мы проведем приятный дружеский вечер в этой квартире. Если ты не отдашься мне по своей воле и не попросишь отвести тебе местечко в моей постели, то через пару часов я отвезу тебя домой, - я с интересом смотрю на Генри.
- А если я все-таки дам слабину и лично затащу тебя в постель? Что будет тогда? - спросила я. Однако, спор привлекает меня уже на этом этапе.
Мои действия не оставили Генри равнодушным, чего я и ожидала. Хочет поиграть? Поиграем. Хочет заключить пари? Сделаем и это. Он перебрасывает меня на плечо и несет в другую комнату, по пути сообщая, что движемся мы в спальню.
- Помнишь, как было на уроках математики? "От перемены мест слагаемых, сумма не меняется." Тут также. От перемены комнаты результат не изменится, - я усмехаюсь. По правде, немного трудно говорить, вися вниз головой.
Но вскоре я наконец принимаю более удобное положение на кровати. Прежде чем я успеваю сесть, Генри стаскивает с меня бриджи. Я в это время наблюдаю за его стараниями и понимаю, что на этом мой сеанс пассивного стриптиза еще не окончен.
- Теперь мы почти в одинаковых условиях, - говорю я, ступней касаясь груди Генри, после чего сажусь на кровати. - У тебя тут симпатично. Признаться, когда я очнулась в ванной после твоего Дня Рождения и прошлась по коридору, мне показалось, что я в музее. Оказывается, все так страшно, - я осмотрелась по сторонам и остановила задумчивый взгляд на Генри.
- Знаешь, пожалуй, настала моя очередь пожить в твоей квартире пару недель. Думаю, я обоснуюсь прямо в этой спальне, - я провожу ладонями по постели и пару раз подпрыгнула на месте. - Матрас мог бы быть жуть по-жестче, но я привыкну. Сделаем вот как, - я опираюсь на колени и сажусь, близко наклонившись к Генри. - Подкорректируем немного твои условия. Если я не отдамся тебе добровольно, ты просто уйдешь спать в другую комнату. А потом мы проведем две чудесные дружеские недели, проживая под одной крышей, - я довольно улыбаюсь, мне нравится этот план. - Я даже могу варить тебе кофе по утрам, но не более того.

+1

11

Нола чокается со мной бокалом. Я натягиваю на лицо учтивую улыбку и благожелательно киваю головой своей «бывшей любовнице», поддакивая ее словам. Мое эго снова ужалено. На этот раз намного сильнее чем раньше. Нола Уилтон предпочла утонченному и талантливому Генри Хантеру какого-то копа с замашками денди. Подобная новость никак не переваривается в моем желудке. Я пригубляю вино. И его вкус кажется мне отвратительным. Никогда «Шардоне» не было в моем бокале столь липким и слащавым, сворачивающимся в комки в горде. Я тот час же отставляю стакан на тумбочку и принимаюсь раскручивать в руках сигару. Сама мысль, что женщина, которая принадлежала мне, может ускользнуть — нелепа. Я чувствую себя взвинченным и нервозным. Даже халат, украшающий мое тело, призванный создавать и дополнять образ великосветского писателя, вызывает во мне брезгливость. Я закатываю рукава и кручу сигару.
— А если я все-таки дам слабину и лично затащу тебя в постель? Что будет тогда? — спрашивает Нола. Я  заставляю себя поднять с тумбочки бокал «Шардоне» и сделать вид, что я распиваю его с заметным удовольствием.
— Твоя теория не будет оправдана,— холодно отвечаю я. Мне хочется выпустить пар и раскричаться. «Безусловно, мое мнение о тебе ухудшится. Я назову тебя проституткой и дешевкой. В моем мире у каждой женщины есть свой ярлык. Все просто». Во мне все еще жив инстинкт насильника. В глубине души я хочу причинить Ноле боль. Мне нравится ломать ее представления о мире. Мне нравится менять ее представления о ее собственном теле. Мне нравится, когда она плачет. Мне нравится, когда ее слезы льются из-за меня. Я пресыщаю свою значимость. Я торжествую. Тело Нолы принадлежит мне. Я могу им пользоваться, когда захочу. Она не может предпочесть меня какому-то Джулиана, каким бы славным парнем с соседней улицы он и не представлялся. Я хозяин ее тела.
В моих глазах разжигается какая-то скверная искра.

---
Нола раззадоривает мой пыл. Я не могу остаться равнодушным к ее маленькому стриптизу. Мне нужно разрядиться. Оттого я погружаю Нолу на свое плечо и волоку в спальню. Она бренчит о сумме каких-то математических слагаемых, которые зависят или не зависят от перемены комнат. Нола перевернута вверх тормашками — ее не стоит воспринимать серьезно в таком положении. Тем более, что мое мышление не многопроцессорно. Я действую линейно. Я могу быть сосредоточен лишь на одном деле. Например, на скидывании Нолы на кровать и срывании с нее бриджей.
Нола ухитряется как-то вывернуться из моей хватки и усесться на кровати. Она смеет говорить об интерьере моей квартиры, тогда как я не заинтересован ни в каких диалогах.
— Знаешь, пожалуй, настала моя очередь пожить в твоей квартире пару недель. Думаю, я обоснуюсь прямо в этой спальне, — Нола проявляет себя в роли предсказательницы великой и великолепной Ванги. Безусловно, она проснется в этой спальне. Проницательность Нолы меня поражает! Я издаю короткий смешок, вновь опрокидывая ее на покрывало. Мне сложно сфокусироваться на фразе: «Пожалуй, настала моя очередь пожить в твоей квартире». Наверное, эти слова могли снизить мою волну возбуждения. Я привык к одиночеству. Мне нравится быть женатым. Но я не люблю разделять свою жизнь с кем-то кроме случайных попутчиков. Я гоняюсь за статусом — внешним щитом своей независимости.
Нола говорит и говорит. Ее слова эхом доносятся в моей голове. Как будто кто-то в моей холостятской квартире включил бесперебойное радио. Я усаживаюсь на кровати. Мой запал пропадает. Нола действует губительно на мою потенцию. Я закрываю нос и губы ладонью и разглядываю ее в таком положении.
— Да-да, ты умеешь быть верной, где мой фейспалм? — мне не остается ничего другого как запахнуть халат и усесться рядом с этой проклятой попрыгуньей на подушках, подложив одну из них себе под спину.
— Детка, слушай, твоя болтовня и в самом деле отбивает у меня всякий настрой. Ты занимаешься каким-то членовредительством. Я не хочу показаться грубым, но ты пришла в мою квартиру, весьма эротично сбросила с себя майку, продемонстрировала мне красивое нижнее белье...— я демонстративно развожу руками.
— Ты никогда не просила Джулиана во время полового акта или прелюдии подарить тебе шубу или какое-нибудь украшение? Даже по телевизору показывают, что это делается после! Ты же не девственница, чтобы не знать таких вещей, — я захватываю ладонью ее ягодицу. Нола кажется очаровательной в своей неопытности. Я сильнее сжимаю пальцы на ее ягодице.
— Меня очень возбудили эти игры с твоим возвращением к Джулиану и вашей свадебкой. Но я прекрасно осознаю, что нравлюсь тебе. И ты не хочешь меня отпускать. К чему призвана эта болтовня в постели об утреннем кофе или о чем ты там говорила? — мне не хочется ранить самолюбие Нолы. Я прижимаю ее ближе к себе. Признаться, меня даже окрыляет роль ее учителя. Женщина, по которой сходил с ума мой закадычный друг и враг Ричард Хэмильтон, бывавшая замужем два раза и вызывавшая пламенные чувства в Джулиане Эвансе, оказывается бесконечно чистой в моих объятьях. В моем воображении стирается ее прежняя половая история. Я получаю в свою постель девственную душу. Мне нравится полагать, что Нола во мне нуждается. Я снова сжимаю ее ягодицу пальцами.
— Ты ужасная глупыха, Нола Уилтон.

Отредактировано Henry Hunter (2013-06-29 19:26:57)

+2

12

Меня увлекает мысль о том, чтобы поселиться в этой квартире на полмесяца, хотя мне и трудно представить себе второй сезон короткого сожительства с Генри Хантером. Я почти забыла, как это было, когда он жил в моей маленькой квартирке, это было слишком давно, хоть и прошло всего около двух месяцев.
Сам же Генри не то, что не разделяет моего энтузиазма, но, кажется, и вовсе не обратил никакого внимания на мои слова. Я вновь разочарована. Мне нужна какая-то реакция на это сиюминутное решение, а не полное его игнорирование. Иначе, зачем вообще нужно было это говорить?
- Да-да, ты умеешь быть верной, где мой фейспалм? - Генри отстраняется от меня и устраивается на подушках. Я изумленно смотрю на него, ловя ртом воздух. Он запахнул халат, который я так старательно развязывала на нем, чтобы полюбоваться его телом. Что за предпенсионная подготовка ко сну? Может еще очки на нос нацепит и книжку на ночь почитает?
- Детка, слушай, твоя болтовня и в самом деле отбивает у меня всякий настрой. Ты занимаешься каким-то членовредительством.
А мне сразу вспоминается эпизод в одном из фильмов Вуди Аллена. Молодая девушка, которая замужем за занудным стариком, вот-вот предастся постельным приключениям с молодым любовником. И тут она выдает фееричную фразу: "Постой, у меня есть с собой виагра." Я с ужасом думаю о том, что мне тоже надо уже носить с собой эти таблетки, на случай, если с Генри снова случится... подобная неприятность.
- Я не хочу показаться грубым, но ты пришла в мою квартиру, весьма эротично сбросила с себя майку, продемонстрировала мне красивое нижнее белье...
- То есть, ты этому удивлен? - я усмехаюсь и поворачиваюсь к нему лицом. - Генри, я же тебе еще в гостиной сказала - я пришла, чтобы извиниться. И все. Это ты уже сам в своей голове настроил иллюзий о том, что я пришла к тебе, чтобы заняться сексом, - я повторила за ним жест с разведением рук. Вообще-то, доля правды в его иллюзиях есть. Только я не шла к нему с этой целью, она появилась уже позже.
- Меня очень возбудили эти игры с твоим возвращением к Джулиану и вашей свадебкой, - я поморщилась, словно от боли, и рассмеялась.
- Я не спешу снова стать окольцованной. Кому, как не тебе, знать, что в браке нет ничего хорошего? Серьезно, назови мне хоть один плюс того, что ты женат. Кроме того, что "кольцо на пальце мужчины - знак качества, женщины на это ведутся".
Мне приятно думать, что слова о моей близкой связи с Джулианом так задевают Генри. Я перекидываю левую ногу через его ноги и сажусь ему на колени, склоняюсь ниже, целую его губы. Скулы. Мочку уха. Шею. Снова возвращаюсь к губам.
- Но я прекрасно осознаю, что нравлюсь тебе. И ты не хочешь меня отпускать. К чему призвана эта болтовня в постели об утреннем кофе или о чем ты там говорила?
- Нет смысла отрицать очевидное. У меня есть к тебе чувства. Хоть это и странно, учитывая наши взаимоотношения и то... как мы познакомились. Умом я понимаю, что должна тебя ненавидеть. Но вот же странная штука - не могу, - я поджимаю губы. - Не только я тебя не отпускаю. Ты и сам меня держишь. У тебя было столько возможностей от меня избавиться. Сколько раз ты увольнял меня на словах? И все также вызываешь в офис. Зовешь на обед. Увозишь заграницу. Приглашаешь выпить вина в твоей гостиной. Тащишь в свою спальню. Генри, заметь - ты даже оставил недописанной главу своей книги, когда я пришла. Не говори мне после этого, что ты так жаждешь свободы, а я одна виновата в том, что ты не можешь ее получить.
Я вновь наклоняюсь, чтобы поцеловать Генри. Чувствую его теплые ладони на своем теле. И пусть я потом раскаюсь в своих мыслях и желаниях, но этот момент кажется мне гораздо более интимным, чем если бы все "пошло по плану" и мы занимались сейчас сексом, и мне хочется, чтобы этот самый момент продержался еще чуть-чуть.
- Полагаю, я досрочно выиграла спор. Ты молча отреагировал на изменения условий, значит согласился с ними. Я остаюсь тут. И знаешь, пожалуй, ты тоже не уходи в другую комнату, - я улыбнулась, завела руки за спину, расстегнула лифчик и сняла его. - Поделишься футболкой? В этой штуке спать не очень удобно, - я кинула бюстгальтер рядом на кровати.

Отредактировано Nola Wilton (2013-06-29 21:22:29)

+1

13

Минута восторга Нолой Уилтон вновь сменяется раздражением. Она разводит пальцами в воздухе, подражая моему жесту. И думается мне, что я пытаюсь поговорить с ней начистоту, а она снова прячется за маску. На мгновение мне даже начинает казаться, что я ошибся со своей гипотезой. Нола Уилтон и в самом деле пришла попросить о прощении, чтобы поставить точку над нашими отношениями. Мои иллюзии рушатся. Я испытываю ужасную досаду и морщу губы.
— Генри, я же тебе еще в гостиной сказала - я пришла, чтобы извиниться. И все. Это ты уже сам в своей голове настроил иллюзий о том, что я пришла к тебе, чтобы заняться сексом, — заявляет Нола. И я сильнее отдаляюсь от нее. Ее манеры рушить мои красивые фантазии о наших взаимоотношениях, выводят меня из себя.
— Я что с тобой в бирюльки играю?— раздраженно спросил я, рывком откладывая в сторону подушку.
— Я похож на осла, который пропишет в свой квартире на две недели какую-то левую девчонку? У меня нет никакого желания больше играть в твои игры. Сегодня же я отвезу тебя домой на машине. В следующий раз мы увидимся только на работе. Прекрати вот так вот являться в мою квартиру, — я подхожу к окну и подхватываю с подоконника сигаретную пачку. Нола смеется. Мне становится противно от ее смеха.
— Я не спешу снова стать окольцованной. Кому, как не тебе, знать, что в браке нет ничего хорошего? Серьезно, назови мне хоть один плюс того, что ты женат. Кроме того, что "кольцо на пальце мужчины - знак качества, женщины на это ведутся", — мой взгляд становится снова безжизненным, потухшим и отстраненным. Кто такая Нола Уилтон, чтобы я делился с ней подробностями своей личной жизни? Она обыкновенная девчонка. Самодурная и взбалмошная. Мы не находимся на одной волне. Я чувствую, что с каждой минутой, проведенной в этой квартире, мы становимся все дальше. В Ноле Уилтон нет ни грамма рассудка. Ее поведение больше не забавляет меня. Я мрачно разглядываю ее лицо, засовывая в рот сигарету и прикусывая ее зубами.
  — Это не твое дело.  От третьего брака у меня есть ребенок, я хотел дать ему свою фамилию. Мой последний брак чудотворен. Мы не проводим много времени вместе. Но те моменты, которые возникали между нами, были трепетными. Я заряжаюсь той энергетикой, которой мне не хватает для творчества, — я  ощущаю неудовлетворенность. С Нолой Уилтон у меня никогда не возникает синергии, в которой я так нуждаюсь. Нола Уилтон слишком холодная. Она бывала замужем так много раз для своего возраста и пропустила десяток (?) мужчин через свои ноги. Нола Уилтон так и не научилась ценить людей. Нола Уилтон так и не научилась впускать их в свою жизнь по-настоящему.
— Тебе двадцать четыре года и ты не понимаешь, что быть женщиной — это не просто так раздвигать ноги. Однажды Сальвадор Дали сказал: «Если ты ни во что ни веришь, ты ничего и не изображаешь». Зачем ты выходишь замуж, если ты не способна кого-то сделать счастливым? Твои браки не изображают ничего кроме твоей пустоголовости. Ты просто красивая обертка. Когда тебя разворачиваешь, то находишь холод, — я распахиваю форточку, возвращаюсь с пепельницей к кровати, присаживаюсь на нее, щелкаю зажигалкой и начинаю курить. Никотин несколько успокаивает мои нервы и притормаживает ту гневную реакцию, на которую провоцирует меня невольно Нола.
И в эту самую секунду, когда я наконец замолкаю, чтобы найти отдушину в сигаретных затяжках, Нола Уилтон приникает ко мне. Акробатическими перемещениями на кровати, она оказывается на моих коленях. Безусловно, мне хочется скинуть Нолу Уилтон на пол. Но я курю и сдерживаюсь. Она осыпает мое лицо поцелуями. Я замираю. Реакция Нолы снова кажется мне ненормальной и странной. Зачем она целует мочку моего уха?
— Нет смысла отрицать очевидное. У меня есть к тебе чувства. Хоть это и странно, учитывая наши взаимоотношения и то... как мы познакомились. Умом я понимаю, что должна тебя ненавидеть. Но вот же странная штука - не могу, — говорит Нола. Ее голос становится гортанным и мягким. Мне сложно совладать с собой. Я борюсь с противоречиями, которые вызывает в моей душе сейчас Нола. Я вслушиваюсь в ее слова. И молчу.
— Не только я тебя не отпускаю. Ты и сам меня держишь. У тебя было столько возможностей от меня избавиться. Сколько раз ты увольнял меня словах? И все также вызываешь в офис. Зовешь на обед. Увозишь заграницу. Приглашаешь выпить вина в твоей гостиной. Тащишь в свою спальню. Генри, заметь - ты даже оставил недописанной главу своей книги, когда я пришла. Не говори мне после этого, что ты так жаждешь свободы, а я одна виновата в том, что ты не можешь ее получить, — я издаю короткий нервный смешок и запрокидываю назад голову.
— Ты издеваешься? — она пытается меня поцеловать с нежностью, а я сталкиваю ее с себя на пододеяльник.
— Ты с ума сошла? У меня сейчас разорвется голова от твоих слов и противоречий, — Нола говорит о выигранном досрочно споре. О том, что я так и быть могу остаться ночевать В СВОЕЙ КОМНАТЕ! О том, чтобы я дал ей СВОЮ рубашку. Она расстегивает бюстгальтер и сбрасывает его на кровь. Я наблюдаю за ней с пресловутой грустной улыбкой, все так же удерживая рукой ее за ягодицу. Та близость к Ноле, которая возникала буквально несколько мгновений назад, уже ускользнула. Кажется, Нола ощущает ее чересчур запоздало.
Что ж, я поднимаюсь с кровати, открываю шкаф и выбрасываю на кровать первую попавшуюся футболку.
— Мне кажется, что ты сошла с ума. Ты говоришь мне о том, что я тебе предлагал минут десять назад. Где была твоя голова?— я извлекаю из пепельницы тлеющую сигарету.
— Не вижу смысла продолжать этот диалог. Поговорим обо всем с утра. Я должен вернуться к работе. Надеюсь, ты подумаешь перед сном над своим поведением, — мне хочется подойти к Ноле Уилтон и коснуться ее лба  губами. Но я не задерживаюсь в дверях и, скользя босыми ногами по паркету, пробираюсь в кабинет.

Отредактировано Henry Hunter (2013-06-29 22:43:43)

+2

14

- Это не твое дело.  От третьего брака у меня есть ребенок, я хотел дать ему свою фамилию. Мой последний брак чудотворен. Мы не проводим много времени вместе. Но те моменты, которые возникали между нами, были трепетными. Я заряжаюсь той энергетикой, которой мне не хватает для творчества, - отвечает он мне с раздражением. Хочет заставить меня думать, что все его браки были счастливыми?
- О, то есть, получается, каждый твой брак был удачным, позволял чувствовать себя счастливым? И ты все равно трижды разведен! Где же твоя чудотворная жена номер четыре? Подключена к розетке, чтобы набраться энергии, которую передаст потом тебе? - спросила я, не скрывая язвительности в своем голосе.
- Зачем ты выходишь замуж, если ты не способна кого-то сделать счастливым? Твои браки не изображают ничего кроме твоей пустоголовости. Ты просто красивая обертка. Когда тебя разворачиваешь, то находишь холод, - я не выдерживаю, замахиваюсь и влепляю Генри пощечину.
- Не смей судить меня за прошлые поступки. Ты не знаешь, какой я была тогда. Не знаешь меня и сейчас. Никто не давал тебе права, судить мои прошлые браки, ты ни хрена не знаешь о них! Холод? Пустоголовость? Да что ты? Неужели Ричард тебе такое сказал? Или ты так и не решился с ним поговорить об этом? Боишься узнать, что мои отношения с ним, были в разы лучше, чем с тобой?!
Я знаю, что задеваю больную тему. В разговорах с Генри нельзя поднимать две темы: "книги Генри Хантера" и "Ричард Хэмильтон" - обе темы в одинаковой степени его страшно бесят. А сейчас немного не тот момент, когда мне хочется назвать на себя его гнев.
Боже, и почему про прошлые отношения всегда так трудно говорить? Вроде уже все давно в прошлом, все уже неважно, но стоит начать об этом говорить, как начинаешь заводиться с полоборота.
Генри курит. Я сижу на кровати и чувствую себя полнейшей идиоткой. Знала же, что не стоит сюда приходить. Но нет же! Приехала, несла какую-то чушь, пытаясь извиниться, говорила "я не лягу в твою постель", в уме подразумевая "зачем нам постель, если и на диване будет удобно", раздевалась... Я опустила голову и вцепилась в волосы руками. Надо же быть такой идиоткой! Лезу к нему с поцелуями, снова несу какую-то ересь. Генри просто до лампочки все мои действия. И в этом, как мне кажется, он прав.
Я не отвечаю на его слова. Просто не знаю, что сказать. Он отчитывает меня, словно он директор школы, а я непоседливая ученица. У меня нет сил ему возражать. Окей, Генри Хантер, ты победил! Он кидает мне футболку и уходит. Я некоторое время сижу неподвижно. Наверное, лучше всего будет уйти и громко хлопнуть дверью. Так будет правильно. Я сломаю этот чертов замок и уйду.
Одна проблема - я не хочу уходить. Не от того, что я действительно решила тут поселиться на две недели. Вздор! Полнейший вздор! Нам не ужиться под одной крышей! Что-то внутри меня протестует против ухода сегодня. Я натягиваю на себя футболку Генри и забираюсь под одеяло.

Ночь была не самой хорошей. Мне так и не удалось поспать, я лишь провалилась иногда в дрем, остальное время ворочалась и пыталась уснуть. Когда я утром села на кровати, ощущение было такое, словно по мне всю ночь скакали мамонты. Я сняла футболку, нашла свою лифчик и бриджи, оделась. Тихо, на цыпочках, покинула спальню и прошла в гостиную, там я подняла с дивана свою майку и надела ее. Посмотрела на часы - 8:42. Из соседней комнаты все еще тихо играет музыка. Я думаю о том, что лучше мне по-тихому уйти прямой сейчас, но мое желание выпить кофе - сильнее. Я прохожу на кухню, один за другим открываю шкафчики в поисках чашки и самого кофе. Включаю чайник. Пока он нагревается, я иду в прихожую, чтобы попытаться открыть дверь. О, чудо! Замок мне поддается! Я возвращаюсь на кухню, чтобы все-таки закончить начатое. И там я уже встречаю Генри.
- Оу, - первое, что произношу я, застывая на пороге. - Я думала, ты еще работаешь... Хотела выпить кофе и поехать домой. Может... Может тебе тоже заварить? Или мне лучше сразу уйти?

+1

15

Небольшой флешбек

— Кажется, ты перегибаешь палку, — мой взгляд обессмысливается. Нола не понимает ничего в том, о чем смеет рассуждать с такой яростью. Моя семейная жизнь должна оставаться для нее всегда закулисной.
Нола размахивается рукой и ударяет меня по щеке. Я не пытаюсь увернуться.
— Прошлое должно оставаться в прошлом. Я не был уверен, что твои отношения с Ричардом окончены. Сейчас в этом у меня не остается никаких сомнений. Ричард всегда был отчасти моим кумиром и духовным наставником. Мне странно осознавать, что он мог испытывать к тебе трепетные чувства. А ты оставила его, — по моим губам пробегает робкая улыбка. Я отстраняюсь от Нолы и замыкаюсь в себе и своих мыслях. В моей голове никак не стыкуются факты. Как Нола Уилтон могла оставить Ричарда Хэмильтона? Того человека, который представляется в образе «идеального писателя». Того, кому я подражаю. Того, кем я восхищаюсь.

Кухня

Ночь вышла у меня чрезвычайно плодотворной. Страница за страницей «Ворда» и я окончил первую главу «Дневника хулигана». Под утро я вел оживленную переписку в «Скайпе» с несколькими читательницами и допивал вино. Моя пепельница переполнена окурками и напоминает чем-то по своей форме ежа, в который уже невозможно приткнуть ни одной колючки.
От интернет-странствий меня отвлек шорох, доносящийся с кухни. Я кое-как оторвался с кресла, нехотя проделал какое-то подобие утренней гимнастики — пару наклонов в одну сторону и в другую, вытянул вперед руки, потянулся, запахнул сильнее халат и вышел из кабинета.
— Оу. Я думала, ты еще работаешь... — говорит Нола. Я почесываю затылок и, шлепая босыми пятками, подхожу к чайнику.
— Что-то вроде того. Пожалуй, я сегодня поеду на работу только к обеду. Сейчас позвоню Мадлен и скажу, что я отправлюсь на какое-нибудь там совещание, — я невольно зеваю и слипающимися глазами рассматриваю, как суетится Нола на кухне.
— Хотела выпить кофе и поехать домой. Может... Может тебе тоже заварить? Или мне лучше сразу уйти? — спрашивает она. Я несколько раз киваю, заваливаясь на кресло и захватывая Нолу с собой в этом падении. Она оказывается сидящей у меня на коленях.
— О, нет, я думаю поспать до полудня. Ты опаздываешь на работу! Прогул могут поставить. Ох, опасайся-опасайся, — бурчу я, опуская голову на ее плечи и гимаря.
— Давай ты лучше сделаешь мне массажик, а я так и быть скажу Мадлен, что захватил тебя с собой на совещание в качестве консультанта?

Отредактировано Henry Hunter (2013-07-01 00:07:17)

+2

16

Понимаю, что прозвучит это крайне нелепо, но в мои планы не входило встретиться с Генри утром в его же квартире. Я надеялась, что он вовсю работает над своей новой книгой и не станет отвлекаться на посторонний шум или он уже давно спит прямо на клавиатуре - словом, я думала, что быстренько заварю себе кофе, кое-как выпью его прямо горячим и по-тихому улизну из квартиры. А потом еще старательно буду избегать его весь день на работе. Во вторник воскресная история потеряет свою актуальность.
И вот я открываю дверь - как никогда я близка к свободе! Но привычка выпивать утром чашку кофе сильнее меня, поэтому я возвращаюсь на кухню.
- Что-то вроде того. Пожалуй, я сегодня поеду на работу только к обеду. Сейчас позвоню Мадлен и скажу, что я отправлюсь на какое-нибудь там совещание.
Я с сожалением думаю о том, что мой внеплановый двухнедельный отпуск уже закончился. Но я ни за что не стану повторять этот трюк для получения еще лишней недельки отдыха.
- У меня в полдень встреча с продюсером утреннего шоу на центральном канале Сакраменто, - вспоминаю я. - Можешь сказать Мадлен, что ты тоже счел необходимым быть там, - говорю я, насыпая в чашки растворимый кофе и заливая его кипятком из чайника. - Хотя не уверена, что ты должен перед ней отчитываться, - я хмыкнула и открыла холодильник в поисках молока. Я не очень-то удивилась, не найдя его там. Думаю, гостеприимность Генри Хантера заключается в широком выборе напитков в его баре, а не в возможности предложить внезапным гостям кофе с молоком.
- У тебя есть... - я поворачиваюсь, задавая вопрос, в это время Генри хватает меня за руку и тянет на себя. Я оказываюсь сидящей на его коленях. - ...сухие сливки, - все же заканчиваю я, хотя ответ уже не слишком важен.
- Ты опаздываешь на работу! Прогул могут поставить. Ох, опасайся-опасайся, - голос Генри затихает с каждым словом и вот он уже кладет голову мне на плечо. Ну что, мало мне было ночи, теперь еще и утро проведу в не самой удобной позе.
- Мы же не в школе, - хихикнула я. - Мой босс не узнает о моем опоздании, - я уперлась щекой в его макушку. - Или даже о прогуле... - задумчиво добавляю я, поглаживая Генри по щеке.
- Давай ты лучше сделаешь мне массажик, а я так и быть скажу Мадлен, что захватил тебя с собой на совещание в качестве консультанта? - я скривила губы в виноватой улыбке. Слишком разоткровенничалась, понадеявшись, что он уже уснул.
- Такое великодушие всего лишь за массаж? - хмыкнула я. - Джекпот! Договорились. Но должна тебя предупредить - по утрам у меня холодные руки, - в знак доказательства я сунула руку под ворот халата Генри и приложила ее к его спине. - Если тебя это устраивает, то раздевайся и устраивайся где-то, где будет удобно нам обоим.

+1

17

отыгрыш завершен

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » it happened once before;