Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dark


Dark

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Участники: Alan Molligan, Evangelina McCoy
Место: 18th street Boulevard Park, 302
Погодные условия: ночь, молния и гром за окном, сильный ветер
О флештайме: когда у друга отключают электричество, просто невозможно оставить его одного в такой беде. А если этот друг - привлекательная девушка, то тем более.

http://data.whicdn.com/images/56217185/tumblr_mk4uypDfxD1r2rt5yo1_500_large.gif
[mymp3]http://content.screencast.com/users/sacramentomuz/folders/Default/media/d6118551-e543-4856-8920-831bf188b8a0/d81395c5b0bc.mp3|Jet – Are You Gonna Be My Girl[/mymp3]

Отредактировано Alan Molligan (2013-07-12 11:15:53)

+1

2

Обстановка квартиры

Как там говорил товарищ Джеки Чан из мультика? Плохой день, плохой день! Хотя нет, стоп машина. День был неплохим, зачем столь красноречиво по бумаге врать. С утра Эва выполнила свою программу-минимум на день, иными словами, проснулась всего лишь на час позже намеченного. После, взялась за инвентарь опытного уборщика и дала бой пыли. Если быть честным, то Аве просто необходимо было регулярно наводить дома бардак, таким образом создавая иллюзию присутствия кого-либо, ведь осознавать, что ты один в столь большой квартире… да что там, в целом город – жуть. Мама была далеко, занятая замужеством. Где был дед – даже ЦРУ не найдет ответа. Отец, в коем явно заиграли гены уже упомянутого дедули, аналогично исчез с радара и не объявлялся. Разумеется, друзья у Лили были, но… немного не то это. С ними необходимо быть безудержно веселой Эванджелиной, неунывающей заводилой и такое прочее. Маккой же, как никогда ранее, необходимо было побыть рядом не с равным, таким же ребенком, нуждающимся в более опытном и понимающем надзоре, а с тем, с кем рядом снимаешь маску и можешь говорить открыто. Да, ей было непривычно, одинокого, страшно. Восемнадцатилетняя девчонка, без планов на будущее и семьи, один на один с огромной пустой квартирой. Тот момент, когда ты понимаешь – настало время войти в дверь, под названием «взрослая жизнь», но понятия не имеешь, где эта дверь, откуда начинать поиски, как она выглядит, чем ее открыть, каким образом запереть, что еще хуже – куда идти дальше, что там делать, как себя вести? Вполне обычная паника.
Ближе к делу, ближе к ночи. Весь день Ева пыталась заставить себя штудировать учебный материал, дабы определить, к чему лежит мятежная душа. Хватало ровно на пять минут, после чего девушка, под предлогом обязанности, (отличная отмазка от совести) следовала на кухню, где бралась воплощать в жизнь любимые рецепты. Правду говорят, если тебе нужно учить/готовиться/заниматься любой монотонной деятельностью, то даже солнечный заяц на стене представит колоссальный резонанс и обратиться главным интересом. Просмотреть рейтинг колледжей? Нетушки, Рататуй из одноименного мультика, в оригинале приготовленный Томасом Келлером, сам себя не сделает. Ведь это столь увлекательно! Нарезать овощи тонкими кружочками, уложить слой за слоем, плеснуть вина в специальный соус, запечь… Нужно обязательно просмотреть списки изучаемых дисциплин в тех местах, изображения которых зацепили. История искусств? Нет, вряд ли, у Маккой всего было плохо с именами, посему ей не стоило браться за любую историю серьезным изучением, ибо дальнейшие ошибки могут дорого стоить. Погодите, какая история, если куриные ножки в холодильнике мерзнут? Надо бы использовать рецепт Джулии Чайлд, сотворить маринад из лимонного сока, розмарина, оливкового масла и прочих специй вдобавок, запекать, добавить бульона и грецких орехов. Хм, а может, с чем лукавый не шутит, все же в медицину? Еще лучше – ужаснуться сроку обучения и пойти поджарить картошечки дольками. Погодите, как можно упустить из внимания полицейскую академию? Ей всегда нравились сериалы про бравых копов! А также тыквенный пирог из Гарри Поттера, сладкий-сладкий. А раз уж печь его, то и сливочного пива неплохо бы сварить. Эль в запасах папы остался, масла – завалом, преданный фанат фильма «Джулии и Джулия» иначе жить не может. Только лишь достать миксер и все хорошенько взбить…
Наконец, наступил вечер. Пора хороших фильмов и активности в интернете. С чувством выполненного долга девушка уселась на диване, вооружившись попкорном, (одно из проклятий повара – ты не можешь есть то, что приготовил, ибо уже получил удовлетворение в процессе готовки) и начала нетерпеливо переключать каналы. То, что на дворе начинает бушевать стихия, Маккой заметила далеко не сразу. Шторы рыжая заблаговременно задернула, дабы ничего не мешало телепросмотру. За исключением небольшого «но». Раздался первый раскат грома, оглушительным рокотом укрывший, казалось, весь город. Вся жизнь стихла на краткий миг, дабы подготовиться к новому удару. Грохот безжалостно бил по ушам, и с третьей атакой произошло страшное – свет погас. Будто черная дыра поглотила последний проблеск человеческого спасения, он исчез в один миг, оставив Эванджелину во тьме, перед черным экраном. На смену голосу ведущего какого-то вечернего шоу пришло завывания ветра, даже за толстым стеклом стеклопакета от него не скрыться. Еще ярче в ушах отдавал стук собственного сердца, заметно ускорившийся, став первым звоночком паники. Спустя какое-то время немого сидения на «безопасном» диване, Ава заставила себя подняться и одернуть штору. Не сказать, что стало многим светлее, скорее черная атмосфера сменилась серой, но зрелище завораживало. За окном сверкали молнии, играя в салочки с могучим громом, деревья изгибал разбойник-ветер, а тучи плотно загородили собой небо. Отличное начало для произведения Стивена Кинга. Невольно вспомнилось последнее прочитанное Эвой его произведение, «Сияние». Смутные очертания отеля «Оверлук», запертая в нем стихией семья, и множество оживших образов, стремящихся поживиться живой плотью. Просто мечта. Где ее телефон?!
Нащупав вожделенную вещицу на столе, девушка поспешила перебраться в гостиную, самую светлую часть в квартире, и села на диван, спиной к окну. Было страшно отводить взгляд от находящихся в квартире вещей, от грозы стекло защитит, хотелось вериться. Из книги Айви хорошо усвоила, что страшные вещи не могут шевелиться, если на них смотришь. Тем временем пальцы набирали номер, хорошенько запомнившийся из-за необычного знакомства.
- Алан? Алан, прости, что поздно, но мне срочно нужна помощь, я не знаю, кому еще позвонить! Ты можешь приехать ко мне? Пожалуйста! У меня… у меня свет отключили, Алан! Я здесь совсем одна, и мне страшно, очень страшно, Алан. Пожалуйста, приезжай, я не хочу, чтоб меня съела какая-нибудь статуя, я не так погибнуть планировала!
Продиктовав Моллигану свой адрес, Эва попросту не нашла, что еще сказать. Щеки вспыхнули румянцем из-за осознания, насколько глупо она выглядит – великовозрастная перепуганная девчонка. Резко нажав на кнопку окончания вызова, девушка прижала телефон к коленям.

Отредактировано Evangelina McCoy (2013-06-29 13:53:25)

+1

3

Жара жарой, но всегда наступит тот момент, когда погода решит взбодрить избалованных солнечным теплом жителей Сакраменто и устаивает им нешуточную взбучку, в виде затянутого серыми и угрюмыми тучами небо и рокотом грома с нередкими вспышками молний. Помниться, когда Моллиган был еще совсем маленьким, его мать всегда ложилась рядом с ним и аккуратно поглаживая голову сына, своим бархатным голосом напевала спокойную колыбельную, дабы ее чадо побыстрей успокоилось и погрузилось  в сон.
Два часа до полуночи, а веки по-прежнему широко раскрыты. Нет, сон к нему не придет, а посему брюнет неспешно сползает с темной простыни и шаркающей походкой направляется в сторону ванной, чтобы принять пару капсул, рецепт на которые он совсем недавно получил от своего лечащего врача - мистера Браунца.
Захватив с собой небольшой пластмассовую бутылочку, Моллиган вернулся обратно в кровать и принялся открывать непослушную крышечку, которая мертвой хваткой вцепилась в тонкие стенки сосуда.
- Ну и черт с тобой! - воскликнул парень и швырнул лекарство в стенку, где висела его любимая картина с морским пейзажем. Полотно немного пошатнулось, но не слетело с крепления. Удача все же не отвернулась от художника, - я просто хочу спать. Неужели это так трудно - просто заснуть? - пробурчал лицом в подушку Моллиган и попытался не двигаться, чтобы обмануть свой мозг, дабы тот решил, что тело уже давно в отключке.
Бррр-бррр - именно такие звуки раздавались с прикроватного столика. С просони, Моллиган даже не сразу понял что именно издавало столь противные звуки, но с этим мерзким жужжанием пришла и ясность в уме. Звонил его телефон.
Украдкой взглянув на часы, Алан понял, что заснуть все же ему удалось, ибо модифицированное чудо техники, показывало четверть двенадцати ночи.
Художник вяло потянул руку к мобильному телефону. Звонила - Эванджелина. Да-да, та самая, которая когда-то оставила свой номер телефона на пластыре и попала в цепкий клюв страуса в зоопарке. То еще чудо природы.
- Алло, - сонно промямлил брюнет и перевернулся на спину, когда услышал в трубке бешенный и даже немного испуганный голос Авы, у которой кажется, отключили свет, - Ава, дорогая, неужели тебе не спиться в столь поздний час? - спросил Алан, потирая глаза, - ладно, скоро приеду, - сдался парень и мысленно повторил услышанный адрес.
Чтобы добраться до квартиры Эванджелины в такое время, да и в такую погоду, потребовалось вызвать такси, ибо своего личного автомобиля Моллиган не имел. И дело было не в том, что парень был беден (нет, денег у него бы хватило не только на авто, но и на то, чтобы целый год кормить многодетную семью), а в том, что из-за своего состояния здоровья ему строго запрещали даже подходить к водительскому сидению.
Натянув на себя слегка помятую голубую рубашку и вязанный кардиган с джинсами и ботинками, Алан направился к Эванджелине, которая ждала его в полной темноте и одиночестве. Ох и хреновый с него Супермен бы вышел, ведь он забыл даже фонарь прихватить. Благо, что существуют круглосуточные супермаркеты, где этого добра было навалом.
Расплатившись за фонарик, несколько свечей, зажигалку и пару шоколадных батончиков с карамелью, Моллиган направился обратно в такси.
Когда машина подъехала к жилому дому, брюнет небрежно сунул пару помятых купюр в небольшое окошко и слегка сморщившись, вышел под дождь, чтобы добраться до двери, которая оказалась гостеприимно открытой, как будто уже давно ждала художника.
Несколько коротких стуков в дверь, после трех минутного хождения по лестнице. Надеюсь, это была не шутка, ибо мстить я буду беспощадно, - мысленно усмехнулся парень в ожидании Эвы.

Отредактировано Alan Molligan (2013-06-30 19:08:27)

+1

4

Тьма сгущается – кто придумал подобное словосочетание? Видимо, особо пугливое создание, страдающее гипертоническими кризами. Вроде Эванджелины, если уточнить. Сидя на диване, девушка так усердно пыталась разглядеть потенциальных врагов, что попросту позабыла, как плохи шутки с излишней концентрацией и постоянным напряжением. Когда ты попадаешь в окружение тишины, мозг, для которого подобная атмосфера неестественна, сам придумывается фантомные звуки. Когда ты усердно ищешь определенный образ глазами, мозг начинает в него верить и «помогает», тем самым исправляя ситуацию, как ему кажется. После образцового ожидания результат не заставил себя долго ждать. Сначала необъяснимые звуки со второго этажа, будто мебели вдруг вздумалось тряхнуть стариной и размять щепки, после чего незримый гость решил постучать прямо в крышу, а может и сам пол-потолок для Маккой. Дальше – больше, ей стало казаться, будто предметы, напоминающие формой что-либо живое, например, статуэтки в виде животных или тени, отдаваемые ансамблем вещей в определенных позициях, стали менять свое положение. Когда же краем глаза Эва выхватила силуэт гигантской ящерки, то есть динозавра, то рыжей более намекать не надо было – дело плохо. Карамба, спасайте наши души!
Резко подорвавшись, Лили была вынуждена тут же опуститься обратно в зону риска, на диван, ведь пред глазами, как уже упоминалось, тьма сгустилась. Точнее, потемнело, девушку бросило в жар, а после резко в холод. Нельзя так нервничать в столь уязвимом возрасте, ох, нельзя. Ава тщетно пыталась подняться, но с каждым подъемом перед глазами включался режим турбо-ночи. Пришлось отлежаться, крепко сжав веки. Казалось, так ни одна призрачная пакость ее не тронет, звуки не так страшны, как картинка. И знаете, подействовало. Пока Ева лежала, ничто, кроме грозы за окном не тревожило, своего рода, фон. Распахнуть веки стало задачей невыносимой, но рыжая справилась, преодолев собственный страх. И не увидела ничего, кроме привычной комнаты. Глаза окончательно адаптировались к темноте, и теперь вся гостиная как на ладони.
- Глупая ты белка, испугалась, как цыпленок!
Фыркнув, девчонка поднялась на ноги, предусмотрительно медленно и осторожно. Полет удачный, ракета вышла на орбиту и готова к подвигам. Первое, что взбрело в голову – открыть двери. Вдруг, у соседей свет есть, это она настолько глупа, что не проверила пробки? Пробираться по квартире, подсвечивая себе лишь экраном мобильного телефона оказалось увлекательней, нежели показалось на первый взгляд. Провернув несколько раз ключ в замочной скважине, Абрикоска уверенно распахнула дверь и высунула голову в проход. Фокус не удался, там еще темней. Ну и ладно, по крайней мере, теперь не так обидно – не одна она страдает в этот день непогожий! Есть в мире справедливость.
Успокоившись, паникерша решила вернуться на былой пост, сделала несколько шагов вглубь квартиры, только после, вспомнив, что забыла запереть вход. Посетовав на память девичью, белка развернулась, следуя обратно, и без задней мысли повернулась к двери лицом. Дабы в следующий миг завизжать, в лучшем стиле фильмов ужасов! Кто же знал, что Моллиган оканчивал курсы ниндзя?! Не заметив гостя на подходе к квартире, разумеется, Эванджелина уж никак не ожидала стука. Кто мог ей стучать, затаившийся во тьме призрак?! В коридоре никого не было, во имя Сплинтера!
- Алан, это ты?.. – самой стыдно за дрожащий голос, но сделайте же скидку! Она всего лишь обычная восемнадцатилетняя девчонка, которая боится темноты.
Услышав утвердительный ответ, рыжая еще миг повременила, после чего не выдержала и дала волю эмоциями. За все время в ней успела накопиться добрая порция злости на проделки судьбы и собственную беспомощность, так что дверь она отворила решительно, решив первой атаковать возможную угрозу. Благо, вселенский заговор повернулся к девушке благоприятной стороной, и по ту сторону ее ждал личный Супермен.
- Как же ты меня напугал! – уже по привычке, Маккой забыла обо всех правила приличия, бросившись на Алана с объятьями. Эве необходимо было как-то выразить переполняющие ее эмоции, и варианта лучше, чем обхватить торс мужчины руками и крепко-крепко прижаться к нему, она не нашла. Не меняя захвата, Ава поддалась назад маленькими шажками, завлекая гостя в свое темное логово. – Даже не думай протестовать, я сейчас неадекватна, слово Скайнета, или скаута, да хоть Скайуокера!
Когда замысел всецело воплотился в реальность, рыжая соизволила отпустить свою жертву, дабы быстрее запереть дверь. Теперь Айви могла облегченно освободить легкие тяжелым выдохом. Она спасена. Ее не съедят монстры. Пусть под одеждой художника не найдется трико, он все равно рядом, а на двоих они напасть не посмеют.
- Хочешь жареной картошки?
Ничего умнее фантазия Лили, увы, не сообразила. Губы девушки растянулись в глупой усмешке, а глаз немного дергался, словно у белки Скрэта из Ледникового Периода. Определенно, она не создана для самостоятельной жизни.

Отредактировано Evangelina McCoy (2013-07-02 17:11:34)

+1

5

- А ты кого-то другого ждешь? - шуточным тоном спросил художник и стал слегка  постукивать ботинком об пол коридора.
Дверь распахнулась достаточно неожиданно, а посему Моллиган успел растеряться и даже немного испугаться, когда прямо с порога на него набросился небольшой комочек, в виде Эванджелины. Достаточно крепкие, и как показалось Алану, искренние объятья. Когда в последний раз ему кто-то так радовался?
- Хэй, Ава,- брюнет обнял свободной рукой девушку и попытался легким поглаживанием успокоить юную особу, - теперь все хорошо. Я рядом. Будем вместе от призраков отбиваться, - усмехнулся брюнет и под нешуточным давлением  и уговорами Эвы, заполз в ее квартиру, которая с первого взгляда показалась ему просто огромной и просторной. Алан был удивлен тому, как вообще такая маленькая и хрупкая девушка еще не затерялась где-то за одним из многочисленных диванчиков или пуфиков?
- Я тут кое-что принес тебе, - художник показал пакет из местного супермаркета и кривовато улыбнулся, - здесь свечи, фонарики и спички. В общем все необходимое для подобного случая, - он вздохнул, - и давай побыстрее расставим все мои "подарки", ибо я немного себя некомфортно чувствую в этой темноте. Да что там некомфортно, он до чертиков был испуган, ведь мистер Моллиган еще с детства заимел в своем арсенале противную фобию, которая в данный момент активно помогала впрыскивать в кровь художника лошадиную дозу адреналина, отчего сердце забилось, как сумасшедшее.
Когда темноты боится хрупкая восемнадцатилетняя девушка - это нормально, но когда мужчина, которому скоро тридцать стукнет - это уже странно, верно? О, хотя если бы это только ахлуофобией ограничивалось, но нет, мистер Моллиган до холодка на позвоночнике боялся высоты и плавать на паромах. Вот уж подарок для психиатра, что не говори. И как Аврора справляется со всеми его "тараканами", когда тот приходит к ней на сеансы?
- Жареной картошки? - левая бровь Алана взлетела вверх, отображая недоумение, а желудок предательски заурчал, - я был бы совсем не против, честно говоря. Благодарю. - чистейшая правда. Он был голоден, как койот, ибо его последним приемом пищи был завтрак тостами с маслом и апельсиновым соком. После этого, в его рту побывала лишь стакан латте из "Старбакса" и мятная жвачка, которой любезно поделился его приятель.
Алан аккуратно раскрыл пакет и стал методично вытаскивать свечу за свечей, зажигал их и одновременно расставлял по всем уголкам комнаты. Теперь, когда комнату залил мягкий свет, стало намного уютней, а зал заполнился ароматом ванили.
- О, кажется они ароматизированные, - удивился Моллиган и присел на диван, - у тебя здесь довольно таки красиво и уютно. - с этими словами он прикрыл веки и попытался расслабиться под звуки грома и шуршания Авы на кухне с фонариком.
- Надеюсь, я тебя не очень напрягаю с картошкой? Я просто очень голоден. Ты там извини, если что, - пробурчал художник и почувствовал божественный аромат картофеля, - пахнет замечательно.

+1

6

- Теперь все хорошо. Я рядом.
Вот, что ей необходимо было услышать. Вот, почему она позвонила именно Алану, а не одному из многочисленных друзей-приятелей. Он – необычный и сильнее всех их, по причине, о которой рыжая постоянно забывала. Он старше, казалось, эти десять лет разницы воплотились не в барьере, а в особой энергетике идеального «хорошего взрослого», иными словами – рядом с ним ты чувствуешь себя уверенно и безопасно, не потому, что у Моллигана огромные кулаки, а где-то на уровне шестого чувства. Об остальном просто не задумываешься – это Алан, а сколько ему, что в его медицинской книжке и мнение публики в целом… Для кого это важно, пусть те и собирают газетные вырезки.
Пока ночной гость опустошал пакет, приговаривая при этом насчет покупок, Ава стояла рядом и смотрела на него странным взглядом. Стакан испуга, пара ложек неловкости, соус из непонимания и приправа в лице смущения. Художник даже об этом позаботился. Врут те, кто описывает лучшего друга как поросенка, разносящего твой дом и смеющегося над тобой в неудачах – не самый удачный интернетовский мэм. Простой друг в данной ситуации оказал бы поддержку по телефону, но вряд ли приехал бы. Лучший друг, или кто-то вроде, но в другой формулировке – почему-то Маккой запнулась на этом месте, поймав себя на мысли, что сомневается – поступил бы как сей великовозрастный укротитель собак. Не задал лишних вопросов, захватил все необходимое и приехал выручать. Следующая остановка-мысль в голове Эванджелины стала чем-то размытым, какой-то фразой подкатившей к горлу, но девчонка не решилась ее осмыслить. Слишком резкий и необычный порыв, абсолютно в ее стиле, да, но чересчур необдуманный для реального мира.
- Спасибо, ты настоящий друг.
Рыжая улыбнулась, принимая дары супермаркета, и поспешила упорхнуть на кухню. Теперь, зная, что в квартире она не одна, госпожа Абрикос смогла взять под контроль порывы адреналина. Темная кухня более не казалась страшной, особенно, если прихватить с собой фонарик, да зажечь плиту – тоже свет, к слову. Страха Алана Маккой не успела заметить, что не сыграло большой роли. Даже трясись тот, словно малолетний ребенок под кроватью, Лили не осудила бы, напротив, бросилась утешать. Так же, его образ надежной опоры укрепился, а у судьбы случайных поворотов не бывает.
- О, кажется они ароматизированные, -
На этой фразе Ева невольно вынырнула обратно в гостиную, остановилась и принюхалась, желая уловить аромат. Вот он, первый поступок под знаменем «зря». Аромат ванили очень быстро достиг рецепторов, но, к своему собственному удивлению, великий кулинарный эстет Эванджелина даже не сморщилась. Откуда Моллигану было знать, что именно аромат ванили, наравне с кокосом, она не любит? В принципе, дочка врача практически все духи, простите за тавтологию, на дух не переносила, предпочитая, либо некоторые одиночные ароматы, либо ароматические масла. Сейчас важно другое. Комната, полная свечей, мягкий свет в лучших традициях описаний в книгах, и ее ненаглядный галчонок на диване. Стоп. С каких это пор он ненаглядный? Боги, вот оно что! Правда скрывалась в следующем – в жизни Айви никогда не было подобных романтичных моментов, да вообще таких моментов, за исключением первого поцелуя во время заката. Да-да, в тележке украденной в супермаркете, велика затея. Как вдруг, того ни коим образом не планируя, она попала в предел мечтаний любой девушки. Вот и вся хитрость: мозг анализирует сложившуюся ситуацию – симпатичный тебе мужчина + фантастическое стечение обстоятельств – и дорисовывает недостающее, то есть несуществующие между вами отношения. Не просто же так ей хочется сказать нечто, произносимое друзьям и родным в непомерных дозах, но вдруг застрявшее в горле и вызвавшее лютый румянец.
Маккой поспешила вернуться на кухню, вздрогнув от вновь раздавшегося голоса гостя.
- Спасибо, это квартира моего папы. Он строил ее для себя, но, с тех пор как я вселилась, холостятская конура уверенно обращается в дочкино гнездо. Ничего не могу поделать, мне неуютно среди голых стен! Видимо, он решил бороться с таким вандализмом самым простым способом – бегством.
Девушка пожала плечами, разогревая духовку. Благо, газовый духовой шкаф греется в считанные минуты, да и просто работает в условиях отсутствия электричества. Так что, долго греть еду не придется.
- Ты что, глупости говоришь! Мне в радость тебя кормить, я обожаю возиться с едой. – Лили смущенно замерла у плиты, и усердно замотала головой – что за чертовщина происходит?! – Спасибо! Сегодня пыталась изучать колледжи, дабы понять, к чему меня клонит, как села – так плита магнитом оттянула. Так что, ты очень кстати – я одна все никогда не осилю. Ты, небойсь, целый день играл в аристократа, и никем не кормлен?
Да начнется парад блюд! Сначала Айви притащила два большие тарелки, вместе со столовыми приборами и салфетками, а после, чуть потянув интригу, приступила к анонсированному действу. Первой приехала картошка, потом цыпленок с рататуем, а в довершение – накрытый железным колпаком пирог. К нему Лили не поленилась принести сменную пару блюдечек и приборы, в самом конце захватив сливочное пиво – кружки и целый кувшин.
- Фух, все. А теперь угощайся и рассказывай, как прошел твой день, - плюхнувшись на диван рядышком, Айви не удержала улыбки. – Мне нравится, когда ты бормочешь с набитым ртом. Словно бурундук, такой милый. Кстати, спасибо за свечи, теперь, здесь не так страшно. Скажи, а ты боишься темноты?

+1

7

You don't have to be on your own


- Я? Аристократа? - захохотал Алан и прикрыл лицо рукой, - просто работы навалилось невпроворот. Вот еще и отец прихворал, пришлось самому договариваться с заказчиком на счет продажи картин. Ты даже не представляешь, как я не люблю заниматься подобной ерундой. Никогда не умел адекватно оценивать свой труд, - пробормотал художник и обернулся в сторону, где по его предположениям, копошилась Эванджелина, - кстати, мое предложение посмотреть на мои картины еще в силе, - невозмутимо проговорил Моллиган и остановил свой взгляд на одной из небольших фотографий в рамке, которая была аккуратно повешена между небольшим светильником и вазой с декоративными ветками. У брюнета появилось жгучее желание взглянуть на нее поближе, но тут в гостиную вошла Эва, которая несла в своих хрупких ручонках тарелку с картофелем. У желудка бывает сердечный приступ? Нет? Тогда упустим подробности о том, что в ту секунду испытал Моллиган.
- Я тебя обожаю! - воскликнул художник и по-детски заерзал на диване. Вот оно - мужское счастье, - нет, серьезно! Ты просто чудо. И руки у тебя золотые. Господи, я уже и не помню, когда я в последний раз ел что-то домашнее. - весь на эмоциях затараторил Моллиган. В его карих глазах заплясал огонек, а желудок недовольно заурчал. Ему показалось, или его мышечный орган пробормотал что-то, наподобие: "Есть хочу"? Это, конечно, было странно, но художник не стал придавать эту значение, а лишь наблюдал за тем, как небольшой столик у дивана, пополнялся съедобными шедеврами.
- Как же все аппетитно выглядит, - сглотнув слюну проговорил брюнет и взяв в правую руку вилку, принялся накладывать на тарелку картошку и курицу, - как там говориться: "Путь к сердцу мужчины лежит через желудок"? Знай, что мое сердце ты покорила, - продолжил парень и положил в рот небольшой кусок картофелины, за которым последовал кусочек курицы, еще одна картошка и так далее. Со стороны, Моллиган мог показаться своеобразным конвейером, который ритмично и почти не пережевывая, вметал все к себе в рот.
- Как я говорил раньше, я целый день мотался, как белка в колесе, но оно того стоило, - пробубнил с полным ртом Алан, - я смог выторговать за свою картину шестьдесят тысяч долларов. Отец будет рад. А еще я встретился со своим старым приятелем. Он - галерист. Хороший парень, - продолжил брюнет и потянулся к кувшину, чтобы налить в свой стакан что-то необычное, но наверняка вкусное, - правда? - уже проглотив еду, спросил художник и улыбнулся, - надеюсь, на очень милого бурундука? - уже смеясь, продолжил Алан и отпил содержимое стана, - ммм, очень вкусно, - слегка причмокивая, протянул Моллиган и принялся доедать остатки еды на тарелке.
- Да, со свечами здесь и правда обстановка стала более, - он запнулся, чтобы прожевать курицу, - милой, - закончил брюнет и слегка нахмурился, когда услышал слова Авы. Кажется, она заметила, что в темноте Алан ведет себя немного странно. На долю секунды, парню показалось, что здесь можно немного приврать, чтобы не казаться жалким трусом. Но он ведь не врал, точнее попросту не любил это дело, а посему правда слетела с его уст с достаточно яркими нотками смущения.
- Темноты, ам, да, я очень боюсь темноты, - слегка заикаясь пробормотал Моллиган и почувствовал, как к щекам прилил румянец, - хотя это не единственная моя фобия. Я еще высоты боюсь и на паромах плавать. Вот так, - Алан криво улыбнулся и вновь отпил "загадочный" напиток.
В этот самый момент, он поднял глаза на Эванджелину и заметил непослушный локон, который выбился из прически и слегка лез в глаза подруги. Поддавшись мимолетному желанию, Моллиган отставил стакан обратно на стол и поднес к лицу Лили свою ладонь. Не отрывая пристального взгляда, он аккуратно заправил локон за ее ухо. Между ними повисла неловка тишина, но парень не осмеливаясь ее прерывать просто смотрел в ее голубые, как небесная гладь, глаза.

+1

8

- Надеюсь, с твоим отцом ничего серьезного не приключилось? Если нужна помощь, только скажи – нет того врача, номера телефона которого у меня нет, - на полном серьезе произнесла Эва, услышав основную часть рассказа Моллигана. На самом деле, вот она, причина, из-за которой девушке не стоит соваться в медицину. Она всегда будет желать спасти всех, что, априори, невозможно. – Ловлю на слове, в следующий раз встречаемся у тебя.
Рыжая тепло поглядывала на гостя, пока наполняла стол различными съестными изысками. Как можно быть зрелым мужчиной и забавным мальчишкой одновременно? Алан вызывал противоречивые чувства, начиная от желания его обезопасить от всего мира, до смятения, что его испытывают девушки при виде объекта своего вожделения. Только Маккой все никак не могла понять, кто для нее Алан. Вроде не кумир с плаката, о котором грезят; никогда не смотрела на него, как на потенциального парня; просто ли друг? Что делать со столь неоднозначным персонажем?!
На словах «я тебя обожаю» Лили вздрогнула и неистово смутилась, понимая, что явно услышала не те заветные слова, тем более почвы для них ни единой не было, но фантазия творит чудеса. Нечто странное происходило здесь и сейчас, возможно, дело в чрезмерно ароматизированных свечах? Откуда иначе подобные мысли и галлюцинации различного спектра? Сосредоточиться на ином, вот что необходимо. Моллиган был счастлив, словно дитя малое, и Айви заслуженно гордилась собой. Чудо – приносящее тебе удовольствие дело, вместе с тем приносит радость другим. С таким удовольствием темноглазый смельчак рассыпался в комплиментах, пытаясь тем самым заглушить рокот собственного желудка, что не поддаться чарам – не реально. Чувствовать себя нужной, преуспевающей в чем-то – бесценно, особенно, когда ты привык, что всем не до тебя. У папы – череда девушек и женитьбы, у мамы работа и новый муж-ребенок. Трудно сказать, была Ава готова к отношениям во всей их красе, если вы понимаете, о чем я, но, все чаще, она ловила себя на иной мысли – найти кого-то, кто был бы только ее. Погодите, а вернемся к кулинарии…
- Ты мне льстишь, но, все равно, спасибо. Обязуюсь бережно обращаться с твоим сердцем! – девчонка рассмеялась, шуточно ткнув пальцем в грудь художника. – Ты подал мне потрясающую идею. Возможно, моя судьба проще, нежели я думала.
Далее только интереснее. Дальнейшая беседа с Аланом безумно походила на те обрывки в памяти юного карапуза Маккой, когда ее родители еще были вместе. Каждый вечер семейная пара усаживалась вместе за столом, папа делился с мамой тем, как прошел его день, и наоборот. Небольшой ритуал нес особый сакральный смысл, словно вот она, незримая сила, собирающая двух разных человечков по частям в единое целое, держащая их союз нерушимым. Уж очень сильно похоже, неужели, когда-то и в ее жизни будут подобные вечера простых разговоров с любимым человеком? Приятна даже примерка подобной роли.
- Ух ты, теперь я начинаю понимать весь масштаб твоего творчества. Ты молодец, - Айви задумчиво прищурилась, когда речь зашла о старом друге. – Интересно, у меня тоже есть один знакомый галерист. Приблизительно месяц назад выкрала его с выставки. Еще разговорились о парнях, представляешь, решил мой внутренний конфликт – сказал, выбирать Эндрю Скотта. Подумала тогда: а вдруг он пророк?
Вот вам феномен Эванджелины: сказать беззаботно, задуматься чрезмерно серьезно. Ева даже подавилась своим куском курятины, осознавая, что именно не давало покоя во внешности галчонка. Нет уж, не бывает таких совпадений. Или пророчеств. Это все ее гиперактивная фантазия и домыслы, ничуть они не похожи! Маккой о Скотте и вовсе никогда не думала, как о мужчине, да и Моллиган симпатичнее!..
- Определенно, милой. Кстати, это сливочное пиво, из Гарри Поттера. Атмосфера у нас что надо, да? - рыжая нервно сглотнула, решив записать еду доброй дозой напитка. Но, стоило ей услышать ответ на свой вопрос, заданный просто из чистого любопытства, как дочь врача изменилась в своем поведении. Ожидаемая Моллиганом реакция не нашла воплощения в реальности. – О, тогда я принимаю тебя в свой закрытый фан-клуб. Сама темноты боюсь до жути, а еще насекомых, закрытые помещения не переношу, страшусь потерять близких, а о Фамке Янссен вообще молчу! Она страшнее книг Стивена Кинга!
Казалось, Эванджелина и вовсе не обратила на признание парня должного внимания. У каждого человека есть определенная фобия или перечень оных, абсолютно нормальное явление. Несусветная глупость мнить, будто раз мужчины – сильный пол, то права на полный пакет человеческой природы они не имеют. Ева протянула руку, дабы ободряюще коснуться плеча Моллигана, но тот весьма необычно ее опередил. Подумать только, она и в классической сцене из любого Голливудского фильма. Дыхание исчезло, а кровь предпочла мозгу пухлые девичьи щеки. Они друзья. Правда? Сейчас ведь не будет поцелуя, или будет, и все у них изменится, а далее красочная картина, вмиг нарисованная воображением? Или грандиозный крах? Что делать? Логично. Быть Эванджелиной Маккой.
Пока Алан не сводил взгляд с ее глаз, заставляя рыжую тяжело дышать и подавлять приступы паники, какая-то часть сознания девушки решила взять ситуацию в руки и пойти экстравагантным путем. Раз поцелую суждено быть – он будет. Ева уверенно поддалась вперед, сокращая и без того малое расстояние меж их лицами, и в самый решающий момент, с чувством припала губами к любопытному носу искусителя. Условия соблюдены! Оторвавшись после краткого поцелуя, Абикоска лукаво прищурилась, да игриво толкнула художника в плечо, тихонько хохоча.
- Мистер Бонд, что за тайное задание происходит, мм?

+1

9

В жизни Алана было немного женщин. При желании, всех их можно было пересчитать на пальцах одной руки. Многие из них были просто мимолетными увлечениями, а с некоторыми доходило даже до интимной близости. Но кем для него была Эванджелина? Девушка с огненными волосами, небесно-голубыми глазами и самой доброй улыбкой в Мире. Моллиган не знал ответа на этот вопрос, но что-то ему подсказывало, что их отношения давно уже перешли рубеж "просто друзья". Иначе, зачем бы он пришел к ней домой, когда та попросила о том, чтобы он побыл с ней. С ней... с той, чьи глаза так пристально смотрели в его, а слегка приоткрытые губы подрагивали от смущения. Даже при тусклом свете свечи, художник заметил, как ее щеки окрасил румянец. Ему тяжело было это признавать, но он ждал поцелуя. По-детски робкого и такого желанного поцелуя. Но было ли это взаимно? Хотела ли она этого, или, быть может, для нее он навсегда застрял, в так называемой - "френдзоне"?
И вот, казалось бы, настал тот момент, когда Ава все же решила взять ситуацию в свои хрупкие ладошки и стала медленно, но верно приближаться к его лицу. На долю секунды Моллиган запаниковал. Она ведь еще такая маленькая, наивная восемнадцатилетняя девушка. А кто он? Он взрослый мужчина, которому скоро стукнет третий десяток.
Сантиметр за сантиметром она все ближе, но в последний момент резво меняет направление и целует его в нос. Сказать, что именно Алан почувствовал в этот момент - разочарование или, быть может, облегчение? Моллиган и сам не понял. Уж больно быстро все это случилось, но через пару секунд художник лишь хрипло засмеялся и потянулся за стаканом со сливочным пивом, а после принялся за аппетитный пирог.
- Мне было велено нейтрализовать рыжий локон волос, который вырвался из твоей замечательной прически, - подыграл Алан и положил в рот кусочек десерта, - а я думал, что такие пироги только моя мама способна готовить, - причмокнул Моллиган и прикрыл глаза от удовольствия. Это было просто райское удовольствие.
- Мне нужно как-то тебя отблагодарить, - парень заерзал на диване и стал оглядываться по сторонам, чтобы найти хоть что-то, что поможет ему в этом деле. На глаза попался белоснежный рояль у зашторенного окна. И как он раньше его не увидел.
- И я знаю, как это можно сделать, - радостно воскликнул художник и на мгновение опешил, - правда я давно не делал этого, но думаю, что мои пальцы еще до сих пор помнят клавиши. Алан аккуратно встал с дивана, вытер салфеткой свой рот и направился к музыкальному инструменту, который грустно стоял в одиночестве.
Еще будучи маленьким мальчиком, Моллиган обучался игре на клавишном инструменте. Его учителем была родная мама, мечтой которой была музыкальная курьера сына.
Присев на небольшой круглый стул, художник открыл крышку и пробежался пальцами по черным и белым клавишам. Фо-но заурчало от удовольствия.
- Ты играешь? - слегка приподняв левую бровь, спросил Алан и обернулся к Лили, - или твой отец? - продолжил Моллиган и глубоко вдохнул теплый воздух.
[mymp3]http://content.screencast.com/users/sacramentomuz/folders/Default/media/f8e7d3a3-1f44-4802-9140-ab85f0c28b40/fc39ec8827ec.mp3|♥[/mymp3]
Легонько дотронувшись к одной из клавиш, парень услышал, как звонко откликнулся инструмент на его нежное прикосновение. На лице заиграла улыбка, а пальцы правой руки прошлись по нескольким клавишам. Они помнили. Они все помнили.
Комнату заполнила хорошо знакомая для Моллигана мелодия, которую он когда-то посвятил своей матери. Музыка вихрем охватила его, и он не заметил, как ладони сами скользят по клавишам, при этом почти не подключая его внимания. Он был счастлив, что наконец-то смог вновь сесть за фортепиано. На долю секунды Алан почувствовал себя маленьким мальчиком, с которым рядом сидит темноволосая женщина и ласково указывает на его ошибки.
В самый разгар мелодии Алан резко остановил ладони и обернулся к девушке, которая уже стояла рядом с ним. Наверное, ее напугал столь внезапный конец, но ему нужно было знать.
- Эванджелина, - слегка расстроено проговорил имя художник и встал со стула, тем самым приблизившись к Аве, - можно я кое-что у тебя спрошу? - риторический вопрос, - что ты ко мне чувствуешь? Только честно. Я хочу это знать. Это очень мучает меня.

+1

10

Вот и главная черта Алана, особенность его характера. Сколько бы ни было ему лет ни было, он остается, словно дитя. Смотрит на мир широко распахнутыми глазами, он до сих пор умеет удивляться миру. Местами наивен, неудержим в радости, если впадает в раздумья, то всецело. Эве, к счастью, не доводилось видеть Моллигана в грусти, и, не сказать, что девушка волновалась по сему поводу или хотела исправить ситуацию. Разве не в этом суть любых положительных отношений? В том, чтобы никогда не видеть слез твоего друга или партнера? И глупости, будто есть какие-либо стандарты развития взаимоотношений, их историй, все в руках непосредственного участника событий.
Рыжая не уставала смущаться, как после ловкого разрешения напряжения меж ними, так и неиссякаемым комплиментам. Галчонок всегда говорит то, что думает, уж, что Маккой усвоила хорошо – он не умеет врать. Интересный факт: с момента их встречи, Айви задумывалась о болезни художника от силы пару раз, и не рассматривая ее как изъян мужчины, а просто обдумывая в общих чертах, что это за явление, просто вспоминая в связке с событиями тех дней. Обдумывая характер ночного гостя, она постоянно выпускала наличие синдрома из внимания, потому все время поражалась, как он смог вырасти таким? Не утратившим себя, и как выведать подобный секрет, дабы повторить подвиг? Не хотела Маккой взрослеть, но хотела получить все возможности взрослого. Коварный Моллиган не сможет хранить вожделенную ей тайну вечно!
Тем временем ее ненаглядный бараш порывисто вытер губы салфеткой – и еще отрицает, что он избежал аристократического влияния – и помчался на поиски подвигов. Девушка воспользовалась моментом, дабы быстро спрятать оставшиеся блюда в холодильник, оставив только напиток и начатые кусочки пирога. С одной стороны, ей нужно было вдохнуть холодного воздуха, унять смятение, с другой – хотелось соответствовать уровню манер ее спутника. Опять же, в этом вся Лили: трудности сносить легко, из мелочи раздувать сенсацию. Ее отсуствие осталось без внимания, так как было очень быстро – по квартире девушка перемещалась, словно алая ракета, стремительно поражая цель и обходя все препятствия. Она вернулась, как раз к первым звукам музыки и удивленно замерла у дивана, сопоставляя факты.
- Хм, я не умею играть. В детстве родители были слишком заняты карьерой, а я, как говорится, развлекалась, как могла. Насчет папы не скажу, я не так хорошо знаю его в быту, - девушка пожала плечами, сама задаваясь вопросом: зачем здесь инструмент? Ранее она не особо обращала на него внимания, воспринимала, как элемент декора. Возможно, так оно и есть? Либо… а что с того, если играть могла вторая папина жена, на смену которой приехала Ева? Играла, да играла. Теперь играть будет Алан, долой прошлое. – Очень хочу услышать, как ты играешь. Уверена, все получится!
Мужчина начал играть, тем временем Ава присела на спинку дивана, дабы ничто не мешало слушать, в том числе отбивающий в висках ритм сердца. Нужно взять себя в руки и просто наслаждаться теми прелестями жизни, которые доступные ей впервые. Эванджелина прикрыла веки, пытаясь понять, знает ли это мелодию, но ничего похожего найти в памяти не сумела. Прекрасное творение, обязательно нужно узнать про мелодию подробнее у играющего музыканта. Постепенно, чем громче откликались клавиши, тем ближе она подходила к источнику музыки, до тех пор, пока не замерзла за спиной брюнета. Двоякое чувство: хочется коснуться его, этакий неосознанный порыв, такое часто бывает с близкими людьми; но знаешь, что нельзя отвлекать увлеченного мастера. Пускай будет только фортепиано, как единое целое с талантом Моллигана, остальное после. Только Маккой не ожидала, что «после» наступит столь быстро.
- Что? Спрашивай, конечно. Просто я заслушалась, это было прекрасно… – рыжая удивленно захлопала ресницами, когда Алан материализовался прямо перед ней. Он был достоин приза за самый неожиданный вопрос года. Определенно, повелитель воздушного змея умел ставить в тупик своей непосредственностью лучше, чем любой невинный ребенок. За это Лили его и… Нравился он ей этим, да.
- Что ты ко мне чувствуешь? Только честно. Я хочу это знать. Это очень мучает меня.
Бровь дочери врача уверенно подскочила к линии рост волос, следом последовала и вторая. Казалось, подобные вопросы задают только взрослые друг другу, и то, в книгах. В реальности все сводится к «Ты хочешь быть со мной? Выйдешь за меня? Подпишешь документ на развод?», если же фраза о чувствах, то отличилась, лишь женская говорка «Я не знаю, что я чувствую». А тут такое. Что делать? Быть Авой.
- Ты, похоже, с нашей первой встречи ждешь что-то, вроде «Ты болен интересной болезнью, потому интересный» или «Я люблю мужчин постарше, а ты еще и необычный», - Эва чуть прищурилась и поджала губы, даже руки скрестила на груди, не сумев сейчас удержать некой обиды. Она понимала, что может подобными высказываниями ранить, но юношеский максимализм сильнее, ведь наболело. – Впервые, я жутко хочу тебя расстроить – и мечтать о том забудь. Знаешь, как оно на самом деле? Не знаешь, потому и спросил, – кто-нибудь, дайте свободную руку, чтобы ударить ею о чело, ибо импровизация не всегда означает гениальность мышления. – Спроси меня сейчас, я не вспомню, как тот синдром точно называется. У меня плохая память на имена. И сколько тебе полных лет, кстати, тоже – плохая память на цифры. Она у  меня вообще какая-то бракованная, но не суть. Правда в том, что когда меня заинтересовывает человек, то меня не волнуют детали. Я иду, добиваюсь его, любим способом, и воспринимаю, как целую личность, где все, словно краски в общей картине.
Лили выдохнула, и, не выдержав уже иного рода трудность, потерла глаза рукой. Почему она говорит именно это? Почему так тяжело и легко одновременно дается каждое слово? Вроде, произносить подобное – словно идти по морскому дну, а каждое слово вырывается, будто своевольный ручей. Хотела, девочка, получила – после подобного разговора ты больше не ребенок.
- Я себе пообещала, что никогда не скажу «я не знаю, что я чувствую». Глупо было так делать, но… Дай попробую. Мне с тобой невероятно комфортно, можно говорить на любую тему и дурачиться, позабыв обо всех существующих правилах. Ты идеальный друг, из тех, кому звонишь в три ночи, и будь то свет или труп, ты приедешь с фонариком, - рыжая закусила губу, глядя куда-то в сторону; никогда еще собирать в кучу слова не было столь заумным делом. – Только вот часто я ловлю себя на мысли, что мне хочется… не знаю, коснуться тебя как-то иначе, сказать что-то не столь несерьезное, как наши прозвища. Или, избежать момента, когда в конце ты уходишь домой, будто вот только что был мой, а теперь снова чужой, - Эванджелина неловко пожала плечами, на миг погрузившись в свои мысли, из-за чего пришлось интенсивно помотать головой: неожиданный прилив воспоминаний заметно увлажнил глаза, что сейчас не к месту. Стоило объяснить. – Просто, у меня никогда не было человека, который был бы именно моим. Я люблю маму – она все равно уходит к мужу, люблю папу – после выходных приходилось уходить мне, у него жена, люблю друзей, потом они идут общаться с другими знакомыми. Самое странное, я привыкла, что так и должно быть. Всех надо делить, никто не может всегда быть рядом. А ведь все равно хочется, - Эва мельком облизала чуть пересохшие губы, после чего быстро смахнула с ресниц подступившую слабость и взглянула на Моллигана. Она была взвинчена, слова уже просто сами неслись, не слишком советуясь с мыслями. – Наверное, потому я просто боюсь закончить фразу и подумать, что люблю тебя – вдруг начнешь песню, что стар, болен, практически женат, и вообще, тебя жду холсты. Как друга я хоть могу взять тебя в плен. Как в парке.
Маккой неожиданно улыбнулась, вспомнив нападение на Алана, беззаботно запускающего змея. И только через пару секунд осознала, что сказала. Выражение лица моментально сменилось шокированным смятением, и что сделала Эва? Впилась взглядом в Алана, а после побежала, на ходу бросая фразу.
- Извини, мне срочно нужно...эээ…в шкаф! Там важно.
Никогда не думала, что умеет летать, да и спустилась на землю, споткнувшись об пятую, а то и шестую ступеньку на лестнице. Гениально, Ава, просто непередаваемо умно! Вот ты повернула за угол, ворвалась в свою комнату и даже отворила шкаф. Что, понимаешь теперь, да? При всем желании ты не поместишься там, либо ты, либо груба твоих беспорядочных вещей. План Б, настало твое время! Что придумаешь, лучший в мире оратор? Верно, прижмись к стене и гляди на запертую дверь. Ты сама загнала себя в царствие тьмы и безысходности, тут страшно и одиноко, а под кроватью, гарантированно, сидит твой личный монстр. Лучше сразу приступай к плану В.
- Алан, - надеясь, что в тихом доме прекрасно все слышно, Маккой судорожно сглотнула, решившись. – Я погорячилась. Не оставляй меня тут одну, пожалуйста! Тут страшно.
Дыхание участилось, а паника стала всепоглощающей, так как исходила как из внешнего мира, так и внутри усугублялась содеянным.

+1

11

Трудно говорить человеку о чувствах, когда не уверен во взаимности.
Его всегда пугало чувство неизведанности, когда он совершенно не знал, что будет в следующую секунду. Стоит ли ее вообще ждать, или быть может, нужно сорваться с места и бежать прочь. Прочь от своих слов, от действий, от мыслей, от своей глупости и в конце концов от самого себя. Но ведь бегство - это признак слабости. А он не хотел казаться слабым, только не для нее, только не сейчас.
Бум, бум, бум - грохотало его сердце в унисон с секундной стрелкой изысканных настенных часов. Веки слегка опустились, а губы дрогнули в безмолвном: "Не молчи".
И вот первые слова, слетевшие с пухлых губ Эванджелины, как острым лезвием меча пронзили сердце Моллигана насквозь. Он не ожидал такой жестокости со стороны Эвы. От кого угодно, только не от нее.
В горле застрял комок. Такой огромный и жутко сухой комок, который не давал выдавить из себя даже малейший звук. А чтобы он ей сказал? "Я никогда так не думал. Я не хочу, чтобы ты меня жалела..." - чушь, лучше пусть он просто молчит и продолжает слушать слова, которые кромсали его сердце и надежду на мелкие части.
Но все изменилось. Чем дальше Ава углублялась в свои размышления, тем яснее для Алана становилась одна вещь - "Она не хотела причинить ему боль". Губы мужчины растянулись в легкой улыбке, а правая ладонь немного вздрогнула в сторону девушки, чтобы взять ее хрупкую руку в свою.
Она хочет, чтобы он был ее другом. Просто другом, без лишних обязательств. Сказать, что она произнесла именно то, что он ожидал услышать. Нет. Но Ава хотя бы хотела быть с ним, пусть, как просто с другом, но хотела. По телу прошлась приятная дрожь, а сердце вернулось к своему привычному ритму.
- Просто друг, - полушепотом проговорил Моллиган и, поджав губы в тонкую линию, продолжил слушать девушку, голос которой стал немного дрожать и похрипывать от волнения. Она открывалась ему. Открывала свою душу, но, как заметил художник, давалось ей все это достаточно трудно, а посему он решил поддержать ее теплой улыбкой, которая вмиг сползла и превратилась в тонкую линию.
- Неужели дело в том, что ты просто боишься услышать от меня... - брюнет не закончил фразу, так как девушка резко выскочила из ловушки "Алан-фортепиано" и побежала куда-то в глубь темной квартиры. Кажется, там была лестница, так как он отчетливо слышал, как спотыкалась Лили.
Был ли Алан удивлен? Это еще слабо сказано. Что может быть важного в шкафу? - мысленно недоумевал художник, - и что она может там увидеть, когда она даже без фонарика в темноту шмыгнула? Моллиган неловко присел на небольшой стульчик у музыкального инструмента и стал смиренно ждать возвращения подруги, от которой доносилось лишь тихое шуршание.
Прошла где-то минута, когда из второго этажа послышался робкий испуганный женский голос. Она просила его подняться к ней. Художнику вдруг стало ясно, что никакой шкаф Лили был не нужен. Она просто испугалась. Кого? Его или саму себя?
Захватив небольшой фонарик, Моллиган аккуратно поднялся по ступенькам.
- Эва, - хрипло позвал подругу брюнет и с искоркой беспокойства в глазах, стал размахивать по сторонам фонариком, - вот ты где, - с облегчением пробормотал Алан и подошел к Аве, которая как испуганный зайчонок прижалась к стенке.
- Эванджелина, - с улыбкой прошептал мужчина и подойдя ближе, взял ее лицо в свои холодные ладони. Был ли это дружеский жест? Не важно. Главное, что Ава не вырывалась.
- Я буду твоим другом. Самым лучшим другом, хорошо? - ласково спросил Алан и кончики его губ дрогнули в улыбке, - другом, который спасет тебя от страуса, попускает с тобой воздушного змея в парке и, пренебрегая своей фобией, прейдет к тебе домой, чтобы помочь пересидеть ночь без света, - Моллиган вздохнул, - не думай, что мне на тебя наплевать. Ты ведь особенная, Эванджелина Маккой.

+1

12

Сказать честно, до конца Эва не верила, что Молллиган поднимется к ней. Потому всячески старалась успокоиться, дабы стук сердца не мешал слушать обстановку в квартире. Либо он убежал в тот момент, когда она бежала к шкафу, либо не предпринимает никаких действий. Только после просьбы о помощи, он сорвался с места и постепенно приближался. Во тьме, пусть и своей собственной спальне, девушка неожиданно вспомнила не самый лучший сюжет. Верно, когда тебе страшно, нужно напугать себя еще больше. Так своего благоверного ждала Лукреция Борджиа, шаг за шагом, никакие стены не утаят подобный звук. Миг спустя он войдет в помещение, дабы учинить добавить белокурой девушке еще один ночной кошмар. Порой, подумаешь о подобном, и понимаешь – как же сильно тебе повезло в жизни. Алан и тот зверь – сложно разные полюса Земли. Плюс в том, что подобные размышления помогли сократить время, и когда рыжая увидела на пороге художника с фонарем, то облегчению ее не было предела. Нагнав на себя лютый ужас, но, не увидев и капли оного в реальности, Маккой почувствовала себя самой счастливой особой в мире.
Произношения собственного имени странно утешало, и даже руки мужчины не казались холодными. Они возвращали в реальности, комнату, здесь и сейчас, где более нет никаких домыслов. Похоже, они поменялись местами. Если ранее Алан желал ее поцелуя, то теперь Ава искреннее надеялась, безумно желала, дабы не было больше слов. Чтобы он понял, понял ее и невыносимый первый шаг закончился. Но нет, Моллиган был бы не собой, если бы ситуация разрешилась ожидаемым путем.
- Боже, Алан, - Ева не выдержала, толи, застонав, толи, заскулив от невыносимости вселенского рока. – Просто скажи, что ты меня не слушал, - девушка наклонилась вперед, высвобождаясь из рук ночного гостя, дабы упереться лбом о его плечо. – Не верю, что ты нарочно делаешь то, чего я так боялась.
Обида, горечь, отрицание – будучи молодой особой, в которой что ни день, то битва гормонов, удержаться сложно. Лили испытывала все и сразу, в огромном количестве, насыщенности и сосредоточенности на один единый момент. Сильно, но быстро. Ибо эмоции стремительно сменяли друг друга, миг – и она пытает правильным гневом. Поступок, по праву достоин именно Эванджелины – она обнажила свою задорную улыбку, дабы в следующий миг сомкнуть зубы на плече брюнета. Нет такого предписания, которое запрещает кусать небезразличного тебе мужчину во время сцены выяснения отношений!
- Да, я особенная! Впервые в жизни пытаюсь признаться мужчине в любви, а он хочет в мифическую «френд-зону». Просто анекдот какой-то! Буду рассказывать его детям. Твоим.
В порыве гнева, Маккой положила ладошки на грудь спасителя, дабы с чувством оттолкнуть его. Ничего, позади – кровать, если упадет, то будет мягко – она бы не стала атаковать, не продумав последствия. Сказывалось детство в обществе врача: лучше предупредить, чем потом зашивать последствия халатность. Опять же, ее кулаки вряд ли нанесут значительные повреждения грудной клетки, но пыл выпустить помогут. А Эва напала, уж напала – с душой пару раз двинув Моллигана, еще больше оттесняя в глубь комнаты, она не унималась до тех пор, пока новый прилив чувств не заставил сдаться. Кажется, это станет их традицией – буйство красок и затишье на груди представителя сильного пола. Интересно, его рубашку после можно будет выгладить, после столь цепких пальцев? И, главное – похожа ли миниатюрная мисс Маккой на страшного бугая, с ее безумным взглядом и попытками взять Алана за шкирку?
- А больше не боюсь, - встав в бравую позу, Эванджелина вскинула руки. – Я люблю тебя, слышишь теперь? Люблю, со всеми тараканами и поворотами характера!
Эванджелина снова взвыла, для себя отмечая, сколько же всего в ней пробудил один человек. Ева, безусловно, была очень эмоциональным человеком, но чтобы так сорваться – никогда ранее. Даже ребенком, после развода родителей. Что, как ни любовь, если отклик настолько масштабен?
- И будь у тебя хоть девушка, хоть полигамный брак с гаремом, хоть планы быть со мной друзьями – ничего тебя не спасет, - новая идея вторглась в голову еще стремительней, нежели порыв признаться: Ава выхватила из рук художника фонарик и занесла палец над кнопкой. – Отберу фонарь и не выпущу отсюда, пока не поймешь! Я не шучу!
О, зря мистер Скромность решил потянуться за вожделенным источником света. Не поверил. Отлично, тогда в ход пойдет импровизированный план Б. Кнопка нажата. Опередив действия парня, рыжая поддалась вперед первой, дабы остановить его самым неожиданным способом. Поцелуем. Слишком просто целоваться в лучших традициях романтических фильмов, достаточно заумно для их пары поцеловаться в борьбе за фонарь. Его, собственно, Айви подняла высоко над головой, дабы «противник» не дотянулся, в то время как вторая рука девчонки обвила шею Алана, сильнее притягивая его к себе. Крайне непривычно, то, что было дикостью парой часов ранее, но оторваться от губ заложника совершенно не хотелось.

+1

13

Он запутался. Запутался в своих чувствах, в действиях, в словах Эванджелины, в ее желаниях. Запутался во всем, в чем можно было это сделать. Но именно это и придавало ему еще больше сил и воспламеняло желание поскорее выпутаться, чтобы стать счастливым. Хотя, он и так был счастлив, ведь рядом с ним стояла девушка, которую он любил. Пусть и не взаимно, но любил ведь. А что чувствовала она? Останется ли это для Моллигана тайной, или, быть может, однажды он узнает правду, которая уже не будет скрываться в ее лазурных глазах.
Когда лицо девушки выскользнуло из его рук и прижалось к плечу, Алан приспустил свою ладонь на талию Маккой и крепко прижал к себе. Чувствуя ее теплое и томное дыхание, Моллиган опустил свою голову на ее макушку и почувствовал запах ее волос, от которого по телу прошлась мелкая дрожь. Она пахла корицей с легкими нотками ванили, которая до сих пор благоухала на первом этаже.
- Но ты ведь хотела, чтобы я тебя слушал, - прошептал Моллиган и прижав Лили к себе покрепче, прикрыл опухшие и сонные веки, - или нет? - еще тише добавил брюнет и слегка скривился, когда почувствовал, как на его плече сомкнулись зубы девушки. Она его кусала? Правда? Странный способ выразить свои эмоции, по крайней мере, для человека, а не для пса.
- Нашим, - пробормотал художник. Стоп. Почему он это сказал? Каким еще нашим детям?! Алан распахнул глаза, когда до него дошел весь смысл сказанного, а его зрачки заметались в испуге. Но придумать приличное оправдание Моллиган так и не успел, так как Эванджелина его резко оттолкнула. Неужели, она на него обиделась? Куда же еще больше обижаться-то?
- Хэй, - на выдохе возмутился Алан и слегка отшатнулся назад. Удар, удар, еще удар. Неужели, она решила избить его? Конечно, ведь наверняка она прекрасно знала, что сдачи он дать не мог.
- Эва, что ты делаешь? - прохрипел художник и вздрогнул от возгласа Авы, чьи ладони резко вздымались вверх к потолку. Вот теперь он точно ничего не понимал. Любит? Как так-то? Ведь еще десять минут назад она говорила, что даже подумать об этом боится.
Слегка оцепенев от внезапно нахлынувших эмоций, Моллиган пронзил девушку пристальным взглядом, а после резко помотал головой.
- Но ты ведь говорила, что, - слегка заикаясь проговорил брюнет и резко умолк, когда понял, что это никакая не шутка, и вовсе не игра его воображения. Она и правда только что призналась ему в любви. Подумать только.
В ту же минуту, Эванджелина выхватила из его рук фонарик и слегка размахивая его в порыве эмоций стала угрожать ему. Алан нахмурился и сделал шаг навстречу девушке, чтобы попытаться выхватить свой фонарь обратно, но не тут-то было. Один слабый щелчок и комната погрузилась в кромешную тьму. Дыхание участилось, а сердце заколотилось еще быстрее, чем прежде.
- Эва, не шути так. Я ведь боюсь темноты, те ведь помнишь, - слегка дрожащим голосом взмолился художник и  попытался сделать небольшой шаг навстречу тому месту, где, по его мнению, до сих пор стояла Лили. Но девушка опередила его, а после, крепко и страстно впилась в его губы. Внезапный поворот событий.
Когда теплые ладони девушки обвили его шею, он понял, что та была настроена весьма решительно, а посему брюнет неловко подхватил Маккой на руки и поддался немного назад. Где-то рядом должна быть кровать. По крайней мере, он очень на это надеялся. И о чудо, она и впрямь была в двух шагах от них.
Присев на самый край матраца, Алан оторвался от пухлых губ девушки и пытаясь отползти немного дальше стал аккуратно стаскивать с нее тонкую вязаную кофточку, которая по всей видимости, немного стесняла движения Эванджелины.
- Ты сказала, что любишь меня, - прошептал Моллиган и откинул одежду в строну окна, за которым до сих пор то и дело мигала молния, - а я даже не успел сказать, что тоже тебя люблю, - на этих словах мужчина подтянул Эву поближе и вновь впился в ее губы нежным поцелуем.

+1

14

Кто бы мог подумать, что ее милый Алан окажется столь решительным проказником. Она лишь поцеловала, а мгновение спустя оказалась на руках художника, очень даже сильных руках, стоит отметить. И это была не попытка обойти запрет и сбежать, даже не желание покрутить ее по комнате, в порыве радости. Он ловко прибрал ее четыре с копейками десятка веса, дабы обеспечить экспресс доставку на кровать. И нашел ее в темноте, самое интересное – он просто счастливец. Сама рыжая часто проходила мимо, в желании незаметно нанести визит холодильнику под покровом ночи. Казалось бы, девчонке ее возраста и состояния, должно стать страшно перед возможной развязкой ситуации, но Лили об этом не думала. Даже когда главное орудие Моллигана, его умелые руки, взялись не за привычную кисть или змея, а решили прихватить ее кофту.
- Хей! – когда Алан оторвался от ее губ, Эва не упустила возможности, дабы наиграно возмутиться. Снова позабыт фактор Маккой-младшей, что за безобразие! Ее восприятие мира несколько иное, нежели у любой другой девушки. Если кто-то решил раздеть ее, то она лишит негодника одежды просто из чувства справедливости. Ему можно, а ей нельзя? Мечтатель! Теперь, когда удерживать брюнета не было особой необходимости, она и так удобно умостилась на его ногах, Айви решительно взялась за его вязаную кофту, отправив ее в далекий полет к окну. – Ты бросаешь мне ответный вызов, да?
- Ты сказала, что любишь меня, а я даже не успел сказать, что тоже тебя люблю.
Эванджелина не удержала улыбки, услышав столь заветное, впервые. Такой гримасы на ее лице еще не было: как облегченный выдох, вроде улыбаешься, но вот-вот готов разрыдаться от радости. Словно небывалый груз перестал давить на грудную клетку, и имя ему – неизвестность. Сию проказницу рыжая терпеть не могла, если не больше, чем ее спутник, и всем сердцем желала, чтобы он быстрее произнес свой ответ. Будь то «нет», «меня это не интересует», и в мечтах, столь желанное «да». Ава и представить не могла, что оно найдет воплощение в самых реальных словах на свете. Тем не менее, просто не верилось, что так бывает. Минуту назад она была привычным мелким террористом, решившим пойти против судьбы, а теперь она любимая девушка. Этого не нужно было добиваться, заслуживать и бороться, как ранее. Словно твой кумир узнал о твоем существовании, и ваши чувства, как в грезах, оказались взаимными. Но, все равно, глупости говорят: если любишь – отпусти. Если любишь, будь собой и не позволь вам обоим отступить.
Как же Эва понимала художника в стремлении заменить слова действиями. Похоже, они нашли друг друга по всем пунктам. Алан был решительным, но осторожным и нежным, а Эва порывистой и несколько агрессивной, но в одном их характер совпадал – решимости и девушке не занимать. Все стало ясно, как белый день, пусть на дворе ночь и лютая гроза. И знаете, подобные вещи действительно чувствуешь, знаешь, что время пришло. Трудно поверить, что в жизни Эванджелины когда-либо еще будет еще более эмоциональный момент, когда весь спектр чувств, от любви до страха переполняют выше рыжей макушки. Забавно, но еще куда раньше, девчонка ловила себя на мысли, что воспринимает Алана как первого именно мужчину, настоящего, в своей жизни, а теперь и сомнений не осталось – именно он и никто другой станет первым во всем. Ева доверяла ему.
Девушка удобнее умостилась на коленях старательно отползающего художника, положение на кровати – последнее, что ее волновало. Дабы удержать равновесие, пока глаза закрыты, а инициатива в руках, точнее на губах Моллигана, Лили схватилась за первую попавшуюся под руку опору. Ею оказалась рубашка мужчины, которая продержалась не долго: несколько пуговиц взбунтовались и выстрелили в знак протеста. Теперь уж Айви оторвалась от поцелуя, чтобы даль волю улыбке. В голове скользнула мысль, что продолжи она тенденцию, то можно будет не волноваться за сохранность художника в кровати: без одежды он улизнуть не рискнет.
- Ты тоже вспомнил наш разговор в зоопарке, да? – рыжая усмехнулась, коварно сверкнув лазурными глазами. Интересно, внутри скромняги Моллигана тоже сидит хорошо укрытый дьяволенок, или подобная роль, априори, занята ею? Тем временем ловкие руки девушки вернулись к начатой шалости, быстро расстегивая пуговицы мятой рубахи. Обнаженным, пусть на небольшую долю, в первый и последний раз она видела его именно на лавке возле страуса, когда разговор зашел об идеале противоположного пола, и Маккой рискнула приподнять подол футболки своего спасителя. Тогда сдерживающей гранью выступили рамки дозволенного для друзей. Что остановит ее теперь? Ничегошеньки, особенно, когда появилась новая возможность – Алана можно потрогать. А еще его можно и очень хочется целовать, ведь если он боится темноты столь же сильно, как она, то не должен иметь возможности ее замечать. – Наконец узнаю все тайны не мифического идеала, - Эва поцеловала его в уголок губ, вспоминая, как он забавный, когда улыбается, а после снова лишила возможности говорить, руками блуждая по его груди.

+1

15

Раньше Алан часто ловил себя на мысли, что ему чего-то не хватало в жизни. Вот вроде бы все есть, а чувство неполноценности все равно так и жужжит над ухом. Теперь-то он понял, чего именно ему всегда не хватало. Того, кто сейчас так умело оседлал его и по-детски возмущался утраченной кофточке, что совсем недавно слетела с ее плеч и оказалась вне зоны шикарного ложе.
Моллиган лишь улыбнулся и попытался нежно приобнять девушку за плечи, но та резко увильнула от мужской руки и принялась стаскивать с него одежду. Сказать, что художник был удивлен мнимой атаке Лили, да. Хотя сопротивляться было бесполезно, ибо напор и пылкость девушки просто обескураживала брюнета, а посему он даже стал помогать юной львице. Кто бы мог подумать, что Эванджелина способна на такие порывы страсти. В тихом (а в нашем случае не таком и тихом) омуте черти водятся.
- Хэй, полегче, мисс Маккой, -проворковал Моллиган и легонько свалил девушку на бок, - а то ты со своей воодушевленностью оставишь от моей одежды лишь клочья, - слегка хриплым голосом подметил мужчина и попытался нащупать кончиками пальцев ее лицо, чтобы хоть немного понять эмоции Авы. Правду говорят, что когда человек лишен дара зрения, все его остальные чувства обостряются в разы и дают возможность почувствовать мир совершенно иначе. В этом случае даже страх темноты отошел на второй план, а мрак стал причиной хорошенько повеселиться для этих двоих.
- Это ты про тот случай, когда ты под мою футболку заглядывала? - рассмеялся Алан и аккуратно выполз из рубашки, которая тут же полетела к остальной одежде, что так одиноко лежала где-то у окна, - теперь моя очередь посмотреть на тебя, - прошептал на ухо брюнет и почувствовал на своих губах сладкие уста возлюбленной. Его еще никто и никогда так нежно не целовал, как Эва. Наверное, она просто единственная, кто его по-настоящему полюбила.
Теплая ладонь Моллигана медленно, но настойчиво спустилась к бедру Эванджелины и забралась под юбку белоснежного платья, которое с легким шуршанием тут же поползло вверх и буквально слетело с тела Лили, что так наивно доверилась сильным рукам художника. Теперь она осталась в одном лишь нижнем белье. Теперь его ладонь блуждала по груди девушки. Странно, но ему было безумно интересно узнать, что же осталось на полуобнаженном теле Эванджелины, и с чем ему придется еще хорошенько повозиться.
- Хоть я ничего и не вижу, но чувствовать я еще до сих пор могу, - полушепотом проговорил Алан и провел своими пальцами по плоскому животу Авы, - посмотри, что тут у нас, - с улыбкой добавил брюнет и немного сполз в низ, чтобы иметь возможность прикоснуться к телу Маккой губами.
Идеальное тело, изгибы, нежная кожа... на долю секунды Моллигану показалось, что его уста ласкают не просто девушку, а ангельское создание, которое совсем недавно снизошло с небес и дало прикоснуться к себе простому смертному.
- Ты прекрасна, - прошептал брюнет и медленно подобрался к шее девушки, - как ангел, - еще тише добавил мужчина и слегка дотронулся губами к бархатной коже, - нет, ты еще лучше, чем ангел.

+1

16

- Хм. Да, мистер Моллиган, оставлю, - пара секунд на размышления и Эва честно ответила на замечание, касательно одежды мистера целомудрие. Зачем ему одежда? Он собирается уйти? Искреннее считает, что получится?
Так непривычно слышать голос милого и забавного Алана, когда тот пытается вроде и показать те самые качества, но небывалая ранее хрипотца и некий двойной мысли меняют звуковую гамму в корне. В начале их знакомства у рыжей возникал некий диссонанс: есть категория «парни-друзья», есть категория «сексуальные парни», и есть категория «хочу от него свидание, розу и фамилию». Ее ненаглядный Бэмби галопом скакал меж ними, не попадая ни под одну. Как друга она художника видела, но что-то было не так, все время елозило на видном, но незамеченном месте; как сексуального парня она не рассматривала его в силу зашкаливания мимиметра; как мужчину, за которого хочешь выйти – тоже нет, он был таким же вечным ребенком, как сама Лили. А что теперь? Теперь рядом с ней лежал мужчина, которого и в книгах не придумаешь, а рука его ловко забралась под платье. Подумать только, это она так наивна, или брюнет всегда был далеко не таким, каким видела его Маккой?
Сказать, что Аве было страшно – определенно. Никто и никогда не касался ее так, одновременно любяще, но и запретно. Когда у тебя еще никогда не было подобной близости с человеком противоположного пола, любое прикосновение, отходящее от стандартного маршрута пожатия рук, обнимашек и прочих невинных радостей, вызывает непередаваемый, особый трепет. Ты загораешь стыдом, пылаешь от нетерпения, пламенеешь от страха. Непривычно, маняще и пугающе, хочется попробовать, только бы отогнать от себя мысль: «Ты что, так нельзя, я стесняюсь». Надеюсь, все помнят, как мастерски Эванджелина Маккой умеет не думать? Знакомство с чуткими руками художника подвигли на зависть его картинам, им-то он отдавал львиную долю своего внимания и ласки. Посмотрим, как полотна в дальнейшем будут отвоевывать свои законные часы. Тем временем на смену любознательным пальцам пришли губы, что стало апогеем краски на лице юной девушки. Его редкие комментарии пускали по телу дрожь, в темноте сложно определить точное местонахождение, пусть даже столь близкого спутника, потому его голос каждый раз становился неожиданностью во всех смыслах. И еще больше распалял пеструю гамму эмоций в Айви. Единственное, что немного терзало ее в данный момент, пока устранить все мысли еще не удалось, так это сугубо девчачья проблема: как жаль, что света совсем нет, и он не увидит ее во всей красе, в том числе, и подобранного комплекта белья. Какой женщине не хочется показать все достоинства, когда столь долго об их существовании не подозревали?
- Нет, я не ангел - Ава решила дать стеснительности бой, раз подходило время ее ответного хода. – Им слишком многое запрещено, - чувствуя губы Алана на своей шее, а его тело небывало близко, девушка начала осознавать, что ей на самом деле становится все жарче и жарче, вся затея из игры постепенно перерастала в нечто совсем иное, когда общий фон разбавило неведомое ранее, манящее и приятное ощущение. – И тебе крылья надеть не позволю.
Усмехнувшись на последних словах, сказанных шепотом в тон мужчине, Ава решила, что в омут – так с головой. Если тебе не нравится быть собой, то будь той собой, которая внутри. Ты ведь думала об этом, Эва, ни раз, так почему бы не действовать так, как тебе всегда представлялось? Пускай только попробует после смеяться или пристыдить, это станет не моральной травмой для тебя, а хорошим способом научиться летать для него. Маккой не стала менять свою позицию, пока все задумки осуществимы, хоть на самом деле она просто боялась неуклюже забраться на шокированного Алана, не рассчитать и перелететь – все действо будет испорчено. Ее рукам и так достаточно места, дабы с небывалым интересом скользнуть по его груди, наконец, переходя к некогда увиденному животу, пока брюки не преградили путь. Придумали же усложнение эти разумные люди, одежды нашили, ух! Прежде чем приступить к самому волнительному, Ева решила немного пошалить, одновременно перейдя в наступление с поцелуями, играючи, она пыталась поймать его губы, а вместе с тем легонько, почти неощутимо касалась скрытого ранее под подолом футболки подушечками пальцев, наслаждаясь, когда Моллиган чуть вздрагивал. О, как же ей самой хотелось повторить путь Алана, впрочем, а что ее останавливало? С губ легко перескочить на шею, и далее толкнуть расслабившего олененка в плечи. Когда он оказался на спине, Айви с плохо скрываемым энтузиазмом принялась проводить губами дорожки из поцелуев ниже, пытаясь ориентироваться по шуму дыхания и тем же жестким штанам под рукой. Ниже, ниже, интересно, что твориться в его голове? Изначально мысли рыжей не особо затмевались табуированными темами, но, чем дальше они вдвоем заходили, тем менее невинные образы рисовала фантазия. Особенно, в момент апогея, когда Лили решилась взяться за мешающую ей часть одежды и начала возиться с пуговицей и молнией. Победа долго не давалась в темноте, за то, кажется, теперь она наизусть знает, сколько у него карманов и была ли совесть у швеца. Благо, момент триумфа состоялся, и на радостях Эва сорвалась на привычную импульсивность, стянув брюки столь резко и сильно, что, кажется белье разделило их долю. Или нет? Стоит ли проверить?
Одно Эванджелина могла сказать точно: ей безумно нравилось касаться обнаженного художника ни сколько руками, а всем своим телом, ощущения абсолютно разные, как по свойствам, так и по силе. Ава искреннее верила, что ее «громаднейший» вес не доставит много неудобств, потому наслаждалась вдоволь. Прижавшись к нему, девушка медленно поднялась, поддавшись желанию зарыться пальцами в непослушные волосы ее безумно творческого парня.
- Вот таким ты мне нравишься больше всего, - тихо, но уверенно прошептала Эва. – Всецело обнажен, весь мой, но не в плену. Чувствую, ты тот еще дьяволенок, Моллиган!
Девчонка чуть рассмеялась, приподнявшись на руках и, вместо очередного поцелуя ловко провела волосами по плечам, спускаясь к груди Алана. Поймает ли он ее снова?

+1

17

- Но ведь ангелы бывают и падшими, - слегка касаясь мочки уха, прошептал Алан и уткнулся кончиком носа в густые волосы девушки, которые так небрежно рассыпались у изголовья кровати, - те, коим дозволено быть идеальными снаружи, но развратными внутри, - ладонь мужчины нежно скользнула к бедрам Лили, а губы вновь прильнули к мягким устам Эвы, тело которой казалось таким податливым и теплым, как влажный песок на пляже, который так приятно мять в руках. Казалось, еще немного и Алан потеряв рассудок, останется вечным пленником темноты и внезапно нахлынувших чувств, которые так яростно пронзали его воспаленный разум и вынуждали поддаваться инстинктам, которые до этого момента были надежно заперты где-то в глубинке его сознания.
Почувствовав, как Эва аккуратно выскальзывает из под него, Моллиган даже не ожидал, что через каких-то пять секунд он поменяется с Лили местами и станет ее "заключенным". Подобная игра лишь возбуждала Алана, и он жадно пытался найти губы девушки, но та уже скользила по его торсу и медленно, но верно приближалась к его ширинке, которая из последних сил сопротивлялась попыткам Эванджелины одержать над ней вверх. Казалось, темнота просто пыталась испортить момент первой близости возлюбленных, но она даже не подозревала, что ее попытки лишь забавляли художника и его пассию.
- Сладость моя, - проговорил в темноту Моллиган и усмехнулся, - у тебя нрав тигрицы. Губы брюнета растянулись в улыбке, а сам он немного сполз с кровати, чтобы скинуть с себя лишний элемент одежды, который утащил за собой и нижнее белье мужчины. На какую-то долю секунды, Алан смутился повороту событий, ибо теперь он был абсолютно обнаженный, чего не можно было сказать про Аву. Нужно было как-то это исправлять, ведь так?
Маккой приникнула к телу художника, а тот лишь издал звук, который отдаленно напоминал урчание кота и дотронулся теплой ладонью к талии девицы, которая извивалась над ним, как королевская кобра под звучание дудки.
- Что могу сказать и про вас, Эванджелина Маккой, - просипел Моллиган и слегка подтянул девушку вверх, чтобы в тот же момент резко подняться с ней, и приняв сидячее положение, стал аккуратно водить пальцами по телу девушки, чтобы найти заветную застежку, которая поможет избавить Эву от верха ее замечательного комплекта нижнего белья, кой, к сожалению, Алан так и не смог увидеть.
Когда цель была обнаружена, а бюстгальтер аккуратно соскользнул с плеч юной особы, Алан резко откинул его к славноизвестному окну, где уже покоилась вся их одежда. Крепко прижав девушку к своему оголенному торсу, художник в тот же момент повалил Эву на спину и аккуратно, но довольно-таки резко стащил с девицы последний элемент одежды, который куда отправился? Верно, к окну.
Да, теперь они были точно в расчете, а Моллиган даже немного успел мысленно поликовать, но в следующий момент прижался губами к Лили и приподнял ее за талию.
- Не боишься? - с улыбкой на устах, спросил брюнет и аккуратно отодвинул волосы Маккой, чтобы захватить губами ее горячую шею, - я постараюсь быть нежным. Поцелуи спускались все ниже, а ладони стали слегка ласкать обнаженную упругую грудь Эванджелины. Теперь между ними не оставалось даже малейшего намека на дружбу, в которой он так сердечно клялся ей двадцать минут назад, теперь они пара влюбленных, разумом которых уже безвозвратно овладела похоть и желание.
- Люблю тебя, - прошептал Моллиган и прильнул устами к мягким губам девушки, а после чего аккуратно раздвинул податливые девичьи ноги и с нежностью вошел в нее, - больше, чем кого-либо.

+1

18

Парадокс, но день, когда Эва впервые вспомнила про болезнь Алана, по совместительству стал днем, когда она отыскала путь к его излечению. Сейчас, обращаясь к ней хриплым голосом, уверенно подхватывая на руки и касаясь, они чуть не походил на милого парня, воспринимающего мир, словно ребенок. Тут был уверенный в себе мужчина, за усмешкой которого скрывался тот еще бес. Впору взять один из женских романов, любой фильм, сводящий с ума слабый пол, о, ее джекпот появился неожиданно и чарующе. Выходит, когда он возбуждается, то все симптомы синдрома сводятся на «нет». Чем не повод запомнить, да использовать в быту на эксклюзивных правах? Тем более, слишком поздно пришло осознание реальности, чтоб бежать, что только к лучшему – в омут, так с головой, и чем дальше, тем больше Лили нравилось. «Нрав тигрицы» смущал остатки девочки Эванджелины, но она заставляла себя избавляться от любых мыслей в угоду действий. Родители лелеяли мечту вырастить послушную идеальную дочурку, умницу, которая всегда будет думать о своих действиях, никогда не станет совершать подростковых глупостей и не побоится ответственности.  Как итог, они обзавелись вечным ребенком, лишь единожды целовавшимся с парнем в тележке, за все восемнадцать лет. Избежав граблей, рыжая пошла своей альтернативной тропой, из детства сразу перепрыгнув во взрослую жизнь. Иными словами, кому нужны свидания, весь спектр мальчишек, от подлецов до чувствительных романтиков, прогулки под луной, поцелуи под луной, валентинки и прочие мелочи на пути девичьего становления? Маккой сразу нашла того_самого мужчину, перейдя к первому сексу, иначе было бы слишком просто. Забавно, но она всегда заявляла: если почувствует, что рядом ее вторая половинка, то вопреки всем фразам о любви, никуда и никогда этого человека не пустит, а завоюет и запрет высокой башне.
- У тебя хватает слов, чтобы обсуждать ангелов?
Да, была тайная причина, по которой Аве хотелось вновь и вновь целовать Алана. Ее прелестный художник был из тех творческих личностей, которые не любят говорить о себе, но для рассуждений об окружающем мире нужна лишь доля искры. Рыжая была уверена, дай ему волю, и будь она хоть обнаженной, сверху, при свете дня, он будет воспевать ее ангелоподобную – к слову, первый человек, сравнивший Эванджелину с ангелом, а не дьяволенком! – красоту до бесконечности. В этом нет ничего плохого, слышать его голос – в радость, но когда тебя впервые охватывает возбуждение, и ты не знаешь толком, что с ним делать – слова еще больше сбивают с толку. Маккой не могла понять, правильно ли делает то, что видела лишь на экране или в рассказах, и вроде Моллиган отвечал ей взаимностью, но разговор шел такой, будто все происходящее – забава с долей шутки. В разуме «Тигрицы» то и дело проскальзывало желание попросту брюнета привязать и совратить, как знает. Лучше на следующий день обратиться помидором и никогда больше не выходить из дома.
Будто услышав мысли своей спутницы, художник перешел в наступление. Подумать только, какой он сильный! Айви не удержала удивленного вздоха, Алану момента ее удивления хватило, дабы разобраться с лифчиком. Дико непривычно быть перед кем-то обнаженной, перед мужчиной, пусть даже вокруг них тьма. Девушка чувствовала его, теперь самыми чувствительными участками тела, ощущения попросту сводили с ума. Эва и не заметила, как ее снова одолели, и на сей раз они оба зашли небывало далеко. Белье улетело куда-то вдаль, видимо, в отместку за нападение на мужские брюки, и действительно стало страшно. Все очень красиво со стороны, но как именно происходит ключевой момент рыжая понятия не имела. Будет больно? Или это просто рассказы? Вроде, в общих чертах понятно, что сделает он, но что делать ей? Как хорошо, что Алан не увидел ее глупой усмешки и широко распахнутых глаз. О, милый бес, он знал, как отвлечь ее внимание от душещипательного факта, и Айви вновь и вновь велась на провокацию. Оказывается, грудь намного чувствительнее, чем можно было представить, плевать на бытовые вещи, мужчина действительно лучше знает, что и как делать. Эванджелина откинулась на подушку, не замечая, тяжелое дыхание срывается с ее дуб или пришли на смену тихие стоны? Пальцами девушка зарылась в волосы Моллигана, то поглаживая, то чуть сжимая их и тем самым направляя. После, одна рука спустилась на его спину, хотелось прижать его к себе как можно сильнее.
- Люблю тебя, -
Ева порывисто улыбнулась, опять оставшись незамеченной. И на миг задохнулась, поддавшись дрожи и неизведанному ранее ощущению. Она хотела ответить тем же, но не могла произнести ни слова, руками сжала плечи художника, желая, чтобы на минуту все замерло. Поцелуи, касания, близость, все доставляло безумное удовольствие, но лишь один момент пока портил впечатление. Просто нужно привыкнуть, подумать только, вот что значит быть едиными целым в самом настоящем смысле.
- А ты многое от меня утаил, - с трудом говоря, Эва переместила руки на лицо Алана, когда убедилась, что он послушал и остановился. Погладив его щеки, она вновь обняла его, желая показать, что ничего не изменилось, она желанен лишь больше. На самом деле, произнести она желала иное, но скажи «Ты многим больше, чем кажешься на первый взгляд», Маккой не удержалась бы от смеха над собой же. – Я люблю тебя больше.
Поняв, что оправилась от первого шока, Лили сама потянулась за поцелуем, вместе с тем постаралась устроиться удобнее, даже чуть обхватила ногами бедра художника. А после, даже попробовала сама двинуться навстречу, привычно беря ветвь лидерства в свои руки. Да, в первый раз от болевых ощущений никуда не уйдешь, скорее всего, и во второй, такова природа, долой страницы романов. Но, кто сказал, что это помешает получить удовольствие от самого факта происходящего?
- Хей, верни кареглазого чертенка, я скучаю!

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Dark