Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » have yourself a merry little christmas


have yourself a merry little christmas

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s4.uploads.ru/fPq0o.gif http://s4.uploads.ru/ovhPn.gif
gif was created by me

Участники:
Benjamin Ward & Robin Riley
Место:
дом Бена
Время:
декабрь, Рождество
Время суток:
ночь
Погодные условия:
на улице падает снег, довольно холодно
самая что ни на есть Рождественская ночь
О флештайме:
Рождественская ночь собрала в доме Уордов практически всю семью и приближенных друзей старших представителей фамилии - этакое тихое мероприятие, шампанское и чинные поздравления. Но Рождество - время чудес, не так ли? И такой сюрприз ожидает Бена за дверью - замерзший, одинокий и красивый. Видимо, это не последнее удивление за эту ночь.

+1

2

I’m wasted, losing time
I’m a foolish, fragile spine
I want all that is not mine
I want him but we’re not right

внешний вид

http://cs309828.vk.me/v309828087/3191/kg2xu2sC6KY.jpg

Вот так оно всегда и бывает. Вам с детства твердят, что Рождество - это самый ожидаемый, самый прекрасный и самый семейный праздник в году. Вы верите, Вы ждете, Вы надеетесь, еще бы - ведь Вам лет пять от силы. Потом Вы взрослеете, вся эта мишура отходит на второй план, и становится ясно, что в реальной жизни дела обстоят совсем не так, как в любимых рождественских фильмах. И старый бородатый дедушка с мешком подарков через дымоход тоже не спустится, даже несмотря на то, что Вы весь год помогали маме по хозяйству, а также переводили старую миссис Пилсберри через дорогу.
Я никогда не рассматривала Рождество, как что-то особенное. Каюсь, для меня этот праздник абсолютно ничем не отличался от других. Тот же пьяный дед, та же бабуля, бешено вращающая глазами в поисках сигарет, тот же брат, зажимающий какую-нибудь очередную не особо сопротивляющуюся кузину в темном углу, открытка от мамы из Иерусалима, идентичная прошлогодней, и совершенно ожидаемый игнор отца. Все то, что ставили на стол в праздничную ночь, я могла съесть в любое другое время, подарки я тоже могла получить в другой день не то что года или месяца - недели, а собрание всего клана Райли скорее тяготило, чем радовало. Единственным приятным воспоминанием всегда была поездка в фамильное поместье в Ирландии, где можно было спрятаться в западном крыле и заниматься своими делами, не опасаясь, что кто-то придет и нарушит драгоценный покой.
Но детство закончилось, впрочем, как и подошла к концу безмятежность юности, и теперь я живу в дурацком Сакраменто, где зимой можно утонуть (но не в сугробах, а в лужах), а летом зажариться до хрустящей корочки (ибо по сравнению с этим калифорнийским городом "пустыня Атакама - цветущий оазис". И без того "счастливое" существование усугубляла моя сестра - Саманта. Или теперь уже Джессика. Та еще чертяга, нимфоманка и просто нехороший человек. О, неет, не думайте, мои слова вовсе не значат, что я необоснованно строга к ней. Напротив, я постоянно стараюсь ее оправдать, но попыткам моим обычно не суждено увенчаться успехом. Вот и сейчас я стою перед дверью собственного дома, в растерянности сжимая чехол с платьем в одной руке и пять мятых купюр, номиналом в 100 долларов каждая, в другой. Ей-Богу, только моя кузина могла устроить оргию (нет, Вы не ослышались!) в Рождество, а на мои попытки попасть домой, выдать что-то типа: "Нуууу, считай, что это - твой подарок мне на праздник!", а затем, всучив мне пять сотен долларов (а вот тут, учитывая события последних недель, я не жалуюсь) со словами "Иди, купи себе мороженку!", отправить восвояси. Вот они - пресловутые семейные узы во всей красе. Подумав, что это шутка, я на протяжении десяти минут молча стояла перед входной дверью. На смену недоумению пришли гнев и раздражение: хотелось хорошенько пнуть сестру, но это было, к моему великому сожалению, невозможно. Оставалась лишь ни в чем не повинная дверь, которую я без особого энтузиазма и намека на успех стукнула. Делать нечего, придется искать ночлег, ибо такую прекрасную задницу, как моя, морозить мне не улыбалось. В довершение всего пошел снег. СНЕГ. В КАЛИФОРНИИ. Вы когда-нибудь видали снег в Калифорнии? Вот и я нет. Дождь - да, некое подобие снежинок, больше напоминающее грязное месиво, - да. Но полноценный, чистый, слепяще-белый снег - нет. На секунду мне даже показалось, что это хороший знак, эдакое напоминание о доме, о моем одновременно любимом и ненавистном Лондоне, о винтажном коттедже Роузхилл, что бабуля приобрела в Суррее, о такой далекой жизни, что раньше принадлежала мне и мне одной, черт возьми! Лишь когда лицо мое залепили крупные и колючие снежинки, а праздничный макияж грозился "потечь", я поняла, что это отнюдь не хороший знак, а подлая насмешка судьбы.
Обидевшись на весь свет, я поплотнее закуталась в дубленку и поспешила укрыться от непогоды в каком-нибудь более менее приличном заведении. Только плюхнувшись на мягкое сидение и глотнув горячего чая, ибо кофе - это, ей-Богу, такая банальщина, я принялась обзванивать всех возможных и невозможных знакомых, коих, к слову, больше пяти не набралось, и тщетно пыталась убедить их приютить меня хотя бы на ночь. Попытки не увенчались успехом, и даже Микаэла подвела - механический женский голос равнодушно известил меня о том, что "аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети". Я готова была завыть. Клянусь, в тот момент я наиболее четко осознала, что жизнь несправедлива, а друзей у меня нет. Оставался лишь один вариант, и видит Бог - я не хотела им воспользоваться. Переодевшись в туалете аки бродяжка и оплатив счет, я накинула меховой капюшон и приготовилась "лицом к лицу" столкнуться с гадкими осадками.
Через двадцать минут я стояла напротив дома одного из самых приятных людей, с которыми мне доводилось общаться. И именно этому замечательному парню я собиралась испортить самый волшебный праздник в году... Стоп, я, что, действительно сказала "самый волшебный праздник в году"? Боооже, пристрелите меня, иначе эта атмосфера превратит меня в нечто очень милое и невероятно противное в своей приторности.
Поднявшись по каменным ступенькам, припорошенным свежим снежком, я набралась смелости, глубоко вздохнула и нажала на кнопку дверного звонка... Дверь открыли не сразу. Но как только она отворилась меня чуть не снесла мощная смесь ароматов праздничных блюд и винных паров. Я бы дала деру, но было поздно - он уже заметил меня, и глаза его были полны удивления.
- Ээ... С Рождеством! - я постаралась придать голосу мало-мальски радостные нотки, но получалось из рук вон плохо. Внутренне сжавшись, я на одном дыхании выпалила:
- Бенджамин, мне ужасно неловко, правда, но у меня опять дикие проблемы с сестрой, и мне негде переночевать сегодня... - последние мои слова заглушил взрыв хохота, доносившийся из глубины дома. Господи, какая же я дура! Ну почему полчаса назад мне в голову не пришла гениальная в своей простоте мысль, что некоторые люди, празднуют Рождество, Вы не поверите, в кругу семьи?! А вдруг он не только с семьей, но, что еще хуже, с девушкой отмечает? Покачав головой, я непроизвольно шагнула назад:
- О, я вижу, ты не один.. Как глупо получилось, я так не вовремя..! Не буду мешать, еще раз с Рождеством! - развернувшись на каблуках, я быстрым шагом пошла прочь. Дура, дура, дура!

+1

3

Have yourself a merry little Christmas
Let your heart be light.

внешний вид

http://i2.listal.com/image/2953316/600full-ben-barnes.jpg

Ты стоял посреди своей комнаты в родительском доме. Как давно он стал просто родительским, а не твоим? С тех ли пор, как ты купил новую квартиру в многоэтажке, а, может, тогда, когда ты понял, что вырос? Понял, что эти стены лишь хранят воспоминания о твоем беспечном детстве и мятежной юности. И пусть эти года давно в прошлом, иногда ночуя здесь, ты испытываешь некоторое чувство упокоения оттого, что за стенами родные тебе люди. Хотя это громко сказано, учитывая, как давно они стали простыми.. сожителями? компаньонами? В сердце любого человека, даже такого как ты, иногда просыпается детское желание обнять своих родителей, почувствовать тепло их заботы, их объятий, поговорить с ними о чем-то легком, что не касается работы, командировок или новостей из многочисленных печатных изданий. Простое человеческое чувство - родственная любовь - будто бы давно покинуло этот красивый особняк, в которого жило некогда полное семейство Уордов. Ты улыбнулся немного печально, глядя на расстоянии в окно, за которым медленно падал снег, опускаясь на замерзшие улицы Сакраменто. Сегодня ведь рождество, Бен. Такой семейный праздник, сближающий, а? Ты вспомнил один из таких праздников, тебе было семь, и родители подарили тебе радиоуправляемый самолет - большой и красивый. Ты рассмеялся. Но это было не здесь, а в далекой и туманной Англии. Ты хорошо помнишь большую зеленую ель, украшенную весьма демократично, изысканно и красиво, а под ней покоились подарки большой цветной горой. Она стояла в широкой зале с мягкими коврами и старыми гобеленами, а вокруг были люди, преимущественно, пожилого возраста. Однако твоих бабушки с дедушкой там не было. Их никогда не было с вами на Рождество. И только, когда ты достаточно вырос, ты узнал, что их нет на этой Земле уже более двадцати лет, что давным-давно, когда отец и его брат были подростками, их родители погибли, оставив детей на попечении судьбы.
Кстати говоря, каждое ваше Рождество традиционно проходило в поместье в Йоркшире, которым владела твоя мать. Оно досталось ей в наследство от родителей, которые, тоже отошли в мир иной, только по естественным причинам. Однако уже давным-давно это торжество перестало быть семейным, а стало больше похожим на светски прием. И в этом году поездка в старушку Англию не свершилась, поэтому внизу сейчас шли приготовления в этом самом особняке в Сакраменто. А, возможно, уже и не шли, а подъезжали гости - ты не спускался из своей комнаты с обеда, поэтому не представлял, что там творится. Тем не менее, по словам матери, все должно было быть готово к приему приезжавших гостей к одиннадцати. Ты отвлекся от своих меланхоличных размышлений и глянул на часы: без пятнадцати одиннадцать. Вздохнув, ты уяснил себе, что пора спускаться, натягивать свою обворожительную улыбку и притворяться заинтересованным и милым. Ты достал из шкафа костюм, переоделся и взглянул в зеркало: перед тобой стоял весьма красивый молодой человек в белых брюках и пиджаке и черной тончайшей рубашке, застегивавшейся на крошечные пуговицы. Стильно, лаконично и изящно - то, что нужно, вот только выражение крайней апатичности портило всю картину. Ты взлохматил волосы, провел ладонью по небритым щекам и постарался растянуть губы в улыбке. С этой наводкой, закрепленный в состоянии благожелательности, ты спустился вниз, к гостям и празднику, который буквально стучался в двери.
Первым делом ты обратил внимание на хорошее убранство гостиной - она преобразилась с тех пор, как ты последний раз сегодня здесь был. Нужно отдать должное маме, она отлично поработала. Все-таки задатки великого декоратора в ней никогда не засыпали. Жаль, что она не стала работать по призванию. Из нее вышел бы прекрасный дизайнер, не заставь ее родители пойти учиться на экономиста. Надо сказать, ее семья всегда придавала большое значение деньгам и перспективам, нежели счастью дочери, поэтому выбор профессии они оставили за собой. Как знать, возможно сейчас бы это была не изысканная бизнес-леди, а яркая и интересная законодательница мод, владеющая собственным журналом. Как знать. Ты подошел столу с пуншем, зачерпнул розовой жидкости и налил себе в бокал. Почти все гости уже приехали, и теперь твоей миссией было обойти каждого и засвидетельствовать свое почтение (о боги, как это все скучно, вокруг одни снобы). Родственников из всех присутствующих почти не было, если не считать тетушек по какой-то там маминой линии, и их толстопузых мужей. Как назло, брата отца с Джейн не было, потому что они отправились на Рождество в Гренландию, и этот факт тебя настолько же сильно злил, как удручал. Когда сестричка вернется, ты обязательно выскажешь ей, каким мукам она подвергла твое бедное сердце. Ты улыбнулся. Праздник к нам приходит, праздник к нам приходит. И, кажется, не только праздник. Раздался звонок в дверь, но услышали его, по всей видимости, не все и не сразу, увлеченные разговором. Но через минуту ты увидел, как матушка пошла открывать дверь, но ты, стоя поодаль и желая отвязаться от навязчивых собеседников. - Мам, я открою! - ты был похож на мальчишку, который сбегал от назойливых старушек, которые садились на уши своими надоедливым разговорами. Ты поставил свой бокал на столик и отправился открывать.
На крыльце стояла Робин, и этот факт заставил тебя вздохнуть и улыбнуться. - И тебя. С Рождеством! - ты будто немного запыхался, или у тебя просто сперло дыхание при виде твоей миловидной подчиненной? Она говорила торопливо и быстро, про сестру и неприятности, немного подрагивая от холода. Еще бы! На ней была дубленка поверх тонкого платья - вряд ли такой наряд ее грел. Тут из дома послышался смех, и ты обернулся, делая при этом немного извиняющийся вид, потому что это, как тебе показалось, немного смутило девушку. - Робин, не обращай... - начал, ты, но она не дала договорить. Выглядела она довольно расстроенной и вообще, кажется, чувствовала неловкость. Она поспешила скрыться, но ты выбежал за ней на улицу и схватил за руку. - Ради Бога, ангел! Ты будешь моей спасительницей от этого общества снобов! - ты рассмеялся, чувствуя, как холод пробирается под тонкую ткань рубашки. - Опять Джессика чудит? - ты вел Робин в дом, а затем, как только она сняла дубленку и вы зашли, в гостиной повисло некоторое молчание. Ты откашлялся и изобразил белозубую улыбку. - Это мисс Райли, мы вместе работаем. Я пригласил ее на наше чудесное торжество. - ты врал без запинки и быстро. Что же, нужно было выкручиваться, не бросать же девушку на произвол судьбы этой волшебной ночью. Выдержав небольшую паузу, ты отвел Робин в сторонку, предложив выпить и присесть. - Ну, теперь я перед тобой в долгу! Ты украсила этот дом и мой праздник. - ты мягко улыбнулся, благодарно и лукаво глядя девушке в глаза.

Отредактировано Benjamin Ward (2013-07-14 21:29:08)

+1

4

And uh-oh, who's gonna help you now?
What the mystery in this house?


офф

пардон за задержку и за содержание нижеизложенного, ибо вдохновение is a bitch, а ночами что-то писать мне вообще не стоит оО

Такого поворота событий я точно не ожидала. Собственно говоря, я вообще ничего не ждала, как всегда понадеявшись на авось. Было безумно неловко, но если со смущением я была в состоянии справиться, то бороться с холодом – явно выше моих сил. Мороз, словно колючий свитер, обволакивал мое тело, от чего мурашки бежали вдоль позвоночника и терялись где-то в волосах. Но, когда Бенджамин взял меня за руку, я начала сомневаться, в холоде ли причина этих ощущений. Кожа в том месте, где были его руки, тут же запылала, и, когда он назвал меня ангелом, клянусь, я, впервые за десять лет, залилась краской. Для меня это было настолько необычно, настолько странно, что поначалу я впала в некий ступор. У меня никогда не было друзей или людей, которым я безнаказанно позволяла нарушать свое личное пространство. В какой-то степени я была дикой, и мне до сих пор чужды проявления ласки или какого-либо намека на участие. Было время, когда сие являлось необходимостью, но оно, к сожалению, или же, наоборот, к счастью, давно прошло. Поэтому я все еще настораживаюсь, когда люди добры ко мне.
Удивительно, как легко можно парой слов и улыбкой заставить человека почувствовать себя если не нужным, то хотя бы причастным. Вот и сейчас Бенджамин с легкостью, присущей только таким людям, как он, не позволил мне считать себя лишней даже на чужом семейном торжестве. Пытаясь подавить глуповатую улыбку, предательски пробивавшуюся сквозь напускное безразличие, я не отпускала его руки и шла по подъездной дорожке, изредка оскальзываясь на тонком льду.
- Ну, вот, а я так надеялась на первое Рождество без этой занудной английской элиты! – я искренне рассмеялась, но при упоминании сестры улыбка стекла с моего лица, как дождевая вода спускается по стеклам в непогожий день, - Клянусь, эта женщина сведет меня с ума. Я уже всерьез подумываю о том, чтобы выскочить замуж за первого встречного и рвать когти из ее дома. Нет, ты представляешь? Оргия в Рождество!
И он представлял. Уже наслушался от меня всякого, ведь я страсть, как люблю пожаловаться окружающим на горести жизни. К моему глубочайшему сожалению, добровольных слушателей почти не находится, и мне приходится мучать «непричастных». Зайдя внутрь и наконец-то оказавшись в тепле, я торопливо скинула с себя промокшую от снежного дождя верхнюю одежду и с любопытством огляделась по сторонам. С первого взгляда становилось ясно – у этого дома есть свой собственный характер, у него есть душа. Коридор, кусок гостиной – вообще все, что оказывалось в моем поле зрения, - было изысканно украшено. К позолоченным канделябрам, стоявшим на тумбах, тонкими золотыми нитями были привязаны фигурки херувимчиков и эльфов, а также прочая рождественская атрибутика. Но даже праздничное убранство не умаляло темного величия этого здания, а ароматические палочки не могли вытеснить тяжелый аромат красного дерева. В этом месте в причудливом танце сливались винтаж и модерн, чуть разбавленные барокко на общем фоне английской неоготики. Когда-то и у меня был такой дом.
Как только мы вошли в гостиную, моим вниманием полностью завладел потрясающей красоты рояль. Он стоял там, в углу, так заманчиво сияя и переливаясь в свете ламп, что у меня даже пальцы загудели от нетерпения. Что ж, клавишные и те, кто умел на них играть, всегда были моей слабостью. С трудом оторвав взгляд от роскошного инструмента, я нехотя повернулась к присутствующим и смущенно оглянулась на своего спасителя. В комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь тиканьем часов и легким жужжанием огоньков на наряженной елке. Когда молчание стало совсем уж неприличным, хозяин дома прочистил горло и, ослепительно улыбнувшись, представил меня многочисленному семейству Уордов. Меня такое положение вещей вполне устраивало – главное, что я буду в тепле и не одна. Ээ.. кажется, я слишком давно не вела светские беседы, - пронеслось в голове, прежде чем я нацепила самую искреннюю улыбку, на которую только была способна. Поблагодарить за гостеприимство, похвалить дом, поговорить о последних тенденциях… Черт, ну почему я не купила Architectural Digest за этот месяц...!
- Добрый вечер, и с праздником! Мне повезло провести его в таком красивом доме, миссис Уорд, - кажется, дама осталась довольна. По моим подсчетам, ей было, как минимум 42, однако сказать, что она выглядела на свой возраст, язык не поворачивался, - мать Бена еще даст фору тридцатилетним барышням! Тем не менее, несмотря на радушие и безупречный внешний вид, эта женщина выглядела несколько устрашающе – широкая улыбка, увы, никак не вязалась с оценивающим взглядом, свинцовой тяжестью на меня навалившимся. Стало как-то жутко, и на мгновение я ощутила себя героиней Сары Джессики Паркер в фильме «Привет семье!». И не удивляйтесь, я и не такое смотрю, когда под кайфом. Но вот процесс инициации завершен, и мы с Бенджамином отделяемся от кучки особо болтливых старушек. Со вздохом опустившись на мягкий диванчик, я запрокинула голову назад и закрыла глаза. Усталость накатила с новой силой, и я невольно обмякла, утопая в мягких подушках. Наконец-то можно расслабиться, но не в привычном для меня смысле, а в общепринятом – отбросить прочь все проблемы и волнения и получить удовольствие от праздника. Глядя на родственников Уорда, я вспомнила о своих собственных – ни звонка, ни весточки, никаких намеков на то, что у меня вообще есть семья. Не то чтобы я ждала чего-то особенного, но неприятный осадок, как ни крути, остался. Я ведь тоже не железная.
В поле моего зрения неожиданно попал хозяин дома, говоривший о чем-то со своей матерью. Сидя в одиночестве, я принялась пристально его изучать – передо мной стоял статный молодой человек в безукоризненном белом костюме. Тонкие черты лица, аристократический профиль и легкая небритость, сдержанная, но лукавая улыбка и то, как он держался в обществе, – все это выдавало в нем англичанина. Американцы не такие. Они надевают мятые рубашки и джинсы даже по особенным случаям, громко смеются и так же громко разговаривают, ведут себя проще… не уверена точно, в этом ли дело, но жителей Нового Света я вычисляю так же легко, как и своих соотечественников. Подперев рукой подбородок, я так глубоко погрузилась в размышления, что заметила Бенджамина лишь тогда, когда он круговыми движениями пронес фужер с шампанским на уровне моих глаз. Этот жест заставил меня вздрогнуть от неожиданности и, сдержанно кивнув, поскорее принять бокал. Бен расположился рядом и расслабленно улыбнулся, заглядывая в глаза:
- Ну, теперь я перед тобой в долгу! Ты украсила этот дом и мой праздник, - ох, я не могла не усмехнуться.
- Вечер только начался, Бенджамин, не делай поспешных выводов, - прекрасно осознавая, на что способна, стоит мне только перейти черту, я очень надеялась, что сегодняшний вечер обойдется без эксцессов, - я вполне могу оказаться той, кто разрушит и то, и другое.
Отпив немного шипучки, я повернулась к нему всем торсом и на полном серьезе заявила:
- Даже не представляю, что бы делала без тебя сегодня. Это я перед тобой в долгу, - пригубив еще немного, я перевела тему, - Кстати, у вас всегда так людно? Потому что когда я вспоминаю, прошлые свои празднования... везде одна и та же история. Хотя, удивительно, что я вообще в состоянии их вспомнить, - Молчии, Робин, молчии! Да, зря я начала с шампанского на голодный желудок.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » have yourself a merry little christmas