Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » кровь на руках не признак счастья


кровь на руках не признак счастья

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: James Lapidus & Carlota Castillo
Место: пентхаус Кастильо
Время: около 16:53
Время суток: вечер
Погодные условия: прохладно, но сквозь тучи просвечивается солнце
О флештайме: Всегда в жизни бывает что-то не так. Но когда вроде жизнь тебе улыбнулась, ты дочь богатых родителей, у тебя все хорошо, внезапно темнота может все разрушить. Джеймс еще не знает какой подарок приготовила ему судьба сегодня вечером.

Отредактировано Carlota Castillo (2013-07-01 03:22:16)

+1

2

Я стал врачом не из-за особой любви к этой профессии, даже не из-за ярого желания спасать людей и сутками напролет творить добро. Нет. Это было стечение обстоятельств, случай, неожиданность, называйте, как хотите.
Мои родители – знаменитые врачи, их имя дает мне некоторую фору перед другими и учиться было немногим легче, однако, и ошибаться было куда страшнее. Сейчас же – сейчас все самое позади, начало пройдено и я на финишной прямой. Может быть, после окончания интернатуры или ординатуры я больше никогда не вернусь к белому халату, но судьба злодейка и никто даже представить не мог, что мне готовил образ миротворца с крестом на шапочке.
- Мам, - словно пятилетний ребенок заупрямился я. Она никогда меня не слышала. Никогда не ставила ни во что и мои личные дела никогда для нее не существовали. Если ей что-то было нужно. Она брала это. А если ей это было нужно от меня – она даже не спрашивала об этом. Вот так и сейчас. Она молча ходит по кухне, не обращая ровно никакого внимания на мои протесты, так, словно меня здесь и не существует. Я вырос, выпорхнул из родительского гнезда, но словно сетями меня всегда тянуло что-то обратно. Да, я знал, я знал, что бежать надо было куда дальше соседнего квартала, но трусость не позволила мне распоряжаться своей судьбой так лихо, чтобы не оглядываясь сжигать мосты, ведущие в теплый дом с пятиразовым питанием и мягкими перинами.
Мой голос разносился по кухне, но никакого эффекта не производил. Моя мать – мастер ничего не замечать. Если она захочет – не заметит даже химической атаки на город, чужие проблемы – не ее проблемы. «Как эта женщина может быть врачом», - опечалено вздохнул я и поднял глаза в потолок, словно стараясь найти там ответ на свой вопрос. Главное, хорошим же врачом, с громким именем, с личной клиникой, а к пациенту отправляет сына, пока не имеющего даже медицинского образования.
- Джеймс, мне плохо, тебе сложно? Разве это не будет лишней практикой? – она иступлено уставилась на меня. Пилила своим всепожирающим взглядом и я понемногу сдавался. Ведь дальше все бы перешло в истерику, прибежал бы отец, она бы все списала на плохой самочувствие, а врачи самые лучшие симулянты, ее бы было не раскусить даже мне и досталось бы тоже мне. Я снова бы оказался в невыгодном свете неблагодарного сына. Это безысходность, господа, выхода нет.
- Хорошо, пиши адрес, - как можно более спокойно произнес я и вышел за ветровкой, лежавшей в холле на диване. Там же сидел Томас, погруженный в свои дела и слишком занятый разговором по телефону. Он пластический хирург, не сказать, что врач, но деньги вокруг него вертятся страшные. За лишний сантиметр с ляжек, женщины готовы продать душу дьяволу. В данном случае – дьявол мой брат, а их душа исчисляется баксами.
- Вот, это не должно занять много времени. – мама догнала меня и всучила бумажку из записной книжки с адресом моей новой пациентки. Район вроде бы элитный, странно, что одного из своих «золотых» клиентов она доверила мне. Может быть, у нее и правда были серьезные причины, в которые я конечно же не посвящён. Я еще тогда забеспокоился, как бы это не превратилось в трехчасовую истерику зажравшегося мажора, у которого внезапно спало зрение и он уже начал бить тревогу, пока глаз вовсе не выпал. Ну а вдруг. Он по телевизору видел, всякое может быть. Он в интернете читал. Он куда лучше любого врача знает, что и как надо делать. Будешь перечить – себе дороже. Мои родители носят таких на бриллиантовых носилках, а я предпочитаю с ними не связываться.
- Раз, два, три, четыре… - я считал дома, пока шел по улице, адрес которого мне так любезно одолжила мама.  Все дома были ухожены, район, точно такой же, в котором живу я. Маленькие усадьбы, похожие друг на другу стояли вдоль чистой и просторной дороги, по обочине кустарники, чуть дальше – идеально выстриженная лужайка. У многих, скорее всего, есть свой садовник или даже несколько, это люди, которые каждую неделю стригут твой замечательный газон, постоянно мешая спать ужасными звуками газонокосилки. У нас тоже есть садовник, странный и неразговорчивый тип, скорее всего – иммигрант, коих тут более чем достаточно.
На улице стоял солнечный день, вполне типичный для Калифорнии и Сакраменто. Все скрывались в домах и пока шел, я никого не увидел. Даже спросить было не у кого, если бы я случайно заблудился. Благо, фортуна меня помиловала и вскоре я оказался у двери одного из тысячи типичных домов.
Я на пороге откашлялся, поправил ветровку, сделал вид как можно серьезнее и натянув улыбку – постучал в дверь. Пару секунд и ответа не последовало. Я не слышал ни шагов, ни голосов, ни каких-либо других признаков жизни. «Их что, дома нет?» - предположил я и снова постучался, позвонил в звонок, заглянул в окно. И эффект тот же, в доме, кажется, пусто. Тогда я уже было собрался уходить, развернулся, но услышал странный звук, похожий на всхлип или шепот, за дверью было непонятно, но звук доносился из дома. Это было точно.
Воспрянувши, задумавшись, я нажал на ручку двери и дверь легко поддалась – открылась. Тихо ступая, я вошел внутрь. Паркет скрипел под моими ногами, а минуя порог я оказался в просторном холле с высокими потолками. Он был пуст, в доме по-прежнему было пусто и тихо.
- Есть кто-нибудь? – крикнул я в пустоту, задрав голову вверх, на лестницу. Словно оттуда кто-то должен был спуститься.

+1

3

Каждый из нас хотя бы раз в своей жизни имел ощущение одиночества, покинутости и страха. Иногда это проходит достаточно быстро, а иногда все получается достаточно неправильно. Например когда вокруг тебя просто нет таких людей, которые своим присутствием могут хоть как-то разбавить одиночество. Мир старается следовать своим убеждением. Так же убеждением достаточно ошибочном является то, что дети богатых родителей счастливы. Но как бы люди не пытались это доказать, на самом то деле, за счастливыми лицами прячется маленький брошенный ребенок, который стучится в каждую дверь и слышит лишь отказы, а потом он просто ночует под мостом, где проявляются его самые плохие качества. Так и Карли, только вот в ней не появились плохие качества, она стала более ранимой, от чего ее сложно было увидеть где-нибудь в губах, где вся пьяная молодежь обычно тусуется. Кастильо всегда была тихой, спокойной и что самое странное для золотой молодежи, так это то что она была домашней девочкой. Вообще если говорить честно, то жизнь Карлоты после того как она ослепла очень изменилась, с ней почти никто не общался, она не выходила на улицу, можно сказать была затворницей. Единственный кто посещал девушку была женщина врач, которая проверяла ее состояние каждый день, однако после последнего визита все пошло не так уж и гладко, девушка закрылась в ванной и не выходила оттуда до глубокой ночи, за что ее сиделка только ударила и произнесла одну фразу
- Правильно что твой отец хочет избавится от тебя - эти слова буквально снесли девушку с ног и она замерла, опустилась вниз по стене и села в углу, конечно мисс Мерфи ушла оставив девушку одну, и ясно дала понять что вернется лишь в день когда к ней на карту приходит ее зарплата. Вот и сегодня девушка сидела в том же углу, уже скорее всего было утро, она опять одна в этом доме, сидит на осколках вазы, которую вчера разбила. Конечно кому-то покажется подобное смешным, что богатенькая девочка еще и несчастна, но нет, это было правда. Каждый день к ней приходил врач, но сегодня девушка не слышала ее голос, а слышала лишь мужской голос, который спрашивал есть ли кто, а из-за слез подступающих к горлу Карли просто не могла ответить что-то внятно. Она слышала как дверь открылась, но не чего не сказала, а лишь молча вздохнула прижимаясь к стене, и ощущая как на руках застывала кровь.

+1

4

С лестницы никто не спустился, я по-прежнему в полном одиночестве стоял на первом этаже, в просторном холле с высокими потолками, под которыми почувствовал себя очень маленьким и беспомощным. С любопытством задрав голову вверх, я осматривался вокруг себя, но никакой «жизни» в этом доме не обнаружил и обстановка создавалась самая что ни на есть мистическая. Я больше не кричал и не звал хозяев, решив, что дом пустой и это дворецкий по неосторожности выходя забыл закрыть двери. Невежливо было беспрепятственно поднимать наверх и я решил остаться, хотя в горле у меня запершило и я чувствовал себя совершенно не в своей тарелке. В любой момент ведь мог спуститься кто-то из хозяев, застать меня тут и мне неловко бы пришлось объяснять свое поведение. Плюс ко всему я знал, что пациентка – наверное, хозяйка дома, была слепа и в голову ей могло прийти все что угодно.
Сделав пару кругов по холлу, побродив пару секунд (мне показалось вечность) я все же, недожавшись никакого дворецкого или хозяйки, горничной, кого угодно, взявшись за перила поднялся вверх по крутой лестнице, разглядывая хмурые картины на стене. Они, словно картины из Хогвартса, с неприязнью смотрели на меня и заставляли чувствовать себя еще более неловко, хотя больше уже, казалось, некуда.
На втором этаже меня встретил коридор со множеством дверей, укрытый ковром и такой же пустой, как и холл внизу. Я пошел по коридору, как внезапно меня всего передернуло от внезапно завибрировавшего в кармане телефона, я высунул из кармана мобильный и увидев, что звонил брат хотел было отключить устройство, как на монотонном ковре я разглядел осколки стекла и положив сотовый обратно в карман побежал к двери, откуда, по-видимому, выпал осколок непонятного происхождения.
В небольшой комнате, прижавшись к стене, на осколках разбитой вазы сидела девушка на вид лет 17-18, с рыжими, роскошными волосами и отвратительными порезами на руках с запекшейся кровью. Больше меня поразило то, что могло заставить ее пойти на такой ужасный поступок, но я вовремя вспомнил причину моего прихода сюда.
Зрачки девушки не реагировали на свет и мои движения, молодая особа была абсолютно слепа и весь ее мир был только тьмой. Не видя я ей подобных каждый день, возможно по телу бы пробежала дрожь от осознания ее ужасной действительности, но я только печально вздохнул, так как вряд ли чем-то мог помочь. Моя мать наблюдала ее не один месяц, и если не смогла помочь она. Я точно бессилен.
- Не бойся, я врач, я Джеймс, я сегодня заменяю твоего обычного окулиста, она неважно себя чувствует, - я старался говорить спокойно, тихо, ласково умиротворенно, чтобы только ее не напугать, ведь, наверное, ориентируясь только на слух легко потерять спокойствие. Я старался осмотреть запястья, аккуратно взяв ее руки, а когда убедился, что артерии не задеты попытался найти еще порезы, но ничего серьезного больше не было. Незначительные раны на ногах от осколков стекла, возможно, стекло где-то и врезалось в кожу, но тогда я этого бы определить бы не смог.
- Зачем ты так? – спросил я, прекрасно понимая ответ. Я даже восхищался людьми, лишенными каких-то привычных функций, ведь для меня жизнь бы превратилась в ад и я не прожил бы ни дня в темноте, девушка же спокойно существовала возможно не один год, но что-то подкосило ее и теперь она решила сдаться. Как человеку крайне чувствительному, мне было невыносимо больно наблюдать злосчастную картину и скорее хотелось чем-то помочь.
Благо кровь уже свернулась сама, но по бардовой лужице на полу было сложно определить, сколько она уже успела ее потерять. Телефон вибрировал в кармане и раздражал меня, но я держал себя в руках как мог. Я внимательно вглядывался в ее аккуратные черты лица и неподвижные глаза, уставившиеся в одну точку. На лбу у нее кровоточила почти незаметная рана, порезы на руках следовало бы обработать и перевязать, но в первую очередь надо было убраться из ванны.
- Как тебя зовут? – я осмотрел все вокруг, но никакой повязки или полотенца, ничего такого не нашел, бегло пытался определить состояние пациентки и как долго она тут находится, голос у меня звучал уверенно и обыденно, но внутри все распереживалось так, что я сам чувствовал себя на ее месте, загнанным в угол, с руками в крови - Чувствуешь слабость, головокружение, тошноту? Давно тут сидишь? Надо бы отсюда убраться, не лучшее место для меланхолии, я тебе скажу
Под ногами битые стекла, холодная и безразличная стена под боком, бес причастный кафель. На самом деле – она выполнила все в лучших традициях, даже у меня не хватило бы чувства стиля на столь продуманное самоубийство (если это было самоубийство).

0

5

Самое тяжелое пожалуй это когда ты одинок, и твоему горю никто не может помочь. Сейчас ты сидишь на осколках, истекая кровью, гляди и умрешь тут же, а никто и не узнает, что тебя больше нет в живых. Она услышала голос, голос мужской, что ее до боли напугало:
- Не бойся, я врач, я Джеймс, я сегодня заменяю твоего обычного окулиста, она неважно себя чувствует. Зачем ты так? - что она могла ему сказать. Она сидит перед ним, и вся в крови. В этом было что-то даже эпичное и скорее всего намек был на то, что девушка была с психическими отклонениями.
- Как тебя зовут? Чувствуешь слабость, головокружение, тошноту? Давно тут сидишь? Надо бы отсюда убраться, не лучшее место для меланхолии, я тебе скажу - она молча сидела и чувствовала то, как он осторожно перебирает ее пальцы, и осматривает ее руки.
-Я не знаю сколько я тут. Я чувствую что сейчас усну - прошептала девушка пытаясь нащупать что-то рядом, но очередной порез. Она выдохнула и поморщилась - Я Карлота - девушка с трудом вздохнула и попыталась подняться, хотя было сложно сделать, ноги ее совсем не держали. Она понимала что сейчас она была одна и вечно будет одна, пока ее тело не найдут , когда она умрет. Сейчас парень не позволял ей умереть, а наоборот пытался вытянуть ее наружу, хотя это его работа. Он же доктор.

0

6

Каждый ординатор представляет свою практику не такой, не таким он представляет свой первый раз в качестве частного врача у запертой в четырех стенах пациентки и я, конечно же, тоже ничего подобного не ожидал и совершенно не был готов. Все мысли тогда обрушились мне на голову и переваривать их, осмысливать было очень сложно, практически невозможно. Хорошо еще, что она молчит, - иронично подумал я, без нотки злобы или раздражения, - Иначе я бы тоже ударился в панику.
Пациентка, как оказалось позже - Карлота, и правда была молчалива и проблем не причиняла, разве что себе и самую малость мне. Но оставаться в ванне полной стекол было дальше нельзя и удостоверившись, что порезы в порядке, насколько это было возможно, а кровь снова не хлынет неудержимым потоком я поднял девушку на руки и вышел из ванны уже в знакомый длинный коридор, с множеством дверей по бокам. Где здесь хоть что-то с кроватью - представить было невозможно я положился исключительно на логику с интуицией, толкнул первую попавшуюся под руку дверь и оказался к собственной радости в спальне. Без травмоопасных предметов, крови и холодных стен. Здесь было довольно тепло и уютно. С почти потерявшей сознание Карлотой на руках я чувствовал себя настоящим героем и буквально видел в отражении, как плащ развивался у меня за спиной, а прожектора в небе прорисовывали мое имя. Только это были не комиксы. Все проходило в настоящей реальности и времени на спецэффекты у нас не было. Я положил Карлоту на кровать, легко встряхнув ее, так как не придумал ничего лучше, чтобы ее хоть как-то растормошить.
- Ты только не отрубайся, - жалобно попросил ее я, словно умолял остаться со мной в этом ужасном и равнодушном мире, - Где у вас аптечка?
Я трижды проклял себя и маму, пока отвлекшись от девушки переворачивал содержимое сумки. Там не было ничерта полезного и это ужасно раздражало и злило меня. В сумке было одно барахло, непригодное для этой ситуации. Я понимал, что вероятность того что ты окулист, а тебе придется спасать самоубийц не велика, но надо же думать наперед. Я поклялся, что в следующий раз ни на какой вызов без бинтов и нашатырного спирта не выйду.
Я снова пробежался взглядом по комнате, чтобы найти какое-то полотенце или что-то, чем можно перевязать руки. Но ничего. Снова ничего. Я уже думал, что можно было бы сорвать с себя рубашку и героически пустить ее в утиль, но  к сожалению я понимал, что так бывает только в фильмах и тут моя рубашка, даже если бы хотела, помочь бы не смогла. Я выдохнул, закрыл глаза, чтобы сосредоточиться. Благо, все самое страшное было позади, оставалось только найти аптечку и обработать порезы, вызвать скорую, провести все, как полагается.
- Аптечка. Мне надо хоть что-нибудь. - повторил я, - Сейчас вызову скорую...

0

7

Игры нет, тема в Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » кровь на руках не признак счастья