Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Испанская пленница


Испанская пленница

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Участники: Испанская пленница и Итальянский поставщик девушек
Место: яхта 
Погодные условия: жара
О флештайме: никогда не знаешь чего стоит ожидать в следущий момент

+1

2

В Стране Глухих не так одиноко, как вы можете себе представить. Да, сначала, первый месяц, это пугало. Это и сейчас раздражает, злит, когда ты, стараясь следить за каждым движением губ собеседника, читаешь его, а он отворачивается. Стало сложно смотреть фильмы и новости. Невозможно слушать любимую музыку и самой играть на гитаре. В такие моменты Агата ревела. А потом успокаивала себя, что это не худшее в жизни. Правда вот мама всегда учила ее не смотреть на тех, кто живет хуже тебя, а смотреть на тех, кто живет на небосклоне. Но пока что ее спасала мысль о том, что все могло закончится плачевнее.
Быть может, это кара, дань, которую надо уплатить за все грехи. Вы верите в Бога? Во что же верила теперь Агата? Пожалуй, ей хочется просто исчезнуть с наступлением тьмы. Но вот, за месяцы на войне бессонница так и не прошла, а значит привет холодная тишина, которая убивала ее.
Выйдя на улицу, девушка глубоко втягивает пару раз воздух. Это помогает ей достичь ясности мыслей. Правда, до сих пор не знает что ей делать и куда идти. Как явится к Гвидо и заявить о своем грандиозном возвращении? От куда начать поиски Дезмонда, да и стоит ли? Черт. Снова ловит себя на мысли, что похоронила его. Еще куда-то пропал ее бывший мужчина, он же Бернард Фокс. Сколько подозрений в одной маленькой девушке.
Она стоит и чего-то ждет. Неслышно мимо пробегают люди: трещат по телефонам, переговаривающие между собой, играют в мяч или подпевают музыке в плеере. И как хорошо не слышать всего это бреда, всей это бессмыслицы!
Сзади активно звенит мальчик, катящийся на велосипеде. Больно задевает Тарантино ручкой своего велика, и тем самым возвращает испанку в опасную и глухую страну. Он еще что-то выкрикнет нецензурное про нее на весь двор, но этого девушка не увидит на его губах. Проклятье! Ей бы всего лишь до магазина дойти без новых синяков.
Возле супермаркета какая-то латиноамериканка выскакивает из своего «седана». Шикарная машина – Агата даже возжелала ее. Машину, а не латиноамериканку! Мысли мелькнули о краже, но, черт, слишком опасно. В результате стоит и трется возле автомобиля, не замечая за спиной двух «охотников». Они приближаются, оглядывая парковку на предмет ненужных свидетелей. Чтож, таковые отсутствовали. Широкой ладонью ей зажимают рот.
Испуг. Протест. Тарантино дергается в руках мужчины, сопротивляется, старается разорвать кожу на руке похитителя. Но когда ее вталкивают в серебристый «минивен» задумывается, а может это Семья нашла ее раньше того, как Агата сама решилась прийти с повинной? Организовали встречу раньше времени, так сказать. Получается, и бояться нечего? Ее привезут прямиком к Гвидо на допрос. Или на пытку? Без разницы. Сидит смирно, удивляя своих похитителей. Следит только за их губами, но те сомкнуты. Обронили лишь несколько фраз на тему «сиди смирно» и «не кричи, тебе никто не поможет». Что ж, с этим Та-Та даже согласна. Машина неслась в порт. Уже подъезжая, ей завязали глаза. Дыхание террористки участилось. Ведь сейчас ее окружала полная неизвестность: ни звуков, ни света. Только путь вперед и подгоняющие тычки в спину.

одета:

http://cs307200.vk.me/v307200292/3198/8OmtJaCUGD4.jpg

+1

3

внешний вид
Куинтон просыпался на рассвете. Как только солнце поднималось из за горизонта и первые лучи касались его кожи, давая понять о том, что начался новый день. Гуидони открывал глаза, смотря в потолок. Другая сторона его постели была измята, как воспоминание о прошлой ночи. Девушки уходили от Куинтона еще до того, как он просыпался. Лица их итальянец не запоминал. Все они превращались в пятно. Он им не обещал золотых колец и драгоценных камней. Эти женщины сами хотели провести ночь с ним. Куинтон не обнадеживал их. Он относился к ним принебрежительно и считал их игрушками, не ценя ничьих чувств. Так начиналось его утро, которое он проводил в одиночестве. 

Когда солнце безжалостно жгло, Куинтон растворялся в тишине, читая страницу за страницей потертой, но бесконечно любимой книги. Его лодку, как он любил называть яхту, качало на волнах туда - сюда, расслабляя и полностью погружая в свой собственный мир. 

Когда солнце садилось, он отдавал себя бурбону и красавицам, которых ему привозили. Все эти красавицы были как на подбор. Ими он пользовался, а после уже распределял по барделям откуда он и получал большие деньги. 

Эта жизнь нравилась Куинтону. Пожалуй, он ничего бы не поменял, если бы ему дали шанс начать сначала. Да, он полностью погряз в преступном мире, но Гуидони не собирался уходить от всего этого и работать по своей специальности. Главное ведь жить так, как ты сам того хочешь, а не как навязывает общество безмозглых роботов. 

- Сеньор Гуиодони? - зашедший в каюту мужчина, одетый во все черное, заранее постучавшийся в дверь и получивший разрешение войти, стоял сейчас в полный рост, не разрывая зрительного контакта с Куинтоном. Через некоторую паузу, он произнес. - Мы привезли девушку. 

- Так чего стоишь? Приведи. - мужчина кивнул и подойдя к двери и отворив ее, подозвал двух крепких мужчин, которые держали девушку за локоть. Куинтон, поднявшись с кресла, подошел к незнакомке, перым делом сняв темно синюю повязку с ее глаз. Карие глаза сразу же встретились с серо - голубыми. Гуидони без стеснения разглядывал тело и лицо девушки, отсматривая, не было ли синяков или прочих ран. Уолкер, хозяин одного из борделей, был требователен и не принимал потрепанных и использованных девиц. 

- Испанка, - произнес Гуидони, улыбнувшись. - Деликатес для нашего американца. - Уолкер повысил бы цену на эту испанскую девушку, особенно для ценителя Испании - это нонсенс. - Как твое имя? Разговаривать хоть умеешь? - Куинтона раздражало это молчание. - Слушай, если ты задумала играть в свои игры, то лучше не действуй мне на нервы, тебе не удастся сбежать. Ты попала в мои руки, а значит ты будешь слушать меня. Пока у тебя не появится хозяин, конечно. 

+1

4

Агата ощущала как под ногами плавно почва качается из стороны в сторону. Качка. Значит они на пристани. Этим можно и объяснить свежий ветер и капли на ногах. По правде сказать, яхта или корабль, это было что-то новое для верхушки Семьи. Обычно Торелли устраивали собрания на своей территории - клубы, казино. Неужели Гвидо решил поменять тактику? Или так легче избавится от трупа?
Но нет. У меня было достаточно времени придумать историю для возвращения. И мне все должны поверить. Сегодня я все таки вернусь домой. Ежика кормить надо...
Девушку вели по палубе, помогая преодолевать коридор и спускаться по ступенькам.
- Сиди здесь - сказал мужчина, но глухая испанка, конечно, не могла услышать этой команды и дернулась вперед. Тяжелая рука резко схватила ее за плечо и усадила в кресло. Пришлось ждать. Недолго, правда, пару минут. Наверно сообщают обо мне. Странно, зачем глаза завязывать? Да, теперь эта излишняя секретность заставляла Агату волноваться. Но ни доли сомнения или подозрения. Даже отказ одного из органов чувств не прибавил ей интуиции.
Снова повели вперед. Теперь чьи-то руки начали стягивать с ее лица повязку. Такой шанс встретиться с тем, кто стоит напротив сильным и волевым взглядом, и Тарантино этим воспользовалась. Встретила своего оппонента она темными уверенными глазами. Но... быстро растерялась. Кто это?
Перед ней высокий темноволосый мужчина в джинсовой рубашке и ее цвет придавал глазам особо яркий голубой оттенок. Почему то ее пугали глаза мужчины. Они были холодными и жестокими. Впрочем, добрый человек вряд ли занимается похищением людей.
- Деликатес для нашего американца - прочитала девушка по губам, и совершенно не поняла составляющего этой фразы. О ком речь? О чем? Деликатес? Посчитав, что она ошиблась в прочтении, Тарантино так же пристально продолжила следить за брюнетом.
- Как твое имя? Разговаривать хоть умеешь? - говорить, безусловно, умела, но больше не любила. Забавно, но про себя девушка считала, что молчаливее ей быть уже некуда до того пока не потеряла слух. Сейчас, когда не слышишь собственного голоса, разговаривать стало особенно странным и бессмысленным. Хотя врачи в больнице просили Агату говорить и не отмалчиваться, убеждая ее, что скоро она привыкнет и научится подбирать нужный тон голоса. Ну, а пока, у нее появился заметный испанский акцент и хрипотца.
- Слушай, если ты задумала играть в свои игры, то лучше не действуй мне на нервы, тебе не удастся сбежать. Ты попала в мои руки, а значит ты будешь слушать меня. Пока у тебя не появится хозяин, конечно. - теперь Та-Та перестала понимать вообще положение дел. Ее с кем-то спутали? Или очередные игры тех, кто забросил ее ранее в Сирию?
Сглотнув, террористка спросила:
- Кто ты и что тебе надо? - заговорила она с довольно смелой, для заложницы, интонацией. Затем провела взглядом по охраннику, что стоял рядом и вырвала у того свой локоть. Вот чего террористка не любила, так это когда нарушают ее личное пространство. Впрочем, когда диктуют условия, у нее также не вызывало это восторга. Поэтому Агата всем видом показывала свое недовольство, отказываясь принимать сторону жертвы. Она скорее выглядела возмущенным посетителем какого-нибудь ресторана, который решил высказать свое "фить" администратору и потребовать компенсацию.

+1

5

Куинтона забавляла реакция девушек на их первое пребывание в этой каюте. Поначалу они были смелыми, сильными, а через несколько минут, поняв что это дело не шутки, молили об их скорейшем освобождении, падали на колени и всхлипывали, долго упрашивая свободу. Но разве можно как нибудь заставить этого итальянца смиловаться? Его губы в вечной ухмылке и холодный непроницаемый взгляд говорили сами за себя. Просить об освобождении глупо, а вымаливать слезами тем более. Гуидони ненавидел женские слезы и если одна из пленниц давала волю слезам, он запирал ее в подсобке. Куинтон не любил церемониться и попусту разбрасываться словами, чтобы успокоить девушек. Его дело - доставлять девушек в бордель, а что дальше дело не его. Пускай успокаивает их новый папочка или, что нередко бывало, мамочка. Там они не только успокоят, но и подскажут что нужно делать.

А реакция испанской девушки немного удивила мужчину. Пожалуй, она так и не поняла куда попала и что ее ожидает? Так и не отводя взгляда от черноволосой испанки, Куинтон процедил сквозь зубы:

- Вы что, не сказали ей ничего? Она должна быть посвящена где она находится и что с ней сделают. Идиоты.

Обычно заложницам, перед тем, как они приедут на эту яхту, говорят куда отвезут и что их ожидает. С этими людьми Куинтон работал немало и они не подводили его. Что нельзя сказать о сегодняшнем дне.

- Мне от тебя ничего не нужно, а вот твоему будущему папаше потребуется вся твоя покладистость и преданность. 

Испанская пленница была красивой. Черные длинные волосы, карие глаза и длинные черные ресницы. Естественная и такая непохожая красота. Если бы не его работа, Куинтон влюбился бы в эту незнакомку и возможно завязал с ней роман. Но он никогда не путал работу с реальностью. Да и одной красоты было мало чтобы он влюбился. Нужен ум и прирожденная сексуальность, которая завела бы в нем огонек. Хотя невозможно было сказать, что эта испанка была глупой.

- Что стоите? Проведите пленницу на нижний этаж. Пускай поест, наберется сил. - проведя ладонью по щеке испанки, итальянец усмехнулся. - Подключусь к тебе, красавица, чуть позже.

Через минут тридцать, договорившись с Уолкером на счет испанки и услышав его восхваленные отзывы о своей работе, Куинтон спустился на первый этаж, к пленнице, которая противилась есть кашу. Да, девушек кормили полезной едой, потому что она была полезной и хорошо влияла на цвет кожи и многие другие факторы, а это было очень важно.

- Ну что же, Эсмеральда. Чего то ты совсем притихла. Смирилась? - в каждой нотке его голоса была насмешка. Он любил издеваться над пленными, а особенно любил их реакцию. - А кашу ешь. Сил наберешься. Да ладно, не смотри на меня так. Дыру во мне не сделаешь.

+1

6

[mymp3]http://sacramentomuz.narod2.ru/Evanescence__Going_Under.mp3|Going Under[/mymp3]

- Вы что, не сказали ей ничего? Она должна быть посвящена где она находится и что с ней сделают. Идиоты. - сквозь зубы, со злостью прорычал мужчина. Агата не смогла разобрать его слов, только обрывки из которых поняла, что с ней собираются что-то сделать. Взгляд на охрану, ну, на тех, кого назвали идиотами. И правда идиоты
- Мне от тебя ничего не нужно, а вот твоему будущему папаше потребуется вся твоя покладистость и преданность. - тут надо было крикнуть что-то типа "да ты знаешь кто я такая!". Но вы только подумайте как бы это смотрелось: девушка невысокого роста без сумок и денег рычит на рослого мужика о том, что он попляшет. Им нужен конструктивный разговор.
- Что стоите? Проведите пленницу на нижний этаж. Пускай поест, наберется сил.
- НЕТ! - выкрикнула она не истеричное, а твердое и резкое - Я хочу поговорить с тобой - но по приказу итальянца, ее уже уводили на нижнюю палубу. Всю дорогу, конечно, брыкалась, выкручивалась и цеплялась ногами за углы, но в своей каюте все таки оказалась.

- Жрать подано - амбал принес кашку и стакан молока. Мерзость. Не каша, а кисель какой-то.
За время в ожидании неизвестно чего Тарантино осмотрела свое место заключения. Проклятье, даже окон нет! Террористка ходила из угла в угол, ища ответа на вопросы у себя в голове. Нет, это не самая гнилая ситуация, в которую она попадала, но от мысли пребывать в заточении ее уже трясло. Так и до клаустрофобии недалеко.
Краем глаза замечает, что ручка на двери шевелится. Неужели о ней соизволили вспомнить? Несмотря на то, что испанка собиралась вести мирный и спокойный диалог, металлическую ложку она все таки схватила с подноса и спрятала руки за спиной.
- Ну что же, Эсмеральда. Чего то ты совсем притихла. Смирилась? - в ответ молчание. Eй не нравилось то, что говорит мужчина, а особенно какая улыбка играет на его лице. Почему столь красивое, спортивное и сильное тело, волевой подбородок и притягательные глаза могут принадлежать такому бэд бою? Хотя, разве, тебя окружали другие?
- Твои люди меня с кем-то перепутали - сказала она не задумываясь, но похитителю, похоже, было все равно на ее слова.
- А кашу ешь. Сил наберешься. Да ладно, не смотри на меня так. Дыру во мне не сделаешь.
- Я же сказала, что ты перепутал - повторила она, рыкнув сквозь зубы. А потом в мозгу что-то щелкнуло, наверно, отголосок с войны, и вот, девушка уже несется на Куинтона вооруженная ложкой. Оружие, конечно бестолковое, и мужчина бы быстро ее нейтрализовал, но Агата проскочила у него между ног, вырываясь из комнаты. Охранники, стоящие у двери, проворонили ее быстрый бросок, и вот, Тарантино, вбегает на верхнюю палубу. Глаза ищут берег, но с яхты до него так просто уже не добраться. Только если не...
Несется к бортику, перегибается через него, оценивая высоту. Не так высоко для желающего сбежать. Но достаточно высоко для того, кто отватно плавает и несколько раз чуть не утонул. Оглядывается назад.
- Святая Мария! - шепчет и бросается с палубы.
До воды метра три, но ее веса достаточно, чтобы, уйдя под воду, несколько секунд пытаться всплыть.
Вынырнув, испугавшись стихии, хватает жадно воздух, стараясь добраться до берега. Но ее способностей недостаточно, чтоб сопротивляться еще с течением реки.

+1

7

- НЕТ! - выкрикивает последнее, перед тем как ее насильно выпихивают из каюты и ведут в неизвестном ей направлении. - Я хочу поговорить с тобой - разве можно что то сделать? Едва дверь закрылась, Куинтон садится на удобный кожаный диван и набрав телефон Уолкера, подносит его к уху. Разговор получился недолгим, но вот оттягивал свое появление мужчина довольно долго.

Когда он появился на кухне, перед этим поздоровавшись с кухаркой, Гуидони подошел к столику и сев за стул, сделал глоток из стакана молока. Ни одну ложку она так и не взяла. Мужчине даже стало жалко девушку, но это продлилось недолго. Разговаривать с ним она не хотела, судя по тому что она молчала, а ведь час назад что то выкрикивала там про "поговорить". Делает вид обиженной? Разве это поможет ей? Итальянца невозможно никак разжалобить. Все равно продаст ее в бордель и не вспомнит о ней. Да, он жесток, но зато им не руководят никто, он сам себе хозяин. Даже женщины молчат, а ведь он вполне мог быть каким нибудь там подкаблучником.

- Твои люди меня с кем-то перепутали - Куинтон качает головой, решив пропустить мимо ушей ее слова. Скорее попали в точку. Этим амбалам тоже ждет поощрение за такую находку.

- Я же сказала, что ты перепутал - итальянца поражает эта наглость и бесстрашие испанки. Он даже невольно удивился, но виду не поддал.

- Слушай, смелая ты моя, прекращай. Все здесь говорят, что "они не такие" и "вы меня с кем то перепутали", а сейчас они поживают отлично, живут за счет пузатеньких дяденек, которые отстегивают им поездки на Мальдивы и драгоценные камни. Лучше радуйся и благодари меня и моих ребят, что ты здесь, на этой яхте.

Встав, он подошел на два шага вперед к девушке, которая все это время стояла, не шевелясь. Кто ведь знал, что за ее спиной была металическая ложка? В следящее мгновение, едва Куинтон что то сообразил, она проскочила между его ног, резко выбежав из комнаты, кое как убежав от ребят.

Из шага в бег. Мужчина подбежал к бортику, на котором стояла Эсмеральда, а в следующую секунду она прыгнула, встретившись с глубиной воды.

Твою ж мать! Ох, эта женщина меня сегодня доведет.

Делать было нечего. Пока эти дебилы сообразят - пройдет вечность, поэтому прыжок Куинтона не заставил себя долго ждать. Плавал мужчина хорошо, а потому доплыть до испанки не составило труда да и она видимо растерялась, плывя совсем не в том направлении, а плюс ко всему плыть против течения было сложнее всего.

- Ты так и не поняла, что бежать от реальности бесполезно?! Я тебя из под земли найду, если надумаешь сбежать, черт тебя возьми!

Рычит от злости. Он сейчас похож на разъяренного буйвола. Она единственная женщина, который вызвала в нем злость. Остальные пленницы были умней и не творили такие безумные вещи. Хорошенько выругавшись на итальянском языке, Куинтон смирил взглядом черноволосую, давая понять, что если сбежит, то получит по самые не балуй.

К тому времени шлюпка уже была спущена вниз. Залез в нее Гуидони без помех, а вот теперь пришлось самое нелегкое - заставить девушку сесть на нее.

- У тебя нет выбора, испаночка. Заползай или я тебя насильно впихну. Думаю, мозгов у тебя хватит, чтобы послушать моего совета.

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-07-05 07:19:00)

+1

8

Агата вошла ногами в воду и те несколько секунд, что пребывала в водной пучине, ощутила себя в полном вакууме: парящей в толще воды без единого звука, окутанная холодной тишиной. Приятное ощущение, когда твое тело кажется легче обычного – пушинкой, планктоном. И если бы не давление в легких, испанка могла бы остаться в этом мареве. Она даже могла поклясться, что слышала чей-то зовущий голос. То ли это был страх, то ли собственные мысли, которые она перестала узнавать, то ли к ней вернулся слух, что смешно. Но на миг она ощутила себя частью волшебного мира, который не отвергал ее как любой город Земли, а принимал такой, какая она есть.
А затем все оборвалось. Течение, беспорядочные и хаотичные волны сбивали ее с толку. Вода захлестывала лицо и забивалась в рот и нос. И если бы не руки спасателя, тьфу, точнее сутенера, девушка точно бы не доплыла до ближайшего берега. Впрочем, это была бы не большая потеря в масштабе вселенной, верно?
Спустили спасательную шлюпку, и мужчина стал оттаскивать ее в сторону лодки. В ней уже сидели два охранника, оперативно приходя на помощь, якобы желая исправить косяк с побегом испанки. Куинтон забрался первый, Тарантино же составлять ему компанию не желала, но за руки ее ловко затянули в лодку, словно пушинку. Агата свалилась на деревянные доски дна шлюпки и вновь потеряла нить разговора с ее похитителем. Она видела, что его губы шевелятся в злобном рыке, но разобрать слов не могла. Попыталась встать, активно сопя, но уже наученные бравые ребята схватили ее: один за ноги, второй за плечи дернул обратно вниз.
Неужели нельзя без рук? Военной привычкой стоять до последнего (или жизненной позицией), Та-Та двинула ногой, аккурат заезжая одному из бандитов пяткой в нос. Хорошо, что не в челюсть, а то так можно и пятку сломать! (если такое вообще возможно, но голова у этого бритого была сравнима с огромной гирей). Мужик озлобился и сжал голень сильнее, игнорируя, что из его пятака уже хлынула кровь.
Что ж, пора повторить попытку заговорить и сообщить, что люди этого сутенера с яхтой, ошиблись, в противном случае может стать уже поздно.
- Тарантино – выкрикнула девушка свою фамилию. В криминальных кругах насчет нее ходили разные слухи и некоторые из них были правдивы. Одни по ошибке считали, что носитель фамилии Тарантино - мужчина, способный безжалостно лишить жизни сотни людей махом. Другие, особо приближенные к верхам мафии, знали ее уже как Агата Тарантино, подружка экс-андербосса, далее дона, отбывающего срок в федеральной тюрьме, он же Данте Альваро. Впрочем, красило ее имя не только амур с одним из влиятельных людей Семьи, но и несколько удачных и взрывоопасных дел в Сакраменто.
- Меня зовут Агата Тарантино. И ты ошибся. – повторила она, по-прежнему пытаясь разглядеть лицо похитителя и остановить взгляд на его губах, чтоб не упустить ни слова сказанного им. – Семья Торелли вздернет тебя и твоих ребят за яйца – в ответ на все угрозы «сутенера», теперь уже и террористка посмела ответить тем же. Интересовал ее уже другой вопрос: кто этот мужчина и на кого он работает.

+1

9

Знал ли Гуидони семью Торелли? Знал. И даже был связан с ней напрямую. Но с Гвидо Монтанелли, новым Доном, он редко виделся, как и с остальными участниками мафиозной семьи. А ведь раньше, когда всем управлял Витторе Донато, с которым у Гуидони были хорошие отношения, мужчина появлялся на советах и не упускал случая внедриться в какое нибудь дело, а вот с последующими Донами дела обстояли сложнее. И эту испанку он видел несколько раз, но не запомнил ее. В его памяти она осталась размытым пятном. 

Затащив строптивую в шлюпку, один из ребят, получив пяткой в лоб, разозлился и сильнее сжал пленную за плечи, другой же держал крепко за ноги. Черноволосая поначалу сопротивлялась, выкрикивая что-то, а затем ослабла, скорее всего устала или просто поняла, что все эти движения бесполезны. Взгляд жгучих карих глаз устремился на губы Куинтона, который заметил странное поведение испанки еще до этого момента, когди они были в каюте. Она внимательно наблюдала за тем, как шевелились его губы. Внимательно следила за каждым его движением. Это трудно было не заметить. 

- Эй, твердолобые, это вам девушка, а не кусок мяса. Уберите руки. Если попытается сбежать в очередной раз - буду стрелять, - последнее предложение он скорее произнес пленной.

- Тарантино - выкрикнула она, перед этим хорошенько ударившись, упав на живот о доски. Наконец, твердолобые  подняли ее за плечи и усадили, убрав руки, как и приказал итальянец. 

Агата? Куинтон прищурился. Он не верил тому, что перед ним сидела та самая террористка, смелая и волевая испанка, про которую распространялись множество слухов среди приближенных к семье Торрели. Хм, Гуидони хотелось бы проследить за реакцией Уолкера, узнав он, что в его шикарном доме проживает бандитка. Его гладко приглаженные волосы поднялись бы на дыбы. Он еще тот трус. 

- Семья Торелли вздернет тебя и твоих ребят за яйца –Прошипела Агата, выдерживая взгляд. Куинтон лишь пожал плечами. Если бы он не был связан с Торелли, то конечно бы побоялся угрозы Тарантино, но нет, его эти слова никоим боком не задели, а лишь наоборот вызвали улыбку. 

- Куинтон Гуидони, - протянув руку испанке, перел этим самостоятельно взобравшись на яхту, мужчина потянул на себя девушку, которая в следующую секунду оказалась в его железной хватке.  - Тоже связан с Торрели. Меня закрепил в вашей семейке Витторе Донато. Кстати, я давно отметил твою "особенность". Ты внимательно следишь за каждым шевелением моих губ и это не ушло от моих глаз. - отойдя от Агаты на шаг назад, Куинтон задал интересующий его вопрос. - И давно ты потеряла слух? 

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-07-05 13:11:56)

+1

10

Мужчина показывал спокойствие удава. И даже угрозы никак не отразились на его лице. Пожалуй, он даже перестал злиться на ее строптивость, и представился. Хотя Агата не была уверена, что он назвал свое имя, просто те два слова Тарантино не разобрала. Но поймала себя на мысли, что вот свою фамилию следовало сказать с самого начала, тогда бы она избежала участи нырять с бортика яхты. Впрочем, 30-тиградусная жара располагала к купанию в реке Сакраменто.
И вновь она вернулась на судно, но уже не в роли пленницы и товара, а случайного гостя. Мужчина джентльменом не был, и вместо того, чтобы подать руку леди (хотя кто сказал, что жгучая и своенравная испанка была леди, скорее Разбойницей из сказки «Кай и Герда»), он потянул террористку на себя, и та не удержалась, оказываясь в его хватке. Плечи Тарантино зажаты в руках брюнета, а его губы опять двигаются. Та-Та пытается уследить за вылетающими словами, и из всего сказанного усваивает только последнее:
- И давно ты потеряла слух? – что ж, может со временем девушка научится маскировать свой недостаток лучше, когда ей не придется так сосредотачиваться на губах собеседника, а пока Куин мысленно получил от испанки «пять» за сообразительность.
- Наблюдательный – уклонилась Агата от ответа и уже смело пошла по палубе, надеясь дойти в компании похитителя до его каюты. В конце-концов, он ей должен за потраченные нервы, испорченный поход в магазин и мокрое платье, что прилипало теперь к ногам при ходьбе.
- Напиши свое имя на бумаге – ибо понять с губ стало задачей затруднительной. Несмотря на проведенное время в больнице с докторами, учителями и логопедами, некоторые люди так и оставались для нее «нечитаемыми».
Пройдя в каюту, террористка отметила, что комната обставлена точно для холостяка: бар, чтобы напиться, кровать, чтобы потрахаться, кресло, чтобы развалится и выкурить сигарету. Вообщем, к ней вернулось то чувство, что преследовало ее пол часа назад: товар.
Приняв полотенце от Куинтона, Та-Та кивком головы поблагодарила, и вытерла волосы. С платьем же вопрос все еще оставался открытым, но самым наглым образом испанка стала выжимать подол прямо посреди комнаты, оставляя мокрые следы. Признаться, она хотела любым образом насолить тому, кто нарушил ее покой и прервал ход ее обычного бестолкового дня. Готова была себя вести как маленькая вредная девчонка, аки Пепи Длинный Чулок. А еще это неловкое чувство, когда понятие не имеешь что собеседник тебе уже сказал, ведь ты, черт побери, потерял связь с этим миром.

+1

11

Куинтон думал, что Агата не оставит его в живых, а самое меньшее ударит по какому нибудь уязвимому месту, нежели будет ходить, как ни в чем не бывало, по каюте, внимательно осматривая его обитель. Сейчас, остановившись и стоя на паркетном полу босыми ногами, Тарантино думала о чем то своем. Гуидони наблюдал за ней. Ему было интересно находиться сейчас с ней один на один. Он слышал об этой испанке много чего интересного. Агата Тарантино ровно как призрак летучего голландца. Девушка - террористка с пленительной внешностью и сильным характером. Он не видел ее, но слышал достаточно и в тайне хотел увидеться с этакой женщиной-кошкой, поговорить с ней, узнав, не боится ли она, в силу своего возраста и положения, участвовать в махинациях Семьи Торрели. Быть соучастником или даже больше - солдатом у Торрели - все равно что играть в русскую рулетку. Твоя жизнь под прицелом и ты каждый раз благодаришь того_самого, что ты остался жив. Перевоз наркотиков, почек и прочих органов, холодного оружия? Без проблем, Дон. И каждый раз ты рискуешь своей жизнью. Ладно, мужикам проще, в большинстве случаев они сами на это идут. А женщины, которые фигурируют в криминальном мире? Сколько ведь глупости хватает им, чтоб пойти на такой шаг?

- Вот, держи, - протянув Агате листок на котором он написал свое имя и фамилию, мужчина, переместившись к бару и налив в оба бокала старой выдержки красное вино, подошел к испанке и подал ей его. - Не думал, что эти твердолобые попадут точно в цель и поймают террористку. Ну что, мне хотелось бы посмотреть на реакцию Уолкера, узнав он о том, что одна из его девушек - бандитка.

Итальянец замечал, как испанка делала все наперекор ему. Конечно, он знал, что виновен перед ней, но откуда ж ему было знать, что на его яхту везут Тарантино? Знал бы, уволил ребят, чес слово ибо с ней трудно бороться. Лучше уж смириться, пойти по ее указаниям, а то и подорвет что нибудь или сделает какую нибудь пакость-гадость.

- Тебе выделят отдельную комнату, если конечно ты не хочешь составить мне компанию. - обнажив зубы в белоснежной улыбке, Куинтон кивнул на огромную двуспальную кровать. - Все удобства, как ты заметила, только в этой комнате. Остальные только на нижнем этаже, будешь жить с официантами. 

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-07-05 18:01:43)

+1

12

В комнате мужчина пишет на листке бумаги свое имя, протягивает ей. Агата берет лист, на котором от мокрых пальцев брюнета осталось несколько мокрых разводов и читает его имя.
Куинтон Гуидони. В мыслях еще несколько раз повторяет имя похитителя, чтоб не ошибиться при произношении. И все-таки, испанка надеется что судьба более не столкнет ее со столь опасным человеком. Ну, или уже при совсем иных обстоятельствах.
Итак, Куинтон прошел к бару, разливая в бокалы красное вино.
Это типа за знакомство? Изумленно посмотрела террористка на бокал. Или в качестве извинения? Опять же косой взгляд на спиртное. Будет наглой ложью, если сказать, что Тарантино не пила. Нет, что вы, она выпивала и тем самым разбавляла свои черные дни - иногда в компании, но чаще одной. Но пить днем девушка не любила, да и не разделяла хорошего настроения этого итальянца. Нет, ну разве можно быть довольной, когда тебя похитили, привезли на неизвестную яхту к торговцу людьми? А ко всему прочему твой побег через реку Сакраменто увенчался провалом. Нет, Агата была насуплена и ждала продолжения знакомства.
- Тебе выделят отдельную комнату, если конечно ты не хочешь составить мне компанию - мужчина улыбнулся, кивая в сторону царского ложе. И даже если Та-Та не поняла суть всей фразы, то этот намек и улыбка Чеширского кота, все объяснили. Какой нахал!
- ... будешь жить с официантами.
Стоп, что значит "жить"? Мне опять прочиталось не то?
- Что значит "жить"? - точь-в-точь повторила брюнетка свой мысленный вопрос. - Мне есть где жить - возможно, это было своего рода итальянской вежливостью - предложить обиженному гостю пожить у тебя, но что-то от Гуидони вежливостью не пахло. Скорее холодным расчетом.
- Я все жду, когда твоя ржавая кастрюля причалит к берегу, а твои парни с дубовой корой вместо мозга вернут меня на то место от куда забрали - закончив любезности, да и закончив молчать, наконец возмутилась испанка.
- Поэтому если это судно направляется не к берегу, советую пойти к капитану и исправить это - диктовала свои условия девушка, иногда сбиваясь в предложении. Но ее сбивчивая речь осталась на заднем плане, когда Агата решила подлить масла в огонь: так и не пригубив бокал вина, Тарантино выплескивает его на Куина, обнажая всю свои невоспитанность и недружелюбие. Алая жидкость, стекая по лицу и шеи мужчины, уже впитывалась в голубую рубашку мужчины, подписывая ей прямой путь в стирку.
- Я не люблю, когда меня удерживают против моей воли - прокомментировала бестия свой отвратительный поступок.

+1

13

Заметив, как Агата внимательно вчитывается в каждую букву его имени и фамилии, итальянец подшутил над ней, произнеся:
- Что, хочешь сдать меня? Не получится. У самой руки в крови, неужели будешь рисковать из-за меня?
Почему то ему казалось, что испанка, едва выйдя из своего заточения, сразу же сдаст его местонахождение. Женщины такие женщины и верить им нельзя.
- Шутки шутками. Если сдашь - найду. Надеюсь, дальше продолжать мне не придется.
Гуидони слишком переменчив. Сейчас улыбается тебе, шутит, а в другую минуту излучает собой жесткостью, полностью меняясь, давая знать, что не даст никому сесть на свою шею.
Когда итальянец протянул Агате бокал вина, та посмотрела на него с удивлением. Куинтон готов был поклясться, что поставил ее в тупик. Секунду другую она раздумывала над сказанным, а затем, явно разозлившись, выдала свое. Бровь Гуидони приподнялась вверх. Шатенка наговорила много чего, обозвала его ребят, которых смел только он оскорблять разного рода оскорблениями, назвала его яхту ржавой кастрюлей и начала выставлять свои требования. Терпения бы ему да побольше чтоб выдержать эту девушку, которая еще ко всему прочему облила его голубую рубашку и его самого бордовой жидкостью.
- Я не люблю, когда меня удерживают против моей воли.
- Твою ж мать. Мне надоело терпеть твои выходки, Тарантино, - бокалы полетели к черту, звонко ударившись об пол. Закинув девушку на свое плечо, итальянец, пересекая каюту, захлопнул дверью, быстрыми шагами спустившись на первый этаж и что то быстро проговорив на итальянском, остановился у какой то ржавой двери. Один из охранников открыл ему эту железяку и Гуидони, насильно впихнув внутрь Агату, закрыл дверь снаружи, прокрутив так называемый якорь, который был прикреплен к двери снаружи, вроде замка. Эта комнатка была подсобкой где хранили рыбу и другие морепродукты. Если зайти в эту комнату - можно было навсегда задохнуться. Запах, что стоял там - это что-то.
- Надеюсь, это тебя вразумит. - Гуидони не стал уходить. Он решил находиться все это время рядом с пленницей. Поставив стул у двери, Куинтон вытащил из кармана джинс пачку дорогих сигарет. Закурив одну, итальянец усмехнулся. Всю дорогу эта строптивая дамочка кричала и вырывалась из его цепких рук, барабанила по его спине. Интересная эта Агата, конечно.
- Как ты там, м? Постираешь мне мою рубашку, Агат?

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-07-05 22:03:27)

+1

14

Восходит солнце,
Крики исчезли,
Многие пали,
Но некоторые всё ещё стоят прямо.
Положит ли это конец
Тому, что мы начали?
Будем ли мы помнить
Свои ошибки?

[mymp3]http://sacramentomuz.narod2.ru/Within_Temptation__The_howling.mp3|The Howling[/mymp3]

Она смело выплеснула содержимое своего бокала и в ту же минуту стекло встретилось с полом: Куин начал звереть. Да, пожалуй, психологи бы посоветовали испанке выбрать другую тактику разговора с таким типом людей, но она и сама была вспыльчива, как Халк. Разговор не состоялся, ее требования так же были отклонены. Гуидони махом пресек дальнейшие споры, закидывая девушку на плечо. Что ж, за то время, пока мужчина нес испанку в свою пещеру, та от души выплеснула всю злость, недовольство, гнев и, в целом, свой характер на его спине. Можно было бы нафантазировать, что творит эта бестия в постели, но история об этом умалчивает.
Куда несут и что хотят сделать, Тарантино не знала и не слышала. Ее окружала снова темнота и моргая, лишь на долю секунды, девушка всегда падала в какую-то бездну. Это всего лишь миг, но что же происходит, когда ты пытаешься уснуть? Для человека, замешанного в криминале, погрязшего в коррупции, крови, деньгах, идущего каждый день по лезвию бритвы, каждый день и ночь - новая борьба. Тебе нельзя поворачиваться не к кому спиной, разве что к тому, кого ты крепко держишь за яйца. И что же происходит ночью, когда твои глаза смыкаются? Ты ничего не слышишь и не видишь. Полная бездна. Тарантинова бездна. Она мрачная, холодная, скользкая от страха. Оказавшись в ней у тебя немеют пальцы ног и каждый шаг болезненный. Поэтому не оказывайте рядом с ней, чтоб не попасть в ее мир. Психоделическая Алиса в Стране Глухих.
Ее запихивают в какую-то вонючую каморку и запах рыбы резко врезается в сознание. Тарантино даже почувствовала, как вчерашний ужин возжелал вылезти наружу.
А потом дверь закрылась. Снова тюрьма.
- НЕТ! - заорала брюнетка, пытаясь остановить движение замка и хватаясь руками за колесо, но оно только расцарапало ей руки. Дверь закрылась и что-то глубоко в сознании Агаты рухнуло, эхом отталкиваясь от стенок души. Панический страх подобных глухих комнатушек начал у нее развиваться еще с момента, когда глава террористической группировки нашел ее и неделю пытал в подвале.
- ВЫПУСТИ! - она не знала насколько громко кричит, но то, что горло адски рвало, доказывало, что разбойница выкладывается на полную.
Минут десять она, надрываясь, кричала, орала, звала. Сначала от страха, больше от злости, потом из-за ненависти ко всему миру. И позже, она опустела. Замолчала. Подошла к железной двери тихо-тихо и костяшками пальцев постучала.

+1

15

Агата кричала, барабанила в дверь и пыталась выйти любыми способами из своего заточения, но чем больше она сопротивлялась итальянцу, тем больше он хотел навредить ей. Закрыть в подсобке было, несомненно, жестоко по отношению к девушке, которая в темном и глухом пространстве, ощущая лишь мерзкий запах повсюду, боролась за свою жизнь. Но это еще цветочки. 

Казалось бы, куда дальше можно было зайти в пытках, как еще можно заставить пленниц стать покладистыми и молчаливыми? Способов заставить любую, даже самую бойкую, замолчать - очень много. Гуидони имел силу над женщинами. Они, испытав на себе всякого рода издевательства, успокаивались, понимая, что бежать и сопротивляться грубой силе бесполезно. Тарантино это поняла, судя по тому, что она, так и не добившись ничего криками, подошла по ту сторону двери и неслышно постучалась. Это означало, что она сдалась, согласившись, что Куинтон занимает главенствующую роль. Она ответила согласием, пускай оно было применено силой, и это тешило самолюбие Гуидони.

Время постепенно приближалось к вечеру. На часах 17:50, а пленница все еще находилась в тисках "приятных" запахов. Пытка продолжаться вечно не могла, потому ребята, по указаниям итальянца, которого не было в то время поблизости, отворили железную дверь. Твердолобые показали Агате каюту, где она остановилась, принесли удобные вещи и ужин с фруктами на десерт. 

В каюте Тарантино были все удобства: удобная кровать, небольшая ванная комната в которой уместилась душевая кабинка, телевизор в основной комнате и даже шкаф, хотя он вряд ли понадобится.

Через часа два, когда Агата переместилась в каюту, Куинтон постучался в дверь. Не став ждать, когда ему откроют, мужчина зашел в комнату.

-Хотел предупредить, что завтра, около семи часов утра, ты уже будешь в Сакраменто. 

Пора привыкнуть к тому, что он не просит извинений и всегда приходит в нежданные моменты. 

- Если хочешь - можешь окунуться в воде. Как раз капитан решил отдохнуть на минут тридцать. Или, например, прогуляемся по палубе. Нужно наладить наши отношения. Как никак, являемся членами одной семьи.  

вместо той голубой рубахи
Каюта Агаты

+1

16

Она тихо постучала в дверь, но и внутри и снаружи тишина. Испанка досчитала до ста, но ничего не произошло. Тогда она постучала снова.
- Откройте - а в ответ молчание, словно время остановилось. Только яхта слабо раскачиваясь на волнах, куда-то плыла. И ее вечный шум моря, который Тарантино слышала взаместо любых звуков. Море успокаивало ее, нашептывало ей ласковые слова или соблазняло на безумные вещи. Море в ее тишине - это ее мысли, ее внутренний голос.
Тарантино не могла представить сколько времени ей приходилось находить в этом жутком, холодном месте. Но вскоре уже и рыбный запах перестал казаться таким резким и отвратительным, да и темнота словно чуть рассеялась, стала светлее.
Девушка сидела и море вновь ей нашептывало разные способы мести. Ты обязательно должна принять меры. Ни один человек не смеет удерживать тебя против твоей воли. Никто не смеет обращаться с тобой как с собственностью. Ты обязательно должна отомстить. А какая потеря для человека, окруженного деньгами и властью, будет самой ужасной? Лишить его этих самых денег и власти. Составляя план захвата Куинтона, Агата не заметила как отворилась глухая дверь. Только луч света прополз по полу. Спасение прибыло.
Террористку проводили в каюту, где она смогла принять душ, старательно избавляясь от мерзкого запаха рыбы. Надеюсь на ужин будет не рыба. Но на ужин была приготовлена именно та самая рыба, которую Та-Та отказалась есть. Поклевала фруктов и включила телевизор. Пощелкала каналы, ища передачу с суфлером для глухих, но ничего не найдя, остановилась на детском мультике.
Отворилась дверь и краем глаза Тарантино заметила движение.
- ... утра, ты уже будешь в Сакраменто - прочла она обрывок фразы. Отлично, мне здесь что ли до утра куковать? И опять испанка смотрит на него гневным взглядом.
- Нужно наладить наши отношения. Как никак, являемся членами одной семьи.
- К сожалению - хмыкнула Агата, вставая с кровати, на которой сидела по-турецки. - Я не хочу с тобой ничего налаживать. Более того, я позабочусь, чтобы мое появление на твоем судне, ты запомнил надолго - она ткнула пальцем в грудь Гуидони, хотя в душе хотела дать мужчине знатную пощечину и удар по яйцам.

+1

17

- Я не хочу с тобой ничего налаживать. Более того, я позабочусь, чтобы мое появление на твоем судне, ты запомнил надолго.
Прекрасно, Куинтону не хватало для полного счастья мстительной испанки на его яхте. Теперь, когда такова имеется, Гуидони и желать большего не надо. Все у него есть: и дебилы, которым дали указания украсть девушку туристку, вместе с тем прикрепив к этому делу ее фотографию, а они взяли Агату Тарантино. Им увеличительные стекла подарить в следующий раз нужно, ей богу; и Уолкер, который радуется находке, так и не зная, что никакую жгучую испанку ему не привезут. Отлично, Куинтон, ты попал. Хорошо так попал.

- Глупая девчонка, откуда мне было знать, что у этих ребят плохое зрение? Да, ты не должна быть сейчас на этой яхте, но ничего не подделаешь. Не строй из себя обиженную девочку. Я сам не рад, что ты здесь.

Пройдясь беглым взглядом по телу Тарантино, брюнет улыбнулся, покачав головой. Смешная она. Ведет себя, как ребенок. Иначе как объяснить ее желание отомстить итальянцу? Нет ничего, кроме глупости и смелости. Ей не хватило того случая с бокалом вина?

- Хочешь доплыть до Сакраменто побыстрей? Плыви одна. Или молчи и не действуй на нервы, повторяю тебе в сотый раз. А наладить с тобой отношения я хотел, да. Но так как ты отказала мне в этом - я не собираюсь ползать на коленях и просить прощения. К слову, любому другому на моем месте было бы плевать на то, что его ребята перепутали девушек и привез бы тебя в тот бордель любыми способами. Радуйся, что я добр и не скрутил тебя, отправив к Уолкеру. А я его подвел, ко всему прочему. Так где же твоя благодарность?

На этой фразе он должен был уйти и захлопнуть за собой дверь, но Гуидони остался на месте, прожигая взглядом Тарантино, которая в свою очередь выдерживала взгляд. Да, сложно не признать, что Агата похожа на ту девушку, которую он поставил задачу ребятам найти. Будь он на месте твердолобых, то возможно тоже перепутал их. Правда, та туристка была латиноамериканской красавицей. Отличие разве что только в этом.

+1

18

- Глупая девчонка, откуда мне было знать, что у этих ребят плохое зрение? - ну ладно, он хотя бы дал понять, что все это похищение было случайным, а не изначально подстроенным, чтобы устранить ее. Как же Тарантино не хотела такой вот внезапной встречи с Гвидо. Нет, она должна прийти к нему сама. Но пока что, от сюда, это было сделать невозможно. Значит ее эпическое восстание из мертвых снова откладывается. Может оно и к лучшему, если верить в судьбу.
- Хочешь доплыть до Сакраменто побыстрей? Плыви одна. - да, пожалуй, тут нечего добавить. Она желает как можно скорее вернуться в родные брошенные земли, но единственный вариант это именно "чертовое судно Куина".
К слову добавить, о том, что Гуидони кого-то подвел и кому-то сейчас должен, Тарантино мало волновало. Ведь все мы заботимся о своей шкуре, и это нормально ставить свои приоритеты выше чужих проблем. Особенно что касается продажи людей, то тут террористка была плохим компаньоном, ибо ее взгляды на удержание людей против их воли сильно поменялись. Да, пусть она по призванию и террористка, но в заложниках никого не держала, испанка действовала одной пиротехникой. Впрочем, ее ведение "бизнеса" тоже многим не по вкусу.
- Так где же твоя благодарность? - благодарность? Та-Та смотрела на Куинтона взглядом, говорящим "нет, ну ты правда только что сказал "благодарность"?"
Решив показать всю испанскую вежливость и благодарность, бестия быстрыми шагами сократила расстояние до мужчины и, обхватив его за лицо, поцеловала. Поцелуй не отличался нежностью и трепетом, это был скорее своеобразный выплеск страсти, негодования, недовольства, раздражения. Какие может быть поцелуй со зла и может ли он быть вообще таковым? Испанка соприкосалась губами именно так - гневно и грубо. Хотя это было и по-особому притягательно и будоражуще, если учитывать, что мужчины у нее не было с начала весны.
Секунд через 5, Агата оторвалась от похитителя и шагнула от него назад.
- Благодарность - усмехнулась она - Что-то вроде этого? - и это был не риторический вопрос, хотя и без него было заметно как Куинтон намекал на постель с ним. Только, пожалуй, этих намеков не разделяла Та-Та и дальше прикосновения губ дела их вряд ли зайдут.
- Только у меня помада отравлена - пошутила девушка, улыбнувшись одним уголком губ.

+1

19

Если сказать, что поцелуй Агаты выбил почву из под ног Куинтона - это не сказать ничего. Секунд пять продлилось удовольствие и в конечном счете, оторвавшись от губ итальянца, Тарантино, с легкой ухмылкой на губах, произнесла:
- Благодарность. Что-то вроде этого?
Поцелуй был страстным и он показывал настрой испанки. Недовольство, страсть и смесь недогования со злостью перемешались воедино и из этого получилась настоящая ядерная смесь.
- Только у меня помада отравлена - добавляет негодяйка, невольно улыбнувшись. 

Мужчина даже не понял, что произошло. Под благодарностью он вкладывал другой смысл. Например, заткнуться и не выставлять свое недовольство напоказ, а еще хотел, чтоб это их путешествие закончилось если не на дружеской ноте, то на мирной точно. Ему и так хватало врагов, а если еще и эта мстительная бандинтка добавится в ряд желающих истребить Гуидони - итальянец точно не выживет на своем судне.

- Если ты так все поняла, то, - сейчас хотелось подколоть, подшутить, но в следующую секунду ему стало плевать на всякие глупые шуточки и единственное, что он хотел - это продолжение вечера ну или ночи. - Плевать - издает последнее, а затем, сокращая между ними расстояние, обнимает ее за талию, находит ее губы и целует, становясь все ближе и ближе, не давая шанса уйти от него. Держит насильно и от этого получает удовольствие. Языком проникает вовнутрь, соприкасаясь с ее языком в страстном танце. Знает, что возможно она его сейчас оттолкнет, ударит чем нибудь тяжелым, укусит, влепит звонкую пощечину. Но сейчас он довольствовался ей, как изысканным вином, потеряв границу реальности. Гуидони медлил, не собираясь торопиться. Он лишь углублял поцелуй и наступал вперед. Через некоторое время Агата уже была прижата к стене.

+1

20

Сучка не захочет, кобель не вскочит. Так ведь гласит поговорка? Сама спровоцировала его. Подсказала своей шуткой ему, в каком направлении двигаться. Вот он и убил расстояние между ними, даже не хватала место сделать грудью вдох. Прижата. Остолбенела. Готова рвать и метать, ведь сейчас уже Гуидони навязывал правила своей игры.
Ее поражает нахальство мужчины, и одновременно заводит. Сначала сопротивлялась, пыталась перехватить его руки и отодрать от себя. Потом сдалась, согласилась, разжигая пламя огня. Целовала страстно, сумбурно, неистово. Словно не было в мире ничего более естественного и обыденного, чем столкнувшиеся двое чужих людей в размашистом поцелуе.
Спина встретилась с холодной и шершавой стеной. Пора очнуться ото сна и вырваться из его неги. Конечно, испанка была сама виновата, что затеяла все это. И сейчас в ней боролись два человека: одна, бестия, готова была плюнуть на все принципы и морали; вторая же думала о том, что случайные связи ей не к чему. К тому же из принципа не желала пополнить список кукол Куинтона.
- Хватит – твердо выдал ее голос и Тарантино отвернулась в другую сторону, не желая видеть, что он будет говорить. Так удобно: не хочешь слушать человека, просто закрой глаза и окунись в свой мир. Воображай, придумывай звуки, повторяй их, и главное не забывай. Агата очень боялась забыть голос своего сына или как пищит будильник. Она боялась, что со временем в ее голове останется только шорох.
- Так нам мира не достичь. Все мои любовники заканчивали плохо: один в тюрьме, другой мертв, третий пропал без вести. – раскрыла испанка нелицеприятную правду и даже сама удивилась. Она никогда не проводила статистику тех мужчин, с которыми ее свела жизнь, а оказывается… То ли у нее карма плохая, то ли мужчины такие, но заканчивали все плохо.
Усмехнувшись, террористка убрала руку итальянца, и своевольно пошла на верхнюю палубу. Скоро заходящее солнце зальет горизонт. Небо алело. И сейчас, помимо горячего шоколада, Тарантино желала, чтобы этот день закончился лучше, чем начался.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Испанская пленница