Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Alter ego


Alter ego

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

Я ощутила, как Этьен губами дотронулся до моего уха. В эту же секунду я закрыла глаза, прижимая его к себе еще сильнее, но продолжая одной рукой гладить его волосы. Он прошептал вопрос, в  ответ на который моя рука, лежащая на его спине, вновь еще сильнее прижала мужа. Мне было приятно ощущать, как кожа его груди касается моей, мне было приятно ощущать, как с каждым вздохом касания становятся еще ощутимее, но слышать эти слова было еще приятнее.
- Все ради тебя, - прошептала я ему на ушко, продолжая аккуратно и нежно ласкать его волосы. – И не только Париж. Я сделаю еще больше. Ради тебя, -  я прижалась губами к его уху, боясь сказать лишнего. Но рано или поздно, если так и не вспомнит, то он все равно поймет: что там Париж, вся жизнь, каждый вздох только ради него одного.
Я все еще не отпускаю Этьена, а он в это время шепчет другие слова, слова, которые могли бы вызвать слезы, если бы я все не выплакала в том такси. Не знаю, насколько это возможно, но после этого я прижимаю его еще сильнее. Моей женской силы не хватит, чтобы задушить любимого, зато хватит, чтобы выказать ему все свою любовь. Обе мои руки теперь прижимаю его за спину, я зажмурила глаза, пытаясь справиться с эмоциями, пытаясь то ли не заплакать, то ли не закричать от счастья, не знаю. Кажется, у меня даже давление подскочило, сердце скоро просто остановиться. Наверное, Этьен мог слышать, с какой скоростью оно сейчас забилось. Я глубоко вздохнула, ибо даже воздуха не хватало. Любит. Он любит! О чем я и думала, о чем боялась произнести вслух, чтобы не испугать. Любит. Эти слова эхом отдаются в моей голове, внутри все сжимается, я продолжаю обнимать любимого, погружаясь в легкое забвение от того, что сейчас происходило. Чуть погодя я поцеловала его, нежно и трепетно, как всегда. Хотя сегодня еще и с благодарностью. За что? За то, что он вообще есть. Ну а позже, мы поменялись местами. Этьен облокотился спиной о спинку кровати, я же положила голову ему на плечо, губы касались его груди, лоб упирался в подбородок, благодаря чему я продолжала испытывать неописуемые ощущения от покалывания его щетины. Не знаю, что сейчас выражало мое лицо, спокойствие, скорее всего. Да, мне всегда было спокойно рядом с ним, я всегда чувствовала себя расслабленно, хорошо, счастливо. Одним словом не описать.
Через несколько минут мой взгляд упал на татуировку, татуировку, которую он сделал для меня. Она стала символом наших отношений и нашей любви. У всех сердечки, а у нас крылатая лошадь. Вспоминая это, мне захотелось дотронуться. Моя ладошка проскользила по его груди и остановилась на татуировке. А еще так здорово чувствовать его кожу, такую теплую и нежную для меня. Не удивительно, что я сначала просто гладила, ласкала его грудь, смакуя каждую клеточку его кожи, и только потом пальчик начал обрисовывать крылатую лошадь, совершая круговые движения. Затем я остановилась, уже просто поглаживая татуировку. Нет, такими моментами и вещами досыта не насладишься никогда.  И вот я лежала, мы молчали, но француз решил нарушить это молчание. Сначала я не совсем поняла, что он вспомнил и о чем хочет сказать, но потом мое сердце остановилось.
- Этьен…, - молящим тоном протянула я, пытаясь остановиться его. Я не хотела задевать эту тему. Было так хорошо, но при ее упоминании все внутри снова перевернулось. Он любит меня, я люблю его. И я была готова простить ему это, не забыть, но простить и постараться не вспоминать больше. Однако француз решил продолжить, а мне пришлось слушать, закрыв глаза. Ладонь остановилась, неподвижно покоясь на его груди, а я внимала каждое слово. Я просто не хотела, чтобы он придумывал оправдания или, чего еще хуже, лгал. Я прощаю. Однако все оказалось не настолько плохо, как я ожидала. После его слов, я открыла глаза и глубоко вздохнула. Мои губы дернулись в легкой улыбке. – Это правда? – поднимая голову, интересуюсь я, но по глазам уже вижу, что правда.
Улыбнувшись, я коснулась губами подбородка мужа, а после прижалась к нему еще сильнее, обнимая одной рукой за бок. Щека прижалась к его груди, я закрыла глаза, ощущая непередаваемые эмоции. Мне стало так легко, словно тонны груза свалились с моих плеч. Как уже оговаривалось, я была готова жить дальше, простить, но сейчас… меня охватило ощущение эйфории. Я невольно улыбалась, прижимаясь к Этьену. Потом я дотронулась губами до его груди и застыла в таком положении. Не изменял, - крутилось в моей голове. Никто не понимает, что это для меня значило! Его руки, его сильные руки не прикасались к ней, она не чувствовала его кожу и не слышала дыхания. Только я. Он только со мной.
- Я люблю тебя, - прошептала я, после чего немного подняла верх, чтобы дотронулся губами до его шеи. Ладонь снова легка на его грудь, а губы неустанно целовали шею. И это был не только благодарный поцелуй, за слова, которые он сказал. Просто, как уже оговаривалось, мне было мало Этьена, я по нему так соскучилась, что сейчас не могла насладиться. Потому и целовала, пробуя вкус его кожи на шее. Затем опустилась немного ниже, прижимаясь губами к ключице. – Ты можешь чего-то не помнить, - моя ладонь медленно проехала по его груди, а потом легла на щеку, поворачивая лицо француза ко мне, - ты можешь во что-то не верить. Но никогда этого не забывай, никогда не сомневайся, - с этими словами я подалась вперед, сладко целуя мужа в губы. – Я люблю тебя, и всегда буду любить, - с закрытыми глазами шептала я ему, не отрываясь от губ.
Трудно сказать, сколько мы еще лежали. Время сейчас не имело никакого значения, так что это могло длиться и несколько часов. Я просто прижималась к его груди, приобнимая за бок, ласкала грудь и обводила татуировку. Из окна порой дул легкий ветерок, от которого становилось прохладно, ведь мы так и не накрылись одеялом, лежали в костюмах Адама и Евы. Но все же мне не было холодно, ведь я лежала рядом с любимым мужчиной. Спустя несколько часов, мы все же оторвались друг от друга. Я захотела заказать завтрак, ведь уже было почти восемь часов. Я быстро надела нижнее белье и облачилась в халатик. Как только я оказалась на полу, сразу заметила рубашку Этьена. Взяв ее, я прикоснулась к одежде носом, вдыхая до боли любимый и приятный аромат моего мужчины. Даже дождь оказался бессилен. Улыбнувшись этому, с такой же улыбкой я протянула рубашку французу, а после подошла к телефону, заказала что-то из меню. Мы прошли в гостиную, ели и разговаривали. Обо всем. Я воодушевленно рассказывала ему забавные истории из жизни, внимательно слушала его, мы говорили на свершено разные темы, обсуждали, беседовали, смеялись. Конечно, помимо этого, я делилась с ним нашими воспоминаниями. Боже, я чувствую, что все как прежде. С ним интересно разговаривать, чувствуешь себя непринужденно, как и раньше, как и при нашей первой встрече. Тогда он обратил на себя внимание как раз потому, что с ним было интересно, он умел заинтересовать и заинтриговать. И чем-то сразу притягивал к себе. Я чувствовала себя, и разговаривала, совершенно непринужденно, легко. Добавьте к этому его природное очарование, внешнюю привлекательность, и тогда станет ясно, почему я согласилась на вторую встречу, почему мне сразу захотелось с ним переспать.
- Но самое интересное…, - смеясь, продолжала я, рассказывая про то, как мы убегали от полицейских на набережной, - по описанию полицейских, коллеги, работающие в моем отделе, узнали меня, - продолжая смеяться, говорила я. Было видно, как я расслабилась и с каким интересом рассказываю все эти истории, с каким интересом беседую с ним и слушаю его. – Нет, разумеется, никто никого не сдал, - я взяла конфету из коробки и, прожевав, продолжила: -  Но они до сих пор подшучивают и дразнят меня, - конец истории был сопровожден очередным смехом. Мы с Этьеном сидели на диване, время близилось к часу дня. Рассказав все это, я пододвинулась к нему поближе. Мне до сих пор не верилось, я до сих пор не могла насладиться его присутствием. Мне мало. – Ты подарок судьбы, - спустя долгую паузу, с легкой улыбкой в очередной раз проговорила я, лаская щеку Этьена, чтобы, даже потеряв память, он знал об этом. – А знаешь…, - с улыбкой протянула я, после чего опустила взгляд, как будто смущалась, - что было особенным? – я снова подымаю взгляд, однако по моей усмешке видно, что меньше смущаться я не стала. – Нет, с тобой все было особенным, но кое-что…, - с этими словами я дотронулась ладонью до плеча Этьена и аккуратно провела ею по его руке, до его ладони. – Твои руки, твои объятия всегда были для меня чем-то… невообразимым. И когда ты просто... касаешься..., - я даже не могла описать, потому просто улыбнулась, вспоминая, что чуть не упала от удовольствия, когда он провел ладонями по моим ягодицам, когда его ладони коснулись кожи. - Я не знаю в чем секрет. Они такие крепкие и сильные, - я снова смущено усмехаюсь, сжимая руку француза у локтя, как будто наглядно пытаюсь доказать свои слова, да и сама почувствовать это. – Я всегда дрожала в них и чувствовала себя так… уютно, - уже тише и задумчивее протянула я, посмотрев на Этьена. Боже, что он обо мне подумает? – Глупо, да? - и я снова усмехаюсь.

+1

22

Не передать словами те чувства, что я испытывал. Это что-то невероятное, не каждый день услышишь, что ради тебя сделают, что угодно, лишь бы ты был рядом. Всегда думал, что мужчины творят подвиги во имя женщин, но сейчас рядом со мной она, Шерон, которая совершила настоящий подвиг! Не каждая решиться бороться, многие думают, что бросать вызов всему миру должен только мужчина, потому что так повелось издревле. Но Шерон доказала мне, что я жил стереотипами. А может и не жил, я все равно этого не помню. Во всяком случае, мне было невероятно приятно, я словно получил подарок на Рождество. Подарок в виде любящей жены.
Я говорю, как люблю ее, и я бы сказал больше, если бы не был так смущен! Мне кажется, что я говорю это впервые, но я знаю, что это не последний раз. Я чувствую, как бьется ее сердце, мой маленький уголек, я знаю, что она отдала его мне, этот комочек, полный любви. Ее поцелуй вселил в меня спокойствие, я был уверен, что с этой минутой все будет хорошо. Я знал, что рядом с ней мне ничего не нужно бояться, и так было всегда. Я не могу объяснить этого, но я верю своим ощущениям больше, чем своему сознанию. Я убедился на деле, что моя амнезия роет мне яму, а вот чувства, которые привели меня к моей жене, напротив, закапывали эту пропасть. И чем дольше я был с Шерри, тем быстрее этот пробел рассасывался.
И вот снова долгое молчание, но кажется нам не нужны слова, чтобы слышать пение наших сердец, чтобы понимать друг друга. И это во истину потрясающе! Просто нужно быть рядом, чувствовать тепло прикосновений, видеть взгляд, полный медовой любви. Я прижался к спинке кровати, но не отпускал Шерон ни на секунду! Никогда не отпущу. Она прижалась ко мне, положив голову мне на плечо. Ее теплая ладонь гладила мою грудь. Жене очень нравилась татуировка, она то и дело, обводила контуры кончиком пальца или же полностью проводила по изображению ладонью, словно пыталась убедиться в том, что картинка с именем останется на моей груди навсегда. И эти прикосновения были особенными. Я не могу передать все свои чувства! Это настоящий букет самых разнообразных эмоций, пожалуй, о существовании которых, я просто напросто не знал. Благодаря Шерон я узнаю мир заново, я словно маленький ребенок, который ничего не знает, не понимает, но он все равно рядом, поддержит, объяснит, поможет.
Я заговорил про измену, которой и не было. Я не хотел, чтобы Шерон думала, что я полностью отдался старым воспоминания кобеля. Нет, хоть и воспоминания стерлись, тело помнило все. Я не знаю, что это было, но оно словно чувствовало, что рядом кто-то чужой, кто-то, кому оно не принадлежит. Именно поэтому мое тело осталось равнодушным к той женщине. Мое тело и разум, все мысли и мечтания были только о Шерон, о моей жене!
-Правда - прошептал я, глядя в ее глаза. Я чувствовал, как ее тело наполняется безграничным счастьем, и мне хотелось наполнить его еще больше, - мое тело словно знает, кому оно принадлежит. Как только я приехал в Париж, я думал только о тебе. Это и есть отгадка. Прости, что все равно что-то упустил, что-то не помню...
Я все говорил и говорил, а Шерри, уже прижималась ко мне, обнимая за бок, предварительно поцеловав меня в подбородок. Мне сейчас так страшно сделать ей еще раз больно. Я видел ее взгляд тогда, в квартире. Все во мне рушился, когда я видел, как падает небосвод и ударяется о землю...
-Прости за ту боль.. - мне было совестно. Не знаю, зачем вообще притащил эту дамочку в свою квартиру. Так глупо, кобелиные рефлексы, надеюсь, я избавлю от них окончательно, после дней жизни рядом с Шерри. Но она не злилась на меня, все, что она сказала, это - я люблю тебя. И все в моей душе расцвело, я чувствовал, как поднимаюсь на седьмое небо от счастья. Это странно и волшебно одновременно. Ее горячие губы коснулись моей шеи, казалось, что я начал таить, как свеча или же масло в жару. Она говорит, продолжая покрывать мою кожу поцелуями. И вот ее губы касаются моих губ, я чувствую всю сладость поцелуя, и она снова шепчет слова, от которых сердце замирает, а в венах бурлит кровь.
-Я верю.. - тихо проговорил я, снова целуя ее губки, - для нашей любви нет преград.. - и это было правдой. Преград не было, она с легкостью победила амнезию, хоть и не до конца. Но прогресс на лицо, я люблю эту женщину и верю каждому ее слову. Я хочу все вспомнить, я верю, что она мне поможет.
И вот снова сладкое и томительное молчание. Мы провалялись несколько часов, просто ничего не делая, просто обнимаясь. Иногда я дремал, и в полудреме вспоминал какие-то события прошлого, от чего мне становилось так радостно, что я просыпался и смотрел на Шерри, широко улыбаясь, словно безмолвно говорил о том, что еще что-то всплыло в моей дырявой голове. Время уже подходило к восьми, Шерон решила заказать еду в номер. И я чувствовал эту заботу именно по отношению ко мне, и это было прекрасно. Я смотрел, как она одевает нижнее белье, но когда она подняла мою рубашку и прижалась к ней лицом, во мне снова что-то перевернулось. Так любить, кажется, что это просто невозможно. Но я видел, как она просто сияет от этих чувств, и я был счастлив вместе с ней.
Мой, скажем так, домашний наряд был весьма прост - трусы и расстегнутая рубашка. Как ни странно, я чувствовал себя невероятно свободно рядом с женой, чувствовал, что могу быть самим собой, не одевая маску шута или же хама. Мне не от кого было защищаться. Ни физически, ни психологически. Я просто был расслаблен.
Завтрак был волшебный. И не в плане еды, а в плане компании. Мы так и не легли спать. Устроившись в гостиной, мы ели и болтали. Обо всем. Я делился какими-то всплывшими воспоминаниями, а Шерри с восторгом подтверждала каждое мое слово.
-Я как не послушаю, коллеги у тебя коварные. Все шутят, подшучивают. А я часто приезжал к тебе на работу? - мне хотелось знать все о моей жизни, но я даже и не заметил, как наступил день, мы все утро проболтали. И вот Шерри подвигается ближе, и мне это чертовски нравится, я хочу, чтобы она всегда была так близко, чтобы она никогда не отстранялась. И вот она смущенно начинает мне признаваться в своих девичьих восторгах, а я улыбаюсь, замечая этот очаровательный румянец на щеках. Ее рука ласкает мою щеку, а я не отрываюсь от нее взглядом.
-Почему же глупо? Я уверен, нет, я знаю, что безумно люблю твои глаза. Наверное, именно поэтому у тебя под кольцом таиться надпись "В твоих голубых глазах, я нашел покой"...
Я улыбнулся Шерон, показывая, что ей стесняться нечего. В конце концов, я ее муж, а то, что у меня пропала память, то, думаю, это дело поправимое.
-Эти руки - я приподнял руку, которую сжимала Шерри, - принадлежат только тебе. Любят только тебя, ласкают тебя, защищают тебя. И ты в праве их любить и восхищаться ими, это не глупо. Глупо молчать об этом - я аккуратно поцеловал Шерри в щеку, желая, чтобы она выбросила все глупости из головы, - иди сюда - и Шер пододвинулась ко мне еще ближе, а я крепко обнял ее, отчего почувствовал легкую дрожь ее тела. Я прижался ее к своей груди. И нам ничего больше не нужно было, лишь бы ощущать эти объятия крепко. Носом я зарылся в ее шелковых волосах, ощущая приятный запах. Так мы просидели достаточно долго, в полной тишине, крепко сжимая друг друга. Сердце мое пело, я знал, что так будет всегда...
Мы решили, что нам не мешало бы вздремнуть. Мы так и сделали, прижавшись друг к другу, мы уснули в теплых и крепких объятиях. Сон был тихим и спокойным, казалось, что мне еще никогда так хорошо не спалось. Я чувствовал, что Шерон рядом, чувствовал ее тепло. Однако проснулся я раньше жены, пока она спала, я просто лежал рядом и боялся пошевелиться, чтобы ее не разбудить. Я смотрел, как она спит, она походила на ангела. Пшеничные волосы, длинные ресницы, очаровательное личико. Она прижималась ко мне, как ребенок, а я не мог сдержать улыбки.
И вот Шерри проснулась, я смотрю на нее, не в силах спрятать застенчивую улыбку. До конца не мог поверить, что у нас все так хорошо, что мы вместе. И мы снова просто молчали. Я смотрел на нее, она смотрела на меня.
-Шерри, могу я тебя пригласить на ужин в ресторан? - поинтересовался я, прижимаясь щекой к ее лбу и поглаживая ее руку, что лежала у меня на животе. И Шерон согласилась, мне казалось, что поход в ресторан хороший повод узнать что-то новое и отлично провести время с женой.
Через час мы были готовы. Я успел заказать столик и такси, так что, с этим проблем не было. И вот мы в ресторане, я усаживаю Шерон на стул, а сам сажусь напротив. Нам наливают вино, мы делаем заказ. Играет аккордеон, воздух пропитан любовью и запахом свежеиспеченного хлеба. Я крепко сжимаю руку Шерри, что лежит на столе. Взяв бокал и не отпуская ее ручку, я выявил желание сказать тост.
-Ты совершила настоящий подвиг. И пусть я до конца не все вспомнил, главное, что у меня есть ты. Женщина, которая любит меня и будет со мной не смотря ни на что. Я хочу выпить за тебя, за твою силу и смелость!
Бокалы звонко ударились друг о друга, я сильнее сжал ее руку, смотря ей прямо в глаза. Я не мог оторваться, я понимал, что с каждой минутой моей сердце наполняется любовью.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-07-15 14:24:55)

+1

23

Какой же глупой я была, когда боялась его воспоминаний, вернее, их отсутствия. Правду говорят: не поймешь, пока не потеряешь. И вот я чуть не потеряла. Он улетел в Париж, и только тогда я осознала, что воспоминания можно создать новые, он мне дорог таким, какой он есть, главное быть рядом, а все остальное еще придет. Поэтому, я лишь усмехнулась на ненужные извинения француза. Мне неважно, что он помнит, а что нет, мне важно, что он сейчас здесь и отвечает взаимностью на мои чувства! Это самое главное, от этой мысли я готова кричать, прыгать и даже рыдать. В общем, через некоторое время, мы уже заказали завтрак в номер, а после поглощали его, сидя на диване и делясь совершенно разными мыслями. И разве он чужой? Я чувствую ту же непринужденность, что и прежде. Я не боюсь затронуть ту или иную тему, я свободно рассказываю забавные истории из жизни и с интересом слушаю его. Мы словно вновь познаем друг друга, а я еще стараюсь разбавить беседу и прошлыми воспоминаниями.
- Часто, - с улыбкой закивала я на вопрос француза. – Тебя в участке знают и даже пропускают без пропуска. Сам увидишь, - я усмехнулась, хотя потом опустила голову, ведь еще точно не знала, хочет Этьен возвращаться в Сакраменто или нет, хочет ли жить со мной, или хочет начать с малого. – В моем кабинете почти всегда стоят свежие цветы, - пауза была недолгой, тут же нахлынули приятные воспоминания, и я отвлеклась, делясь ими с французом, - а полка забита шоколадками. Ты приносишь мне их, чтобы я перекусила, а у меня иногда просто не хватает на это времени, - я снова усмехаюсь, кажется, я полностью погрузилась в эти воспоминания и испытываю неподдельное удовольствие от этого.
А еще, несмотря на разборчивость в еде, Этьен всегда не против присоединиться ко мне, когда я ем обычный салат из кафетерия при полицейском участке. Столько воспоминаний, всеми хочется поделиться, но я все же замолкла, обратив внимание на более приятные мне вещи. На его руки, например. Муж всегда знал, как я к ним отношусь, должен знать и сейчас, что он особенный, он и каждая частично его тела. Честно говоря, неловко себя чувствуешь, сходу заявляя мужчине, который тебя толком и не помнит, что ты без ума от него. А мало ли, что он подумает, не сочтет ли одержимой, не испугается ли. Но Этьен понял, чем окончательно убедил меня в том, что действительно любит.
- Что ж, значит, я буду смотреть на тебя чаще, - усмехаюсь я, когда муж говорит о моих глазах. Да, Этьен всегда отмечал мои голубые глаза, и какие эпитеты он только не придумывал, какие приятные слова только не говорил. Удивительно было и сейчас. Муж говорил, а я заворожено смотрела на него, словно изучала. Смотрела на восхитительную щетину и интересный контур губ, смотрела на карие глаза и мелкие морщинки около них, смотрела на нос и густые брови - смотрела на все, от чего была без ума, с любовь и восхищением.
А затем Этьен протянул руки, и я сразу же подалась к нему, желая почувствовать то же, что чувствовала раньше. И вот оно наслаждение. Как только его руки обвили мое тело, меня сразу пробила дрожь. Я улыбнулась, прижимаясь к его груди и ощущая прилив спокойствия, как прежде. Что-то волшебное было в его объятиях, и я до сих пор не знала, как это объяснить, ибо каждый раз сжималась, словно маленькая девочка, становясь слабой и, тем самым, нуждаясь в защите. И он эту защиту давал, все крепче и крепче прижимая меня к себе. Если бы я была кошкой, наверное, мурлыкала бы в такие моменты. Но сейчас я просто улыбалась с закрытыми глазами. Дрожь, тепло, его дыхание, покалывание щетины. Сейчас задохнусь от счастья. И мы сидели так, не знаю сколько. В такие моменты время никогда не играло для нас особого значения. Мы просто знали, что так надо, мы чувствовали потребность в этой близости. Боже, как же я зависима от него, от него и его крепких объятий.  Что ж, опять же, не знаю, сколько прошло времени, но мы медленно отстранились друг от друга. Я посмотрела в его глаза и улыбнулась, проведя ладонью по груди. Наверное, стоило отдохнуть, ведь мы не спали всю ночь, но тут мой взгляд зацепился за его голову.
- Знаешь…, - протянула я, вставая перед французом на колени так, что одна моя нога расположилась между его ног, – у нас с тобой был один секрет, - я улыбнулась и дотронулась руками до его волос, после чего наклонилась и аккуратно и нежно дотронулась губами до ранки на его голове. – И все заживет, - улыбнулась я, проведя рукой по его волосам. Когда-то я заикнулась о том, что поцелуй – может вылечить все, с тех пор мы с Этьеном активно пользовались этим методом.
Затем мы улеглись на кровать и задремали. Уснула я быстро, день был напряженный и сейчас я не испытывала никакого страха и сомнений. Любимый мужчина рядом, и он не уйдет. Спокойно, я чувствую его тепло, не удивительно, что сон пришел уже через несколько минут после того, как я закрыла глаза, прижимаясь к возлюбленному. В таком же положении я и проснулась, правда, с ощущением того, что на меня кто-то смотрит. Я тут же приподняла голову и столкнулась со взглядом француза. Заспанная, но счастливая, я улыбнулась, глядя на него, а он, тем временем, предложил посетить ресторан. Мы быстро собрались. К сожалению, никаких вещей я с собой не взяла, но Этьену всегда нравилось это белое платье, надеюсь, это не изменилось. Уже в ресторане муж решил сказать тост. Мне же оставалось лишь улыбаться. Частично я эгоистка. Ведь делала все ради себя и своего счастья. Ну куда я без него? Как бы я жила, да и жила ли вообще? 
- Это неважно, Этьен, - держа бокал навесу, протянула я с улыбкой, - помнишь ты что-то или нет. Все это неважно, - после этих слов бокалы ударились друг о друга, и я испробовала вкуснейшего французского вина. Француз сжимал мою руку, и смотрел на меня так, что мне стало даже как-то неловко. Я застенчиво усмехнулась, словно старшеклассница на первом свидании, и опустила взгляд, после чего все же снова устремила его на Этьена. Я хотела что-то сказать, но в итоге просто глубоко вздохнула. А что скажешь в такой ситуации? Все это так странно, влюбиться во второй раз. А это чувство, когда ты понимаешь, что удержала и любимый рядом? И это вовсе не вынуждает тебя остывать, думая, что дело сделано, значит дальше идти не надо. Напротив, я понимала, что дальше будет еще сложнее. Я хочу, чтобы он влюблялся в меня каждый день.  – Ты как всегда выбрал великолепное вино, - с улыбкой искренне протягиваю я, ведь Этьен обладал изысканным вкусом по этой части, о чем я никогда не упускала возможности ему сообщить. Внезапно заиграла музыка. Не убирая руку, я повернулась, с удивлением отмечая, что во французском ресторане крутят американскую классику. Без лишних слов, я встала, подходя к Этьену, который сидел напротив. Я дотронулась пальцами до его подбородка, поднимая лицо, чтобы смотрел на меня. – Пошли потанцуем, - потому и встала, предполагая, что Этьен начнет сопротивляться. – Не спеши отказываться, - я аккуратно провела пальчиками по его щеке, - сам удивишься.
Наверное, он не помнит, что за время нашего знакомства, научился неплохо танцевать. Однако, и в этот раз муж поверил мне и встал, направившись к площадке. Положив руку на его плечо, я прижалась щекой к щеке француза, и мы начали двигаться, медленно, в такт музыке. Чарующая композиция Луиса Армстронга  «What a wonderful world», задавала атмосферу. Хотя, я слышала ее скорее подсознательно, ибо уже через несколько секунд закрыла глаза, просто наслаждая теплом и близостью любимого человека. Все как прежде. И танцует он как прежде! Тело помнит. Я была права.
- Вот видишь, - улыбнулась я, открыв глаза и немного отстранившись от Этьена. - And I think to myself .....what a wonderful world, - с улыбкой пропела я предпоследнюю строчку куплета, явно намекая на то, что сейчас испытываю тоже самое. Помнит он или нет – неважно, он со мной, а значит мир прекрасен.

0

24

Подобные разговоры тихо ведутся в не менее тихий вечерок. Такие беседы, полные нежности и очарования, не должны вестись в день, во время, когда каждый выползает из своей каморки сражаться с суровыми буднями. Эти беседы лечат раны, полученные за день. Кажется столько воды утекло, столько времени прошло. Нет, его не существовало, и я знал наверняка, что так было всегда. Не поддаваясь правилам, которые давно потеряли своего автора, мы писали свою историю. Как хотели. И лечили друг друга подобными беседами и днем и ночью, когда нам было угодно, когда нам хотелось. И я не мог сказать, что я это знал, я это чувствовал.
Какой-то невидимый туман окутывал меня, когда я был рядом с Шерри. Эта нежная, но колкая от прохлады дымка впитывалась в мою кожу, просачивалась в мое сознание, это был какой-то опиум, который толкал меня к Шерон, в ее объятия. Подсказывал, что нужно говорить, двигал мое тело, помогал мне даже в таком состоянии. Именно этот туман и подсказывал мне, что Шерон мне больше, чем любовница, больше, чем друг, больше, чем жена. И если б было такое емкое слово, в которое могло бы все уместиться, словно в бездонную сумку, я обязательно подарил бы это слово Шерон.
Я внимательно слушал ее. С каким восхищением она рассказывала, с какой теплотой. Невольно мне показалось, что это вовсе не про меня, но с другой стороны, я бы обязательно это делал, я и сейчас хочу это делать. Сердце трепетало в груди, я понимал, что я влюбился в эту женщину. Разве можно влюбиться во второй раз? Влюбиться в одного и того же человека. Пожалуй, для меня сейчас других людей и не существует.
Я скрыл смущенную улыбку, отведя голову чуть в сторону. Я представил, как она улыбается, когда видеть букет пышных, алых роз или очередную арахисовую шоколадку. А игрушки?
-А я дарил тебе игрушки? - немного неуверенно начал я, боясь, что сама идея подарка как игрушки покажется весьма детской, - я бы подарил - добавил я. Не знаю, сердце мое так скакало в груди, что я ощутил какое-то неведомое тепло, которое толкало на такую же неведомую доброту. И снова я представил, как я несу Шерон плюшевого зайчонка, котенка или же медвежонка.
Я утонул в ее глазах. Как они прекрасны. Уверен, что при первой нашей встречи я влюбился именно в ее глаза. Их сложно не заметить, их невозможно не любить! Шерон ловко сочетала в себе какую-то таинственность и в то же время открытость. Или эта открытость видна только мне? Не знаю, но на моем лице появилась мягкая улыбка, я был очарован лазурным взглядом своей жены. И я понимаю, что сейчас я уже и не смогу без нее. Прижимаю ее к себе, чувствую ее запах, слышу ее дыхание, и понимаю, что не расстанусь с ней. Никогда. Тишина и спокойствие, с которыми ранее я не был знаком. Именно это нам подарили крепкие объятия. Казалось, что я попал в какой-то иной мир, полна противоположность прежнего, полный антипод моего мира, полного дерьма.
Я почувствовал, как он встала, и открыл глаза. Шерон аккуратно обхватила мою голову руками, и я почувствовал жар ее трепетных губ у себя на ране. Не было больно, напротив, мне словно стало легче, словно я ждал именно этого.
-Спасибо.. - тихо сказал я, боясь спугнуть нависшую тишину, атмосферу. Этот жест Шерон был мне знаком, но я точно не мог вспомнить, где именно. Я уже перестал копаться у себя в голове, лучше пусть все само собой всплывает, главное, что тело не отвергает, а напротив, показывает, что это уже было, это уже привычно.
Через некоторое время мы переместились на кровать. Так сладки были наши объятия, что я не мог расстаться с Шерон, а еще не мог объяснить это рвение, это желание, этот трепет, который кипел во мне, перерастал в нечто большее. Мы задремали, однако дальше нас ждало приятное продолжение дня.
Я привел Шерон в ресторан. Мне очень хотелось, чтобы наши отношения продолжались, кипели. Я заново ее познаю, я присматриваюсь, прислушиваюсь и уже не пытаюсь вспомнить, а пытаюсь запомнить то, что вижу перед собой. А видел я перед собой красивую, статную женщину, с грацией горной львицы, с бездонными лазурными глазами и золотыми, шелковыми волосами. Я любовался ей, как статуей. Она словно совершенное существо, настолько она пленила меня, затмила своим светом всю мою жизнь. Мне не терпелось произнести тост. Звон круглых боков бокалов, прикосновения, улыбки. Время остановилось, замедлилось, словно в фильме, и я мог вдоволь насладиться красотой своей жены. Казалось, что с каждой секундой я сжимал ее руку все сильнее, тем самым показывая, как боюсь ее отпустить. Самое страшное, что все это может оказаться сном, и мы никогда о нем не вспомним. Так не хочется просыпаться.
Шер похвалила меня за выбор вина. Я кротко улыбнулся и поцеловал ее руку, которую все это время сжимал. Я не мог оторвать от нее взгляда. Уверен, она могла увидеть в нем, как плещется восторг и восхищение, гордость, очарование, влюбленность.
Я и не заметил, как заиграла музыка. Шерон аккуратно встала из-за стола и подошла ко мне, касаясь кончиками пальцев моего лица. И как я могу ей отказать? Я этого не хотел. Нас разделял стол, а танец давал возможность прижаться к Шерон, почувствовать ее. Я охотно встал, хоть и знал, что крайне неуклюж, и уж тем более не приспособлен к танцам. Но раз она во мне уверена, то мне ничего не страшно, я верю ей, доверяю.
Играет музыка, но я ее по прежнему не замечаю, я иду за Шерон, она стала моим чарующим звуком, сладким, пленительным, на который я послушно откликаюсь, иду. Я прижался к ней, щеки наши соприкасались. Я не замечал своих действий, просто двигался, как подсказывало мне мое тело. И все же все мои мысли были переполнены прекрасным образом своей женщины. Хоть я ее и не мог до конца вспомнить, я любил ее. И даже если я не мог вспомнить любовь, то я просто влюбился в нее снова. Ах, как прекрасно это чувство. Я хочу чувствовать его всегда, хочу каждый день влюбляться в эти нежно-голубые глаза, в эти локоны, цвета спелой пшеницы.
В какой-то момент Шерон отстранилась и пропела мне строчку из песни. Все во мне застыло, а потом какой-то толчок в груди и я аккуратно касаюсь ее нежных, теплых губ, прижимая ее за талию к себе. Этот легкий и нежный поцелуй я оторвал от своего сердца для Шерон. Я не могу описать всю ту бурю эмоций, что бурлела во мне. Я просто был благодарен Шерон за все, что она сделала для меня.
Мы вернулись к столу, нам подали еду, однако я все так же сжимал руку Шерон, не в силах расстаться с ней. Хоть она и рядом, я хотел чувствовать тепло ее кожи, это тепло оживало во мне мою мертвую душу.
-Шерон, а ты сразу меня полюбила? - аккуратно поинтересовался я. Мне казалось, что любить меня невозможно, а тот, кто утопал в своих чувствах, того я топил дальше. Мне кажется, что в наших отношениях тонул я, - мне почему-то кажется, что я сразу в тебя влюбился.. наверное, я тогда чувствовал то же, что и сейчас. Извини, если я много болтаю и говорю что-то не так.. - да, сказывалось легкое волнение, вино и пьянящий вечер от которого я сходил с ума. Я провел рукой до запястья и почувствовал браслет. Такой простой, но подобранный со вкусом, невзрачный браслет, который подойдет к любому наряду. Он походил на оберег или небольшой амулет.
-Красивая подвеска, - я постарался переключиться с темой кто в кого влюбился. Ведь это не важно, верно? Хоть я и думаю об этом, главное, что все же мы вместе, - дерево символ жизни, плодородия и процветания. Подарок? - спросил я, снова сжимая руку Шер и утопая в ее глазах.

+1

25

Это был потрясающий вечер, это был потрясающий танец, который словно возвращал меня к жизни, к воспоминаниям о том, что человек, которого я так сильно люблю, никуда не делся. Вот он рядом, и пусть ничего не помнит, танцует, как и прежде, очень даже хорошо. По привычке мне хочется назвать его медвежонком, но я просто двигаюсь, медленно и в такт музыке, периодически подпевая чарующей мелодии. В один прекрасный момент Этьен наклонился ко мне и коснулся губами губ. Закрыв глаза, я словно куда-то пропала. Даже не поцелуй, а просто соприкосновение губ, такое нежное и мягкое, от которого хочется улететь. Я чувствовала, как муж прижал меня к себе еще сильнее, и сердце мое забилось с бешеной скоростью, словно стремилось к нему. Я улыбнулась, как только закончилась музыка, а мы отстранились друг от друга. Как я и говорила, Этьен справился с задачей великолепно. И вот мы снова вернулись к столу, однако мужчина не отпускал мою руку. Я же помнила, что Этьен, как правило, всегда садился около меня. Неважно как стояли стулья, он их все равно переставлял. Вот и сейчас, я видела, что он хочет быть рядом, не желает отпускать. От этого сердце наполнялось счастьем, мой муж вернулся, я люблю его и это взаимно. Правда, я не успела переставить стулья, как внезапно Этьен задал интересный вопрос. Улыбнувшись, я задумчиво посмотрела в сторону, словно пытаясь вспомнить, как все начиналось, и кто первый понял, что пропал. Француз по-прежнему сжимал мою руку, потому я, прежде чем начать, повернула ее так, чтобы внутренние стороны наших ладоней соприкоснулись.
- Сложный вопрос, - усмехнувшись, честно протянула я. – А если я скажу тебе, что… изначально хотела просто с тобой переспать, а ты упорно отсрочивал этот момент и отсрочивал до тех пор, пока я и сама поняла, что… это не просто дружба? – продолжаю улыбаться, вопросительно глядя на Этьена. Но это правда, и француз об этом знал. Получилось так, что не он, бабник с опытом, желала видеть меня в своей постели, а я. Он же, напротив, хотел чего-то большего. По меньшей мере, узнать поближе загадочного офицера полиции. – Ну а когда поняла…, испугалась, - я снова усмехнулась, вспоминая, какой глупой была. – Веришь или нет, Этьен, но мы вместе только благодаря твоему упорству, - с этими словами я начала большим пальцем поглаживать руку француза. – В отличие от меня, ты не испугался, несмотря на свое прошлое. Новые чувства и ощущения тебя не оттолкнули. Наоборот. Ты даже залез на второй этаж моего дома, когда я настырно пыталась тебя выгнать, - я засмеялась, вспоминая забавную ситуацию из прошлого.
Казалось бы, кто из нас двоих должен был бежать и пресекать все возможные проявления чувств? Конечно, я та еще женщина, но все же… Прошлое Этьена было богаче на противоположный пол, да и убеждения совсем другие. Никаких серьезных отношений, никакой любви, никаких чувств. Но смотрите, как вышло: я как ошпаренная бегала от него, когда увидела этот блеск в его карих глазах, когда почувствовала, как он целует меня в нашу первую ночь. А он, наоборот, бегал за мной, добивался, искал встречи, пытался сказать. Вот такая ирония. Забавно было это вспомнить и рассказать Этьену. Не знаю, вспомнил ли он, да это и неважно. Я просто смотрю на его улыбку, и улыбаюсь в ответ, продолжая пальцем поглаживать его руку, ощущать тепло его кожи. Несколько секунд мы молчим, затем рука француза скользнула вдоль моего запястья. Он заметил браслет, украшающий мою руку. Я сразу же улыбнулась, глядя на этот подарок. Когда-то я обещала, что он всегда будет со мной, и не солгала.
- Да, подарок. Твой, - кивнула я, беря бокал во вторую руку. – Ты подарил во время медового месяца, а я пообещала никогда его не снимать. И никогда не снимаю.
Снова улыбнувшись, я сделала один глоток вина. Через несколько минут, я все же вспомнила про то, что собиралась присесть рядом с Этьеном. Поднявшись, я поставила стул рядом с ним, рассказав, что он все время так делал. И я видела, что и сейчас хотел, просто не решался, видимо, не до конца смирившись со своими новыми воспоминаниями. Остаток вечера мы сидели вместе, допивали вино. Я рассказала многое, от своей жизни, до наших совместных воспоминаний. Говорил и Этьен, а я внимательно и с неподдельным интересом слушала, глядя в его карие глаза, в которых видела те же искорки, что и раньше. Мы часто смеялись, вспоминая забавные ситуации из жизни. Я подробнее рассказала мужу о его путешествии на второй этаж моего дома, когда он хотел отдать шоколадку, а я сдала его полиции. Тогда мне было совестно, зато сейчас мы оба здорово над этим посмеялись.
- Да-да, ты сидел в участке за решеткой целую ночь, представляешь, - смеясь и кивая, подтверждала я. – А все из-за шоколадного батончика и любви к офицеру полиции. Так что ты у меня, можно сказать, опасный преступник.
Посидев так еще немного, мы решили погулять по ночному Парижу. И мы вышагивали вперед, я с улыбкой продолжала рассказывать неимоверные истории, периодически держась с Этьеном за руки. Не знаю, сколько именно было времени, меня это не особо волновало. Я была счастлива. Любимый человек со мной. Он многого не помнит, но он со мной и готов остаться. Он хочет остаться, отвечая взаимностью на мои чувства. До сих пор не знаю, что во мне такого, что вынуждает человека влюбляться во второй раз. Но я не буду разбираться. Мы просто созданы друг для друга, и доказываем это каждый день.
Мы гуляли около часа, может чуть больше. Наконец-то набрели на какую-то скамейку, и присели, решив отдохнуть. Я сидела прямо около француза, он сжимал мою руку, мы смотрели вдаль. Теплый ветерок бил в лицо, я улыбалась, не скрывая счастья. Сегодня я заново начала жить. Несколько минут мы не разговаривали, молча любовались красотой ночного Парижа. Я понимаю, почему Этьен так любит этот город, я тоже его полюбила, что подогревалось любовью к человеку, родившему здесь. Издали, окутываемая сотнями огней, выглядывала Эйфелева башня.
- Помню, в медовом месяце, я не могла от нее оторваться, - кивнув на строение, заметила я, вспоминая, как заворожена была от вида величественного символа Франции. – Балкон в нашем номере выходил прямо на башню. Я полюбила это место, хотя изначально чувствовала себя не очень комфортно, - улыбнувшись, я снова посмотрела на Этьена. – Ты мне все переводил, и это было унизительно, - после этих слов я и вовсе засмеялась, ведь действительно чувствовала себя ущербно. Зато потом поняла, что мой дом – Этьен. И мне наплевать на окружение, наплевать на язык, мне всегда будет хорошо рядом с ним. Да и это родина Тьена, родина любимого человека, я не могла долго испытывать здесь дискомфорт. – Но знаешь, я, вроде как,  замужем за французом, значит… частично француженка, по удостоверению, по крайней мере, - бредовые мысли, от которых я снова усмехнулась, но мне все равно было приятно так думать. – В общем, со временем почувствовала даже какое-то родство с этой страной. Что-то близкое. Я тебя утомила? – и снова я смеюсь, понимая, что Этьен молчаливо слушает мои рассуждения вот уже несколько минут.
Но вот я замолчала, прижимаясь к французу еще сильнее и ложа голову на его плечо. Я продолжала смотреть вперед, вдыхая свежий воздух уже почти родного мне города. Трудно сказать, сколько мы так просидели. Мне не хотелось уходить, я могла сидеть здесь хоть вечность, прижимая к животу теплую ладонь мужа. Однако вскоре мы все же двинулись вперед, но не в отель или квартиру, а дальше, двинулись по улицам Парижа. Я все еще улыбалась, была полна сил. Этьен, кажется, так же не отставал. Мы дошли до какого-то моста, и я тут же остановилась, вглядываясь вниз и видя водную гладь. Затем я снова посмотрела на Этьена и, выпрямившись, встала прямо напротив него, взяв в руки его ладони и повернув их внутренней стороной кверху. Почему-то мне вспомнилось, как в день нашей свадьбы, я применила свои скромные знания в хиромантии и решила прочитать несколько линий на ладони супруга, хотя в это особо не верю. Вот и сейчас, я с улыбкой вглядывалась в эти любимые руки, словно снова ища материальное подтверждение нашей любви, которая никогда не закончиться.
- В день нашей свадьбы…, - протянула я, все еще с улыбкой разглядывая его ладони, лежащие на моих, - мы смотрели на эти линии, - хотя сейчас меня заворачивали не только линии, но и его руки. – Хотя, мне не нужно быть хиромантом, чтобы сказать, что это, - имелись ввиду наши отношения, наша любовь, - на всю жизнь. Этьен, - я наконец-то подняла взгляд, смотря ему в глаза. – Я знаю, что ты переживаешь, тебе обидно, и ты хочешь вспомнить, но…, знай, что для меня все это неважно, - мои руки сжали его, чем наглядно демонстрировали, насколько мне тяжело говорить. – Никто и никогда не смотрел на меня так, как ты. Я ни с кем не чувствовала себя так комфортно, как с тобой, словно я дома, несмотря на то, что в чужой стране. Я понимаю, что стала зависимой, я нуждаюсь в тебе.  И если ты чувствуешь тоже самое…, - глубоко вздохнув, я улыбнулась и прижала его руки к своей груди, - остального мне не надо. Остальное неважно, - несколько секунд я смотрела в его глаза, никогда не перестану замечать эти искорки. Как в той песне «Свет я увидел в твоих глазах», вот я и увидела. – Я люблю тебя, мой очаровательный француз, - продолжая прижимать его руки к себе, с широкой улыбкой протянула я, после чего подалась вперед, аккуратно касаясь губ Этьена, и вкладывая в этот кроткий и невинный поцелуй всю свою нежность и любовь.
А ведь с этого все и началось: я встретила очаровательного француза, который вскоре стал моим и даже потеря памяти этому не преграда. Несмотря ни на что, он все рано всегда будет моим, моим очаровательным французом по имени Этьен Моро.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Alter ego