В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Дело было так...


Дело было так...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Даррел и Тори (в данном контексте Чейс и Ванесса)
Место: Портленд, Орегон. Аэропорт - центральная больница - квартира Чейса
Время: 24 августа 2013 года
Время суток: ночь, утро, день
Погодные условия: жарко, душно, но заканчивается все проливным дождем
О флештайме: буду жить, даже если и туго (с). Жить, любить все так же бывшую жену, невзирая на то, что причина ссоры была по-детски глупой и притянутой за уши. И если мы в ответе за тех, кого приручили, то я в ответе за свою студентку. Которая стала моей женой.
Между нами было много всего. Но ты однажды сказала "да". И я знаю, что наш ребенок будет носить мою фамилию. А счастье отцовства ты у меня никак не отберешь. Разве что только подаришь.

http://s0.uploads.ru/F59o4.png


эпиграф сделан Тори **

Отредактировано Darrel Winslow (2013-07-06 12:48:45)

+1

2

Кажется, что весь год был обычным сном романтичной идиотки, которой собственно, я и была. Так и шло - пара месяцев, год разлуки, неизвестное примирение после моего умата в клубе с Меган, случайная встреча, казалось бы, случайная связь на одну ночь. Ночь безумств, ночь, когда наши души и тела вновь соединились. Ночь, которая вылилась в новую жизнь. Страшно представить, чтобы было, если в клинике тогда, Чейс не узнал про меня, и я так и думала, что у него есть другая, что он.. Что он снова меня мог предать, как в первое наше расставание. Ненавижу лицемерие и ложь, и я боялась, что это повторится снова. Поэтому и собиралась делать аборт, но он меня остановил, пусть он этого тогда не понимал, он ведь "отшил" меня своими словами. Я передумала идти против себя, решила оставить малютку, которая стала потом смыслом моей жизни.
Мы помирились, счастье стало так возможно. Я снвоа окунулась в мир с ним, с его присутствием. Я любила его, находилась рядом с ним в клинике, ждала, когда его раны от аварии затянутся и мы сможем снова наслаждаться друг другом. Во всех смыслах этого слова. Мы ведь поначалу боялись даже целоваться, из опасения сорваться, навредить его ноге, которая так и не собиралась заживать. А потом.. Он опять удивил меня, и я доказала ему, что мы всё сможем. Втайне от врачей, скрывая то, что даем нагрузку его несчастной ноге, мы пытались насладиться хоть капелькой друг друга, ходили вместе на консультации, любовались нашим малышом. Потом узнали, что у нас будет маленькая девочка. Чейс постоянно шутил, что она должна быть копией меня, а я дулась и отнекивалась, считая, что она должна быть нашей общей, вобрать в себя гены нас двоих и стать ещё красивее.
Совершенно случайно произошло знакомство с остальной семьей моего любимого - братом и отцом. С сестрой мы познакомились ещё тогда, после разговора с Чейсом в кабинете врача. Она-то и показала мне то, что заставило меня вернутся в клинику и поговорить с любимым мужчиной. А вот остальные родственники, я ничего не знала про его семью, пока в одно утро к нам в палату не заявился его отец, брат и его девушка. Софию, как представили, мне стало очень жаль, и оставив мужчин наедине, я вышла следом за ней. Девочка была из обычной семьи, она не могла принять Макса таким, какой он есть. Возможно, у них тогда всё было плохо, знаю, что они ругались. Но потом.. Сейчас они вместе, улыбаются, они счастливы. Как и мы...
После той встречи, и операции, нога Чейса наконец-таки зажила, нас выписали. И мы в первый раз поругались. Да, я не хотела, чтобы он выходил на работу сразу после больницы, и я отомстила ему. А потом декан отомстил нам. Потом... Потом я сказала "да". на что? Думаю, Чейс не хотел именно так просить моей руки, но мой отец умеет действовать на людей, пусть те и не замечают этого. Так мы поразили всех. Любимый - предложением, я - тем, что отец скоро станет дедом. нас оставили в покое и мы, кажется, должны были жить долго и счастливо. Но... Прошлое всегда настигает нас, хотим мы этого или нет. Нас оно тоже настигло..
По прогнозам врачей, рожать мне надо было в августе, в середине или конце. Беременность изменила меня, особенно после седьмого месяца. Не представляю,к ак терпел меня будущий муж, но он держался молодцом. МОя ревность только усилилась, я ревновала его ко всему, что движется и не движется, что ходит, а что стоит - расшатывала и ревновала также. Никогда не была такой истеричкой, заводилась от любой мелочи, меня раздражало всё: еда, запахи, действия. Я орала на всех, включая любимого человека. Черт, да я выводила из себя всех...
Масла в огонь подлила девушка, с которой Чейс спал, пока мы с ним были в разрыве. Она нагло заявилась в Портленд, и пришла к нам домой. Видимо, узнала, что Чейс женится, что у нас будет ребенок и решила подлить масла в огонь наших отношений. Она наговорила мне много гадостей, и под её гнетом я поругалась с Чейсом. Он тоже психанул, устроив мне разнос, я достала его, наверное.. Он уехал в командировку, а я осталась одна. Хотя не совсем одна, под бдительным надзором его младшего брата и Софии, которая стала моей лучшей подругой. Даже Ева боялась заходить ко мне из страха получить вазой в лоб...

Больно...Ужасно больно... - хватаюсь за живот, кричу не своим голосом, ко мне прибегает София и с ужасом смотрит на мое раскрасневшееся лицо. Я пытаюсь встать, но не могу, снова скрючившись от приступа боли. Девушка указывает на мокрое пятно на постели, констатируя тот факт, что у меня отошли воды и скоро на свет появится малышка. Она хватает телефон и звонит в скорую, которая очень быстро приезжает к моему дому. Всё-таки имя Эванс ещё что-то значит в этом городе, а гнев моей семьи всегда был страшен.
Уже через пару минут меня везли по белоснежным коридорам клиники в родовое отделение, куда пришел мой лечащий врач.
-Чейс, он мне нужен..Где он?! - не отпускаю руку Софии, до боли сжимаю её в своей, почти бред, я не узнавала свой голос, мне было жутко страшно, что я останусь одна, что он не придет, хотя обещал. Он ведь уехал, ушел, мы поругались... Где он, верните мне его.. Хочу к нему! Остановите эту боль!

+1

3

Она сказала всего одно слово, но оно принесло столько счастья, что я был готов на все. Наверное, можно подумать, что я счастлив от того, что эта семья одна из самых влиятельных в городе, но когда мы познакомились в магазине, Несс не была дочерью мистера Эванса, она была просто девушкой, которая банально покорила меня лучистой и слегка смущенной улыбкой. Я помню, как мы гуляли по парку и какой скандал вечером устроила Лисса, потому что я не брал трубку. А я не не хотел. Я просто не слышал, отключив телефон на автомате.

- Ты выйдешь за меня?
...
- Да, если ты еще не отклонил предложение.

Она даже не подозревала, что со мной творилось в те моменты, пока ее выворачивало наизнанку. Ну, откуда я мог знать, что причиной тому является наша будущая малышка, будущая мисс Кирк?

Нам потребовалось время, чтобы уладить все возникнувшие проблемы. В отличие от Несс, мне скандала в университете избежать не удалось, мы просто его не демонстрировали. И несмотря на то, что я от зарплаты преподавателя не сильно зависел, ее уменьшение все же дало знать о себе моим испортившимся месяца на два настроением. И, да - я никогда не думал, что беременные женщины порой так тяжело переносят чужие перепады настроения на свои, потому что Несс начала сводить меня с ума. Токсикоз, духота, мое плохое настроение. В итоге, мы стали двумя составляющими коктейля Молотова и взрыв, конечно же, тоже произошел. Не выдержала первой все же Несс. Хотя, побочно здесь был виноват я. После визита той, которую видеть я не хотел никак, наша жизнь с Несс дала трещину и стала здорово напоминать задницу.

В тот день я пришел домой пораньше, желая порадовать уже почти состоявшуюся супругу. Мы не общались с ней всего два часа, и то - она не знала, что я приду так рано. Но то, что меня встретило, оказалось полной неожиданностью - в квартире стояла почти могильная тишина, которая едва не звенела в ушах после шумной улицы.
- Можешь уходить, не разуваясь!
Это была первая пощечина. Я уже привык, что иногда Ванесса могла как следует доводить меня днем, чтобы сполна рассчитаться с ней ночью, но сейчас это звучало как-то особенно... жутко.
- Ты чего?
- Знаешь ли, у меня гордость есть. И быть твоей потасканной игрушкой для развлечений... Ну уж нет, извини! Будут тут еще всякие мне рассказывать, насколько ты хорош в постели!
Ей-богу, я едва не сел там же, где и стоял. В руках был букет белых лилий, Несс их очень любит, и со стеблей на пол стекали капли воды. Я сделал шаг вперед, но девушка отошла вглубь квартиры, обнимая себя за плечи.
- Это было давно.
- Не так давно, как ты хотел бы думать! Слушай, если изменяешь, то хотя бы заметай следы! И не давай любовницам свой домашний адрес!
Вторая пощечина. Блин, я совершал много глупостей, но чтобы они потом имели вот такие последствия... Окончательно глаза округлились, когда Несс выкатила мой чемодан.
- Не понял.
- Ты и правда думал, что я так спокойно все прощу? Извини, Чейс, но меня это достало. Забирай вещи и уезжай отсюда! Хвтаит с меня!
Она развернулась и исчезла, потерявшись где-то в квартире. Я на секунду закрыл глаза, чтобы прийти в себя, положил букет на трюмо, стоявшее в коридоре. Подумал. И вышел, взяв с собой чемодан. Не хотел, чтобы Ванесса переживала лишний раз, на пару с малышкой. Поэтому лучше было их оставить.

Спустя некоторое время я узнал, что сейчас там живет София. С братом у них все наладилось, чему я был рад, но своих детей они пока не планировали. И слава богу. Потому что вести о том, что я стану еще и дядей, я бы не выдержал. Девочка держалась достойно, стараясь спокойно относиться к тому, что мой младший брат любить задаривать ее подарками. Слава богу, что Несс не была избалована, иначе я бы просто свихнулся, пытаясь придумать для нее подарок пооригинальнее.
Несс. Ох, девочка, ну почему с тобой временами так сложно? Я люблю тебя любую, у каждого из нас бывали ошибки, так почему именно мои могут разрушить то, что я так старался долго сберечь от постороннего вмешательства?

Гостиница, в которой  остановился после краткого визита к отцу в Нью Йорк, была довольно спокойной. Я находился в пригороде Портленда, не мог приехать в сам город. Не хотел пока во все это снова окунаться. Пока знал, что у Несс все хорошо, что наша малышка ее не тревожит и не беспокоят посторонние люди. Правда, София становилась похожа на Церберенка, по словам Макса, но я думаю, это пройдет - капризы беременной женщины способен стерпеть далеко не каждый.

Конец августа приближался, делая нервным и меня. Я ездил на работу, встречался с партнерами университета, расширяя свои возможности новыми перспективами, периодически наведывался в филиал компании отца, куда устроился и Макс. В общем, все было хорошо. Так я думал...

- Алло.
Слышу свой голос, хриплый спросонья. Но сон снимает очень быстро, когда я слышу то, что мне сообщает Макс. куда хуже - на заднем фоне Несс.
- Вы в больницу? Или врача вызвали?
Ответ Макса почти заглушают крики боли. Матерясь, кладу трубку и путаюсь в пуговицах рубашки. Оторвав штуки три, надеваю футболку и джинсы - стандартный набор. Накидываю куртку, беру ключи от машины и вылетаю из номера. Дороги сейчас должны быть пустыми, перед дождем вряд ли стритрейсеры рискнут ездить - заносы для дрифта, но драг им предпочтительнее. Именно с такими бредовыми мыслями я вжимаю педаль газа в пол, надеясь так же и на отсутствие полиции. Я засекал время, смотря на часы, как будто это могло помочь. Прошло уже около 15 минут, и если бы не пустые дороги, я бы успел только к крестинам родной дочери.

В больницу я забежал так быстро, как только позволяли сведенные судорогой ноги. Поинтересовался этажом родильного отделения и рванул по лестнице, благо всего второй этаж был. Мне кто-то всучил в руки халат - чьи-то тонкие и хрупкие руки, на которых я увидел синяки от сжимания пальцами и такие же следы. Поднял глаза, посмотрел на София и стоявшего рядом Макса. Оба с виноватыми лицами.
- Нас не пускают, так может ты попробуешь?
- На правах отца, ага.
Дергаюсь от крика и подхожу к двери. Ничего не видно, пластик, дерево и стекло делают свое черное и непроницаемое в плане видимости дело. Если бы я еще не слышал криков боли. Среди которых звучало мое имя.
Сзади кто-то коснулся моей спины. Обернулся, думая, что это Макс или София. Но нет, одна из медсестер.
- Вы отец?
Киваю. Говорить не могу - во рту все пересохло, я не могу ответить нормально. Она кивает и открывает двери, пропуская меня ТУДА. Иду быстро, хотя ноги дрожат от страха и волнения. С каждым шагом крики слышатся все громче. Уже у порога мне становится страшно, но пытаюсь поставить себя на место Ванессы и захожу, ослепленный ярким светом, который еще и отражается от белой ткани хирургических костюмов и халатов.

Она полусидит в кресле, откинув голову назад. По щекам стекают слезы, и мне больно вместе с ней. Подхожу, сам не знаю как. Беру ее за руку, целую в лоб.
- Я здесь, малыш.
Мне кажется, что в этот момент можно проклясть и секс, и роды, и будущего супруга. И я бы даже сейчас не возражал. Пусть все то, что было, там же и останется - в прошлом. Важно то, что здесь и сейчас. Именно сейчас и важно.

Я стараюсь не смотреть ниже, но взгляд невольно скользит по большому животу Ванессы, по ее согнутым ногам. Она сильно сжимает мою руку, громко стонет от боли. И я тихо начинаю себя ненавидеть за то, что вообще зачал этого ребенка в ней.

+1

4

Мы в ответе за того, кого приручили, возбудили, влюбили и привязали к себе. Всё это вертится в голове, когда я сжимаю подлокотники кресла, впиваясь в него не такими и длинными, но всё же ногтями. Новый спазм, я уже хочу чертыхаться и материться, хоть и стараюсь сдерживать себя в таких вольностях. Глазами бегаю по головам собравшихся людей, рвачей и медсестер. Не вижу Чейса, мне плевать, что мы поругались, плевать, что я вытурила его из дома. Он должен сейчас быть рядом, и я уверена София или Макс позвонят ему во чтобы то ни стало.
Эй, - оборачиваюсь на голос, замечаю, что кто-то тоже кидается в ту сторону, откуда слышен шум. Радостно всхлипываю и снова срываюсь на крик. Опять приступ, опять спазм, опять эта боль. Прекратите её, я передумал про естественный путь. Хочу прекратить эту боль.. Только беспамятство.
- Я здесь, малыш. – бальзам на мою душу, отрываю руку от подлокотника, впиваясь уже в его руку, сжимаю до хруста в костяшках пальцев, впиваясь в ладошку ногтями до крови. Где-то в глубине понимаю, что ему тут не место, что он может вообще испугаться и больше никогда не притронуться ко мне, но он сам сюда проник, хотя.. Кто думал, что он сюда не вломиться – сущий дурак!
-Дышите глубже, - голос врача заставляет меня оторваться от лица любимого мужчины, и сосредоточиться на боли, которая с новой силой нарастает во мне. Эта боль разрывает все внутренности, сметая со своего пути границы дозволенного и допустимого.
Падаю на спинку, чуть разжимая мертвую хватку. Сколько это длиться? Я даже не считаю, не засекаю. Просто отпустите меня…
-Не уходи… - шепчу, мотая головой. Я вся в испарине, но кажется, дело пошло… НЕЕЕЕТ! – новая потуга, кажется, самая сильная…  Проходит секунда и комнату разрезает плачь младенца. – У вас девочка, - врач дурак, что сообщает нам то, что мы знаем?  - я настолько обессилена, что даже говорить не могу, лишь тяну дрожащие руки к маленьком комочку в руках у врача, который кричит на руках, мне вручают её на каких-то пару минут. Улыбаюсь этому комочку, который только что был частью меня, девочка…
-Джульетта, - произношу тихо, будто пробую на вкус имя девчушки, мы с Чейсом давно выбрали имя, как для мальчика, так и для девочки, ещё до того, как узнали, кто именно у нас будет. Сейчас я озвучила его в слух, а малышка так на меня посмотрела, будто откликнулась, касаюсь подушечкой пальца звездочки кисти младенца, а она.. Так забавно сомкнула свои пальчики вокруг моего. Черт, мое сердце сейчас разрывалось от любви к этому маленькому кусочку жизни, в котором бьется наше общее сердце, бежит наша общая кровь. Перевожу взгляд на мужа, не важно, что он свадьбы ещё не было, фактически ничего не менялось… Квартира и все остальное не в счет, - У неё твой нос, - улыбаюсь, прислоняясь к плечу мужчины. Малышка тем временем второй рукой обхватывает палец папы, и держит нас в своих руках. Минута счастья, сердце уже разорвалось..Я не отдам её никому, хочу, чтобы она всегда была со мной.
Идиллия прекращается, когда медсестра с приторно-слащавой улыбкой отбирает у меня малышку, говоря, что «мамочке надо отдохнуть»
-Нет! – выдыхаю из последних сил, но вторая медсестра вкалывает мне что-то, заставляя веки стать тяжелыми, и я падаю вниз, поглощенная сном. Вам надо отдохнуть....

-Чейс! – открываю глаза, в которые бьет яркий луч солнца. Поднимаю руку, прикрывая глаза от света, и быстро оббегаю палату. Не обращаю на едко-больничный цвет палаты, на твердый запах медикаментов, и задерживаюсь на силуэте мужчины. – Я… - сжимаю его руку, волнуюсь, давлюсь словами, что я хочу сказать? Что я погорячилась, когда выставила его за дверь? Сейчас я сожалею, но Бог мне свидетель, я была зла, когда эта потаскушка посмела явиться в мой дом, зная о моем положении и в красках расписывала как развлекалась с  моим будущим мужем. Наверняка Чейс не знает, что я залимонила ей по её наглой и самодовольной физиономии со всей силы, и выставила за дверь. Ровным счетом, почти как и его… - Я дура, и ты прекрасно это знаешь, - не смотрю в его сторону, сверлю взглядом стенку, выпаливаю на одном дыхании. Я хочу, чтобы ты вернулся, и мы втроем зажили вместе. Я не могу без тебя.. Особенно сейчас. У Джулс должна быть полная семья…
-А вот и мама, - голос акушерки разрывает тишину, не давая нам продолжить разговор. Она вплывает в палату, я же приподнимаюсь на руках, которые ещё дрожат, но сил у меня хватает, чтобы подняться и сесть на подушках. Тяну руки к моей малышке и сжимаю её. Смотрю на маленькое чудо и мое сердце разрывается от любви к ней. Она моя, часть меня, мой кусочек, родная…
По щеке скользит слеза, я не успеваю даже её уловить. Я редко плачу на людях, смотрю то на мужа, то на женщину, которая пятится назад, решив оставить нас наедине. – У вас есть тридцать минут на кормление, - так мало?! Почему? Я хочу больше! – веду пальцами по маленькой мордашке, очерчивая контуры личика, а малышка так забавно в этот момент причмокивает, затем раскрывает свои огромные глаза цвета неба и… Она кричит как я, - улыбаюсь, понимая, что мне придется кормить её на глазах у Чейса. Краснею, первые две секунды смущаюсь, а потом.. Что он не видел меня голой чтоли? – оголяю одну грудь и даю малышке. Ай, - она такая сильная… - неприятные ощущения, мало что малышка сильно сосет грудь, ещё и внизу живота неприятно ноет. Хотя о чем я думала, тут же сравнение как в дырочку величиной с лимон протолкнули арбуз. Наверняка я вся порвана.. Но это того стоило. Отвлекаюсь от Джулс, поднимая взгляд на мужчину,... Не завидую ему, особенно сейчас...

0

5

Часто мы безотказны. Страсти, здрасьте.
Меняет краски счастье раз в день.
С тобой в опасность, без тебя - в тень.
Этой прекрасной песне место здесь,
Между моим и твоим сердцем,
Между баррикадой и Пресней, вместе..
Вместе...Это ли не счастье? Но...©

Если и было что-нибудь, способное заставить меня любить эту девушку еще сильнее, то оно только что родилось на свет. Я впервые видел новорожденного ребенка, какими бываем мы все,едва появившись на свет. Маленькие, сморщенные, все в крови и слизи, красные и орущие до посинения. Но я знал откуда-то, что если ребенок кричит при рождении, то это хорошо.
Наша дочь. Это была наша с Несс малышка, которую я некогда поклялся любить и оберегать. Я помнил испуганный взгляд Несс в больнице, когда я кое-как встал, опираясь на костыль. Помнил, как Клэр держала меня под руку, как мы пытались ходить по отделению, сколько сестра сделала для того, чтобы сейчас ее племянница появилась на свет.
- Я люблю тебя, малыш...
Я не могу понять свое состояние. При мне врачи перерезают пуповину, Ванесса даже не дергается. Похоже, это уже не такая боль, какая была пару минут назад. Нашу дочь куда-то уносят, моей любимой делают укол и она постепенно затихает. Меня выгоняют из родовой палаты, просят подождать и я усаживаюсь на диван. Моя ошибка - почти сразу же засыпаю...
Просыпаюсь от прикосновения медсестры, которая трогает меня за плечо. Открываю глаза, она устало улыбается мне:
- Может быть Вы домой?
- Нет, мне в палату к жене надо, если можно.
- Можно, только она спит.
- Мне все равно, я просто рядом хочу быть.
Меня сопровождают до палаты, в которой тихо спит Несс. Она спит на спине, видимо, сейчас на боку или на животе спать адски больно, хотя что я могу понимать в этом - мужчина, дело которого фактически только зачать ребенка, все остальное делает женщина - от выращивания до родов?
Если бы ты только знала, как сильно я тебя люблю... Твои руки, твое тело и душу. Твои губы, которые так сладко умеют утешать. Твои глаза, которые могут успокаивать одним взглядом...
Если бы она еще знала, как я себя ненавидел, когда ушел. Но остаться означало раздражать Ванессу, а ей нельзя. Итогом же стало то, что я просто не был рядом, когда это все началось.
Прости меня, пожалуйста. Прости.
Во сне Несс по привычке прижимала руку к животу. Я еще помнил, как туго была на нем натянута кожа, пока внутри была наша Джульетта. Малышка, наша девочка... Каким он будет - твой Ромео? И подпущу ли я кого-нибудь к нашему маленькому чуду? Какая она вообще? Какой станет и на кого будет похожа? Вчера Несса сказала, что у малышки мой нос... А как по мне, то было бы лучше, если б наша дочь больше походила на свою маму - с такими же точеными чертами лица, словно их вылепил неведомый мне скульптор...
Она просыпается, берет меня за руку... Держу ее, крепко сжимая. Не слышу, что Несс говорит. Вижу только, как шевелятся ее губы, но по ним читаю, что она признается явно в чем-то нелестном. Не успеваю ответить - в палату вносят нашу малышку. Такая маленькая, а ее уже на руках носят... Улыбаюсь.
- Мои девочки.
Я смотрю, как Несс кормит нашу дочь, и впервые за эти двое суток осознаю, что нас стало больше. Что это не просто орущий и вечно хотящий кушать сверток, это наша плоть и кровь. Мое ДНК и ДНК Несс. Черты лица, а вскоре и тела - все это будет нашим. И Мел Эванс стал дедушкой, и Джонатан Кирк. Макс так вообще стал дядей, а София, похоже, скоро будет официальной тетей, если не крестной. Хотя имя дочери я менять не дам.
- Ты не против, если я ее подержу?
Я сначала спрашиваю, а потом уже только соображаю, чем это чревато. Я ни разу в жизни не держал на руках маленьких детей! Именно новорожденных! У меня был пятилетний двоюродный племянник, но только на пятилетие-то я его и видел!
Несс передает малышку и я беру этот крохотный кулек в руки. Придерживаю головку, смотрю на нее. Джульетта смотрит на меня в ответ. У нее глаза цвета морской волны, хотя вчера вроде как были светлее - я плохо помню момент родов. Маленький носик пуговкой, пухлые губки, полной отсутствие бровей, но светлые волосики на голове, которые дают намеки на то, что будут виться.
- Джульетта... Малышка моя.
Поднимаю глаза на Несс, встречаюсь с ней взглядом и шепчу:
- Наша.
По щекам скатываются слезы умиления. Я счастлив. Счастье есть, теперь его еще и больше... Теперь в сердце больше места - отведена маленькая комнатка и для Джульетты Эванс-Кирк - для моей дочери от чудесной молодой женщины.
Я сажусь на кровать рядом с Ванессой, прижимая дочь к себе. Благодарно касаюсь губами виска, затем губ девушки.
- Спасибо. За все. Я люблю вас....

+1

6

Неосознанно ласкаю малышку, когда она увлеченно ест, девочке явно не нравится, что её отвлекают и она так забавно морщит носик, но не отрывается и продолжает меня «терзать». Когда же она вдоволь наелась, то даже отпихнула меня ручками.
-Забавная,… - меня сейчас разопрет от умиления, я лопну от счастья и соскребать с пола меня придётся скальпелем, или шпателем… - Наша…. – поднимая глаза на мужа, впервые осознанно назвав его про себя именно так. Удивленно приподнимаю одну бровь, когда он просит её подержать. Чувствую укол ревности и не хочу отпускать этот теплый, сопящий комочек ему в руки. Я ещё не надержалась её, - говорю ему глазами, но быстро успокаиваюсь, ведь он тоже имеет право подержать нашу дочь.
Аккуратно передаю ему, улыбаюсь, наблюдая, как светятся счастьем глаза Чейса. Ох, он как будто меняется на глазах.. .И я читаю все его мысли, вижу как он мысленно представил нашу малышку взрослой, хотя взрослой в моих глазах она не станет никогда, как он уже отшил всех её ухажеров, которых, честное слово, будет немало, как убил всех, кто заставит её плакать или сделает ей больно. О чем я вообще думаю сейчас? Я сама убью любого, кто посмеет обидеть мою Джульетту…
..моя… -ээээээ, хмурюсь, открываю было рот, чтобы возмутится его наглости, но он как будто чувствует мое негодование и быстро исправляется, виновато глянув в мою сторону, - Вот так вот лучше, намного… - тяну руки к дочке, хочу её обратно… Но Чейс как назло не отдает мне её, не подозревая о моих мыслях, а может просто не может расстаться с этим человечком…
Закрываю глаза, когда он садится рядом, чувствую легкий пинок ножкой малышки в грудь и томное сопение в районе его рук. Губы мужчины касаются виска, а я нагло поднимаю голову и подставляю губы, которые он целует.
-И мы тебя, - машинально отвечаю, не понимая ещё, что малышка уже самостоятельная единица, а не часть меня без права голоса. – И она особенно, - улыбаюсь, обнимая мужчину. – Всё, что нужно для счастья…. – голос сбивается, оседает до хрипоты от подступающих слез. От счастья я никогда не плакала, а сейчас чувствую, разревусь вместе с мужем. Ведь сейчас чаша этого чувства внутри настолько переполнена, что я готова прыгать и петь, прижимая к себе маленькую девочку.
-Она уснула…. – печально заявляю я, когда девочка ровно засопела, закрыв глазки. Видимо, обнимашки с родителями здорово её утомили, да и поела она недавно. Чувствую, даже быстрее, чем слышу, как открывается дверь палаты и в неё входит медсестра-разлучница.
Под моим бдительным и умоляющим взглядом она уносит нашу принцессу, неумолимо и без поворотно к другим малышам.
-Хочу домой… - шепчу Чейсу почти в губы, намекая, что там не будет этой злобной тетки, которая забрала нашу девочку.
*** месяц спустя***
-Чейс, выйди, - уперев руки в бока, стою посреди детской, когда мой муж стоит в дверном проеме. Я не стесняюсь его, и довольно часто кормила Джулс в его присутствии, но сегодня я не хочу, чтобы он на меня смотрел. Это не очередной мой бзик, просто я готовлю мужчине сюрприз, на мне надето красивое новое белье, что я купила вчера после визита к врачу, и если он меня в нем увидит – всё поймет. Поэтому сейчас я мотивирую это обычным загоном с моей стороны.  Хочу и всё! – Мне помочь тебе выйти? – игриво улыбаюсь, когда на заднем фоне дочка уже проснулась. Требовательно тянет ручки вверх и кричит во весь голос,  - ты задерживаешь наш режим!
- Не грусти, мы быстро, - выпихиваю мужчину из комнаты, на прощание легонько чмокнув в щеку, прикрываю двери и направляюсь к кроватке. Аккуратно достаю ребенка, оголяю грудь и даю малышке. До сих пор не могу привыкнуть к этому ощущению, когда две маленьких ручонки обхватывают набухшую грудь и маленький ротик присасывается к соску.  Она иногда даже кусается деснами, чем вызывает у меня стон боли, а чувства отдаются внизу живота. К слову, последний визит к врачу оповестил, что время, нужное на заживление ран прошло, у меня всё хорошо и осложнений нет, следовательно скоро Чейса можно будет обрадовать.
Все это время воздержания.. Не могу позавидовать моему возлюбленному. Он держался молодцом, скрывая утренние пробуждения и думая, что я ещё сплю,  прятал руки, которые явно дрожали при виде моей обнаженной груди, хотя не отказывался присутствовать при кормлении девочки. Он стойко выносил все мои прихоти, правда после родов я стала терпимее, и даже возвращалась на круги своя, меньше истерила и устраивала ему вынос мозга. Про вердикт врача я ещё молчала, собираясь сделать ему сюрприз.
-Умничка малышка, - глажу малышку по редким волосикам на голове, аккуратно возвращая её в кроватку, завожу купленную игрушку над ней, и наклоняюсь над девочкой. – ты ведь знаешь как мы тебя любим, правда? – снова и снова глажу пальчиками личико малышки, сердце разрывается от умиления. Выискиваю в ней черты своего лица, лица Чейса, отмечаю, что разрез глаз у неё мой, но носик явно папин. – Родной! – я знаю, что мужчина там уже изводится за дверью, произношу не так громко, но он должен услышать. Позади раздаются быстрые шаги и уже в следующее мгновение над колыбелькой нависает двое родителей. – Всё-таки, у неё твой нос и брови, - улыбаюсь, переводя взгляд с Джульетты на Чейса, и обратно. Никогда ещё не была так счастлива, как сейчас…
Девочка зевает, закрывая глазки, время послеобеденного сна, - идем, - беру мужчину за руку и с силой оттаскиваю от кроватки, у меня для тебя есть сюрприз. Выхожу с ним из комнаты, аккуратно закрываю дверцу и тут же целую мужа. Вначале робко, нежно, едва касаясь губами его губ, чувствую, как он дрожит, боясь причинить мне боль или же сорваться с катушек, не обращаю внимание, обнимаю его за шею, чуть оттесняя к стене. – Мы слишком долго этого ждали, - прерывая поцелуй и тихим шепотом выдыхаю в его губы. Улыбаюсь, наблюдая за реакциями на его лице, за пару секунд на котором выражение сменилось, наверное, раз пять…

+1

7

За прошедший месяц я познал как прелести, так и не очень приятные стороны семейной жизни. Джули оказалась очень активным ребенком в то время, когда бодрствовала. Я слышал и читал о том, что все внимание женщины уходит к ребенку, а теперь сам столкнулся с этим. Вдобавок ко всему, мое мужское Эго и организм требовали своего, но Несс каждую ночь засыпала, да и нельзя пока было, я же прекрасно помнил указания врачей.
Другая сторона этого счастья заключалась в том, что я мог засыпать, держа мать своего ребенка в объятиях, когда она укладывала Джульетту спать. Наступала тишина, хотя когда Джули долго спала, мы начинали переживать и Несс уносило в спальню, к колыбельке, где спала наша маленькая королева. Королева, волей или неволей укравшая мою долю внимания у Ванессы, с чем приходилось мириться. Это была моя дочь, я ее очень любил, но тут играло и то, что хотелось быть с Несс все так же близко.
Признаться, за этот период я научился больше уделять времени работе. Благо заказы сыпались один за другим и времени на то, чтобы особо огорчаться не было. Я приходил домой уставшим, ужинал, и хватало сил только на то, чтобы поцеловать жену и дочь и заснуть. Правда, наутро было тяжелее. Прижаться к супруге, поцеловать ее в плечо... Получить в буквальном смысле тычок попой и наблюдать за ее обнаженной спиной, пока она кормила Джульетту. Оставалось вздохнуть и собираться на работу...
Сегодняшний день тоже не обещал быть особенным. Выходной, который я провел на работе, точнее - большую часть ночи. Знал, что Несс ждет дома, но надо было закончить, я стал трудоголиком и поводом для смешков коллег (слава богу, коллеги шутили не в глаза и не за моей спиной, но вскользь все же проходились по моей персоне, не рискуя в открытую раздражать начальство). Когда я вернулся домой, Ванесса как раз собиралась кормить дочь. При этом, меня почему-то выгнали из комнаты - причину я так и не понял, но подумалось, что это причуды молодой мамочки. Поэтому оставалось пожать плечами и пойти проявлять фотографии, отобранные ночью еще в студии для печати в ноябрьском номере. Девушки-модели, красивые тела и абсолютно бездушные глаза, меркантильные мечты, приземленные мечтания... Никакой практичности, никакого будущего, но красивая оболочка, дававшая девушкам власть в нашем мире. Философия тоже стала одной из моих натур. Никогда бы не подумал, что месячное воздержание сделает из заядлого тусовщика отпетого зануду, который был готов сутками торчать на работе, помогая готовить очередной выпуск журнала "Vogue".
- Мне помочь тебе выйти?
По-моему, если бы я не вышел, Несс меня просто пинками вытолкала. Поэтому, пожав плечами, я ушел в рабочий кабинет, взял необходимые бумаги, среди которых были и новые контракты, и прошел в зал. Диван скрипнул под моим весом, я только настроился на работу, но не вовремя вспомнил, что телефон остался в спальне. Пришлось со вздохом вставать и идти к комнате. Уже у самой двери я услышал, что Несс позвала меня. Захожу в комнату, наклоняюсь над колыбелью и улыбаюсь, смотря на спящую и сладко надувшую губы Джульетту.
- Ты так хочешь, чтобы у нее была моя картофелинка, а не твой точеный носик?
Несс тянет меня за руку, выводя из спальни. Успеваю сменить раздражение на негодование, затем на недоумение. Все как тряпкой смахнуло, когда губы жены коснулись моих. Как-то сразу забылись и работа, и все остальное. Я прижал Несс к себе, неуверенно отвечая на поцелуй. Но мозг уже отключался, стоило халату супруги слегка распахнуться на груди.
- Ты не боишься, что мы разбудим Джули? Я не хочу слишком тихо, так будет неинтересно.
Подхватив Ванессу на руки, несу ее в гостиную и усаживаю на спинку дивана. Отхожу и стягиваю с себя футболку. Мне уже не так важен ответ. Я хочу продолжения. Я ОЧЕНЬ его хочу. До легкой дрожи...

+1

8

Боюсь ли я, что Джули проснется? - КОНЕЧНО боюсь! Ведь тогда мы не сможем быть наедине, как сейчас, не сможем насладиться друг другом, наверстать всё то, что упустили за эти недели... Но я не хочу думать о плохом, стараясь надеяться, что всё-таки наши действия не приведут к военному штурму и не заставят нашу малышку открыть глазки раньше, чем через четыре часа.
-Не боюсь, она очень крепко спит после еды, -коварно сверкаю глазами, едва скрывая возбуждение. Да, последние месяцы дались очень сложно, не знаю, как вообще Чейс вытерпел мои закидоны и не подпускание к себе. Может он уважал указания врача, жалел меня. В его верности сейчас я не сомневалась, хотя иногда грешным делом, задумывалась о том, что он нашел себе интрижку на стороне.
-Чейс, ты сумасшедший, - неожиданно громко хихикаю, обнимаю мужа за шею, легонько тычась носом в основание шеи. Тот слабый узел, в который я завязала волосы не выдержал наших действий и распустился, заставив непослушные локоны разметаться по моим плечам и плечу мужчины. Обнимаю его за шею, продолжаю тихонько смеяться пока он несет меня в гостиную и усаживает на спинку дивана.
-Какой ты… - резко замолкаю, чувствую как желание горячей волной пробежала по телу, отдаваясь сладким нытьем внизу живота. Я так по нему соскучилась, и вид его голого торса до сих пор на меня действует безотказно. Кажется за эти месяцы он стал более накаченным, немного похудевшим, но всё таким же красивым.. Идеальный мужчина, которого я никому не собираюсь отдавать.
Немного стесняюсь, когда он возвращается ко мне и его рука заползает под полы халата, касаясь моей кожи. Я всё ещё волнуюсь, что мое тело не приняло тот вид, который имело до родов, боюсь, что он заметит те растяжки, что я так тщательно убирала, ещё не до конца исчезнувший животик. Вдруг я такая ему не буду больше нравится, и единственное, что нас свяжет – это ребенок, мирно посапывающий наверху.
Чуть откидываю голову назад, обнимая его, позволяя его губам гулять по моей шее, едва ощутимо вздрагиваю, когда он стягивает одну половинку халата с моего плеча, оставляя его голым. Его частое дыхание обжигает каждый миллиметр кожи, вызывая столп мурашек и заставляя меня дрожать мелкой дрожью.
-Я так соскучилась, - останавливаю его на мгновение, чтобы обхватыватить лицо руками, заставляя оторваться и посмотреть на меня. – Я очень сильно люблю тебя, - шепотом и сбитым от волнения голосом произношу, притягиваю его к себе и накрывая губы своими. Этот поцелуй, кажется, затянулся на вечно, я не хочу, чтобы он прервался, как будто от этого зависит моя жизнь, жизнь мужа и ребенка. Ох, Джули…. – отбрасываю мысль о девочке, «няня» молчит, следовательно малышка спит и наши игрища пока не дошли до её ушек.
Легонько толкаю мужчину в грудь, заставляя отойти от меня, как бы нехотя спрыгиваю со спинки дивана и полностью снимаю с себя халат. Потягиваюсь давая ему в полной мере рассмотреть меня, про себя тихонько молюсь о том, чтобы ничего не было заметно так, как это видно мне. ПО тому, как он быстро ко мне вернулся, понимаю, что его все устраивает и довольно мурлычу ему на ушко. Обвожу контур язычком, легонько кусаю за мочку. Кажется, сейчас нам будет не до игр, ведь... Мы так долго терпели…
Помогаю ему расстегнуть непослушную застежку лифчика, нервно откидываю его в сторону, снова на ходу его губы и впиваюсь в них. Похоже нам обоим сейчас снесет крышу, унесет куда-то далеко и надолго, и лечиться мы будем вдвоем, в одной палате…
Не могу унять дрожь, увлажняясь и требуя внимания его рук везде. Мне мало, что он сжимает мою грудь, я так соскучилась по его прикосновениям – диким, жарким, властным, после которых все тело болит и саднит, напоминая,ч то я вся, целиком принадлежу ему не только душой, но и своим телом.
-Это лишнее, - улыбаюсь, стягивая с него плавки, отбрасывая их в сторону, куда недавно полетел и мой последний атрибут нижнего белья. Демонстративно округляю глаза при виде его полной боевой готовности, наигранно удивляюсь и коварно улыбаюсь. –Какой ты… Большой, - прости родной, но я не могла тебя не подколоть. Понимаю, что ты так долго терпел и сейчас тебя легко завести с полоборота одним только касанием моего пальца, но такова моя натура…. – Иди ко мне, - тяну к нему руки, обнимаю за шею, раздвигая ноги и притягивая его к себе. Обнимаю твои бедра, и ахаю от того, когда он резким, точным ударом входит в меня. Подаюсь вперед,чуть ли не кончая только от одного толчка, но не думаю, что мы долго протянем вот так… - Кайф, - снова накрываю его губы, проскальзываю язычком внутрь и сплетаюсь  его. Становится тяжело дышать, и кажется, выдыхаю в его губы, скоро я не смогу сдерживать подступающий стон, который так и норовит выскользнуть с моих легких и прозвучать во всю силу.

+1

9

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Дело было так...