Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Would you mind if I killed you? ц.


Would you mind if I killed you? ц.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Would you mind if I hurt you?
Understand that I need to
Wish that I had other choices
than to harm the one I love

What have you done now!

I know I’d better stop trying
You know that there’s no denying
I won’t show mercy on you now
I know, should stop believing
I know, there’s no retrieving
It’s over now, what have you done?

Участники: Кит, Келлеры, Эрик, Ханна, Отем.
Место: Стадион в Сакраменто, далее вероятно перемещение в городской госпиталь
Погодные условия: вечер, погода ясная, дело постепенно идет к закату, погружая город в сумерки.
События происходят примерно 16го июля.
О флештайме: Некоторое время назад «Schattenspiel» выступали в Штатах на ежегодном рок-фестивале, где им представилась возможность познакомиться с группой "местного разлива" с довольно талантливыми участниками. Судьба снова сводит Келлеров и одного из ребят, точнее Кита Холланда, на улицах Сакраменто. Музыканты решают по сотрудничать, исполнив совместно пару песен, тем более, для этого есть отличный повод - концерт «Schattenspiel», который, к слову, состоится через пару дней. Естественно, Ханна узнает об участии Холланда в выступлении в последний день, когда музыканты пребывают на стадион для чексаунда. Но, это отнюдь не все сюрпризы, что ожидают их сегодня....

Очередность: Ханна, Карстен, Кристоф, Эрик, Отем.

Отредактировано Carsten Keller (2013-09-27 12:08:53)

+1

2

Концерты - это всегда дополнительные нервы. Ты бегаешь туда-сюда, все согласовываешь, все сверяешь... носишься как сумасшедшая по коридорам, ищешь организаторов, администрацию концертной площадки... Уточняешь время проведения концерта, регламент, количество людей, приглашенных за кулисы... Ты ищешь звукорежиссера, выдаешь ему какие-то рекомендации, а он смотрит на тебя как на последнюю дуру, он ведь и сам все прекрасно знает и без тебя, но ты все равно жутко боишься, что что-то пойдет не так, и двести.. триста.. миллион раз все перепроверяешь. А люди вокруг и правда смотрят на тебя как на сумасшедшую и просто не понимают твоего практически очумелого рвения. А ты даже не смотришь на них - ты просто хорошо выполняешь свой работу. Ну.. может лишь только чуть-чуть переусердствуя.
- Мисс Мюллер! - Ханна оборачивается на голос и встречается взглядом с милой молодой девушкой? не старше двадцати лет, которая смущенно улыбается и протягивает ей какой-то листок. Менеджер уже машинально протягивает руку и берет его, бросая быстрый взгляд.
- Что это? - Она недоуменно вертит в пальцах фото этой самой незнакомки, которая широко ей улыбаться с бумаги. Ханна чуть изгибает брови и выжидательно смотрит, уже догадываясь о той просьбе, что сейчас последует.
- Мисс Мюллер... - Девчонка заламывает пальцы и смотрит на нее так, словно сейчас расплачется. - .. Вы не могли бы... передать это Келлерам, чтобы они там расписались, а потом не передали бы фото обратно мне?.. Пожа-а-а-а-алуйста..
- А самой передать?.. - голос звучит немного резко, но ее тоже можно понять. С шести утра на ногах, словно гончая, бегать туда-сюда и решать чертовски много проблем. Все, о чем сейчас мечтала Мюллер, так это о горсти таблеток аспирина, что ждали ее в гримерной Келлеров, и о сне, желательно без сновидений.
   - Я... меня к ним и на десять метров не подпустят.. Я тут работаю помощником звукорежиссера, но вы понимаете, я вряд ли смогу их выловить, а так.. - Снова щенячий взгляд. Ханна вздохнула. Точно такую же физиономию обычно строил ее сын, когда пытался выклянчить у нее деньги на карманные расходы или просто на поездку в поход с друзьями.
- Ладно, быстро напиши свое имя на обратной стороне фото. - Ханна протянула ей свою ручку "паркер". - Сейчас саундчек, отдам тебе фото перед концертом. Найдешь меня в комнате 113.
Женщина кивнула и забрала фотографию, направившись в сторону сцены, уже успев загрузить голову тучей других проблем и не заметив, с каком восторгом и благодарностью смотрела ей вслед девушка.

- Что за..?
За сценой, неподалеку от ее ребят, прогуливался с гитарой какой-то неизвестный Ханне молодой человек. Они о чем-то переговаривались и, судя по всему, перекидывались какими-то шуточками, однако менеджера словно перекосило. Знаете, это как какой-то кривой стежок на совершенно идеальной вышившке, мелочь, которая портит совершенную работу.
Ханна набрала в грудь побольше воздуха, и уверенным шагом направилась в сторону Келлеров, моля Бога о том, чтобы не поубивать никого сегодня. Однако первому не посчастливилось тому самому звукорежиссеру, чья помощница выбивала себе автографы музыкантов. менеджер, буквально на ходу и не сбавляя скорости схватила его за локоть и притянула к себе, нахмурившись.
- Кто вон тот парень с гитарой, кто он такой? - Резко выдохнула она, не сводя с мужчины серьезного взгляда. - Почему посторонние за сценой? Я же ясно говорила не пускать чужих людей...
  - Его..это.. ваши ребята привели.. мэм. - Добавил звукорежиссер, окончательно стушевавшись под злобным взглядом немки. - Сказали, что у них будут совместные номера..
- Так, ясно. - Ханна разжала пальцы и отпустила его, и словно грозовая туча, направилась в сторону Келлеров.
- Ты. - Она ткнула пальцем в Карстена - почему-то так уж повелось, что именно ему перепадало от менеджера первым. - Какого черта тут происходит?! - Уже рявкнула она. - Кто это вообще?!
Она повернулась к незнакомцу и смерила его не менее гневным взглядом.
- Извини парень, я лично против тебя ничего не имею, но.. - Снова поворачивается к Келлерам. - Но как это понимать вообще? Никто из вас не хочет, черт возьми, объясниться?

Отредактировано Hanna Müller (2013-07-14 22:58:24)

+3

3

Единственный человек, нервничавший перед концертами как в первый раз, была Ханна. Для Келлеров же каждое выступление, по крайней мере, в начале турне, выглядело как некий праздник, мини-вакханалия. Возможность выплеснуть накопившуюся энергию, получить заряд адреналина и несравнимое удовольствие, такое, которое способно доставить лишь несколько десятков тысяч человек, что в едином порыве в один голос поют твои песни. Каждый раз, наблюдая за людьми, собравшимися на арене, сердце замирало на несколько секунд, чтобы продолжить биться в унисон с их сердцами. В такие моменты Карстен точно знал, зачем и для кого он пишет. Таких моментов стоили все бессонные ночи, проведенные с гитарой в руках. Это сродни величайшей похвалы, на какую только может рассчитывать музыкант.
Сегодня ожидалось нечто подобное: очередной многотысячный стадион, подготовка полным ходом, все как обычно, с одним небольшим исключением. Порой ребята делали для фанатов сюрпризы, каждый раз что-то новое, будь-то выход Карстена откуда-то из середины зала и исполнение песен среди поклонников, или новые вещи, ранее не предоставленные на суд общественности, или же приглашенные артисты, которые не менее любимы собравшейся публикой. Сегодня остановились на последнем варианте. Вместе с «Schattenspiel» планировалось выступление Кита Холланда. За это стоило сказать спасибо случайной встрече старых знакомых на улицах Сакраменто.  Братья с энтузиазмом восприняли идею отыграть дуэтом несколько песен, при этом, планировалось так же предоставить Киту возможность исполнить что-то из своего личного творчества под акустику, что позволило бы Келлерам перевести дух. И все бы ничего, да вот, фрау Мюллер поставить в известность никто не удосужился. Ребята приехали на стадион чуть раньше менеджера для чексаунда, хотя, за проведенное там время никто из них так и не притронулся к технике. Они болтали на отвлеченные темы, припоминая забавные случаи с различных выступлений. Однако озадаченный вид, бегавшего вокруг них звукорежиссера, все же заставил вспомнить об истинных причинах столь раннего приезда на место. Карстен подошел к микрофону.
- Орел, орел… это кондор. Как слышите? Прием. – Вопросительно изогнув бровь, он обернулся на парней. – Эммм… ребят, давайте что-нибудь простенькое. У меня ощущение, что я ни хрена не услышу так. Битлз? Нирвану? Леди Гагу? – При упоминании последней, был сделан характерный жест рукой. Музыкант обвел взглядом площадку, заметив рыжий ураган, что неумолимо приближается в их сторону. - Кит, эта очаровательная леди - наш менеджер. - Но менеджер, судя по всему, не собирался быть очаровательным. - Эй, ладно, Ханна, обойдемся без леди Гаги, если ты против. – Весь монолог велся через микрофон. Но, вряд ли разогрев в виде песен эксцентричной дамочки мог так огорчить менеджера, еще немного и она просто молнии метать из глаз начнет. Мюллер ткнула пальцем на всех тех, кому предстояла долгая и мучительная смерть, и потребовала очистить перед этим совесть.
- Тише ты. Это Кит, мы с его группой пересекались раньше на фестах. Он сегодня играет с нами. Ты не знала? – Карстен сделал крайне удивленное лицо, но пробивающаяся улыбка выдала его.  – Ладно, мы не сказали, да, я виноват. Но, какая, в сущности, разница? Ничего не поменялось, кроме сет-листа. Но, ты в него заглядывала хотя бы? Ханна, это еще не конец света, если что-то пошло не по твоему сценарию. Сделай вдох… выдох, вдоооох…. – Наблюдая за ее реакцией, Карстен все же, отошел чуть поодаль, дабы не попасть под горячую руку.
Постепенно на стадионе начали появляться люди небольшими группками, видимо, местные фан-клубы, они каким-то чудесным образом умудряются пробраться куда угодно, в том числе и на закрытые мероприятия, типа проверки звука. Массивные ребята в черных футболках проводили их в отведенную зону, оставляя их в поле своего зрения, дабы исключить доступ к телам.
- Слушай, а эти ребята с тобой свое присутствие согласовывали? – Попытка отвлечь менеджера, а вдруг сработает? Келлер вновь шагнул к микрофону, смотря в сторону пришедших. – Привет, ребят. Как настроение? Автографы хотите? – Он знал, что эта выходка выведет Мюллер из себя, тем не менее, улыбнувшись девушке, он спрыгнул со сцены и направился к фанатам. – А потом Леди Гагу! I want your love and I want your revenge, you and me could write a baaad roomaanceeee……

+3

4

Саундчек. Кит был настолько привычен к этому процессу, что всё делал уже на автомате. Но в этот раз всё было немного по-другому. Во-первых играли не «Новый Метод». Во-вторых, Холланд играл в качестве ещё одного ритмача. В-третьих у него чуть не отобрали законную фляжку, скоты! Но шутки-шутками. Кит очень удачно встретился с Карстеном и Кристофом на улицах, когда возвращался с очередной попойки. Разговорившись, слово за слово, друзья пришли к решению: отыграть намечающийся концерт вмете. Холланд был очень доволен — его товарищи были в отпуске, так что и заниматься особо не чем.
И вот через несколько дней, держа на плече чехол с верным Jaguar'ом, Кит стоял на сцене стадиона, меланхолично покуривая и перекидываясь шутками-прибаутками с Келлерами. До саундчека дело пока не дошло, как было замечено выше — всё как-то стёб да стёб.  Только через некоторое время дело пошло как надо...

- Кит, эта очаровательная леди - наш менеджер.

- Да неужели? - тихо произнёс Кит, так чтобы слышал только Карстен. - Таки прямо очаровательная? Таки прямо она нас сейчас не порвёт на множество мелких музыкантиков?

Среднего роста, молодо выглядевшая, рыжая женщина с ярко-зелёными глазами, словно тигр, приготовившийся к прыжку, смотрела на музыкантов. На лице Холланда непроизвольно проступила улыбка. Слишком уж грозно она выглядела... и это только веселило Кита, который как раз начал расчехлять гитару. Всё-таки буря должна была разразиться в ближайшее время. Что, собственно и случилось.
Оставив в покое звукорежиссёра, дамочка направилась к музыкантам. Кит вздохнул, вытянул из помятой пачки «Camel» сигарету и, щёлкнув бензиновой зажигалкой, закурил. Дым приятно пробрал горло, устремившись к лёгким. Холланд прикрыл глаза.

- Извини парень, я лично против тебя ничего не имею, но..   Но как это понимать вообще? Никто из вас не хочет, черт возьми, объясниться?

- Мадам, мне-таки нравится ваш акцент. - Кит открыл глаза и посмотрел на дамочку. - Вы, случаем, не из Германии? - после представления Карстеном, Холланд понял, что не ошибся. - Меня позвали сыграть, я согласился... собственно вот и всё. Дальнейшее вам разъяснит вот он.

С этими словами, передав Карстена во владение менеджеру, Кит направился к звукарям, чтобы отстроить звук. С его лице не сходила дружелюбная улыбка, появившаяся там во время общения с Ханной. К тому моменту, когда музыкант полностью привёл в порядок верного «Ягуара», перепалка закончилась... или Карстен её закончил. Всё-таки путь тот и был старше Кита на шесть лет, общий язык они нашли быстро. К чему это говорится: характер у Келлера был забавный. Нет, не так. Характер у Келлера был приемлемый, для Холланда, естественно. Вытащив новую сигарету, музыкант глотнул из фляжки, затянулся и подошёл поближе к краю сцены и микрофонам. Надо бы сказать заранее, что взял Кит другую гитару... для чего? Узнаете чуть позже.
Карстен тем временем уже спрыгнул прочь со сцены, чтобы пообщаться с собравшимися фанатами. Хех. Кто-то предлагал сыграть что-нибудь для саундчека?

Кит вытащил из кармана один из медиаторов — вытаскивать наугад правильный медиатор из сотни других это искусство — провёл по струнам и наступил на педаль процессора. Звон струн тут же превратился в ревущий звук. На лицо вновь вернулась привычная улыбка. Музыкант прикрыл глаза — он был в своей стихии. В несколько шагов очутившись у микрофона, он махнул рукой ответственным за свет. Показал конструкцию из пальцев «О'Кей» и посмотрел на простор стадиона. Да.... время зажигать, не находите? Выпустив дым, он почесал торчавший во все стороны хаер, скрытый капюшоном.

- Раз-два-три, раз-два-три... проверка. - голос усиленный и искажённый разнёсся по стадиону. - Карстен, брат мой, тащи свою задницу на сцену, отдай дань памяти хорошему музыканту!

С этими словами Кит, специально изменивший голос, ударил по струнам, взяв аккорды на квинтах. По стадиону прокатился звук, переросший в мелодию, которую должны были знать все уважающие себя любители рок-музыки. Холланд играл, казалось бы не замечая ничего вокруг. Догорающая сигарета была устроена между колками, зажата струнами. А музыка тем временем всё набирала темп.
Холланд не видел выражения лица Ханны, но надеялся, что она не будет сильно злиться на всех, кто присутствовал на сцене... через колонки полился голос, очень уж похожий на голос исполнителя оригинала....

Load up on guns and bring your friends
It's fun to lose and to pretend
She's over bored and self assured
Oh no, I know a dirty word*

* - для тех кто не узнал: Кит поёт песню Smells Like a Teen Spirit, группы Nirvana

Отредактировано Keith Holland (2013-07-19 20:06:21)

+3

5

Концерты это всегда словно праздник в детстве.  Каждого ждешь с нетерпением, готов прыгать от ожидания и считать дни часы минуты.   Только подарком  тебе будет ответная реакция  зрителей. Эти эмоции, адреналин и полная отдача, это словно наркотик. Подсаживаешься как на героин, ты упиваешься этими эмоциями. Только действие этого наркотика куда дольше,  не несколько часов, а  несколько дней. Вот ради этого стоит жить и творить. Не важно что Кристоф лишь барабанщик, он писал музыку на слова Карстена, иногда, правда, бывало наоборот, но реже. Ему нравилось отбивать этот бешеный ритм, задавать темп всей игры.
Сегодня  один из первых концертов тура,   заморачиваться не хотелось. Организацию давно скинули на Ханну, и она справлялась просто прекрасно, а остальное они давно отточили до идеала, и не хотелось раньше времени начинать и нервничать. Настроить они успеют. Кристоф сидел рядом с братом и Китом, первые двое  болтали и шутили иногда вовлекая в разговор и старшего Келлера. Но по большей части он их слушал, в уме стучала мелодия, и он потихоньку отбивал ее ритм ногой. Пока в поле зрения не появилась из «рыжая фурия». Нет-нет, это не обидное прозвище, но Мюллер любила перегибать палку с работой, поэтому Крис, любя так звал ее когда этот ураганчик проносился мимо сметая все на своем пути. Как и следовало ожидать напала он первым на Карстена. Кристоф улыбнулся, наконец, вставая со своего места и направляясь к менеджеру, которая уже успела наехать  и на беднягу Кита.
Подкравшись к менеджеру со спины. Так что бы она его не видела Кристоф обхватил ее за талию прижимая спиной к себе, как раз в тот момент, когда Карстен убегал к фанатам. Ханна была напряжена как струна.
-Тебе надо расслабится- шепнул он на ухо менеджеру- Пошли, помогу тебе это сделать
Кристоф выпрямляется, перехватывает менеджера по удобнее и  подняв ее в воздух закидывает себе на плечо е обращая внимания на возмущения, крики и не дай бог удары кулачками.  Шлепнув Мюллер по пятой точке (да-да заднице), просто потому что невозможно это не сделать, когда перед глазами маячит такая хорошенькая попка. Удержаться мог бы разве что гей, коим Кристоф точно не являлся.
Келлер направился к барабанной установке с менеджером на плече, совершенно не обращая внимания на ее протесты. Иногда он задумывался и как только Ханна их терпит. Но с другой стороны они любили ее как родную, и обидь ее кто чужой Кристоф первый начистил бы ему рыло, за дорогую Мюллер . Она стала им сестрой, которой никогда не было. Дойдя до места Келлер снял женщину с плеча, и усевшись на место, усадил бедную Мюллер к себе на колени, вручив ей в руки палочки. Кит как раз задавал темп, и звал Карстена на сцену. Да пора заниматься работой, скоро начнут подтягиваться все.
-Слышишь Кит задал темп. Музыку думаю знаешь, попытайся попасть и не стони что ты нот не знаешь, для барабана они не нужны. – Он придерживал  ее рукой за талию, ногой начиная отбивать ритм- Это  поможет расслабиться, ну давай.
Второй рукой Крис помогал менеджеру правильно отбивать ритм.

+3

6

Бергманн уже до начала выступления понял, что всё пойдёт не по строгому сценарию. Да и тут к гадалке не ходи же – Келлеры снова придумали, как превратить концерт в шоу и довести их менеджера до очередного приступа гнева. И для этого всего лишь надо было пригласить Кита Холланда поучаствовать в их авантюре. Не то чтобы Эрик недолюбливал этого типа, он ко всем относился лояльно, и неприязнь была очень редким исключением, которое надо было заслужить ещё. Просто о появлении ритм-гитариста его как-то тоже не удосужились предупредить и узнал он об этом нововведении за час до начала чексаунда. Сюрприз так сюрприз, ничего не скажешь. А ведь его должны были поставить в известность чуть ли не раньше Мюллер. Удружили ребята. Но, в конце концов, сейчас было уже поздно что-то менять и давать задний ход. Да и он был уверен, что Ханна разделит его недовольство и Келлерам влетит за самовольство по первое число, ибо, что Мюллер не любила, так это когда всё начинало идти не по её плану. И он был прав. Он уже хотел было, как обычно, решить вопросы со звукорежиссёром, как вперёд его к нему подлетела Ханна с таким грозным видом, что Бергманн невольно отшатнулся и усмехнулся. Ну, этот бедняга-то в чём виноват? Разговор был недолгим, так как ураган под именем Ханна метнулся в сторону младшего Келлера и Холланда. Эрику всегда доставляло немало удовольствия наблюдать, как их менеджер метала молнии в братьев – это покруче любого шоу.
Но нотации Мюллер всегда пропускались мимо ушей, так что пока Бергманн решал вопрос со звукорежиссёром, краем глаза заметил, как тот сбежал от менеджера в толпу прибывших фанаток. Опять лезешь на рожон, Карстен? Эрик усмехнулся и отдал последние указания. «Будь осторожнее, чувак, когда-нибудь они не то что ребёнка от тебя будут требовать, а захотят оторвать кусочек на память», но Келлер только проигнорировал тогда его предупреждение, но количество охраны всё же увеличилось вдвое. Впрочем, кажется, эти вот ребята вполне адекватны. Наверное, местный фанклуб или вроде того. Такие обычно поспокойнее будут – любят получать автографы и обнимать звезду больше, чем выводиться силой с концерта службой охраны.
Тем временем приглашённый музыкант уже взял правление в свои руки и самовольно выбрал песню для чексаунда. Бергманн нахмурился – не слишком ли раскомандовался его новоявленный коллега по гитаре? С ним, с Эриком, кто-то собирается сегодня считаться или нет? Вот значит как, да? Ну, всё, не я это начал… Мелодия, да и что тут говорить, и песня тоже были ему знакомы. Банальный выбор? Может быть. Но всё же, стоит честно признать - хороший. Бергманн подхватил гитару и направился к одному из микрофонов. Когда же бросил взгляд на Кристофа, то не без удивления заметил с ним за установкой Ханну - та с крайне растерянным видом сидела у того на коленях и не без помощи барабанщика отбивала ритм песни. Признаться, он был крайне удивлён такому раскладу. Ох, Кристоф, ты как всегда… Когда и как она там оказалась, Эрик не заметил. Но факт остался фактом – их менеджер был обезврежен и не мог помешать творящемуся. Бергманн знал, что ему тоже светит порция гнева от «урагана Ханна», ибо он собирался влиться в общее действо. Поэтому когда Эрик поймал на себе взгляд Криса и Ханны, то подал обоим сигнал рукой, говорящий о том, что сейчас будет его черёд внести лепту и он надеется на их посильную поддержку. Келлер кивнул в ответ, а на лице Ханны отразилась ещё большая растерянность и почти испуг. Прости, Ханни-Банни, но это уже не остановить.

Hello, hello, hello, how low?
Hello, hello, hello!

Раз уж Карстен был занят фанатами и не составит компанию Холланду, как тот просил, то это сделает Эрик. Поэтому на последних спетых словах куплета, Бергманн в один прыжок настиг микрофона. Дань так дань.

With the lights out, it's less dangerous
Here we are now, entertain us
I feel stupid and contagious
Here we are now, entertain us

Эффект неожиданности был здесь уместен, и эстафета была безаппиляционно передана в его руки. Будучи на бэк-вокале Эрику не удавалось отрываться по полной программе, но сейчас он мог позволить себе что угодно. Голос Бергманна был слышен едва ли не громче музыкальных инструментов, но громкость не передавала всего спектра эмоций, которые он испытывал в тот момент. Ответная реакция зрителей это конечно адреналин для музыканта и ради него всё здесь и делается, но и собственный посыл слушателю – это тоже неслабое ощущение подъёма и отрыва от реальности. И сейчас он это чувствовал.

A mulatto
An albino
A mosquito
My libido
Yay!

Выкрикнув последнее слово, Бергманн резко ударил медиатором по струнам и выдал следующий припеву гитарный проигрыш не хуже самого оригинала. При этом развернулся в сторону барабанной установки и улыбнулся Ханне. Мюллер всегда нравилось, как он зажигает на гитаре и при этом, как она однажды выразилась, «кривляется». Поэтому он не мог лишить её этого зрелища, и по всему было видно, что сейчас постарался специально для их менеджера вложить весь свой артистизм.
И снова очередь Холланда перехватить инициативу на себя…

Отредактировано Erik Bergmann (2013-07-24 21:14:37)

+4

7

Ханна хмурилась и не сводила с ребят строгого взгляда. Она ненавидела неорганизованность в работе и делах. А сейчас было как раз именно это. Она прекрасно понимала, что все это творческие натуры, что для них это норма, она и сама когда-то была такой, но в конце-концов! Если не можешь решать проблемы сам, пусть их за тебя решай тот, кому ты платишь, черт возьми! Они могли бы ее предупредить. Просто сказать пару слов, но коне-е-е-е-ечно, ей же больше всех нужен этот концерт.
Услышав про себя "очаровательная леди", Ханна удивленно изогнула брови и скрестила руки на груди, ожидая продолжения монолога мистера Келлера-младшего. К подобным выпадам она уже привыкла, и они уже много лет как ее совершено не цепляли.
- Мадам, мне-таки нравится ваш акцент.  Вы, случаем, не из Германии? - задал совершенно неожиданный вопрос незнакомый парниша. Мюллер скосила на него взгляд, полный ожидания мучительной кончины всех музыкантов, присутствующих на сцене, и выдохнула:
- Ханна Мюллер. Менеджер этих идиотов. Ну наверное я из германии, мистер....ээээ.... не помню, вашего имени, ах да, извините, я же его и НЕ ЗНАЮ! - Очередной рявк в сторону «Schattenspiel», и женщина с удовлетворенным видом переводит дух.
- Тише ты. Это Кит, мы с его группой пересекались раньше на фестах. Он сегодня играет с нами. Ты не знала?
Мюллер снова набрала в грудь побольше воздуха, чтобы выдать очередную тираду, как неожиданно чьи-то сильные руки подхватили ее, и через мгновение Ханна уже висела на плече у Кристофа с перекошенным от злости и недоумения лицом. Женщина сдула нависшие на глаза волосы, которые нисколько не открыли ей обзор, и выдохнула:
- Кристоф, пусти меня на землю... Не нужно мне расслабляться, я в порядке, черт возьми..уфф..!
Однако ощутимый шлепок по заднице заткнул Мюллер на добрые три минуты, пока же приходила в себя, Крис уже усадил ее себе на колени за установкой и вручил барабанные палочки.
- Ээээ... - протянула Ханна, недоуменно поглядывая на мужчина из-за плеча. - Крис..? Вы что, успели уже обдолбаться за то время, пока я бегала тут по делам? Ребят, что за...
Ситуация совершенно вышла из под контроля менеджера. Кит что-то вдохновленно играл...
"Хмм.. Нирвана... милота какая.. брррр так я не о том думаю. "
...а Карстен бросился к фанаткам, толпившимся где-то в зале. Карст что-то сказал ей, и Мюллер только снова закатила глаза и фыркнула.
- Это твой официальный фанклуб в Сакраменто, балда... Господи..
В это время все куда-то разбежались, началась полная неразбериха, по крайней мере в понимании менеджера. В поисках поддержки она поискала глазами Эрика, но от судя по всему тоже решил присоединиться к общему хаосу. Ханна недовольно поджала губы и вздохнула. Начало уже было многообещающим...
- Музыку думаю знаешь, попытайся попасть и не стони что ты нот не знаешь, для барабана они не нужны. - Шепнул Кристоф ей на ухо. Женщина вскинула брови и хмуро выдала:
- Я знаю музыкальную грамоту как раз.. Но... Мне не надо расслабляться, мне.. нормально. - Она уставилась на Эрика огромными недоуменными глазами, когда тот повернулся к ним и с широчайшей лыбой до ушей стал выделывать всякие "кренделя" со своей гитарой. Ханна несколько раз быстро хлопнула ресницами и повернулась к Крису с таким же чутка пришибленным выражением лица.
- Кристоф, скажи мне, что вы все не рехнулись, за то время, пока не было... - совсем жалобно так.

+4

8

Поправив капюшон кофты, Карстен на мгновение остановился, оглядываясь на то, что происходило на сцене. Мюллер сидела за барабанной установкой Кристофа. Парень покачал головой, усмехаясь. Способ усмирить менеджера найден.
- Крис, держи ее крепче, чтобы не упала. – Ну да, не упала, чтобы не убежала скорее. Создавалось впечатление, что весь персонал организаторов, плюс технический вздохнули с облегчением, когда ураган «Ханна» был успешно локализован отважным гражданином Германии Кристофом Дитрихом Келлером. Медаль так и просится на грудь.
Он бегом преодолел расстояние от сцены до ограждения, у которого стояли поклонники, умудрившись по пути выловить парня, видимо, помощник звукаря, что нес беспроводной микрофон. Толпа тут же зашумела, радостно приветствуя музыканта. «Schattenspiel» относились к таким группам, которые всегда ставили фанатов на первое место в своем творчестве. Они никогда не отказывали им в общении, проводя порой видеоконференции, не обделяя их вниманием в твиттере и других соц.сетях, устраивая длительные автограф-сессии и просто, стараясь как можно больше общаться с ними при подвернувшемся случаи. Поклонники для любой группы значат очень многое, порой они способны выручить как никто, ведь если ты любишь этих ребят, они отвечают тебе тем же и готовы ради тебя на совершеннейшие безумства, чего бы они им ни стоили.
- Привет, привет. О… я тебя помню, ты была на прошлом концерте… - Карстен жмет руку одной из девушек. – И на позапрошлом? Сумасшедшие фанаты. – Он смеется, продолжая общение. Они протягивают ему постеры, диски, буклеты, на которых он расписывается, попутно уточняя имена или пожелания, которые они хотели бы видеть там.
- Карстен! Я люблю тебя! – Выкрикивает кто-то из собравшихся, что заставляет Келлера улыбнуться, и поднять глаза в поисках того, кто это сказал.
- Я тоже тебя люблю. Вы замечательные, правда. Спасибо вам большое. – Над стадионом разносится звук гитарного рифа, который, вероятно, невозможно не узнать, будь ты даже не особо прошареным в рок-музыке. Культовые группы, на то и культовые. Жаль, не «Smoke on the water». На слова Кита Карстен оборачивается, и расстроено выпячивает нижнюю губу, словно ребенок, у которого хотят отобрать любимую игрушку. Холланд начинает куплет, продолжение подхватывает Эрик, оставляя Келлера со счастливыми поклонниками.
- А вы не хотите с нами? Давайте споем. Распевка перед основным действом. Вы же будете мне помогать на концерте? Да? – Ребята хором отвечают на поставленный вопрос. Карстен достает микрофон, что удачно сунул в задний карман джинс, включает его и протягивает фанатам, подпевая вместе с ними.
I'm worse at what I do best
And for this gift I feel blessed

На последних двух строчках, Келлер поворачивает микрофон к себе, выкрикивая:
Our little group has always been
And always will until the end

Затем снова к фанатам, что в едином порыве скандируют:
Hello, hello, hello, how low?
Hello, hello, hello, how low?
Hello, hello, hello, how low?
Hello, hello, hello

Припев поется в три голоса, принадлежащих Карстену, Киту и Эрику, во время этого действа, Келлер забирается за ограждение к фанатам, что бросаются обнимать его и подпевать «A denial», срывая голоса к чертовой бабушке. Охрана тут же лезет следом, расталкивая толпу и в буквальном смысле, выдирает музыканта из их цепких ручонок, утаскивая на руках обратно за ограждение, что вызывает кучу возмущений у фанатов, и приступ смеха у самого вокалиста. Его благополучно ставят на ноги.
- Спасибо! – Он машет рукой фан-клубу и возвращается к сцене. – А теперь серьезно. Где мои мониторы? Я, конечно, все понимаю, но извините, петь-то я не из зала буду. Как вы….? Вы, вообще, слышите что-то? – Возмущения тут же были приняты во внимание и всем артистам вынесли оборудование. Карстен обернулся к парню, что отвечал сегодня за звук. – С калибровкой-то хоть все нормально? Я не оглохну? – Улыбаясь. – Тогда... ребят, давайте что-нибудь из того, что планировали играть….

***

Эмоции зашкаливали, энергия, которой заряжал полный людьми стадион, захлестывала с головой, словно цунами, утаскивая куда-то в беспросветную тьму, сплетенную из чувства эйфории, наполняя ей каждую клеточку, заставляя парить… чуть ли не в буквальном смысле. В такие моменты не существовало ничего кроме музыки, голоса, и их…. Казалось, ты можешь заглянуть в их души, можешь слышать, как бьются их сердца, потому что ты заставляешь их биться, задаешь ритм. Все что они слышат – твой голос, они готовы идти за тобой хоть на край вселенной, и ты готов вести, ты видишь цель и знаешь ради чего все это.
Казалось бы небольшой городок, но люди летят сюда со всех уголков земли. Они тратят громадные деньги ради одного только вечера, ради нескольких часов, которых ждут в течении нескольких лет, которыми живут потом остальное время. Разве можно относиться к тому, что ты делаешь как к обычной работе? Разве это можно назвать бизнесом? Нет, ты делаешь людей счастливыми, ты живешь ради них и просто не имеешь права разочаровать ни одного из тех десятков тысяч, что собрались в этот вечер услышать тебя. Именно поэтому сегодняшний концерт по длительности был рассчитан на время не меньше трех с лишним часов. Однако, как бы ни хотелось все это время провести в незабываемой, пьянящей разум атмосфере, та отдача, с которой выступали музыканты, существенно  выматывала. После двух часов проведенных на сцене, группой был объявлен антракт. До нитки промокший Карстен, который во время выступлений вылил на себя бутылку воды, еще раз помахал собравшимся, послав куда-то в сверкающие огни воздушный поцелуй, и быстро убежал за кулисы. Несмотря на усталый вид, на лице по-прежнему была улыбка. Он похлопал Кристофа по плечу.
- Это было круто…. Если я выстою на сцене еще часа полтора в том же ритме, - дыхание еще не успело восстановиться от всего того, что он вытворял на сцене, - меня на хер вынесут отсюда. – Келлер взял полотенце, стирая со лба капли пота, затем стянул с себя мокрую футболку и выжал ее. Воды было столько, словно ее только что вынули из-под крана. Ему тут же поднесли сухую, которую Карстен с радостью надел на себя. – И я уже чувствую себя человеком. Кит! – Он обернулся к парню. – Это было потрясающе! Нам нужно будет повторить. Я бы даже предложил тебе остаться в «Schattenspiel». – Смеясь, музыкант прошел дальше к тумбочке с водой. – Кто-нибудь хочет пить? - Покрутив бутылку в руках.
В этот момент к ребятам подошла девушка, одна из организаторов, она говорила о том, что некоторые из поклонников выиграли какой-то конкурс, якобы, музыкантам ранее об этом сообщалось, так вот, эти счастливцы получили возможность попасть за кулисы во время антракта и получить свои автографы и фото с кумиром. Затем девушка вывела четверых девушек и двух ребят к группе.
- У вас не больше десяти минут! – Сообщила она им. Пятеро из счастливцев тут же подошли к музыкантам, одна девушка осталась в стороне, пристально рассматривая, как Карстен подписывал одной из победительниц буклет третьего альбома «Schattenspiel».

Отредактировано Carsten Keller (2013-07-27 01:42:24)

+3

9

Ханна все таки забавная иногда. Кристоф кивнул Эрику что понял его и готов поддержать даже с менеджером на руках. Петь он не спешил,  этим пусть занимаются остальные. Нет голос у него был и звучал хорошо, но больше на более лиричные мелодии. Да и зачем ему петь когда с этим прекрасно справлялся брат. Кристоф мог петь в ванной или для своих, ну еще любил мурлыкать себе песни когда сидел за роялем.  Он мог спеть в компании друзей, для них, или просто для себя. Но не видел смысла петь на концертах. Наверное только самые преданные фанаты знали что старший брат тоже обладает слухом и голосом, да не таким как у брата, но все же.
-Мы всегда такие, Ханна. – он улыбнулся менеджеру перестав заставлять ее подыгрывать ему аккуратно забирая палочки из ее рук, но с колен не отпуская. – Расслабься и получай удовольствие. – шепнул он ей на ухо и подхватил идею остальных уже не обращая внимания на сидячую на коленях Мюллер
***
Как всегда оно того стоило, это захватывающие эмоции, которые можно испытать только тут на сцене. Усталости не чувствуешь вовсе, зрители заряжают тебя энергией, причем ее столько что кажется ты горы можешь. И все же иногда требуется перерыв, а то и правда со сцены тебя унесут в черном мешке. Какие бы эмоции не владели в такие моменты человеческий организм тоже имеет свои пределы и остановку сердца получить никому не хотелось. Кристоф даже покачивался когда шел за сценой. Дорогой он стянул майку, тоже совершенно мокрую и отдал ее ассистенту, получив взамен свежую сухую. И полотенце вытереть лицо и волосы. Помниться когда-то у него был хвост, как у брата,  стоит наверное снова отрастить, было удобнее на сцене с хвостом, чем стриженным.
Кристоф упал в кресло, наблюдая за китом и его эмоциями. Молодой музыкант поговорив с Карстеном отошел в сторону, собирать свои вещи, после антракта он с ними не выйдет. Да это не легко отпахать такой концерт, и по началу сами ребята не всегда выдерживали такой темп. Это сейчас для них это в радость, а было время они уставали так что падали чуть не замертво после двух часов на сцене.
-Кинь мне.- крикнул он брату, ловя бутылку с водой.  Открыв крышку Кристоф сделал несколько глотков. У них не так много времени на небольшой отдых, общение с фанами и снова на сцену добивать концерт. И все же это было круто.
Келлер слышал слова организатора о конкурсе и фанатах. Он улыбнулся. Это приятно общаться с теми ради кого ты поешь и играешь, ради  тех для кого ты вообще творишь и можно сказать живешь.  Он помнил свое детство и как он радовался своим кумирам, как он хотел попасть к ним за кулисы. Помнил как потом  уже добившись успеха познакомился со своими кумирами. Какого это было, когда они жмут тебе руку и обращаются по имени. Он любил фанатов, и не важно что большинство из них перлись по Карстену. Он вокалист, это его крест, можно сказать. Кристоф поднялся с кресла подходя к брату, тот как раз подписывал их третий альбом и мило улыбался девушке. Ловелас. Крис тоже ухмыльнулся, и взял у брата маркер и плакат, подписывая следом.
Он ка раз передавал все Эрику, что бы тот тоже оставил свой след на этой такой дорогой уже бумаге, когда обратил внимание на девушку, что стояла в стороне. Она была какая-то немного странная, кажется, у нее дрожали руки. Может ей плохо? Кристоф направился к девушке.
-Эй, с тобой все хорошо? Может воды или присесть?
Но ту кажется только больше затрясло. Крис улыбнулся ей, кладя руку на спину девушки. Он хотел ее успокоить, но вышло только хуже. Она вздрогнула,  зрачки расширились, девушка быстро выдернула, да да именно выдернула из сумки револьвер и направила его на стоящих неподалеку Карстена и Эрика.
-Вот б***ть! Ложитесь!!
Кристоф попытался выбить револьвер из рук девушки, но та была быстрее него и выстрел таки прозвучал. Казалось сердце остановиться от ужаса. Револьвер медленно словно в замедленной съемке падал на пол. Крис вздергивал голову пытаясь понять, попала ли в кого эта чертова пуля. Все казалось слишком медленным, слишком долго двигалось, словно минуты, долгие минуты, а не какие-то мгновения, когда Кристоф понял что пуля попала в брата.
С этого момента все стало двигаться быстро. Совершенная тишина в помещении все замолчали резко пытаясь понять что же случилось. Охрана еще не подскочила, да и вообще слышали ли они выстрел за музыкой гремящей на сцене, это большой вопрос. Кристоф  толкнул девушку что стреляла на пол, что бы не сбежала и кинулся к брату.
-Карстен! Карстен! Черт тебя бери! Не смей мне умирать! Карстен!- брат уже сидел на полу. Хорошо что сидел, а не лежал. На руке у него была кровь. Кристоф подскочил к нему опускаясь на колено и смотря на брата перепуганным взглядом.
-Ты жив, черт тебя дери? Все в порядке? Карстен не молчи б***ть е****й в рот!- Он хотел уже схватить и потрясти брата за плечи, но передумал. Тот был только ранен в плечо ибо больше дырок в брате не наблюдалось. От души немного отлегло. Остальные его сейчас интересовали куда меньше. Перевести дыхание…
Все задвигались, забегали, кто-то кажется грохнулся в обморок, кто-то кинулся вызывать скорую и охрану и все забыли про стрелявшую девушку. Кристоф быстро повернул голову. Он же оставил револьвер рядом с ней, она же может снова выстрелить! Он успел заметить только, как стрелявшая с совершенно безумным взглядом схватила револьвер с пола и бегом бросилась прочь.  Пок4а он узнавал все ли в порядке с братом, пока все беспокоились за карстена она тихо пришла в себя и встала с пола. Она уйдет, уйдет же.
-Эрик, отвечаешь за него головой!- Кристоф вскочил с пола передав брата другу и кинулся следом за стрелявшей девушкой.
***
Погоня была довольно долгой. Она выскочила из здания через черный ход, и никто не обратил на нее внимания, как и на Криса что бежал за девушкой спотыкаясь и натыкаясь на встречающихся ему людей. Он просто не мог ее упустить, не должен был. Она чуть не убила Картсена, он хотел знать причину. Хотел остановить ее, мало ли кого она еще может ранить или не дай бог застрелить.  Но она все бежала иногда оборачиваясь и видя что Келлер бежит за ней. Они успели добежать до безлюдных переулков, тут никого не было. Тихо словно все вымерли. Она завернула в темноту, Кристоф за ней. Тупик, больше ей некуда бежать.
-Подожди, постой!- она обернулась, по щекам бежали слезы.
-Я..я так не хотела…я..не хотела. – она подняла револьвер на Келлера, Кристоф остановился и поднял руки пытаясь остановить ее, протянул их к ней. Между ними была всего то пара шагов.
-Все хорошо. Успокойся, опусти пожалуйста пистолет. Я знаю ты не хотела…
-Я не хотела его..я хотела ее! Она так улыбалась! Она же шлюха! Он должен быть со мной!- отлично, чокнутая фанатка  решившая что безумно влюблена.
-Тсс, все правда хорошо..Карстен, он…он ни одну не любит. Опусти револьвер, не делай глупостей.- она немного расслабилась
-Правда? Значит я могу…-Кристоф  выдохнул.
-Он любую из вас только на ночь…не стоит ради этого садиться в тюрьму. Давай решим все мирно…прошу опусти..
Приходилось наговаривать на брата. Нужно было добиться своего. Девушка кажется успокаивалась, во взгляде стало появляться что-то кроме страха и безумия. Слезы продолжали бежать по щекам, но она потихоньку опускала револьвер. И тут произошло то чего Кристоф не ожидал никак. С улицы послышались громкие шаги, девушка вздернула револьвер. Он хотел крикнуть что не надо подходить, но тут  раздался звук полицейской сирены.
-НЕТ!- крикнула она и Крис услышал звук выстрела. Потом сильная боль в груди и темнота. Нет никаких картинок из жизни, просто густая вязкая темнота, которая проглатывает тебя стирая все звуки и ощущения.

+5

10

Очередной концерт. Очередная буря эмоций. Очередная волна бушующей энергетики накрывает тебя с головой. Но ты не захлёбываешься в ней как в воде – она буквально пронизывает тебя насквозь. Питает. Открывает «второе дыхание» и заставляет дышать полной грудью. Дарит нереальный подъём. И ради этого всепоглощающего ощущения Шаттеншпиль вновь и вновь выходят на сцену и устраивают своё рок-шоу. Ощущение, когда ты стоишь на сцене перед многочисленными фанатами, и осознаёшь, что они здесь ради тебя и твоего творчества – его нельзя представить, его нельзя объяснить, его можно только ощутить. Но в какой-то момент ты всё же осознаёшь, что для тебя наступило «перенасыщение» и неминуемо требуется передышка. И музыканта спасает антракт.
За кулисами их уже ожидала группа ассистентов с полотенцами, сухой сменой одежды и такой желанной водой. Эрик уже чувствовал, как с его взъерошенной чёлки буквально капает, когда ему в руки, наконец, попало небольшое полотенце. Наспех промокнув им лицо и взъерошив волосы, басист за считанные секунды расстегнул пуговицы рубашки, стянул насквозь мокрую, неприятно прилипающую к телу майку и заменил её сухой, накинув сверху очередную рубашку с завёрнутыми по локоть рукавами. Бутылка воды была осушена в считанные секунды. К тому моменту, как Бергманн пришёл в себя после 2хчасового непрерывного выступления, к ним подвели фанатов, выигравших какой-то конкурс. Встреча с кумиром – поистине желанный приз. Басист очень любил эту часть концерта, когда в перерыве можно было напрямую пообщаться с парой-тройкой фанатов. Оставить на память автограф. Может быть, даже написать пару приятных слов рядом с быстрым росчерком подписи. Плакаты, журналы и диски ходили из рук в руки - все трое оставили на них след чёрного маркера. Одна из девушек попросила сфотографироваться с ней на айфон. Почему нет? Эрик взял его из рук светловолосой девушки и с лёгкостью поймал их обоих в кадр, сделав ракурс немного свысока.
- Готово, держи, - улыбнулся мужчина, и юное создание почти с трепетом забрало свой телефон из его рук.
Он краем глаза заметил, как Кристоф отошёл в сторону, к одной из фанаток, которая отчего-то не решалась подойти к музыкантам. Стесняется, наверное, первый раз попала за кулисы. Эрик передал журнал и маркер Карстену, который тут же одарил владелицу заветного выпуска о любимой группе дежурной очаровательной улыбкой. Тут-то всё и началось…
- Ложитесь!
Взгляд сразу метнулся в сторону голоса. Доля секунды ушла у мозга на то, чтобы осознать смысл слова и подать сигнал мышцам тела – Бергманн припал к полу, увлекая за собой девушку-фанатку. Но Келлер-младший не смог среагировать так же оперативно, так как секунду назад обзор ему закрывала девушка, и он не мог видеть направленного в их сторону оружия. Прогремел оглушающий выстрел, и Карстен упал. Эрик в момент забыл о спасённой им девушке и рванулся к другу. Быстро оценив ситуацию, он почти с облегчением выдохнул – ничего серьёзного, пуля угодила в плечо, важных органов не задето. Парень даже приподнялся, в попытке принять устойчивое сидячее положение. Даже думать не хотелось, что было бы, если бы выстрел пришёлся немного ниже и левее. Не многим позже его к вокалисту подлетел брат. И с этого момента в помещении начался полный бардак, как обычно бывает в стаде овец, в которое неожиданно врывается волк – все сразу забегали, начали кричать, кто-то потерял сознание, слышались женские всхлипы, голос Ханны и Отем отчётливо слышался среди общего гомона, наверное, больше из-за узнаваемости, чем громкости. Бергманн уже живо представил, какая сейчас начнётся парная женская паника вокруг их вокалиста.
- Эрик, отвечаешь за него головой! – он даже возразить или ответить на это ничего не успел, как Келлер-старший вскочил на ноги и бросился за стрелявшей в них девушкой.
- Кристоф, стой! Не надо! - но тот уже не слышал друга и в считанные секунды скрылся из виду.
К нему и Карстену уже подскочили их менеджер и ассистентка.
- Ханна, концерт отменяется. Разгоняй всех! А ты, Отем, проследи, чтобы ему оказали помощь врачи, - Бергманн не стал задумываться над командностью своего тона, сейчас было не до того.
Сам он вскочил на ноги и бросился туда, где скрылся Крис и психованная фанатка. На пути ему попались как нельзя «вовремя» появившиеся личные телохранители.
- Стив, Джон, за мной. Живо!
Помощь ему понадобится. Крис может быть в серьёзной опасности. Нельзя ни медлить, ни принимать опрометчивые решения. Он не знал, куда точно завела его друга погоня, но интуиция подсказывала, что девушка, скорее всего, выбежала через чёрный ход, иначе бы Келлер уже поймал её. Басист выбежал на улицу и завертел головой по сторонам – куда? Думай, Эрик, думай. Куда бы ты... на её месте? Но времени думать и гадать не было, и он кинулся к ближайшему переулку, телохранители последовали за ним. Но не успели они добежать до угла дома, как раздался ещё один выстрел. Первым в переулок влетел Эрик, и чуть было не рухнул в попытке резко затормозить свой бег. Картина, представшая его взору, заставила всё внутри похолодеть и покрыться толстой коркой льда и ужаса. Кристоф лежал на асфальте, а над ним стояла та самая девушка. Взгляд сразу выхватил валявшийся на асфальте револьвер. Сама же стрелявшая стояла, приложив дрожащие ладони к лицу. Её била крупная дрожь, а из глаз ручьями текли слёзы. Она мотала головой и твердила «я не хотела, не хотела». Кажется, это уже тяжёлая форма истерики. Вряд ли она уже на что-то способна.
Эрик всё же сумел оторвать свои ноги от места, на котором он застыл, и в долю секунды преодолев расстояние меж ними, упал на колени рядом с другом. Телохранители тем временем настигли виновницу происходящего, и она была в секунды обезврежена. Бергманн с облегчением обнаружил, что его друг жив. И на его боку расплывается мокрое алое пятно…
- Крис! Ты слышишь меня? Крис, мать твою! – басист из последних сил пытался не поддаваться панике, но чувствовал, что нервы уже начинали сдавать. – Только не теряй сознание! Слышишь?! Кристоф Дитрих Келлер, не смей закрывать глаза!
Эрик попытался помочь ему принять хотя бы полу сидячее положение, нельзя было при таком кровотечении оставлять его в горизонтальном положении. Это было сложно, да и Крис со своей стороны ему в этом не помогал. И басист сам не понял, в какой момент его руки оказались все в крови.
- Вот дерьмо! – выругался он. – Крис! Слушай мой голос! Не теряй сознания. Не закрывай глаза!
Эрик готов был благодарить бога, что его дед был врачом, и музыкант знал кое-что из оказания первой помощи. Надо было зажать рану. Надо зажать эту чёртову рану, пока его друг не истёк кровью в грязном переулке! Бергманн рывком стащил с себя рубашку, благо пуговиц расстёгивать не пришлось, поспешно скомкал её и приложил к ране. Давить слишком сильно было нельзя, но и о нежности речи не шло – деликатничать сейчас было не время. Будет больно, да, но быструю кровопотерю надо остановить.
Он не сразу понял, что к нему подлетел Карстен. Зажимающий раненое плечо, он, тем не менее, не сильно отстал от друга и телохранителей. Рядом с ними материализовалась и Отем, моментально побледневшая при виде лежащего на земле Кристофа. Ругать Келлера-младшего за дурость и за то, что он ещё и прихватил с собой девушку, не было времени.
- Говори с ним. Не давай ему потерять сознание до прихода врачей, понял? Заставляй его оставаться в сознании! – не дождавшись ответа или хотя бы кивка от Карста, он обернулся на девушку, - Отем, не стой столбом, нам нужна скорая! Приведи врачей! Давай же! – ему пришлось повысить голос, но нужно было вывести её из ступора и он надеялся, что девушка не обидится на это, так как ситуация на данный момент не располагала к вежливости и обходительности с представительницей прекрасного пола.
Все живы, а значит - всё нормально. Всё будет нормально. Никто сегодня не умрёт.

*рукалицо*

ребята, я старался....простите мне этот бред...*рукалицотройнойфэйспалм*
надеюсь, Отем меня простит за вольность мою...я ж любя)
четыре утра и две ночи сна по два часа считаются оправданием? хддд

Отредактировано Erik Bergmann (2013-08-07 04:08:29)

+5

11

Улыбка не сходила с лица, он подписывал очередной диск, спрашивая имя девушки, чтобы адресовать ей небольшое личное послание. Она задавала какие-то вопросы, говорила о том, как для нее важна их музыка и то, что они делают в целом. Имелись ввиду различные благотворительные акции, не всегда это были пожертвования, порой бесплатные съемки в некоммерческой рекламе, и любые другие попытки привлечь внимание к проблемам современного общества. Девушка еще раз поблагодарила Карстена, и, неуверенно протянула к нему руку, не решаясь касаться, да уж, фанаты… они ведь в курсе всех твоих заморочек, о которых только сумеют пронюхать, он хотел было сделать шаг ей навстречу, чтобы обнять, но резкий громкий крик Кристофа заставил остановиться. Музыкант не сразу понял, что случилось, события закрутились в стремительном вихре, хлопок, крики, кажется, его сшибли с ног, да, та самая девушка. Оказавшись на полу, Карстен попытался приподняться, опираясь на левую руку, но ее пронзила острая боль в районе предплечья. Он резко склонил голову, его брови изумленно взлетели вверх, на мгновение перехватило дыхание,  рукав футболки пропитался кровью, меняя кительно белый на багряно красный цвет. Девушка, что толкнула Келлера, и вероятно, спасла ему тем самым жизнь, еще сидела рядом, перепугано смотря на него, не в силах выговорить ни слова. Рядом тут же оказался Эрик, а за ним и Кристоф. Сердце колотилось так, словно вот, вот выскочит из груди, Крис склонился над братом, крича на него и засыпая вопросами, на что Карстен лишь открыл и закрыл рот, не в состоянии проронить что-либо, он бегло осматривал самого Кристофа. Неожиданность произошедшего дезориентировала, лишая возможности адекватно воспринимать ситуацию. Но не на Кристофа, он обернулся за спину, и тут же, бросив пару фраз Эрику, кинулся куда-то, Бергманн последовал за ним.
Голова постепенно прояснялась от тумана, мысли становились более упорядоченными. Осознание того, куда и за кем побежал Крис, заставило резко вскочить на ноги, забывая про боль в плече.
- Кристоф! Кристоф! – Но тот не обернулся. Карстен ощутил, как сжимаются чьи-то прохладные пальцы на его руке, заставляя остановиться, он резко дернулся в сторону, сжимая при этом зубы, каждое движение отдавало тупой ноющей болью. За его спиной стояла Отем. Парень бросил на нее взгляд, в котором она могла прочесть многое. Удерживать его сейчас бесполезно. Келлер попятился, делая несколько шагов спиной вперед, затем развернулся и побежал следом за Эриком, так как брат уже пропал из зоны видимости. Растолкав нескольких людей, что стояли у запасного выхода с площадки, Карстен кинулся к переулку, куда свернули ребята из охраны. Пульс бил по вискам, к горлу подступил комок, парень зажал ладонью рану на плече, оскалив зубы и корчась от охвативших его неприятных болевых ощущений, моментально пачкаясь в собственной крови. Он на мгновение остановился, чтобы отдышаться. Цокот каблуков заставляет его обернуться.
- Какого?! Ты-то зачем??? – Слышится выстрел, не позволяя продолжить осыпать Гайер упреками. В этот момент кровь в венах холодеет и останавливается. Карстен срывается с места, выбегая в тот самый переулок, где окончилась погоня. Он резко притормаживает и, проезжает еще несколько сантиметров гладкой подошвой конверсов по влажному асфальту, замирая. Взгляд скользит вдоль улицы: девушка извивается в руках двух здоровенных парней, но, черт бы с ней, его сейчас в первую очередь волнует Кристоф и Эрик.  Поворот головы. Келлера словно пронзает молния, каждую клеточку организма заполняет неконтролируемый животный страх. Ноги становятся ватными, несколько секунд Карстен стоит на месте не в состоянии шевельнуться, глаза широко распахнуты, в них отражается весь обуявший его ужас.
Голос Эрика возвращает в реальность, его слова обращены к Кристофу. Он жив! Облегчение, но настолько кратковременное и незначительное, вокалист кидается к брату, падая рядом с ним на колени.
- Крис! – Карстен тут же осматривает его, взгляд останавливается на рубашке, которой Эрик зажимает рану, она вся пропиталась кровью, теплой, вязкой. Ее очень много. Парень стаскивает свою футболку, накладывая сверху. – Она не останавливается… - В панике, бледными губами, еле слышно. Плечо снова отзывается болью. Он отнимает ладонь он раны брата, дрожащими пальцами убирая с собственного лица растрепанные волосы.  Теперь Келлер перепачкан не только в своей, но и в крови Кристофа. Он поддерживает левой рукой его голову.
- Кристоф, ты меня слышишь? Все будет хорошо. – Слова упрямо застревают в горле, дыхание сперло, душат слезы, но их нет. Руки дрожат. – Слушай меня! Даже не думай тут помирать! Крис! – Голос срывается на крик, настолько хриплый, словно принадлежит не ему. – Пожалуйста, ты так нужен мне. Кристоф. Смотри на меня. – Карстен гладит его по волосам. – Все будет хорошо. Скорая едет, мы тебя вытащим. Держись, ты только держись. – Он крепко сжимает его пальцы в своей руке. Слышится отдаленный вой сирены. Все это время, что Келлер сидит возле брата, ему кажется, что минуты текут безумно медленно, все вокруг словно застывает, все, кроме крови, струящейся из раны на боку. Уже и футболка Карстена побагровела.  Рядом с ними появляются люди в белых халатах.
- Сэр! Сэр, прошу вас! Отойдите! Скорее! Ходженс! Под руки его! Кладите! Большая потеря крови! – Их голоса как в тумане, они движутся быстро, все их жесты точны и выверены. Но для Карстена время по-прежнему течет слишком медленно. Кристофа кладут на носилки, и везут по направлению к дежурному автомобилю. К нему подходит девушка, одна из парамедиков, что-то говорит, задает несколько вопросов, судя по меняющейся интонации, но мысли в такой прострации. Не существует ничего кроме Криса и носилок, на которых его увозят. Келлер делает шаг следом за докторами, девушка поддерживает его за руку.
- Капельницу! Давай! Кислород! Быстрее! – Суета. Карстен все еще держит Кристофа за руку, но уже в салоне автомобиля.
- Пожалуйста, помогите ему. Не дайте ему умереть. Он не может…. – Брюнет судорожно хватает воздух ртом, словно задыхаясь, его мутит. Может от пережитого, или от потери крови. Плечо.  Он совсем забыл о собственном ранении. Снова острая боль, она помогает вернуться в реальность.
- Все будет хорошо. – Слышит он уже знакомый голос парамедика, она накладывает на предплечье временную повязку и накидывает ему на плечи плед, ведь его футболка еще недавно служила импровизированным бинтом для Криса. Карстен медленно поворачивает голову в сторону сидящего рядом Бергманна, словно ожидая, что тот скажет что-то больше, дежурной в таких случаях, фразы. Водитель тем временем включает проблесковые маячки, слова врачей тонут в вое сирены, автомобиль выскакивает на центральную магистраль, до больницы десять минут езды. Самые долгие и мучительные за всю жизнь.

+4

12

Green DayMurder City


Каждый концерт ребят был чем то фантастическим. Я все время удивлялась, откуда в них столько сил. Но видимо, когда ты занимаешься любимым делом, усталость отходит на задний план. Да и когда тебя встречает ревущая публика, где каждый человек тебя любит, нельзя думать ни о чем, кроме как о том, чтобы не разочаровать не одного человека в зале. Но это лишь мои догадки, основанные на эмоциях музыкантов, которыми они часто делятся после очередного выступления. И остается только наедятся на то, что они правдивые.
Очередной концерт отыгран на ура, публика в экстазе и группа после небольшого отдыха уходит раздавать автографы. Не знаю почему, но именно за автограф сессии я переживала меньше всего. Скорее всего потому что поклонники группы «Schattenspiel» слишком любят своих кумиров, чтобы причинить им хоть какой нибудь вред. Каждый раз, общаясь с ними в интернете, читая их сообщения на фейсбуке или твиттере, я убеждалась в этом все больше. Они были частью их семьи, а разве в настоящей семье можно причинить вред хотя бы одному ее члену? Нет.
Но в семье не без урода, как говориться. Ничего не предвещало беды. Ребята спокойно раздавала автографы, параллельно обмениваясь парой слов со своими поклонниками, а мы с Ханной стояли где то неподалеку, чтобы не мешать. Выстрел. На какую то долю секунды у меня внутри все оборвалось. Я даже представить боялась, что я увижу, кода подойду к месту, где сидели ребята и где только что кто то стрелял. Но я не могла просто так стоять в стороне, поэтому, взяв себя в руки, побежала туда.
Там уже началась суматоха, непонятные крики, беготня. Но среди всего этого я увидела Карстена. Похоже, его ранили. И снова внутри все опустилось. Нет, только не это. Быстро подбежав к нему, я оценила ситуацию. Пуля попала в плечо, значит это не смертельно, значит, с ним все будет в порядке. Кристоф куда побежал, и что то мне подсказывало, что происшествия на сегодня не окончены. Вскоре за старшим Келлером отправился и Эрик, до этого буквально приказав мне проследить за Карстеном. Я лишь кивнула головой.
Но разве за Карстеном проследишь, когда его брат погнался за стрелявшей девушкой. Естественно нет. Он тут же вскочил на ноги и был готов рвануть за Кристофом и Эриком. Я лишь успела схватить его за руку, которую он успешно вырвал. Кажется, он не ожидал увидеть меня. Мы лишь обменялись молчаливым взглядом, из которого можно было понять все. Я лишь покачала головой, моля его не делать этого, прося его остаться тут и дождаться врача, чтобы он оказал ему помощь, но нет. Карст сделал пару шагов назад, а затем и вовсе побежал в ту сторону, куда скрылись ребята.
- Мать твою, Келлер. – пробубнила себе под нос я и побежала за ним следом. Я не могла сейчас оставить его одного, мало что еще может случиться.
Я догнала его, когда парень остановился, чтобы перевести дыхание. Кажется, он был не слишком доволен тем, что я решила его сопроводить. Но я ничего не успела ответить. Снова выстрел. И снова я несусь за Карстеном, который тут же срывается с места.
На этот раз картина менее радужная. Кристоф лежит на асфальте и истекает кровью, а его младший брат пытается привести его в чувства. Какое то время я молча и не шевелясь смотрю на эту картину. Внутри все холодеет, а к горлу подступает ком, который я судорожно сглатываю. Нет, Отем, не сейчас.
Кажется, единственный, кто может тут трезво мыслить, это Эрик. Он уже второй раз выводит меня из состояния ступора. Проморгавшись, я достаю из кармана телефон и набираю 911. Кое как объяснив всю ситуацию, и куда нужно ехать. Я снова встала, наблюдая за всем, что происходит.
Вскоре послышался вой сирен, а значит помощь рядом. В голове крутилась только одна мысль: не умирай, нет, только не умирай. Я смотрела на Кристофа, еле сдерживая слезы. Но сейчас не время. Нет. 
Врачи  скорой быстро погрузили Кристофа в машину, забрав с собой парней и увезли их в больницу. Какое то время пришлось пообщаться с полицией, которая тоже подоспела на место преступления. Они задержали эту девочку, которая упорно твердила, что она не хотела и смотрела на всех такими виноватыми и полными сожаления глазами.  Иногда любовь к кому то может привести к печальным последствиям.
Проследив, что преступница теперь в руках закона, я поймала такси и поехала в больницу. Я не могла оставаться где то в стороне и в полном неведении. Я застала ребят в зале ожидания, в котором царила почти что гробовая тишина. Так же молча подойдя к ним, я просто села рядом с Карстеном. Если ему будет нужна поддержка, я просто хочу быть рядом с ним.

Отредактировано Autumn Geier (2013-08-18 10:53:37)

+3

13

Вой сирены мгновенно заложил уши. Помощь пришла быстро – спасибо Отем, у которой при себе всегда был телефон. И надо также отдать должное – парамедики знали своё дело и оперативно выполняли свои обязанности чётко отработанными действиями. В считанные секунды Кристофа погрузили в машину, следом за ним туда впустили и Эрика с Карстеном. Отем осталась отвечать на вопросы полиции. Келлеру-младшему немедленно оказали помощь, перевязав плечо и накрыв его пледом. Бергманн рассеяно отвечал на вопросы, заверив женщину-парамедика, что хоть и был вымазан в крови, но сам не получил никаких ранений. Правда руки немного тряслись, но это ничего, пойдёт. Ему дали в руки какую-то ткань и он начал оттирать с них кровь. Но на коже всё равно остались красно-розовые следы, которые смоет только вода. Чувствуя на себе взгляд, он поворачивает голову и встречается с голубыми глазами друга. Тот явно ждёт от него чего-то, каких-то правильных слов, чего-то утешающего или внушающего надежду. Мозг басиста судорожно старается сформулировать что-то менее шаблонное, чем «всё будет хорошо».
- С ним всё будет в порядке, - наконец выдаёт Эрик и, помедлив, добавляет. – Я обещаю.
Взгляд его сам собой перевёлся на Кристофа, вокруг которого суетились врачи скорой помощи. Он сам не знал, зачем сказал это «обещаю». Бергманн не провидец, не врач и не кто-то там ещё. Но он просто чувствовал, нет, знал, что иначе и быть не может. И никакая глупая случайность и психованная фанатка не будет причиной смерти его лучшего друга. Можете называть это глупым убеждением или чем-то ещё, но басист просто не допускал других вариантов. Не здесь и не сейчас.
Путь до больницы казался неимоверно долгим, хотя прошло каких-то десять минут. По ощущениям это был час, ужасный и мучительный. Но легче не стало и в самой больнице, стоило только Кристофу скрыться из поля зрения. На Карстене лица не было - он, будто зачарованный, смотрел на двойные больничные двери, за которым скрылся его раненый брат и врачи. Эрику хотелось встряхнуть друга, но что-то останавливало, наверное, здравый смысл – отойдёт сам, лучше не трогать. Вскоре к ним присоединилась Отем, присев рядом с Карстом, и Бергманн, наконец, смог глубоко вздохнуть – одному было не справиться с царившим в зале ожидания напряжением, а она хоть как-то разряжала обстановку.
Телефон Гайер вскоре начала осаждать звонками их менеджер. Но Эрик не дал девушке ответить на звонок – просто выхватил телефон и чётким голосом сообщил Мюллер, что всё нормально, Карстену оказали первую помощь, а Кристоф с врачами в операционной, а от неё требуется только держать ситуацию с концертом, фанатами и прессой под контролем. Ещё не хватало, чтобы это как-то проскочило в СМИ - осаждённая папарацци и фанатами больница им ни к чему. Стараясь смягчить командирский тон, также пообещал держать её в курсе относительно состояния Келлера-старшего. И настоял, чтобы она не приезжала к ним. Зная Ханну, а он-то её знал хорошо, она бы пришла и подняла на уши всю больницу, а им это сейчас надо в последнюю очередь, если не сказать, что вообще не нужно. Благо, что Отем умеет держать себя в руках. Иначе бы он её оттуда тоже выгнал, в благих целях.
Через несколько часов им сообщили, что операция прошла успешно, но Кристоф придёт в сознание нескоро. Возможно, понадобится пара дней. Зная Карстена, Эрик уже понимал, что все эти дни они не выйдут отсюда ни на шаг. Только Отем пришлось всё же уговорами отправить ночевать в отель. Ребята же сами спали на тех же диванах в зале ожидания. Не слишком удобно, но так было спокойнее. Для Карстена в большей степени. Хотя Бергманн переживал не меньше его, но старался не подавать виду, чтобы не добавлять волнений другу. Поэтому всем видом показывал, что не сомневается в благополучном исходе.
Утром Карстену сменили повязку. Днём к ним снова присоединилась Гайер и сообщила, что их менеджер всё разрулила с концертом и об этом можно не беспокоиться. Надо отдать должное, Ханна умела брать ситуацию под контроль, когда это действительно требовалось. Карстен уже немного приободрился, хотя его волнение чувствовалось за версту. Что не удивительно – братья всё-таки. Эрик бы удивился, если бы было иначе. А Келлер-младший просто-таки не мог усидеть на месте – ходил кругами по залу, мельтешил перед глазами. Эрик уже даже думал пошутить, что ещё немного и тот протопчет ров и туда можно будет налить воды и запустить крокодилов, но обстановка как-то не располагала к шуткам. Сам же Бергманн выпил уже, наверное, стаканчиков десять кофе из автомата. И сон ночами был какими-то урывками. Да и сама реальность казалась каким-то страшным сном.
И когда спустя два дня в зале ожидания материализовался врач, сообщивший, что Кристоф пришёл в сознание, и они могут зайти к нему проведать, Бергманн реально почувствовал как стало легче дышаться, будто и правда камень с души свалился… или как там говорят. Стоит ли упомянуть, что когда все сорвались со своих мест, Карстена в палату он пропустил первым, предусмотрительно потянув Гайер к себе за локоть. Хотя бы из соображений, чтобы Карстен, ломясь в палату к брату, не сбил с ног его или Отем. Кажется, этому даже врач не удивился бы.

Отредактировано Erik Bergmann (2013-09-19 00:23:04)

+3

14

Кровь, ее было так много, она была повсюду, Карстен перепачкался в ней полностью, руки, грудь, даже лицо. Еще будучи в машине парамедики успели сменить несколько повязок, все это происходило на глазах у Келлера и Бергмана. Вокалист мертвой хваткой вцепился в сидение, не в состоянии разжать пальцы, его била дрожь, с которой он безрезультатно пытался бороться. В голове крутилось множество мыслей, и ни одна из них не была утешительной. Что будет, если Кристоф умрет? Что он скажет родителям? Как вообще они смогут это пережить? И смогут ли? Крис всегда был для брата всем, самым близким человеком на земле, даже ближе, чем родители, ведь, согласитесь, им не все и не всегда можно рассказать, но Кристоф понимал Карстена как никто иной, порой без слов, между ними существовала сильная связь, которая сохранялась даже теперь по истечению стольких лет. Он просто не может умереть. Без него нет ничего. Совершенно. Пустота.
Автомобиль остановился у центрального входа, носилки быстро извлекли из салона, ребята двинулись следом, вбегая внутрь, привлекая к себе внимание посетителей госпиталя, по холлу прошелся шепот. Одна из медсестер остановила Карстена у самых дверей операционного отделения, преградив ему путь.
- Вам туда нельзя, мистер Келлер.
- Но, я … это же мой брат! Я не могу остаться здесь! Пожалуйста, пустите… - Он хотел было обойти ее, но девушка вцепилась ему в здоровую руку.
- Нет. Там вы ему не поможете, с ним сейчас лучшие хирурги клиники. Вам нужно умыться, я дам вам футболку. Необходимо осмотреть вашу руку.
- Да черт с ней, с рукой!
- Мистер Келлер! Тише! Иначе я вас выгоню за пределы больницы. Не шумите, все будет хорошо. – Карстен тяжело вздохну, провожая взглядом ее невысокую фигурку, скрывающуюся за дверьми отделения. Наверное, он мог бы простоять так ни один час, смотря на захлопнувшиеся за носилками и сестрой двери, но она вернулась через какое-то время, вручив Карстену темно-синюю  футболку врачебного персонала, и даже уталкала его в сторону туалетов, где под краном он как мог, смыл с себя кровь, одевшись.
- Новостей не было? – Это был логичный и необходимый вопрос, но, в то же время, невероятно пугающий. Однако за время его отсутствия ничего не произошло. Во всем теле ощущалась дикая усталость, ноги ломило, и как бы ни тянуло нарезать очередной круг по холлу, пришлось присесть. Рядом была Отем, она сидела молча, не задавая лишних вопросов, не докучая какими бы то ни было словами, которые все равно не могли исправить ситуации, а значит, были бесполезными. Карстен был ей крайне благодарен за такое поведение. Он даже несколько раз попытался выдавить из себя улыбку, когда их взгляды пересекались, но не выходило даже жалкого ее подобия. Все мысли Келлера занимал брат. Наконец к ним вышел доктор, сообщив об успешном завершении операции, и о том, что Кристоф пока находится в реанимации и увидеть его не представляется возможным, заверив при этом, что вскоре ситуация изменится.
«Вскоре» затянулось, Гайер отправили в отель, Ханна так и не появилась, но за это ее никто не винил, ей приходилось разгребать последствия произошедшего. В больницу уже ни единожды наведывались копы в нажде узнать подробности происшествия. Как выяснилось, девушка была совершеннолетней и ответит за содеянное перед судом по всей строгости закона.
За время проведенное у дверей реанимации с самого момента попадания туда Кристофа и до его пробуждения, Карстен выпил около десяти или больше чашек кофе. Сон не шел, да и о каком сне вообще может быть речь, когда случается подобное? Ребята кое как устроились на диванах в холле, рассматривая высокие больничные потолки. Закрывая глаза, Карстен снова видел тот переулок, Криса без сознания и собственные руки в крови, эти видения заставляли вздрагивать, подниматься и идти за новой порцией кофеина. В таком режиме прошло двое суток. Отем пыталась заставить Келлера-младшего поесть, но все ее попытки обернулись крахом. В рацион входило уже упомянутое выше кофе и сигареты, и то, и то было буквально в шаговой доступности.
За несколько часов до того как Кристоф пришел в себя, Карстен в очередной раз вышел из больницы, столкнувшись с толпой людей, ждавших у входа, как выяснилось, внутрь их не пускали. Келлер хотел было вернуться обратно, но его окликнули, умоляя не убегать, и засыпали вопросами о самочувствии Криса.
- Кристоф успешно перенес операцию, состояние стабильное. – Несмотря на то, что, по сути, музыкант сообщал поклонникам благоприятные новости, слова давались ему тяжело. Не хотелось вообще ни с кем, ни о чем говорить. Он понимал, что никто из присутствующих не виноват в случившемся, что все они их преданные поклонники и искренне переживают за судьбу брата, но внутри не утихало чувство тревоги и некоторой неприязни.  Да, они не схватятся за оружие и не кинутся ни на одного из них, да, это люди, которым действительно не все равно, но им никогда не понять и не ощутить того, что чувствует Карстен. И в данный момент это даже не страх за Криса, его охватило чувство, словно ему в спину вонзили нож. Ребята всегда относились к поклонникам с любовью и вниманием, устраивали для них автограф-сессии, конференции, чаты, отвечали им во все возможных интернет ресурсах, хотя, вполне могли бы заниматься собственными делами и класть на тех, кто по ту сторону сцены, но нет. Все, что они делают, это ради них, чтобы видеть их счастливые лица, горящие глаза. А они решили вот так отплатить? Пожалуйста, какая прелесть, да, давай возьмем их за кулисы, это же так здорово. Так здорово получать пулю в живот!
- На этом все. – Сухо и холодно, не слушая дальнейших окликов и пожеланий, Келлер разворачивается на пятках и, так и не покурив, возвращается внутрь. Эрик все там же, где сидел пятнадцать минут назад, час назад и даже гребаный день назад.
- Там собралась толпа. Почему не сказал никто? Теперь даже не покурить. Кто-нибудь может попросить их уйти оттуда? – Вопрос направлен как к Эрику, так и к Отем. – Скажи им, что отпишешься в фейсбуке или, где там еще, когда что-то изменится, пусть пи…ют оттуда нахер. – Со злости, ломает в руках сигарету, и тихо выругавшись, выбрасывает ее в урну, что стоит подле диванчика. Проходит еще около часа, прежде чем появляется очередной доктор, но на этот раз он говорит о том, что Крис пришел в себя и его наконец-то можно увидеть, так как всего несколько минут назад его перевели из реанимации.
Хотелось задать вопрос, какого черта они молчали, что его перевели, но, признаться, уже было не до того. Карстен чуть ли не бегом кинулся к указанной палате, распахивая двери и влетая внутрь. На мгновение он замер на самом пороге, окидывая Кристофа взглядом, к нему было проведено множество каких-то проводков, стояла капельница и кислородная маска. Он был бледным, почти в цвет стен в палате. Парень тихонько подошел к нему, осторожно присаживаясь на край постели. На глазах невольно проступили слезы, которые Карстен даже не думал сдерживать. Крис был жив, дышал, смотрел на него. С плечь словно груз упал, не удержавшись, Келлер обнял брата, забыв про всю эту долбанную медицинскую технику, что так мешала. Какой-то аппарат истошно запищал, заставляя Карста выпрямиться.
- Ой, я не…не хотел, извини.... – К ним тут же вбежала медсестра. – Это я задел. Простите. – Женщина выдохнула с облегчением, нажала несколько кнопок, и пронзительный писк прекратился, недовольный взгляд на Карстена, она вновь удалилась.
- Я так боялся потерять тебя. Ты представить себе не можешь. Крис, я думал, что могу больше никогда тебя не увидеть, не услышать твой голос, никогда не иметь возможности обнять тебя. Ты же знаешь, как я люблю тебя, знаешь, как дорог мне. Без тебя я никто, я бы не смог. – Слезы все еще катились по щекам, Карстен сжал его руку. – Не делай так больше. Ты нас всех здорово перепугал. – Он протер глаза тыльной стороной ладони. - Вон Эрик и Отем, они тоже здесь, а Ханна как обычно убирает за нами дерьмо. Говорят, у нее даже что-то получается. – Сейчас Крис выглядел настолько беспомощно, что каждый раз, глядя на него, сердце сжималось. Карст отвел взгляд на какое-то время, и слабо улыбнулся брату. – Доктор говорит, все будет хорошо, скоро сможешь снова выступать. У тебя отличные врачи. А еще, знаешь, там у центрального входа наши поклонники разбили, чуть ли не палаточный лагерь и все ждут новостей о твоем самочувствии, правда, я послал их, но, думаю, они все же, все еще ждут. Мы все хотим, чтобы ты скорее поправился. Ты уж постарайся, если не ради них, то хотя бы ради меня, ради мамы…. – Карстен умолк, он не стал добавлять, что они с отцом уже на полпути в Сакраменто. Итак слишком много слов.

+3

15

Темнота бывает такой вязкой, тяжёлой, она словно давит на тебя, словно это земля, тонны сырой земли валятся тебе на грудь и тяжело дышать. Горло схватывает при каждом вдохе, который непонятно происходит или нет, и словно железные кольца держат тебя не дают пошевелить даже пальцем. Отвратнейшее ощущение надо отметить. Хочется выбраться, хочется кричать что бы тебе помогли, но ты ничего не можешь сделать открываешь рот а звука нет. Замкнутый заколдованный круг бессилья. Это убивает, ведь умирать не хочется…
Черт, я так и не позвонил Франклин.
И откуда только взялась эта мысль. Кстати кажется первая связная мысль в голове за довольно долгое время. А что же было до этого? Темнота. Они что так напились после концерта, что он не помнит даже, чем закончилось само выступление? Нет не похоже. Даже думать тяжело, темнота все еще удерживает тебя в своих вязких объятьях. Он должен вспомнить, что же было. Попробовать еще раз. Ночь, утро, день, Ханна кричит и ругается, и концерт…тяжело, но картинки выстраивались в памяти. Да это было, но дальше…Отыграть большую часть, фанаты счастливы, ты тоже, драйф, адреналин, усталость. А вот и антракт, десять минут по пить и перевести дух. А вот и фанаты в гримерке…
Келлер резко распахнул глаза. Черт где он?!Писк, какие то трубки мешаются везде, белый потолок и стены. Походу он таки жив и в больнице. Черт.  Он только сейчас  вспомнил, как стоял напротив той девчонки и уговаривал ее не стрелять. Надо сказать он полный идиот что побежал за ней тогда, но в тот момент он об этом не задумывался. Карстен! Что с Карстеном? Его тогда тоже задело. Кристоф дернулся пытаясь встать. Техника запищала, боль пронзила тело и чертово бессилие, будто снова проваливаешься в темноту. В палату вбежала медсестра, кажется хотела уложить его на место, но это уде не требовалось, Крис все равно не мог пока встать при всем желании.
-Мистер Келлер, успокойтесь пожалуйста. – она кажется, нажала кнопку вызова врача.
-Мой брат…мой брат Карстен, что с ним?- говорить было сложно, голос был хриплым, но все же нужно узнать, что с братом. Сестра кинула на него возмущенный взгляд но  тут же сменила гнев на милость.
-С ним все в порядке, успокойтесь. Он тут в холле,  скоро мы позовем его сюда, успокойтесь, пожалуйста.
Камень с души упал. С братом все в порядке, значит, нарвался только он. Кто знает, может та девчонка еще после этого стреляла, но главное что все живы.  Эрик бы точно не дал ей себя убить. Это же Эрик! Крис расслабился на подушках, сейчас надо просто дать сделать им все что нужно и спокойно дождаться Карстена и Эрика. Врачи пришло довольно быстро, осмотр, несколько вопросов, очередной укол, но боль ушла, и стало как-то слегка весело, словно он только что затянулся косяком с травкой легкой. Еще несколько минут и в палату ворвался новый ураган, и имя ему было Келлер младший. Он не заметил медсестру, что пыталась ему сказать, что бы он не сильно нервировал брата. В общем и правильно. Поняв что дохлый номер что-то объяснять этим двоим, сестра махнула рукой и хотела было выйти из палаты, как Карст задел какой-то проводок и снова мерзкий писк наполнил всю комнату. Крис даже ухмыльнулся. Да жизнь прекрасна!
- Карст, Карст, ты как тараторка, ей богу. –хорошо хоть говорили они на немецком хоть думать не надо. – Как твоя рука? Я тогда очень испугался за тебя, думал догоню девчонку шею сверну ей богу.
Чертова тупая улыбочка играла на губах. Это виноваты лекарства, но было немного весело. Кристоф  положил руку по верх руки брата. Это стоило больших усилий.
-Черт, как хочется курить.- и правда курить хотелось безумно. – Долго я тут валялся? Судя по твоему виду не один день.- Крис нахмурился – Я убью Отэм если она тебя не накормила хотя бы. –и тут же снова улыбка. – Блин хорошо то как! Что они мне колят, не знаешь? Хотя не важно бы обязан это попробовать, травка отдыхает, все такое..такое радужное, бл***ь, буди что единороги не летают в радугах.
Все же уносило его с лекарств хорошо. Оставаться в одном настроении было трудно,  Келлер будто проваливался в какой-то другой нереальный мир, или просто засыпал, кто знает.

Отредактировано Christoph Keller (2013-10-17 21:06:02)

+3

16

Когда она проснулась за окном уже кипел полдень. Теа несколько минут бесцельно смотрела в окно, отходя от ночных грез, хотя правильнее сказать утренних. Так отлично она себя еще никогда не ощущала. Франклин только недавно открыла глаза, а уже точно знала — у нее просто чудесное настроение. Несмотря на то, что вчера Крис все же ушел от нее. Тогда чувства были совсем не радостные, наверно от того, что она понимала — скорее всего это их последняя ближайшая встреча, а может быть она и вовсе его никогда в живую не увидит. От этого еще вчера душа сжималась в печали, а после его ухода Теа и вовсе тихонько всплакнула уже лежа в постели. Но сегодня все будто перевернулось с ног на голову. Девушка светилась и сияла как фонарик, не вставая с постели. Она знала, что сегодня он ей вряд ли позвонит — сам ведь так сказал. Пусть даже не позвонит, но завтра Теа уж точно услышит его. Чувствуя себя не много ни мало счастливой девчонкой, адвокат Франклин собрала себе завтрак. Ближе к вечеру пришла Джоди, у которой был жестокий отходняк. По словам стажерки, все утро ее желудок заставлял ее обниматься с белым другом. Зато сумочка вернулась назад сейчас, а не утром или ночью... Разговоры о Кристофе Теа, как всегда, особенно не поддержала, однако сейчас ей хотелось слушать о нем как никогда прежде, а еще хотелось рассказать, что же стало причиной её удивительно приподнятого настроения. Джоди сделала вывод — Франклин влюбилась, правда звучало это скорее как издевка, словно Ти Джей не способна на подобные слабости. Вечером они пошли гулять встретившись с некоторыми из «выживших» после вчерашнего. Чем ближе надвигался вечер, тем тревожнее ей становилось. И Теа хорошо понимала причину — ей нужно услышать его голос. В какой-то момент хотелось позвонить ему, наплевав на все свои пунктики, но Франклин держалась. От этого ожидания все хорошее настроение медленно но верно испарялось. Вернувшись домой около полуночи, девушка уже окончательно растеряла все свой истерично-счастливое настроение. Все время крутила в пальцах локоны волос, постукивала пальцем по диспею мобильного, периодически включая подсветку. Звонков не было, смс тоже не прилетало.
- Интересно, а чего ты собственно от него ждала... это же Келлер - она недовольно сжала губы и положила телефон на столик у кровати. Разочарование сменялось обидой,задетое самолюбие - гордостью, а она сменилась сном - тревожным и неприятным.
Следующий день Теа решила начать так, будто не было ни Кристофа, ни всего что теперь с ним связано. Вчера у него был концерт, сегодня они уже улетают, если еще не улетели. Возможно, сделают это завтра. Один день только все усугубит, к тому же звонка так и не было (почему то ей казалось, что Крис мог бы и среди ночи позвонить) - было бы желание. Она унижаться перед ним не будет, хвостиком бегать - тем более, названивать - ни за что на свете. Франклин ехала на работу в тишине, принципиально не включая музыку и радио, на самом деле не желая услышать его группу и сдать отвоеванную позицию независимой непоколебимой невозмутимой Теа Грейс Франклин. Оказалось, что приехала она на работу раньше Марли, так что кофе пришлось заваривать самой и приниматься на за работу. Пожалуй впервые работа почти не помогала. Теа все равно ловила себя на то, что не может успокоиться. Час растягивался на целую вечность, минуты ползли медленней обычного. Наконец терпение лопнуло и девушка схватила мобильный. Среди вызовов был один единственный неподписанный номер телефона, который и принадлежал Кристофу. Еще несколько минут она не решалась нажать кнопку вызова, а когда нажала - вечность ждала когда же он поднимет. Как под гипнозом она набрала еще раз его номер и снова только длинный гудки. Может быть просто не слышит? Просто в душе например... Теа снова занялась работой, постоянно поглядывая на мобильный.  Снова взгляд на часы, которые проходили десятый час. Через пол часа она снова его набрала, но теперь долго терпеть не пришлось - мобильный отключен. Уязвленное внутреннее завопило и заставило убрать мобильный с глаз долой. Все же была права, когда думала о связи на один день, зачем тогда звонила спрашивается, все же ведь и так понятно. Теа делала важные звонки, исполняла  свои прочие обязанности и не задумывалась о том, что её хмурое лицо все же успели оценить и посоветовать Марли не соваться без надобности. Наверно Теа бы и не увидела ее, если бы не необходимость одобрения нового дела их, уже ставшего постоянным, клиента. Секретарь осторожно вошла в кабинет, сказав свое "мисс Франклин" уже после того как Теа подняла на неё глаза. Чего у мисс Джонсон не отнять, так это умение отвести от себя праведный гнев окружающих. Когда вопрос об опозданиях был решен полюбовно, Теа даже  развеселилась под напором Марлин.
- Кстати, тут ваш недавний клиент опять попал в просак - со смешинками в глазах, Марли показательно вздохнула, покачала головой и вручила папку, которую получила у руководства - Похоже мы наткнулись на золотую жилу
- Да что ты говоришь - Теа усмехнулась, не спеша заглядывать в папку - Дай угодаю, тот разводила Перриш? Марлин отрицательно покачала головой.
- Неужели Клаус Родан... - Теа сдвинула брови, от чего между ними появилась морщинка. Опять промах - Марлин Джонсон, что за игрушки вы тут разводите Франклин раскрыла папку и застыла. Марли, довольная произведенным эффектом, снова вздохнула и заговорила уже без хохотушек, даже пропуская в голосе сочувствие.
- Бешеная фанатка расстреляла нашего заказчика и брата его ,которого из тюрьмы спасали. Вот уж, Теа, врагу не позавидуешь... - дальнейшие слова Франклин почти не слышала. В горле застыл большой непрошибаемый ком, который не давал выдавить и слова. Неужели он погиб?! Так ведь не бывает! Так не должно быть! Вот почему он не позвонил, вот почему она мучилась в ожидании столько времени. Почему отключила это чертово радио, почему узнала о нем только сейчас. Расстреляла... он уже мертв? Её мысли снова возвращались к неугомонной Марли.
- ... больницу уже обступили, туда не подобраться. Нам сообщат как только он очнется, а Карстен Келлер ничего толком рассказать не смог.
- Кристоф в больнице? - голос дрогнул, она не смогла качественно сыграть свою роль, пусть даже взгляда она не подняла. Все мысли мельтешили перед глазами как умалишенные.
- Ну да... в коме - похоже Марли сразу же почуяла неладно - в центральном госпитале... Теа, все в порядке? Но Теа была уже не здесь. Она вышла из кабинета и побежала к выходу, оставив растерянную секретаршу в полном недоумении. До стоянки бежать она не стала, а на бегу поймала такси. Хорошо, что в жакете были деньги, иначе пришлось бы возвращаться. По радио передавали новости о выстрелах на концерте Шаттеншпиль и о жертвах... Девушку колотило от прилива адреналина в кровь. Конечно же ее не пустили, как она только не уговаривала, но когда все мысли там рядом с ним Теа не могла играть роль до конца. Остаток дня прошел как в тумане. Разговор с детективом, с шефом, кофе, кофе, кофе - чтобы не упустить звонок из больницы. Следующий день был похожим - она снова пыталась пробиться в больницу, но настырные врачи ее не пускали. Несколько часов дежурила в машине у больницы, потом поехала домой и отключилась на диване, едва голова коснулась подушки. Сон без сновидений оборвался звонком. Теа тут же подорвалась на месте, еще слабо осознавая что уже проснулась. Услышав, что он очнулся, Теа больше ни секунды не медлила. Уже через несколько минут она поднималась по лестнице к больнице. На этот раз она к приемной не подходила. Теа сняла с вешалки халат, накинула его на плечи и пошла туда, где теперь по слован информатора теперь пребывал Кристоф. Что за настырные медсестры тут работают. Теа уже слышала, как одна из них сдержано бежит по коридору и кричит ей "девушка, стойте!" все - чтобы остановить ее, но Франклин решила что не сдастся не в коем случае, она должна его увидеть. наконец медсестра ухватила Франклин за руку.
- Да стойте же! Вы что себе позволяете?! Тут лежат люди в тяжелом состоянии! - ее голос на крик не переходил, она скорее галдела, крепко держа адвоката.
- Да отцепитесь вы уже наконец! Я должна его увидеть, неужели непонятно Начались пререкания, одергивания. Вот уже еще одна медсестра, проходившая мимо, приостановилась рядом, но Теа все равно пыталась добраться до заветной палаты, находясь в метре от нее.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Would you mind if I killed you? ц.