Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ··Даже если ты все потеряешь, у тебя всегда буду я


··Даже если ты все потеряешь, у тебя всегда буду я

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Максюта и Брук
Место: квартира девочек
Время: 2 апреля 2011 года
Время суток: около 23.00
Погодные условия: не важны
О флештайме: это был большой удар для Рей. Никого в своей жизни она еще не любила такой безумной и преданной любовью. Он был для нее всем, всем что ей было нужно. И какого ей было сейчас понимать что ее идеальный мир рухнул? Что любовь была всего лишь иллюзией, что ничего подобного и не было. Что ей делать? Как ей быть? Сможет ли она пережить этот удар? Поймет ли, что это еще не конец...

http://uploads.ru/i/R/q/G/RqGQz.png

+1

2

Пустые и узкие улочки Сакраменто, несколько горящих фонарей и тихий шум весеннего дождя. Наверняка в любой другой день такая атмосфера повлияла на Бруклин как то вдохновляюще что ли, но сейчас она не замечала ничего вокруг себя. Влажные пряди темных волос прилипли к ее холодным щекам. Джордан быстро шагала в сторону своего дома, крепко обнимая себя за плечи, как будто боясь, что кто-то может сейчас остановить ее.
На ней не было крутки, вообще было такое впечатление, что девица просто в очередной раз от куда то сбежала, и сейчас опасалась быть пойманной. Но нет, сегодняшний день прошел для нее вполне спокойно. Она не попала ни в какую передрягу, ничего не своровала, и вообще, не сделала ничего такого, за что ее могли поймать и наказать. Тем не менее, Рей не сбавляла шаг, устремляя пустой взгляд себе под ноги и шлепая прямо по свежим лужам. Она даже не чувствовала жуткого холода, от которого ее непроизвольно трясло. Не помнила про оставленную в квартире Колтона куртку, про свою сумку, которая так и осталась валяться на его диване, про свои солнечные очки, ее любимые очки, которые она не пожалела, швырнув их прямо в лицо мужчине. Так что же произошло?
Парень как обычно забрал ее после практики. Они некоторое время катались по вечернему Сакраменто, Рей снова рассказывала байки про парней из группы и глупых однокурсниц. А что затем? Романтический ужин в квартире Тони, который как обычно закончился горячим сексом. Знаете, наверное, на этом хорошие воспоминания о вечере закончились.
Разорвать отношения сразу после занятия любовью… Хм, на это мог был способен только Колтон. Когда мужчина заговорил об этом, Брук лишь изумленно смотрела на него. Она молчала, казалось, пытаясь переварить информацию, но парень просто не давал ей прийти в себя. Его слова и действия были такими грубыми, они буквально вырывали Рей из объятий страны фантазий. Из мира, где ее отношения были идеальными, где не было места изменам, предательству, лжи… И сейчас Колтон как будто снял с ее лица розовые очки и разбил их вдребезги.
Я не понимаю. Не понимаю.
В голове Рей сейчас было множество мыслей. Но почему то в первую очередь она винила во всем этом себя. Она что то сделала не так, возможно, была слишком навязчивой? Она сказала что то не то? Но Тони ничего не говорил по этому поводу. Он молча вывел ее из своего дома, закрывая дверь прямо перед ее носом. Нет, не подумайте, Брук не была покорной овечкой, она не молчала. Конечно в ней заговорил ее непокорный нрав, ее колючий характер, она наговорила кучу гадостей мужчине, но сейчас… Сейчас она жалела.
Ноги промокли насквозь, наверняка кеды после сегодняшней прогулки придется выкидывать. А вот и дом, окна в квартире Джордан горели ярким белым светом. Значит Макс дома. Макс…
А что она скажет Геваре? Что она скажет своей сестре? Да, ты была права, этот козел меня бросил? Но Брук не считала его козлом, нет-нет, никогда! Он просто не понимал что творит, он обязательно передумает, позвонит ей, попросит прощения.
Господи, Джордан, кого ты обманываешь? Хватит уже наивно верить в сказки и ждать от Тони хороших поступков. Он никогда тебя не уважал и не ценил, НИ-КОГ-ДА! И пора уже вспомнить о гордости, удалить его номер и жить счастливо. Но разве Рей могла?
Сегодня перед входом в квартиру, она не набрала номер сестры. Почему? Может ей было стыдно признать, что сестра в очередной раз оказалась права? А может просто не хотелось, чтобы Макс видела ее в таком понуром состоянии.
Тихий скрежет ключей в дверном замке, едва слышный скрип, и промокшая до нитки Рей наконец оказалась дома. Не реагируя ни на что вокруг, девушка стянула с ног сырую обувку, и медленно, как привидение проплыла в гостиную, тут же усаживаясь на диван и устремляя пустой взгляд на работающий телевизор. Вид у девушки был отстраненный, как будто она сейчас находится не здесь, а где-то далеко-далеко. Минут 10 она молчала, почти не реагируя на слова сестры. Затем забралась на диван с ногами, пряча свое лицо в ладошках. Знаете, хотелось плакать, но казалось Джордан просто физически сейчас не была на это способна. Она была в шоке, не могла поверить во все происходящее. Это все сон, просто страшный сон, и сейчас она проснется и все будет как прежде.
- Он меня бросил.

+1

3

Чай уже остыл, Макс сделала еще глоток и посмотрела на часы, наверно, Рей сегодня не придет ночевать домой, хотя является ли эта квартира ее домом, Макс уже не знала. Казалось, что она давно жила одна. Сестра настолько погрязла в своих отношениях и музыке, что  проводила время либо со своим молодым человеком либо с музыкантами, и дома появлялась не часто. Ревновала ли Гевара ее к парню, к хобби? Да нет, а смысл? Сама она встречалась с Тревисом и иногда забегала на репетиции, но Брука на них вся такая деловая и занята, что Макс быстро начинала скучать. Решительно отодвинув кружку от себя подальше, девушка лениво переключила телевизор на какое то ток-шоу, зевая. За окном шел дождь, коза сейчас нежилась в объятиях своего благоверного, сопела у него на плече или где там еще, с Тони гонщица никогда не состояла в теплых отношениях, не столько из-за ревности, сколько этот мужчина ей в принципе не нравился, она считала, что ее сестра достойна кого-то лучше, внимательнее и заботливее, кого-то, кто любил бы Рейку так же сильно, как она, кто бы говорил ей одеваться теплее и не забывать выключать свет. Колтон мало походил на заботливого спутника, зато он был сильным и конкретным, может поэтому родная запала на этого парня? Ну, как бы там не было, Рей счастлива, а значит счастлива и Макс.
Переместившись на диван, девушка обняла себя за колени, подумывая о том, что пора бы укладываться спать, но услышала внезапное ковыряние в замке. Странно, подруга всегда звонила ей перед тем, как зайти в квартиру, но ключей то больше ни у кого нет!
Насторожившись, девушка вышла в коридор, наблюдая, как не спеша открывается дверь и на пороге появляется промокшая до нитки Бруклин. С каким то опустошенным видом та сняла с себя промокшую насквозь обувь, проходя в гостиную. Макс лишь открыла рот от удивления, провожая Джордан взглядом и топая следом.
- Что-то случилось? Вы опять поругались? – Ну да, они иногда с Колтаном  ссорились, а иногда и не иногда, Рей приходила злая, расстроенная, обиженная, выговаривалась Макс ну и все, все жили дальше, но в таком виде сестрица домой еще не заявлялась.
Да ты же вся промокла!
Гевара присела на край дивана, умолкая. Как еще спросить, что произошло, если человек не хочет или не может говорить?
- Он меня бросил. – Вот тебе на! Макс даже не нашлась, что на это ответить, крепко обнимая сестру и стягивая с нее мокрую майку. Как так вышло, они всегда ругались, затем мирились, все было стабильно, девушке казалось, они всегда так и будут жить, как на ножах.
Рей была такой холодной и мокрой, что у гонщицы побежали мурашки по телу от этой леденящей влаги.
- Рей, ты заболеешь, - Умоляюще прошептала Макс, снимая с себя рубашку от пижамы и закутывая дуреху. Она не знала, что сказать, да, Брук сейчас плохо, да  больно, и слова: найдешь себе нового козла еще козлинее прежнего не утешит ее роднулю.
- У тебя есть я, я тебя не брошу, никогда не брошу. – Ее теплые руки гладили брюнетку по плечам, а губы, еще хранившие вкус карамельных конфет, касались носика Рей, щек, глаз, Макс старалась отдать ей все свое тепло, на которое она только была способно, лишь бы девочке не было так больно и одиноко.
Ты не одна, слышишь, не одна, и  если тебя не любит он, то люблю я, и ты еще совсем маленькая, буду у тебя еще и семья и дети, будут, не стоит хвататься за первого попавшегося как утопающий за соломинку.
Она стерла с лица Рей капли дождя, укладывая девушку на диван и расстегивая на ней сырые, прилипшие к телу джинсы.
- Давай снимем это с тебя.
Она хотела спросить, почему Тони ее бросил, что не так, но не решилась, Макс знала, что если Рей хочет что-то сказать, она обязательно скажет сама. И ее как и многих людей можно заставить говорить, но к чему? Это не тот случай, расспросами она сделает ей еще больнее, и если уж ей не суждено знать эту информацию, то пусть это будет  личным секретом сестренки.
Кое-как стащив с Джоржан мокрую шмотку и кинув ее на стул, гонщица села рядом, гладя брюнетку по спутанным волосам.
Макс очень хотела ей помочь, но не знала как. Рей потеряла семью, друзей, себя, теперь ее бросил парень, ну сколько еще фартуна будет пинать ее девочку? За что? Этого Максюта не понимала, не понимала, почему у такого хорошего, светлого человека все идет наперекосяк, разве Бруклин это заслужила? Конечно нет. Макс без колебаний отдала бы жизнь за счастье этой девочки, но что стоит ее жизнь, когда сейчас она не может найти слов?
От осознания собственной никчемности глаза брюнетки заблестели, и она в очередной раз провела ладонью по волосам сестры.
- Малыш, ты плачь, если тебе от этого будет легче, в этом нет ничего постыдного. – Ее девочка не часто давала волю эмоциям, все держала в себе, а так ведь нельзя постоянно, все равно рано или поздно этот коктейль негативных чувств, переживаний взорвется.
- Может, кушать хочешь?

+1

4

Услышав взволнованный голос сестры, Бруклин лишь убрала руки от своего лица и посмотрела на сестру каким то опустошенным взглядом. Нет, они не поругались, даже наоборот, теперь они вообще никогда не будут ссориться и скандалить по пустякам. И не смотря на то, что звучит это довольно позитивно, радоваться бунтарке было абсолютно нечему.
Макс тут же оказалась рядом, и Рей молча наблюдала за ее действиями отсутствующим взглядом. Девушка устало подняла руки вверх, позволяя брюнетке в который раз поухаживать за своей никчемной сестрой.
- Ну и что? – Действительно, что с того? Пока Гевара кутала ее в свою фланелевую рубаху, Джордан смотрела на нее так, будто та несет абсолютную чушь. Колтон для нее был всем, был тем, кого Бруклин позволяла себе любить всем сердцем, любить отчаянно, и ни о чем не задумываясь. И этот разрыв, его грубые слова в ее адрес казалось, оставили в груди одну большую дыру. И Брук действительно было все равно на себя. Заболеет, загнется, умрет. Для девушки уже не было разницы, что с ней будет дальше. Может хоть мучиться меньше будет?
Господи, Джордан, от куда в тебе появились суицидальные наклонности? Ты конечно дура, но не настолько же?
Рей зажмурилась, ужасаясь своим собственным мыслям. Ее непроизвольно затрясло, и Брук не могла понять от чего именно, то ли она жутко замерзла, то ли это эмоции, волю которым она никак не могла дать, все таки просились наружу. Теплые руки сестры обнимали девушку за плечи, Макс суетливо вытирала с ее лица капли дождя, пыталась согреть своим теплом, убедить, что не все так плохо. Ее слова, знаете, Бруклин сейчас было важно слышать их. Девушка открыла глаза, глядя на сестру с какой то надеждой. Нет, не подумайте, она всегда была уверена в Макс, но от осознавания того, что в жизни Джордан есть только один человек, в котором она могла не сомневаться, становилось как то не по себе.
- Обещай мне. Обещай, что никогда не поступишь так со мной. – Возможно, это было очень эгоистично со стороны Джордан требовать от Гевары чего то. Но ей больше не хотелось испытывать такого глубочайшего разочарования в жизни, и в первую очередь в себе. Чувствовать себя ненужной, неинтересной, пустой, ведь была бы она не такой, вряд ли бы Колтон решил ее оставить. И все таки интересно, что им действовало? Чего ему не хватало? Рей конечно славится скверным и взбалмошным характером, но в плане отношений она вряд ли вызывала много проблем. Не истерила, не ревновала, не лезла в личную жизнь и не копалась в телефоне. Она доверяла парню во всем, и сама никогда не давала в себе усомниться. Тогда в чем дело?
Внезапно сильные руки сестры повалили девочку на диван, и Гевара стала суетливо расстегивать мокрые джинсы. Рей лишь устало откинула голову назад, помогая сестре стянуть с себя прилипшую одежду и чуть позже кутаясь в махровый старинный плед, который был с девочками наверное еще со времен детского дома. Зарывшись в ткань, и слегка потирая уголком покрывала свое лицо, Рей перевела взгляд с сестры в сторону окна. Дождь все никак не кончался, в комнате тихо бурчал телевизор, похоже транслировали какое то реалити-шоу, где как раз шли какие то разборки. Бруклин хотелось плакать, хотелось кричать на весь город и громить все вокруг, убиваясь собственной злостью и, конечно же, обидой.
Джордан закрыла глаза и по ее бледным щекам покатились слезы. Она молчала, и порой эта тишина раздражала и саму Брук, но она не знала что сказать. Она была настолько растерянна, как будто ее выбили из нормального русла жизни и ударили чем то тяжелым по голове. Она не контролировала свои мысли и наверняка не сможет контролировать свою речь. Еще наговорит каких-нибудь глупостей, наверное, стоит в первую очередь разобраться в себе, принять происходящее как факт и попытаться смириться.
- Нет, не хочу. – Стирая со своей щеки горячие слезы, Бруклин раздраженно помотала головой, глядя на Гевару усталым взглядом. – Ну какая еда? – Голос Джордан дрожал, она говорила так, словно пыталась сдерживать себя и не закричать.  Девушка разочарованно спустила с дивана ноги, пытаясь нащупать на полу свои тапки и сунуть в них мокрые ноги. Есть она сейчас точно не хотела, тоже самое казалось и питья. Возможно кто-нибудь посоветовал в данной ситуации Рей напиться в дрызг и увалиться спать, но Брук прекрасно понимала, если она сделает всего пару глотков спиртного, крыша у нее точно уедет, и девушка вернется в дом к Колтону.
Брюнетка неуклюже поднялась на ноги, и слегка пошатываясь двинулась в сторону балкона, хватая с подоконника пачку сигарет и коробок спичек. Дверь тихо скрипнула, впуская в гостиную влажный сырой воздух. Рей на мгновение остановилась в проеме, глядя на сестру через плечо и кивая в сторону открытой лоджии.
- Побудешь со мной? – Вставляя в зубы сигарету, девушка сделала шаг навстречу редким каплям дождя и тихонько чиркнув спичкой, подкурилась. Знаете, после тех мыслей о смерти оставаться одной ей совершенно не хотелось. Она трусила, боялась что сойдет с ума и что-нибудь с собой сделает. Нет, Рей, любовь никогда ни к чему хорошему еще не приводила, огромное количество мелодрам прекрасно это доказывают.
Брюнетка выпустила из легкий темный клуб дыма, и услышав как за спиной тихо топает Макс, медленно развернулась к сестре, слегка притягивая ее к себе,  утыкаясь холодным носом в ее горячую шею и давая волю своим эмоциям. Это не была громкая истерика, которая наверняка была бы самой ожидаемой от Брук, нет-нет. Она тихонько всхлипнула, со всей дури зажимая рот ладошкой и зажмуривая глаза. Ей было стыдно плакать, было до жути стыдно за себя, за то что не может контролировать свои эмоции и быть сильной девочкой.
- Прости меня, прости-прости-прости. – Ее дыхание было сбивчивым, на половине слова она каждый раз всхлипывала и делала глубокий вздох. Ей не хотелось быть обузой для Макс, не знаю, она не хотела казаться слабачкой, но она по другому не могла. Обхватывая сестру за шею, Бруклин прижала ее к себе и окутала свободным концом покрывала. – Просто побудь со мной.

+1

5

Макс не знала, что творится в голове у ее сестры, не знала. Все, что она хотела, помочь ей, но как? Если ты боишься даже вздохнуть или сказать еще хоть слово, чтобы не сделать больнее, обнять, прикоснуться, пожалеть, сейчас девушке было непонятно, как будет реагировать Рей на ее жесты. Она была удивлена и напугана, напугана, вы не ослышались, потому что видела в таком состоянии свою сестру в первый раз. Были времена и слез, и  громких скандалов, когда Джордан могла хлопнуть дверью и уйти, не появляясь дома два дня, но вот любовь… Это очень тонкое и психологически сложное чувство. Гевара всегда боялась спросить у Рей лишнего, ничего не советовала и не лезла в ее мирок, а может зря? Может если бы она интересовалась ее личной жизнью, смогла бы предотвратить эти слезы, боль, спасти малышку от участи склеивать разбитое сердце? Но через это проходят все и она тоже должна была пройти.
Как бы я не любила тебя, родная, я не смогу спасти тебя от всех бед, это жизнь.
Она обняла бунтарку, гладя  по спине и чувствуя запах сигарет. Сегодня она его даже любила, да бросьте, табак, пиво или фиалки, вишня, деньги или дорогие духи, - она любила все, что так или иначе связано с Джордан.
- За что ты извиняешься, глупая, - Она осторожно коснулась губами холодного кончика носа Рей, убирая мокрые пряди волос, прилипшие к лицу сестры. – Я с тобой, я всегда буду рядом, чтобы не случилось, даже когда ты будешь замужней теткой с детьми, ты от меня не отделаешься. – Она искренне улыбнулась Бруклин, поправляя на ней плед и укрывая девушку от дождя, который лил с такой силой, что Макс казалось, по тротуарам можно пускать корабли, и природа жалела ее девочку.
- Видишь, небо плачет вместе с тобой и ему совсем не стыдно, - Лицо девушки стало непривычно серьезным, когда она заглянула в дымчатые глаза подруги, наступило молчание, Макс не знала, что сказать, не знала. Шутки сейчас не уместны, как бы она не старалась, это не облегчит драмы Рей, копаться в душе – сделать хуже.
- Это пройдет, вот увидишь, обязательно пройдет. – Ее голос звучал очень тихо, ну уверенно, словно ласковое дуновение ветра над ухом.
Что бы там ни было, расстались ли они на совсем, или лишь громкая ссора, брюнетка знала, что время лечит, не все и не сразу, но лечит, конечно, на юном сердечке останутся шрамы, но впредь Макс будет внимательнее и будет тщательнее беречь сестру.
- Пойдем в дом, лучше кури там, иначе мы заболеем и умрем. – Пропустив Рей впереди себя, она покинула балкон, плотно закрывая дверь и скидывая промокший плед. Брука осталась в фланелевой рубашке, Макс в таких же фланелевых штанах и бюстгальтере, подходя к шкафу и доставая сухую футболку.
- Я люблю тебя, сильно. – Обычно такие признания Гевара кидала в шутку или в ответ, но сейчас она не шутила, она говорила совершенно серьезно, доставая из холодильника банку пива и подходя к Рей. Ее теплые мягкие руки крепко обняли сестру за плечи.
- Кто самая красивая девушка на свете? Рей Джордан. У кого самый холодный нос и мокрые волосы? У Рей Джордан. – Она открыла баночку, всовывая ее в пальцы Бруклин.
- Выпей, тебе станет легче, - Указательным пальцем она дотронулась до щеки сестры, смахивая скатившуюся слезинку.
- Знаешь стих? – Прошептала гонщица, целуя Джордан в ухо.
Сильные тоже не вечно смеются,
Слабые тоже не плачут всегда,
И мстители в лица порой не плюются,
Предатели прячут свой нож иногда.
А злые, отнюдь, не все время грызутся,
И тот, кто злопамятен, может прощать.
И плаксы умеют порой улыбнуться,
А лжец может правду однажды сказать.
И мнительный может быть в чем-то уверен,
Спокойные могут сорваться подчас,
А глупый в предмете порой не потерян,
Стеснительный всем показать может класс.
Зануды давать могут выход веселью,
А яркие люди способны тускнеть,
Одержат победу лентяи над ленью,
А милые вмиг могут рассвирепеть.
Привычки не все на всю жизнь остаются,
Но главное - помнить о том иногда,
Что сильные люди не вечно смеются,
Что слабые тоже не плачут всегда.

- Рей, из-за таких как ты сворачивают горы, таким как ты посвящают стихи, пишут песни таким, таким дарят море цветов, потому что ты – исключительный человек, ты достойна только лучшего, поверь мне, и не задавайся вопросом, почему я говорю одно, а Колтон считает иначе. Он – исключение, никчемный мудак, увы, не всем людям дан дар ценить то, что они имеют. Ты сильная, ты справишься, значит просто сегодня ты стала чуть-чуть сильнее. Что он тебе сказал?
Внезапно спросила девушка, надеюсь, что разговорами отвлекла хоть немного Рей и ей будет легче.
- Ты можешь не говорить, просто знай, что я всегда на твоей стороне. – Ох, попадись ей на глаза этот мудила, она точно расшибет ему челюсть, как можно довести девушку до такого состоянии, он же взрослый мужик, чем он думал? Членом наверно, чем ему еще думать. Завтра перед работой она обязательно навестит его, адрес узнать не проблема, Тревис поможет, а вот Колтану после ее гостеприимной речи уже ничего не поможет. Да, у Макс было много спонтанных планов мести: воткнуть нож в бедро, плеснуть в фейс уксусом, дать между ног на худой конец, разбить машину, да Господи, если через три дня ее девочка все еще будет страдать, она закроет глаза этому идиоту навеки. Пусть уж никому тогда не достается. Хотя сама Гевара вряд ли бы позарилась на такого мерзкого типа. В пору спросить, что ты в нем нашла? Но любовь – коварная личность, она не спрашивает, когда прийти, она приходит, увлекает, а затем безжалостно ломает крылья.
- Хочешь что нибудь? Тишины, покоя, спать? Скажи, я все сделаю, только скажи.
Хотелось верить, что в голове бунтарки не бродят какие нибудь суицидальные мысли, она же не перережет вены, не спрыгнет с крыши из-за него, нет? Ты же не любишь его больше чем меня?Помнится, в интернате у Рей никогда не было парней, ну в смысле парней, с которыми бы она встречалась, конечно, за ней ухаживал один мальчик, но не имел успеха, Рейка никогда не была влюбленной дурочкой, она вообще не обсуждала у кого какой парень, кто с кем трахнулся и не переживала по этому поводу. А тут… тут совсем другая Рей, влюбленная, нежная, ранимая, и Макс действительно сделает что угодно, чтобы помочь ей залатать сердце и жить дальше.
- Ты ведь ничего с собой не сделаешь, нет? Знай, ты мне нужна, очень, я без тебя не смогу, - Это было правдой, ну что бы она делала, если бы не знала Брук? На кого бы она смотрела с восхищением всем ее многочисленным талантам? Кто бы ей готовил? Шутка, кулинария отнюдь не самый яркий талант сестрицы.
Часто Макс смотрела фильмы, где герои бросались под пули, под колеса, куда угодно, чтобы спасти любимого человека, и Макс думала о том, могла ли она за кого то отдать жизнь. За Рей бы она отдала, все что угодно, все, поэтому мысль о том, что кто-то может обидеть Джордан, приводила гонщицу в неукротимое бешенство.

+1

6

На словах, про замужнюю тетку с детьми Брук лишь недовольно фыркнула, смахивая со своей щеки очередную слезинку. Нет уж, если сейчас, с Колтоном, с человеком, которого девушка любила всей душой, у нее ничего не вышло, то о какой семье могут быть разговоры? Рей точно была уверена, если с Тони у нее ничего не наладится, она вряд ли осмелится вновь на серьезные отношения, и дело совсем не в том что у нее появились какие то комплексы и предубеждения, нет. Зачем она будет в очередной раз влюбляться в человека, верить ему, если потом он так же запросто бросит ее в один прекрасный день и вновь разобьет сердце. Нет, Джордан упрямая дура, либо они помирятся, либо девица будет искать смысл своей жизни в чем-нибудь другом, без всей этой романтики и серьезных отношений.
- Ну это небо… - Брюнетка выдавила из себя улыбку, слегка отстраняясь от сестры и устремляя свой тяжелый, разочарованный в жизни взгляд, в сторону пасмурного небосклона. – А это я. – Мельчайшая песчинка в круговороте природы. Обычный человек со своими дурацкими проблемами. Бруклин сделала еще одну затяжку, выбрасывая окурок с балкона и покорно следуя за сестрой. Курить дома она не собиралась, ведь ее тяжелое состояние это еще не повод нарушать установленные порядки дома. Мнение Макс девушка всегда уважала, и даже не смотря на ее разрешение, идти против своих принципов не собиралась.
- Я люблю тебя, сильно.
Джордан уселась обратно, на самый край дивана, тут же глядя на подругу печальным взглядом. Она знала, знала, что Гевара любит ее так же сильно, как и Рей любит ее. Девушка даже не нуждалась во всех этих признаниях, зачем? Ведь чувства и поступки гораздо важнее любых слов. И Брук ничего не ответила, выдавливая из себя очередную слабую улыбку и принимая из рук сестры баночку пива. А что она скажет? Я тебя тоже – звучит как то не очень искренне, по крайней мере сама бы Рей точно не хотела услышать это в ответ.
Стих ей понравился, хотя Бруклин не была уверена, что сейчас могла понять его смысл верно. Брюнетка тяжело выдохнула, тут же делая пару глотков светлого пива и недовольно хмурясь, слушая слова Макс.
- Тогда почему он этого не делал? Почему никто этого не делал? – Бруклин бросила на сестру полный непонимания взгляд, легонько пихая ее в плечо, чтобы та не говорила глупостей. – Это не так, Макс, не так. – Девушка отрицательно помотала головой, убирая с лица мокрые пряди назад. – Никакая я не особенная, и я это прекрасно знаю. – Вообще-то Бруклин можно было бы даже назвать реалисткой, если не пофигисткой. Она здраво смотрела на мир, по крайней мере, на счет себя она всегда мыслила вполне адекватно, и той самой изюминки, про которую сейчас ей упорно втирает сестра, она в себе не видела. Она совсем не похожа на героинь из сказок о любви, она не обладает ангельским характером и какими-то особенными качествами, в ней нет даже этой женской таинственности, загадки и утонченного шарма. Она даже привлечь к себе внимание одним взглядом не могла, все в округе воспринимали ее исключительно как своего парня. Простая как валенок, со своими тараканами и принципами. С такими, как Рей, обычно дружат, но никак не влюбляются. – Ничего он не сказал. – В глазах бунтарки вдруг загорелся злой огонек, она вновь вспомнила лицо Колтона, но сейчас ей уже не хотелось его защитить и оправдать перед собой. Хотелось вмазать ему по физиономии и надеяться, что после небольшой встряски его мозги встанут на место и он поймет что натворил. Ведь отношения в два долгих и не самых ужасных года так просто не заканчиваются, ведь так? – Подал мне мои вещи и сказал что мне пора. И чтобы я больше не приходила. Я не помню. – Рей нахмурилась, пытаясь вспомнить слова Тони, но вместо этого она вспоминала лишь свои злые и обиженные мысли. – Да какая уже к черту разница. Мне давно нужно было перестать быть такой наивной дурой.
Выговорившись, Бруклин резко выдохнула, тут же как то благодарно глядя на сестру. Она ее любит, действительно любит и Рей это чувствовала. Колтон не давал ей такой уверенности в себе, ощущения, что она ему действительно нужна, и только сейчас Джордан смогла это понять. И почему ее это устраивало? Страх, что больше она не найдет мужчину, которому будет нравится? Господи, Рей, почему тебя это так волнует? У тебя есть в жизни любимый человек, будь с ним, живи с ним, будь счастлива для него. И девушка все это действительно понимала, понимала что именно так сейчас она должна жить, но эта боль в груди, эта обида, она не могла просто взять и вырвать из своей головы все эти воспоминания, эти чувства. Ну могла она так просто взять и забыть.
  - Хочу, чтобы время шло быстрее. – Брук сделала еще пару глотков напитка, вручая банку обратно сестре и вытирая рукавом рубашки свои влажные губы. – Не дай мне пойти к нему, хорошо? Не то чтобы мне хотелось, но я боюсь что я вновь стану невменяемой дурой и попрусь узнавать в чем проблема. – На лице Джордан появилась недовольная моська, она сейчас чувствовала к себе такое отвращение. Почему ты такая слабая и зависимая? Ты ведь больше никому не позволишь так собой манипулировать, от этого у тебя появляются только лишние проблемы. – Пошли спать?
Спать Джордан не хотела, скорее ей хотелось покоя и чувства защищенности от своих проблем. Малышка медленно поднялась на ноги, и утягивая за собой сестру шагнула в сторону спальни. И первое что она сделала, это придвинула свою кровать к постели сестры.
- Помоги мне с пуговицами. – Подходя к гонщице, Бруклин кивнула головой на застёжки на своей рубашке, терпеливо ожидая, когда Макс поможет ей избавиться от ненужной тряпки. Не подумайте, Рей обычно была очень самостоятельной девицей, но ее руки так дрожали, что скорее бы она врывала все эти пуговки с корнями, а портить любимую пижаму сестры не очень то хотелось.
Облачаясь в какую то сорочку, которая первая попалась Рей в руки, девушка медленно забралась в кровать, приглашая Макс лечь рядом.
- Ты ведь не работаешь завтра, нет? – Это был даже какой то умоляющий взгляд. Она не сможет одна дома, нет, тогда она совсем загрузится и превратиться в овощ. - Давай сходим куда нибудь вместе? Я даже обещаю не быть унылым говном. Ну как... Я буду стараться. - Быть может отвлечься и жить активной жизнью, это как раз то что Бруклин сейчас было очень нужно? Пододвинувшись к сестре, и утыкаясь холодным носом ей в плечо, девушка тяжело вздохнула. Почему ей так не везет?

+1

7

Макс сидела на краешке дивана, внимательно слушая сестру и не смея перебивать или возражать, хотя очень хотелось, но ведь спор о том, кто особенный, а кто нет мог бы продлиться до самого утра, потому что у каждой из них за плечами свой жизненный опыт, непростое детство, свои принципы и нравы.  Сейчас Гевара была не в том состоянии и настроении, чтобы что-то доказывать Рей, да и Рей в этом не нуждалась. Особенный человек он и есть особенный, он словно светится в толпе, его глаза излучают неуловимую мистическую загадку и для Макс эта девчушка с бунтарским характером всегда будет особенной, а на мнение других ей наплевать, они могут говорить и думать, что хотят.
- Не дам, если ты куда и пойдешь, то только в кровать, - Он приблизилась к сестре, обнимая ее за плечи и легонько притягивая к себе. Волосы Джордан все еще были мокрыми и непослушными прядями спадали на плечи и спину. Макс уткнулась носом в плечо родной, целуя и закрывая глаза. Еще не хватало, чтобы она снова в чем мать родила выпрыгнула на улицу и понеслась узнавать у этого недоумка, что ему в голову ударило.
Я люблю тебя, маленький, я знаю каждую родинку на твоем теле, все твои мысли и переживания, и я берегу тебя как никто другой, только успокойся.
Бросил, значит? Пожалеет потом, обязательно пожалеет. Макс не сомневалась, что Рей устроит свою личную жизнь и что найдется мужчина, который будет любить ее такой, какая она есть, вопрос в другом, какого черта сестре вообще нужны эти отношения? Она никогда не грезила о семье и детях, не была падкой на цветы и комплименты, не ужели ее малышке не хватает банального мужского внимания, не ужели ей это все нужно?
Но сейчас говорить об этом совсем неуместно, поэтому поднявшись с дивана, гонщица поплелась в спальню, ведомая сестрой.
Та оперативно сдвинула две кровати вместе, подходя к Максюте и кивая на пуговицы на фланелевой пижаме.
- Да, конечно, давай, - Она взялась за верхнюю пуговку, ловко выкручивая ее из петли и замечая, как дрожат руки бунтарки. – Сейчас мы все с тебя снимем, - Взяв девушку за запястье, она коснулась ее ладони своими мягкими губами. Вы бы знали, как это мучительно и больно наблюдать, когда у близкого, родного человека все плохо, а ты ничем не можешь помочь. Сняв с Бруклин фланелевую рубашку и расстегнув ей крючки на бюстгальтере,  Гевара подала сестре желтую футболку, помогая Рей сунуть голову в нужную дырку. – Вот, хорошо. – Обычно рокерша спала только с труселях, но сегодня она промокла и, наверно, замерзла, так что футболка не будет лишней. Подруга забралась под одеяло и хлопая ладошкой рядом, на что брюнетка слабо улыбнулась, залезая на кровать и укрываясь одеялом. Ее плеча тут же коснулся мокрых холодный нос, и она повернулась лицом к Рей, гладя по голове и слушая тихие всхлипы девочки.
Пальцы воровки неспеша перебирали спутанные волосы сестры, и, закрыв глаза, Макс вдыхала запах весеннего дождя, сигарет и фиалкового крема.
Ей, не смотря на всю драматичность сложившейся ситуации было тепло и уютно, ей нравилось слушать мерное сопение на своем плече, гладить Брук по спине и верить в то, что все будет хорошо.
И пускай завтра рабочий день и ее будут ждать на службе, Гевара  выкрутится и что-нибудь соврет, но не бросит сестру в одиночестве валяться в пустой квартире у телевизора и гнобить себя параноидальными мыслями.
- Я не работаю завтра, не работаю. – Касаясь губами уха Рей, шептала девушка, - Купим сладкой ваты и как следует оторвемся, я даже дам тебе покататься на мотоцикле, если будешь осторожно и внимательна. – Хотя в таком состоянии требовать от Бруки внимания очень неразумно.
Гонщица знала, что сестра еще долго не уснет, она будет лежать, мерзнуть и думать о чем-то своем, но вот  у Макс уже не было сил бороться со сном. Она крепко обняла малышку, получше и потеплее укрывая ее одеялом и закрыла глаза. Через мгновенье, а сны всегда летят так быстро, наступит новый день, Бруке обязательно полегчает и может девочка будет уже не так обижена и расстроена.

Утро наступило действительно раньше, чем девушка могла предположить. Она нехотя открыла глаза, шаря рукой рядом и натыкаясь на холодную простынь. Рей в кровати не было, и Макс моментально приняла вертикальное положение, оглядываясь и приглаживая свои лохматые волосы. Ну да, Брук же рано встает, она вообще спала? Наверно завтракает, не дай бог бегала с утра и еще более ужасно, если забежала к Колтону.
- Реееей! – Громкий и бодрый голос нарушил тишину в квартире, требовательно называя звучное короткое имя. – Ты живая? Ты дома?
Не дожидаясь ответа, она спустила ноги с кровати, и протирая глаза, поплелась в сторону кухни, точнее гостиной плюс холодильник, если Джордан хорошо, она ест, если плохо, она ест, если она где-то и есть с утра, то она точно точит йогурт или краусаны. Сама Макс не отказалась бы от стакана свежего цитрусового сока и бодрящего душа, но сначала она найдет эту жопу.
- Поедем на атракционы, буду пугать тебя высотой, - Все так же голосила гонщица, останавливаясь в дверном проеме и закатывая рукава рубашки.

+1

8

Макс уже сладко сопела где-то над ухом сестры, все так же рефлекторно перебирая пальцами ее влажные волосы и время от времени что-то тихо бормоча себе под нос. И вроде бы Бруклин тоже следовало бы закрыть глаза и попытаться уснуть, так нет же, сон не желал приходить за ней, устраивая девушке очередную мучительную пытку в виде тысячи и одной мысли в ее голове.
Что творилось в ее голове? Ох, сегодня там царствовал настоящий хаос. Намотав на кулак кусок простыни, девушка прижала его к своим губам, тут же прикусывая язык, надеясь не разбудить свою сестру тихими всхлипами. Ну почему ее это так расстраивало? Неужели какая то ссора, какой то законченный роман настолько выбил ее из колеи, что сильная и уверенная в себе Бруклин Джордан вдруг рыдает на собственной кровати скрутившись в комочек словно маленький забитый щенок. Отвращение. Именно это чувство сейчас испытывала к себе бунтарка, ловя себя на мысли, что Колтон так и не уходит из ее головы.
И тут внезапно для себя Рей поняла, поняла, что во всем городе, во всей стране, на всей планете она никому не нужна кроме ее сестры. Вот так, в один прекрасный день все твое представление о мире вдруг рушится, как будто кто-то дал тебе по затылку, от чего розовые очки съехали с носа, открывая тебе суровый и реальный мир. Девушка резко села в кровати, осторожно спуская со своего тела руки гонщицы, осторожно укладывая их на подушку. Она не может спать, не может просто лежать и глядеть в потолок позволяя депрессивным мыслям лезть в ее голову.  Ей надоело плакать, нет, серьезно, надоело. Возможно, где то глубоко внутри у Рей затаилась надежда, вера в то, что Тони завтра позвонит, снова назовет ее каким-нибудь дурацким прозвищем и пригласит к себе. Они снова будут кататься по всему городу, заполняя шум улиц разговорами ни о чем, он снова будет обнимать ее, как и прежде, с интересом смотреть в ее глаза, выслушивая очередную небылицу или рассказ из своего детства. О господи, о чем я! Такого не было уже как минимум полгода. Бруклин, милая, как ты этого раньше не замечала? Но она и правда не замечала, она преданно смотрела на мужчину своими дымчато-серыми глазами, веря в каждое его слово. Он любит ее, да-да, это точно правда, она – единственное, что ему нужно для счастливой и легкой жизни, и пусть Колтон никогда не был щедрым на доказательства своей безмерной любви, Джордан искренне верила и думала что ее светлое чувство, что оно взаимно, понимаете?
А что сейчас? Бунтарка кинула на сестру угрюмый взгляд, тихонько сползая с кровати и натягивая на ноги темные джинсы. Сейчас в ее жизни осталась лишь сестра, и Бруклин вдруг резко поняла, как она боится потерять и ее. Боится, что и Гевара когда-нибудь посмотрит на нее как на чужого человека, боится, что в будущем сестра не будет говорить ей таких теплых и приятных слов, боится, что их дружба, их неземная связь вдруг резко оборвется и все закончится. И почему именно сейчас рокершу вдруг одолел этот панический страх и отчаянье? Возможно она просто поняла что все в этой жизни когда-нибудь заканчивается, даже роман, который казался ей идеальным во всех отношениях, он тоже разрушился на ее глазах. Неужели это все правда? Неужели ее дружбу ждет такая же участь? Бруклин что-то сделает или скажет не так, обидит свою сестру так, что та просто не сможет никогда ее простить, и все… Хотелось схватить свою сумку, собрать вещи и уехать из этого города куда подальше. Подальше от разочарований, от этих воспоминаний, от этого страха, который казалось, разрывал Бруклин изнутри.

Оказавшись рядом со спящей сестрой, Рей резко нагнулась, касаясь холодными губами лба Макс. Джордан втянула в себя свежий аромат тела сестры, тут же закрывая глаза и роняя на щеку гонщицы одинокую слезинку.
- У нас никогда такого не случится. Я буду стараться тебя не разочаровывать. – Ее шепот был едва уловимым, наверное, даже сама бунтарка еле различала свой голос среди шума дождя, редких утренних автомобилей и тихого бормотания радио. Да, Гевара спала, но Рей была почему то твердо уверенна в том, что сестра прекрасно все это знала, чувствовала может, не важно. Спящему человеку легче говорить о своих истинных чувствах, особенно Рей.
Бруклин кинула короткий взгляд на настенные часы, замечая, что было уже примерно около шести утра. Вот и славно, что она так и не ложилась спать. Сейчас она отправится на пробежку, забежит в любимую кондитерскую, свиснет от туда пакет вишневых пироженных и вернется домой. Она даже не будет пробегать сегодня мимо дома Колтона, хотя возможно ей бы очень этого хотелось, знаете, Рей даже уже придумала предлог, для того чтобы вновь увидеть его лицо. Она же оставила у него свою сумку, свои любимые очки, да и еще какие то нужные вещи. Рей, когда ты перестанешь быть такой безмозглой и преданной дурой?
- Сегодня. – Да, сегодня. Сегодня она плюнет на свои привычки и желания, с сегодняшнего дня она больше не будет слушать свое сердце, а будет думать только своей головой. И что ей говорил сейчас ее немного усталый мозг? Не подходи даже за километр к дому Колтона! Никогда и ни при каких обстоятельствах! Джордан лишь послушно соглашалась со своим внутренним голосом, одновременно выполняя все пункты своего плана на день.
Домой она вернулась, где то в девять часов утра. Макс уже не спала, громко ругаясь на свою сестру и обещая устроить ей сегодня отличный день.
- Тогда я тебя напугаю приступом эпилепсии. – Рейка скривила моську, тут же высовывая язык изо рта и делая вид что умирает. Не смотря на то, что настроение ее было несколько вялым и апатичным, Брука верила, сегодня они с сестрой как следует отдохнут, и Джордан даже не будет думать о Тони. Нет, сегодня она весь свой день, всю себя полностью подарит лишь одному человеку. – Собирайся, позавтракаем там.

*конец*

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ··Даже если ты все потеряешь, у тебя всегда буду я