Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Сука, ну какой пиздец, а.
Дверцу машины ты захлопываешь с такой силой, что звук рассыпается по всей улице, звенит в ушах, вспугивает парочку пиздецки нервных подростков с банками пива, которое...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Каждая наша встреча — новый укол адреналина


Каждая наша встреча — новый укол адреналина

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники: Куин и Агата
Место: госпиталь Сакраменто
О флештайме: узнав, что на Гвидо покушались, Квин приезжает в больницу. К своему удивлению он обнаруживает рядом с Монтанелли недавнюю знакомую, которую тоже зацепило. Что произойдет между Гуидони и Тарантино пока "чистильщик" находится без сознания?

+2

2

На работе Куинтона все начало налаживаться. Куин по такому случаю хотел поехать в Италию, навестить свою мать. В последний раз он видел ее лет пять назад. Откладывать свой визит дальше некуда, да и Дафни, мама Куинтона, жаловалась на свое здоровье, поэтому, взяв билеты на десятое июля, Гуидони собрал свой багаж и даже отменил все дела. Но вот последующие события заставили его повременить с вылетом. Монтанелли попал в госпиталь - это единственное что узнал мужчина. Но этой причины хватило чтобы он немедля поехал к Дону.

Отворив дверь и войдя в палату Гвидо, Гуидони первым делом увидел девушку, сидевшую рядом с койкой Дона, а затем уже и самого пострадавшего. Его глаза были закрыты. А затем взгляд вновь обратился на незнакомку. Кто она? Взглянув на брюнетку, сидевшую к нему спиной, он подошел поближе к ней, взяв ее за локоть и резко подняв со стула, Куинтон прошипел ей на ухо:
- Девушка, Монтанелли вряд ли одобрит, что в его палате..
Кто ведь знал, что этим "кем-то там" окажется Агата Тарантино?! Гуидони на некоторое время даже дар речи потерял. Почему она здесь сидит, словно сама супруга Монтанелли? 
- Пожалуй, нам надо поговорить. 
 В последний раз окинув взглядом своего босса, Куинтон вышел из палаты.
Когда оба скрылись за дверью, Гуидони нахмурился, посмотрев в глаза испанки. 
- Знаешь, мне стало интересно, с чего же член семьи Торрели так близко находится к самому Дону? Но это не так важно. Что случилось с Монтанелли? Единственное что я узнал, так это то, что он находится в госпитале. Поэтому здесь, пожалуйста, точно и ясно поясни, что случилось. 
На самом же деле, Куинтон многое хотел узнать, но решил задать главный вопрос - причину почему он и Агата сейчас здесь. 

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-07-09 00:12:58)

+1

3

Снова больничные стены. Не успела Агата отойти от палаты в Саудовской Аравии, да, признаться шикарной палаты, как ей приходится посетить госпиталь Сакраменто. Ну, на этот раз, слава богам, не в качестве пациента. Хотя Тарантино и пострадала, но прописываться на койке отказалась. Ее только лишь зацепило мощным тесаком китайца. На груди, в области декольте тянулась горизонтальная отметина, царапина, длинной в 12 сантиметров. Рану быстро обработали и наложили повязку на липкий пластырь, это способствовало тому, что под платьем не было заметно повязки. И все же, в таком наряде не выйти на пляж еще около недели. Потом, как могла судить испанка, а уж опыт в медицине за 4 месяца проведенной медсестрой на войне у нее был, останется шрам. Очередной опознавательный знак, роспись на красивом смуглом теле.
К вечеру, когда Гвидо заштопали и положили в отдельную палату, пришло время оповещать Семью о случившемся. Террористка отправила сообщение его охране, те, к слову, тут же примчались в больницу в количестве две штуки. Затем написала и Маргорите, нынешнему консильери. А дальше быстро поползли слухи насчет нападения Триады, от чего даже самый далекий от мафии человек мог знать о случившемся. Именно слухи и привели Куинтона в больницу, в палату Монтанелли.
Агата сидела в кресле спиной к двери, но когда та открылась, девушка почувствовала холодок от сквозняка. Обойдя ее, к ней подошел, нет, не врач, как ожидала испанка, а… КУИН? Ты то что здесь забыл?
Прошлая их встреча, оно же первое знакомство, закончилось на довольно странной ноте, вызывающей кучу вопросов: вечерний поцелуй, а на утро, пока Куин еще спал, Тарантино сошла с его яхты. Ни записки, ни красочного «пока, спасибо за путешествие». Впрочем, благодарить за поездку явно не в традициях пленниц.
Мужчина бесцеремонно схватил ее за локоть и выдернул из кресла.
- Пожалуй, нам надо поговорить.  – смогла прочесть она. Споров и криков в палате террористка решила не поднимать, а с Гуидони можно разобраться и в коридоре.
- А ну-ка полегче! – запротестовала Агата, выражая в голосе болевые ощущение от недавней раны. Стоило ей неудачно согнуться или повернуться, как царапина на груди нещадно ныла и требовала покоя.
- Перестань меня трогать! – кажется, на них уже косятся. Испанка поняла, что заговорила слишком громко и осеклась.
- На Гвидо было совершено покушение. Триада. – ответила Та-Та, на несколько секунд отворачиваясь от итальянца и скользя взглядом по грозным фигурам охраны, болтающейся в коридоре и наводящей страх на пациентов и недовольство на врачей. Девушка устало потерла глаза, вроде для сна еще рано, но усталость за день накопилась: эта внезапная борьба за свою жизнь и за жизнь Гвидо, перенесенные переживания и хлопоты в больнице.
Из-под белого платья, через вырез, показалась бежевая повязка, свидетельствовавшая о том, что террористке тоже досталось. Подметив скользящий взгляд Гуидони, Та-Та спешно поправила ткань. От чего-то, ее даже не столько смущало, когда мужчины заглядывают в декольте, ведомые своими плотскими желаниями, сколько смущал тот факт, что кто-то пытается разглядеть следы ее увечий.

одета:

http://cs317024.vk.me/v317024292/150c/_b4pCBDJE58.jpg

+1

4

Куинтон заметил эту повязку на груди Агаты и, увидев реакцию испанки, нахмурился. В голове начала складываться логическая цепочка и теперь мужчина догадывался по какой причине она сейчас находится рядом с Монтанелли. И ей, как видно, досталось не хило. Это за то, что она была рядом или у китайцев были свои счеты с испанкой? В прочем, обсуждать о Триаде в стенах больницы не дело. Чужие уши повсюду. Надо найти уеденное место. Но сначала нужно было накормить и напоить Агату. Вид ее был уставшим. 
- Выглядишь неважно - сухо констатировал Куинтон. - Идем, поговорим. 
Ясно дав понять, что сопротивляться ей не удастся, Куинтон направился к лестнице, спускаясь вниз. Пожалуй, он точно знал место, где можно было поговорить 

Доехав на своей машине до кафетерия, где вкусно пекли сдобные булочки и готовили хороший кофе, Гуидони вышел вместе с Агатой из машины и направился к кафешке, поднявшись на второй этаж . Гуидони выбрал столик у окна с видом на центральную часть Сакраменто. Заказав круассаны, сдобные булочки и два горячих шоколада, Куинтон все это время не сводил глаз с Агаты.
- В прошлый раз я не дал тебе поесть. Можешь считать этот мой шаг извинением перед твоим желудком.
Отпивает из стаканчика горячий шоколад, улыбаясь. Он любил его больше, чем бурбон или вино, потому что горячий шоколад напоминал Куинтону о его далеком детстве, а эти воспоминания были отдушиной для мужчины.
Сейчас, сидя в этом симпатичном кафетерии, Куинтон не торопил Агату. Он хотел, чтобы она поела, а то вид был у нее, как у беззащитного котенка, которого бросили хозяева. Итальянец знал, куда повезет Тарантино, когда она насытится и напьется. Только вот, узнав о чем задумывает мужчина, Агата бы сразу начала отнекиваться. Куинтон по этой причине молчал, не собираясь раскрывать перед ней все карты.

+1

5

- Выглядишь неважно – да, комплименты этот человек говорить не умеет. Впрочем, Агате они были не нужны. Тарантино была не из тех дам, которые тешатся за счет мужского обожания и восхищения. Ей хватало своего голоса, который иногда хвалил, чаще обвинял и стыдил. Кажется, это называют совестью? С ней-то испанка и боролась день ото дня.
Куин, без права на сопротивление, повел девушку вон из больницы. С этого ужасного, скучного этажа, где лежат множество страдающих людей. И только глухота спасает от общей апатии и слез.
Он ведет ее к своей машине, припаркованной возле главного входа.
- Ну, и куда? – спрашивает испанка, но, несмотря на неполученный ответ, место пассажира все-таки занимает. К ее ожиданию, они не поехали в штаб-квартиру, не поехали и на склад или в другое место, где члены Семьи могли пытать ее и выбивать правду. Хотя, Гуиндони все эти разборки не должны были коснуться, не на него террористка работала и не от него пропадала. Подъехали они к небольшому кафе, с яркой и светящейся вывеской. Окна кафе были украшены нежной бежевой тюлью, связанной атласной лентой. На столиках расположились маленькие вазочки с каким-то сиреневым цветком. А на каждом кресле или диванчике была удобная красочная подушка, которую хотелось подоткнуть под поясницу.
Поднявшись на второй этаж, брюнетка проявила инициативу, обгоняя Куинтона и занимая место возле окна. Вечером вид от сюда был прекрасен, хотя через стекло разобрать можно было, разве что, бесконечные мерцающие огни. Но террористка оправдывала свою любовь к пиротехнике, поэтому и вида этих огоньков ей было достаточно, чтоб отвлечься от событий, произошедших днем. О том кошмаре, кровавом месиве, напоминала только ноющая рана на груди.
- … этот мой шаг извинением перед твоим желудком. – прочитала она обрывок фразы, так как засмотрелась на отражение в окне: будто мир зазеркалье с искаженными, вытянутыми лицами, мутными красками и размытыми фигурами. А еще в отражении окна было видно как им несут заказ. Правда, испанка еще раньше учуяла этот запах: шоколад и свежая выпечка. Да, обострение нюха и зрения нельзя было не отметить в себе.
Когда стаканчик шоколада оказался перед ней, Та-Та начала его опустошать прямо ложкой, так как напиток был очень густой. И, облизывая ложку, испанка вспоминала как давно-давно мама любила готовить на кухне. На ее день рождение, например мать делала шоколадный торт, после которого давала маленькой Агата облизать ложку и миску.
Вкусно. И не хотелось нарушать эту ностальгию разговорами про покушение. Хотя, не стоит забывать, что теперь и Тарантино будет в опасности, так как Триада не прощает тех, кто помогает их врагам. И не прощает жестокой расправы со своими людьми.
- Ты ведь меня забрал не для того, чтобы узнать о происшествии? – вдруг осознала террористка, так как Куину, по сути, до этой части бизнеса не было вообще дела. Разве что мужчину просто терзало любопытство, но это уже другая история.
- Когда мы вернемся обратно? – несмотря на усталость и измученость, девушка считала, что должна быть рядом с Гвидо. На тот момент она еще не знала сколько бывший босс пролежит в коме и полагала, что когда он очнется, ему потребуется ее прежняя преданность. Накосячив своим отсутствием в четыре месяца, Та-Та хотела загладить вину постоянным пребыванием рядом.

+1

6

Наблюдать за Агатой было интересно. То, как она осматривает дизайн интерьера и людей, то, как ест с ложечки свою порцию шоколада и то, как облызывает губы, прикусывая их - все ее движения были соблазнительны. Может, виноват алкоголь или сама обстановка, но итальянец чувствовал симпатию к этой хрупкой испанке. Особенно сейчас, увидев ее расслабленной и уставшей, не способной на дерзкие словечки и на агрессивные действия с ее стороны. 
Когда стаканчик оказался наполовину пуст, Агата посмотрела на Куинтона, явно раздумывая что стоит сказать.
- Ты ведь меня забрал не для того, чтобы узнать о происшествии? 
Тарантино была права. Им двигало явно не любопытство. Увидев ее в больнице, измученной бессонными ночами и голодом, сидящей рядом с койкой Монтанелли, Гуидони пришло на ум откормить ее и оставить у себя на ночлег. Брюнетка не согласится, это он итак знал, поэтому придется осуществить план, которого он придерживался в данный момент. 
- Ты выглядела неважно, вот я и решил помочь. Из госпиталя ты бы точно не ушла одна. Сколько ты ночей находишься там? 
- Когда мы вернемся обратно? 
Вопросом на вопрос. Сегодня итальянец готов ответить на любой вопрос Агаты. Конечно, если тот не будет личного характера.
Когда мы вернемся? Нахмурившись, Гуидони сделал глоток горячего шоколада. Через небольшую паузу, мужчина ответил:
- Вернемся. Обязательно. Но не сейчас. Сейчас тебе нужен крепкий сон.
А в это время Куинтон подозвал официантку, попросив счет. Вытащив из бумажника несколько зеленых и серебряные центы на чаевые, мужчина оставил их на подносе.
- Готова идти?

+1

7

- Ты выглядела неважно, вот я и решил помочь. Из госпиталя ты бы точно не ушла одна. Сколько ты ночей находишься там? – странно видеть Куинтона в новом свете. У Агаты в голове после первой встречи сложилось стойкое впечатление, что этот итальянец строгий, суровый, требовательный и жестокий человек, для которого остальные люди – просто смертные. Впрочем, из каждого правила есть исключение. А для каждого первого впечатления есть второе. Но было в этом всем что-то, что смущало Тарантино. Пугало. Недоверчивость была присуща ей всегда, после Сирии особенно. Поэтому за Гуидони террористка наблюдала с нескрываемым сомнением и легким прищуром.
- Я не сплю всего лишь ночь. Неужели так плохо выгляжу? – легкая усмешка на губах, наконец, озарила ее лицо. К слову сказать, бессонница – обыденное состояние брюнетки, с которым она боролась ни один год. В ход шло все: музыка, алкоголь, передачи с тупым юмором, ночной заезд на авто или вылазка на крышу дома. Но с тех пор, как она потеряла слух, пару пунктов из ее списка, напрочь вычеркнуло. А бессонница продолжала ее убивать.
С Гвидо Та-Та просидела всего пару часов: попал он в больницу днем, а уже к вечеру все кто мог знал о случившейся трагедии.
- Гвидо попал в больницу сегодня. Я просто устала. – кто бы мог подумать, что встреча с ужасными и озверевшими китайцами вытянет из глухой девушки столько сил. Да, в борьбе с ними ей пришлось сделать невозможное.
- Готова идти? – Куин уже рассчитался за лакомство и встал с мягкого диванчика. Только вот Та-Та не разделяла его спеха и воодушевления.
- Слушай – она поднялась на ноги, застывая перед ним. – Мне не нужна твоя забота. Я не маленький ребенок – хотя, с высоты 37 лет Гуидони испанка, наверно, выглядела именно таковой: неопытной, юной, импульсивной девочкой, которая часто совершает ошибки и вот-вот налетит на огонь, как мотылек. Но Агате казалось, что 26 это уже достаточно, чтобы решить чего хочешь и чего надо, чтобы не поступать в ущерб своему здоровью. Так, видимо, и казалось ее семилетнему сыну, который доказывал своей маме, что он уже взрослый. Вот Тарантино и очутилась на месте ребенка.
Брюнетка развернулась кругом и пошла на выход из кафе, но ее быстрая походка говорила отнюдь не о том, что Тарантино согласилась поехать с итальянцем.

+1

8

Предстояло только гадать, что было сейчас на уме у Агаты. Чувствуя любезность и беспокойство мужчины за ее здоровье, о чем она могла подумать? Возможно, ее мнение склалось о Гуидони, что он человек жестокий и не способный переживать, тем более за человека, которого он видел во второй раз в своей жизни. Да, такое поведение не очень то похоже на характер мужчины, но сейчас ему казалось правильным подставить свое плечо испанке. Разве плохо, что он старается помочь Тарантино? Он делает какие то необдуманные, неверные шаги? Иногда и такому человеку, как Гуидони, хочется сделать что нибудь полезное для другого человека.
- Я не сплю всего лишь ночь. Неужели так плохо выгляжу? - с легкой ухмылкой на губах произносит брюнетка, посмотрев на Куинтона, словно гадая, о чем сейчас думает мужчина. Гуидони решил лишь улыбнуться уголком губ, так и не ответив на вопрос. Плохо она, конечно, не выглядела, но вот помятой точно, да и синяки под глазами являлись прямым доказательством бессонной ночи.
- Гвидо попал в больницу сегодня. Я просто устала. – добавляет черед некоторое время, проследив за тем, как Куинтон вытаскивает из бумажника деньги. Итальянец и на эту фразу не нашел ответа. Поднявшись из за стола, Куинтон внимательно посмотрел на Тарантино, которая поднялась в след за ним.
- Слушай. Мне не нужна твоя забота. Я не маленький ребенок.
Сейчас Куинтон сомневался в этом. Повела она себя, как маленький ребенок, пытающийся доказать, что он взрослый. Попытки оказались бесполезными. Когда девушка быстрыми шагами начала спускаться с лестницы, итальянец догнал брюнетку, взяв ее за локоть, шепотом произнеся:
- Не надо испытывать мое терпение, Тарантино. Я знаю, какая ты самостоятельная и взрослая девочка, а сейчас ты пойдешь, сядешь в мою машину и я повезу тебя к себе домой. Не беспокойся, я к тебе и пальцем не притронусь, если ты сама того не захочешь.
Став бесплатным шоу для посетителей кафе, Куинтон постарался, чтоб никто не услышал о чем он говорил.
- А теперь идем.
Все так же придерживая Агату за локоть, Гуидони спустился на первый этаж и выйдя из кафетерия, мужчина открыл дверь перед испанкой, дождавшись, пока та сядет на переднее сидение. Усевшись на водительское сидение и выехав с парковки, он направился к своему дому, не отрывая взгляда от дороги.
Черт, Агат, ты меня доведешь. 
- Ты думаешь, что эта чертова Триада не попытается убить тебя, Гвидо во второй раз? - Куинтона выплюнул эти слова со злостью. Триада сейчас рвет и мечет, а террористка вряд ли сможет отбиться от них, будучи раненной. Эти шакалы вооружены и хитры. Вряд ли они оставят это дело незаконченным.

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-07-15 19:09:02)

+1

9

На лестнице Куинтон настиг испанку, хватая за локоть. Сильные пальцы сдавили руку, и даже не разбирая слов мужчины, Агата поняла, что ей сейчас лучше не спорить. Складывалась довольно забавная ситуация: человек пытается помочь жертве, хотя жертва всячески это отвергает и отрицает. Логику Тарантино тоже можно объяснить – она не хочет выглядеть бедной и несчастной.
Спустившись к машине, террористка уже не брыкалась, а спокойно, хоть и показывая всем своим видом недовольство, села в машину.
О том, где живет Гуидони, девушка не догадывалась. Но глядя на итальянца, сразу понимаешь, что дом у него в самом богатом районе Сакраменто. Почему-то ей представлялся двухэтажный пентхаус на последнем этаже небоскреба с видом на реку и старый город. Хотя, у испанки были, довольно, шаблонные представления о том каким должно быть жилье холостяка.
Боковым зрением она следила за Куином, подмечая, когда тот начинал говорить. Но вот разобрать слова террористка не смогла. Виной тому и неудобный ракурс и брызжущая злость. Правда, слово «Триада» не ускользнуло от ее глаз, и Агата могла догадаться, что разговор вновь склоняется к сегодняшнему покушению.
- Я тебя не слышу – удобно прикрылась Та-Та своей глухотой, и ведь даже не соврала.
Автомобиль Куинтона остановился на парковке возле высотного дома. Агата задрала голову, чтобы прикинуть сколько этажей в этом светящемся, стеклянном сооружении.
- И сколько тел пришлось продать, чтоб купить здесь квартиру? – с сарказмом спросила бестия и, не ожидая ответа, двинулась к подъезду.
Лифт взметнул их вверх, открывая двери на нужном этаже.
- У меня дома еще ежик не кормленный – грустно сообщила Тарантино, хоть это и звучало как отговорка, наравне с «мне надо погладить шнурки». Но это была правда – в малюсенькой квартире-студии Агату ждал игольчатый зверек с гордым именем Таракан.
Итальянец повернул ключ в замке и открыл дверь. Щелкнул по выключателю и множество лампочек аккуратно закрепленных на потолке, осветили помещение гостиной. Девушка сделала несколько шагов вперед, манящая красочным видом на ночной город. Это было лучше, чем она себе выдумывала, обзывая в своих мыслях Гуидони нелестными словами. Раскрывшиеся перед ее ногами просторы города вдохновляли, поражали. И ей больше не хотелось нестись домой, в свою скучную и серую квартиру с тонкими стенами и пыльной мебелью. Она хотела остаться здесь, на этом диване, что стоял напротив панорамного окна, и встречать рассвет.
Подойдя к окну, настолько близко, что от дыхания стекло запотевало, Та-Та прикоснулась лбом, рассматривая мерцающие огни спешащих куда-то машин. Затем брюнетка двинула в сторону окно (оно же дверь), и вылезла на балкон. Тут же ее встретил порыв ветра, разметав волосы цвета вороньего крыла в стороны. Но Агата не шелохнулась, не отступила назад, а крепко стояла, положив руки на перила. И чем дольше она стояла, тем ярче становились краски ночного Сакраменто. Четче вырисовывались фигуры, яснее светили фонари. Ее зрение стало гораздо лучше, компенсируя отсутствие слуха. Хотя сейчас, разглядывая маленькие детали, будто макет города, испанка слушала шум моря в ушах и первый раз не противилась ему.

+1

10

Делает вид, что не слышит. Ей бы еще ладони к ушам прижать, ей богу. Ясное дело, Агата не хочет возвращаться к теме Триаде и Куинтон не настаивает, решив включить радио. Приятный голос молодой девушки, которая рассказывала о событиях в Сакраменто, отвлек мужчину и он так ничего и не произнес за всю дорогу.
День плавно перетекал в вечер. Город окрашивался в яркие цвета, меняясь полностью. Суета остается где то позади. Сейчас многие деловые личности едут с работы домой, а ночные бабочки только - только просыпаются и готовятся к ночной жизни. Куинтон сам нуждался во сне, а еще помимо этого хотел поужинать. Горничная как назло взяла отпуск. Готовить им никто не будет, разве что в холодильнике осталась пицца, которую можно подогреть в микроволновке да красное вино. Или можно заказать еду.
Остановившись у высотной стеклянной башни, Куинтон посмотрел на Агату.
- И сколько тел пришлось продать, чтоб купить здесь квартиру? - сама любезность и ничуть сарказма. Усмехнувшись, Куинтон произнес:
- Очень много. В прочем, тебе ведь все равно?
Через некоторое время они уже поднимались в лифте по этажам. Агате было наверное в диковинку видеть такие дома и не ясно какую она сейчас квартиру представляла в своем воображении.
Тарантино что - то сказала о ежике, который ждал ее дома голодным. Подавив смешок, Гуидони пожал плечом, выйдя из лифта и направившись к двери.
- Это из серии "я забыла выключить утюг"? Что же, похвально.
На самом то деле, у Куина тоже имелся домашний питомец - пес по имени Гайе, и он понимал переживания Агаты. Дома Гуидони ждал только его холеный лабрадорский дружок.
Через несколько минут Куин и Агата вошли в квартиру. Тарантино явно впечатлилась холостяцкой квартиркой Гуидони, который, первом делом пройдя к своему бару и вытащив оттуда бурбон, налил его в два стакана. Подойдя к Агате и отдав один стакан ей, итальянец отпил из своего, улыбнувшись.
- Выпей. Будешь крепче спать.
Подозвав к себе пса, Куин представил его перед испанкой, потрепав того по макушке.
- Гайе. Думаю, если он тебя с диким лаем не прогнал из квартиры, значит ты ему понравилась. Смотрю, тебе здесь нравится. А это еще не все, что ты посмотрела.
Помимо зала и кухни, эти комнаты были смещены, брюнетка не все просмотрела. На втором этаже была спальня мужчины, оформленная в таком же свободном стиле. Дизайн своей квартиры Куин сам подготовил. Ему не нужны были знаменитые дизайнера, которые советовали бы ему что правильно, а что нет. У итальянца был свой вкус и вот что из всего этого получилось. Все что сейчас лицезрит Агата - это его идеи. Мечты, воплощенные в реальность.
- Будешь ужинать? Ничего сдобного нет, кроме вина да замороженной пиццы. Хочешь, закажу суши или что нибудь из итальянской кухни?

Гайе

http://animalchart.com/wp-content/uploads/2011/07/labrador-retriever1.jpg

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-07-16 20:03:56)

+1

11

Испанка могла бы простоять на балконе несколько часов, рассматривая светящиеся огромные вывести на домах, огни самолетов в небе, световые дорожки от мчащихся машин. Она даже позволила себе забыть, что где-то рядом ходит Куинтон. Мужчина напомнил о себе, когда подошел к ней с бокалом чего-то алкогольного. Еще не попробовав на вкус, Агата уловила этот запах виски. Гуидони что-то произнес, а девушка не заметила, но подумала, что это из разряда «угощайся». Хотя, сказать по правде, виски, скотч, ром брюнетка не любила. Гораздо приятнее на вкус был для нее испанский ликер «Амаретто». Но не отказываться же, в самом деле? К тому же,  ей надо было снять напряжение и расслабиться, а что эффективнее в этом плане, чем алкоголь?
Сделав глоток виски, Та-Та поежилась от его крепости, и поставила бокал на перила в тот момент, когда почувствовала шевеление позади себя.
Пес радостно приветствовал хозяина, маша хвостом, и поглядывал глазами-бусинками на гостью.
- … значит ты ему понравилась. – уловила последние слова Тарантино, полагая, что можно успокоиться и собака ее не съест. То ли она когда-то смотрела передачу «в мире животных», то ли что-то внутри нее убеждало, что звери очень взволнованно относятся к тем, кто имеет какой-то дефект. Разве вы когда-нибудь встречали пса, льва или другого представителя животного мира с каким-то отклонением? Нет, больных зверят еще при рождении убивают их же матери. Вот испанка и задумалась, а не решит ли этот вислоухий ее устранить? Похоже, начинается легкая паранойя. У Тарантино временами появлялся беспричинный страх и ощущение, что кто-то за ее спиной крепко держит нож. Отголосок войны. Отголосок тех агентов ФБР, что вырвали ее из привычной среды обитания и кинули в Сирию. А сейчас из-за ее отсутствия в 4 месяца, у террористки огромные проблемы.
- Как его зовут? – да, Та-Та не прочитала по губам имя собачки, да и вообще была сейчас рассеяна.
Снова накатил порыв ветра, расшатывая стоящий на перилле бокал. Тот не устоял на своей тонкой ножке и откинулся вниз. Испанка обернулась, следя за тем, как фужер молча пролетает длинное расстояние, расплескивая золотую жидкость. Шлеп. Он соприкоснулся с асфальтом, рассыпаясь на сотни осколков. Агата поджала губы, смотря вниз. Нет, его больше не склеить, как и раскуроченную, выпотрошенную нервную систему девушки. Упал всего лишь бокал виски, а ее затрясло. Картинки с новой силой и яркостью всхлынули в голове, затапливая ее. Предательство. Взрывы. Слезы. Ребенок. Смерть. Война. Пытки. Отчаянье.
Тревога заполнила ее. Необъяснимая, бесконтрольная. Тарантино срывается, выбегая с балкона. Тычется во все двери, ища ванную. Со второго раза угадывает нужную комнату, запираясь в ней.
Теперь ее ничего не должно беспокоить тут, в небольшой кафельной комнате. Если Куин станет ломиться и кричать, она все равно ничего не услышит. Ни единого звука. Ее тишина опять стала осязаема и давящая. Наверно, она постепенно сходит с ума. Или уже давно сошла? Вряд ли люди в здравом уме стали бы участвовать в террористических заговорах или делать бомбы дома. Нет, все ее безумство случилось гораздо раньше, иногда, в особо чувствительные моменты, наседая. Так было и год назад, когда у нее случился выкидыш, и приходилось бороться со своими фантазиями. Так начинает и случатся сейчас. История движется по спирали.
Повернув кран и сделав сильный напор холодной воды, Агата подставила руки и голову под поток. Кажется, это немного замораживало ее бегающие, как в 25-ом кадре, картинки в голове.

+1

12

Кто бы объяснил ему поведение Агаты? К чему такая вспышка и переменчивость в ее характере? Куинтон хотел знать, что приключилось с ней в ее жизни, хотел чтобы она открылась ему. Но это, конечно, вряд ли случится. Тарантино - сложный человек и делиться не будет с тем, кому желала недавно смерти. Ясное дело, что что - то мучило эту девушку, заставляя покрываться холодным потом от одного лишь воспоминания.
У итальянца, как и у Агаты, была своя невероятная история из прошлого. Любовь, сносящая крышу и ее последствия, оставшиеся глубоко в памяти. Он не собирается вспоминать ничего из прошлого потому что если постарается вспомнить, то откроет старую рану, еле как затянувшуюся со временем. Если Тарантино вспоминала прошлое, значит оно ее не отпускало. Вполне возможно, что ее раны были свежи.
Посмотрев на лестницу, по которой несколько минут назад взбегала Агата, Куинтон перевел взгляд на осколки его любимого стакана. Взяв совок и веник, Куинтон подмел стекло, выбросив его в мусорное ведро.
К тому моменту, пока Агата была в ванной комнате, Гуидони решил для себя разморозить пиццу и разлить вино по бокалам. Включив незатейливую мелодию, мужчина сел на стул, взяв первую попавшуюся газету в руки. Читать не хотелось да и что он там нового прочтет? Куинтона не волновало, что происходит в мире. Просто итальянец хотел сыграть на времени. Когда дожидаться девушку было дальше некуда, Куинтон поднялся из за стола и направился к ванной комнате. Он дал ей и так много времени для того чтоб та успокоилась.
- Агата - постучав в дверь, итальянец подождал минуту-другую, постучав еще раз и так до тех пор, пока та не открыла ему. - Можно я украду твое время?
Не став дожидаться ее ответа, Куинтон взял за руку испанку, спустившись с ней на нижний этаж.

Surround me with your love (3-11 porter)

Дойдя до зала и не дав сделать и шагу, мужчина приобнял девушку за талию, принявшись покачиваться в такт музыке. Приятное, расслабляющее начало мелодии обволоковало обоих, погружая их в непринужденную атмосферу.

Hello
Can you hear me

Ладонь Тарантино находится в руке Куина, другой рукой он придерживает ее за талию. Все получилось непринужденно, легко. Куинтон даже не задумывался, что пригласить ее на этот танец. Лишь услышав свою любимую песню, он решил не терять своего шанса и сделал этот смелый шаг навстречу к испанке.

Please don't go 
Where are you going
 

Она как книга с яркой обложкой, находящаяся на самой высокой полке, достать которую невозможно. Вот, казалось бы, дотянулся, схватил ее, но появляется препятствие, барьер и так каждый раз.

Conversations go over my head 
Isolation has an ugly face
 

Кажется, она не верит тебе. Ты стараешься перечеркнуть сложившиеся о тебе мнение, пытаешься показать ей себя с другой стороны, но с каждой новой попыткой встречаешься с глухой стеной.

Hello 
I'm so lonely
And it feels like disease
  

Она привлекла тебя своей невозмутимостью, отличилась от остальных женщин. Они холодные, бездушные. Обнимаешь их и чувствуешь холод. Она - яркое пламя, которое может сжечь тебя и которое не потушить. Яркий контраст на фоне других. Главное не обжечься, потеряв рассудок.

Come and stay, stay beside me 
Stay always forever don't go
 

Ты вспоминаешь тот поцелуй, оставшийся сладким привкусом на губах. Когда ты понимаешь, что она постепенно завладевает тобой, ты не можешь поверить в это, говоря себе "что это за чушь", отмахиваешься и не воспринимаешь рождающиеся чувства в серьез. Кто она такая? Ты ее не знаешь и с каких пор ты стал думать о ней? Такая же как и все. Обманываешь в первую очередь себя. Ты не хочешь ничего чувствовать поэтому пытаешься покончить с этим.

Surround me with your words 
Understand me I need your love

Песня заканчивается, постепенно умолкая. Куин выпускает испанку из своих объятий. В этом танце они узнали друг друга с другой стороны, позволили себе подойти на шаг вперед к друг другу.

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-07-20 23:45:00)

+1

13

Агата могла бы просидеть в ванной множество секунд, она не считала время и не хотела, чтобы кто-то прерывал ее тревогу. Но рано или поздно приходится выбираться из своей норы, потому что, во-первых, твоя нора – это чья-то ванная, во-вторых, ты можешь вызвать подозрения своими выпадками.
Тарантино умыла лицо холодной водой, и открыла дверь. Девушка встретилась лицом к лицу с Куином, чего не ожидала и успела испугаться.
- Можно я украду твое время?  - прочла испанка по губам. Чтож, она никуда не торопиться, в принципе. Пожав плечами в ответ, Та-Та позволила итальянцу утащить себя за руку. Мужчина привел ее в гостиную, и взгляд Агаты недоуменно осмотрел комнату.
Чего ты хочешь?
Глаза пробежали по стерео-системе, где горели голубые огоньки.
Понятно. Играет музыка.
Которую испанка не слышала, а могла только догадываться. Гуидони подхватил Тарантино за талию и стал плавно двигаться по залу. Агата не могла уловить суть танца, и не могла понять действия Куинтона.
И вместо того, чтоб расслабиться и позволить итальянцу вести, девушка гнобила себя мыслями и задавала кучу ненужных вопросов. Ведь, по сути, какая разница что толкнуло Куинтона на такой открытый и романтический жест? Какая разница что за музыка играет в колонках, если ты можешь вообразить себе любую.
- Прости – тихо извинилась она. То ли за то, что в третий раз наступила ему на ногу, то ли за то, что не может разделить этот танец.
- Я не слышу и не чувствую мелодии. Не стоит – чтобы отстраниться положила руку ему на грудь и сделала шаг назад.
Агата не знала как реагировать на попытки Гуидони сделать ее жизнь легче. Она не доверяла, что это все делается без какой-либо причины и побуждений. Да и если так подумать, все мы ждем ответа, платы за хорошее отношение, за бесплатный ужин, за любовь. За все надо платить. Даже супруги играют в эту систему.
- Обычно, я так не реагирую на разбитый бокал – усмехнулась испанка, оправдывая свое состояние. А к этому времени чуткий нос учуял запах разогретой пиццы.
- Накормишь? – и, не дождавшись ответа, на запах двинулась к столу, где пряталась пицца. Первый кусок Агата отправила в рот прямо стоя, пережевывая тонкое тесто и бекон. Оказывается, она была голодной, хоть и не так давно они с Гуидони сидели в кафе, подкрепляясь булочками.
- Ну, и зачем тебе это? – проглотив кусок, спросила испанка, разворачиваясь лицом к Куинтону, чтобы не упустить движения его губ. Что имела она ввиду своим вопросом? Зачем он это все делает? И что ему надо? Чего ожидать? И чем закончится.
Вообще, для глухой Агаты она слишком разговорилась, посему поспешила заткнуть себя бокалом вина.

+1

14

Зря он все это затеял. Музыку - эту тягучую, рассказывающую о чувствах итальянца, Агата все равно не услышит. Он забывал, что девушка была глуха и только сейчас понимал, как бы он не старался - ему все равно не пробить эту каменную глухую стену. 
Каждый человек достоин счастья. Куинтон не исключение. Рано говорить, но мужчина понимал, что у них с Тарантино могло что - то да получится. Они были похожи друг на друга: оба одинокие, за спинами которых было множество тягот, мучений. 
Итальянец знал не так давно испанку, но уже чувствовал к ней далеко не приятельские чувства. Это было не похоже на него. Женщинами Гуидони наслаждался и не чувствовал ни к кому ничего подобного. Возможно, то что Агата была волевой и свободной, способной зажечь пламень, заставил и его воспламениться. Поцелуй, который она оставила на его губах, мужчина помнил и хотел повторить его. Броситься с головой в чувства, позабыть обо всем, перестать убиваться алкоголем - вот чего он хотел.
Что нужно ответить девушке? Говорить о любви было смешно. Ей не пахло. Итальянец лишь испытывал желание обладать полностью Агатой, чувствовать ее. 
Он как мальчишка, который не знает что сказать и как объяснится. С минуту он раздумывал над ответом, а затем, мысленно посмеявшись над своим положением и не подав виду, ответил:
- Агата, я вспоминаю о нашей первой встрече и на моем лице появляется улыбка. Я давненько не испытывал ни к кому ничего подобного и довольствовался одиночеством. Я думаю, мы должны позволить себе сделать шаг навстречу. 
Сентиментальные фразы с красивыми оборотами. Ей богу, раньше он все это говорил чтобы затащить женщин в постель, а здесь.. А что, собственно, вас удивляет? Даже волки влюбляются. 
- Я всегда получаю желаемого. Не стоит меня недооценивать. 
Произносит вкрадчиво, давая понять, что от своего не отступит. Испанке стоило только смириться и сдаться. Хотя Куинтон сомневался, что она так быстро сдаст свои позиции. 
Взяв часть пиццы, Гуидони откусил от нее кусочек. Он проголодался за все это время. Чувствуется, пиццы будет мало. Запив вином, Куинтон улыбнулся. 
- Какие планы на завтра? Могу исполнить твои заветные три желания. Только вот не проси меня оставить тебя. 

+1

15

Агата ждала ответа, не отводя взгляда от Куина. Девушка боялась пропустить хоть слово, сказанное им. Он молчал, а она боялась того о чем он думаем, чего желает, что произнесет в следующую минуту. Тарантино поставила итальянца в тупик своим вопросом, и обычно мужчины предпочитали отшучиваться, как мальчишки в первом классе, боясь признаться, что девочка им действительно нравится. И такие игры испанка поднадоели. Надоело отказываться от своих желаний, от своих вожделений. Надоело делать вид, что двое людей безразличны друг другу. Кому от этого легче? Сначала, наверно, надо задать вопрос кому есть дело до ее личной жизни.
- Я думаю, мы должны позволить себе сделать шаг навстречу. – смелое заявление. Агата даже растерялась. Верить в его чистый проницательный взгляд, или же все эти слова только обман? Хотя Куинтон производил впечатление человека, который может заполучить любую девушку. Ему не обязательно завоевывать ее, он может ее просто взять. Правда, Та-Та учитывала, что и царю надоедает постоянно брать, ему хочется взаимности, ему хочется покорять.
- Я всегда получаю желаемого. Не стоит меня недооценивать. – она не слышала с какой интонацией разговаривает с ней Гуидони, но его лицо было спокойным и не выражало агрессии. Хотя, конечно, такое прямое заявление о том, что он собирается биться за нее, как за трофей, испанку ввело в ступор. Брюнетка не ожидала такого натиска. И все ее нутро, вся ее суть одинокой и свободной птицы противилась. Она хотела летать всегда, поражая умы мужчин своим размахом крыла. Ей не хотелось нигде задерживаться, потому что знала, что любая остановка и пристанище не вечны. Никакая любовь не длится вечно. Но знала ли Агата что такое любовь, чтобы судить и опасаться ее? Нет, к своим 26 годам она так и никогда не любила. Не любила настолько сильно, чувственно, открыто, громко. Не любила настолько, чтобы доверять. А ведь именно тотального доверия она страшилась.
Та-Та улыбнулась. Не хотела ни спорить, ни защищаться, ни соглашаться. Просто следила за итальянцем, за тем, как он жадно поедает пиццу и заливает ее алкоголем.
- Съешь – сказала она, добавляя еще один кусок Куинтону. Испанка взяла ломтик пиццы в руку, правда с кусочка попадала большая часть начинки. Кружок колбасы шлепнулся обратно в тарелку, помидор упал на пол, на ужин собаке.
- Кушай – повторила девушка, запихивая кусок в рот итальянца. Очередная долька помидора соскользнула с пиццы на грудь Гуидони.
- Какие планы на завтра? Могу исполнить твои заветные три желания. Только вот не проси меня оставить тебя.
- Завтра нет – ответила Агата без объяснений. Не хотела она ломать язык, пытаясь сквозь глухоту докричаться до Куинтона. Да и дела у нее были интересного характера: с утра приехать к Гвидо, узнать как он, потом поехать к сыну, чтоб из-за угла смотреть как он играет на площадке, и бояться подойти.
- Ты же меня не знаешь – стандартная отговорка на тот случай, когда тебе говорят, что хотят с тобой сблизиться. – И лучше не знать – добавила брюнетка, чтобы избежать его попыток выкрутиться. Да и какому человеку захочется связываться террористкой, с горе-матерью, с той, у кого начинается паранойя и приступы паники. Той, у кого много своих демонов.
- Давай спать. Ты обещал, что я высплюсь.

+1

16

Улыбнувшись, Куинтон прожевал кусок пиццы, которым накормила его Агата. Прикоснувшись салфеткой к губам, Гуидони, взяв маленький кусочек оставшейся пиццы с тарелки и так же, как кормила его с рук испанка, накормил ее саму. Проведя ладонью по ее щеке, мужчина нахмурился. Куин знал, что она придумает глупые оправдания. Знал наперед ее последующие действия, слова. Посмотрев на ладонь девушки, итальянец хотел было накрыть ее своей, но не решился.
- Так что же мне мешает узнать тебя поближе? Что ты держишь внутри себя? Почему не позволявшь мне приблизится к тебе? - как же он ненавидел эти вечные вопросы. Ненавидел весь этот спектакль, заученные фразы и фальшивые маски за которыми скрывался настоящий человек. "Ты меня не знаешь". Легко сказать, верно? Самое сложное - это довериться, поверить в искренность человека, в его слова и поступки. Куда уж легче уйти от разговора, придумав что нибудь, слинять, поджав хвост, закрывшись в себе, в своем собственном мире. Человеку нужен человек чтобы справиться с трудностями, пережить эти чертовы дни. Одиночество губит. Оно до поры до времени тешит человека, а затем оборачивается совсем другой стороной, заставляя страдать за алкоголем или за любыми другими лекарствами.
Слова Агаты не остановили его. Его ничего не может остановить если он поставил перед собой цель. Куин верил, что настанет тот день, когда холодная маска спадет с лица Агаты, а твердое "нет" изменится на решительное и уверенное "да". Перед ним будет стоять чуткая, нежная девушка. Скоро. Совсем скоро.
- Обещал. И свои обещания выполняю. Идем, есть тут одна удобная комната.
Положив посуду в посудомоечную машину, Куин подозвал к себе Агату, поднявшись с ней на верхний этаж. Спальня у Куинтона была только одна - своя. Вот такая вот холостяцкая квартирка, не принадлежащая даже для гостей. Ну, для гостей женщин он делил свою кровать. Если вы понимаете конечно, как он ее делил, хм. И, если честно признаться, то не только свою кровать, но и барную стойку, раковину, стол, диван, пол и даже персидский ковер.
Пройдя длинный коридор, где находилась ванная с туалетом и собственно его спальня, Гуидони прошел в комнату.
Спальня мужчины была огромной, содержавшая в себе большой шкаф, большую кровать и двое кресел - кача
лок. Дизайн был выполнен в светлых тонах. Уютно, опрятно и глад радуется. Что поражает внимание, так это огромное окно с потолка до пола, открывающее весь вид на ночной Сакраменто. Живой мегаполис за которым можно пронаблюдать с высоты птичьего полета. Стоит пройти немного вперед так твои ноги сразу же ступают на персидский ковер. Ноги буквально утопают в нем. А кровать - большая, удобная, все равно что пушистое облако на котором отдыхать одно удовольствие.
Куин очень любил свою квартиру и не старался менять в ней ничего.
- Если ты привыкла спать в ночнушке, то вот, держи.
Вытащив из шкафа купе свою рубашку бирюзового цвета, Куин всучил ее в руки Тарантино.
- Располагайся. Не беспокойся, спать я с тобой не буду. Пока - а затем улыбнулся. - Ну, спокойной ночи. Завтра поедем в больницу.
Пожелав спокойных снов испанке, Куин спустился на первый этаж.
Сон не приходил поэтому походив по залу туда - сюда, Гуидони взял книгу в руки и, сев на диван, принялся читать ее. Философия. Отвлекает, заставляет задуматься. Кто знал, что мужчина читает книги по психологии и философии?

Спальня Куина

http://hqroom.ru/img/2013/04/8320_Grand_View_Drive_hqroom_ru_14.jpg http://hqroom.ru/img/2013/04/8320_Grand_View_Drive_hqroom_ru_16.jpg
ночью:
http://hqroom.ru/img/2013/04/8320_Grand_View_Drive_hqroom_ru_18.jpg

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-07-26 16:21:50)

+1

17

в этой картине сгущаются краски
искренне любят, но терпят фиаско
что-то опять случилось в раю.

Его рука касается щеки. По телу отдает дрожью. Он вкусно пахнет и манит теплом. Не хватает теплоты. Доброты не хватает. Да и Агата давно стала с миром утраты на «ты». Но переступить порог страшно. Хочется стабильности, так почему бы ее не достичь стабильным одиночеством и холодом? Сама создала свое царство темноты и жестокости. И кажется, что эта маска давно стала частью ее. Недоверием болеют. Как вирус. Заполняет всю тебя, протекая по венам, оседая плотным облаком в голове. Облако, что нашептывает и предостерегает. Перерастает в паранойю. Сама обрекла себя на несчастье. Не так строит свою судьбу. Или ей действительно все это нравится? Агата запуталась: то ли так было удобно ей, то ли так складывалась ее жизнь.
Тарантино пустила глаза, разглядывая ладонь Куинтона. Не хотела знать, что он говорит, в чем убеждает или о чем обманывает. Она не хотела лишних мыслей. Не хотела копаться в людях, гадать о развитии отношений и переживать влюбленность, ревность, страх потерять. Да, страх потери пересиливал.
В груди предательски покалывало, постанывало. Что-то внутри требовало выпустить наружу, вырваться на свободу, чтоб взорваться в груди и растечься по организму. Но Тарантино в очередной раз приказала этому Нечто замолчать и сидеть тихо. Обидившись, Нечто фыркнуло, что она дура и забилось в угол.
Агата подняла глаза на Гуидони, он, похоже, собирался показать ей место для ночлега.
Да, спальня была шикарной. Наверно, одна только эта комната была как вся серая скромная квартира Агаты. И что-то подсказывало испанке, что сон здесь будет волшебным. Девушка опять отвлеклась от мужчины, рассматривая город, который расстилался перед ней через панорамное окно. Пообещала себе не спать, пока все огни Сакраменто не погаснут.
Отвлекает Куин, который пихает ей в руки свою рубашку.
- М? – переспрашивает девушка. – Спасибо – до нее дошло, что он хотел сказать или показать этим.
- Располагайся. Не беспокойся, спать я с тобой не буду. Пока – забавное уточнение. Агата, несмотря на то, что хотела воспротивиться такому заявлению и остервенеть, хихикнула.
- Я сплю с береттой. Это опасная затея – предупредила Та-Та, чтоб остудить напор итальянца.
Несмотря на то, что испанка хотела держаться до рассвета, чтоб посмотреть как встает солнце, девушка вырубилась, едва голова коснулась подушки. Провалилась в глухую темноту. Для нее ничего не существовало на время этих 7 часов сна.
Утром лучи яркого солнца стали тревожить ее покой, словно кто-то непрерывно толкал девушку в плечо, уговаривая проснуться. Открыв глаза, она встретилась с утренним городом. На часах было еще рано, даже работяги еще не спешили в свои офисы.
Натянув свое платье, Тарантино спустилась вниз, чтоб отыскать хозяина квартиры. Мужчина мерно спал на диване, свесив руку к валяющейся на полу книге. Агата даже подошла ближе, чтоб посмотреть, что читает итальянец. Была приятно удивлена, хотя книги сама давно не брала в руки. Хотя, признаться, лицезрела Агата не только обложку книги, но и шикарное мужское тело. Смотрела и спрашивала сколько женщин ласкали его. Странно, но в ней даже начинала играть какая-то мазохистская ревность. Она старалась усмирить свое плотское желание, представляя Куина в объятии разных шлюх или светских дам, рыжих, блондинок, брюнеток, не важно. Но это не унимало ее желания, наоборот.
Опустившись возле дивана, девушка поднесла руку к его плеча, касаясь еле-еле, почти неощутимо. Слово бабочка села на плечо, махая крыльями в такт дыхания. В груди снова Нечто начало выламывать дверцу наружу, щекоча и добивая дрожью тело.
И опять Агата решила запихнуть и угомонить свое Нечто, подрываясь на ноги, спеша уходить из этого дома. Чтобы избежать своих минутных порывов, желаний. Она не потрудилась написать записку, просто сунула ноги в бежевые босоножки, и умотала прочь. Опять закрываться в своей Стране Глухих.
 

Я твоя медленная звезда
В глубине далёкого моря,
Того, что влечёт.
Я твоё грустное солнце
С букетиком фиалок под дождём,
Я имя твоё, произнесённое жестом
Беспризорного ветра
На берегах тишины.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Каждая наша встреча — новый укол адреналина