Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Время не возвращается назад.


Время не возвращается назад.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Quinton Guidoni, Livia Andreoli
Место:  Большой особняк в элитном районе, отстроенный в дворцовом стиле. Принадлежит какому-то меценату. Арендован фондом для проведения благотворительного вечера. Параллельно воспоминания о Новаре.
Погодные условия: вечер, тепло и ясно.
О флештайме: Они оба вряд ли вычеркнут из памяти ту неделю в Новаре, которую провели вместе. Правда исходом их романа стала пуля, выпущенная в Куинтона людьми Марчелло Андреоли. Ровно до сегодняшней встречи Ливия считала, что он умер тогда на ее глазах. Оказалось, что жизнь - забавная штука, а судьба - знатная любительница игр. Сегодня Куинтон не просто жив. Он - член Семьи.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-08-29 09:46:46)

+1

2

Далекое прошлое
Каждый день Куитон боролся за свою жизнь. Денег не хватало чтобы прожить дальше. Те деньги, которые он откладывал на черный день, кончились. Жить на зарплату автомеханика и уборщика никак не удавалось, да и приходил домой он изможденным и уставшим, жертвуя здоровьем и теряя свою молодость, не видя ничего, кроме посуды да машин. Приходилось плюс ко всему учиться, разрываясь между работой и учебой. Бросать ни то ни другое он не хотел. Закончить жизнь, так и не окончив высшее образование? Возможно, любой другой бы смирился и закрыл глаза на свою необразованность, но Куинтон был не из тех людей, которые опускают руки и посылают к черту годы своих стараний. 
За труды вознаграждают, как говорила его мать. Да, Дафни была права. В скором времени Куинтон получил работу шофера у богатого бизнесмена. Мужчина давал ему хорошие деньги. Парень мог позабыть о проблемах с оплачиванием жилья, еды и воды, да и всю старую одежду он выкинул из своего гардероба, полностью обновив его. За эту работу Куинтон должен был держаться, бегая на задних лапках у своего босса ведь тот полностью обеспечивал его. Но если бы не жена того бизнесмена, Куинтон не вел бы двойную игру. Ливия Андреоли - жена босса и просто красавица, вскружила голову парню, который, переступив через все, ухаживал за ней: дарил цветы, разбрасывался словами и просто приезжал бывало к ней, когда ее мужа не бывало дома. Ливия поначалу не отвечала на его ухаживания, но в конечном сдалась напору Куинтона. Оба знали, что их роман невозможен и это было безрассудным, но чем больше они узнавали друг друга, тем больше понимали, что никак не смогут отказаться от своих чувств и желаний. 
- Когда я смогу встретиться с тобой? - шепчет ей на ухо, обнимая за талию. - Я скучал по тебе, Ливия.  Зная, что ты там, спишь в его кровати и целуешь его по утрам, я медленно схожу с ума от своей ревности. 
Он целует ее со всей страстью, злостью и болью. Да, Куинтон страдал от того факта, что Ливия проводит большинств времени отдельно от него, что она досталась именно такому человеку, как этот чертов Андреоли. Ревность съедала его и его чувства. 
Место их встречи - его квартира или дом босса, когда того не бывало в городе. 
Возможно, эта игра доведет его до могилы, но Куинтону все равно. Он не боится Андреоли. Никого никогда не боялся.        

внешний вид
Сегодняшний светский вечер был посвящен открытию благотворительного фонда. Тот, кто открыл благотворительный фонд и устроил по такому случаю шикарный вечер в одном из дорогих особняков - дворцов, владел борделем, а это являлось важной причиной познакомиться с владельцем и возможно сотрудничать в дальнейшем, а потому Куинтон обязан быть на этом вечере.
Куинтон не любил светские вечера. Натянутые улыбки, пустые разговоры, разодетые барышни и напыщенные мужчины. Находиться в кругу богатых людей - это все равно что искупаться в грязи. Но, несмотря на ненависть к таким людям, Гуидони знал, что стоит говорить и как тщательней скрывать свои эмоции за холодным равнодушием.
- Куинтон, познакомься, а вот и Ливия Андреоли. Та самая красавица, которая устроила этот вечер.
Встретившись взглядом с Андреоли, Гуидони стало не по себе. Он был растерян. Женщина из его прошлого сейчас стояла перед ним, смотрела в его глаза и так же, как и он сам, не ожидала этой встречи.
- Куинтон Гуидони. Приятно познакомиться.
Целует ее ладонь, смотря на Ливию исподлобья.  Он решил не подавать виду, что они знакомы. Появятся вопросы, на которые оба не смогут ответить. Так зачем это нужно?

Отредактировано Quinton Guidoni (2013-07-12 12:01:37)

+2

3

Неделя в Новаре затягивалась. Как затягивался и ее роман с молодым мальчиком по имени Куинтон. Она не хотела этого допускать и разумом понимала, что совершает глубочайшую ошибку, за которую поплатится истощенными нервами, бессонными ночами и несдержимой скукой по нему, когда вернется в Америку. Она влюбилась. Не желая признавать этого, Ливия каждый день выкидывала его цветы в помойку, сжигала его любовные записки и вешала трубку, когда слышала его томный голос на том конце провода. Это было безумием. Самым настоящим безумием. Крутить роман под носом у Марчелло? О нет, Ливия не была идиоткой... Или все же да?
- Нам надо закончить все это, - она с трудом отстранилась от его манящих поцелуев. Они стояли на проселочной дороге, уходящей в гору, откуда открывался потрясающий вид на реку Агонья и раскинувшийся у ее берегов город. Оперевшись о капот машины, они обнимали друга возможно в последний раз. Но в такие минуты весь остальной мир вряд ли их волновал.
- Мы уезжаем завтра, - сухо сказала она и отвела взгляд в сторону реки. Под словом "мы" она естественно подразумевала себя и мужа. - Марчелло сообщил, что закончил все свои дела... и мы можем возвращаться.
Она пыталась сказать это так безразлично, насколько могла. На самом же деле ее сердце рвалось на части. Она понимала, что будущее с простым работящим пареньком из итальянской провинции для нее невозможно, но не могла приказать своему сердцу. Ее тянуло к нему. И трудно объяснить, было ли это от того, что Марчелло как супруг не оправдал ее надежд, и она просто заскучала, или же все дело было в том, что она по-настоящему влюбилась. Влюбилась в парня с тяжелым прошлым и без яркого будущего.

***

Обычный благотворительный вечер, которых было тысяча в ее жизни. Толпа разодетых людей, вереница слащавых улыбок и смесь всевозможных дорогих запахов, - вот как выглядели подобные сборища. Но как это ни странно, они доставляли Ливии удовольствие. Она и не заметила, как кто-то успел перехватить ее локоть и отвести в сторону.
- Куинтон, познакомься, а вот и Ливия Андреоли. Та самая красавица, которая устроила этот вечер.
Она дежурно улыбнулась еще на середине фразы, сообразив, что ее хотят представить очередному потенциальному компаньону или просто знатному толстосуму, который раскошелится на пожертвования в конце вечера. Однако ее улыбка исчезла в один момент, как только она столкнулась взглядом с... ним.
Она замерла, абсолютно пораженная увиденным. Может, она спит? Или сошла с ума?
Он перехватил ее ладонь в свою и как ни в чем ни бывало поцеловал ей руку, представившись своим именем. Ливия была не в силах что-либо произнести. Она стояла перед ним, бледная как полотно и совершенно шокированная происходящим. Это была встреча с призраком. Призраком ее далекого прошлого. Человеком, которого убили у нее на глазах.

+1

4

Ровно неделю Куинтон словно парил в невесомости, окрыленный чувством страсти и эйфории от того, что рядом с ним та, в которой он нашел именно то, что искал. Каждая минута с ней была подобна нахождению с вулканом. Их отношения как пороховая бочка - вот-вот да взорвется, но это опаляло итальянца. Он страстный, готовый броситься в омут с головой, ничуть не задумываясь о жизни, висевшей на волоске. И к черту то, что она была женой "темного" человека, а он бедным пареньком, не имеющим ничего, кроме как глупой смелости и влюбленности. 
- Ты никуда от меня не денешься, Ливия. - не сейчас, когда все начало налаживаться. - Ты ведь понимаешь, что, уехав, не сможешь сбежать от себя самой? Не обманывай себя! 
А что ты можешь предложить Андреоли, Куинтон? Деньги, меха, драгоценности, ну, по-крайне мере, крышу над головой и уют в семейном очаге? Она ни за что не променяет своего мужа на тебя, какого-то там бедного парниши, у которого были одни серо-голубые глаза да улыбка, заставлявшая девушек трепетать. Твоя жизнь предрешена. Ливии нужен будет богатый муж, который ухаживал бы за ней, а ты, Гуидони, не найдя вакантное место работы, будешь мучаться, как бы то ни было, корячась на стройке или, как ты там того хотел, занимаясь менеджерством, но отдельно от такой девушки, как Ливия Андреоли. Тем более, она боится человека, с которым состоит в браке, сам ведь видишь, замечаешь ее реакцию на его звонки, который не находил себе места и нервничал, не находя жену в огромном особняке. 
- Да, я не смогу тебя задаривать подарками, но со мной ты узнаешь, что такое любовь. Ты не любишь этого человека, я знаю! 
Ухмылка коснулась его губ. Сколько раз итальянец говорил ей эти слова? Тысячи, тысячи раз. Ливия умалчивала, уходила от ответа, а Куин сходил с ума, не зная, как еще заставить ее одуматься, понять, что он настроен серьезно и его слова не пусты и бессмысленны. 
- Я обязательно заработаю такие деньги, каковы есть у него! Даже больше! Просто... будь рядом. - касается тыльной стороной ладони ее щеки, поглаживая нежную кожу, сплетая другой рукой их пальцы. Он встанет ради любимой на ноги, исполнит все ее желания, только бы она была с ним, поддерживала, кога ему было бы трудно. 
- Уедем в Калифорнию? - Ливия смотрит на Куинтона, как на сумасшедшего, знает, что ничего не будет, но не отказывается, молчит, слушает его распаленную речь. Идиот. - Там купим дом, заведем детишек, ты будешь баловать меня вкусными блюдами, а я... приносить каждый день букет твоих любимых цветов. 
Умоляет, упрашивает. Зря теряет время. Ливия решила все для себя. 
- Не молчи! 
Рычит, вцепляясь ей в плечи, трясет ее, хочет услышать "да", прекрасно знает, что не услышит это. 
А ветер, словно перенимая характер парня, начал беспокойно вести себя, развивая волосы девушки и юноши. Теплый, влажный, приятный.
А ярость отразившаяся в глазах парня не была приятной, нет. Он изменился. Полностью. Больно сжимая ее за плечи, Куинтон прищуривает глаза, выплевывая:
- Тебе не надоело быть игрушкой в кровати богатенького муженька?
Руководит им - ревность. Ноющая, тупая. Все, что сказано сейчас, это не он. Это зверь, которого стоит бояться.

***
Куинтон, извинившись, попоросил разрешения увести Ливию от его надоедливого друга и подошедшых к ним мужчинам, начавшим обсуждать последние новости, вовсе не заметивших ухода хозяйки и Куинтона.
Выйдя на болкон, буквально затащив сюда итальянку, Гуидони усмехнулся, резко отпустив ее. Он не знал, чем руководствоволся, но женщина из прошлого не давала ему покоя по сей день, навещая во снах. Шумно сглатывает, прищуривает серо-голубые глаза. Он хочет спросить ее "когда же ты оставишь меня в покое?", но не сейчас, а позже.
- Что, не ожидала увидеть меня? - ухмыльнувшись, Куинтон кивает головой в сторону особняка. - Андреоли постарался?
Что ж, последних новостей о бывшей он не знал, даже не выискивал информацию, поставив на ней жирный красный крест, а о старом враге он тем более не хотел ничего знать, так что, он не был ознакомлен с тем, что тот давно покоился с миром в могиле.

+1

5

Она прекрасно понимала, что Куинтон прав. Она не сможет сбежать от самой себя. Из Новары - да. От Гуидони - да. Но от своих чувств...
- Откуда ты знаешь, кого я люблю, - резко, с недовольством перебила она. Ей было неприятно от того, что Куин позволял себе думать, что она - расчетливая стерва, которая вышла замуж за деньги, а не за человека. Это было не так. Ей нравился Марчелло. Да, возможно она приняла слишком поспешное решение, когда согласилась выйти за него, но тогда он казался столь обходительным и таким решительным, что она посчитала наиболее верным решением дать ему свое согласие. Поспешное, слишком поспешное решение. Марчелло на ее же глазах с каждым днем их совместной жизни превращался в жестокого и расчетливого демона, которого, казалось, кроме денег, не волнует ничего.
И тут появился Куинтон. Его полная противоположность. Достаток не волновал его, а деньги были лишь средством к существованию, но не смыслом жизни. Он довольствовался малым и при всем при этом оставался жизнерадостным задорным и эмоционально богатым человеком. Его общество всю эту неделю было для Ливии настоящей отдушиной. Она задыхалась в браке с Марчелло, и ей давно следовало признаться в этом самой себе. Но кажется, это было ей не по силам.
А еще ей было противно от того, что именно она невольно зарождала в Куинтоне жажду к деньгам. Он считал, что ей нужна роскошь и богатство, в чем сильно заблуждался. В первую очередь она истосковалась по настоящей дружбе, пониманию и задушевным разговорам.
Он предлагал уехать в Калифорнию. Сумасшедший! Он даже не понимал, о чем говорит. Юношеский вздор. Пустые слова. И зачем они начали это все?..
Она молчала, отворачиваясь от его настойчивых глаз. Да и что она могла ему сказать? Что все бессмысленно? Что у них нет будущего? Что ей уже не пятнадцать лет, и она не настолько безрассудна?
Он имел полное право требовать от нее ответа. Ливия чувствовала, как ноюще болят ее плечи, которые сжимают его сильные руки. Где-то глубоко внутри ее душили подступающие слезы. Боль была не только физическая, но и душевная. Ее разрывало изнутри при одной мысли от того, что сегодня они расстанутся скорее всего навсегда. И его тоже мучила боль. Именно поэтому он позволил себе сказать ей гадость. Мерзкие, гадкие слова, за которые она, ни секунды не думая, отвесила ему пощечину.
- Заткнись! Ты не имеешь права меня судить! - слезы вырвались наружу, и она оттолкнула его. - Я живу с Марчелло не ради его денег. Я не могу от него уйти. И ты, связываясь со мной, даже не представляешь, во что ввязываешься. - она почти кричала. Дерзко, со злобой и раздражением. Она желала отрезвить его. И лучше так. Лучше, чтобы они рассорились и никогда не жалели о том, чего им не суждено пережить вместе.

***

Воспоминания о головокружительном романе семилетней давности за секунду пронеслись у нее в сознании. Она даже не заметила, как он увлек ее за собой, и они оказались на пустой террасе.
Он задавал ей какие-то вопросы, но она по-прежнему ошеломленно не сводила с него глаз. Ее груди тревожно вздымалась то вверх, то вниз. Дыхание участилось, а сердце колотилось с бешеной скоростью.
- Как... - пробормотала она чуть слышно. - ...как такое возможно?.. - Она осмелилась подойти к нему ближе и протянула подрагивающую руку к его лицу. Кончики пальцев успели слегка коснуться его щеки, как тут же отпрянули. - Ты... жив...
Его лицо тронуло несколько морщинок. Он стал мужественнее и увереннее. Говорил он тверже и как-то циничнее. И вроде бы перед ней стоял тот же человек, которого она любила семь лет назад, и в то же время это был незнакомец.

+1

6

Неправильно. Неверно. Пошло. Три слова, которые так подходили сложившимся отношениям Куинтона и Ливии. Она - яркая представительница статной ледяной леди, он - обычный парень со двора, подробатывающий шофером. Запретно. От всего этого идет голова кругом. Что делать? Бежать поздно, продолжать безумие - опасно. Он готов поспорить на все, что Марчелло догадывается о том, что у его жены появился кто-то. Еще чуть-чуть и Андреоли вытащит заряжённый пистолет из письменного стола и попадет точно в цель. Гуидони играет в смертельные игры. Кто сказал, что он должен остановиться?! Другой бы отказался от ужасных последствий, но это не кто-то там, а Куинтон. 
- Откуда ты знаешь, кого я люблю. 
Резко сказанные слова словно яд, что плавно растекается по телу брюнета. 
- Мазохист, шизофреник, ненормальный. Называй меня как угодно, но я знаю, что ты любишь меня. Твои глаза не могут врать мне, Ливия! - берет ее за руку и кладет ладонь девушки на свою грудную клетку. - Чувствуешь? Оно твое. - стискивает пальцами запястье так сильно, что там, наверняка, появятся через несколько дней синяки. - Чувствуешь?! - не получив должного ответа, Куинтон повышает тон голоса. - Сбежим! Пускай он выстрелит хоть тысячу раз из своего дробовика и будет угрожать смертью - я не сдамся, слышишь?! Я знал, что делал, когда в ту самую ночь разрушил стены, которые ты выстраивала, и я не ушел, как последний трус. Не ушел... 
Отпускает руку итальянки. Что она выберет? Марчелло - надежного человека на которого она может положиться, а может Куинтона - безденежного парня с дальновидным взглядом на будущее? 
- Если ты сделаешь шаг назад от меня - ты перечеркнешь все, что было между нами. - пока Ливия принимала нелегкое для нее решение, Куинтон стискивал зубы и кулаки так, что их костяшки побелели. Выдержать. И пускай мозг не принимал того факта, что она вообще останется с ним, сердце Куинтона подсказывало, что она не сможет забыть и так просто оставить его. Вернется, если уйдет. 

* * *
- Как... Как такое возможно? 
Она сокращает между ними расстояние. Касается рукой к лицу. Пристально вглядывается в глаза. Куинтон хмыкает. 
- Я не умер, как видишь. И не восстал из мертвых. - шутит. Интересно, что же нашел итальянец комичного в данной ситуации? Нелепо встреться лицом к лицу с бывшей любовницей, которая тебя давно причислила к неживым. Она отпрянула от него. Гуидони не отвечал на ее прикосновения. Нет. Ливия не сможет потревожить те старые раны, которые тяжело заживали все эти семь лет. Сколько хватило пьяных вечеров, чтобы забыть ее? Сколько хватило выдержки, а главное смелости для того чтоб зачеркнуть былое? 
* * *
- Мама, большой дяденька не просыпается! - девчачий голосок, что так возмущенно лепетал, донеся до сознания Гуидони. 
- Тш-ш, не тревожь его. - уже более взрослый, видимо, матери, вразумил дочь не приближаться к незнакомцу. 
- Да он не живой! - мальчишка, что был ближе всех, тыкает пальчиком в ногу дядьки. 
- Марсель, не говори глупостей! 

Куинтон резко открывает глаза. Полутемное освещение в комнате, запах чего-то жаренного и громкие детские возгласы не дают ему представления, где он оказался. Превозмогая боль, парень поднимается на локти. В горле першит, тело отдается болью, а голова кружится. Оба сорванца успели предупредить мать о том, что их гость очнулся. 
- Где я?
- Ты лучше спроси, как сюда попал. - улыбается ему женщина, что хлопотала над его ранами. - Я увидела тебя истекающего кровью на дороге и нашла в твоем теле пулю. 
Гуидони выдыхает, пытаясь собрать остатки разума и вспомнить то, что произошло несколькими часами ранее. Воссоединить пазл. 
* * *
Звук визжащих шин, что резко остановились рядом с беглянкой и Куинтоном, заставил их оглянуться. В машине сидел Марчелло. Нет сомнений - это он. Захлопнув дверцей автомобиля, мужчина хмыкнул, словно прекрасно знал, кого увидит рядом с женой. 
- Гуидони! - выплюнул он сквозь зубы, исподлобья буравя взглядом парня. - А ты? - обращается к Ливии. - От тебя я ждал удара в спину в последнюю очередь. И с кем?! С оборванцом? Что ты в нем успела разглядеть? 
Само превосходство. Андреоли оставался спокойным. Разве что его глаза выдавали злобу, таившуюся в сердце. 
- То, что в тебе не разглядела. И да, ты не трахался со мной. 
В цель. Андреоли чуть не задыхается от ярости. 
- Да что ты себе позволяешь, мальчишка! 
Немного пошатнувшись,  Андреоли вытаскивает из кармана заряжённое оружие - пистолет. 
- Я не так дорожу за свою жизнь, как ты, Марчелло. Мне нечего терять. Ну же, давай! - Куин прямо посмотрел в глаза противнику. За что хвататься, когда нет возможности смело взглянуть в глаза смерти? Нет разницы, когда ты сдохнешь. Сейчас или через год, все останется так же, как и вчера. 
... Марчелло наводит дуло на итальянца, нажимает на курок и... Куинтон чувствует, как пролегают секунда за секундой. Пуля попадает чуть ниже сердце, проходит сквозь одежду. Гуидони подносит руки к груди, чувствуя, как рубашка пропитывается его кровью. Слышит, как Андреоли нажимает на курок во второй и в третий раз.
- caggasotto! (Засранец!) 
С очередной пулей Куин летит на земь. Слышит крик Ливии, ее возмущенные восклики, но все это так далеко... 
- Как жаль! Мир потерял славного парня. - доходит до него последнее, прежде чем темень забирает его. 

*** 
- Мне куда более интересно, где он. Он будет неописуемо "рад", увидев некогда покойника живым. 

+1

7

Его слова резали по сердцу и заставляли сомневаться в правильности ее выбора. Да, свой выбор она сделала прошлой ночью, в преддверии отъезда, когда не спала и думала чем же закончится эта история. Она рвалась на части, не зная какой выбор сделать. Сбежать с ним, который смог ее очаровать и поймать в свои сети за несколько дней, чьи страстные слова и горячее дыхание заставляло сердце биться чаще и чаще, терять голову и отказываться от того, чем она жила так долго. Бежать далеко и навсегда, хоть на край света, лишь бы с ним, и она была готова. Или же сохранить жизнь себе и ему, ее любимому голубоглазому водителю, который за неделю стал ей дорогим и любимым, пойти против своих чувств и дать ему понять, что между ними все кончено и для нее это был всего лишь роман, с захлестнувшей ее страстью,не более, убедить его оставить ее в покое и не наживать себе проблем. Рано или поздно их роман стал бы явным, ведь супруг становился все более подозрительным и недоверчивым ко всем вокруг себя. Одного он подозревал в воровстве, у другого видел месть в глазах за свой успех, а у своей жены страсть и нежность к другому мужчине. После бессонной ночи она встала словно отрезвленная и была уверена в своих действиях, но до тех пор, пока рядом с ней не появлялся он, чьи слова обладали магнетизмом и заставляли сомневаться в себе.
- Я тебя умоляю, оставь меня
- в ее голосе слышался надрыв и мольба -Ради меня, себя, оставь меня и дай уехать в Калифорнию. Для нас это не кончится хорошо... - она замолчала, потому что больше не знала что говорить, и как его убедить оставить затею с побегом и прочие мысли относительно ИХ. Она не верила, что они смогут сбежать от Марчелло, зная его силу и могущество. Что уж скрывать, кроме нежных чувств к своему мужу она испытывала чувство страха, которое перекрывало  чувства к Куину. Вот и сейчас, страх и ужас за их дальнейшую жизнь накрыл ее разум. -Я не могу - успела прошептать она, прежде чем остановилась знакомая машина супруга и тот вышел из машины. Они были под его колпаком. Она почти не слышит их словесной перепалки, лишь представляет что сейчас будет, при этом она не отпускает руку Куинтона.
- Прекратите! - кричит она, пытаясь остановить их, при этом не сводит умоляющих глаз с мужа. - Марчелло, позволь ему уехать. Отпусти его, но не меня. Я всегда буду с тобой В ответ на ее слова муж лишь громко и наигранно смеется. -С тобой, дрянь, у нас будет отдельный разговор После этих слов он достает пистолет и не задумываясь делает выстрелы в Куинтона, ее Куинтона.
***
- Я не умер, как видишь. И не восстал из мертвых. - его слова звучат слишком холодно и безэмоционально, в ответ Ливия не может выдавать из себя ни слова. Она не может на него смотреть и видеть близко, до сих пор не веря, как его появление возможно. Брюнетка  встает к нему спиной, положив руки на перила балкона.
- Я не могу поверить, не могу - твердит она как заклинание, теперь уже не видя его голубых глаз. - Сколько я думала о том дне, о том мгновении и ненавидела тебя за твое безрассудство, носила в себе чувство вины, которое съедало все годы и желала себе смерти рядом с тобой - эти чувства жили в ней с того самого дня и не отпускали по сей день, хотя чего только не произошло с ней за эти годы. Сколько раз она жалела о том, что не попала под пулю мужа, лучше было умереть, чем жить с ним и каждый божий день страдать от колкости и грубости слов о ее выходке в Наваре, от его слов, которые были пропитаны желчью и ненавистью к ней.
***
Она падает на колени, покрывая его лицо поцелуями и своими слезами, шепча - открой глаза, милый, но его глаза так и остаются закрытыми, а тело обездвиженным.
- Как жаль! Мир потерял славного парня - ядовито и торжествующе произносит Марчелло, так и не сдвинувшись с места. - Он мертв, прекрати свое представление и истерику
- Ты мерзкий ублюдок!- кричит она мужу, не желая отходить от Куинтона. Марчелло медленно и даже вальяжно подходит к ней, хватает за запястье рук и тащит в машину. - Ты, шлюха, ответишь еще за свои слова - он буквально закидывает ее на заднее сидение машины, садится за роль и резко жмет на газ, оставляя за собой след из дорожной пыли и крики Ливии, которые становились все дальше и дальше от тела Куинтона.

***
Ее открытые плечи тронул вечерний ветер и заставил поежится. Здесь было прохладно и ее платье не было рассчитано на вечернюю "прогулку", но безусловно, разговор этих двух людей мог состояться только здесь. На балконе был только он и она, а за его пределами множество людей, звон бокалов и посторонние улыбки, смех, которые сейчас ей были не нужны.
- Мне куда более интересно, где он. Он будет неописуемо "рад", увидев некогда покойника живым. - она слышит и чувствует ноты цинизма в словах и не может к нему повернуться. Куинтон, где же твоя былая эмоциональность и страсть в голосе?
- Это то, что тебя волнует больше всего в эту минуту? – под стать его интонации спрашивает Ливия - Он уже не будет радостным или злым, он уже мертв – заключает она и умолкает.

Отредактировано Livia Andreoli (2013-11-05 21:26:05)

+1

8

Вот и истории конец, а тот, кто слушал - молодец. Сказка с несчастным концом, где помирает не зло, а добро. Да, добро. Тогда Куинтон Гуидони был славным парнем с большой душой и добрым сердцем. Тогда - это лет семь назад, когда он умер. Ничего не осталось. Совсем. В него вселился сам дьявол во плоти, который решал, кому жить, а кому умереть. Рассчетливый болван с желанием отомстить всем, кто его недооценил. Множество раз он представлял, как заявится в кабинет Марчелло Андреоли и убьет его своими руками. Как будет слышать мольбу о сохранении жизни старого проклятого врага. Но эту встречу мужчина лелеял - откладывал на далекое будущее.
Чего скрывать? Он хотел украсть Ливию из огромного шикарного дворца ее мужа, где она просиживала в заточении последние года. Хотел, но не сделал этого. Итальянец не был зол на женщину из прошлого. К чему злоба, если он понимал, что сбежать от Марчелло будет стоить ей жизни? Она марионетка в его могущественных руках. Кукла с тысячью невидимых веревочек. Куда дернется рука или нога Андреоли, туда ступит и его жена. Его пешка. Никто.
- ... он мертв.
Обрывок фразы, который он услышал из уст Ливии. Мертв... Одно слово, сквозящее холодом. Как бы Куинтон не нелюбил бывшего врага, он задумчиво посмотрел на носки ботинок, почувствовав... ничего он не почувствовал. Ни жалости, ни радости, ни сочувствия. Пустота. Вроде бы должно быть разочарование, ведь Куинтон мечтал сослать Марчелло на тот свет. Как жаль...
Он хочет, чтобы его чувства оказались ложью. Хочет проснуться и не ощущать к этой женщине ничего, кроме ненависти и злобы.
Конечно, он был еще тем засранцем, но не заметить того, как Ливия дрожала от холода он не мог. Поэтому, скинув с себя пиджак, Гуидони, подойдя к ней, накинул его на плечи итальянки. Сжимает ее плечи, вдыхает запах волос и шепчет на ухо:
-  Я должен был при виде тебя падать на колени? Или может клясться тебе в том, что не брошу и всегда буду рядом?! То, что было в прошлом - оно в прошлом. Я не тот Гуидони, которого ты любила когда-то, если, конечно, любила. И да, что, как ты думаешь, меня должно волновать в эту секунду?
Сколько лет он мечтал прикоснуться к ней, к живой мечте? Поцеловать ее губы, посмотреть в любимые глаза шоколадного цвета и полной грудью вздохнуть запах ее шелковистых волос? Получив эту возможность, итальянец не ощутил радости от некогда долгожданной встречи. Он встретил ее с холодным равнодушием. Другой Куинтон, который умер на той пустынной улице в Новаро не смог бы выдержать ее взгляда и касаний к его коже. Не смог.
- Знаешь? Я даже благодарен, что Марчелло в ту ночь развел нас по обе стороны.
И уходит прочь от нее. Подальше от чертового особняка и надутых гостей. Подальше от нее. Снова к алкоголю и к бабам. Подальше от бывшей любви...

+2

9

Почему их встреча случилась здесь и сейчас? Зачем она вообще произошла? По неволи начнешь верить в фатализм. Все семь лет, которые казались ей долгими, она знала, что он мертв. Она думала о нем, но как о неживом Куинтоне, которого больше нет и не будет в ее жизни. Сидя в тюрьме она хотела после освобождения отправиться в Новаро и попробовать найти его могилу, но годы в тюрьме шли слишком долго и в ее голове рождались совсем иные планы на жизнь. В  конце концов она пришла к выводу, что не вернется в прошлое. Что было, то было, прошлое лучше не ворошить.
Каким должен быть их разговор? Впрочем, теперь она знает, что он жив и это главное. В ней проснулись яркие воспоминания того времени, но это были только воспоминания, сейчас она просто рада слышать его голос и знать, что он выжил. Простая и тихая радость за некогда близкого человека.
Он все-таки заметил, что по ее коже пробежалась дрожь от холода, но когда он подошел ближе и накинул свой пиджак, взяв женщину за плечи, дрожь распространилась по всему телу. Аndare via крутилось  в голове, она действительно этого желала.
  Я должен был при виде тебя падать на колени? Или может клясться тебе в том, что не брошу и всегда буду рядом?! То, что было в прошлом - оно в прошлом. Я не тот Гуидони, которого ты любила когда-то, если, конечно, любила. И да, что, как ты думаешь, меня должно волновать в эту секунду? - его слова сыпались острыми осколками, осколками некогда разбитого его сердца. Чтож, за все нужно
платить.

- Ты жесток - заметила она мягко. От его слов ей было больно, но платить той же монетой она не хотела, не могла. Его последний вопрос повис мертвым грузом в холодном воздухе.
Аndare via - сказала она уже вслух, повернувшись к мужчине, смотря ему в глаза. Ливия резко сняла с себя мужской пиджак, уловив на секунду его запах и протянула  Куинтону.
-Знаешь? Я даже благодарен, что Марчелло в ту ночь развел нас по обе стороны. - на его слова она лишь пожала плечами, у нее было иное мнение. Ее семь лет жизни могли сложиться совсем иначе,если бы Марчелло не встал на их пути, но она старалась об этом не думать. Зачем терзать душу, если уже ничего не изменить и все осталось только в ее памяти?
Он ушел, оставив ее на балконе в полном одиночестве.
- Вот так встреча - произнесла она растерянно и вышла с балкона. Все-таки она была хозяйкой этого вечера и позволить застать себя врасплох не могла. Мысли, чувства и эмоции нужно было закрыть до окончания вечера, здесь и сейчас она должна вести светские беседы, улыбаться женщинам и мужчинам, а с последними быть особо обаятельной.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Время не возвращается назад.