Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Do not disturb


Do not disturb

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Участники: Eams Fitzgerald, David Ross
Место: закрытый частный клуб "DND"
Время: два с половиной года назад
Время суток: ночь-поздняя ночь
Погодные условия: жарко
О флештайме:
Мало кто знает, что происходит за стенами частного закрытого клуба, где действуют три правила::
- только свои
- лицо не открывать
- имя не называть.

0

2

Что же, у всех есть свои увлечения, желания и предпочтения. Кто-то любит собирать марки, кто-то хочет собирать марки, а кто-то собирается марки только красного цвета: другие не позволяет религия. А кто-то любит стэки и наручники. А еще кто-то любит, чтобы это применяли по отношению к нему.
А в тихом омуте...
Имс и был тем тихим омутом. Да вообще, пожалуй, по каким людям скажешь, что у них такие специфические сексуальные предпочтения? Только если девушка откровенно не носит ошейник на шейке. А так... Фитц был в Теме, причем знал ее довольно неплохо, потому что его бывший, с котором он жил был Верхним. Довольно суровым, сильным, но все это галеристу, конечно нравилось. Он был немного строптив, поэтому Стиви его воспитывал. Но с Галлахером уже расстались, а желания-то остались, хочется еще, хочется снова и что поделать? Остается только найти место, где это могут дать.
А ведь связи такие связи и деньги такие деньги. И вот у тебя уже есть адресок частного, закрытого клуба и никто не расскажет, что ты у кого-то этот адресок брал.
В первый раз Имсу действительно было страшновато идти. Раньше-то он доверялся человеку, которому мог воистину доверить свою жизнь. Человеку, которого любил. А тут незнакомец, которого ты больше никогда и не увидишь, скорее всего. А Фитц любит определенность и четкость. С другой стороны, когда он начинал во что-то втягиваться, то потом чувствовал вполне себе свободно. На это и рассчитывал в этот раз.
Логично, что все начинает поздно вечером и длиться до раннего утра. Ну, последние, видимо, рано утром и уходят. Фитцжеральд подъехал к одиннадцати вечера. Проблем со входом у него не возникло, ему дали маску, ведь лицо показывать нельзя. Он и прикинул, а если бы его кто-нибудь тут увидел? Это же какое пятно на репутацию? С другой же стороны, он почти был уверен, что половина, даже больше, его клиентов тоже посещают такие заведения.
Как себя вести тут Имс не очень представлял, поэтому жался немного по стеночке, просто наблюдая. Может быть вообще сегодня только посмотрю. Чтобы понять, что и как. Но чем больше он тут находился, тем четче понимал, что сегодня хотел бы чего-нибудь получить. Очень хотел.

+1

3

Внешний вид без галстука

Вечер. Тихий, спокойный октябрьский вечер. Полужелтые сумерки, разлетающиеся по улицам листья - если бы не жара, можно было бы поверить, что  и правда -  в город пришла осень. Дэвид хмурится - он не слишком любит такую осень. Ему срочно хочется дождя, бури, влажного ветра и прохлады. Размечтался. Дэвид смотрит в окно и задумчиво развязывает галстук - он сегодня ему не понадобится. Вместо этого он одевает белую атласную маску - верхний, и весь  в белом - тот кто знает, тот оценит ценизм ситуации, тот кто не знает - просто улыбнется, думая,что  у парня с крышей проблема - почему то мужчин в белом считают либо мафиози, либо голубыми. Впрочем, второе предположение недалеко ушло - несмотря на свою любовь  к обоим полам, Дэвид сейчас переживал острую потребность в мужской крепкой любви. из-за чего и собирался сейчас в закрытый специализированный клуб. Его устраивали его короткие правила: - только свои; - лицо не открывать; - имя не называть. Он давно уже имел прозвище в этой среде, и каждый знал, что это лишь придуманное имя, но никак не реальное.
Темная машина с тонированными стеклами мягко скользит по городу. Мужчина молча смотрит в окно. Когда он понял, что  кроме женщин ему нравятся и мужчины? Пожалуй, еще в Ираке, когда на протяжении долгого времени в госпитале не было ни одной женщины. Фактически то, что он сделал той ночью можно квалифицировать как принуждение к сексуальному акту, но после этого он внезапно почувствовал облегчение, и вернувшись в страну, постепенно стал завсегдатаем подобных клубов. Здесь никто никого ни к чему не обязывал, разве что хранить инкогнито, и позволять иметь своему нижнему стоп-слово. Впрочем, в таких местах обычно появлялись те, кто  стоп-слово не использовал, и Дэвид прекрасно понимал, что к утру его костюм будет далеко не чистым. Но разве это повод останавливаться?
У него даже не спрашивают приглашение - даже в маске уже давно знают. Он анфиладу комнат, где уже постепенно начинаются ласки или более откровенные прилюдии, и заходит в главный зал. Садится в кресло, осматривая его в поисках жертвы, и лениво отпив поданный коньяк, манит пальцем пытающегося спрятаться новичка.
- Здесь не принято оставаться в стороне... - Голос лениво спокойный и размеренный, но со скрытой угрозой.

+1

4

Как-то так.

http://savepic.org/4069677.jpg

Мысли Имса довольно часто метались из одной крайности в другую. Вот и сейчас: ему сначала казалось, что он делает все правильно, что тут ничего бояться и стесняться, а потом он думал, что вообще зря пришел. Что уйти нужно буквально сейчас. Взять и уйти. А потом снова, что все в порядке. Нет, ну в порядке же. Я пришел сюда, чтобы получить, то что хочу. Стесняться нечего. Я взрослый и объективно красивый мужчина. Все в порядке. Вот так он себя и успокаивал. И доуспокаивался бы до полного умиротворения если бы не голос за его спиной. Очень приятный мужской голос в котором слышалась угроза, хоть и скрытая. Но это Фитц прекрасно слышал. Чего он только не слышал, чего только не мог увидеть на лицах людей. Но тут этого не было, так что оставался только голос.
-О, - Имс даже сначала замялся и развернулся в сторону говорящего. перед ним был сильный, широкоплечий мужчина, явно сильнее самого галериста. Он таких любил. От которых сразу веет силой и властью. Обладая этим в обычной жизни, Фитц предпочитал в некоторые моменты это передавать в руки другого.
-Это было бы проще осуществить, если бы я не был тут впервые, - он собирал в себе уверенность и вот, наконец, смог собрать. Выпрямил спину и был уже похож не зажавшегося новичка, а просто на человека, который попал в общество впервые и просто никого тут не знал. В конце концов, в самой Теме Имс был уже довольно долго. По временному отрезку не очень, а вот по практике можно сказать давно. Ну так чего зажиматься? Вести себя нужно естественно.
А что говорить? Вот в такие моменты я чувствую себя очень глупо. Еще бы. Имс Фитцжеральд может говорить на любые темы и очень долго, а тут и даже не знает что сказать. Мысленно только надеялся на этого мужчину, что он сможет подсказать.

+1

5

Дэвид ухмыляется, когда у новичка, словно крылья появляются - он даже плечи расправляет сильнее. Симпатичный, но совершенно не уверенный в себе. Явный нижний, в крайнем случае - универсал,  а может просто забежал посмотреть что тут происходит. Впрочем, в такой клуб сложно попасть просто  с улицы  - нужны рекомендации, членская карточка, испытательный срок - слишком уж властные люди здесь бывают, те, кого легко узнать даже в маске. Как тот блондин в фиолетовом костюме, что слишком громко сейчас смеется пока ему отсасывает парень в серой маске - рукав его пиджака задрался, демонстрируя эксклюзивные часы - по ним легко узнать известного актера, который уже много лет успешно  в амплуа сексуального мачо,женат на известной и также очень сексуальной актрисе, и заделал ей кучу детей. Но это не мешает ему свободной от бокала рукой, сильнее прижимать губы своего партнера к своему паху. Тут не принято скрывать свои наклонности, и никого не волнует твоя интимность.
- Новичок... - Он смотрит внимательно на своего собеседника, и совершенно беспардонно берет его за подбородок, и словно раба заставляя поворачивать голову, и осматривая, только что зубы не проверяя, и одновременно заставляя подойти ближе.  - И имя у тебя есть, новенький, или ты за ним и пришел? - Кажется на сегодня Дэвид нашел свою жертву. Игра конечна забавна, но позволить Имсу смотреть на себя сверху вниз, он конечно не позволит, а потому, отставляя бокал, поднимается, оказываясь сразу явно выше, и с силой берет Имса за скулу, заставляя сильно поднять голову. Мгновение спустя его губы уже касаются уха Фитцджеральда. - Идешь за мной. Молча. Не поднимая головы. Пиджак оставь здесь. - Разворачивается и не оглядываясь направляется в сторону одной из дверей, следуя по длинному коридору. Выбор есть всегда, вопрос в том, как его сделать.

+1

6

Имс прекратил скрывать свою ориентацию уже давно, не меньше пяти лет прошло, как он не прячется от общественности, а сестре уж признался чуть ли не в самом начале. У женщин, которые общались с Фитцем и не знали, что он любит мужчин, складывалось впечатление, что это сильный, уверенный мужчина, который будет верной опорой для девушки рядом. И только его же пол мог разглядеть в уверенном бизнесмене податливого в постели. А Фитцжеральд находил в этом даже определенный кайф, когда не ты решаешь и приказываешь, а тебе. Сначала он стеснялся этого, стеснялся вставать на колени перед своим бывшим, а потом вошел во вкус и даже провоцировал Стиви, чтобы он поставил его на место. Собственно, мужчина сразу понял что к чему и на каком месте находится галерист, Имс был уверен в этом.
Дэвид взял Фитца за подбородок и стал его крутить его голову, он был вынужден подойти ближе. Интересно, меня можно узнать только по кудрявым волосам? Хотя, плевать, ясно ведь, что никто ничего не расскажет. Явно что людисюда не за этим пришли. Затем последовал вопрос, который заставил Фитцжеральда впасть в ступор. Имя?
-Мое имя осталось вне стен этого заведение. Как и все остальные, - спокойно ответил он. Он с Россом был одного роста, как с Галлахером в свое время, но ведь Фитц дрессированный раньше был, это сейчас от рук отбился, но что-то было выработано до автоматизма. Он не потерял осанку, но визуально стал чуть ниже, нельзя смотреть на одном уровне. Я все прекрасно помню. Мужчина склонился у уху галериста и быстро приказал идти за ним. Имс только кивнул в ответ, быстро расстегнул пуговицу пиджака, кинул его на диван, в котором ранее сидел Дэвид и направился за ним, как и было велено, не поднимая головы. Только боковым зрением и по полу следил куда он идет. Хотя, зачем? Все равно ничего не знает, скорее всего, ничего не запомнит.
В данный момент Имс даже немного стеснялся. У него всегда была такая реакция - его сначала раскачать нужно, а когда он войдет во вкус...

0

7

Дэвид ухмыляется. Действительно новичок, те, кто просто играют в новеньких, обычно на такое не ловятся - Дэвиду не нужно настоящее имя того, кого он выбрал своей жертвой, но  обращаться все равно нужно, а потому каждый выбирает, или - если захочет, получает в клубе свое имя. Его знали как Дика - за глаза, называли Хлыстом, за любовь  к стегательным орудиям и вспомогательным игрушкам - в принципе в клубе было не так много людей, и постоянные завсегдатаи друг о друге знали то, что не выходило за рамки клуба. Его совершенно не интересует, кто его сегодняшний партнер там, за территорией частного клуба - здесь он его, раз уж так решил он сам.
Изначально, выбранная Дэвидом комната казалась пустой - пара стульев без подлокотников, простой диван, высокий шкаф и полное отсутствие окон в приглушенном свете. С насмешкой и резко перехватывает Имса возле двери, закрывая ее, и вцепляясь пальцами в волосы, заставляет поднять лицо к тусклому свету - наверху расположена система зеркал, не ровная, дающая искажение, но вполне позволяющее рассмотреть происходящее внизу.
- Будешь - Локи... - Злая ухмылка на губах. Дэвид может  позволить себе тонкую издевку. - Захочешь стоп - назовешь его. - На короткое мгновение он выпадает из своего образа и почти сразу же жестоко и с размахом ставит Имса на колени, продолжая держать за волосы, расстегивает ремень на своих брюках, достаточно сильно попадая пряжкой по своему партнеру. Эрекция уже проявляется, но еще слабо.
- Разогревай... - Почти утыкая Локи лицом в свою ширинку.

+1

8

Имс почти сразу хватают за волосы, когда он он входит в комнату, он закидывает голову назад, глядя в этот корявый зеркальный потолок, который бьет по эстетическому вкусу. Кто так делает? Что за оформление? Так, стоп, о чем я вообще думаю? Действительно, совершенно не о том, потому что его держат сейчас так, как он давно хотел, с ним будут делать то о чем он мечтал и что снилось даже. В жизни была только одна работа, даже времени на себя и не было.
Стоп слово... Он на долю секунды задумался, пока вставал на колени. У Стиви для него не было никакого стоп-слова. Поэтому Имса порой просто терзали, хотя, он прекрасно терпел все и вообще имел высокий болевой порог. Да и он спокойно отдавался в руки бывшему, полностью доверяя ему. Ну, поставит лишние синяки - не страшно. Потом сам же и поухаживает. Тем более, Фитцу всегда нравилась эта грань любовника - между нежностью и животной жестокостью.
Сегодняшний партнер тоже был довольно груб, чувствовалась его сила, это определенно нравилось Имсу. Он довольно сильно заехал пряжкой по галеристу, от чего тот только слегка поморщился, но не издал ни единого звука.
Затем его уткнули в ширинку и Фитцжеральд зубами потянул молнию вниз, расстегивая брюки Дэвида. Затем быстро расстегнул пуговицу, стянул брюки с бельем и обхватил ладонью член у основания, провел языком снизу вверх и остановился у головке, обводя ее кончиком, а потом обхватывая губами.
Вот Имс и начинал расходиться, вот когда все лишние мысли медленно исчезали и когда зеркальный потолок уже не казался такой большой проблемой.
Фитц сжал губами головку, а потом стал медленно опускать голову ниже, лаская его языком. Имс ловил себя на мысли теперь, что ему все это нравится. Нравится, что его держат за волосы и если он сейчас дернется, то поставят на место. Он давно понимал, что распустился, что давно никто его вот так не ставил на колени. А что, было бы интересно дернутся, спровоцировать.

+2

9

Дэвид на мгновение потерял контроль, удерживая не слишком мужественный стон  в губах. Это было бы слишком легко для его нынешней жертвы, вывести своего мучителя из строя быстро. Он сильнее сжимает волосы, и направляет голову Имса, буквально трахая того в рот, недолго.  Это доставляет лишь уголок удовольствия, хотя чувствуется, что Локи сосет умело и старательно, и явно имеет опыт в таких делах. Дэвид замахивается, и влепляет пощечину, заставляя мужчину с членом в губах смотреть на себя снизу вверх. Чувствует сильное желание причинить боль, принудить  к тому, что  не понравится его партнеру, или наоборот - слишком сильно его заведет.  Еще несколько движений губами по стволу и Локи отстраняют за волосы с силой. Теперь эрегированный орган перед его лицом, но не достаточно близко, что бы снова взять ртом.
Власть - это слово всегда завораживало Дэвида! После Афганистана он видел в каждом человеке жертву для психологического и физического подчинения.Конечно же, это не могло не отразиться на моих сексуальных предпочтениях.
В своих сексуальных фантазиях парил дух властного подчинения партнёра в постели, это его нереально заводило и после нескольких неудачных попыток найти воплощение этих фантазий в сексе с девушкой, он решил попробовать секс с парнем. Росса влекло к принятию подобного решения то, что парни менее закомплексованные, доходчивые и быстро понимают, чего от них хотят, и, соответственно, быстро соглашаются или отказываются – это облегчает положение. Так появился в его жизни этот клуб и такие как "Локи" - те, кому подчинение в сладость.
- Что смотришь? Раздевайся! Не вздумай вставать  с колен или двигаться в стороны. - И это  уже его проблема, как он будет снимать брюки, стоя на коленях, и не сдвигаясь в сторону, потому что  за любое постороннее действие ему будет отмеряно наказание. Росса раздражает то, что его нижний осмелился смотреть на него, даже несмотря на то, что он сам поднял ему голову, и за такую наглость стоило наказать. Дэвид отворачивается, и берет кнут, лежащий на спинке кресла, чуть растягивает кнутовище, проверяя на прочность и хлесткость и удовлетворенно опускает его, наблюдая в пол глаза за процессом раздевания жертвы. И оттого его первый удар кажется почти незаметным - только легкий щелчок и присвист, когда первая красная полоса ложится на торс Имса. - Я сказал не двигаться, сука!

Отредактировано David Ross (2013-08-03 23:20:44)

+1

10

Стон, который издал Дэвид подсказал Имсу, что он делает все правильно. Ну, относительно правильно, по-крайней мере, реакция пошла сразу: стон, член быстро напрягся, а волосы сжали сильнее. Что-то будет. Сейчас проблема Фитца заключалась в том, что он каждое движение сегодняшнего Верхнего, каждое его последующее слове или удар, пытался сравнить со своим экс-бойфрендом. Хотя, это не удивительно. Столько прожить вместе и натерпеться от него, стать выдрессированным. С другой же стороны, Имс был готов к резким и неожиданным, например, пощечинам, которая только что обожгла его щеку. Он тихо зашипел и поморщился. Его вновь за волосы отстраняют от члена, а он понимает, что не нужно никуда тянуться - не было разрешения. Хоть Фитцжеральд и любил провоцировать в чем бы то ни было людей, в том числе и любовников на какие-то грубые действия, но сейчас он пока решил этого не делать, так как совершенно не знает реакцию Росса. Всякое может быть, а покалеченным отсюда уходить совершенно не хотелось бы.
Допустил ошибку. Действительно, не большую, но такую, какая могла бы потом отразиться на теле галериста. Он позволил себе взглянуть в глаза Верхнему, хоть ненадолго, быстро, но факт такой был. Но пока последовал только приказ, да еще и мало исполнимый. В голове пронеслась извечная фраза Галлахера "не мои проблемы" и Имс даже ничего не вякнул в ответ. В данным момент это его проблемы и он готов понести наказание, особенно, если они доставят удовольствие.
Боковым зрением Фитц видит, что Дэвид взял кнут и на одну долю секунды вспомнил, как ему нравилось просто смотреть на Стивена, который держал стэк. Хотя тут, тоже красивый мужчина, да еще и с кнутом. Из-за своих раздумий, на моменте, когда Имс начал пытаться стягивать с себя брюки, он пошатнулся и хвост кнута не заставил долго себя ждать. Мужчина только поморщился и поджал губы, снова выпрямляясь и стараясь продолжить избавление себя от брюк. Это было сложно, довольно медленно, но в итоге Имс стоял уже голый на коленях перед Россом, опустив голову и смотря в пол. Чуял он, что в ближайшее время его спина будет уже гореть. Предвкушал.

+1

11

Дэвид приподнял бровь - после удара Локи справился достаточно быстро  со своей одеждой, и теперь стоял наклонив голову и ожидая приказа.  Сам военный не торопился ничего говорить, постукивая кончиком кнута по бедру. Нужно было не переусердствовать - все же его жертва была новым членом клуба, и надо сказать очень крепким членом, который постепенно набирал силу на глазах, заставляя и орган самого Дэвида стоять почти параллельно полу.
Кнут взмвает в воздух оставляя сразу три подряд полосы на теле мужчины, а затем, его снова хватают за волосы, заставляя поднять голову и словно ища причину за которую его можно еще наказать.
- Ты знаешь за что наказан? - Тяжелое кнутовище наотмашь бьет его по плечу - оставлять синяки и царапины на лице - некомильфо. Пальцы сжимают челюсти Имса, и отрывают ему рот, что бы вставить кнутовище почти до горла. - Соси! - Приказ сопровождается очередной пощечиной. Чувствуется, что мужчина сдерживает силу, что бы не повредить своего сегодняшнего нижнего. Кнутовище, которое явно шире члена, начинает ходить   его рту, заставляя шире открывать его, едва не разрывая губы, когда его буквально трахают деревом в кожаной обмотке. Действо длиться не долго, но достаточно размоченный кнут разворачивается, буквально вырываясь изо рта Локи.
- Спиной, сука, и приготовь себя, и по-шире раздвинь руками. - Дэвид не торопясь поддрачивает свой член, пока галерист разворачивается, и наклоняясь раздвигает свои ягодицы.
- Хочешь попросить пощады? Или скажешь сколько раз? - Кнут расодится над головой, и резко ложится между раздвинутыми ягодицами. - Не вздумай кричать. - Удары ложатся один за другим, казалось бы чудом не превращая нежную кожу в один воспаленный рубец. На самом деле сказывался опыт и умение причинить боль, не калеча.

+1

12

Стивен часто бил Имса, поэтому такой хрупкий на первый взгляд мужчина, вполне неплохо выдерживал все истязания. Он прекрасно терпел боль - даже не потому что раньше ее было много, а в принципе хорошо умеет терпеть, да и в период ломок много чего пережил. Взгляд Фитцжеральда очень аккуратно и незаметно скользил по телу Верхнего, не выше пояса, останавливался на члене, чтобы отметить его реакцию. Он уже полностью возбудился. Это значило ни что иное, как то, что мужчина доволен сегодняшней жертвой. Значит, галериста не подводит научка предыдущих лет.
Послышался свист кнута, а потом три подряд удара, которые заставили Имса выгнуться и только зажмуриться, задержав дыхание. Затем его схватили за волосы, поднимая голову, а взгляд он вновь опустил вниз.
-Знаю, - тихо выдохнул Фитц, тут же прикусывая язык, понимая, что может быть, неправильно ответил. Скорее всего. Он даже при Галлахере не контролировал свой длинный язык, что уж говорить про сейчас? Дэвид надавил на челюсть и мужчина был просто вынужден открыть рот, а потом чувствует, что ему буквально пихают ручку кнута, до самого горла, от чего он закашлевается. Это очень непривычно и резко. Щеку обжигает очередная пощечина, а в голове вспыхивает очередное воспоминание о любви бывшего любовника к пощечинам.
Кнутовище начинает ходить во рту, Имс старается открыть его еще шире, но челюсть очень болит, он жмурится и давиться, у него не получается что-то, но нельзя сдаваться совершенно, этого галерист не любит, поэтому старается изо всех сил. Благо, все быстро закончилось, и он тихо, с облегчением выдохнул. Но Верхний доволен, он с удовольствием ласкает себя и отдает очередной приказ, который Фитц посмешил выполнить: развернулся спиной к нему, плечами уперся в пол, ноги развел пошире и руками раздвинул ягодицы. Конечно же нельзя кричать, кто бы сомневался. Я и не собирался. Имс с трудом выдержал, чтобы не сказать это в слух, но схлопотал бы лишнее наказание.
-А можно выбрать сколько? - тихо поинтересовался он в промежуток между ударами, стараясь восстановить дыхание. Ну вот как можно выбрать? Он может сказать и всего лишь десять раз. Откуда он знает сколько?

+2

13

Дэвид ловит себя на том, что как-то слишком добр сегодня к тому, кто отдался в его руки - то, что  его боятся, он знал, и понимал, что рано или поздно придется покинуть клуб, просто потому что никто не рискнет прийти в его руки. Это было вполне логично и закономерно, и он был готов к этому, понимая. что не может отказаться от свои привычек.
Кнут снова описал круг и оставил длинную полосу и на руках держащих ягодицы и на открытом анусе, и частично на спине Имса. Дэвид приподнял бровь, когда его нижний таки подал голос, Росс был уже уверен, что тот побоится лишний раз заикнуться. Но видимо еще не настолько он его запугал или забил. Кнут с жадностью вырисовал на его теле еще одну полосу, сладострастно обняв за плечи и шею.
- Разрешаю. - Дэвид ухмыляется. То, что будет дальше, явно может оказаться для его "Локи" слишком сложным,  а потому решает дать ему небольшое послабление. Пока Имс решает сколько же ему будет не мало и не много, Дэвид перевешивает кнут через руку, и подходя к полке, выбирает новую игрушку. В его руках пока только анальная пробка, не слишком большая, но с секретом. Наконец звучит неуверенный голос галериста, и Дэвид вновь разматывает кнут, бросая к лицу жертвы пробку, которая будет бить его током, всякий раз когда от боли будут сокращаться мышцы ануса. - Вставляй и считай.

0

14

Имс много чего считал, людей, картины, деньги в конце концов, но вот наносимые ему удары, он давно не считал. Сейчас перед ним стоял сложный выбор - назвать число. А как его вычислить, чтобы для себя было не слишком много, а для Дэвида показалось не слишком мало. Он прекрасно помнил, что с определенной легкостью выносил сильные удары Галлахера, их обычно было десять. Значит, тут можно чуть больше.
-Пятнадцать, - вполне достаточно, учитывая, что к концу, обычно, удары становятся все сильнее и сильнее. А Имс чувствовал, что этот Верхний, только расходится и что ждать от него - неизвестно. Вдруг сейчас с самого начала начнет лупить со всей силы? Тут перед глазами упала, какая-то пробка. Скорее всего, что-то в ней не так, иначе ее бы не дали сейчас. В любом случае, нужно повиноваться.
-Вот так просто, в сухую? - пробормотал Фитц, немного приподнимаясь с пола и беря одной рукой пробку. Видимо, выбора особого нет и придется делать, так как есть. Или, получить наказание? Что поделать? Галерист все таки плюет на пробку, быстро смачивая ее и вставляет в себя, с некоторым затруднением. После этого вновь упирается плечами, а в голове все-таки крутится вопрос - что же с этой пробкой не так? Что ему сейчас ждать от Дэвида помимо пятнадцати, а может уже и больше, ударов?
Дыхание чуть нервно сбивается, он прикрывает глаза в ожидании, но не дает своему телу напрягаться.

+1

15

Резкий и хлесткий удар приходится практически вдоль всего тела, вспухая яркой красной полосой с алыми краями - выдавая человека, владеющего кнутом не только, как орудием наслаждения, о и как оружием, приносящим смерть. И снова понятно, что все же это еще не вся сила.
- Тебе никто не разрешал смачивать! - Специально или нет ошибается нижний, верхнему плевать. Хороший раб угадывает желания, плохой - лишь механически исполняет их. И Дэвиду совершенно не нравилось, что его нынешний нижний проявляет чересчур много инициативы, смягчая для себя наказание. Росс сменил место расположение, и поднял кнут. - Получишь двадцать, и еще пять просишь сам... - Унижение это не только боль физическая, но и моральная, и униженный раб  - вдвойне возбуждающе.  - И так, что бы я тебе это дал. - Не сдерживаясь, Дэвид делает шаг вперед и носком туфли буквально впихивает пробку в тело Имса, заставляя покачнутся, и отпустить руки на мгновение. Кнут ложится четко вдоль наклоненного тела, заставляя Локи вздрогнуть не столько от удара, который почти не оставил следа, сколько от разряда тока, который бьет его несколько раз - столько, сколько сокращаются от боли его  мысли.
- Почему не считаешь, тварь? Не слышу! Где благодарность?! - Еще один пинок носком туфли, на этот раз  в бедро, резко  и достаточно сильно.

+1

16

Фитц чувствует не удар, на этот раз, а боль от него, которая расползается по всему телу, по всей спине. Он на секунду задумывается, что придется взять пару отгулов, а то не сможет ходить на встречи, ибо сидеть, с его абсолютно ровной осанкой, будет просто невозможно.
Знал же, что накажут, черт. Вот всегда сначала решает в пользу себя или очередного "да", а нужно было выбирать отрицательный вариант. Количество ударов было предсказуемо увеличено, сила Верхнего рассчитана не очень правильно, но даже при таком раскладе, Имс чувствовал возбуждение и приятную, отступающую боль после ударов, которая немного жгла, доставляя приятное тепло.
Пробка была пропихнута полностью не особо ласковым движением ноги Дэвида. Ну а что было можно еще от него ожидать? Фитц не удивлен, ему нравится. Правда, он чуть не теряет равновесие, но тут же встает в свою исходную позу. И вот в этот момент раскрывается секрет пробки. От удара Имс немного напрягается и чувствует разряд тока внутри себя. От неожиданности он не издал звука, ни единого, даже не сосчитал удар, чем повлек негодование Верхнего.
-Простите, - пролепетал в ответ галерист и когда Росс пихнул его в бедро покачнулся, но успел выставить руку в бок, только от этого не распластался на полу, а пробка вновь дала о себе знать. Мужчина поморщился, медленно встал в свою позу.
-Один, - на этот раз голос звучал твердо и уверенно, давая понять, что он готов, что он терпит и не сдается даже после такого.

+1

17

Унижение - это игра. Жестокая, кровавая, но все-таки игра.  И правила ее просты - дать наслаждение, не причинив реальный вред.  Кнут снова взвивается над спиной Импа, и опускается, лаская даже его живот жестким кончиком - удар достаточно сильный, но спокойный - без желания уничтожить, и перекрещиваясь  с рубцом на спине, превращается в странную фигуру. Дэвид не вслушивается в счет своей жертвы. Возбуждение гулко стучит  в ушах, и кровь приливает к единственному активному сейчас органу. Дрочки уже не хватает.
- Три...
Кнут опускается, и Дэвид не спеша обходит Локи. Берет за волосы, и заставляет поднять голову, но не встречая взгляда только сильнее злиться. Буквально заламывая парня, заставляет его приподняться, все в той же позе оттопыренного зада, который бьет током уже почти без перерыва. Мимолетно думает, что не мешало бы увеличить силу тока - но награждать раба не за что, как и наказывать. Перед лицом Имса снова оказывается член, и буквально впихивается в его рот. - Держи себя, тварь! - Жестко звучит голос, когда Имс пытается поймать равновесие. - Соси хорошо... и не забывай считать. - И плевать ему на то, что весь рот галериста занят его членом, загнанным в глотку почти по самые яйца. Кнут снова опускается на спину Имса, оставляя неприятный алый след, и ложась острым кончиком в развдинутые ягодицы. - Работай,  соска! - Дэвид добавляет пощечину, и снова хватает Имса за волосы, буквально насаживая его рот на свой член.

+1

18

Каждое движение отдавалось разрядом тока, а не двигаться никак не получалось. Хоть и терпел удары кнута, но только не издавал звуки, все рано тело напрягалось, все равно он старался держать равновесие и только выдавливал из себя счет, который только начинался, а впереди было... ооо, впереди было очень и очень много, а спина уже горела и чувствовались рубцы.
Кнут снова опускается, стегает по животу, который Имс втягивает, от чего ребра выступают еще сильнее, он судорожно выдыхает.
-Четыре, - после чего Дэвид хватает его за волосы, поднимая голову и настолько выгибая его, что мужчина чуть не теряет равновесие. Он не поднимает взгляд, чтобы не встречаться глазами, он все так же смотрит в пол или на член перед своими губами. А тем временем по телу проходит не только разряд тока, но и легкая дрожь возбуждения от этого властного голоса. Считать и сосать одновременно? Не мои проблемы. Не проблемы Росса, проблемы Фитца и он постарается все выполнить, только нужно поймать темп. Он принимает член ровно так, как мужчина загоняет его - по самое горло и в тот момент, когда он снова выходит, кнут соприкасается со спиной, затем до ягодиц, Имс выдавливает из себя:
-Пять, - после чего снова принимает член, напрягаясь, чтобы удержать равновесие. Из-за очередного разряда, он немного пошатнулся, но устоял. К току он уже даже почти привык, но расслабиться у него никак не получалось. Уж попробуйте в таком положении расслабиться.

0

19

Хлыст хмурится, ему не нравится, что его соска нашел возможность и считать и сосать, но торопиться - это значит лишить себя удовольствия, потому что на Имсе он может опробовать еще многое. А пока равномерные удары под счет раба, и яростный трах его раскрытого  и покорного рта между счетом. Слишком скучно для Дэвида - даже уже вздрагивающий от шоковой терапии нижний, становится скучным, хотя сосет он хорошо  и ровно, старательно, опыт чувствуется, даже в том, что он способен принять стоящий член на всю глубину, и не отворачивается, не пытается освободится.
Волна наслаждения проходит по телу Дэвида, когда кнут в очередной раз попадет в паховую зону Имса, вызывая у  жертвы неконтролируемое движение чуть вперед, зубы чуть смыкаются царапая нежную кожицу у основания члена. Росс вздрагивает, и на мгновение замирает, ярость застит глаза смешиваясь  с диким желанием вы**бать свою жертву, жестоко и без смазки.  Имс старательно работает над членом и на двенадцатом ударе, и на шестнадцатом, все еще удерживая равновесие, и уже даже подмахивая бедрами на каждый удар кнута и тока. Дэвид резко снимает его с члена на двадцатом ударе и отвешивает пару крепких оплеух - эрекция у него настолько сильная, что кажется, можно сейчас повесить на член самого галериста, и орган выдержит такой вес.
- Разворачивайся, тварь. - В зубы Имсу вставляется кнутовище. - Доставай, почисть, и становись на колени. - Дэвид внешне спокоен, но по голосу слышно, что ярость  в нем буквально сварилась  в дикий коктейль из желания и злости. На соски Имса одеваются металлические прищепки, с небольшими грузиками,  - Тебе никто не разрешал возбуждаться! - Брезгливый тон позволения, обманчиво сладкий, скрывающий наказание за сладкими ощущениями. Ремень, не понятно как появившийся в руках Дэвида охаживает ударом стоящий член галериста. - Цепляй! - Ему кидаю связку цепочек, которые как кандалы, крепятся на шее, талии и... члене нижнего. - Не слышу благодарности, чмо! - Резкий удар ремня приходится по груди, и следом сразу же наносится другой - и снова по члену галериста.

+1

20

Всего очень много. Движений, ощущений, смеси ощущения, а так же исполнения желания, которое Имс лелеял уже давно. Его рот трахают сильно, размашисто, но придерживаясь определенного темпа, что, конечно же, очень удобно для галерисат - он так может считать. Уже ближе к двадцатым ударам он тихонько застонал, потому что, казалось, что на спине не осталось живого места, все болело и жутко ныло. И вот, от очередного удара, который приходится и по спине и по ягодицам, даже ниже, как-то случайно получилось, что Фитц плотнее стиснул зубы, царапая член Дэвида. Я попал... Вот теперь даже сердце как-то ёкнуло. На самом деле, мужчина был готов вытерпеть все. Уже ведь известно, что когда он расходится, то его только нужно попытаться остановить. Он готов на любые безумия, он готов провоцировать Верхнего на всякие поступки только потому что ему интересно. И не страшно. Больно - да, но это последствия. А с болью у Имса свои отношения.
После двадцатого галеристу отвешивают пару хороших пощечин. Он уверен, что щека покраснела, в этот момент во рту член сменяется кнутовищем и выдается насколько команд. Доставай.Что доставать? Кнутовище или пробку? В итоге он достает пробку, затем чувствует сначала прохладу металла на сосках, а потом как эти прищепки сжимаются, да еще и оттягивают вниз. Он только слегка поморщился. А вот когда Фитцжеральд почувствовал удар ремня "мать его откуда он взялся?!" по своему члену, тут он уже не вынес и тихо заскулил, но тут же закусил губу, стараясь сдерживать себя. В руки берет цепи, которые тут же надевает на себя так, как требуется. Очередной удар, по груди, Имс шипит на выдохе, снова вдыхает и задерживает дыхание, будто поглощая эту боль, распределяя ее.
-Извините... Спасибо, за прищепки, за цепи. Большое спасибо, Господин, - Господин, Хозяин, как его правильно называть?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Do not disturb