Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Все было прекрасно и ничуть не больно


Все было прекрасно и ничуть не больно

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Матильда "Джонни" Грэм и Алекс Говард.
Дата и место: 2 июня 2013 года, ресторан с каким-нибудь сравнительно громким именем.
Либретто: человек, который любит женщин и вкладывает деньги, рано или поздно начинает вкладывать деньги в женщин.

+1

2

Ему всегда нравился этот ресторан. Приятная обстановка, отделка тканью, доминирующий бордовый цвет и освещение, достаточно яркое, чтобы атмосфера вечера не казалась неуместно интимной. В зале находится много человек, все столики заняты, но располагаются на внушительном друг от друга расстоянии, а посетители разговаривают негромко и спокойно. Их голоса и те звуки, с которыми приборы касаются тарелок и в бокалы льется вино, смешиваются в приятный ненавязчивый фоновый шум, скорее поддерживающий общий уют, нежели разрушающий его. Статус заведения целиком оправдан, его роскошь не бросается в глаза тяжеловесным золотом, мрамором или искусственно подобострастным персоналом, но, тем не менее, своеобразный стиль чувствуется повсеместно. А что еще ценить карлику-миллиардеру, если не оригинальность вкуса?
Алекс не смущается просить стул повыше и небольшую подставку для ног, позволяющую легко и быстро на него забраться. Те времена, когда он предпочитал подражать не страдающим недостатком роста собеседникам, давно прошли: и если когда-то Говард скорее удавился бы, нежели признал, что сидя на обычном стуле с трудом дотягивается до стола, то теперь... смешон не тот, кто спокойно признает собственную неполноценность. Смешон лишь тот, кто пыжится, стараясь всячески ее отринуть и замаскировать. Нечто подобное каждый день можно увидеть в нервных и оштукатуренных лицах женщин, готовых хоть на ванны младенческой крови по вторникам, лишь бы убавить ненавистные возрастные изменения. Результат печален и ясен всем.
Встреча назначена на четыре часа, он приходит на десять минут раньше и вежливо общается с официанткой, которая рекомендует вино. Как истинный ценитель кальвадоса и прочего крепкого алкоголя, в винах Алекс разбирается не так, чтобы профессионально, поэтому предпочитает спросить совета, а выслушав, обещает позже сделать заказ - если спутница поддержит идею выпить. В ожидании Матильды он просматривает меню, хотя, в общем-то, уже примерно знает, что выберет, и отвечает на телефонный звонок, скрашивая ожидание непринужденной болтовней с дочерью. Элоиза, с самого начала установившая на удивление теплые и доверительные отношения с отцом, радостно щебечет что-то об одноклассниках и планируемой поездке с ними за город. Он соглашается, верный политике "ограничивай, но не запрещай" (особенно, когда дело касается своенравных подростков), и записывает номера нескольких ее друзей. Просто на всякий случай. Без двух минут четыре Алекс прощается и кладет трубку; ему почему-то кажется, что эта рыжеволосая пиранья от шоу-бизнеса, фотографии которой легко можно найти в Google, а краткую биографию - и на собственных сайтах Говарда, - не станет сильно опаздывать.

+1

3

look-like

длинненькое-которое)))
http://onabbotkinney.com/wp-content/uploads/2012/09/abbot-kinney-9546-2.jpg

А как на него смотреть? А смотреть ли вообще, или пялиться в тарелку? Не покажется ли демонстративное не_разглядывание - оскорбительным, мол, ей неприятен его внешний вид? А если смотреть - всегда можно сказать, что она таращится. О Боже, какой мужчина, какая дилемма: Мэтт уже в сотый раз просматривает все листы из папки, подготовленные кем-то из менеджеров лейбла. Набор фактов об Алексе Говарде. Вроде не ущербный дядечка, а послужной список (мы про дам и не_дам) и фото-улики от папарацци составляют портрет всего такого устроенного в жизни и ею довольного индивидуума. Джонни прекращает моральные метания, и вызывает машину. До встречи еще часа полтора - можно прошвырнуться по местному моллу, изучить карту города (непонятно, зачем) и раз двадцать поотвечать на телефонные просьбы "а можно, мы в гороооод, ну Матииильда" сугубо отрицательно. Она такой не была (интонации старушки-на-лавочке), или.. все-таки была? Мысленно прося прощения у Дакоты, натерпевшейся в свое время с рыжей звездочкой, Мэтт покупает пару каких-то сувениров, лишь бы чем-то себя занять, и с облегчением садится в машину, называя адрес ресторана, когда стрелка часов оставляет ей минут двадцать до назначенного суаре со спонсором. Умелый водитель объезжает пробки, и Грэм не опаздывает (без "даже" - давно искоренила в себе эту дурацкую особенность), покидая кадиллак эскалэйд за три минуты до "времени Че". "Метр", уже оповещенный о том, кого ждут и за каким столом, приветствует девушку, и проводит к нужному столу, исчезая моментально.
Рыжая улыбается, транслируя во Вселенную и Вечность умеренный и соответствующий рангу встречи заряд позитива и радости. Протягивает руку, и чуть наклоняет голову, здороваясь: - Мистер Говард, рада знакомству воочию.
Ей отодвигают стул, клатч ложится поодаль от тарелки и бокалов. Этикет, вбитый статусом. Телефон на беззвучном режиме, и она не будет проверять его до конца обеда; если только отлучится попудрить носик. Что, в принципе, бесполезное занятие, с её то веснушками.

Отредактировано Matilda Graham (2013-07-09 03:20:53)

+1

4

Она действительно заходит в зал минута в минуту, и Говард одобрительно кивает, заметив Матильду. Юная девушка, она лишь на пару лет старше его собственной дочери, но внутреннюю разницу между ними невозможно не заметить: сегодняшняя дама его вечера держится спокойно, уверенно и... хм, он бы назвал это статью. Да, в миссис Грэм, определенно, есть стать взрослой женщины, которая твердо знает, что нравится мужчинам, и давно не считает эту мысль невероятным откровением.
- В жизни вы еще великолепнее, чем можно было подумать, исходя из фотоматериалов. Я по-доброму завидую вашему супругу,
- она протягивает руку так, что Алексу не приходится тянуться, но он, тем не менее, все равно ловко спускается со своего стула, оказавшись ростом ей по грудь, и учтиво склоняет голову для формального поцелуя. Карлику прощается многое, но джентльмену не пристало приветствовать приглашенную гостью сидя, а Говард, в первую очередь, считает себя именно им.
- О, не торопитесь отвечать мне встречной любезностью
, - стоит Матильде открыть рот, церемонно заявляет англичанин, и его искренняя улыбка сглаживает невольную резкость слов, - В разное время я слышал разное о своей внешности, - непринужденно поясняет Алекс, когда оба вновь усаживаются за столик, - но комплименты с достоинством принимать не научился до сих пор.
Разглядывать ее - действительно удовольствие, и тут, пожалуй, мужчина оказывается в приятном выигрыше, чего не скажешь о красавице, выбравшей, кстати, для вечернего туалета неожиданно мрачный наряд. Необычно и очень дерзко: яркий контраст длинных рыжих волос с черным платьем соответствует всем канонам образа Femme Fatale. Говарду нравится, как нравятся логично возникшие ассоциации с инквизицией позднего средневековья. Пожалуй, таких, как Матильда, и представляют, когда речь заходит о сожжении ведьм.
- Безумно эффектно, - интересно, она уже предупреждена о его привычке говорить все в лоб? Если нет, то выйдет сюрприз неизвестной степени приятности, - Многие мои... коллеги, и я в том числе, многое отдали, чтобы их представляла в свете такая спутница. Я начинаю понимать, что не прогадал, выбрав сотрудничество с вашим лейблом. Что будете пить, миссис Грэм? Мне порекомендовали розовое вино, название которого я уже давно забыл, но, по-моему, кампари в качестве аперитива будет уместнее,- позволяя ей ответить только на вопрос, не комментируя, при желании, остальное, внезапно интересуется Алекс.

Отредактировано Alex Howard (2013-07-09 04:10:31)

+1

5

Этой улыбке суждено надолго застыть на её губах: Мэтт приятно удивлена манерами Алекса. Ни капли не смущена, но каждое слово отзывается звучанием камертона. Всё в точку, даже упоминание про мужа: она кивает, как милостивая королева-регентша. Таки да, завидуйте, как завидуют многие - этому даже разворот в Бостон Глоуб посвящали. "Бостонские браки с разницей возрасте, Топ-Десять". Стоит упомянуть, кто был на первом месте?
- Вам ли не знать условия, в каких добываются большинство материалов фото-репортажей? - правый глаз, он щурится сам по себе, или это почти попытка подмигнуть? - Поэтому я предпочитаю живое общение... Или фотошоп, - оказывается, смотреть на него сверху вниз нисколько не смущает: рыжая подмечает, что ей комфортно, от и до. И слава Богу, потому что дурацкое звание "спонсор" обычно накладывает на людей отпечаток всевластия и отзвук барской ленцы в голосе. Нет, Говард знает цену не только себе, но и окружающему его антуражу. В том числе и Матильде Грэм.
Реплика застает её садящейся: - И в мыслях не было, - легким движением поправляет локон, выбившийся из творческого беспорядка ценой в пару сотен. - Я всегда была отвратительна в лести и вранье. Да и предпочитаю судить не по этикетке. И даже не по банковскому счету, - да, ее десяток миллионов - полная фигня, по сравнению с его миллиардами. Но это не повод расстилаться красной ковровой дорожкой под его почти-детскими ступнями. Кстати, интересно: кто шьет ему обувь? На заказ, понятное дело; но шьет ли Армани по таким лекалам? - Я даже своему отражению не всегда доверяю. Ну, когда отражаюсь в зеркале...
Зеленый камень кольца от Тиффани ловит луч света, взрываясь всполохом на безымянном пальце: она носит его поверх обручального. Воедино все воспоминания - коктейль долга и ужасающей любви, со щепоткой авантюры. Рука на щепотке, кстати, дрогнула. - Черносмородиновый ликер с содовой, - нет, спасибо, без розовых вин и кампари.

+1

6

Разумеется, Алекс знает все, что только может знать владелец крупных новостных порталов, который сотрудничает с десятками журналистов и поддерживает отличные отношения с папарацци, в том числе и бостонскими. Матильда Грэм, в прошлом, слишком известная личность, чтобы обойтись без внимания - и если в самом начале своего стремительного взлета она считалась обычной старлеткой, карьера которой еще неизвестно, как сложится по результатам музыкального конкурса, то скандал с замужеством... нечасто певицы выходят за своих отцов. Ах, простите, опекунов, но с изящной подачи прессы (и Говарда в том числе) разницу все равно никто не увидел. Одна-единственная пресс-конференция, и обычная Майли Сайрус среди подростков вдруг становится известной на весь мир Бритни Спирс, если будет угодно такое сравнение. И кто-то потом еще станет утверждать, что удачное замужество - не главное в жизни любой женщины? Какой вздор, право слово.
- И этим вы невероятно отличаетесь от всех без исключения людей, которые меня окружают,
- спокойно сообщает англичанин, вновь коротко улыбнувшись, и его улыбка переходит в довольный смех, стоит Матильде небрежно пошутить. Вести беседу с представителем британской аристократии, миллиардером, да еще и уродцем - занятие, подвластное не каждому, несмотря на исключительно свойскую манеру общения, свойственную Алексу. У миссис Грэм это получается так же легко, словно они - соседи по лестничной клетке, столкнувшиеся случайно во дворе за выгулом собак. Ну просто бриллиант, а не женщина; Говард вновь задумывается над тем, что было бы чудесно обрести похожий экземпляр в коллекции. Нимфы из эскорта, безусловно, чертовски хороши собой, вот только иногда хочется, чтобы спутница по правую руку могла не только вовремя улыбаться, но и поддерживала разговор.
- У вас еще и чувство юмора что надо... Матильда - ничего, что я по имени? - то, что вы оставили сцену ради работы на лейбл, преступление против поклонников. Вы никогда не задумывались, скажем, вести собственное шоу?
- цепко интересуется Алекс, попутно вновь изучая меню. Официантка, принимающая заказ, выслушивает сперва канадку, после чего переводит взгляд и на него, - Тот же ликер, что выбрала дама, и кролик по-провански, а к нему... нет, не розовое. Бутылку Шато ла Тур Бланш, - и да, он не разбирается в винах профессионально... что совсем не обязательно значит, будто Говард не разбирается в винах вообще. У любителей - свои забеги.

+1

7

Если в двадцать один ты не хочешь стать президентом и еще не сочинил текстовую составляющую своей платформы - что-то с тобой не так: так говаривала Челси. Мэтт не хотела становиться президентом - но воспитывала себя сама последних года два; жестко и бескомпромиссно. Образ старлетки должен медленно, но верно стираться из памяти людей. Она - успешная, талантливая, замужняя и еще и мать. Всё это - в двадцать один; приправлено жестким нравом, острым языком и прытким умом. Идеально - взболтать, но не смешивать.
- Даже ворона может быть неотразима в белом, если к месту, - реплика вникуда, и улыбка поверх папочки меню. Она заказывает медальоны из говядины, фирменный салат шеф-повара ("Доверимся хозяину кухни"), и лишь кивает на выбор вина: ничерта в них не понимала и не понимает.
- Я люблю свое имя, - как согласие и царственное разрешение пользоваться; пожалуй, он не из тех, кому можно позволять называть "Джонни" или "Мэтт". Не комильфо. А Матильда.. из его уст звучит очень и очень даже. - Я оставила сцену ради семьи и ребенка. А работа на лейбл... была удачным компромиссом со стороны моего продюсера, - жертвенность рыжей, какой канон, в самом деле. - От слова "шоу" набилась оскомина еще в компании с "бизнес", а после реалити "Голод", я еще и к своему виду на телеэкране стала относиться скептически, - телевидение накидывает пару килограммов, а для беременной в то время Мэтт это стало катастрофой и поводом для истерик. - Да и все мои разглагольствования хороши в компании адекватного собеседника. Рейтинги и обязательства не дадут развернуться и подбирать удачного партнера, увы...
Алекс Говард. Точно, она вспоминает таки, утоляя жажду "я же что-то помню", которой мучалась пару дней. Уильям Стерн - они друзья. Ну, насколько это возможно, и насколько раздувают таблоиды. Да, интересно, порой, сталкивает людей судьба. Если бы не Декстер и его экспроприация собственной жены, Алекс вполне мог завидовать Уильяму - именно Стерн почти три года тому назад готов был положить к ногам Матильды весь мир и вишенку. Был бы ЭмДжей сейчас наследником миллиардера, Майклом Джаспером Стерном-Грэм. Матильда задумывается лишь на долю секунды, а потом напоминает: - У нас с вами есть общие знакомые... - в глазах мелькнули призраки прошлого, - мистер Уильям Стерн... Он спонсировал шоу "Голод", в Бостоне.

+1

8

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Все было прекрасно и ничуть не больно