vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Quand j'ai le mal de toi


Quand j'ai le mal de toi

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Лукашик и Майки.
Место: территория за городом, не большая полянка, но начнётся всё в городе.
Время: два месяца назад, пущай будет 10 утра.
Время суток: день.
Погодные условия: не слишком жарко, но солнышко уже начинает припекать чуть-чуть, но синоптики усиленно предсказывают ливень. Кое-где бродят облачка по небу.
О флештайме: он просто захотел сделать ему приятно, просто захотел вывезти куда-то за пределы бетонных джунглей... просто забить целый день только для двоих и послать всё остальное гулять лесом, полем, городом, селом - куда угодно, чтобы только никто и ничто не мешало им.

+1

2

Жизнь текла в тихом, спокойном и умеренном темпе, как течет ручей в равнинной местности, перекатываясь по земле, забирая с собой со дна мелкие камешки, унося их куда-то вдаль… И дни проходили один за другим точно так же – таская за собой парня из стороны в сторону, не давая ему практически никакого постоянства и покоя. В принципе, он всегда жил в таком неразмеренном и беспорядочном ритме, но это порядком надоело. Хотелось отдохнуть, расслабиться, забыть обо всем. Правда, это не казалось Оливеру возможной вещью для реализации, поэтому оставалось где-то в глубине мозга парня, где хранятся заветные тайны и разные мечты. Он устал, устал от жизни. Это очень страшное чувство, тем более, если оно появляется у такого человека, как Эйвери. Когда жизнерадостный, веселый, позитивный и активный человек устает – он может надломиться, его внутренний стержень может искривить свою форму. А на какое-то время, его может не стать вообще – будет какая-то бесформенная масса, напоминающая тряпку, которая годится только для того, чтобы протирать пол на кухне, на который было пролито что-то очень маркое…
С одной стороны, у него сейчас не было никаких проблем, по крайней мере, явных, которые на что-либо оказывали астрономическое влияние. Со всеми отношениями у него был полный порядок – ни с кем из друзей никаких ссор, с Майклом – все просто великолепно, даже отец начал с ним разговаривать (давно пора, тем более, учитывая развод с Себастьяном в прошедшем году). Учеба – она находилась в состоянии сравнительного удовлетворения, свойственного умственным способностям девятнадцатилетнего парня. Но эта постоянно накапливающаяся усталость… она угнетала, заставляла мир терять краски. Пусть, не сразу – но постепенно, с каждым днем. Все становилось хуже, скучнее, депрессивнее, безысходнее.
И тут в этот «ручей» попал камень. В прямом и переносном, во всех смыслах. Его парень предложил вырваться из оков бетонных стен города – выбраться куда-то на природу. Эта идея показалось Оливеру вполне удачной, учитывая все происходящее с ним. К своему стыду, Лукас не делился своим состоянием ни с Джеймсом, ни с Цезарем, ни с Джейн, и даже Майклу ничего не сказал. Ему было стыдно признаться в том, что он устал. И даже не только в стыде тут дело, это было неправильно и неестественно, противоречиво самому его существованию на этой планете.
Поэтому, конечно же, Олли согласился на эту вылазку, даже не спрашивая, что побудило Скулла на это предложение. Может быть, он хотел что-то сделать приятное ради него, а может, заметил состояние своего возлюбленного, понял его и решил помочь? А может быть, все вместе? Сочетая помощь с оказанием приятного? Все было возможно, и, в принципе, Эйвери был готов к любому повороту. Это был бы великолепный шанс – уединиться со своим любимым человеком, вне города. Да ещё и на весь день! Разве это нельзя назвать счастьем? Ведь правда, когда любимый человек находится рядом с тобой – от одного только его присутствия все становится легче. И Оливер признавался себе, что при Майкле его «усталость» немного спадала. При нем он чувствовал себя более бодро, более радостно.
Он сидел у себя в комнате, в общаге, дожидаясь Майкла. Они жили вместе, с того самого момента, как начали встречаться. Скулл попросил у администрации университета, чтобы его перевели в комнату к Олли. Но сейчас он куда-то ушел, попросив дождаться его. Вероятно, ему надо было что-то сделать перед тем, как отправиться на этот, наверное, заслуженный, отдых.

+1

3

Хороший день у них сегодня. Хороший миг у них сейчас. Майкл встал очень рано. Так рано парень ещё никогда не вставал. Но ему нужно было уйти. Нужно было сделать кое-что очень важное, очень нужное. Не хотел, но разбудил своё счастье. Мягко поцеловал парня в висок и сказал, что нужно Скулл на время уйти, а потом они вместе отправятся в одно очень интересное место. Давно уже будущий программист готовил нечто подобное. Пусть кому-то это казалос банальным и скучным, а кто-то мог истекать слюнями зависти - все было мимо. Главное, чтобы Оливер это оценил. Всегда активный, всегда позитивный, жизнерадостный. Его так много, он везде. И Майкл этому несказанно рад. Никогда не пожелал бы, чтобы рядом был кто-то другой. Конечно между ними не всё ладно, но это решаемо, это все можно переступить и пойти дальше. Вместе. Главное слово, которым в последнее время жил студент - вместе. Вместе с ним. Иначе - смерть. Но в последнее время начал беспокоиться Скулл за своего парня. Что-то с ним было не так. Вроде бы всё как обычно, но сердце чувствовало. Сердце словно говорило, что нужно узнать, нужно спросить, нужно окутать его ещё большим потоком своей любви. Майки старался как мог - даже захотел научиться рисовать. Всё, что угодно, лишь бы избавиться от этого странного чувства, у которого может не быть почвы, доказательств.

Сел в машину, завёл мотор и унёсся в город. Благо занятий почти не было, а со всеми долгами по учёбе Майки разобрался очень быстро и без каких-либо проблем. Сначала заехал в любиму пекарню. Там продавались невероятно вкусные рулеты. Да и просто запах свежей выпечки - что может быть волшебней? Заказал несколько сдобных изделий и чтобы с разными начинками. Обещал вернуться где-то через час, а сам поехал в чайную, которую посоветовала одногруппница. По её словам, там можно было купить какой-то особенный сорт чая, от которого сносит голову. Купил какой-то. Совершенно в этом всём не разбирается, но купил. Потом ещё пару мест, куда заехал и опустошил свой кошелёк на весьма приличную сумму. Позвонил дворецкому и попросил всё устроить. Мужчина хоть и был в возрасте, но фору мог дать многим молодым. Джонс всегда был тем единственным, к кому из всей прислуги Майкл питал очень тёплые чувства. Фактически именно дворецкий заменил отца молодому человеку, как бы это не звучало. Прошло несколько часов с того момента, как Скулл отправился по делам. Всё это время его не покидали мысли об Оливере. Были они всякие разные, но по большей части волнительные. И объяснить это парень не мог совершенно. И даже не пытался себе объясняться. Сегодня ничего не хотелось спрашивать. Просто хотелось забрать любимого, украсть его у всех и провести целый день вдвоём. Это же так прекрасно, правда? Пропасть из мира на целые двадцать четыре часа. Выключить все средства связи и быть только друг для друга. Бетонные джунгли. Они годами давят на тебя, давят, давят. И необходимы моменты, в которые можно сбежать. И хорошо, что есть куда бежать. Наверняка об этом месте знали все. А может быть не знал и никто. Джонс говорил, что туда он ездил со своей Долорес, царство ей небесное.

- Дорогой, я дома!
Майки часто возвращался в их комнату с такими словами и широкой добродушной улыбкой на лице, что в обычой ситуации не увидел бы никто. Улыбался Скулл не часто. И никто не мог скзаать, почему. Даже сам парень никогда не ответит на этот вопрос. Не захочет? Не знает? Не важно. Поймал Оливера взглядом и хитро улыбнулся, пытаясь сохранить хоть грамм таинственности. Поцеловал его сначала в щеку, потом в губы и мягко обнял.

- Ты готов? Готов пропасть из мира на день?
Взял его за руку, после встал и не сильно потянул к себе, после чего оба пошли прочь из их маленькой хижины. Майкл усмехнулся мысленно, вспоминая, каких трудов ему стоило переехать сюда. Разные курсы, разные специальности - всё разное. Как на него смотрели, когда он просил. Просил? Да буквально умолял и угрожал. И это был тот единичный случай, когда Скулл решил прикрыться статусом своих родителей. Вот только Оливеру никогда об этом не говорил. Отмахнулся, мол, всё как-то сложилось по воле случая.

Не разжимая руки, они вышли из общежития. Машина уже ждала, уже стояла. Скулл даже вымыл её, отчего она прямо сияла на солнце и слепила мгновениями. Расстарался так сильно, как только позволяли все те нити чувств, что прочно оплетали его сердце. И он точно никуда его не отпустит - об этом даже не может быть и речи. Машина рванула с места молниеносно - Майкл редко ездил спокойно, предпочитая на грани дозволенных скоростей. И пусть весь чёртов мир сегодня подождёт! Иначе... иначе миру лучше не знать, что с ним будет.

+1

4

Оливер находился в терпеливом ожидании своего любимого человека, который куда-то запропастился. Видимо, он затеял что-то очень грандиозное, и, самое главное – это было не для себя, а для Лукаса. Подобную заботу парень мог оценить, ему было приятно, и вообще – пока было утро, никакой усталости не было и следа. Может быть, это все потому, что он находился в комнате – где все, если можно так сказать, впитало в себя присутствие их обоих. Поэтому, даже когда Майка нет в комнате – он вроде бы как в ней и есть. Довольно запутанно, трудно объясняемо, но именно так -  и никак иначе.
Всегда, когда Лукас оставался наедине с собой, в его голову закрадывались мысли, касающиеся отношений. Поэтому он задумался, насчет Майкла. Он был таким человеком, который практически идеально подходил для Лукаса, по его собственному мнению – эта внешность, этот характер, его поведение. Все мог Эйвери назвать идеальным, но не мог сказать подобного о себе. В какие-то определенные моменты в его голову приходила мысль о том, что он не достоин своего партнера. Он ниже его, как в духовных рамках, так и в физических – считал Скулла красивее себя. Главное, что тут не чувствовалось никакой детской и глупой ревности, типа «он красивее меня, уаа» - в 19 лет это выглядело бы смешным.
Кстати, о возрасте. Факт того, что Майкл старше его на год – несколько успокаивал парня. Вероятно, он считал, что таким образом тот просто-напросто обязан был лучше. Он старше, пусть и не намного, поэтому и заботится так о нем, поэтому и прощает ему все… Прощает все… Оливер, не признаваясь себе в этом, по-прежнему питал какие-то чувства к Себастьяну. Поймите правильно, ведь брак не совершается тогда, когда люди не уверены в своих чувствах, по крайней мере, в однополом браке точно. А они были уверены… и угасают они долго, иногда разгораясь от их редких и коротких встреч. Скулл запрещал себе заходить дальше поцелуев, но не всегда это проходило успешно – и поэтому вдобавок усталости его изнутри выедала совесть, самой чистой породы совесть…
И тут в комнату ворвался Майкл, сметая все грустные мысли Олли куда-то в сторону. Подошел и поцеловал. Лукасу было очень трудно выпускать его из своих объятий – сейчас. Ему хотелось держать его долго, уткнувшись носом в шею, забить на существование всяких там Себастьянов и всего, что волновало его в последние дни. Впрочем, отпустить пришлось – эта ситуация может представиться несколько позже, когда они «пропадут из мира на день». Ответа на вопрос он не дал, просто поднялся с кровати, выдавив улыбку.
Выйдя из общежития на улицу, Оливер увидел машину, начищенную до блеска. Улыбка, теперь искренняя, пролезла на лицо парня, и он приобнял своего любимца. Только они опустились на сидения, как Майкл уже рванулся куда-то, видимо, на выезд из города. Он, как обычно, гнал на полной скорости. Но Лукасу было не страшно ездить с ним – он полностью ему доверял, доверие заключалось в полной и безоговорочной, почти, любви.
- Куда мы едем, малыш? - позволил себе открыть рот Лукас, задав вполне актуальный вопрос. Конечно, ехать куда-то – неизвестно куда тоже можно. Тогда сохранится таинственное чувство, предвкушение какого-то сюрприза. Но главным был тот факт, что, куда бы они сейчас не поехали – они были вдвоем, они любили друг друга, и готовы на все, чтобы доказать свою любовь. Впрочем, любовь доказывать не стоит, она видна – если просто посмотреть в глаза влюбленного человека…

+1

5

Машина неслась по дороге на гране дозволенной скорости. А где-то Майкл позволял себе разогнаться ещё быстрее. Нарушить правиль? Если сидеть в машине - определённо да. Скулл любил быструю езду. Фактически этим он компенсировал свое спокойствие и дефицит эмоций, что порой накрывал его с головой. Резкий поворот, потом ещё один. А потом резко сбавил скорость - знал, что дальше ожидает пост полиции. Или должен ждать? Не важно. Когда чувство срабатывало - его нужно было послушаться. Это Майки усёк уже очень давно. Если начинало чесаться в том самом месте - лучше перебдеть, как говорится. Начало пути прошло в полном молчании, но этим двоим, казалось, даже и говорить ничего не надо. Порой Оливер ловил мысли Майкла и уже знал, что тот скажет. Скулл не мог похвастаться такой способностью. Ведь его парень был как водопад, как ураган - быстрый, шустрый, активный. За ним практически невозможно уследить. Но так даже лучше.
- Туда, где тебе определённо понравится. Об этом месте, по идее, не должен знать никто. Даже я о нём не знал. Ровно до тех пор, пока дворецкий не рассказал мне, когда на него нашла ностальгия. Мне жаль Джонсона. Ему уже столько лет, а кроме Долорес никого больше не полюбил.
Майкл усмехнулся, вспоминая очередную забавную историю с фиалками, а потом игру в теннис. О да, этот дедушка мог столько всего интересного рассказать. Между ними вновь повисло короткое молчание, после чего в салоне машины вновь раздался голос Скулла.
- Я тут подумал, что я тоже буду такой же как наш дворецкий...
Он не договорил фразу, но был уверен, что любимый парень поймает его волну. Рука скользнула с руля и погладила Оливера по плечу, опускаясь по руке, скользя по колену. Это было так приятно, так успокаивающе, так расслабляюще. Это может прозвучать смешнон, но в такие момент Майклу казалось, что сейчас он гладит кота, а тот в ответ мурчит и забирает от него весь негатив, выбрасывая куда-то на сторону. Но мысль о том, что его половину что-то беспокоило, всё равно не покидало. Вопрос крутился на языке, но так и не прозвучал. Пока не прозвучал. Не хотелось портить хороший день грустными нотами. Лучше постараться сделать всё, чтобы грустных мыслей стало ноль. Такой жирный и толстый нулище. И вдруг резко выворачивает руль, потому что отвлёкся от дороги и машину слегка повело в сторону. Но лишь слегка. Хоть ему и было двадцать - машину Скулл водить умел. Авто школу закончил с отличием. Или как там это правильно называется? Да и к тому же потренироваться тоже была возможность, когда приходилось срочно возить документы родителям на работу.

Они находились в пути около часа, а может быть даже и больше. Рядом с ним время терялось, время остнавливалось, время просто растворялось. И вот уже город остался позади. Машина свернула с дороги, поворачивая куда-то в совершенно непонятном направлении. Дороги не было. Пришлось немного потрястись. Не доезжая до места назначения, Майкл остановился и заглушил мотор, после чего достал плотную чёрную повязку.
- И даже не думай брыкаться, а то покусаю. Ты же знаешь, как я люблю кусаться.
Чуть подмигнул, но в словах прозвучали некоторые ноты серьёзности. И всё-таки Скуллу не хватало иногда юмора, лёгкости, активности. Его никто никогда не спрашивал, как же сошлись с Оливером. Да и рассказывать было некому. Казалось, что все друзья вдруг резко взяли и забили на Майки. Ну и пусть. Шарик вертится. Всё когда возвращается. Эффект бумеранга, да? Аккуратно повязал повязку и помахал рукой перед лицом парня, чтобы не дай бог тот не увидел ничего. После выскочил из машины, захватил из багажгика большую корзину всякой вкуснятины, мягкую подстилку, после  подошёл к другой двери и помог выйти парню. А после мягкими толчками начал управлять им, ведя к пруду, что в этот время суток был особенно прекрасен. Пока шли, вернее пока Майкл шёл, а Оливер чуть спотыкался, но тоже шёл, программист в будущем поймал себя на мысли, что ведь ещё ни разу ничего подобного не делал. Что-то всегда им мешало. Или просто лень банальная, или просто куча всего, что нужно сдать. Или, или, или, или... Сколько много этих "или". Но только не сегодня. Он даже телефон в машине оставил, чтобы никто не посмел побеспокоить.

- Мы почти пришли.
Прошептал на ухо, легонько и чуть игриво подув в ухо. Еле удержался, чтобы не укусить за мочку. И вдруг Оливер вновь остался один. Майки удалился в неизвестном направлении. Нашёл самое интересное место на полянке, разложил подстилку, поставил громадную по своим габаритам корзину еды. Скулл всегда любил покушать, а потому брал всего с запасом. Мило? Мило... Просто? Просто. Но именно в этой простоте скрывалась какая-то мистика, что-то притягательное и необычное. Подхватил руки любимого своими и молча повёл вперед. А когда оба оказались на месте - обошёл Оливера со спины и наконец-то снял повязку.

- Это место специально для тебя...
Когда-нибудь я его куплю, и оно станет точно нашим. Только нашим. Потрачу всё своё наследство, но ты будешь счастлив. Я подарю тебе всё, что смогу. И азову это место в твою честь.

+2

6

Они продолжали ехать по дороге, в каком-то неизвестном для Оливера направлении. Он надеялся, что это будет что-то простое, не вычурное и не пафосное. В принципе, от Майкла, обезумевшего от любви с Эйвери, можно ожидать было что угодно. Но сейчас хотелось чего-то обычного… не время для волшебства и чудес. Впрочем, если Скулл смог создать какое-то чудо – парень будет этому рад. Впрочем, отбрасывая все предрассудки, он был бы рад совершенно всему, что ему приготовил Майки – даже если это будет… Но в голову не пришло никаких идей, что это могло быть. Поэтому Лукас не стал думать об этом, доверившись своему любимому. Машина продолжала их мчать вперед.
Вдруг, Майкл приглушил мотор, но они находились в каком-то непонятном месте. Из окон не было ничего видно, что могло бы быть чем-то примечательным. Удивившись, Оли посмотрел на своего любимого и все понял, увидев в его руках темную повязку. Все было как в какой-то романтической мелодраме: сейчас он обвяжет вокруг его головы повязку, поведет его куда-то и приведет туда, где все было усыпано лепестками роз. Эта мысль немного насмешила парня, поэтому он улыбнулся. И перед тем, как сдаться в плен, поцеловал Скулла, напоминая ему о своих чувствах. Правда, они не нуждались в напоминаниях…
Они вышли из машины, а затем он полностью доверился Майклу. Он чувствовал шеей его дыхание, и когда вдруг оказался один – был несколько ошарашен. В голову пришла нелепая мысль, что так иногда избавлялись от кого-то, кто очень сильно надоедал – связывали, завязывали глаза, уводили в лес и оставляли, скорее сматываясь. Но, конечно же, Скуллу просто надо было что-то сделать, поэтому он второй раз за этот день покинул его. Правда, на этот раз – все прошло намного быстрее, пару секунд, и он снова почувствовал Майкла рядом с собой.
Он схватил его за руки и повел куда-то ещё дальше. Тепло этих рук даже несколько возбудило парня, от чего он несколько смутился. Он всегда любил рукопожатия – обмен тепла с близкими людьми, а в данной ситуации, это можно было бы назвать страстной хваткой. Но это лишь какие-то развратные фантазии. Кстати, их присутствие означало то, что ему уже стало легче. Усталость отступила, осталась где-то там, в городе.
- Это место специально для тебя...- услышал Оливер перед тем, как повязка была снята с его глаз. Он увидел полянку, на которой стояла большая корзина, из которой выглядывали разнообразные вкусности. И эта поляна находилась на берегу пруда – легкий ветерок прилетал сюда с водной глади, принося какое-то облегчение и радость. Да, пожалуй, это было именно то, чего ему хотелось. Все гениальное – просто, и эти слова в полной мере подходили к тому, что сделал для него Майкл. Поэтому он, ничего не говоря, развернулся к нему и, посмотрев в его глаза, крепко поцеловал в губы.
В этом поцелуе он постарался передать все свои чувства, благодарность – но это не получилось у него в полной мере. Понадобилось прибегнуть к словам: - Майкл, спасибо, я люблю тебя, честно, – прошептал он, снова прильнув к его губам, крепко охватив его руками. Он опустился на землю рядом с корзиной, и посмотрел в небо, по которому, не спеша, плыли облака. Это было все-таки каким-то волшебным местом, по крайней мере, так казалось Лукасу. Значит, Скулл был великолепен вдвойне – он смог сделать невозможное, и все ради него, Оливера.
- Ты великолепен, ты гений, у меня нет слов,- искренне воскликнул Оливер, немного поднявшись, чтобы схватить парня за руку, и опустил его к себе, заключив его в объятия.

+1

7

Погода была прекрасная, принцесса была ужасная... Нет, здесь что-то не то. Погода была прекрасная и принцы были прекрасные. Вот это больше походило на правду. Джонсон не врал - здесь действительно никого не было. Может просто ранняя пора? В такие места хорошо приезжать ещё и вечером, чтобы любоваться закатом. Майки надеялся, что это чудо природы они тоже увидят. Вдвоём. Только катастрофа глобального масштаба могла прервать этот волшебный день и волшебный миг. Ответная реакция любимого не заставила себя долго ждать. Крепкие взаимные объятия и долгий, очень долгий поцелуй - что может быть лучше? Они буквально утонули друг в друге, забыв обо всём вокруг. Скулл целовал Оливера мягко, но всё равно в каждом его движении чувствовалась какая-то сила, необъяснимая сила. Первым тишину прервал любимый, благодаря программист за всё, что тот для него устроил. И вновь объятия. Крепкие. Настолько крепкие, что даже самая прочная пила не смогла бы их распилить.
- Нет, я просто парень. Но ты же в это не поверишь, правда?
Ему не раз говорили, какой Майки гений. Но из уст Оливера это действительно звучало правдиво. Но даже сейчас Майки не смог это признать, ответив в своей специфической, куцей на эмоции манере. Это обижало Олли, но со временем оба привыкл, что пока что положение дел будет обстоять именно так. То не была заниженная самооценка или что-то ещё - просто констатация факта. Не более и не менее. Один парень потянул другого за руку. Тот повиновался и начал было размещаться на подстилке, но в какой-то момент поскользнулся на траве и благополучно накрыл собой того, кто потянул. В итоге даже корзинка немного подскочила, а потом бы завозмущалась, если бы могла говорить. Всё это выглядело смешно, если бы только Майки не ударился при падении. Но даже и виду не подал. Вот даже бровью не повёл. Вместо этого, пропустил руки под Оливером, крепко сцепил их в некое подобие замка и прижался всем телом, накрывая его губы своими.
- Ну что? Посмотрим, что там приготовили нам?
Прервать в самый интересный момент, разжечь и отступить. Вызвать на маленькое состязание. Хотелось играть. Почему нет? Даже таким спокойным молодым людям, как Майкл иногда необходимо было расслабиться по полной. И он решил сегодня отпустиь себя на полную катушку. Первыми из корзины были извлечены различные хлебобулочные изделия. Мгновенно обоих окутал ароматный запах выпечки.
- Не знал, что будет лучше, поэтому купил всё. Но ты же не против, да?
В итоге на подстилке оказалась не слишком больших габаритов блюдо. Майки не разрешал Оливеру сделать хоть что-то, полностью занявшись всякими приготовлениями. Нарезал багет на почти ровные и почти одинаковые ломти, сверху какой-то нежный сыр, а сверх кусочек помидора. Джонсон провёл подробный инструктаж, что и как нужно сделать, что куда положить. Сам Скулл умел готовить, но его меню, как правило, ограничивалось сваренным кофе и парочкой тостов. А тут он буквально проявлял чудеса кулинарного искусства.
- Итак, мистер. Предалагю отведать, что я тут начудил?
Вручил смастеренный бутерброд, а потом налил в чашку какой-то очень вкусный напиток, название которого выговорить не удалось. Аромат был великолепный, чувствовались пряности - лёгкие нотки. Сначала Майки и сам подумал, что на вкус будет отвратительно, но оказалось всё как раз наоборот. Всё-так подруга не соврала - чай действительно не обычный, очень вкусный. Но сначала  это всё должен был попробовать Оливер. Хотелось услышать его мнение. А если это всё будет не вкусно - значит у рыб в пруду будет полный фуршет, МакДональдс и дальше по списку.
- Ну как тебе?
С интересом наблюдал за реакцией любимого. Да просто не дышал практически. Это как решающий раунд какого-то чемпионата мира по какому-то виду спорта. Либо 6.0, 6.0, 6.0, либо 0 и 0, и 0. А потом один из вопросов всё-таки сорвался с его губ...
- Всё... в порядке?

+1

8

Это было чем-то непередаваемым, каким-то возвышенным чувством. Наверное, чтобы описать его в полной мере – не справится никакой из существующих ныне языков, известных человечеству. Быть может, марсиане, в которых верил Оливер, и могли это описать, ведь в их языке, если верить любимым книгам парня, было в три раза больше звуков, чем в русском, почти в четыре раза больше, чем в английском языках. Значит, и слов больше. Но он надеялся, что Майкл поймет все без слов, поймет всю благодарность, которая «исходила» из тела Эйвери, передаваясь Майку в виде тепла. Это было просто чудесно. Это необычайно радостно, когда человек может восхищаться какими-то простыми вещами и получать удовольствие от чего-то малого.
После такого многообещающего поцелуя Скулл вырвался из объятий и подскочил к корзине. Олли немного разочаровался, но сразу забыл эту «обиду», ведь они сюда хоть и приехали вдвоем, но не только для того, чтобы устраивать тут публичные сцены. Правда, никакой публики не было нигде видно – полное одиночество. Только он и Майкл. С ними рядом были только птицы, чье пение иногда звучало, переливаясь, да разные насекомые. Слава богу, не было комаров. Это выглядело даже как-то странно, но он не стал заострять на этом внимание – нет комаров, и хорошо. Почему – не так важно.
Из корзины потянул приятный аромат какой-то выпечки, тут же почувствовалось большое чувство голода. Эйвери, нехотя, поднялся и подобрался поближе к корзине, чтоб заглянуть в неё. Тут были разнообразнейшие яства – и покушать, и попить. Помимо выпечки были и какие-то салаты, а из напитков – помимо сока, виднелись несколько бутылей с алкоголем, если верить наклеенной на них этикеткой. Живот одобрительно заурчал, и он протянул руку к одному из пирожков, который находился ближе всех и выглядел почему-то самым аппетитным. Откусив кусочек, оказалось, что он – со сладкой начинкой.
- на вкус и на вид – просто чудесно,- полностью искренне ответил Лукас, продолжая пережевывать пирожок и запивая его малиновым морсом, который тоже нашелся в этой корзине. Кажется, на неё было наложено какое-то заклинание невидимого расширения – потому что, если выложить все это на скатерть – то это займет очень много места. Кстати, парень не думал, что они способны все это слопать. Все-таки, себя он прожорой не считал, да и вроде Майкл им не являлся. Впрочем, они же приехали сюда на весь день, может даже останутся ночевать. Поэтому, запасы еды были вполне предусмотрительно захвачены Скуллом.
Тут с губ Майкла сорвался робкий вопрос, который, по всей видимости, давно пытался сорваться с его уст, но держал его в себе:   Всё... в порядке? Можно было подумать, что это относилось к этой выездке, но Оливер понимал, что его любимый имел на самом деле ввиду. Он имел ввиду все то, что творилось с Лукасом в последние дни – его настроение, поведение, состояние, о котором он ни с кем не делился. Но черт, Олли так не хотелось говорить об этом, тем более, когда это «всё» практически отступило. Но отмалчиваться было бы неправильно.
Малыш, понимаешь,- начал он, сделав недолгую паузу,-Я просто устал..от жизни, – проговорил он, опустив взгляд себе на ноги. Эти слова прозвучали как-то страшно, но таковыми они и являлись, какими были. Разве что истолковать их можно было по разному.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Quand j'ai le mal de toi