Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » London rose


London rose

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники:London Chase Este & Rosie Page
Место: Сакраменто
Время: 2013 год
Время суток: утро-день-ночь... разное )
Погодные условия:
О флештайме:
История двух совершенно разных людей, которые могли никогда не встретиться....

Мы не знали друг друга до этого лета
Мы болтались по свету в земле и воде
И совершенно случайно мы взяли билеты
На соседние кресла на большой высоте
      И мое сердце остановилось, мое сердце замерло
      Мое сердце остановилось, мое сердце замерло
И ровно тысячу лет мы просыпаемся вместе
Даже если заснули в разных местах
Ты идешь ставить кофе под Элвиса Пресли,
Кофе сбежал под PropellerHeads, ах!
Я наяву вижу то, что многим даже не снилось,
Не являлось под кайфом, не стучалось в стекло.
Моё сердце остановилось…
Отдышалось немного…
И снова пошло !!!

+1

2

http://25.media.tumblr.com/f888b3ff10d55cd25bc6e6bbba07f056/tumblr_mkpza1jtFO1qgcra2o1_500.gif

About me:
Имя от рождения: Теодор Самюэль Ламберт
Имя, взятое позже: Лондон Чейз Эсте
Возраст: 35 у.о.
Look like: Tom Hardy


Если честно, я понятия не имею, как в такой пришибленной семье родился такой аномально нормальный я. Возможно, по меркам морали мне и не следовало бы говорить подобные вещи, но я все же скажу. Мои родители, ведомые собственными комплексами и ущербностью (возможно, даже мнимой - я никогда этого не узнаю наверняка), решили "отыграться" на мне. Как порой говорят про неудавшихся отпрысков, дескать, на них природа отдохнула, так здесь мои мать и отец хотели сделать все с точностью да наоборот - сделать так, чтобы я стал лучшим из лучших. Возможно, и благие намерения, но ведь ими, как водится, устлана дорога явно не в райский сад...
   Мне с детства внушали, втолковывали, заставляли и дрессировали - именно этими словами можно охарактеризовать все педагогические трюки, коими руководствовались родители. Внушали, что я их маленький гений, втолковывали, что я рожден для великих свершений, заставляли читать-зубрить-учить вне зависимости от моего желания, дрессировали и оттачивали мое поведение.
  "Ты должен быть уверенным в себе", "Ты должен вести себя так, чтобы когда ты заходишь в комнату, все кожей ощущали твое превосходство" - и тому подобные фразы я слышал по сотне раз на дню.
  Мои родители были психами, не иначе, потому что объяснить их линию воспитания каким-то здравым смыслом (ну или хотя бы отчасти здравым) мне сложно. Потому что тогда как все педагоги мира твердили, что у ребенка должно быть детство, у меня его методично отнимали, когда книги по воспитанию (да, их я тоже перечитал - правда ,втихаря) побуждали родителей давать детям свободу выбора и развивать только те наклонности и таланты, которые приятны самим детям, меня заставляли делать то, на что мне было наплевать.
  Я как сейчас помню... Подъем в шесть утра. Зарядка, пробежка, утренний душ, безупречный вид, несколько страниц Драйзера перед завтраком, молитва перед едой, школа, дополнительные занятия, немецкий язык, французский язык, уроки игры на гитаре, латиноамериканские танцы, уроки фортепиано, чтение классики, баскетбол... Бесконечный поток информации и вечная гонка за новыми умениями - вот чем была моя жизнь. Друзья, детские праздники, простое и будничное, бесшабашное лентяйство, которое позволено только детству? О нет ,вы, должно быть, говорите о какой-то другой вселенной, потому что об этих вещах я смел лишь догадываться.
  Лет до четырнадцати я свято верил в то, что на самом деле что-то кому-то должен. Я следовал этим уставам - не скажу, что безропотно, но тем не менее... Но чем старше я становился и чем шире становился мой кругозор благодаря все той же литературе, которую в меня старательно запихивали целыми томами - как пищу, которую человек при такой скорости поглощения попросту не в состоянии толком пережевать, тем более отчетливо я понимал, что загнан в клетку и зажат в незримые тиски не по собственной воле. И мне это нравилось все меньше.  Со временем все чаще стали бунтовать мои гормоны и я из покладистого мальчика превратился в ершистого подростка с четко сформировавшимся своим мнением - и мнение это явно шло вразрез с мнением родни. Я спорил с ними на равных, я пытался отстаивать свои права. Я, черт возьми, даже из дому сбегал, но все было тщетно. Мои побеги заканчивались беседами с психологами, которые отмечали исключительное психическое здоровье и абсолютно нормальную атмосферу, в которой я рос, и родители снова обретали надо мной прежнюю власть.
   Я бунтовал, отказываясь есть, но каждую первую ночь такого бунта срывался и обносил холодильник...
  Меня закрывали в комнате и я мог наблюдать мир лишь через решетки - так называемый, домашний арест. Я говорил себе - ну и пусть! Я не буду делать, что они захотят, но, видимо, уже просто не мог жить по-другому, поэтому раз за разом доставал книгу и читал. Брал гитару и играл. Потому что ничего не делать я уже просто не мог. Я настолько привык к тому, что мой мозг вечно задействован, что любое другое состояние доводило меня до истерики...
  И едва мне стукнуло восемнадцать, как я собрал манатки и сбежал от своих архи-ненормальных предках, которые ожидали, что я со временем "перебешусь" и стану тем, кем они хотели меня видеть - гением, способным поставить мир с ног на голову.
  А мне не хотелось великих свершений. Мне не хотелось нести в мир что-то, о чем потом будут помнить. Мне хотелось жить здесь и сейчас. И, вырвавшись из рабства семьи, я наконец начал это делать.
  Я играл в карты. Отменно, надо отметить, играл. Я выигрывал крупные суммы - и этого мне хватало, чтобы потом некоторое время жить в свое удовольствие, покупать себе дорогие игрушки, которых я был лишен в детстве и валять дурака. Я компенсировал все, чего мне не хватало - и мне было плевать, кто что об этом подумает. Я заводил друзей "на один день" - по крайней мере, у меня были целые двадцать четыре часа, чтобы узнать, каково это - не быть одному.
  Я не работал ни одного дня, хотя мог бы быть врачом, автомехаником, учителем, историком, геологом... Я мог бы быть кем угодно - через мой мозг прошло бесконечное количество теорий, утверждений и научных исследований.
  Я играл. Я играл, развлекался и отвергал любой намек на ответственность - этого добра мне хватило в детские годы.
  Несколько раз родные пытались "вправить мне мозги" - они докучали мне, пока я не сменил имя и фамилию, взывали ко всему тому хорошему и благородному, что они в меня вложили, уверяли, что я не имею права растрачивать себя на всякие глупости, тогда как передо мною с моими знаниями и способностями лежит весь мир.
А мне не нужен был весь мир. Мне нужна была полная свобода от кого бы то ни было и чего бы то ни было. Легкая жизнь и дыхание полной грудью.
  Я взял себе имя Лондон, потому как именно туда рванул после последней встречи с предками. Я взял себе второе имя Чейз, потому что так звали моего приятеля, который увязался за мною следом... Не то, чтобы он что-то для меня значил - этот лицемерный малый просто паразитировал на мне, думая, что он настолько гениально исполняет свою роль, что я об этом даже не догадываюсь. Но я прекрасно понимал, что ему просто удобно быть у меня "на подхвате", потому что мне сопутствует удача, я находчив и редко по-настоящему "влипаю", тогда как ему этого добра конкретно так недоставало. И тем не менее, я терпел его присутствие, потому что он был той самой вещью, к которой привыкаешь, даже если функционала в ней минимум. С ним было весело временами. Но еще веселее было воздать ему за лицемерие и оставить одного в номере шикарного отеля в Лондоне, без гроша в кармане. Нет, я не коварен, я не подл, просто я проснулся утром, посмотрел на его спящего с гадкой улыбкой лизоблюда-приживалы, и подумал, что пора бы с этим кончать. Оделся, подхватил рюкзак со шмотками и деньгами и ушел в никуда и навсегда, прихватив с собою еще и его имя. На память.
  Почему Эсте? Я не знаю. Я просто взял журнал и эта фамилия была первой, которая попалась мне на глаза.
  Так Теодор Самюэль Ламберт стал Лондоном Чейзом Эсте.
  Кстати, у меня есть бабушка. В доме престарелых в Лондоне. Отпадная старушка, скажу без лишней скромности - я познакомился с нею, проходя вдоль изгороди заведения, где она находилась последние несколько лет. Я шел, балансируя на бордюре - с мороженым в одной руке и дорогой сигарой, выигранной накануне в покер, - в другой. Бабуля попросила угостить сигареткой. Пожалуй, старушка-еврейка Эден - единственный человек, которого я мог бы назвать своим другом, хотя и звучит это довольно странно. Мы долго разговаривали у изгороди в тот день, а после того я посещал ее каждый день, пока находился в Лондоне. Считаете это ненормальным? Плевать. У меня свои мерки нормальности.
   Лондон я покинул где-то через пол-года, но стабильно раз в неделю звонил в дом престарелых и болтал с Эден так, словно она была моей сверстницей - рассказывал, кого и как обставил, сколько выиграл, проиграл и просадил. Когда мне в качестве бонуса к выигрышу доставались всякие интересные вещицы - именные часы (да, был один британский чопорный болван, который проиграл все вплоть до трусов), элитные сигары, зажигалки, я привозил их Эден. Пожалуй, именно ее я считаю своей семьей - и это взаимно.
   Где-то на третьем году нашей дружбы я случайно столкнулся с ее внучкой. Не скажу, что все время до встречи с ней я  оставался монахом, но так уж сложилось, что жизнь моя стабильно идет как-то задом-наперед и наизнанку, потому первая гормонально-ненормальная, буйно-романтичная любовь настигла меня именно тогда - многим позже, чем я лишился условной девственности с пиджейкой клуба на заднем сиденьи чужого авто... Все было хорошо и красиво первую неделю. Я был знатным рассказчиком (чего б и не рассказать, когда есть что?), все наши свидания были интересными, увлекательными и яркими. Но когда появилась внегласная необходимость делать шаг дальше и начинать говорить уже наконец о себе, а не о всякой несомненно увлекательной, но не имеющей ко мне отношения ерунде, появились первые проблемы. У меня была странная, корявая и непонятная ей, Шуламит, биография. У меня была жизнь, которой она не понимала, хотя и пыталась отчаянно об этом не думать.
  Следующие месяцы все было тоже в целом неплохо, но гораздо хуже, чем в первую неделю, потому что те семь дней мы просто наслаждались друг другом, а последующие месяцы тщетно пытались найти общий язык, как бы абсурдно это ни звучало. Мы оба этого хотели, но отчего-то не выходило. Я не признавал ее оседлой жизни - ее раздражала моя манера срываться с места. Я не понимал, почему я вдруг должен что-то менять - а ей хотелось определенности. Я не мог дать ей того, что ей было нужно, но и отпускать ее тоже не хотел. Агония наших отношений длилась еще пол-года, пока Шу не поставила точку. Собственно, пожалуй, этот эпизод жизни у меня похож на то, как это бывает у других людей. Единственное, что у меня с ними общего.
   
  Сейчас мне тридцать пять. У меня по прежнему нет дома - есть только излюбленные номера отелей, которые я снимаю, попадая в города, где уже бывал. У меня нет семьи - есть только бабушка Эден в Лондоне. У меня нет друзей - есть люди, которым я позволяю себя окружать и паразитировать на мне ровно до того момента, пока они мне не наскучат. Моя жизнь до сих пор - сплошная игра и погоня за впечатлениями. У меня есть мозги, но нет ни работы, ни цели. Впрочем, как говорил Рене Декарт? "Я мыслю, а следовательно, я существую"? Что ж, я существую - и этого было бы достаточно. Но я скажу иначе: "Я играю, а значит я живу".

Отредактировано Caesar Avery (2013-07-11 18:58:45)

+2

3

http://f3.s.qip.ru/MQ9HpBOF.gif

Роузи Пэйдж / Rosie Page
Ida / Ида
Возраст: 29 лет
Внешность: Роуз Макгоуэн

Биография.
  «Мои милые читатели, с Вами снова я, коренная жительница США, которая ничуть не рада наступившей зиме, пускай и грядет всеми любимейшее Рождество; но я не об этом… Сегодня моя статья будет много отличаться от всех остальных, ибо я решаюсь чуть приоткрыть Вам завесу тайны и поведать небольшую историю о себе! Только поклянитесь мне, что не побежите при первом же совпадении некоторых фактов к соседке напротив, обвиняя ее во всех смертных грехах. Просто расслабьтесь, устройтесь поудобнее на своих широких диванах, откройте пошире журнал и наслаждайтесь…
  Неспроста я начала со слов, что являюсь коренной уроженкой Соединенных Штатов, да. Так было всегда, и помимо этого, так уж вышло, что в частности моим домом стал городок Н* – думаю, все слыхали о таком, а ежели нет – google Вам в помощь. Там я провела все свое детство, юность и ту часть жизни, которую люди именуют «взрослением», имея в виду университетские годы и прочую муть.
  Знаете, там я закончила один из престижнейших университетов. Да. Это был университет В*, факультет журналистики… Никогда не забуду эти прекрасные дни и годы, что я провела в стенах этого учебного заведения! Пожалуй, не всегда такое можно услышать из уст студента, бывшего студента, но мне нравилась учеба, нравилось то, что мне давали преподаватели (новые знания) и… Я любила это. Однако… Жизнь меня повела несколько по иному пути, как только двери университета захлопнулись за моей спиной, когда я получила диплом и миленькую шапочку.
  Сделаю небольшое отступление: моя мать – человек честных правил, что полностью противоречит мне самой. Отец же всегда был тем еще раздолбаем – и за что только мама его полюбила? Но они жили и живут душа в душу уже тридцать три года, иногда ругаются и бьют посуду, но это все обычные семейные неурядицы, которые быстро забываются – кстати, одна из вещей, которую я люблю в своих стариках – они не умеют держать зла или обиду друг на друга… Но я снова не об этом. Меня воспитали на мой взгляд правильно: не потакая слишком часто моим капризам, не сильно хлопоча над мной, но уделяя достаточное количество времени, чтобы я выросла хорошей дочерью. Родители водили меня в парки, на всякие развлекательные мероприятия, во множество секций и клубов (то были танцы, рисование, пение, плавание), отдали в отличную школу, где я прилежно училась, а потом... А потом они меня отпустили, увидев, что мой характер сформировался под влиянием окружающих меня людей, и что я стала уже вполне самостоятельная.
  Свой первый курс (именно этот промежуток времени) в университете я все еще жила с родителями, а после переехала к Ф*, своему парню. Мы знали друг друга со школьной скамьи, вместе шли рука об руку, поступили в один университет, мы были первыми друг у друга во всех смыслах… Но ни к чему хорошему наша совместная жизнь не привела – на втором курсе, почти под конец, мы разбежались. Было печально и больно с ним расставаться, ведь наши отношения, наша дружба строилась годами и продержалась порядка пяти лет (я точно не помню), но, вероятно, все когда-нибудь кончается. Тогда-то я перебралась к своей подруге – речи о возвращении домой и быть не могло. Нет.
  В общем, жизнь меня покидала туда-сюда еще очень много раз, сталкивая и связывая крепкими дружескими (и не только) отношениями то с одними людьми, то с другими, но я не жалуюсь. Я была всем довольна, меня все устраивало в этом образе жизни. Я… Я была счастлива. Тем более, что благодаря практике, которую мне назначил университет, я нашла достаточно хорошее место работы для начала своей карьеры в роли простого писаки. С третьего курса я уже вращалась в одном известном издательстве (не буду упоминать его названия, им лишний пиар ни к чему, я считаю). Но в возрасте двадцати пяти лет я познакомилась с Г*.
  Это была очаровательная женщина с боевым характером. Она была эталоном красоты, была если не божеством, то точно сошедшей с небес! Ангелом, возможно. Я не уверена. Но… Я была так поражена ею! И это именно она открыла мне глаза в новую роскошную жизнь, о которой я даже мечтать не смела. Никак не могла.
  Знаете (я снова отвлекусь), университет насчитывает порядка двух выпускников, которые стали вице-президентами США, семерых Нобелевских лауреатов и еще множество других ребят, сделавшихся по окончании ВУЗа элитой. И меня – журналистку, strip dance танцовщицу, а по совместительству девушку по вызову (заметьте, не проститутка, хотя вы можете называть меня как хотите, потому что это всего лишь ярлык, а на деле вы и знать не знаете, кто я такая).
  Г* меня познакомила с новым миром, обучила всему тому, что знала и умела сама. Боже, у меня до сих пор по коже мурашки от воспоминаний! Я помню тот день, будто он произошел только вчера: мы пришли в один ночной клуб… Хотя его сложно назвать ночным клубом, но тут была и выпивка, и танцы, и стриптиз, и наркотики, и деньги, и богатые мужчины, которые пришли одни, без своих дорогих жен, что не способны больше доставить любимому удовольствие в постели. Здесь царило настоящее волшебство, атмосфера поглощала с головы до пят уже в первую секунду, ритм музыки наполнял грудную клетку и заставлял сердце биться в такт! Невероятно… Г* меня познакомила с одной женщиной, которая являлась определенное время моим боссом. Я помню, как она взглядом прогуливалась по мне как по аллее или по скульптуре, по картине, а потом сказала, что я подхожу.
  С того дня я стала частой посетительницей клуба.
  Но именно Г* стала для меня учителем, подругой, опорой – да всем, но уже через полгода ее не стало. Нет, она не погибла и не умерла; ее не стало для того мира, в котором она когда-то обитала. Ладно, не буду напускать туман, все прозаично: Г* влюбилась в своего клиента, забеременела от него и уехала с ним куда-то из города. «В новую, очередную новую жизнь», - как сказала она мне на прощание. С тех пор мы не общались и не пересекались. Да и я сама покинула вскоре городок, перебравшись сюда, в С* - здесь мне предложили работу в этом журнале, где теперь каждую неделю публикуют мои статьи… И эту статью тоже опубликуют, когда придет время, а потом мне настучат за это по головке, и, возможно, снизятся показатели наших покупателей-читателей, но меня это не сильно волнует, поэтому я продолжу.
  Здесь, в С*, я все равно продолжаю заниматься тем, что у меня получается лучше всего – я доставляю мужчинам удовольствие, а они мне за это хорошо платят, и танцую в свободное от основной работы время. Я индивидуалка (сама выбираю себе «жертву») и по совместительству состою в агентстве, которое подбирает мне клиентов. Да, именно этим я и живу, но никто не вправе меня осуждать – я же творю своего рода добро. Как фея. Только в своей области. Однако не стоит меня причислять совсем уж к шлюхам, ведь те спят с кем попало, да и секс они не относят к чему-то особенному; для меня же все гораздо глубже и серьезней.
  Думаю, пора заканчивать на этом. И простите, что некоторые имена и города пришлось оставить в тайне, но я сделаю сноску – пусть все карты будут открыты.
  До скорой встречи, дорогие читатели.»
______________________________________
  Н* – Нэшвилл;
  В* – Вандербильта [университет];
  Ф* – Фредди;
  Г* – Гли;
  С* – Сакраменто.

Отредактировано Umbrella Rookwood (2013-07-19 14:39:01)

+1

4

Сакраменто, Сакраменто... Я искренне люблю Калифорнию за эту атмосферу легкости, за ощущение вечного праздника солнца, которое щедро растачает калифорнийский климат, но, вопреки шаблонам, отнюдь не Лос-Анджелес для меня является городом-фаворитом среди тех, где я ненадолго оседаю. Сакраменто лишен того напускного пафоса, которым волей-неволей пропитался Лос-Анджелес, поэтому всякий раз, оказываясь здесь, я искренне наслаждался всем, что меня окружало. В данный конкретный момент я наслаждался пластичными движениями девушки у шеста; казалось, ее тело было обтянуто идеально гладкой шелковой лентой и было сложно сдерживать в себе желание прикоснуться и узнать, каково оно на ощупь. Но я знаю правила и охотно им следую - не потому, что я такой правильный, а потому, что так интереснее. То, чего ты еще не достиг, всегда остается более интересным, чем покоренная вершина. И пока я не буду знать, насколько это приятно - коснуться этой бархатной кожи (хотя есть мнение, что тело ее чем-то намеренно натерто, чтобы выглядеть таким лоснящимся, светящимся здоровьем и аппетитным), я буду этого желать и мне будет интересно находиться здесь и наблюдать.
  Я не сводил с нее глаз весь вечер. Хороша, черт возьми! Не буду сгущать красок и говорить, что в жизни мне не доводилось видеть ничего подобного, потому что это не так, но я привык радоваться тому, что есть сейчас, несмотря на то, было это в моей жизни или нет. За новизной я уже давно перестал гнаться, так почему бы не наслаждаться вещами в какой-то мере и привычными, но оттого не менее приятными? Мне казалось, что в какие-то моменты наши взгляды соприкасались, сталкивались, словно на мгновение пробившись через толщу снующих посторонних образов и осветительных приемов. Мне казалось, я был замечен ею, и от души забавлялся этим крошечным самообманом. Да-да, я прекрасно осознавал, что большую часть всего надумал, но фантазия - отличный друг и помощник, когда хочешь чем-то скрасить довольно банальное времяпрепровождение, чтобы оно не было ни на йоту похоже на то, что видят в этом другие - пустые, скучные.
   Приглушенное освещение, делающее обстановку вокруг словно бархатной, одобрительный гул довольно мерзких типов, коих тут было большинство, довольно посредственная музыка, и Она у шеста. Пока комбинация имела этот последний, но самый важный ингредиент, я оставался, но как только я лишился Её присутствия, стакан виски (фу, как банально...) оказался осушенным быстрее обычного, хотя и встал в горле неприятным ощущением, а сам я неторопливо поднялся со своего места и размеренными вальяжными шагами покинул помещение.
  Сегодня мне не хотелось больше ничего - только продолжить свой вечер у окна отельного номера, находящегося в этом же здании (а точнее было бы сказать, что клуб занимал цокольный этаж приличного, хотя и не самого дорогого отеля),  раздвинуть барским жестом тяжелые шторы, спасающие с утра от коварных и проворных полосок солнечного света, и со странным, ненормальным любопытством рассматривать огни города, будто я вижу их впервые в своей жизни. Мне нравилось придумывать себе какие-то глупые истории и представлять себя кем-то другим. Например, сейчас - провинциалом, волей случая заброшенным в большой город и впервые созерцающим величие и густонаселенность американского муравейника.
- "Он так и не смог понять, почему люди должны быть несчастными", - с какой-то почти торжествующей улыбкой, словно я одержал долгожданную победу, вслух цитирую Айн Рэнд. А ведь и правда, какого черта? Если у меня нет повода чувствовать себя счастливым по-особенному,  его непременно придумаю - и это, по сути, будет такой же доступной и безобидной иллюзией, как и то, что люди считают настоящим и свершившимся на самом деле. Это будет таким же малозначимым в общем контексте...
  Я горделиво вскидываю голову и ослабляю хватку галстука, змеей обвившего мою шею. Расстегиваю верхнюю пуговицу и, с многозначительной улыбкой изгибая бровь, приподнимаю граненый стакан с десятью последними граммами коньяка - я поднимаю тост, обращаясь к собственному едва-различимому отражению в окне до пола. И отражение понимающе улыбается мне в ответ. Я заключил сегодня выгодную сделку. Я потопил своего конкурента. О, да я настоящая акула бизнеса!
   И имеет ли значение хотя бы для кого-нибудь, что это на самом деле не так? Что я всего-лишь просрал годовой заработок среднего работяги в покер, а потом, вместо того, чтобы разодрать на себе одежду от отчаяния, добрые пару часов пускал слюни на танцовщицу, запивая мерное течение вечера довольно дорогим коньяком, и продолжив свою одинокую церемонию в приличном номере отеля, на который через неделю у меня может уже не быть денег? Кому какое дело?

Отредактировано Caesar Avery (2013-07-20 11:42:35)

+1

5

http://f3.s.qip.ru/xdQJKF9b.jpg

Считается, что если утром встанешь не с той ноги, то день пойдет сикись-накись, что касается меня, то этот стереотип был совершенно неуместен, ибо я всегда знала, как проведу свои следующие двадцать четыре часа. Нет, не хочу сказать, что у меня все постоянно было по расписанию, что я жила по какому-то особому графику – что вы, я бы никогда на такое не подписалась; но вот будничный день у меня начинался всегда с одного и того же – с издательства.
Просидеть в конторе около четырех часов, бездумно перелистывая страницы в глобальной сети, иногда заходя на свой личный сайт, чтобы почитать отзывы и какие-то предложения встретиться, либо обычные комплименты от «поклонников» или извращенцев – народ разный бывает, и я уже на своем веку всяких повидала и повстречала… Иногда зайдет начальник, чтобы косым взглядом посмотреть мне под блузку, в это время отчитывая меня за то, что я ничерта не делаю, что еще не подала даже черновой вариант новой статьи – но, черт возьми, а куда мне торопиться, если мои тексты опубликуют лишь через неделю! Времени еще предостаточно, а мыслей у меня хоть отбавляй!.. Так вот, о чем это я? Ах да, раз десять в мою коморку наведается одна приставучая сотрудница журнала, которая будет компостировать мозги своими проблемами типа: в ее любимом магазине закончилась распродажа, повысилась цена на макаруны или ее бойфренд в очередной раз ее продинамил.
Господибоже, как же я обожаю свою работу!
К полудню мне как обычно удастся незаметно покинуть здание, чтобы встретиться с боссом (ее имени я так и не знаю, ибо это одно из правил агентства, в котором я состою) и некоторыми девочками, которые так же, как и я сбежали из своих «тюрем», чтобы узнать новое имя и желания клиента. На самом деле никогда не знаешь, кого тебе подсунут в этот раз, однако это не пугает, а больше интригует и разжигает интерес. На подобные разговоры я всегда иду уже подготовленная, с гордо вскинутой головой, с походкой от бедра и широкой хитрой улыбкой, так как знаю, что начальница обязательно приберегла для меня кого-то интересного (она же меня любит).
- Ты опоздала, - заметит она снова, когда я упаду на широкий диван в кафе, где мы обычно встречаемся. – Но выглядишь превосходно, - о, да, я это и сама знаю, поэтому лишь кивну ей головой и протяну к себе папку, которую босс оставила как раз для меня – кто же сегодня будет моим клиентом?

Девять вечера. Клуб. Еще одна моя личная комнатка, куда я могу спокойно придти, перевести дыхание, затем переодеться в «рабочую форму», навести марафет на фейсе и пуститься развлекать публику, что собралась в заведении. Они ждут шоу, они хотят расслабиться, они ищут обольщения – что же, именно это я и могу им дать, только сперва достаньте свои толстые кошелечки и протяните мне кругленькую четырехзначную сумму (можно и больше, я не буду против). Здесь у каждой своя сцена, у каждой свой мирок, свои голодные зрители; никто никого не отбирает и не переманивает к себе, никто ни с кем не конкурирует. За это я и люблю клуб – здесь мы все равны, и единственное, что вызывает добрую зависть, это умение возбуждающе и красиво двигаться у шеста.
Завидовал ли кто-то мне? Да, бывало: девочки нередко высказывали свои дифирамбы о моих танцах в том самом тоне, который так приятен моей самооценке.
Ну да ладно, пора зажигать: манящий свет открывает мое представление, я уже на сцене, я уже готова. Новая музыка, новый ритм, новый костюм и движения – я люблю импровизировать, хотя многие девушки не желают менять свою программу, думая, что так потеряют своих клиентов. Зря, считаю я и смело показываю какие-то новые элементы, новые вариации, специально не попадая в четкий ритм, а подхватывая какой-то другой, чуть менее слышимый, а потом резко возвращаюсь на нужную волну. В общем, мальчикам нравится, мальчики платят – это главное. Да и я получаю удовольствие от того, что смогла в очередной раз угодить, так сказать - попала в яблочко.
Но бал не вечен, часы бьют двенадцать и мне пора уходить, однако я не буду совсем уж Золушкой, не сбегу не попрощавшись – красиво закончу свой танец и, вильнув пятой точкой, уйду со сцены, когда погаснет свет. Впереди ждет моя третья работа. Третья, но поверьте, самая любимая работа.

И вот я уже на нужном этаже, стою около нужной двери – кажется, именно этот номер. Черт бы меня побрал - оставила папку со всеми координатами в своей гримерной. Но мне повезло, ибо клиент не стал сильно беспокоиться о гостинице и выбрал отель как раз над моим клубом. Я знаю о всех предпочтениях мужчины за дверью, знаю, чего он от меня ждет, поэтому и оделась подобающе – бархатный длинный халатик, который чуть обнажает грудь, красное нижнее белье с черными рюшами и чулки. В одной моей руке бутылка коньяка, в другой – два фужера… Кстати, я же вам не назвала, кто он такой: женатый мужчина сорока лет, директор ювелирного салона, пользуется нашими услугами уже не первый год (по рассказу босса) – проверенный, в общем, клиент. Не маньяк уж точно. Зовут Себастьян. Собственно, это все, что я успела запомнить, да и больше знать мне не нужно.
Пора. Я аккуратно освобождаю руку с бокалами и стучусь в дверь, оглядываясь по сторонам – мало ли, встречу кого из старых знакомых.

Отредактировано Umbrella Rookwood (2013-07-20 13:07:57)

+1

6

Я никого не ждал. Искать меня здесь сегодня было некому. Я никого не приглашал, я не заказывал в номер еды, а горничным в такое время в номерах делать решительно нечего. И в совокупности эти все факты давали мою вполне закономерную реакцию: стук в дверь мне показался странным, неуместным и ошибочным. Но, даже найдя единственно логичное объяснение вторжению в мой одинокий (в лучшем смысле этого слова) вечер, я не стал отказывать себе в том, чтобы удовлетворить любопытство - лениво, попутно разминая шею и руки, прошествовал к двери и резко, словно намереваясь застать визитёра врасплох, дернул за ручку. Единственное препятствие между мною и недоразумением извне - деревянное полотно двери -, оставив после себя легкое колебание воздуха, отступило к стене и я не без того же любопытства, благодаря которому оказался в этой ситуации, цепко ухватился взглядом за незнакомку. Знакомую незнакомку.
  Я ее сегодня видел. Это она грациозными изгибами тела оплетала шест, это она была единственной, чье лицо я видел весь этот вечер (остальные неизменно сливались в бесформенную биомассу), это она была героиней моих мыслей и главным действующим лицом короткой, но пылкой истории, которую вместо голливудских фекалий в качестве развлечения мне подсунул собственный мозг. Я придумал ей имя, историю и даже то, как звучал бы ее голос, когда бы она произносила мое имя с забавным провинциальным акцентом.
  Часть истории ожила - явным свидетельством тому явилось присутствие здесь Маргариты (именно так я назвал её в собственных мыслях); не то Вселенскому Кукловоду настолько понравился мой ненаписанный сценарий, не то его Величество Случай просто слепо предоставил мне выигрышную комбинацию, но это знакомство, которое казалось мне невозможным и, быть может, даже ненужным, состоялось. Еще не окончательно, правда, потому что она всего лишь стояла у меня на пороге, а я все еще называл ее вымышленным именем, но я посчитал, что имею полное право на откровенную, пронизывающую, интимно-таинственную улыбку, какой обмениваются с человеком, с которым уже что-то связывает, или связывало когда-то. Ответом на мою улыбку был вдруг бросившийся в глаза блик на бокалах. Двух бокалах, которые явно предназначались мне и ей. Ответом был также и откровенный наряд - бывает же в жизни! Бывает ведь! А бывает, просто, ничего не имея ввиду, обезоруживающе улыбаешься какой-нибудь милой барышне в кофейне на углу, а она пренебрежительно задирает нос, словно я своим взглядом над нею грязно надругался... И, как полный антипод, Она. Другая. Без слов. Красивая, обворожительная. Чхать я хотел на то, сколько пошлых взглядов с мыслями, более гадкими и мерзкими, чем все помойки мира, на нее сегодня посягали. Она непозволительно хороша и она пришла КО МНЕ.
- Я уже заж... - в мою речь едва не вклинилась оговорка, и лишь инстинктивная пауза, которая самопроизвольно проникала в мою речь, едва появлялась необходимость выговорить треклятую "р", которую я не выговариваю с детства, уберегла меня от казуса. - Заждался, - торопливо, но вполне уверенно и совершенно не растерянно, закончил мысль я, протягивая одну руку вперед, чтобы, поймав  ее свободную ладошку, увлечь девушку за собою,  чуть отступая назад, как гостеприимный хозяин, не желающий держать гостью больше положенного у дверей.
  Мне не слишком хотелось знать, как часто она это делает - как часто приходит в номер к понравившемуся зрителю (я ведь ей понравился, наверняка, - а иначе, на кой ляд ей было бы ко мне приходить?). Мне не слишком хотелось знать, как она нашла меня... мне не хотелось знать ни-че-го. Мне просто дико нравилось то, что сейчас происходило и я, с мальчишеским азартом, с полной самоотдачей, доверялся своим ощущением.
  А ведь всего несколько минут назад я никого не ждал и считал, что меня никто не стал бы искать. Меньше минуты назад я принимал за глупую ошибку решительный стук в двери и на какую-то долю секунды замешкался, стоит ли совершать телодвижения, если я заранее знаю, что они напрасны. Подумать только - в какую-то секунду "генератор случайных решений" мог сказать "нет" вместо "да" и я продолжал бы стоять у окна, отделенный от Маргариты расстоянием длиною в комнату, дверью и собственным одиночеством.

Отредактировано Caesar Avery (2013-07-25 16:41:26)

+1

7

http://f3.s.qip.ru/xdQJKF9b.jpg

И всякий раз, стоя у очередной двери, ведущей меня к новому клиенту, я ненароком вспоминаю своего первого, которого мне подсунула босс, как только я пришла к ней и сказала, что хочу заниматься эскорт-услугами в ее агентстве. Его звали Алекс: проныра, хитрец, бесчувственная скотина, любимец богатенького деда, который потакает всем капризам внучка. Он не работал, не учился, он просто прожигал свою жизнь так, как ему вздумается. Он был дерзок, он был азартен, свободен, а главное - сам себе на уме (прям как я, только в бесконечной степени). Он знал, что ему нужно, знал, чего он хочет – не в смысле каких-то глобальных целей, а так – по мелочи, грубо говоря. Невероятно красивый, с тонкими чертами лица и выступающими скулами, высокий, накаченный; странно, что у него не было постоянной девушки, которой он бы ежедневно изменял, поглядывая в блузки и под юбки других девочек.
Я провела с ним ровно сутки: мы встретились в казино как раз в тот момент, когда парень поставил на зеро. Я помню, как подошла со спины и, положив свои ручки на его плечи, приобняла юношу, поцеловав в правый висок и поздоровавшись со своим клиентом на день. Он был рад тому, что я пришла во время, заказал мне выпить и пригласил сесть рядом, чтобы я могла понаблюдать за его игрой. Время пролетело так быстро… Всю ночь мы гуляли по улицам Сакраменто, разговаривая о музыке, о книгах, о тех или иных рекламах, которые только попадались нам на глаза. Мы говорили о живописи, об искусстве в целом. И казалось, что мы знакомы очень и очень давно, будто были старыми приятелями, которые просто несколько лет не виделись друг с другом, и вот выдался денек, чтобы вновь встретиться и провести день вместе… Мне с ним было так хорошо. И почему только начальница была о нем плохого мнения? Оказалось ведь, что американец совсем уж неплох собой.
Наутро мы пришли в гостиницу, где у Алекса уже был заказан номер с прекрасным видом на восход, на море и на пляж. Мы простояли у окна в полнейшем молчании около получаса, а затем, вкусив отменного вина, погрузились в завершающую часть моего первого рабочего дня в этом городе – мы занялись любовью.
Кстати, сделаю небольшое отступление, вы знаете, в моей работе есть два, так сказать, варианта услуг: либо тебя берут на целый день, либо вызывают на час – ни больше, ни меньше. И главное правило, вернее это мое правило, не засыпать с клиентом. Да. Я никогда не засыпаю с ними, даже если впереди двадцать четыре часа пребывания с одним и тем же молодым человеком. Так же, когда я нахожусь в роли сопровождающей, не стоит забывать о том, что мужчины не любят, когда им буквально тычут в нос тем, что мы мало знакомы – надо уметь делать вид, что вы реальная пара, у которой много общего, есть темы для разговора. В общем, импровизация в данном случае является главной помощницей.
Так вот, в случае с Алексом я справилась на все пять с плюсом – я же мастер своего дела, ну - за что получила хорошую пачку денег и похвалу от босса, которая официально вписала меня в свой журнальчик и создала мне страничку на сайте своего агентства.
Теперь же у меня есть несколько минут, чтобы полностью расслабиться и опустошить голову от ненужных дум – мужчины не особо любят, когда девушка размышляет во время такого «приема». Нужно просто поддаться той волне, которая сидит в твоем клиенте, нужно ее прочувствовать, уловить ее; ведь только в этом случае все пройдет гладко и безукоризненно. Собственно, я не слишком уж и волнуюсь, переживаю, чтобы пить сейчас валерьянку, однако привести учащенное сердцебиение и пульс в порядок мне все же не помешает. Делаю последний вдох, который таки утихомиривает бурлящий внутри меня фонтан эмоций от нахлынувших воспоминаний, и заключительный выдох – дверная ручка уже повернулась, и вслед за этим простым поворотом она забирает с собой время, что еще совсем недавно тянулось так медленно и лениво, забирает с собой все окружающее меня пространство, оставляя только одну комнату, одного мужчину – оставляя только эту ночь и нас.
К слову теперь передо мной стоит юноша, который едва смахивает на директора, а уж про приставку «ювелирного салона» я вообще молчу. Но он красив, он симпатичен мне, он не походит на извращенца, коих я порой встречала. Я смотрю в его зеленые глаза, широко и загадочно улыбаясь. Молчу, слежу за его взглядом, который заметил в моей руке прекрасный напиток и бокалы.
- Больше ждать не придется, - с долькой вызова произношу я и кладу свою ладошку в ладонь Себастьяна, прохожу вслед за ним в комнату, где приглушенный свет свидетельствует о всей пикантности предстоящей ночи. Я, не привлекая особого внимания к своим жестам и передвижениям, осматриваю аккуратным беглым взглядом номер, в котором нахожусь – для себя мне нужно сейчас сразу понять, где здесь ванная комната; а затем вновь возвращаюсь к клиенту и, поднимая вверх руку с бокалами и бутылкой, чуть трясу ее из стороны в сторону. – Ты не против проводить эту чудную ночь несколькими глотками крепкого французского коньяка? – и, не дожидаясь ответа, я ставлю два бокала на тумбу, которую замечаю, продвигаясь в большую залу, наполняю их жидкостью и протягиваю один фужер юноше. – За сегодня, - много ли смысла в этом коротком тосте, в этой краткой речи, которую я только что произнесла? Не знаю. Но я выставляю свой бокал чуть вперед, чтобы чокнуться с Себастьяном, при этом продолжаю так же ненавязчиво и в то же время коварно улыбаться.

Отредактировано Umbrella Rookwood (2013-07-29 16:01:37)

0

8

Игры нет, тема в Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » London rose