Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Claire
[panteleimon-]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Джо никак не мог заставить себя отвести взгляд от девушки, невольно ища в ней прежние знакомые черты. Когда они познакомились, Пейшенс напоминала маленькое солнце; её улыбка...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Всё, что начинается плохо, кончается ещё хуже.


Всё, что начинается плохо, кончается ещё хуже.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Sharon Moreau, Carsten Keller, далее присоединится Christoph Keller и Tea-адвокат хд
Место: номер отел, полицейский участок
Время: 3 июля
Время суток: утро-ночь
Погодные условия: ясно, пригревает солнце, ветер северо-западный 2-4 м/с, осадки мало вероятны хд
О флештайме: Стандартно проведенная ночь, половина произошедших событий в которую, утеряны в силу количества выпитого, пробуждение в отеле и... неожиданный визит полиции. Все не так обыденно и радужно, как могло бы быть....

Отредактировано Carsten Keller (2013-07-23 12:17:34)

+1

2

- Чертовы музыканты, - бубнила я себе под нос, ища что-то на своем рабочем компьютере. Собственно, искала я, как раз-таки, информацию на тех самых «чертовых музыкантов», а именно на человека, имя которого я запомнить не могла, зато запомнила фамилию – Келлер. – Ну почему нельзя приехать, выступить, получить деньги и свалить? Обязательно кого-то убить надо, – рядом сидел коллега, который и принес новости о том, что нашим потенциальным убийцей является публичная личность.
А дело было достаточно простым: этой ночью было обнаружено тело молодой девушки. Единственный свидетель смог описать человека, которого видел выходящим из здания последним. Вот же удивление, когда по фотороботу кто-то из коллег опознал достаточно известного музыканта, приехавшего на гастроли в Сакраменто. Мне оставалось лишь вздохнуть и проклясть это дело. Расследования, затрагивающие известных личностей, привлекают кучу зевак, их поклонников, ну и, разумеется, журналистов. Так что мне и прокурору придется отбиваться от толпы любопытствующих, ну а еще от адвоката мистера Келлера, которого тот себе, несомненно, сможет нанять. Впрочем, показания свидетеля – крайне веское доказательство, так что у прокурора были все основания на то, чтобы выписать ордер на арест и настаивать на запрете выхода под залог. Мне же досталась честь арестовать подозреваемого.
- Я увижу знаменитость, - с радостным воодушевлением, заметила я по дороге в отель, хотя это был чистой воды сарказм. Мне меньше всего хотелось брать на себя подобное дело, которое точно будет предано огласке. Публичный человек, а значит, и мои действия будут на виду. Как же это ужасно, и сразу после медового месяца! Я домой хочу, я хочу к Этьену, а приходиться с головой погружаться в расследование только потому, что очередной музыкант, перебрав, решил подпортить городу демографическую ситуацию.
И вот несколько автомобилей Форд Кроун Виктория подкатили к престижному отелю. Офицеры в бронежилетах, я в том числе, направились к главному входу. Мы тут же привлекли внимание простых прохожих, ну и, разумеется, персонала отеля. Пускать нас сначала не хотели, однако мой утвердительный тон и ордер, быстро сделали свое дело. Тактично мы не назвали имя того, кого собираемся задержать. До этого момента, все держалось в секрете, чтобы не допустить наплыва репортеров. Но, увы, вывести Келлера из здания в наручниках незаметно – не получиться, так что уже через час стоило готовиться к сенсации на страницах прессы.
- Не хочешь оружие достать? – поинтересовался у меня один из коллег, когда мы уже стояли около двери номера музыканта. Я же только посмотрела сначала на него, а потом на других ребят. Такое ощущение, что они готовятся к штурму.
- Нет, - усмехнувшись, просто протянула я. – А что? Пьян и очень опасен? – очередная усмешка, мне во почему-то кажется, что мистер Келлер сейчас никак не ожидает нашего прихода. Он вообще ничего не ожидает, кроме минералочки или чего-то подобного. – Вы – мое прикрытие, - серьезно заметила я, хотя до сих пор не верила в то, что оружие понадобиться.
Наконец-то подоспел портье. Мы не собирались устраивать шум в таком престижном отеле, потому дверь нам открыли спокойно и мирно. Так же спокойно и мирно, а еще очень тихо, мы зашли внутрь. Я с интересом осмотрела обстановку, номер выглядел крайне солидно. Невольно появилось желание снять такой с Этьеном. Но черт, я отвлеклась. Итак, мы прошли внутрь. Я хоть и не достала оружие, но моя рука лежала на кобуре, я была в полной готовности по необходимости вытащить оружие и сделать свое дело. Однако, как и ожидалось, этого не потребовалось. Как только офицеры увидели заспанного Келлера, тишина сменилась суматохой. Многочисленные «лежать!», «не двигаться!», «руки покажи!» оглушили помещение. Я же поспешила к подозреваемому, пока он ничего не понимает, и не начал буянить. Взяв мужчину за руку, резким движением я развернула его к себе спиной.
- Мистер Келлер, - оперативно застегивая на его запястьях серебряные браслеты, произнесла я. – Вы арестованы по подозрению в убийстве. Вы имеете право хранить молчание, все, что вы скажете, будет использовано против вас в суде. Вы имеете право на адвоката. Если же не можете себе его позволить, - а здесь даже можно посмеяться, - вам предоставят общественного защитника. Сэр, вы поняли свои права? – повторяю эти слова вот уже более десяти лет, тошнит, ей Богу. А самое забавное, если я или любой-другой офицер этого не произнесет, арест будет считаться незаконным! – А еще вы имеете право надеть штаны, - киваю коллегам, чтобы помогли музыканту реализовать это право, ведь руки последнего уже скованы. - Вы вообще хоть что-нибудь понимаете? – видно, что человек не до конца пришел в себя после долгой и насыщенной ночи.

+4

3

Случаи, когда Карстен ночами пропадал в клубах, были крайне редки. Не потому что развлечения подобного рода были ему чужды, просто, последнее время он поставил перед собой задачу работать над новым материалом, это затягивало с головой, не давая возможности распыляться по незначительным мелочам. Последние пару дней музыкант снова ушел в себя, ограничившись общением с гитарой и, примерно раз-два в сутки с Кристофом, предоставляя ему на суд, то, что пришло в голову. Но, беда творческих людей в том, что вот она была муза, и вот ее нет. И хоть в лепешку расшибись. Возникает вполне закономерный вопрос: «Что делать?» Ответ очевиден, необходимо найти что-то, способное вернуть вдохновение, добавить свежих идей, ну или просто напросто проветриться.
В тот вечер выходом из тупика стал поход в клуб. Одно из довольно презентабельных и известных в городе заведений, с публикой, что не будет дергать за руки, пускать слюни и вытворять прочие непотребства, завидев известного человека. Несмотря на располагающую атмосферу, Карстен не планировал зависать там надолго и, познакомившись с компанией местных музыкантов, по окончанию их выступления, он отправился на частную вечеринку, которая плавно перекочевала еще в один клуб, которым и закончилась ночь поиска музы….
Утро - это самое ужасное время суток. Оно всегда начинается мучительно, независимо от того, что происходило с тобой ночью. А если все же допустить тот факт, что ночью что-то происходило, все мучения Ада покажутся детскими шалостями по сравнению с пробуждением от солнечного света, игриво забравшегося на подушку. Именно так все и происходило в нашем случае. Зажмурившись, Карстен медленно отвернулся от окна. Однако спасения не последовало. Ощущение, будто голова зажата в тиски и вот, вот лопнет от давления, заставило распахнуть глаза. Тихий стон, оказался настолько хриплым, словно принадлежал кому-то постороннему, находящемуся в спальне помимо Келлера. Нет, с этим надо заканчивать. К чертям такие развлечения. И как только Кристоф умудряется? Отвлекшись на размышления о возможно скором начале здорового образа жизни, музыкант принял вертикальное положение сидя. Взгляд уперся в противоположную от него стену, где располагалось зеркало. Черная рубаха с закатанными по локоть рукавами, застегнута всего на две пуговицы, брюки отсутствуют. Интересно… мысль о том, что он мог прийти в номер без них, заставила осмотреть пол спальни в поисках предмета гардероба. Потеря нашлась, они лежали на входе в комнату, там же, где и ботинки.
Поднявшись с кровати, Карстен медленно побрел в сторону холла, все, что ему сейчас требовалось, стакан воды или сока и таблетка аспирина. Чуть ли не стандартный завтрак. Для их менеджера так точно. Музыкант вышел из спальни, когда из коридора донеслись звуки открывающегося замка и распахнувшейся двери, затем шаги Он успел подумать о том, что вошедших как-то слишком много для одной Ханны, или Криса, или даже для них двоих. В этот момент в холле появились люди в форме с оружием, тишину нарушили их крики. Сказать, что Карстеном овладело удивление, было бы мало. Он застыл на месте, наблюдая данную картину, словно со стороны, так будто эти люди вломились не в его номер. Широко распахнутые глаза и крайне растерянное выражение лица говорили сами за себя. Он совершенно не понимал, что происходило в данный момент. Женщина-офицер, резко схватив за руку, развернула Келлера спиной к себе. Несколько секунд и запястья неприятно обжег холодный металл. Щелчок. И ее голос.
Что? Что вообще происходит? Ситуация, не будь настолько серьезной, показалась бы безумно комичной. Розыгрыш? Нет, так не шутят. Эти слова, как в фильмах про копов.
Подозрение на….
- Ч.. что? – Карстен поднимает на женщину глаза, немного хмурится, отрицательно качая головой, в ответ на ее вопрос. – Это какая-то ошибка. Я не… не понимаю, о чем вы. – Голос звучит неуверенно тихо. Кто-то толкает его в сторону, натягивая брюки и кивая на ботинки. Келлер послушно обувается, его снова тянут за руку. Все словно в дурном сне, головная боль лишь усиливается от криков полицейских. Нет, это явно не розыгрыш, а если так, то шутка не смешная и затянулась. Один из людей в форме, подтолкнул Келлера к выходу, он на мгновение остановился, оборачиваясь к той, что надевала на него браслеты.
- Офицер. – Сделать вывод о том, кто командует операцией, нетрудно. – Это обязательно? – Карстен кивком головы указывает на наручники за спиной. – Я готов идти с вами добровольно. Пожалуйста. – Мысль о том, что у отеля вполне вероятно их ожидает целая прорва журналистов, готовых за сенсационный снимок душу дьяволу продать, ввергает в панику. Да, о папарацци они обязаны помнить 24 часа в сутки, несмотря ни на что.  Только еще огласки сейчас не хватало, когда он сам не знает, что происходит.
- Если без них никак то, хотя бы не за спиной. – Наверняка, офицер – женщина благоразумная, она прекрасно понимает, что беспокоит музыканта. Вопрос в другом, нужна ли ей шумиха вокруг собственной персоны? – Прошу вас.

+3

4

Искреннее удивление. Как часто я вижу такое. Обычно человек либо удивлен тому, что его вообще нашли и поймали, а в данном случае, готова поспорить, Келлер и не помнит, что сделал. Впрочем, выводы я делать не спешила. Опыт подсказывает, что пока нет неопровержимых доказательств – точно утверждать нельзя. Показаний свидетеля хватило для того, чтобы выдвинуть обвинения и выписать ордер на арест, но хватит ли этого, чтобы жюри присяжных признало музыканта виновным? В общем, рано думать о подобном, моя задача сейчас состоит в том, чтобы арестовать его. К слову, Келлер пришел в себя достаточно быстро. Тут же подумал о репортерах, которые, несомненно, уже ждут на выходе.
- Лейтенант, - с улыбкой поправила я, не люблю, когда меня называют должностью на три ступени выше настоящей. – К сожалению, мистер Келлер, обязательно, - не думает же он, что мы вот так просто освободим человека, обвиняющегося в убийстве, стоит ему только заикнуться о добровольности. – Вам стоило позаботиться о своей репутации до того, как совершать тяжкое преступление, - и снова с блаженной улыбкой произношу я. – Да и представьте, как повыситься к Вам интерес, а? – подмигиваю парню, явно не собираясь его отпускать. – Реклама от департамента полиции. Даром. Ну вперед, - последние слова я произнесла уже более тверже и настойчивее.
Взяв Келлера за локоть, я повела его вперед. За мной двинулись остальные офицеры. Разумеется, такой конвой привлек внимание. У меня не оставалось сомнений в том, что и журналисты не заставят себя долго ждать. Келлера и без того караулили, а представьте, что будет, если кто-нибудь позвонит и сообщить местным газетенкам о том, что в отель, где живет знаменитый певец, подъехал конвой полицейских… Собственно, что будет мы поняли, как только вышли на улицу. Не сказать, чтобы было много людей, но и присутствующих хватало. Нас с Келлером тут же окружили коллеги, я же, положив руку на голову парня, помогла ему наклониться, чтобы сесть в машину. На улице была шумиха, все кричали и интересовались «Что происходит?». Я же, проведя по горку большим пальцем, этим жестом дала понять, чтобы молчали и сворачивались, пора садиться в машину и уезжать.
- Угораздило же…, - протянула я, усаживаясь в автомобиль, на заднем сиденье которого устроили и Келлера. – А ведь до сегодняшнего дня я и не знала о существовании вашей группы, - потому и удивлена такому количеству любопытствующих. Меня трудно назвать человеком старого поколения, я признаю все, и новое и старое, просто уже нет сил следить за вновь появляющимися группами. Они появляются и пропадают. Вот недавно прочитала, что Келлер солист. Если сядет в тюрьму за убийство – конец группе.
На протяжении всей дороги я молчала, не отвечая ни на какие вопросы и комментарии. Лишь изредка брала в руки рацию, чтобы сообщить о нашем местонахождении. К сожалению, репортеры были не менее быстрыми, около участка так же собрались несколько людей с фотокамерами. Благо, офицеров в участке больше, чем было во время ареста, так что мы вполне могли утихомирить и согнать журналистов с территории участка. Как только это произошло, я незамедлительно вышла из  машины, помогая тоже самое сделать и Келлеру. Оказавшись в участке, я передала подозреваемого сержанту, чтобы отвел его в комнату для допросов. Там ему должны снять наручники и дать право на один звонок. Адвокату, например, он ему просто необходим. Через минут десять и я оказалась в допросной комнате. Мы были наедине. В руках я держала папку, а на лице неизменно играла улыбка.
- Наверное…, здорово было вчера ночью, - зайдем издалека, не хорошо вот так в лоб задавать человеку вопросы, тем более, что он еще и сам плохо ориентируется. – У музыкантов, наверное, ночная жизнь и вовсе веселая, - я прошла вглубь комнаты и присела на краешек стола. – И порой веселье зашкаливает настолько, что уже трудно контролировать свои действия, - тонкий намек на совершенное преступление. – Это так, Карстен? Вчера твое веселье… именно этим и закончилось? Освежу твою память, - глубоко вздохнув, я открыла папку и достала оттуда фотографии, ее же и кинула перед музыкантом. На фотографии симпатичная молодая девушка, еще улыбается. – Узнаешь ее? Это Моника Харрис. Она работала продавцом в магазине одежды. Говорят, была хорошей девочкой, вот только…, - я усмехнулась, - любила разгульную ночную жизнь. Ничего не припоминаешь? – я немного наклонилась, как будто желая услышать ответ, и через несколько секунд снова выпрямилась. – Сегодня ночью, вернее, под утро, она была обнаружена мертвой в своей квартире, - повисла недолгая тишина, я давала время парню осознать все сказанное, если его это вообще волновало.  – Но прежде, чем ты что-либо скажешь… Ты воспользуешься правом на адвоката или откажешься? – конечно, он уже мог позвонить своему адвокату, но если сейчас откажется, нам ничего не помешает помахать защитнику ручкой. К сожалению, без этой формальности, я не могла вести допрос. Если он решит воспользоваться своим правом, то допрашивать я его смогу только в присутствии адвоката, иначе его слова не могут использоваться официально. Как меня это всегда раздражает. – Но подумай внимательнее…, - я заговорила тише, чтобы звучало убедительнее. – Если тебе есть что скрывать – адвокат будет к месту, а если нет… он лишь помешает мне выслушать твою точку зрения и разобраться, - и это не было уловкой. Детективу стоит только задать вопрос, как адвокат кричит, что его клиент не будет отвечать. Так как разобраться, как получить ответы и добиться справедливости, если действовать приходится вслепую?

+3

5

И все же, наивно было полагать, что ее волнует что-либо, кроме совершаемого правосудия. Женщина явно получала удовольствие от всего происходящего. Ее слова заставили нахмуриться и опустить взгляд. Прекрасно, настолько замечательно, что в жизни не придумать нарочно. Карстен пытался напрячь память, вспомнить хоть что-нибудь, способное пусть на толику, но прояснить ситуацию. Ноль, абсолютный. Тяжкое преступление…
- Я никого не убивал. Это ошибка. – Лишь вновь повторил он уже то, что они слышали. Наверное, реакция музыканта была слишком спокойной. Он не дергался, не истерил, его состояние выдавал лишь потерянный взгляд и порой бессвязные реплики. Может, от него ожидали иного, но неожиданность происходящего и само обвинение, просто ввели его в ступор.
Лейтенант, теперь ему было известно ее звание, взяла парня под локоть и повела из номера. Несколько раз он оглянулся на двери, словно ожидая, что вот, вот проснется и все это окажется идиотским сном. Как жаль, что чудеса в нашей жизни невозможны. Полицейские выстроились таким образом, дабы загородить подозреваемого от зевак, собравшихся на входе, но поможет ли?  Когда музыканта подводили к дверям, сердцебиение зашкаливало, на мгновение Карстен даже приостановился, не в силах перебороть предчувствие того хаоса и его результатов, что последуют после того, как в прессу попадут снимки с его арестом. Как часто приходиться жалеть о собственной публичности? Намного чаще, чем радоваться ей. Первое, что увидел музыкант за порогом отеля, был яркий свет, ослепившей его вспышки фотоаппарата.
- Карстен! Карстен! Что произошло?! Ответьте! Карстен! – Все возгласы и вопросы однотипны и сливаются в единый шум, который в итоге становится не разобрать. Рука полицейского заставляет ниже склонить голову при посадке в автомобиль. Келлер опускается на сиденье, он все еще не до конца осознает происходящее. Один из журналистов, пробравшись ближе, бьет ладонью по стеклу автомобиля, в попытке привлечь внимание и заставляет музыканта вздрогнуть и отшатнуться. Наконец-то машина трогается, оставляя шумную толпу позади себя. На слова полицейского парень не отвечает, лишь на мгновение поднимает на ее взгляд, и снова погружается в собственные размышления. Всю дорогу Карстена занимают мысли о том, что у участка, вероятно, его ждет нечто подобное. Странно, но думать о том, что он убил кого-то, не получается. Это просто невозможно. Человек, что рьяно выступал против насилия, известный своими пацифистскими взглядами и вдруг убийца? Это смешно. Это фантастично.
Автомобиль тем временем остановился у участка, но выводить Келлера не спешили. В окно он видел, как полицейские выпроваживают журналистов, стремящихся отхватить свою долю сегодняшней сенсации. Как только они закончили, его проводили внутрь.
- Один звонок. – Келлеру предоставили телефон. Не раздумывая, он набрал знакомый номер. Кому еще он мог позвонить, если не брату? Нет, варианты, конечно, были, но его экстренный контакт – Кристоф.  В трубке послышались гудки, он довольно долго не отвечал, с каждым пронзительным «тууу» ощущения становились все более мерзкими. Ожидание, что успело показаться вечностью, прервал голос Келлера-старшего.
- Крис! – Отлегло, Карстен выдохнул, но радость от услышанного им знакомого голоса улетучилась довольно быстро.
- Где тебя носит? – Это было первое, о чем спросил Кристоф и, судя по его тону, отсутствие брата его крайне напрягало.
- Я в участке... у меня всего один звонок... – Прозвучало тихо, Карстен виновато склонил голову, словно собеседник мог бы видеть его.
- Ты. Мать твою где?!! Говорить какой участок сейчас приедем, вытащим.....Стоп...ты же утром в отеле был так какого хрена сейчас делаешь в участке?
Музыкант закатил глаза, хотя, стоило ли раздражаться на вполне закономерные вопросы? Он спросил бы тоже самое.
- Утром в номере… я не... - вздыхает, так как, признаться, потрясывает немножко. - Крис, меня обвиняют в убийстве. Я ни черта не помню, что вчера было. Я в полной жопе, я не знаю, что мне делать.
В ответ слышится много отборного мата, наверняка всего, что когда-либо знал Кристоф.
- Так нужен адвокат. Я понял. Держись там, я найду юриста и лечу к тебе.
- Хорошо. Я жду... Слушай... там прессы дохера было... у отеля и у участка. – Несмотря ни на что, это один из тех вопросов, что волнует Карстена.
- Мы все решим, что можно. Расскажешь все мне лично. Что-нибудь надо? – Вопрос Криса вызывает некоторый ступор, который сменяется бессильной злобой.
- Я не знаю, я раньше никого не убивал! – В голосе явно проскакивают истеричные нотки.
Успокойся, вдохни поглубже. Ты и сейчас не убивал, я уверен.
Конечно, а что еще он может сказать? Не переживай, подумаешь, грохнул кого-то. Не велика беда.
- Приезжай быстрее... и Ханны тут не надо, ладно? – Богатое воображение в красках обрисовало Мюллер, несущуюся по участку с растрепанными волосами, запыхавшуюся, готовую смести все на своем пути. Жутко.
- Я приеду с адвокатом, не волнуйся, мы тебя вытащим.
После разговора оставалось лишь ждать, это нервировало в еще большей степени. Карстен сидел в комнате для допроса и массировал запястье левой руки, что неприятно ныло после наручников. Мысли разбегались как тараканы с кухни, при неожиданном включении электричества.  Дверь открылась и внутрь зашла лейтенант, держа в руках папку.  Раньше все нарушения, когда-либо совершенные Келлерами, были незначительными, сейчас же Карстен ощущал себя героем какой-то криминальной драмы, не меньше. Ему приходилось видеть подобное лишь в кино, он и представить не мог, что сам окажется в роли допрашиваемого. С ролью потенциального преступника музыкант еще не смирился.
Полицейский начала разговор, все это время Карстен упорно рассматривал поверхность стола. Что он мог ей сказать? Ее слова, не требовали лишнего подтверждения, она знала, что он скажет наперед. На гладком столе отражалась лампа. Тускловатая, она лишь нагнетала обстановку. Перед лицом музыканта оказалась фотография девушки. Моника Харрис. Келлер сдвинул брови, всматриваясь в черты лица погибшей. Он ощутил неприятный озноб. Да, девушку музыкант помнил. Помнил, как они познакомились, и как поехали на вечеринку к ее друзьям и даже как позднее, раздевал ее в ее же спальне, не зная при этом ее имени. А так ли оно важно? К чему было спрашивать, когда он знал, что эта встреча всего на один раз. Теперь ее имя надолго останется в его памяти. Моника Харрис.
Карстен медленно перевел взгляд с фотографии на копа. Вероятно, в ее словах и была правда, вот только, Кристоф уже наверняка перевернул большую часть Сакраменто в поисках хорошего юриста. Да и, признаться, несмотря на уверенность в собственной невиновности, ситуация пугала. Хотелось иметь рядом кого-то, кто является профессионалом в данной области.
- Мой адвокат уже едет. Я не буду отказываться от его услуг. – Оставалось надеяться, что Крис не заставит себя долго ждать и... приедет без менеджера.

+3

6

игра стоит, в архив

0

7

Эпизод "Скорая адвокатская помощь"

- Хм, там даже полное имя? Фан-сайт или данные какого-нибудь ФБР? - мужчина усмехнулся, услышав свое полное имя, на что Теа задумчиво и без тени веселья на лице пробормотала:
- Данные британской разведки.
Девушка прочитывала сухие биографические данные, параллельно слушая высказывания Кристофа о его скрытом желании найти того, кто ничего о нем бы не знал. "Только что этот последний из Магикан умер в этой машине". Похоже парень действительно рассчитывает на чудо, но Теа далек оне волшебница, а всего лишь человек, который берет на себя ответственность за отмывание чужих грешков. Виноват ли Карстен или нет, решать не ей вовсе, но именно Теа должна заставить присяжных поверить в невиновность этого певца. Надеюсь назвать Карстена Келлера певцом богохульством не является
- Вы тоже должны верить в  его невиновность иначе как будете защищать его.
Теа не могла объяснить почему, но после всего сказанного Келлером, она осталась довольной. Однако её беспокоило ,что мужчина ищет в ней волшебника Изумрудного города или Дэвида Коперфильда на худой конец. Теа должна была опустить его с небес на землю и вовсе не от того что не верила в свои силы или в успех этого дела. Когда человек ждет, что все прокатит как по маслу любая кочка на пути может привести к тяжелому срыву. Когда дело касается близких - это сработает на все сто. Когда человек заранее готов в непростому пути, то любые препятствия ему будут не по чем. Так что уверенность Келлера её радовала, как и самоуверенность. Оставалось дело за малым. Надеюсь адекват еще не отключился.
- Я буду защищать его верой и правдой, мистер Келлер, но Вы должны быть готовы к длительному судебному процессу - она проникновенно смотрела в его глаза, а после, не дожидаясь пока Кристоф откроет дверь, выпорхнула из машины. Ловко поправив платье, девушка увидела перед собой толпу дежурящих репортеров. Автомобиль привлек к себе их внимание, но когда из него вышел Келлер Старший, журналисты сорвались с цепи и кинулись к ним на встречу. Франклин крепко ухватила Кристофа под локоть, другую ладонь уложила на плечо и, как ледокол Ленин, двинулась к полицейскому участку. К ним на помощь пришли дежурившие у входа сотрудники правоохранительных органов. Оказавшись внутри Теа вновь обратилась к своему клиенту:
- Мистер Келлер, Вам придется подождать здесь. К сожалению, родственников не пускают на допрос. Сообщите мне, если решите покинуть здание, пожалуйста. И никаких комментариев прессе. Отныне Ваш голос - это мой голос, мистер Келлер - она отпустила его руку и скрылась из виду.

****
Келлера только недавно взяли и, похоже его брат сработал более чем оперативно, - Карстена не успели допросить или развести на какие-то свои уловки до того момента, как он обсудит стратегию с адвокатом и не определится, как он должен сказать то, что помнит. Никто же не говорит о сокрытии информации от правосудие, но это самое правосудие бывает крайне специфичным.
Открыв дверь комнаты для допроса в сопровождении полицеского, Франклин вошла в серое помещение. Скупая адмосфера, скупая мебель, скупой интерьер, зато сколько здесь выдавлено информации из подследственных!
- Детектив - девушка кивнула и направилась к миссис Моро - Теа Грейс Франклин - адвокат мистера Келера. - она пожала руку лейтенанту - Прежде чем мы начнем допрос, я хотела бы поговорить со своим подзащитным наедине.

+2

8

Лейтенант отреагировала на реплику про адвоката совершенно спокойно, хотя, чего еще от нее стоило ожидать. Понятное дело, что ей все эти процессы тоже не доставляют особого удовольствия. Или Карстен ошибался в своих предположениях? У него было подумать об этом, пока они дожидались юриста. Стоит признать, Кристоф сработал довольно оперативно. Дверь в помещение отворилась, заставляя обернуться на вошедших. Полицейский, которого Келлер уже видел ранее и девушка. Первое на чем остановился взгляд - лицо, она была довольно молода, по крайней мере, выглядела так, темные волосы, острый подбородок, взгляд опускается ниже, на ней надето строгое платье делового стиля и классические туфли. Она представляется, заставляя вернуться к ее лицу. Голос довольно приятный, но в большей степени Карстен обращает внимание на уверенность и твердость тона. Первое впечатление, что Крис купился на милую мордашку и вырез на платье. Это заставляет нервничать, в голове возникают мысли вроде «а может, отказаться от адвоката еще не поздно?» Девушка больше напоминает стажера, нежели полноценного юриста. Но ведь ее нашел Кристоф, а это значит, что она просто обязана быть одной из лучших в своей профессии, а если нет, то… останется надеяться, что Германия не выдает своих граждан Штатам для совершения смертной казни. Келлер невольно повел плечами от ощущения явного дискомфорта и нервного напряжения, что сжимало свою железную  хватку все сильнее. Тихий вздох, обрывающийся неровным выдохом. Офицер дала свое согласие на разговор, и довольно спешно покинула помещение. Итак, они остались наедине. Карстен не сводил с девушки пристального, изучающего взгляда. В нем не было ни агрессии, ни какого бы то ни было интереса, который она могла истолковать неправильно, в основном присутствовала настороженность. Перед ним стол совершенно незнакомый человек, которому он должен доверить свою репутацию и жизнь, в конечном итоге. Когда за спиной захлопнулась дверь, музыкант осмотрелся, задерживая взгляд на камере, мерцающей красным огоньком в верхнем углу комнаты.
- Вы, как я понимаю, уже познакомились с моим братом. Он здесь? – Не мог не спросить про Криса. Изнутри грызло непреодолимое желание увидеть его. Все-таки, Кристоф всегда был для Карстена не только другом, но и немалой опорой в жизни, а где-то и примером. Несмотря на многие различия в характере и мировоззрении братьев, если присмотреться, они безумно похожи. Сейчас его не хватало. Когда человек попадает в незнакомую ранее ситуацию, это пугает, а когда она при всем прочем, носит угрожающий характер, не мудрено, что нам хочется искать защиты и поддержки у тех людей, кто нам дорог, в ком мы не сомневаемся. – Нам не дадут видеться? Хотя бы на пару слов? – Голос звучит глухо, на полутонах. – Вы, наверное, ждете от меня душе трепещущей истории. Кристоф рассказал вам в общих чертах, что произошло? – Он запускает пальцы в волосы, двигаясь по направлению от уха к затылку, и тут же убирает руку, кладет на стол ко второй, смыкая пальцы в замок. – Ах, ну да, он же сам толком ничего не знает. – Келлер прикусывает губы, отводя взгляд, и сжимает их в тонкую линию, обдумывая, с чего бы начать рассказ. Интересно, поверит ли она в его невиновность, или для нее это в принципе неважно?
- Можно я задам вам один вопрос, перед тем как начать? – Не дожидаясь ответа, Карстен спрашивает. – По какому принципу вы выбираете дела? Что является для вас основным фактором в принятии решения? Не сочтите за грубость, но я буквально через несколько секунд доверю вам свою жизнь, но совершенно ничего о вас не знаю. Один вопрос, это ведь не так много и сложно для вас, Теа.

+2

9

Каково это, оказаться на месте человека, который сейчас находится перед ней? Если поверить в его невиновность. Если отбросить все возможности и вероятности его вины? Если бы она оказалась на его месте, что чувствовала бы? Еще несколько часов назад он был в своем номере и беды не ведал, а теперь он в камере и теряется в догадках, начиная верить в свою вину.
Теа села напротив, положив перед собой дело, которое успела пролистать по пути сюда. Пока что материалов в нем немного. В основном показания единственного свидетеля и первые результаты осмотра места происшествия и найденного трупа молодой девушки. Когда видишь подобное впервые - это может шокировать, но когда это становится твоей работой, а еще хуже - специализацией, начинаешь относиться к этому спокойнее. Лучше бы она концентрировалась только на юридическом сопровождении фирм-компаньонов или занималась бракоразводными процессами, или на худой конец жилищными спорами, но почему-то ей везло на мокруху. Не всегда, но периодически. Если бы было иначе, откуда бы взяться такому списку в её адвокатской практике. Странно, что ей доверяли работу над такими делами. Вряд ли она производила должное впечатление. Хотя неужели для того чтобы вести подобные дела нужно быть большим мужиком. Вот миссис Моро вряд ли походит на Дуейна Скалу Джонсона, но при этом успешно делает свою карьеру и вряд ли кто-то усомнится при ней в том, что женщина не сможет унести на своих плечах подобное бремя.
- Не переживайте, нас не услышат. Все что вы мне расскажете останется между нами - её спокойный прозвучал не громко, так сказать задавая тон беседе. Не заметить его взгляда в сторону камер было трудно. Стоит отдать должное хваленой американской демократии, в некоторых моментах трепетное отношение к правам человека могло зашкаливать. Так что они могли спокойной поговорить в стенах комнаты допроса, правда лучше конечно не орать во все горло, а то и никакие звукозаписывающие камеры будут ненужны.
- Вы, как я понимаю, уже познакомились с моим братом. Он здесь?
- Да, он здесь. Франклин сложила руки на столе, поверх папки с материалами. Взгляд не отводила, держалась уверенно и невозмутимо. Если в такой обстановке еще и адвокат будет вдаваться в панику и истерию, о каком доверии может речь идти?
- Конечно же дадут, мистер Келлер. Как только мы закончим беседу с детективом, вы сможете увидеться с братом - Теа даже пропустила по губам легкую сочувствующую улыбку. Мужчина выглядел абсолютно подавленным и потерянным во всей этой историей.
– ... Кристоф рассказал вам в общих чертах, что произошло?
- К сожалению, нет. - пока что ничего похожего на истерику, попытку давления и панику она в нем не видела. Хотя, признаться, ожидала. Это абсолютно ни о чем не говорило, однако складывало определенный психологический портрет человека, который сейчас находился перед ней.
- В любом случае, вам придется рассказать мне обо всем, что происходило в тот вечер.
Далее последовал странный, неожиданный вопрос. Каким образом он должен убедить его доверить ей все события того вечера и не только их, попросту доверить свою судьбу в её руки, Теа не совсем понимала. Тоже складывает психологический портрет? Занятно. Она не слишком любила, когда клиенты сразу же переходили на неформальное общение. "Мисс Франклин" - идеальное обращение для деловых отношений. При этом Теа хорошо знала, что людям гораздо проще и увереннее себя ощущать в обществе человека, которого можно называть по имени. На данный момент состояние Карстена Келлера оставляло желать лучшего. Одергивать его смысла не было - ей не нужны лишние истерики, сейчас ее цель успокоить человека, а не возвести еще пару стен окончательно ограждая себя от него. Кристофа это не касается. Он заказчик, а не обвиняемый, его нужно остужать, особенно с его то пылом. Кстати говоря, почему такие братья "не разлей вода" не оказались в одной переделке? Где в это время находился Кристоф? Увидев одного брата и второго, проще было бы поверить в виновность старшего. Будем надеяться, что браться не решили сделать рокировку. Франклин подалась вперед, облокотившись на руки.
- Я не выбираю дела, мистер Келлер. Они сами меня выбирают. Я не Господь Бог и не Барак Обама, я всего лишь человек, который исполняет свою работу. Возможно поэтому у меня всегда много работы. - Теа слегка пожала плечами и улыбнулась- Ваше дело не исключение. У вас просто очень убедительный и настойчивый брат - она вздохнула и покачала головой. Чего не сделаешь, чтобы разрядить обстановку и успокоить клиента. Не говорить же ему про все возможные последствия если ей не удастся помочь ему, верно? Уверенность в своей победе, половина пути к ней. - И Карстен, Вы не убийца и никто здесь не имеет права считать Вас таковым. Не унывайте. - женщина выпрямилась, опуская взгляд на папку с материалами, которую открывала сейчас - Если мой ответ Вас удовлетворил, мы приступим? Расскажите, что произошло вчера вечером. Надо сказать, доказательств на него можно наскрести достаточно, чтобы под шумок закрыть дело без особых разбирательств, но они от нее так просто не отделаются.
- Вы прежде были знакомы с той девушкой? - между делом спросила она, внимательно слушая рассказ Карстена.

Отредактировано Thea Franklin (2013-10-22 01:15:37)

+3

10

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Всё, что начинается плохо, кончается ещё хуже.