Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Побег к творению Эйфеля.


Побег к творению Эйфеля.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Alexandr Wolf, Till Meier
Место: Франция | Дижон | 18 Rue Sainte Anne
Время: 2000 год
Время суток: глубокая ночь около 2:00
Погодные условия: ливень, ветер ЮЗ 5 м\с
О флештайме:

Вырезка из анкеты Till Meier
Till Meier написал(а):

В начале 2000х произошла крупная облава и большая часть мафиозной группировки пала, включая и самого главаря. Его убивают выстрелом в голову, тем самым оставляют Александра сиротой.  Партнер Тилля, который изначально привел мужчину в группировку, бежит. Майер понимает, что Александра могут убить, а парню всего лишь 17 лет. Он забирает его с собой во Францию. Они скрываются там около двух лет. Имея многочисленные знакомства и связи, Тилль умудряется незаметно закрыть все счета в Германии и перевести деньги на новые.

Вырезка из анкеты Alexandr Wolf
Alexandr Wolf написал(а):

Дело в том, что в начале 2000х произошла крупная облава и большая часть мафиозной группировки пала, включая и самого главаря. Его убивают выстрелом в голову, тем самым оставляют Александра сиротой. Майер понимает, что Александра могут убить, а парню всего лишь 17 лет. Он забирает его с собой во Францию. Они скрываются там около двух лет.

Побег совершен удачно. Теперь на плечах Тилля оказался несовершеннолетний парень, о котором мужчина совершенно ничего не знал, но считал своим долгом уберечь его от смерти, которая, по сути, подстерегала Александра на каждом шагу.

+1

2

Тилль никогда не видел какой - то основной цели в жизни, ни к чему не стремился и считал, что то, что он уже имеет, вполне достаточно для счастья. Сдержанный, но всегда в хорошем настроении, мужчина не знал никаких забот, пусть и являлся членом мафиозной группировки. К людям его отношение всегда поражало коллег - Майер всегда преподносил себя в самом наилучшем свете, решал любые вопросы самых различных сфер, что в конце концов и привело к тому, что мужчина стал правой рукой босса.
Эти жестокие 2000е. Они погубили многих. В их числе оказались родители Майера и его самые близкие друзья. Однако, Тилль не спешил падать духом. Он справился с этим, всё тщательно переварив в себе. Никто и слова сказать не мог на счет того, что с Майером что - то не так. Скорбь скорбью, но вот добродушие, улыбка никуда не пропали.
Улыбался Майер редко, но метко, как говорится. Чтобы мужчина улыбнулся, нужно было очень постараться. Тилль никогда не любил лишенный смысла смех и безграничные радости. Он всегда считал, что первое - полнейшей воды кретинизм, а второго просто напросто не существует. Да, и на столько негативные люди могут быть счастливы. Они находят счастье в том, что их окружает: люди, улицы, беседы, хобби, работа, увлечения.  Работа для Тилля была главным хобби. Ни разу Органы не настигли его. О таком человеке, как Тилль Майер знали только то, что он вырос в небогатой деревенской семье, занимался плаванием, а потом сорвал куш в казино. Да, да, именно куш! Иными словами объяснить появление огромного количества денег просто не возможно.
Вернемся к той самой цели. Жестокие 2000е отняли у Тилля друга, коллегу и босса в одном лице, оставив круглой сиротой семнадцатилетнего паренька по имени Александр. Никого из родных у него не осталось, да и опасно было разыскивать кого - либо по дальней линии фамильного древа Вольфов. Времени было очень мало. Александра могли в любой момент прикончить. Тиллю же тоже оказалось не весело: на мужчину повесили всю контрабанду и, если он не успеет вовремя "стереть" себя с "лица" Германии, то настанет конец его жизни, а помирать в .... лет не хотелось бы, это точно. В конечном итоге Майер решается бежать, прихватив с собой Александра Вольфа, дабы спасти и его. Он считал, что обязан отцу Александра и не мог не спасти его сына. Сохранить жизнь Вольфа младшего и стала главной задачей Тилля.

***

Разместившись в небольшой гостинице на 18 Rue Sainte Anne, Тилль принялся думать, что делать дальше, и не найдут ли их здесь. Вероятность обнаружения была мала, так как документы все были уничтожены еще при облаве, а Майер был просто замечен в области контрабанды, что и повело за собой следствие. Александр же был личностью популярной, пусть и в узких кругах. Показывать его на улице, по сути своей было очень опасно.
- Располагайся, - Майер, с лицом, демонстрирующим полнейшее равнодушие, указал парню на кровать в комнате и шкаф, расположенный рядом. Сам же мужчина расположился на соседней кровати. Номер был двухместный и слава Богу, так как Вольф все время был на виду. Тилль вынул пистолет из чехла и убрал его в сумку. Оружию не место сейчас в области тела: ночь, надо выспаться. Кто знает, какой завтра их ждёт день?
- Не бойся, все будет в порядке. Они нас не достанут здесь, - Майер снял куртку, кинул её на неподалеку стоящий стул и завалился на кровать, подложив руки под голову и уставившись на потолок.
Мысли о сохранении жизни Александра терзали его все больше и больше. Если не высовываться, то жизни самого Тилля ничего не грозит, а вот мальчик...за него действительно стоило бояться. Майер не сводил глаз с потолка и всё думал, думал, думал, не зная, о чем и сказать юноше. Ведь совсем не так давно Аександр потерял отца, да еще и дом. Теперь ему приходится жить в какой - то дешевой гостинице с малознакомым ....летним дядькой, которого, к тому же, он практически не знает. Страшно, не правда ли?
- Тебе бы поспать, - Тилль посмотрел на Александра, - Кто знает, что ждёт нас завтра, а время уже не детское.
Майер не хотел давить на парня. Он боялся, что тот еще долго не отойдет от потери последнего близкого человека в столь кратчайшие сроки. Да еще и высовываться теперь опасно. Не жизнь, а "сказка".

+1

3

В свои 17 Александр повидал многое: были и наркотики, и алкоголь, и девушки, была музыка и полная свобода, как он считал. На отца мальчишке было по сути наплевать, вроде он даже любил его. Хотя, конечно, любовь к деньгам и прочим радостям можно было вполне спокойно приписать к любви к отцу. Это ведь так здорово сбегать среди ночи из дома, прячась от прислуги, чтобы те не доложили родителю. Это ведь так здорово ощущать себя свободным от отца, домашнего обучения и прочей ерунды. Ощущать себя взрослым, употребляя всякую дрянь, гробившую здоровье в столь юном возрасте. Кажется, что вот она- вольная жизнь. Но теперь...
Известие о смерти отца долетело до Алекса быстро. Эмоции об известии о смерти матери стерлись давным  давно, а больше никаких смертей и не было. Поэтому он был в замешательстве и смешанных чувствах. Как только парню стала известна печальная новость, как тут же за ним приехал взрослый мужчина и увез его, дав на сборы не больше получаса. Когда все перипетии с отъездом были окончены, можно было перевести дух и осознать, что Александр и мужчина, кажется, он представился Тиллем, находятся в дешевой гостинице маленького городка, да еще и во Франции. Органы ищут их, а мафиозной империи отца настал конец.
И вот он, 17 летний мальчишка, стоит посреди номера французской гостиницы абсолютно один. Один как перст. В чужой стране с чужими людьми и порядками.
Так в чем же проблема, Александр? Вот же она, свобода. Ни родителей, ни прислуги, никого. Делай, что хочешь! Не нравится? То то же..
И только сейчас парень понял, что произошло. Отца больше нет, дом тоже больше никогда не увидит. Только сейчас он понял, что на самом деле любил отца. Что тот, невзирая на то, что был криминальным авторитетом, смог обеспечить сыну счастливое детство и достойное образование с лучшими педагогами. Алекс сжал кулаки- не хватало заплакать тут еще. Теперь придется пытаться как-то выжить вдали от родины. Из знакомых у парня только этот мужчина, которому он обязан до конца дней своих. Другой на его месте наплевал бы на мальчишку и предпочел рвать когти, пока жив. А Тилль, по любому подставляя себя под угрозу, увез сироту из страны.
По дороге юноша и мужчина совсем не разговаривали, сказано только было о обстоятельствах смерти отца, о чем попросил сам парень. И вот они в гостинице и Алекс в полном замешательстве: то ли ему идти спать, то ли сказать "спасибо" человеку, спасшему ему жизнь.
Спать не хотелось совсем, да еще и ливень невероятно громко бил по крыше.
-Что,-парень откашлялся,-что будет дальше? Нас точно не достанут?
Немного помявшись, Алекс продолжил:
-Спасибо. Я по гроб жизни обязан Вам.

+1

4

Майер улыбнулся словам парня и поднялся с кровати. Александр выглядел так беспомощно и невинно, что эта картина заставила сердце Тилля сжаться. Мужчина подошел к кровати парня и уселся рядом.
- Будь проще. Не переживай. Прорвемся, - Тилль смотрел прямо в глаза парню.
Александр выглядел таким юным, совсем еще не подготовленным для таких экстремальных перемен и ситуаций. Сам Майер был не готов к таком резкому повороту событий, но деваться уже было некуда. В его голове появлялись всё новые и новые выходы из сложившейся ситуации. Мужчина понимал, что долго оставаться во Франции они не смогут , так как отца Алекса знали тут многие. Некогда Майеру приходилось учувствовать в пересылке "драгоценного" груза именно сюда, во Францию. Теперь же мужчина побаивался столкнуться со знакомыми людьми и сдать себя и парня. Вся французская нелегальщина тесно связана с вышестоящими органами власти (практически вся, но сути сие не меняет). Попасться им - подписать приговор себе.
- Скорее всего, нам придется пожить тут год - два. Снимем квартиру и временно скроемся в каком - нибудь захолустском городишке.
Майер посмотрел вперед себя.
- Как ты вообще смог взять на себя такую ответственность, - подумал про себя он и тут же отогнал эти мысли.
Он не имел право так думать. Он должен был сохранить жизнь Александру. Он обязан скрыть его. Ладно уж Тилль, своё пожил, жизнь повидал, а вот Вольфа младшего было действительно жалко. Парень стал для Майера практически сыном, близким человеком, о котором нужно заботиться, холить и лелеять. Только вот на счет холить и лелеять, у Тилля такая нежность вряд ли получилась бы. Он был немного другим человеком, который не тратил никогда время на соплю. Он считал, что нужно укреплять дух Александра правдой, а не давать глупые и малообещающие надежды:
- Потом скроемся в Штатах. Там - то о тебе точно никто не знает.
Тилль улыбнулся парню открыто, честно, показывая, что ему можно доверять.
- Ты меня не знаешь, но мне можно верить, Саш, - Майер положил руку на плечо парню и посмотрел на него уже более серьезно, - Я очень хорошо знал твоего отца и не брошу тебя, чего бы мне этого не стоило. Ты должен жить. Ради отца. Он всю жизнь все делал только для тебя.
Тилль убрал руку и опустил глаза:
- У меня никогда не было сына, да и не будет, наверное. Ему очень повезло. Необычайно счастливый человек. Царствие ему небесное и вечный покой.
Майер улыбнулся мысли о слезах и печали:
- Давай, поплачь, как же. Болван.
Тилль поднялся с кровати и подошел к окну. Чтобы его открыть, пришлось изрядно потрудиться. Сигары были уже приготовлены к употреблению и красовались на тумбочке подле кровати Тилля. Мужчина взял одну и закурил:
- Запомни одно: я не многословен, но если тебе плохо, я всегда найду способ это исправить.

+1

5

Парень повернул голову к мужчине и долго смотрел ему в глаза.
-На что же мы будем жить?- еще не услышав ответа он уже знал, что все будет в порядке. В голосе и во взгляде Тилля чувствовалась уверенность, этому человеку хотелось верить беспрекословно.
Алекс вздохнул и поежился от холода. Очень хотелось верить, что все будет хорошо, завтрашний день настанет, что будущее случится.
Можно было сказать с уверенностью, что Тилль Майер станет для Александра вторым отцом, наставником и направит его, желторотого птенца, на путь истинный. Но было в нем и еще что-то, что заставляло мозг парня активно думать и ворошить в памяти все слова и ассоциации, которые он знал. Но ни одно из них не подходило под определение этого чувства. Возможно, в будущем это станет ясно.
Штаты-в голове мальчишки никак не укладывалось происходящее.  Они во Франции, в бегах, вскоре будут Штаты.
Детство кончилось, приятель.
Алекс смотрел мужчине в глаза и вслушивался в его приятный низкий голос, который хотелось слушать и слушать, в отличие от голоса мальчишки. Поэтому парень молчал, не хотелось портить симфонию баритона мужчины своим птичьим чириканьем. Тилль  говорил о дальнейшем и об отце Алекса. Отец иногда упоминал о каком-то хорошем человеке в его группировке, возможно, это был именно Тилль. Отец..
- Я очень хорошо знал твоего отца и не брошу тебя, чего бы мне этого не стоило. Ты должен жить. Ради отца. Он всю жизнь все делал только для тебя.-сильная мужская рука легла на тощенькое плечо мальчишки.
- У меня никогда не было сына, да и не будет, наверное. Ему очень повезло. Необычайно счастливый человек. Царствие ему небесное и вечный покой.-зрительный контакт пропал. Можно было прекратить старательно прятать готовые пустить слезу глаза.
-Царствие ему небесное и вечный покой,-шепотом повторил  Алекс за Тиллем.
Отец. Он никогда не забудет его.
Я был отвратительным сыном. Идиот!-корил себя парень.
Больше никогда он не поговорит с отцом, пусть и о пустяках. Больше никогда отец не обнимет своего сына-идиота.
НИКОГДА БОЛЬШЕ. БОЛЬШЕ НИКОГДА.
Эти слова гулом отдавались в мозгу.
-Да я и сам не любитель болтать попусту,-ответил тихо Александр. Только так не читалась дрожь в голосе. Парень вдохнул тяжелый запах дыма сигар. Боже, как давно он не курил. Алекс поднялся и выудил из сумки мятую полупустую пачку и, подойдя к окну, закурил. Возможно, они получат за это от персонала. Ну и пусть. Тилль стоял рядом, такой сосредоточенный. Парень невольно засмотрелся на мужчину. Ему хотелось стать таким же мудрым и сильным, таким же мужественным. Докурив  и бросив бычок в окно, парень произнес:
-Я спать, пожалуй. Доброй ночи.
БОЛЬШЕ НИКОГДА. НИКОГДА БОЛЬШЕ.
Алекс замер посередине комнаты, еще пытаясь держать себя в руках, а потом тяжело опустился на пол. Он никогда раньше так не плакал, он по сути то никогда не плакал, а теперь..
НИКОГДА БОЛЬШЕ...
В этом плаче была такая боль и горечь, что хотелось исчезнуть. Она поедала изнутри.
Алекс продолжал плакать, закрыв лицо руками.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Побег к творению Эйфеля.