vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » пустые иллюзии


пустые иллюзии

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники:
Marcus Kirk, Melissa Stanford
Время:
месяц назад, июнь 2013
Погодные условия:
на улице начинается дождь
О флештайме:
Она очень долго была одна и не привыкла к тому, что есть кто то, кому не безразлично, что с  ней будет. Ее страсть к наркотикам не утихала, она думала, что сможет быстро бросить когда захочет, но ошиблась. Теперь же она ждет удобного времени, что бы снова принять дозу, ведь становится легче? Наверное. Она уже не знает станет ли ей легче, но привычка осталась.
Чем все может закончится если она не в состоянии мыслить здраво и всячески сопротивляется, а ему не безразлично, что с ней произойдет.

0

2

Она всегда искусно врала, фальшиво улыбалась, строила глазки и, смотря на нее, ей невозможно было не поверить. Вот только поверить самой себе было для нее невыполнимой задачей.  Глядя в зеркало, она видела обычную девушку. Что в ней особенного? Она ничем не выделялась из толпы тех, что бродят по улицам Сакраменто. Не выделялась бы, если бы однажды не выбрала себе такую жизнь. Кто сказал, что лицо с обложки глянцевого журнала полно радости? Этот миф придумали те, кто не испытывал всех этих тягостей на себе. Слишком сложно быть просто девушкой в красивой обертке. Их считают бездушными, лживыми и готовыми на подлость, в прочем только такие здесь и выживают, а если ты не такая, то придется туго. Так же туго пришлось и Мелиссе.
Она еще с детства играет роль капризной и непослушной, от нее можно услышать, что угодно и кто бы мог подумать, что ее возможно обидеть. Она никогда не показывает людям, что ей больно. Зачем? Все равно никто не поймет и не поддержит. И чем больше ты закрываешь в себе, тем громче говорит о тебе пресса, называя едва ли не «Снежной королевой» без чувств и принципов.
А потом ее находят в женском туалете без сознания, вокруг рассыпан белый порошок. Почему? Как так могло произойти? И никто не видит причины.
Она подсела на иглу год назад. С начало они баловались, ведь так жизнь становится веселее. Проблемы уходят на второй план, и ты не кажешься уже такой никчемной. Это как алкоголь, выпьешь -  все становится лучше. Но только не стоило путать спиртное и белый яд, что так быстро отравил ее жизнь. Под кайфом они были сказочно счастливы  и весело болтали о том,  как здорово им будет без героина.  Ведь стоит им захотеть, и они начнут все сначала, а сегодня они просто расслабятся. Но с  каждым днем доза становилась все больше и в один теплый вечер Мелисса поняла, что не может остановиться. Без очередной дозы ее становилось не по себе, и все это быстро вошло в привычку. Ее затянуло. Она долго скрывала правду, весь этот год никто не знал, что девушка подсела. Ей было стыдно, что она упала так низко. Пускай в ее кругах это было привычно, Мелисса не хотела себе еще и такой славы.
Наркотики  стали для нее прекрасным средством забыть о маленьких житейских проблемах,  но при этом она не заметила, как все превратилось в одну большую проблему. Она думала, что в любой момент сможет это остановить, но все оказалось не так просто, это продолжалось уже без ее воли, и она поняла, что бессильна.
Это утро было для нее жутко тяжелым, Мел пообещала, что больше не будет принимать. Начать новую жизнь с понедельника? Да это о ней. 
Все утро она моталась в заботах, мысли о работе отнимали все ее время и странно, что они почти не вспоминала о наркотиках. Правда тело как то не слушалось, ее бросало то в жар то в холод, но Мел пыталась не обращать на это внимание, она же сильная она справиться, тяжело только первую неделю, дальше станет легче. Пока ей не сало совсем плохо. Время близилось к обеду, девушка не думала ни о чем, единственным желанием было достать хоть немножко. Она так быстро пересекла границу, когда от наркотиков ей становилось хорошо, а сейчас без них ей было ужасно плохо. На улице ярко светило солнце, в комнате было жарко, но девушку ужасно знобило. Судорожно Мелисса вытряхивала сумку, совсем забыв, что смыла все остатки сегодня утром в унитаз.
Она думала все будет так просто, наивная глупая девушка. Сжимая в руке ключи от машины, она нервно покинула кабинет, едва не отталкивая от себя персонал офиса. Руки тряслись, машина не заводилась, за эти пару минут Мелисса едва не взорвалась от ярости. Агрессивная и нервная она все же смогла уехать. Красный свет, пешеходы? О чем вы говорите, сейчас она не думала ни о чем. Даже то, что ей может стать совсем плохо и она просто врежется во что то ее не пугало. Ворвавшись к себе домой Мел даже не закрывала дверь. Перевернув квартиру верх дном в поисках хоть чего то. Не возьми от куда появился насморк, чувствовался ужасный дискомфорт во всем теле, будто оно и во все не ее. Сказать, что она чувствовал себя плохо – это ничего не сказать. Ей страшно было посмотреть на себя в зеркало.
Девушка была на столько озадачена, что не заметила, как в комнату кто то вошел.

+1

3

Сегодня я хотел отдохнуть, но не вышло. Сначала меня вызвали в штаб, и сдался я начальнику. Но он меня поздравил с присвоением звания, улыбнулся, похлопал по плечу и отправил обратно на гражданку, что называется лечить нервы и гробить печень. Практически так и сказал. Все таки я люблю свое начальство, хоть ему и вообще не подчиняюсь по сути. Я сам себе начальник, сам себе командир, но приятно, когда есть люди, на которых можно переложить часть ответственности за что-то в своей жизни. И вот иногда, когда тело и правда не против отдохнуть, как и душа, такие люди появляются и говорят "Кирк, вольно, тридцать суток увольнительных" и что-то там, глубоко, в душе расцветает, потому что именно это и хотелось услышать.
Сидя в летнем кафе и наслаждаясь теплом, летом и холодным кофе, я думал о том, что мир не так то уж и плох, как казался. Месяц, ну или почти месяц отдыха пошел мне на пользу, свежий, не затханый, не спертый и не горячий воздух, зелень почти везде, куда дотянется взгляд, спокойный сон, не урывками, как раньше, и без страха, то придется подскакивать среди ночи от очередного приезда раненого солдата или гражданского. Я оказывается совершенно забыл, что такое мирная жизнь, и теперь спустя почти месяц после начало отпуска, после того, как мои друзья устраивали мне веселую жизнь в мире и спокойствие, я не желал так просто отказываться от такой жизни.
И вот это все рухнуло, когда телефон ожил на столике в летнем кафе. Скосив взгляд на экран я немного нахмурился.
- Лилиан? - я немного насторожился.
- Марк, Мелисса только что уехала домой. - голос ассистентки или как там у них в агенствах, был немного напряжен.
- Что с ней не так? - немного напрягся теперь я.
- У нее тряслись руки.
- Ладно. Спасибо.
Я сбросил вызов, кинул деньги на столик и направился на улицу, ловя такси. Раз Лилиан не позвонила, значит все не так просто. А ведь я мог жить спокойно. Но нет, сначала Карлот, потом Мелисса. Кто следующий? Прямо синдром саморазрушения и Далай-Ламы в одном флаконе.
Ключи от дома я имел с собой, волшебным образом их мне передали лично после третьей ночи страсти. Удобно когда надо свалить шустро, или когда нужно сделать сюрприз романтический. Вот только сегодня смыться не выйдет и сюрприза тоже. Впрочем, ключи даже понадобились, Потому что дверь была нараспашку, в доме переворот - сразу видно кто-то что-то искал. изначально я подумал, что это воры, но ключи в замочной скважине дали ясно понять, что Мел уже дома. А раз она дома и устраивает такой переворот, значит обещание "я в понедельник начинаю жить с чистого листа" полетело к черту.
Выругавшись, я шагнул в квартиру, вытащил ключи и закрыл дверь. Не за чем любознательным соседям иметь понятие о том, что происходит тут в квартире.
- Мел. - тихо позвал я но не получив ответа шагнул в глубь квартиры. - Мелли, - мягко позвал я останавливаясь в трех метрах от девушки и внимательно следя за ее сгорбленной фигурой. - Мелли, посмотри на меня, - так же мягко попросил я девушку, продолжая стоять на месте и ожидая от нее реакции. В конце концов, девушка не совсем и виновата в том, что она в таком состоянии. Впрочем, я не оправдываю наркоманов, мне скорее их жаль, потому что не смогли выстоять перед соблазном легкости и эйфории, которую дарят медленные убийцы.

внешний вид

+1

4

Что можно увидеть со стороны глядя на девушку, что сейчас так ничтожно выглядит? Поверьте, вы врятли в ней разглядите бедную запутавшеюся овечку, что не может выбраться из этих суровых будней. Глубоко сомневаюсь, что вы сможете даже посочувствовать ей, в большинстве случаев люди предпочитают воротить носом, делать вид, что ничего не замечают, а за спиной обсуждать «до чего же она докатилась». И в таком обществе мы живем. Никому нет дела до своего соседа, а порой даже в дела друзей мало кто вмешивается, мотивируя это это тем, что  «у него своя голова на плечах есть».
Совсем мало таких людей, которые не отвернутся, которые помогут и будут рядом, что бы поддержать. И порой так хочется узнать то самое место, где эти люди обитают, что бы подойти взять за руку и чувствовать себя уверенно. Но это всего лишь мечты, ведь когда становится действительно плохо, рядом, почему то никого нет. Да и где были они, когда в жизни пошло, что-то не так, когда нужно было остановить и не дать свернуть на кривой путь. Почему то тогда рядом никого не оказалось, кроме бутылки просроченного виски и отравы, от которой жизнь становилась проще.
Но время облить грязью всегда находится, вечные догадки соседей, упреки за спиной. Наверняка, таким образом, хотят помочь? Ведь должно стать стыдно, совесть ведь замучает. И люди, к сожалению, совсем не замечают, что они лишь поддакивают запутавшегося человека принять еще и еще, что бы все не было так плохо.
Судить это ведь так просто, но помочь духу, наверное, не хватает.
Мелисса была одной из тех запутавшихся в себе. Она мало зависела от чужого мнения, однако любила делать все на зло, иногда даже не задумываясь, что делает хуже не кому-то там, а самой себе. Она всегда считала себя сильной, однако оказалось, что есть вещи, которые сильнее ее. Белый друг, что так стремительно ворвался в ее жизнь, перевернула все вокруг, и теперь в этой комнате уже не было сильного человека, ее зависимость оказалась сильнее.
Вещи на полу были скиданы в одну большую кучу. Осколки от разбитых ваз и посуды несимметрично валялись на полу и при удобном случае легко бы воткнулись в ногу или другую часть тела. Но Мелиссу это мало волновало. Различный вещи все так же продолжали сыпаться с полок и разлетаться в разные стороны. Эта квартира уже мало напоминала квартиру нормального человека, больше было похоже на свалку, и вместо того, что бы се это вернуть на место, наверное, куда проще будет все выкинуть.
Мелиссу все безумно раздражало. Листание книг, скрип от дверцы шкафа, вода, что где-то текла по трубам. Любой звук вызывал у нее бешенство, и от этого по комнате летали все больше и больше предметов, будто это хоть как то снимет ее нервозность.
В этой суматохе она не сразу услышала, что ее кто-то зовет. Она даже подумала, что ей настолько плохо, что у нее начались слуховые галлюцинации, но поиски она не прекращала. Она примет дозу и все пройдет. Однако голос сзади все продолжал с ней говорить. Возможно, ей показалось, но последний раз фраза была сказана довольно громко, девушка нервно обернулась.  Его тут только не хватало пролетело в ее голове. Да уж в таком виде он ее еще не видел, вернее видел, но тогда все было не так плохо.
-Что ты здесь делаешь? У тебя сегодня выходной,- довольно грубо Мел кинула в сторону Маркуса пару фраз, отводя глаза, куда-то в сторону.
Вид у нее был не очень, глаза тускло смотрели в сторону. От того, что она постоянно терла нос тот бы красного цвета, к тому же она начинала чихать, что ее еще больше раздражало. Тело знобило, и это нельзя было не заметить. Стоять просто на месте она не могла. Попытавшись хоть немного держать себя в руках у нее ничего не вышло и уже спустя пару секунд она вернулась к прежнему делу, продолжая переворачивать квартиру верх дном.
- Даже не думай читать мне нотации, и без тебя тошно,- пробегая рядом с ним, пробормотала девушка почти себе под нос. Она даже не хотела знать, что он сейчас думает о ней. Она и сама о себе сейчас не лучшего мнения, но ничего с этим сделать не может.

+1

5

За годы работы, я наблюдал и взлёты и падения людей, их упрямство и гордыню, что приводила,их на дно канавы. А видел и упертых ослов, которые не желая смиряться с положением дел добивались головокружительных высот на зло своим врагам и тем, кто твердил что жить как они невозможно. Мел была одновременно из обоих этих кругов, упрямая и гордая, величественная и прекрасная, она гробила себя тем, что не сопротивлялась порокам. а наслаждалась ими. И если в чем-то я поддерживал ее наслаждение, то в вопросах наркотиков я ее хоть резко не осуждал, потому что это было бесполезно, но пытался вернуть в норму.
Вот и сейчас я смотрел на нее и сердце,сжималось. По хорошему нужно,было отправить ее в клинику лечится, но было несколько но: я не член ее семьи, а только они могут отправить на лечение, и если она решит от туда уйти она уйдет, там лечат добровольно. Зато я был врачом, а значит я могу повлиять хотя бы так, ну или постараться, что тоже не плохо. Вот только эмоциональная привязка может сыграть,со мной злую шутку. И почему я вляпываюсь в девушек с проблемами? Одной Карлот и проблем с ней мне не хватает, я нашел еще одну. Такими темпами как,бы самому не стать пациентом коллеге работающему мозг правом. Хмыкнув я потер переносицу и пропустил слова Меллисы мимо ушей. Человек испытывая ломку скажет и не такое. А я выше того, что бы реагировать агрессией. Собрав силу и волю в кулак, я приказал самому себе откинуть личное и вернуться в личину врача, представить что это война, хотя представлять не надо и так все выглядит как после налета, да и почему бы это не назвать войной за одну душу и тело.
- Я тоже рад тебя видеть, - нейтрально проговорил я и поймал девушку за руку, когда та,проходила мимо. Да она права, меня тут не должно быть, но я тут и ей придется со мной смириться.
Повернувшись к ней всем корпусом, я поймал ее лицо за подбородок и заставил посмотреть в глаза заглядывая на их жно не в поисках совет или чести, в поисках ответа как давно ее ломит. Где-то около часа как минимум.
- Какое же ты неразумное существо, - выдохнул я и притянул к себе, обнимая ее за плечи и прижимая к себе, в попытке дать понять, что я рядом, что я здесь и никуда не уйду даже если она будет меня гнать.
- Мелли, послушай, - я начал перебирать ее волосы, - Слышишь как бьется мое сердце? Это сердце человека, который тебя не оставит одну. Пожалуйста, дай мне возможность тебе помочь. Давай сделаем это вместе.
Кажется, девушку на короткое время перестало знобить, но меня это не радовало. Тело требовало белого яда, мозг требовал легкого пути к эйфории, и я прекрасно понимал, день будет крайне длинным и сложным. Но раз я уже тут, назад пути нет.
- Пошли в ванную. Тебе нужно умыться, - все так же прижимая ее к себе мы направились в ванную. Умыться это отлично, не помешает даже теплый душ, вот только есть ли у меня и у Мел время на душ, или следующая волна ломки захватит девушку, а вместе с ней и меня. Вот только я уже заранее приготовился к тому, что за нее вероятно всего я буду бороться в одиночку. Не самая идеальная война.

0

6

Ей было плохо и больно от того, что кто-то может увидеть ее такой. Она всегда этого боялась. Надевая образ успешной девушки, сильной и независимой она просто обязана была быть такой в жизни. Куда лучше, когда тебя любят и восхищаются,  нежели считают ничтожеством, что бросается в крайности.
Конечно Маркус так не считал, правда и в этом абсолютной уверенности не было. С другой стороны, не всякий человек терпел бы возле себя такую как Мелисса. Если начать перечислять все ее недостатки, список будет заметно больше, нежели перечень ее достоинств. При этом в список не входят пункты нервозности, скандальности и прочие «прелести» ее характера. Впрочем, это все побочные эффекты той белой гадости, что она принимает. Но она же хороший человек, по крайней мере она так считала, будь она плохой сейчас бы ее не мучили угрызения совести. Правда за ее состоянием трудно было разглядеть, что ее грызет и мучает больше.
Нахамила? Да такое с ней бывает и она надеялась, что Маркус на нее не сильно обидится. Мел вообще удивляется, как ему удается с ней справляться.  Его крепкая ладонь схватила ее за руку. Мелисса попыталась вырваться, но это было бесполезно. Сил у нее почти не было, разве что сказать ему пару ласковых, но чем ей это поможет. Да и если она могла смириться с  тем, что сейчас ей ничего не светит, то ее тело этого признавать не хотело. Он поймал ее за подбородок, она упрямо вертело головой, просто потому что оставаться в одном положении не могла. Да и не надо было Маркусу видеть ее.
Брюнетка хотела, что было возразить, но ее несвязную речь было трудно понять. В который раз, попытавшись вырваться девушка, ударилась ногой об стол. К ее и без того ноющим суставам только этого и не хватало. Мелисса тихо заскулила, едва не всхлипывая, врятли от боли, скорее от обиды и без исходности ее ситуации.
Раньше ее бесил факт того, что в собственном доме она не может найти и грамма порошка, то сейчас к этому пункту добавился еще и человек,  который пускай и пытался помочь, но был здесь крайне не уместен. Внутри ее разрывало от злости и несправедливости. Хоть садись и плачь, но все равно не поможет. Мел покорно слушала, что он говорит, оставаясь в надежде, что при удобном случае она просто его отпихнет. Но где там, не будем сравнивать их весовые категории, и без этого ясно, что Маркус куда сильнее брюнетки.
Мел покорно вошла в ванную, странно, но ее даже перестало знобить и все казалось не так плохо. Головная боль немного утихла. Правда, в ушах, что-то шумело, как будто где то работал сломанный телевизор. Мел пару раз потрясла головой, что бы хоть как то избавится от этого свиста, но без результатно. Однако чувствовала она себя  лучше, если можно так сказать в данной ситуации.
Набрав в ладони холодной воды девушка умыла лицо, приходя в чувства она искоса наблюдала смотрит ли за ней Маркус. Не уходит, вот же... в голове крутились мысли и желание сбежать отсюда как можно быстрее. Трудно представить как она еще умудрялась, что то говорить.
- Мне уже лучше,- уверенно сказал девушка, подавляя порывы кашля. – Может ты пойдешь домой?,- продолжая уверенно говорить спросила Мел. Конечно, не пойдет, но спросить ведь можно было, вдруг у него есть более важные дела, чем возиться с ней. Наблюдая за его каменным лицом девушка посмотрела на него стеклянным взглядом, что явно не мог кого то разжалобить. Пустой направленный в никуда взгляд, она смотрела на Маркуса однако складывалось впечатление, что она смотрит сквозь него. – Ладно,- уже более нервно вырвалось у девушки,- тогда я могу принять душ? Мел схватила полотенце и бросила его в сторону душевой, заметив, что Маркус не собирается ее уходить, она еще более нервно направилась к двери,- я могу это сделать и сама. Вытолкнув его из дверного проема, она захлопнула у него перед носом дверь.
Горячая вода стекла тонким ручьем, она стояла, упершись руками о раковину, и смотрела в зеркало. Как же ничтожно она выглядит. Да уж до такого докатиться. Но думала она совсем не об этом. Понимая, что выбора у нее нет она должна была его уверить, что с ней все в порядке. Но где там. Ее новый прилив боли тут же дал о себе знать, как только девушка собралась отрегулировать воду. В глазах потемнело, а ноги начали ужасно нить. Мысль о том, что ей необходимо чего-то принять стало навязчивой, и едва не эхом отдавалась в голове. Мел оперлась о раковину и пробежалась по комнате взглядом. Почему то ее взгляд остановился на унитазе.  Как же она раньше не вспомнила. Девушка подлетела к унитазу срывая крышку, но какая досада там тоже ничего не оказалось. Нервно отбрасывая крышку в сторону в ванной раздался ужасный дзвон и треск. Звук был довольно громким голова девушки тут же снова начала болеть, ноги сами подкосились и Мелисса рухнула на пол зацепив рукой полку, в душ посыпались шампуни и другие средства.
Дверь в ванную была заперта, если это можно назвать дверью. Пихни ее немного ногой и она сама развалиться. Мелисса сидела на полу и не учитывая небольшой ушиб от падения все равно была в надежде. Суставы начинали ныть, ужас но тянуло поясницу, ей даже не удавалось подняться.

+1

7

Знает же что не уйду. Знает и все равно пытается гнать меня. Было бы смешно, будь это простой сценой ревности или нечто подобное, но мы оба прекрасно понимаем, что это не просто сцена, ей нужны наркотики и возможно я последнее препятствие между ними, и я как последняя преграда не рухну, может потому что я просто не прощу себе если она сдастся, потому что я не прощу ей если она до конца сломается. Нельзя. Мел, нельзя. Вот только мозг не воспринимает ни одной фразы, мозгу и телу хочется дозы, чтобы прекратить ломку, получить легкий путь к наслаждению и улететь.
Скептически смотрю на Мел и позволяю ей вытолкнуть себя из ванны, "целуя" дверь и вздыхаю, прислушиваясь к шуму воды. Надеюсь, я не сделал глупость, оставив ее там, и надеюсь наркотиков там нет. Надо было проверить. Вот глупец. Но зато теперь у меня минут пять на то, чтобы относительно привести дом в порядок, принести из спальни плед, и одежду, выбор пал на штаны спортивного костюма, который не будет стеснят движений, и футболки, тоже свободной. Телу нужен простор и воздух, а не стеснение. Нижнее белье нахожу на выдвижной полке и возращаюсь к ванной комнате, прихватив с собой табурет, на который и складываю вещи и плед. И вовремя из ванны слышится грохот и шум падающего тела. Выругавшись дергаю за ручку, но куда там, Мел слишком упрямая, чтобы оставит дверь открытой, ей нужна была уверенность защиты и то, что она имеет свое личное место, забывая что сейчас у нее его просто на просто нету, потому что нельзя оставаться наедине с самой собой в такой ситуации, потому что веры в свои силы лишком преувеличены.
Мотая головой отхожу на пол метра от двери и принимаю чуть более удобную и устойчивую позу. И все равно, что я сейчас ломать буду ее имущество. И пусть люди считают, что выбивать двери стоит плечом и боком, я предпочитаю ногой. Так удобнее, вкладывая в удар всю свою силу и энергию. Удар приходится в область замка, и конечно же, он слишком слабый, чтобы сопротивляться силе мужчины. Я оказываюсь в ванне через пару секунд и опускаюсь на колени рядом с Мелани, привлекая ее в свои объятья, устроившись чуть комфортнее и прижимая ее к себе, откладывая вещи в сторону.
- Мел, детка, ну что ты, - тихо шепчу, чтобы не тревожить ее и глажу нежно по голове. - Давай оденем на тебя майку, хорошая моя. Давай. - я натягиваю на девушку футболку через силу практически. Она слишком упрямая, впрочем как и я, но в этом деле я буду чуточку строже и холоднее.

+1

8

Звук стекающей воды начинал ее раздражать. Из крана бежала горячая вода и в комнате было слишком жарко, теплый воздух накапливался, дышать становилось тяжелее. Чувствуя себя и без того плохо голова Мел начинала кружиться. Подняться ей все же не удавалось, она была слишком слабая. Ослабленный организм требовал если не наркотиков, то хотя бы еды. От голода ее начинало тошнить, а горячий воздух не давал ей возможности придти в себя.
Она говорила, что ей стало лучше? Да уж увидев всю эту картину, Маркус врятли теперь оставит ее одну. Мелисса напоминала ребенка, что вопреки всему делает все по-своему. Но потом сама же от это и страдает. От куда у нее берутся силы на упрямство?
Неплохо было бы самой ответить на вопрос, зачем ей все это? Неужели ей плохо жилось. Сейчас Мел сама не может ответить на этот вопрос и найти ту тонкую грань перехода, когда ей жилось плохо и когда стало все как сейчас. А может, и не было вовсе этого «плохо». Но кто сейчас будет в этом разбираться. Даже навязчивая мысль о белом порошке переставала быть такой важной. Лишь бы выбраться из душевой.
Девушка поглядывала на дверь, понимая, что добраться до нее невыполнимая задача. Однако дверная ручка пару раз пошевелилась, видимо Маркус понял, что дверь заперта и оставил попытки открыть ее. Но уже через пару секунд дверь отлетела в сторону и даже спросить, зачем он это сделал, у брюнетки не было сил.
В любой ситуации она предпочитает оставаться гордой, даже когда выглядит низко, а данная ситуация была и во все не удачной для проявления характера. Однако что-то возразить она все-таки пыталась и упрямо выворачивалась из футболки, что пытался надеть на нее Кирк. Но это дело бесполезное, поэтому Мел просто сдалась, опуская голову на плечо Маркуса.
- Мне так плохо,- едва выговорила она, наконец-то признаваясь сама себе, что одна она не справится.
Холодный воздух из гостиной быстро наполнил душевую, и дышать ей стало проще. Проще, но не легче. Легкие по инерции вдыхали воздух, и вроде бы все идет как нужно. Только чего-то не хватает, что-то не дает ей чувствовать себя действительно хорошо. И Мел и Маркус знали, что ей нужно. Брюнетка подняла голову, умоляющим взглядом посмотрела на Кирка однако его взгляд оставался холодным. Неужели ему ее совсем не жалко? Или у него настолько крепкие нервы, смотреть на то, как девушка мучается и оставаться все таким же суровым. Мелисса лишь тяжело выдохнула понимая, что даже просить о чем то не имеет смысла. Опершись о плеча Маркуса девушка попыталась подняться. Всего пару минут сидения оказались для нее настоящей пыткой. Суставы ныли как будто она просидела так несколько часов, первые шаги дались ей с трудом. Но борясь с дискомфортом Мел, все-таки добралась до дивана. Просто сидеть она не могла, все тело ломило. Она снова перевела взгляд на мужчину, что так сурово на нее смотрел. Его можно было понять, но и как любой другой человек Мелисса делала вид сильной девушки, но сама жалела себя. Однако обычно получая очередную дозу жалости от окружающих, она возвращалась к прежней жизни. А у Маркуса были совсем другие методы, к которым она так и не привыкла.
- Зачем тебе это нужно? – глухо спросила она,- ты же не будешь сидеть здесь целый день оберегая меня от очередной попытки,- девушка прижала к себе колени, так было даже легче сидеть.

+1

9

Упрямая и гордая. Боги, Как же много в этой хрупкой девушки этого всего, что она не понимает даже сейчас что гробит себя. Конечно же, Я понимал, что это еще к тому же и ломка. И Знал, дальше будет хуже. Не потому что я учился в университете и там нам рассказывали о таких ломках. Нет, потому что я видел не раз такое своими глазами. И слова люде "я брошу когда захочу" ничего не значили. Поэтому Лилиан позвонила мне. Она знала, я не пойду на попятную. У меня слишком крепкие для этого нервы. Война вообще выжигает напрочь совесть, жалость, сострадание, оставив его настолько минимальным, чтобы можно было только помочь. И я рад сейчас тому, что я выгляжу как черствый сухарь, а не как мужчина которому жаль эту девушку. Мне ее не жаль. Будь моя воля я Мел вообще запер бы в лечебнице и не выпускал бы пока она не пошла бы на поправку. Но увы, я ей никто, просто прохожий.
Поборов ее упрямство мы перебрались в гостиную. А в ванне я все же выключил воду и даже прихватил небольшой тазик. Сейчас не нужен, Понадобиться потом. На кухне просвистел чайник и выключился. Я кажется, совершенно забыл что поставил кипятить воду для чая.
Накинув на плечи Мелиссы плед, я укутал ее в него, и сел рядом поглаживая по влажным волосам и вытирая ей их полотенцем. А она такая гордая нахохлилась и не дается, как будто я сделаю ей хуже.
- Буду. И ночь буду если тебе понадобиться. Я буду рядом, я же обещал.
Может я и не обещаю золотых гор и куча бриллиантов, но я даю другое - я даю себя, Свое тепло, Свою опору, свое слово. И ей придется смириться с тем, что я рядом, хотя бы это время. Потом, когда она будет в своем уме, не опьяненная жаждой дозы, она может меня прогнать, а пока я рядом и точка.
- Сейчас вернусь, - поднимаюсь с дивана и пересекая гостиную скрываюсь на кухне. Чашка, кипяток, чай. Увы не травяной, но сейчас и такой сгодиться. Интересно, а получиться убедить ее поесть? И примет ли организм еду? Мне кажется нет, хотя может стоит попробовать?
- Держи. Кстати, хочешь я приготовлю пюре? - поглаживаю ее мягко по спине и смотрю в глаза. - Мел, только жидкое пюре, и ничего больше. И не смотри на меня глазами щенка, Которого переехал грузовик, я не буду доставать тебе ничего, ты меня прекрасно знаешь. А ведь я могу. Максимум два звонка и ей будет легче от белого порошка, не хочу ввязываться в этом, потому что во первых потом не отделаюсь, во вторых погублю ее. Она может перетерпеть, мозг не сможет требовать дозы вечно. Организм в итоге сдастся, может даже поспит она немного. А потом новый приступ боли и выкручивание, но она же сильная у меня, она справиться, а я буду рядом, буду держать ее на краю и поддерживать в ней уверенность, что она все сможет. Если человек верит, он сможет все. А она сможет. Она обязана. И я обязан помочь ей. Зачем и почему буду решать потом. Сейчас важна она и ее здоровье или то, что от него осталось.
- Ну так что, будешь пюре? - чувствую, что идея с едой вообще плохая, но может получиться немного отвлечь мозг от дозы, и забить его чем-то другим. В конце концов, не сидеть же нам с ней сложа руки.

+1

10

Игры нет, тема в Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » пустые иллюзии