Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Привкус крови


Привкус крови

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Крис и Меди
Место: дом Амадеи
Время: лето
Время суток: ближе к ночи
Погодные условия: гроза, ливень
О флештайме:
Дьявольская страсть. Дыхания смерти. Опьянение без алкоголя.

+1

2

Внешний вид
За окном плещется озеро, дальше - тысячи огней Сакраменто, рассекающих ночную тьму. Вдыхаю знойный воздух, ничуть не остывший после захода солнца, и закрываю окно, чуть одергивая кокетливую оборку на пеньюаре. Сегодня тот редкий день, когда в Леони-плаза нет вечеринки. Но назвать меня одинокой - сложно. Поворачиваюсь, с ухмылкой глядя на лежащего на постели мужчину - он бывший военный, он мой телохранитель  - и мой нынешний постоянный любовник. На ближайшие пару месяцев. И он - светловолосый. Что вообще в принципе нонсенс. Но нонсес уже ставший противоречием, и сумевший по иному повернуть меня к происходящему. Я хорошо знаю причину, по которой резко изменила своей любви к брюнетам.
Эта причина приходит когда захочет, и затрахивает меня так, что потом еще сутки все горит между ног, по телу уйма мелких синяков и ссадин, а секса не хочется ни с кем кроме него еще минимум пару дней. И мне это нравится. Его зверское поведение - словно красная тряпка для быка, для моего либидо. Он зажигает меня так, словно перца между ног насыпает, а сверху - поджигает. Мне его не хватает - и у меня хватает сил это признать.
Наши встречи сложно назвать отношениями, и уж тем более речь вряд ли идет о  чувствах - скорее животное притяжение, которое сталкивает двух разных людей в одной постели крайне редко, но очень метко. Я никогда не знаю, когда он придет и в каком виде - в любом случае я приму его и отогрев, заставлю все отработать сполна. И похоже, ему это тоже нравится.
Одергиваю себя мысленно. В конце-концов в моей спальне сейчас другой мужчина, и именно для него я сменила обычную повседневную одежду на эротичный комплект, и именно его заставлю сегодня переступать через себя, причиняя мне хотя бы нежную, но боль.  Ну кому я вру? Подобное белье я ношу довольно часто и слишком быстро оно оказывается снятым, чтобы хоть немного заинтересовать мужчину.
Оказываюсь  в объятиях мужчины, и чувствую что он сдерживает себя, словно боясь что причинит мне боль - в моей постели он не впервые, но ведет себя тоолько так - сдержанно осторожно, и словно подчинен цели доставить мне удовольствие, не переходя грани. Скучно... но за это я и плачу. Чувствую, что пеньюар падает к ногам, и всем телом прижимаюсь  к обнаженному торсу, чувствуя что сейчас просто заплачу... от злости.

+1

3

- Отсоси его, - безразлично говорю, стоящей напротив девахе,  она смотрит на меня без каких-либо опасений и улыбается. Я прекрасно понимаю, что она очень хочет мне угодить. Она такой вот тип баб – ненавижу таких- ущербные – такие как она вечно  из кожи вон лезут, лишь бы угодить. Ее роль в спектакле жизни: рожа, с абсолютным согласием подставленная под чей-то кулак какого нибудь ебанутого мудака.
Она подходит ко мне и становится на колени, расстёгивая мою ширинку. Девица начинает сосать, и это... вроде и нормально, но мне не интересно. Скучно.  И ещё меня раздражает то как она поднимает на меня свои щенячьи глаза, чтобы убедиться, и вправду ли это мне чёрт возьми нравится. А я не уверен. Вид у меня явно безразличный, хотя член и встал. Откровенно жалею, что не захватил сюда бутылку виски.
Смотрю вниз. Её блядские глазки, порхают по мне, и мне кажется что она сейчас своими зубами разорвёт на клочки мой опадающий член. Чувствую себя героем фильма из «Зловещих мертвецов» кажется третья часть, эпизод, в котором мужика по имени Брюс пыталась зажевать одна тёлка. Мужик из того фильма растер в порошок её хрупкую черепушку, а мне пришлось просто оттолкнуть деваху от себя и уйти, ибо меня просто переполняло искушение сделать то же самое. Скучаю за Амадеей. Сам себя ненавижу за это. Когда я встретил эту женщину, мне снесло крышу, но последние две недели, я к ней не ходил. Я умирал с ней. Мне было слишком хорошо. Я даже не успел понять, как это произошло. Что-то внутри сломалось. Поначалу не замечая этого, я продолжал приходить. Мы занимались диким, безудержным сексом. А недавно, стоя в ванной и смотря на своё отражение, я понял, что хочу её, снова и снова. Хочу её одну. И даже если бы начался армагеддон,  я бы плюнул на всё и занимался с ней сексом в лужах крови, на фоне хаоса и криков. Она сломала во мне что-то. И это была слишком серьёзная поломка. Такие ремонту не подлежат.
Помню был у меня один приятель, очень веселый, жизнь любил, а потом влюбился и в итоге скис как говно. Он мне рассказывал о симптомах этой болезни. И возможно я заболел? Пошло всё к чёрту  - мысленно кричу этим грустным фактам и сажусь на мотоцикл.  Моё разложение давно достигло критической точки. Я не способен на чувства. От этих мыслей на моей роже нарисовался смайл как у Чеширского-кота. В глазах пустота, а  в голове чехарда.
Черт, моя жизнь заносила меня в самые разные места, но я никогда не мог и подумать, что окажусь под одной крышей с женщиной, более двух раз. Эта женщина была привлекательной, вопреки всем законам физики. Сильная женщина. К которой меня тянуло. Одержимость?
Я был зол. По-настоящему. Ещё никогда в жизни я не был злым до такой степени. Если бы мне на живую вырезали глаз, подарили щенка или нагадили на кровати -  я и тогда не прогневался бы сильнее. Сейчас же я просто обезумел.  И причиной этого было то, что я увидел когда вошёл в спальню к ней.
– Как дела? –улыбаюсь, обнажая ряд белых зубов и делаю шаг к кровати. Схватив за шею её мужчину, я стянул его с неё и стукнул блондина коленом в переносицу. Его голова метнулась назад и он рухнул на пол. – Оденься - сказано это было абсолютно безапелляционно, на моём лице играли желваки, а в голубых глазах пылал яростный огонь.
Тем временем её телохранитель, продемонстрировал свою прыть - кинувшись на меня. Я нанес ему мощный удар сложенными пальцами обеих рук под ребра. Тот попятился назад. А я нанёс ещё один удар, метя тому в челюсть, но мужчина увернулся и метнулся к тумбочке у кровати к пистолету. Напряженные взгляды застыли друг напротив друга. Мой нескрываемый вызов, когда  он взял меня на мушку целясь в лицо. А я не спеша повернул голову в её сторону. – Я же сказал тебе одеться. – телохранитель следя за моим взглядом на секунду отвлёкся. Мне этого хватило, что бы выбить из его рук пистолет и повалить на пол, нанося точные удары по лицу. Я бил его. Яростно. Не в силах остановиться.  Дьявольский огонь в глазах, ещё удар, ещё и ещё. Костяшки пальцев разбиты в хлам. Не чувствуя ничего кроме ярости, я его бил до тех пор, пока его лицо не превратилось в кашу из плоти и жизнь покинула его тело. Я видел как отслаивалась его кожа. Это был настоящий театр боли. Жажда смерти, жажда крови. Бросаю на неё свой звериный взгляд. Я сражен наповал ею. И мне не страшно, я готов убить весь мир. Лишь бы не видеть рядом с ней ещё кого-то. Что это? Ревность?
Молча поднимаюсь и иду к столику, где лежали остатки их романтического ужина. Ледяной взгляд, его ни сбить ни растопить. Беру нож и возвращаюсь к телу. Передо мной лежат останки, кожа, кости. Лицо избито и перепонено страданием. А я вонзаю в его грудь нож и вырезаю сердце. Она всё ещё находится, рядом, молча наблюдая. Словно скованная страхом или просто интересом. Не важно. Бросаю его сердце к её ногам. - тебе в подарок.

Отредактировано Christian Evans (2013-07-21 23:12:20)

+1

4

Ласки мягкие осторожные, ничуть не возбуждающие, лишь тепло где-то внутри. Прикрываю глаза, пытаясь настроиться на секс - ну такого у меня еще не было, чтобы я не могла сосредоточится на мужчине, который вполне откровенно шарит в моих трусиках. Будь он обычным любовником, давно бы уже предъявил претензию, что я чересчур сухая там, где меня ласкают его пальцы - а так, молчит, пыхтит и старается.  Скучно как-то старается, вроде бы и сам уже готов - его эрекцию не почувствовать невозможно - впрочем я привыкла к тому, что мужчины быстро заводятся в моих объятиях, да и сама я всегда отличалась повышенной чувственностью, и то что происходит сейчас меня несколько пугает - не хотелось бы в самом жадном и страстном возрасте оказаться фригидной. Меня передернуло и мужчина замер, видимо решив, что что-то сделал не так. Глупый... да все не так после встречи с Айсбергом - он же просто приворожил меня к себе телом, не могу, как наркоманка хренова хочу его все больше и больше, но не могу нарушить данное слово, иначе он вовсе лишит меня доз своего насилия, которые сводят меня с ума, и затягивают все сильнее, словно паутина глупую муху. Воспоминания подсовываемые сознанием, мгновенно заводят тело - так словно Крис - это катализатор моего желания. Крис... - запрокидываю голову и чуть улыбаюсь, чувствуя как оживился телохранитель, почувствовавший наконец проявившееся возбуждение. Жаль, что ни имен, ни прозвищ мы не называем в постели, хотя иногда я дразню его Айсбергом, но не более - имена сближают. делают отношения более интимными, но ему это не нужно, это было условие, и я его выполняю - только секс, ничего личного.
- Как дела? - Остро вздрагиваю, слыша этот голос. И замираю, давая телохранителю самостоятельно разобраться с ситуацией. Не буду вмешиваться - пусть это будет соревнование - кто проиграет, тот и получит секс. Хотя кому я лгу, и так понятно, кого я хочу видеть  в своей постели, точнее на полу, в кресле, у камина, в библиотеке - мы с ним как-то умудряемся избегать постели в своих постельных утехах.  Черт
Забираюсь на постель с ногами, вжимаясь в стенку - в ноздри бьет запах крови. Выдыхаю, украдкой касаясь занывшего низа живота. Все-таки я извращенка, потому что позволяю убить на моих глазах человека - забить жестоко и без слишком видимой причины. И не ору, а молчу, глядя на то, как орудуя ножом, Айсберг вынимает еще  толкающее кровь сердце. Блин, а были такие хорошие полы...  Заставляю себя ухмыльнуться, и сесть удобнее.
- Это ты мне вместо своего преподносишь? - откидываю упавшую на лицо прядь, и поднимаюсь на кровати, подходя к нему почти вплотную, и глядя на него сверху вниз. - Ты зачем мне полы испортил, Айсберг... - Убираю влажную прядь с его лица, глядя прямо  в глаза лучащимся взглядом почерневших омутов. Хочу его.

+1

5

Мой холодный взгляд скользнул по ней пренебрежительно и вызывающе. Всем своим видом я ей дал ясно понять, что она меня ПОКА заинтересовала не более чем на ноль целых две десятых процента со знаком минус. Я всё ещё был зол. На себя. Задыхаюсь запахом твоей кожи.  Полуухмылка. – У меня его нет. – касаюсь своими окровавленными руками к твоим. Идём со мной на дно. Смотрю в твои глаза. Приступ животной страсти уже близко. Но я его сдерживаю. Я злюсь. Улыбнись, Меди. Нас покажут в теле-передаче «ебанутые». Рука едва касаясь начинает исследовать изгиб ее покачивающихся бедер. Я чувствовал, как всё громче и громче в венах шумит моя кровь, а с каждым болезненным ударом моё мертвое сердце превращалось в пыль.
- Уборщица уберёт - Мой голос стеклянный. Словно это всё детская игра. Сущность свою сложно победить, резко притягиваю её к себе. Разорвать её в клочья. Без наркоза. Грубо целую. Ты близка. И что-то ломает мне ребра. Мы на грани, как будто в искре зажигалки. Хватаю Меди за горло и прижимая её к противоположенной стене. Смотрю ей в глаза, слушая её затрудненное дыхание. Я ослабляю хватку, но не отпусткаю. Тонкая шея под моими ладонями. Она такая тёплая. Пульс – быстрый: кровь несётся по венам, идущим прямо в ее сердце. Хочу его вырвать. Склоняюсь к её губам, но не целую. Отталкиваю тебя. Я всё ещё злюсь.  – Я ухожу. - взгляд голодного пса на безответственного хозяина. Мне не нравится, что я попался. Я все это презираю. Сжимаю кулаки с такой силой, что слышу как хрустят разбитые костяшки пальцев. Не хочу быть твоим одним из «сладких» мальчиков. Слишком много будет тогда смертей. Ведь я всем другим перегрызу глотки и заставлю тебя смотреть на всё это. А в конце, возможно убью и тебя. Когда мне надоест. Проще сейчас смеясь бросить тебя. Бросить совсем одну, рядом с ним. Пнуть и уйти. Удаляясь, своими шагами растоптать твои вены. Так, чтобы боль пробила тебя, и задула наш огонь из этой глупой страсти. Такие как мы играем по-другому. Жестко. Не так ли?

+1

6

- Уходи.. - хрипло соглашаюсь, гладя прохладной ладонью горячую кожу поврежденного горла. Странно, еще секунды назад между нами было жарко до невыносимости. Я чувствовала запах крови  и запах возбуждения. Обжигающее прикосновение твоей руки, оставляющее смазанные следы крови под черным кружевом на моем теле, и рассылающее миллионы жарких искр по дрожащему от возбуждения телу. Еще секунду назад ты утверждал, что  у тебя нет сердца и тут же опровергал это, когда целуя крепко сжатые губы, прижимался сильнее, и под рукой я ощущала биение крови в твоих венах. Твое дыхание, жадно распечатывающее мои губы. И так резко сменил антураж, прижимая меня к стене, и заставляя на мгновение подумать, что ты таки задушишь меня, как Отелло Дездемону. Но что это, Айсберг, ревность? Вот это новость. Забываю о том, что ты меня придушиваешь, забываю даже дышать -  я не могу поверить  в то, что цепной пес Ада может вот так ревновать свою случайную любовницу. Или что-то изменилось в нас? Я ведь тоже сейчас, видя твою холодность чувствую странную, ноющую боль  в душе - там словно черная дыра поселилась, и затягивает, затягивает. Тело дрожит, и я чувствую что испачкалась по щиколотку в крови. Интересно, как долго она будет просачиваться через потолок, и как скоро охрана внизу прибежит меня спасать. Нет, не хочу. Я решу вопрос с трупом, но отпускать его не хочу, и лгу, соглашаясь  с его решением. Он - не "сладкий мальчик" и я хорошо это понимаю - слишком хорошо. Но не рискую его останавливать - ты ведь помнишь, Айсберг, ты сам принял решение и потребовал моего согласия с ним - ты сам решаешь когда приходить и пользоваться мной, и никакого вмешательства в твою жизнь. Вот теперь и расхлебывай, а я потом порыдаю  в уголке, когда поговорю с полицией, которая попытается повесить на меня убийство телохранителя. Или может его просто  в море скинуть? Вряд ли его будут искать.
Испытывающе смотрю в твои глаза. Тебя ведь бесит, что  я могу выдержать любой, даже самый холодный твой взгляд и не отвести глаз? Ну что же ты, застыл как песик на пороге приюта - решайся, Айсберг, кровь начинает остывать  и сворачиваться, и мне все сильнее хочется в душ и сбежать из своей оскверненной убийством спальни. Решай, мой милый...
- Мне заплакать?

+1

7

Кожу приятно покалывало. А музыка твоего голоса, звук слов поглощали меня, успокаивая мою злость. Сладко притягивая меня к себе. Это не правильно. Так не должно быть.  Я чую от тебя угрозу. Из-за тебя теперь мне не заснуть сегодня. А ты? Ты же королева. Так получай свою  корону.  Чего же ты так оробела? Зачем лить слёзы? Равнодушный взгляд.
Меня не видно за маской. Но как ты смогла там что-то разглядеть? Ловлю себя на том, что стою как вкопанный. Смысл твоих слов не имеет для меня никакого значения. Только звучание, только твой голос: такой низкий, легко касающийся моих ушей. Чувствую себя так, словно меня выворачивают наизнанку. - Ты не умеешь - с губ срывается экспромтом, - Я простудился. – холодная улыбка. - Вылечи меня.  - Знаю, что от этой простуды - нет лекарства.  И прекрасно понимаю, что тобой болеть опасно. Сегодня я китаец. Можете смело называть меня «комуто хуевато». Стою и смотрю на тебя и не понимаю, чем ты лучше всех моих шлюх. Завари мне крепкий чай из нервов. Ты делаешь меня агрессивным. Я хочу убивать. Странный огонь в глазах. Я вонзаю в тебя животную страсть. Подхожу и  дерзко хватаю тебя за руку. Правда, красивый узор из плетения наших пальцев?

Мои бедра двигались неторопливо кругами около нее, а моя внезапная эрекция вжималась в её тело, лишь увеличивая мою боль и жар. Холодная тишина. Руки остановились у неё на талии, затем скользнули по спине. Снег из дикого поцелуя. Ладони скользят по её позвоночнику, и я приглушенно рычу. Соблазнительная смесь животного желания взять её грубо тут прямо сейчас и слушать, слушать её голос, который успокаивал. Заставляя меня засыпать самым блаженным сном. Я никогда не чувствовал чего-то похожего. Холодное сердце, чувствует, как твоё теплое дарит мне новые эмоции. У тебя оно живое. Почему я раньше этого не замечал? Удивленье. Наши чёрные тени стекают по стенам.

Моя голова чуть наклонилась, а губы скользнули по ее тонкой шее, которую я ещё недавно хладнокровно сжимал. Губы прижались.
– Вылечи меня
Толчок языком. Я пробежался по ее горлу. А мои бедра на секунду отодвинулись от нее. Мой удел, как и всех бойцов. Кровь и песок. Жестоко убивать – это моя судьба. Я знаю это. Но почему я не могу от тебя так же уйти? Или убить? Я же убийца, Меди. Колдовство? А хочешь сейчас исчезнут все слова и движения?
Хочешь мы вместе убьём это блядское притяжение?

Нога скользнула между ее ног, прижавшись к естеству. Тяну тебя прямо в бездну, в которой мы сможем вместе исчезнуть. Рука соскальзывает с шеи вниз. - Твое сердце оно так быстро бьется.

Отредактировано Christian Evans (2013-07-22 02:38:52)

0

8

Тихо выдыхаю, чувствуя твою звериную,  жестокую энергию, которая обволакивает с головы до ног. Ты сомневаешься, мечешься, не можешь решиться, чтобы, наконец разобраться в самом себе, пугая меня своей темной силой, свои желанием, которое так красноречиво прижимается к моему бедру, дрожащему от слишком откровенного прикосновения.
Это практически откровение – видеть и чувствовать как мечется огромный зверь в твоем лице, как тонет в моем тепле
твой так тщательно отработанный холод, годами заковывавший твое сердце в ледяной кокон, которому нет названия.
- Ты просто Айсберг… - Прижимаюсь к тебе, закрываю глаза, покорно  запрокидывая голову и горя желанием  заставить тебя перестать сомневаться, отвести на второй план ревность и злость. Тебе слишком трудно с ними смирится, ты пытаешься бороться, пробуешь понять причины, заставляющие тебя делать зверские глупости, но не можешь с этим справится. Ты просто к этому не готов. И не можешь быть другим – ты просто мой зверь, мой жадный, сладкий, жестокий зверь, который попал в клетку собственных эмоций.
И я знаю, что ты уйдешь, я знаю, что ты снова сбежишь, и будешь рычать на меня, пытаясь доказать что я не права,
но это все будет потом. Сейчас я опять попытаюсь согреть тебя, приласкать, вылечить, понимая, что от твоей болезни
у меня нет спасительной панацеи. Только лекарство, которое ненадолго замедлит воспаление, и сделает тебя менее
зависимым, но сильнее затянет в эти путы, заставляя задыхаться и кричать мое имя. Это напоминает отравление,
которое невозможно остановить, но можно замедлить. Я хочу быть твоим ядом, хочу чтобы ты кричал от боли, и
заставлял меня проникать в каждую пору твоей кожи.
- Мне побыть для тебя медсестрой? – Глажу его волосы, касаюсь губами скулы, и вздрагиваю, замирая, и чуть не кончая, когда его нога прижимается к моей промежности. – Или снова приковать тебя к себе, чтобы ты не сбежал во время лечения?
Тонкое кружево уже не спасает от острого возбуждения, которое кажется  вот разорвет мое тело, и тонкие ниточки
дорогого белья лишь сильнее раздражают ставшие твердыми соски и влажные складки. Мне хочется схватить его за
волосы и прижать к себе сильнее, заставить заплатить за мое ожидание. Которое отравляло мне эти две недели
без него. Кладу его руку себе на грудь, заставляя ощутить теплую кожу под слоем кружева, и выдыхаю, чувствуя как
начинаю елозить на его ноге от острого возбуждения, которое уже невозможно скрыть и спрятать.
- Начнем с водных процедур? – Наклоняюсь, касаюсь твоих губ жадным поцелуем, и закрываю нас своими
волосами от постороннего мира. Я могу тебя вылечить только одним лекарством.
И оно - в твоей власти.

Отредактировано Amadei Leoni (2013-07-27 13:31:58)

0

9

Игры нет, тема в Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Привкус крови