внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от акари юкимура (ханны мерсер) Нет ничего хуже звонка по телефону, возвещающего об очередном убийстве. Диспетчер сообщает кратко данные. Как жаль, что такие вызовы нельзя отменил. Застали ее прямиком за утренними процедурами...читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Good morning, Sacramento!


Good morning, Sacramento!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Venecia van Preston, Satine Earhart
Место: телестудия
Время: несколько месяцев назад
Время суток: утро
Погодные условия: прохладно, пасмурно, но без осадков
О флештайме: в программу Венеции "Morning coffee" пригласили Сатин - балерину и хореографа. Девушки знакомятся, между ними завязывается общение - сначала на камеру, затем и вне стен телестудии.

0

2

внешний вид

http://www.heatworld.com/images/105635_615x2000_STD/2011/10/Images/Gallery/elle-8.jpg

Самая обычная среда. Обычный будний день, который начинается противной громкой мелодией будильника мобильного телефона. Но даже несмотря на то, что этот звон раздавался в половину шестого утра, Венеция бодренько вскакивала каждый раз. Во-первых, она жаворонок, она запросто может проснуться рано и заниматься делами. Во-вторых, она уже привыкла. И в-самых-главных - Вен терпеть не может мелодию будильника. Утренние процедуры не занимают много времени - душ, чашка черного кофе и подбор гардероба, в котором можно будет отправиться после работы куда угодно, как только прозвучат слова "Не в эфире" и она снимет платье. Полчаса спустя Венеция выходит из квартиры, садится в свою машину и едет в студию. Пустые улицы города говорят о том, что он еще спит. Через час жители Сакраменто включат свои телевизоры и будут собираться по своим делам под бодрое вещание Ви.
В коридоре ее встречает Хелен - молоденькая стажерка, которая постоянно носится по всему зданию, выполняя приказы и поручения всех работников канала.
- Доброе утро, Венеция, - весело щебечет она, протягивая чашку кофе.
- Привет, Хелен, - кивает ей ван Престон, не останавливаясь. Она берет из рук стажерки чашку, делает глоток и на секунду закрывает глаза. Прекрасный кофе, мало кто так хорошо его варит. - Как дела? Что сегодня особенного будет в программе? Мне стоит заранее бояться? - Вен улыбается, у нее прекрасное настроение.
Хелен стала перечислять, о чем сегодня будет говориться в программе, в то время как над внешним видом Венеции колдовал стилист, а сама девушка продолжала пить кофе.
- О, и еще. У тебя сегодня будет гость, - сказала Хелен, уже стоя на пороге гримерной. – Сатин Эрхарт. Ну знаешь, балерина бывшая.
Вставая с кресла, Венеция кинула на стажерку насмешливый взгляд, мол, похоже, что я хожу каждую пятницу на балет? По правде говоря, она не смогла припомнить, когда последний раз вообще была в театре, что уж говорить о знании постановок и артистах. По хорошему, про гостя ей должны были сказать еще вчера, чтобы Вен успела хоть что-то узнать про приглашенного. Теперь придется импровизировать.
- Доброе утро! – громко сказала Венеция, войдя в студию. Съемки начнутся через несколько минут, вокруг царит привычный рабочий хаос. Ви заметила сидящую в кресле женщину, которую она не знала. Скорее всего, это и есть гостья.
- Здравствуйте! Венеция ван Престон, - представилась она, протянув руку для приветственного рукопожатия. – Вы Сатин Эрхарт? Рада познакомиться! Простите, не могу сказать, что в восторге от ваших выступлений. К сожалению, не было возможности их увидеть, - она виновато улыбнулась и присела в соседнее кресло.
- Вен, готовься. Начинаем через тридцать секунд! – услышала она голос режиссера.
Последние быстрые приготовления – взмах кисточек с пудрой, поправка микрофона, поворот кружки надписью с названием шоу в сторону камеры.
- Доброе утро, Сакраменто! – бодро, с улыбкой на лице начала Вен, смотря в камеру. – В эфире «Morning coffee» и с вами как всегда я, Венеция ван Престон. Сегодня среда – самый разгар рабочей недели. Наливайте себе кофе и встречайте новый день вместе со мной! Начнем мы по традиции с прогноза погоды. Дэйв, тебе слово, - она сделала пол-оборота в сторону и посмотрела на мужчину, который должен был рассказать о погоде на сегодня и ближайшие пару дней.
- После, сразу к вам, - сказала Венеция, обращаясь к Сатин. - Вы уже думали, чем заняться в приближающиеся выходные? – спросила она камеру, как только услышала голос режиссера в своем наушнике. – Дэйв не порадовал нас известиями о надвигающемся тепле, поэтому планы надо строить на отдых где-то в помещении. Хочу обратить ваше внимание на театр. А конкретнее – на балет. Убедить вас в этом мне поможет моя гостья, Сатин Эрхарт – в недавнем прошлом балерина, ныне выдающийся хореограф. Доброе утро, Сатин! – Вен вновь улыбнулась гостье и посмотрела на нее. – Расскажите, какой он – балет сегодня? Действительно ли он снова приобретает былую популярность?

0

3

Внешний вид

http://www.kinopoisk.ru/im/kadr/6/2/2/kinopoisk.ru-Kate-Winslet-622433.jpg

Сатин была взбудоражена тем, что через два часа она будет сидеть в шикарной студии утреннего шоу, где будет говорить с Венецией Ван Престон о теме театра и балета. Разумеется, девушку не могло не удивить то, что в Сакраменто не нашли еще одной балерины, достойной рассказать о балете, как о «бессмертном танце души» - так выражался ее бывший наставник-хореограф и почему-то эти слова повторил тот, с кем Сатин вела переговоры на счет появления в передаче.
Проснувшись ранним утром, девушка, как ребенок, взволнованный перед каким-то праздником, носилась по квартире, подбирая одежду, аксессуары, обувь, красясь и делая себе прическу. Комнату сразу заполнил аромат лаванды, кровать была завалена вещами, и девушка каждые несколько минут поглядывала на часы, несмотря на то, что до начала эфира было больше двух часов, а доехать до студии в такое раннее время было проще простого.
Выйдя из квартиры через сорок минут, Сатин поймала такси и поехала к студии. Город только начал просыпаться, а солнце только начинало вставать. Сонный таксист ехал медленно по практически пустой дороге, и девушка даже не торопила его, хотя она то и дело одергивала правый рукав пальто, смотря на часы.
Когда такси подъехало, Эрхарт быстро сунула водителю деньги и выскочила из салона, сразу ринувшись к дверям телестудии. Войдя внутрь, она показала пропуск и ее сразу встретила молодая рыжая девушка, которая направила балерину в нужное помещение.
Вокруг творился хаос – мимо носились работники, голоса смешилась в один непонятный гул, но вся эта атмосфера, словно волна, подхватила Сатин и понесла с собой. Она стала себя чувствовать частью этого мира, отчего невероятно загордилась и была готова принимать все указания.
Рыжеволосая стажерка усадила Сатин за стол.
-Значит так, мисс Эрхарт, через какое-то время должна подъехать Венеция, а затем сразу же начнется эфир. Вам известна тема разговора, так что вопросы будут несложными для вас, импровизируйте. У вас есть время подготовиться.
Рыжая убежала, и Сатин осталась одна, в ожидании того, когда придет Ван Престон.
Не так она представляла этот эфир, но, тем не менее, была довольна и этим. Девушка задумалась о том, что будет, если ее увидят по телевизору, и увидят ли вообще. Если только родители, которые уходят на работу рано утром, или Бен, который будет немало удивлен. Или Дафна…. Нет, о ней думать не хотелось.
В студию, наконец, вошла Венеция. Она выглядела потрясающе красиво для утра, и Сатин была рада видеть ее вживую, когда раньше она видела ее лишь на экране телевизора.
Она представилась, извинилась за то, что понятия не имеет о том, кто она есть, но Сатин была не удивлена и нисколько не обижена.
Не успела девушка ответить, как откуда-то сообщили, что эфир начинается через тридцать секунд. К Венеции и Сатин подскочили люди, поправили наушники, что-то изменили в оформлении и скрылись за камерами.
Шоу началось, и Вен открыла шоу с привычных слов, которые лишь каждое утро меняют свою формулировку. Далее - прогноз погоды, а затем и настало время Эрхарт.
– Дэйв не порадовал нас известиями о надвигающемся тепле, поэтому планы надо строить на отдых где-то в помещении. Хочу обратить ваше внимание на театр. А конкретнее – на балет. Убедить вас в этом мне поможет моя гостья, Сатин Эрхарт – в недавнем прошлом балерина, ныне выдающийся хореограф. Доброе утро, Сатин! –Венеция повернулась к девушке с улыбкой. – Расскажите, какой он – балет сегодня? Действительно ли он снова приобретает былую популярность?
Сатин выпрямила спину, легко улыбнулась и, на удивление просто, начала отвечать на вопросы, изредка жестикулируя руками.
-Доброе утро, Венеция! Хочется сказать, что балет никогда не терял свою красоту и изящество, но, к сожалению, в наше время он стал еще более суров по отношению к его исполнителям, - мягко ответила Эрхарт, сложив руки на столе. Удивительно, как было легко говорить, придумывая на ходу. Волнение отошло на второй план, словно его и не было.
-Ну, балет можно либо тонко чувствовать и любить, либо не любить вовсе. Не знаю, как на счет популярности, а мода вести насыщенную культурой жизнь задела и балет, правда не столь сильно, - усмехнулась девушка, поправляя волосы. Она не знала, правильно ли говорит или нет, лишь старалась правильно формировать свои мысли и выглядеть как можно более расслабленной.

+1

4

На лице Венеции застыла дежурная легкая улыбка. Такая, какая и должна быть у телеведущей - дружелюбная, не смеющаяся, но и не говорящая "Я улыбаюсь, потому что должна это делать, а не потому что мне действительно интересно и приятно". Вен действительно любила свою работу и ей нравилось беседовать с гостями шоу. Сюда никогда не приглашали нудных дядечек, которые годами носят один и тот же костюм (Стив Джобс не в счет, но в его в программе никогда не было и, увы, уже не будет) и бубнят ответы на вопросы или говорят что-то настолько скучно, что возникает желание прилечь обратно поспать. Сюда приглашают интересных, живых(темпераментом) людей, которые с горячностью рассказывают о том, чем они занимаются и действительно могут захватить внимание не только зрителей, но и всей съемочной площадки. Сатин это тоже удается на славу.
- О суровости балета, так сказать, вдали от глаз зрителей мы знаем из фильма Даррена Аронофски "Черный лебедь". Скажите, действительно все настолько жестко, неужели за роли ведутся целые войны? - поинтересовалась Венеция. - Расскажите про "кухню" балета, про то, что мы, зрители, никогда не увидим.
Венеции часто приходят приглашения на разные вечеринки, церемонии, банкеты, вечера. Приглашают на мероприятия в клубы, бары, рестораны, музеи, отели. Однажды она получила приглашение на благотворительный вечер, который проходил в театре. Был спектакль от труппы из Нью-Йорка, но...вряд ли зрители вникали в то, что происходит на сцене. После того вечера Венеция старалась избегать посещения подобных мероприятий. Все так пафосно, наигранно. Женщины участвуют в негласном соревновании "У кого круче платье", мужчины негласно соревнуются в состязаниях "У кого сексуальнее спутница" и "Кто выписал чек с наибольшей суммой на благотворительность". Даже для Вен все это было дико и неприятно.
- Вы и сама балерина в недавнем прошлом. Какая роль для вас была самой любимой? Сейчас вы тоже связаны с балетом или предпочли ему другие танцы? - спросила Вен.
Она сама отдала танцам почти двадцать лет своей жизни. Не простым пляскам в клубе, а настоящим - с тренировками, партнером, умопомрачительно красивыми платьями, музыкой, которую слушают далеко не многие, и конкурсами в разных городах мира. Венеция скучала по этому. Она не просто бросила профессиональные танцы, она и на любительские тренировки не заходила уже давно.
- Чтобы привить зрителю любовь к высокому театральному искусству, в некоторых кинотеатрах стали показывать известные постановки из разных уголков света - Лондон, Вена, Санкт-Петербург. Как вы относитесь к такому нововведению? - спросила Венеция и сделала глоток кофе из чашки.

+1

5

Сатин часто представляла себя на телевидении в детстве, но и представить не могла, что через много лет представления сменятся реальностью, и она займет место напротив ведущего в качестве приглашенной гостьи.
До эфира девушка размышляла о том, что ей нужно постараться быть как можно более естественной, открытой, не отвечать длинными монологами на самые типичные вопросы, а говорить то, что захотят услышать. Жуткое волнение терзало Эрхарт изнутри, но почему-то во время эфира его не чувствовалось, и слова давались ей с особой легкостью, будто и не было вокруг кучи камер и прочей дорогой аппаратуры.
По лицу Венеции не было видно, довольна ли она ответами Сатин или желает откинуться на спинку кресла и прикрыть глаза, пока та говорит. Ведущая улыбалась, и хоть улыбка была дежурной, застывшей, но располагающей к себе, и она давала гостье еще больше уверенности.
- О суровости балета, так сказать, вдали от глаз зрителей мы знаем из фильма Даррена Аронофски "Черный лебедь". Скажите, действительно все настолько жестко, неужели за роли ведутся целые войны? – спросила Венеция. - Расскажите про "кухню" балета, про то, что мы, зрители, никогда не увидим.
Сатин, призадумавшись на секунду, легко улыбнулась и ответила.
-В «Черном лебеде» мы увидели мир балета глазами героини Натали Портман, и хочу сказать, в фильме было показано отнюдь не все. Четно скажу, если из театральной индустрии убрали бы все положительные и светлые стороны, атмосфера была бы точно такой, какой ее показал Аронофски, - ответила Сатин, улыбаясь, иногда жестикулируя руками. – За роль в постановке действительно нередко дерутся, и не всегда путь к роли честен, но, насколько я помню, в нашем театре никто еще из-за этого не лишался рассудка. Много талантливых танцоров, только не всех их мы можем видеть на большой сцене. Вот она, суровость закулисной жизни.
А тем временем на очереди был второй вопрос от Ван Престон, и Эрхарт замешкалась поначалу, не зная, что и ответить, но потом быстро взяла себя в руки.
-Мне полюбилась роль в постановке «Жизель», где я была одной виллис по имени Мирта. Эта роль была одной из первых на моем опыте, и забыть ее просто невозможно, - с энтузиазмом отвечала девушка, не убирая с лица улыбку. – Нет, что вы, хоть и мое время прошло, я навсегда останусь балериной, у меня нет даже мысли о том, чтобы изучать что-то другое. А сейчас я владею собственной студией, и мне это действительно по душе.
Последний вопрос от Венеции не мог не заставить задуматься, и все-таки Сатин знала достойный ответ.
-Я считаю это попыткой заинтересовать молодых людей театром и балетом, да и не только молодых. Знаю, этот ответ банален, но это действительно так. Балет никогда не был забыт, как искусство старого века, просто время сейчас другое, и не думаю, что театр станет писком моды благодаря показам в кино некоторых постановок. Это скорее напоминание того, что балет существует и живет до сих пор.
Сатин шире улыбнулась, поправив свою прическу.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Good morning, Sacramento!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно