внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от алекто тонхил [романа вилсон] Иногда Алекто казалось, что она совершенно не знает собственного супруга. Да и могла ли она знать, если они, по сути, были друг для друга совершенно чужими людьми? Они оба словно застряли... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Весною черною горит


Весною черною горит

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

.
С А К Р А М Е Н Т О | 12.02.2016 | Д Е Н Ь


* * * * * *
Тише. Здесь нет дождей, что удавкой лягут на наши шеи, сдавливая их, душа, затмевая взор. Здесь нет того послевкусия грозы, разрывающего сознание и заполняющего душу чистейшей пустотой. Это город. Это улицы. В них есть только люди - порочные и сломанные марионетки нашего подсознания. Они повсюду. Словно сорная трава. Словно мусор. Словно пыль.
А может быть, их вовсе и нет и все это нам сниться?
Может быть, вообще в этом мире ничего не существует?
Тогда почему мы все это видим?
Тогда как мы смогли повстречать друг друга?
* * * * * *

http://i90.fastpic.ru/big/2017/0221/b4/271c51318356d8254207b084d169d3b4.gif

Dominic Rose & Kadia Romano

.
. . . | У Л И Ц Ы | . . .

[NIC]Kadia Romano[/NIC]
[STA]Ab aqua silente cave[/STA]
[AVA]http://i90.fastpic.ru/big/2017/0206/0f/02058396e265b82049e4bbed55e22d0f.gif[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]Кадиа Романо, 29 y.o.
profession: танатокосметолог;
[/LZ1]

+1

2

День клонится к вечеру. Слегка серо и почти безветренно. Облака тащат свои грузные налитые океанской влагой тела на сушу, словно заплывшие не туда тюлени. Они разваливаются лежбищем и перекатываясь туда-сюда бросают лоскутные тени на резанное небоскребами покрывало города.

Рука в перчатке из латекса вынимает из контейнера пластиковую бутылку. «Употребить до  12.02.2016» Довольно глупо полагать, что ровно в полночь 12 февраля этот йогурт и десяток его собратьев перейдут и на сторону зла, так что годится. Доминику не нужен целый десяток, парочки достаточно, так что остальные перемещаются аккуратно сложенные в найденный тут же в баке пакет и отставляются в сторону к консервам, что подозрительно намекают своей датой, что они уже одной ногой в аду. Вот их лучше отложить подальше, это уже, и правда, маловероятно, что съедобно.

И да, если вам кажется странным, что взрослый здоровый мужчина, который выглядит относительно прилично, роется в мусоре и выбирает средь её содержимого что-то съедобное или полезное, то вам стоит подумать о других вещах. Например, не странно ли, что при том, что все СМИ орут наперебой о мировом кризисе везде и всюду, но при этом сохраняется такой уровень перепроизводства всех видов продуктов, которые ежедневно тоннами оседают на свалках? Порой отправка продуктов в отходы является наиболее дешевым способом минимизировать расходы. О да, часть этого перерабатывается (это касается в основном упаковки), но это никак не спасает от того, что наша планета уже задыхается от всех этих излишков, что не приносят улучшения благосостояния никому, кроме определённой прослойки общества. Будем вежливыми, и не будем тыкать пальцами в строчки из журнала «Форбс». Окей? Если да, то продолжим.

Мммм… что тут у нас еще в забитых до краев контейнерах за супермаркетом?  Луч фонарика шарит среди надорванных упаковок, слегка припорошенных ломанными чипсами. Кажется это упаковка из семи банок джема. Одна банка разбилась, и остальные слегка липнут к рукам. Срок годности – июль 2017 года. Вместо того, чтобы вытереть банки, всю упаковку выбросили. Черт, а вот до порванной сетки с картошкой не дотянуться так просто, приходится перегнуться через край, рискуя быть прихлопнутым этой гребанной крышкой.

Если немного забить на угрозу удара от крышки контейнера, Доминик уже мог считать и считал, свой вечер удавшимся. Он уже собрал себе продуктов на ужин и завтрак. Еще вот пара картофелин и можно уходить. Не стоит брать больше, чем необходимо.

Отредактировано Dominic Rose (2017-02-23 00:47:19)

+2

3

Анубис царапал когтями по асфальту, создавая ритм и случайно задавая настроение чеканить шаг. Ничего необычного: почти себе такая дневная прогулка, совмещенная с выносом мусора, дежурно рассортированного по пакетам, перекидывающимся шепотками, стоило полиэтилену соприкоснуться с полам складчатой юбки. Редкие прохожие, еще более нечастые приветствия – этот район, за время, которое Кадиа здесь прожила, стал каким-то совсем своим, и девушка уже наверняка помнила кто и когда возвращается со своих трудных или не очень суток, будто пробыла здесь безмерно бесконечно, а не пару лет. Такой же неизменный денек, как и множество других. Все словно замкнулось в цикличности идеального круга, а от того и шло своим чередом. Последний будний день, а никто никуда совершенно не торопился – Романо никогда этого не понимала. «Неужели у всех такая блеклая жизнь?»: невольно всплывал в черепушке вопрос. В эти довольно частые моменты ей больше всего хотелось сравнить безмятежность живых с безразличием мертвых, на которых сама она уже начала быть похожей. Знаете, когда долго видишь отрешенность – становишься и сам отражением этого чувства, напитываясь его оттенками, ведь если ты всматриваешься в темноту...
Небо расчертил след пролетевшего над головой самолета: медленно тая, серая полоса постепенно сливалась со слоистым боком одного из перистого облака, перетекая в него. Сегодняшний рейс припозднился и это, наверное, было единственное заметное изменение в череде событий, которые происходили из раза в раз за порогом дома. За теми стенами, где ее раскраски и съемки ждало очередное тело: уже забальзамированное и готовое вот-вот принять на себя всю мощь посмертного макияжа.
Парень, ты чего? – танатокосметолог встревоженно натянула на себя повод, стараясь сбавить возросший темп собаки, явно что-то почуявшей и предупреждающе оскалившейся в назревающем лае. Это смущало, о чем не двояко говорили нахмуренные брови: кобель обычно не вел себя так вызывающе и агрессивно даже с незнакомцами, а тут такой неожиданный перепад да еще и в знакомом для охотничьей месте. Поводок до упора впивался в глотку, вороша шерсть и неуклюже поднимаясь по шее. – Эй, да что с тобой?!
В одно мгновение цепочка осыпавших битым стеклом происшествий попросту сбила сознание с пути, вынудив взвизгнуть, когда повод предательски соскользнул с запястья, весело убегая вслед за понесшейся вперед борзой, рассекающей воздух, а, вместе с ним, и привычный уклад.
Стой! Ан, вернись! Ко мне! Я сказала: «КО МНЕ»!
Только вот черной псине было не до прихоти своей хозяйки: раз уж рыбка сорвалась с крючка, то вежливо на него обратно не нанижется с извинениями и прочей чопорностью, мол: «Да как же я посмел?! Великодушно прошу простить! P. S. : ваш Карась». А тут еще и задница из бака маячит красной тряпкой... Ну о чем вы, господи? Остановишь ли акулу, почувствовавшую кровь? Вот и сожителя Кай было уже не удержать...
Громогласно обозначив свое присутствие громким лаем, пес встал на задние ноги в попытке укусить мусорного принца. Нет в этом мире романтики помоек. Однако ничего не поделаешь: нечего чужое добро растрясать да подворовывать.

[NIC]Kadia Romano[/NIC]
[STA]Ab aqua silente cave[/STA]
[AVA]http://i90.fastpic.ru/big/2017/0206/0f/02058396e265b82049e4bbed55e22d0f.gif[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]Кадиа Романо, 29 y.o.
profession: танатокосметолог;
[/LZ1]

+1

4

Шелковая шерсть прижимается ребрам, черное тонкое тело пса обращается в стрелу, переливается как черная капля нефти. Его движения столь же плавны и сколь и стремительны.  Прыжок. Другой. Запоздалый крик-приказ к остановке. Лапы шкребут по асфальту замедляя это стремительное движение, упираются в жестяную стенку бака, щелкая по ней когтями. Лай. Ноздри шумно втягивают воздух, а зубы смыкаются на штанине чуть ниже того места, откуда у людей начинают расти ноги.

Никогда нельзя на сто процентов знать, что именно происходит в чужой голове, особенно если она собачья. Может быть Анубису (боже, кто додумался назвать смертного пса именем бессмертного бога?). Вот сатана разбери, что ей не понравилось! То ли запах органического мыла не одобрила, то ли жопа из помойки на её взгляд слишком вульгарное зрелище для хозяйки. Псина, она и есть псина. Ничего не понимает в бомжацкой эстетике.
Вес ног плюс вес собаки это явно больше чем, пакет с йогуртами и верхняя часть тела, так что спасибо физике, Доминик позорно не проваливается в бак, крышка которого с грохотом захлопывается, почти ударяя по пальцам. Пожалуй, теперь, когда он узрел треплющего штанину пса, наступил тот момент, когда хорошо бы заорать, но все происходило так быстро, что он вцепился в собачьи уши, выпуская из рук рюкзак с наживой. Йогурты из его распахнутого нутра выкатываются на асфальт, а банка джема растекается липко-острой массой стекла и сладости. Видимо, у всей этой упаковки судьба разбиться.
- Убери собаку!

+1

5

Наверное, если спросить саму Кадию на что это похоже со стороны, то она не задумываясь скажет: «дешевая мелодрама». Нет, вы сами подумайте. Обычно именно так в сериалах или же мыльных операх завязываются отношения – нелепые обстоятельства, которые потом выливаются в еще более нелепые взаимоотношения. Вот после такого девушка вроде как должна начать извиняться, предложить застирать одежду, угостить ужином, переночевать у себя…
И все, в общем, завертится-закрутится, ибо режиссуре нужен плотный, быстрый и интересный сюжет. Иначе никак.
Ан, ко мне, – мягкий, доселе напитанный волнением и тревогой за жертву собачьих челюстей голос сошел до металлической монотонности, не выражающей ровным счетом ничего, кроме безапелляционного приказа. Собственно, пес, расценив положение правильно, все же нехотя отстал от приглянувшейся ему штанины, перестав ее дербанить и, хищно клацнув зубами у запястья незнакомца, все же попятился назад, когда злосчастные уши лишились чужой хватки. Придирчивый взгляд хозяйки неторопливо заскользил по одеянию встреченного… человека, оценивая причины, по которым тот мог копаться в мусорном баке. Нет, конечно же есть та прослойка общества, что слоняется по улицам, будучи бездомными и безработными, но, насколько знала сама Романо, существовали так же и специализированные организации, заинтересованные в выдаче одежды и еды для подобной прослойки общества. Или все же только по ящику все было хорошо? Конечно только по ящику. Но тяжело поверить, пока лично не убедишься.
В любом случае, девушка никак не могла выпустить из головы образ незнакомца, свесившегося частью тела в пасть мусорки: да и разбросанные тут и там следы преступления пищевого выема не позволяли закрыть на все глаза и списать на недопонимание или же неправильно расцененные действия со стороны безымянного. – Я вызываю полицию, – подхватив поводок Анубиса, продолжающего рычать, но верно сидеть у ног брюнетки, задумчиво протянула Кай, изымая из кармана мобильник, сразу же принимаясь набирать комбинацию пароля.

[NIC]Kadia Romano[/NIC]
[STA]Ab aqua silente cave[/STA]
[AVA]http://i90.fastpic.ru/big/2017/0206/0f/02058396e265b82049e4bbed55e22d0f.gif[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]Кадиа Романо, 29 y.o.
profession: танатокосметолог;
[/LZ1]

+1

6

Шелковая шерсть прижимается ребрам, черное тонкое тело пса обращается в стрелу, переливается как черная капля нефти. Его движения столь же плавны и сколь и стремительны.  Прыжок. Другой. Запоздалый крик-приказ к остановке. Лапы шкребут по асфальту замедляя это стремительное движение, упираются в жестяную стенку бака, щелкая по ней когтями. Лай. Черные ноздри шумно втягивают воздух, а зубы смыкаются на штанине чуть ниже того места, откуда у людей начинают расти ноги. Двуногий орет как потерпевший (собственно потерпевшим он и является). Сначала это крик испуга и удивления, а затем возмущения:
- Вызывай! – мужчина пытается отодрать псину от собственных джинс, но что-то слишком уж они ей по зубам, - Я ничего не делал! А эта тварь без намордника!
Тварь возмущенно пытается перехватить ногу, чтоб отхватить побольше от ляжки расхитителя мусорных баков, но клацает зубами уже в воздухе. Благо ошейники и сделаны для ограничения свободы. Он еще не понял, что вся эта доведенная до абсурда комедийная ситуация с нелепыми фразами и действиями часть промысла судьбы. Вот даже вечерний вялый ветерок почитывает газету с утренним гороскопом:
« Козероги: Не бойтесь ни трудностей, ни неприятностей, ни недоразумений – вы отлично справитесь с решением любых задач, а если не все получится сразу, друзья и знакомые охотно придут вам на помощь. Если на этот день запланированы важные встречи, уделите внимание своему внешнему виду; при этом от любых проявлений экстравагантности лучше отказаться.»
Шелестя страницей ветер придирчиво оглядывает мужчину. Ая-яй! Не соблюдает рекомендации звезд. Вот совсем!
Взгляд ветра-лентяя перебирается на девушку. Что у нас тут? Тут все намного лучше. Да и не надо с такими глазами никакой экстравагантности, с ними уже вообще больше ничего не надо. Если у ночи были глаза, то непременно именно такие. Если они приснятся, то непременно от взмаха ресниц превратятся в черных птиц и растворятся во тьме. А они приснятся. Доминику так точно. Тут можно даже гороскопы не читать и гадалок не спрашивать.

+1

7

Терпкий вкус адреналина, в один момент разлившегося по телу, неожиданно и так же бесследно пропал, оставив после себя лишь мучительное послевкусие теплых, переплетающихся змеями в животе чувств. О, непременно: он испугался не меньше нее самой. Любой бы – и стар, и млад – не остались бы безразличны, когда на них с громогласным лаем лавиной мчалась бы черная собака, распахнув на свою радость пасть пошире, чтобы от раздавшегося щелчка челюстей волосы на теле встали дыбом, и, даже когда бы ее уже оттащили, казалось бы, на безопасное расстояние, натянув повод, она не оставляла бы своих попыток исполнить изначально намеченную цель.
Вызывай! – искаженные эмоциями приятные черты лица напряжены: они меняют выражение на говоряще-неприятное, запоминающееся, резкое и прямое, как уверенный, единственный мазок кистью по-пустому, безмолвному холсту. Наверное, он вряд ли вот так вот скалится в обычной жизни, ведь совсем недавно ничем не отличался от очередного прохожего: спокойного и занятого тем… Чем и всегда? Взгляд вновь проскользил по мусорным бакам, по легшей у ног незнакомца паутине осколков, нитей йогурта и тягучих пятен джема. Тем же, чем и всегда?Я ничего не делал! А эта тварь без намордника!
Что-то неприятно засосало под ложечкой. Нет, это была совершенно точно не боязнь того, что после совершенно обоснованных обвинений будет наложен штраф за несоблюдение некоторых правил, это было что-то другое. Наверное то, что в обчистке чужих отходов данный молодой человек не видел ничего криминального. А ведь чем отличался он от енотов, рыщущих по чужим дворам в поисках лакомств? Да ничем, по сути. Кто гарантирует чистоту данного места после его ухода? Или то, что он просто не наметил данный отстойник, как точку, куда нужно отнести выкуп неким людям, подвергшимся шантажу с его стороны? Да всякое может быть и эти слова о невиновности ничуть не внушали доверия.
В трубке мягко заурчали гудки. Из мобильника механическим, уставшим голосом затараторил мужчина, проговорив привычный набор слов и стребовавший пояснить причину звонка. Наверное, не лучшей идеей было звонить прямо перед этим некто, который в народе просто и беззлобно проименовали бы шкафом, да?
В любом случае пес рядом. Это же должно внушить чувство безопасности, да? Должно же..?
Палец незаметно скользнул на кнопку сброса вызова: в конце концов, кому из полицейских какая разница, если им еще разок кто-то позвонит и ничего толком не выложит?
Здравствуйте, я бы хотела, чтобы вы прислали машину. Натолкнулась на подозрительного вида мужчину, который роется в мусорных баках частного сектора, не совсем уверена, что это кто-то из числа собирателей. Ведет себя агрессивно. Когда я вас смогу дождаться? Адрес сейчас назову, один момент.
[NIC]Kadia Romano[/NIC]
[STA]Ab aqua silente cave[/STA]
[AVA]http://i90.fastpic.ru/big/2017/0206/0f/02058396e265b82049e4bbed55e22d0f.gif[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]Кадиа Романо, 29 y.o.
profession: танатокосметолог;
[/LZ1]

+1

8

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

Её волосы ниспадали черным шелковым водопадом. Пальцы острые и в то же время мягкие, такие женственные в своих изломах выбивали на телефоне заветный номер диспетчера полиции. Губы, за движением которых нельзя не следить, быстро и взволнованно жалуются. Жаль, что на пустяк. Или не жаль. Такие губы не должны жаловаться.

- Отлично, - прошипел Доминик сквозь зубы, предчувствуя не самый приятный разговор и очередное объяснение своей жизненной философии. Его не особо беспокоило скорое прибытие полиции. За то, что ты идиот - не сажают. В противном случае пол страны б сидело. Максимум, что ему светит – штраф, и то маловероятно. Хозяева баков-то претензий не имеют – не первый раз он тут роется. А полиция -  поржут, не первый раз же видятся, снова скажу «занялся бы ты нормальным делом», подскажут адрес ближайшей ночлежки и до свидания. Обидно. Вот как объяснить людям, что если ты берешь что-то из бака, то это не значит, что у тебя нет денег и тебе негде спать? По ходу никак.

По идее до прибытия "мифического" наряда полиции оставалось совсем чуть-чуть. «Пострадавший» уже начал признавать псину за родную часть своего тела, но та, наконец, отвяла, и теперь они могли взаимно скалиться друг на друга с расстояния полуметра.
- Ты её… - прищурил глаза, пригляделся к собаке, - Его, хоть примотай к чему. Он же и полицейских сожрет.  Сожрешь же?
В ответ на последние слова Анубис зло рыкнул, явно отрицая предположение мужчины. Доминик же не остался в долгу, в свою очередь, показав псу зубы. В бесконечно тянущемся ожидании прибытия невызванных полицейских, между ними установилось шаткое перемирие, основанное на взаимных угрозах быть загрызенными.
- Послушай, я ничего не ворую, не нарушаю никаких законов. Хозяин супермаркета, которому принадлежат эти баки не имеет ко мне претензий. Так за чем все это?

Отредактировано Dominic Rose (2017-03-16 23:47:17)

+1

9

Вопросы были более чем здравомыслящими, но Кадия просто не могла оставить все, как есть. Как минимум потому, что банки джема липкими, растаявшими после соли слизнями липли своими полупрозрачными телами к асфальту, в полумраке представляясь в виде подозрительной субстанции. Как минимум люди могли теперь вляпаться в это и испачкать обувь, еще хуже – проткнуть осколком ступню, поцарапаться или же поскользнуться и упасть, пострадав дополнительно и от разбросанного ныне тут и там стекла. Кто будет особо разевать зенки, если тебе до баков пять минут хода туда и обратно и ты привык, что никакого мусора, несмотря на то, что данное место является его точкой сбора, нет? Скорее всего все привычно уткнуться в телефоны или же, как сама девушка, подхватят собаку за повод и выйдут на прогулку, совместив одну свою рутинную обязанность с другой и в данном случае может пострадать еще и четвероногий друг. Вот такие вот сюрприз поджидали теперь. И винить за них кого? Романа нервно увела взгляд в сторону и поджала губы, припоминая, что она тоже причастна к тому, что сладкая жижа сейчас красуется на грубой серости. Вот и что теперь говорить?
Все же порой нужно вначале думать, а потом делать.
Или нет. Полицию же все же так и не дернули, правильно?
– Это нужно убрать. Ты идешь со мной за веником и совком. И не думай попытаться обмануть – в этот раз я уже не буду останавливать собаку, – неприкрыто хмурясь, разворачиваясь на носках проронила в добавку гример, облюбовав взглядом циферблат наручных часов, стараясь не дать повода в сомнениях о вызове властей полуночному незнакомцу. – Должны успеть.
... х Х х …

Коридор

https://pp.userapi.com/c639728/v639728124/24ec/lJey829Vo9M.jpg

https://pp.userapi.com/c639728/v639728468/22f8/RpWl2mckHwE.jpg

Сними обувь, если будешь заходить, – взгляд придирчиво пробежался по обуви покорно следовавшего за спиной человека, вновь мысленно отмечая злополучные банки, ставшие кратким пересказом всего сегодняшнего дня. Это было даже в какой-то степени комично: от мусорных баков до дома с собственным садом, безразлично смотрящего темными провалами застекленных глазниц сверху вниз на людей у порога. Ключ пару раз прокрутился в замочной скважине, а карточка после прошлась по другому замку и дверь отварилась, первым делом пуская в свои полупустые, холодящие просторы собаку, отпущенную с поводка: Анубис, цокая когтями по паркету, радостно ломанулся на свое привычное место за любимой игрушкой – морковкой, лежащей близ зеркала в десяти шагах от входа. Немного помедлив, словно в нерешительности, следом вошла и Кадия, обернувшись на своего недогостя через плечо, отмечая его желание или нежелание войти. – Сейчас все принесу, – хлопнув в ладоши, вынуждая слепящий свет разом включиться в коридоре, никак не разделенным с прихожей, произнесла девушка, устраняясь в другое помещение.
[NIC]Kadia Romano[/NIC]
[STA]Ab aqua silente cave[/STA]
[AVA]http://i90.fastpic.ru/big/2017/0206/0f/02058396e265b82049e4bbed55e22d0f.gif[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]Кадиа Романо, 29 y.o.
profession: танатокосметолог;
[/LZ1]

+1

10

- Это нужно убрать.
Доминика аж перекосило от высокомерия дамочки. Нет, ну нельзя ж иметь такие красивые глаза и такой мерзкий характер! Как жить-то с таким дисбалансом – такие прекрасные глаза и такое неприятное отношение к окружающим! Должен быть закон, запрещающий такие сочетания.
И вообще, угрожать расправой незнакомому человеку за разбитую банку это, как минимум, превышение всяческих адекватных границ, просто хотя бы потому  что у дамы на это нет никаких прав. Да! Именно так! Он может сейчас просто развернуться и уйти и если она спустит собаку, то виновата будет она.
- Ты же понимаешь, что неправа? – говорит Доминик, все же вставая и в последний раз показывая Анубису зубы.
После предложения куда-то идти и что-то убирать у него начали закрадываться сомнения в том, что полиция вызвана. Он уже сталкивался  подобными случаями, и нет, так дела не делаются. До приезда полиции никто никуда не уходит и «улики» не убираются. Но раз дадут совок и веник, то это лучше чем руками убирать. Можно и последовать за дамочкой, заодно попытавшись объяснить, что ты не верблюд.
- Знаешь, я бы и так все убрал. Я же не от недостатка денег и не из хулиганства обследую контейнеры, - всячески избегает слов «мусор», «помойка» и тому подобных, - Это из идеологических соображений.
Непонятно слушает его эта странная женщина или нет, во всяком случае из какой именно идеологии он копошится в отходах, Роуз рассказать не успевает, потому что они дошли до её обиталища.

***
- Никуда я с тобой не пойду. Тут подожду.
Горделивая хозяйка удалилась, снова оставив его один на один с псиной, которой мужчина тут же показывает язык. Вот прям так обидно показывает.
Первое впечатление о её доме? Если бы не собака, источник вечного загрязнения всего и вся, Доминик решил бы, что попал в больницу.  Тут дышать-то страшно не то, что ходить в носках (кстати, в целых. Разуться было бы не стыдно). Ничего не трогать, не касаться даже чтоб включить свет, не дышать не жить. Ужасное место.
- Бедняга. Тебя наверное, она тебя, наверное, моет спиртом после того, как ты на улице свои яйца полижешь.

+1

11

Ребенок. Капризный, непослушный, верящий в то, во что хочет: вот кого напоминал этот незнакомый тип, сейчас беспринципно общающийся с Анубисом по ту сторону стены, с другой стороны так и не запертой двери. Наверное, если он зайдет придется мыть полы более усердно, чем от дорогого четвероногого члена семьи. В конце концов этот непонятный человек был сосредоточением страхов Кадии – микробы, подобранные с помойки. Он буквально состоял из них внешне и внутренне, более радикально чем любой другой и оставалось только поблагодарить себя за привычку носить перчатки. Всегда. Везде.
«Нужно прикрыть шею и лицо».
Перчатки легко сползли с рук, сменившись на другие – стерильно белые, быстро обнявшие ладони, которые незамедлительно подхватили одноразовый пакет, перчатки и совок с веником: в конце концов, они же пришли сюда за этим, правильно?
И какие такие идеологические соображения подталкивают людей копаться в мусоре? – откровенно хмурясь, выйдя в коридор и подойдя ближе к незнакомцу, протягивая ему комплект юного дворника, недовольно проворчала она, стараясь не соприкасаться с ним пальцами. Это звучало… Дико. Или еноты и прочие вредители по помойкам рыщут тоже из идеологических соображений? Они животные. Им нужно выживать. Да, правильнее отправить их в привычную среду – туда, где они и должны добывать себе пищу –, но в том, что для этих мелких вредителей легким источником добычи стали именно баки человечески последние и были виноваты. Но что мешало стоящему перед ней купить себе ту же быстрорастворимую лапшу? Почему именно в помойках?! – Это дикость. Анубис, оставайся здесь: я скоро вернусь, – закрывая дверь, откровенно смягчаясь в голосе произнесла Романо, мягко улыбаясь верному другу.
«Ты же понимаешь, что неправа?»: его слова больно отразились в мыслях, вновь вынудив принять на лицо недовольную гримасу со сдвинутыми бровями. Да, она была неправа. Ей говорил так и врач с ее маниакальным чувством к чистоте. Но что он знает о ней, чтобы говорить, права она или нет? – У каждого своя правда, – тихо шепнув для себя под нос, сказала гример, неторопливой походкой направившись в сторону злополучных баков.
[NIC]Kadia Romano[/NIC]
[STA]Ab aqua silente cave[/STA]
[AVA]http://i90.fastpic.ru/big/2017/0206/0f/02058396e265b82049e4bbed55e22d0f.gif[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]Кадиа Романо, 29 y.o.
profession: танатокосметолог;
[/LZ1]

0

12

- Ну вот моя правда такая - общество страдает от перепроизводства, не задумываясь о последствиях и ничего не отдавая взамен окружающему миру. Люди несознательны и склонны окружать себя ненужными вещами…  - нет. Это не те слова, которыми надо начинать. Мужчина хмурится, решая, что лучше начать с практических примеров, - Хм… Ты же видела, что я доставал из бака. Этот джем, до того как разбилась банка, был с приличным роком годности, который кончается не завтра. Там таких еще несколько. Йогурт, тоже был съедобен до завтра. А это ведь не единственный бак на весь Сакраменто. Таких тысячи… Так вот я не желаю быть частью такой системы, где покупается и продается ненужное, не желаю расходовать свое время и силы на то, чтобы корпорации развивались экстенсивно. Хм…
Они уже дошли до места «преступления» и Доминик снова перевесился через край бака, дабы извлечь оттуда пару банок просроченного пудинга.
- Вот смотри, это два карамельных пудинга разных марок. Их состав идентичен, отличие лишь в упаковке. Кстати, ты ешь карамельный пудинг? – бросает чопорной дамочке банку, не оставляя иного варианта как поймать, -  Я вот почти не ем, я бы купил только одну банку, но их две. Вторая никому не нужна, но её сделали. Стоимость её изготовления и утилизации уже заложена в цену той банки, что у тебя в руках и получается, что ты заплатишь за обе,  хотя тебе нужна только одна. Это очень грубый пример, касающийся только тебя и твоих ресурсов – времени и труда.
Просроченная банка уже давно отправлена обратно в бак, и убирая осколки, мужчина совершенно не наблюдает за реакцией девушки, что боится микробов как огня. Ему-то нормально – у фриганов брезгливость на нуле. Но знай он об особенностях восприятия мира этой девушки  – не кидал бы ей банку из помойки в руки. И да, совок ей тоже придется выбросить, он трогал его теми же перчатками, в которых рылся в баке.

+1

13

Слова мало чем отличались обычно друг от друга. В них вкладывали мало смысла, стараясь просто говорить побольше и погромче, чтобы забить своего собеседника отсутствием тишины, чтобы обратить все в трескающийся крик, бьющий по вискам, оглушающий и заражающий бешенством фраз, начинающих непроизвольно стекать с губ, словно кровь из захлебывающегося рта убитого в подворотне прохожего. Клокочущий. Мутный, как алые пузыри. Сейчас эпоха голосов: в интернете, в жизни. И если ты молчишь – твой слова достаются другим. Они в любом случае достаются другим, если ты умеешь говорить только с закрытым ртом.
А Кадия только так и умела. Но от чего-то создавалось чувство, что она все равно участвует в диалоге. И ее слышат. Казалось бы, кто – непонятный, невнятный прохожий, роющийся в мусоре и размышляющий о великом. Что же, язык у него был подвешен и это можно было неприкрыто отметить: это было логично. Почти. Ведь жизни без конкуренции, без жажды выгоды, без социальных прослоек на которые были даже рассчитаны различные марки просто не существовало. Так завелось изначально. И не просто же так.
И на что же ты тратишь тогда деньги? Работаешь ли ты вообще? – Романо едва приметно скривилась, наблюдая, как незнакомец нырнул в бак, начав вновь копошиться в его кишках. Уверенности в том, что этот мужчина расслышал ее вопросы не было от слова "совсем", но ответа на этот вопрос и не требовалось. И без того было понятно, что ненужно для других может показаться сокровищем для кого-то еще. Но мусорные баки… – Что? Пудинг? Я не… – рефлексы срабатывают сами по себе. Не оставляя выбора. Не давая даже ни малейшего шанса на какой-то иной исход. Быть может, если бы собиратель кинул не так точно – хотя бы под другим углом… Но покрытая другими пищевыми отходами упаковка уже находилась в руках и даже перчатки не сохраняли зону комфорта, легко ускользнувшую, словно песок через сетку сита. И не было уже слышно никакого голоса, не было ничего видно. Лишь многоголосое эхо, насмехающееся, косноязычно что-то бормочущее и плывущая картинка перед глазами. Пудинг выскользнул из рук так бережно и мягко, словно ладони разошлись лишь для того, чтобы пустить по водоему небрежный кораблик.
В одно мгновение стало темно и мир пошатнулся…
[NIC]Kadia Romano[/NIC]
[STA]Ab aqua silente cave[/STA]
[AVA]http://i90.fastpic.ru/big/2017/0206/0f/02058396e265b82049e4bbed55e22d0f.gif[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]Кадиа Романо, 29 y.o.
profession: танатокосметолог;
[/LZ1]

+1

14

Он говорил, что-то еще, в то время как для девушки мир расплывался, качался и ускользал. С обмороками всегда так – теряешь чувство времени. Кажется, что ты мерно сползёшь по стенке с видом преисполненным достоинства, а на деле просто падаешь замертво. Только каблучки в воздухе мелькают. А бывает и на оборот, мозг уже почти отключился, но тело еще помнит, что падать – это слишком больно и оседает на асфальт, храня организм от ушибов. Вот тут был второй вариант, как раз. Хлопнись дамочка разом, как поймала банку, Доминик бы не успел сгрести осколки, а тут он даже почти закончил ту часть лекции, что посвящалась экономике, и уже собрался переходить к моральным аспектам выхода из общества потребления, заодно и на вопросы ответить, а тут на тебе! Шурша черными тканями по припомойному асфальту, дама решила прикорнуть. Прям тут, у бачков со столь неприятным ей мусором. Понятное дело – не добровольно. Организм не пережил шока.
Слова: «- Ну, твою ж мать.» где-то на подсознательном уровне активируют рыцарский режим «дева в беде», но Доминик – не рыцарь, а Сакраменто - не Камелот, так что мужчина просто отчаянно помахал в сторону камеры наружного наблюдения, что снимает территорию у  баков, в надежде что высшие силы как-то разрешат ситуацию. Не разрешили, и, судя по всему, помощи от кого-то  ждать бессмысленно.

Включены ли вообще эти камеры? – некогда выяснять.

Как-то через пень колоду вспомнив про основы оказания первой помощи при обмороках, Роуз подпихнул под ноги «жертвы антисанитарии» рюкзак, а под голову - свою жилетку аля «байкерская куртка без рукавов» (собственно такой курткой она когда-то и была), что пахла кожей и сигаретами и если её занюхнуть вставляла похлеще любого нашатыря. И это не удивительно, ибо не стиралась она отродясь, а лишь бережно иногда протиралась тряпочкой.

Ну и что дальше?  Вдруг она больная какая и так оставлять нельзя? Черт.

Сел рядом. Ругается почти вслух. В отличие от Кади, он теперь не блефует, беря в руки телефон и набирая заветный номер 911.
- Угол третей и четвертой за супермаркетом, девушке плохо... похоже… похоже, обморок или что-то такое.
Реально вызванные медики это вам не лже-копы. Они не заставили себя ждать дольше пяти минут, а через шесть уже вовсю светили девушке в глаза фонариком, совали под нос вонючий, но стерильный, в отличие от кожанки, нашатырь и предлагали проехать в больницу.
Доминик просто ждал, чем это закончится. Она хоть и прекрасная дама, да только вот он не рыцарь.

Отредактировано Dominic Rose (2017-04-24 22:42:39)

+1

15

Мир просто разбился. Хлестким, резким ударом перерубив искрящуюся картинку панорамы жизни, обратив ее в ничтожное ничто и так же играючи вернув. Словно ничего и не происходило, словно время, будто бы песок сквозь сито, не ускользнуло прочь, намотав свой полуоборот по оси, словно так и положено и все идет своим чередом. Но это было не так. Ни разу не так.
Блаженны кроткие. Кадия, будучи в беспамятстве, непременно была таковой. Тихой, смиренной и безмерно счастливой в мире своих иллюзорных картинок и событий, подвластных мановению ее желания, будучи в незнании того, что чужие, покрытые незримыми пятнами грязи руки сейчас касаются тела, вырывая из прекрасного мира. Мира, где всего произошедшего не было. Не было ни бросившей ее матери, ни ушедшего от них отца, ни ее психологического расстройства, ни даже того самого мужчины, сковырнувшего сегодня свежую корочку запекшейся крови на сквозной ране ладоней. Абсолютно  ни-че-го.
Только безграничное безмолвие.
Мэм, как вы себя чувствуете?
«Как мешок дерьма».
Глаза не раскрывались, будто бы ресницы слепились патокой, после долгого сна. Обмороки не были незнакомым явлением и это состояние – состояние пробуждения – было не новым, но и менее неприятным от этого близкого знакомства не становилось. Что-то подложено под ноги, под голову, резкий запах нашатыря, мешающийся с ароматом сигарет, пота и чего-то более терпкого, почти нераспознаваемого. Смазные пятна фигур. Гам. Суета. Люди всегда кажутся такими назойливыми, когда оказывают помощь, даже, если это уже специально обученные некто в халатах.
«Аж тошно. Вас всех слишком много».
Со мной все хорошо.
«А будет еще лучше, если ты уберешь от меня свои сардельки, похотливое животное».
Я немного полежу и уйду Все правда в норме. – тихий ропот и удивленные лица с вырезанными на них вопросом: "Прямо здесь?!" привычно расползаются вокруг, как и подкрадывающееся к гортани ощутимое чувство рвоты. Уже не просто на словах. Все привычно, все идет, как всегда. Непонимание и не желание объяснять: так получалось раз из раза. Только было одно «но»… Он был все еще рядом. Не сбежал. Не оставил одну, воспользовавшись моментом. Даже после всего произошедшего он… Тот самый. Причина того, что она сейчас и холодиться на земле. Как его там зовут..? А, он же и не представлялся вовсе…Этот молодой человек доведет меня до дома. Все хорошо, правда. Обычное недоедание: выдалась сложная рабочая неделя. Спасибо за беспокойство.
Вымученная улыбка сама собой появляется на губах. Рой мыслей в голове: беспощадный крик, состоящий из выкриков "Убери от меня руки!", готового сорваться с языка, если тактильный контакт продолжиться еще хоть минуту, половину, секунду... И искренний вздох облегчения, когда работник неотложки поднимается. Они исчезают быстро, утекая, словно вода в душе в сток. Еще бы: никому не хочется лишнее время торчать невесть с кем, когда это время ни разу не «лишнее», но от этого лишь легче на душе. Спокойнее… Теперь они вдвоем.
Лишь они. Вновь.
Почему ты не ушел? Был же шанс.
[NIC]Kadia Romano[/NIC]
[STA]Ab aqua silente cave[/STA]
[AVA]http://i90.fastpic.ru/big/2017/0206/0f/02058396e265b82049e4bbed55e22d0f.gif[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]Кадиа Романо, 29 y.o.
profession: танатокосметолог;
[/LZ1]

+2

16

– Мэм, как вы себя чувствуете?
Судя по голосу, мэм никак себя не чувствует. Полежит она тут, понимаете ли.
Впрочем, доктора, вопреки своему обыкновению, сегодня не очень настойчивы.  Тычут какие-то бумажки об отказе от госпитализации и сваливают, наверняка мысленно покрутив пальцем у виска. Знамо дело – валяться у мусорки не хорошо.

На шелке неба время упражняется в технике батик, щедро разливая оранжевый между тяжелыми серыми облаками. Еще капля и оно (небо) станет розовым, а затем и лиловым. Это точка невозврата для всего - для неба, для мира, для него.

– Почему ты не ушел? Был же шанс.

Роуз ловит взгляд огромных, как две галактики, глаз девушки.
- Шанс для чего? – он отвинчивает крышечку от оставшегося в живых йогурта, который внезапно оказался единственным (Конечно, он его протер антисептической салфеткой и даже сполоснул водой из бутылки. Доминик не настолько экстримал же), - Я говорил уже, что я не преступник. Мне не отчего бежать, - «мусорщик» пожимает плечами, совершая с буддистским спокойствием наверняка ужасное, по меркам Кади, действие – отхлебывает йогурт.  Всякие бифидо- и лактобактери дружной гурьбой катятся по пищеводу.
Дальше Роуз хочет продолжить как-то едко и в его голове даже гнездится рой всяких нехороших фраз, вроде:
«-  У тебя собака наверняка голодная. Я не хотел бы, чтоб она мешала соседям спать воя от голода, если ты умрешь на улице.»
Только вот вслух ни одну из них он не произносит. Вместо этого из его рта вылезает что-то ужасно-уместное и даже капельку благородное: - А вдруг это был бы не голодный обморок? Всякое бывает, - еще один глоток и снова «американские горки» для бактерий. Мужчина поправляет очки, задумчиво глядя на девушку, что так уютно расположилась на асфальте, - Недоедание значит, - тянет он.

Господи, женщины такие женщины. Странные создания, готовые портить зубы и пищевод желудочным соком и падать от истощения ради несуществующих идеалов из яркого глянца. Бред.

Пауза длится еще секунду. Роуз ломается между своими принципами и магией черных глаз. Магия побеждает.
- Если ты уже оценила ортопедические особенности тротуара, то пойдем, угощу тебя кофе и хоттдогом или чем-нибудь еще. А то вдруг до дома не дойдешь.
От этой фразы где-то внутри сейчас лютует маленький экстремист. Это же отступление от правил! Поощрение обществу, против которого они борются! Какое двуличие, Доминик! И вот кто ты после этого?
Ответ прост – влюбленный.
Только тссс...! Он еще об этом не знает!

Отредактировано Dominic Rose (2017-05-29 20:38:43)

+1

17

Сил нет. Нет никакого шанса на сопротивление: тело, охваченное оцепенением вкушения отравленного плода – неподвижности от прикосновения чужих, нежеланных рук – словно приросло к асфальту, пустив в него корни, словно отважный одуванчик, борющийся за выживание. Но она же не боролась за него… уместно ли это сравнение? Кадии было все равно: сорняк, крот, просто сумасшедшая девка, которой ее, сейчас, несомненно считают и уехавшие врачи, и стоящий перед ней мужчина, и малочисленные прохожие, удивленно оборачивающиеся в их сторону. Ей было абсолютно плевать как и кто ее назовет – в конце концов никто из них не понимает причины. Только она одна.
«А слова – остаются всего лишь словами».
Я говорил уже, что я не преступник. Мне не отчего бежать.
Тень брезгливости и вуаль прошедшей, но вернувшейся слабости легли на лицо, раскрасив его незамысловатыми мазками скудных эмоций. Он конечно ничего и не подозревает, он конечно даже и не догадывается, но от каждого содрогания кадыка при глотке напитка у самой Кади кишки завязывались в узлы, предательски выталкивая весь "скудный" ужин, готовый обнажить ложь сказанного совсем недавно. Вот то, от чего бежала она – собственное тело, собственные слабости. Неужели ему действительно не отчего бежать?
«Или просто ты переиначиваешь его слова, девочка. Спустись на землю, хватит мечтать: все равно не поймут, даже если раззявишь рот… А небо прекрасно, ты права».
Бесконечное полотно, усыпанное тварями-облаками. Вот клякса похожая на жабу, а вот просто клякса. И крыло, судя по всему, совиное. А может и нет – птицы, как никак – не специализация танатокосметолога. Ну, уж точно не живые. Хотя разве перистые кучи – дышащие существа? Разумеется нет. От того и приятно их созерцать.
Недоедание значит.
Недоедание, – тихо вторит Романо, словно сама пытаясь поверить в то, что это истинная причина. Я же больше не больна, да, доктор?
Если ты уже оценила ортопедические особенности тротуара, то пойдем, угощу тебя кофе и хоттдогом или чем-нибудь еще. А то вдруг до дома не дойдешь.
Бровь невольно вздернулось в крутом изгибе, придавая то ли возмущения, то ли удивления лику. Угостит. Кофе. И хоттдогом. Тот, кто только что рылся в помойке и разглагольствовал на тему прозибания мира в деньгах и лени, в ненужных заботах… или что же там было?
Ты за мной приударить решил что ли? – корневища, неслышимо хрустя, лопаются, позволяя стану привстать на локтях, вновь ощутить тяжесть того, что зовется «человек» и погрузиться в проблемы, отрешенные от ее особенности. – Люди наивны и склонны обременять себя ненужными связями. Если ты думаешь, что я пущу тебя переночевать к себе или угощу ужином, как в глупой комедии после твоих слов и поступков – ты глубоко заблуждаешься. Я чувствую себя, как рыба в воде и одна, – ноги привычно гудят: судорога не сковала их, но неприятное послевкусие воспоминаний о каждой ночи, каждом чертовом утре неприятно зудят где-то под кожей, вызывая иллюзию чувств. Первый неловкий шаг. Второй. Словно новорожденный олененок. Словно вновь учиться ходить. – Спасибо за помощь. Метлу и совок можешь выбросить. Если нужна будет денежная компенсация – говори сразу, – глаза сощурились до двух пронзительных щелей. О, если бы в мире действительно существовали Горгоны, то Кадия хотела бы быть ей.
Одиночество ничуть меня не обременяет, неправда. Ты не права.

[NIC]Kadia Romano[/NIC]
[STA]Ab aqua silente cave[/STA]
[AVA]http://i90.fastpic.ru/big/2017/0206/0f/02058396e265b82049e4bbed55e22d0f.gif[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]Кадиа Романо, 29 y.o.
profession: танатокосметолог;
[/LZ1]

0

18

- Не знаю как на счет рыбы в воде, но роль рыбы на асфальте тебе удалась,  - мужчина поднимает  с земли косху, зачем-то отряхивая. Бесполезное действие – стать ещё более грязной ей в принципе не грозит, - Я предлагаю тебе кофе и хот-дог, а не руку и сердце.

Теперь, оторваться от асфальта пришла очередь рюкзака видавшего не только все помойки Сакраменто, но и пыльные дороги Азии, цветастые сари и белые мунду, разбавляющие этот пестрый, вонючий калейдоскоп. Доминик не знает, но в правом шве, еще осталось несколько песчинок с пляжа на берегу Индийского океана.

- Нормальные метла и совок. Зачем их выбрасывать? – Доминик пожимает плечами. Ему чужда такая расточительность, но раз они не нужны, то… то происходит действие полное ужаса и кошмара (для Кадии, конечно, а не для него) - мужчина прячет совок в пакет и все это в рюкзак. Да! Прямо туда к баночкам с жратвой! Теперь их разделяет лишь тонкий барьер из мятого пластика пакета.

- Что?! – Роуз ловит взгляд Кадии, полный не пойми чего, - Если тебе они без надобности, то пригодятся мне. Так можешь считать это просто перераспределением ресурсов.

Ну вот, теперь он сомневается с ответом на самый главный вопрос – решил ли он приударить за это припадочной гарпией. До этого момента он даже не задумывался и считал, что нет.

- Это не приглашение на свидание, - повторяет Роуз, хотя могло б быть и им. Вон, на звезды-облачка Кадия уже полюбовалась, теперь ужин, - Просто, - рыцарь помоек пожимает плечами, - Мне есть, где спать. Я говорил вроде уже, что я не бездомный. Деньги у меня тоже есть, просто я ими не пользуюсь. И уж тем более я не напрашиваюсь… Хм… Как бы тебе объяснить? – рюкзак привычной тяжестью оттягивает правое плечо, - Вот ты же не нуждающаяся, а падаешь в голодные обмороки как африканка из самой бедной деревни. И ради чего?

Шаг за шагом мужчина и женщина покидают злосчастный проулок. Он всё ещё надеется, что она согласится на кофе или хотя бы чай, можно даже без хот-дога. Тогда у него будет ещё минут 7 для того, чтобы поговорить, ну или хотя бы посмотреть.

- Ради временных идеалов красоты, навязанных обществом, - сложно, правда, отрицать, что достижения женщины-гарпии на пути к этим идеалам впечатляют, - А я просто использую излишки, в силу своих убеждений. 
Вот и все. Река асфальта разбивается об угол здания. Сейчас их пути, скорее всего, разойдутся:
- Ты не передумала на счет кофе? – Доминик перекладывает трофейную метлу из одной руки в другую. Мигающая вывеска "D iner" как-то очень уж плохо выполняет функцию спасительного маяка.
Черт, если они сейчас разойдутся, то он даже не узнает, как  зовут эту припадочную с глазами, точно ночное небо над рекой Ганг.

Отредактировано Dominic Rose (2017-07-07 15:34:20)

0

19

Если бы небосвод мог бы пасть кому-то на голову, то избрана была бы непременно Кадия в роль жертвы. Нет, она, разумеется, не самый высокий человек в мире – рост ее соответствует примерно среднему любой особе женского пола – и здесь не повинна резкость слов, просто по ощущениям именно такая ноша и никакая другая чмокнула в маковку, стоило ей лицезреть картину похищения мусора мусорником. Нет, оно и понятно, что подобное притягивает подобное, однако…
Что?! – похоже, взгляд безрассудно все же выдал свою хозяйку, если уж даже этот непонятный мужлан смог так легко прочитать маячащее в черепной коробке к данной ситуации отвращение. Но как тут уж не ужаснуться? Мало того, что ест из мусорных баков, так еще… Хотя стоп. На фоне этого присвоение совка да метлы выглядят уж совсем безобидно – все же не их вытащили из скопища грязи и микробов. Романо, как бывшая владелица, знала это как никто другой наверняка.
Вот ты же не нуждающаяся, а падаешь в голодные обмороки как африканка из самой бедной деревни. И ради чего?
«Опять эта тема. Хотя чего ты хотела, Кей? Сама налепетала – сама и лопай это теперь».
Ради временных идеалов красоты, навязанных обществом, , – из груди невольно вырывается сдавленный вздох то ли раздражения, то ли досады. «Неужели так сильно похожа на всех этих дамочек современности?»: невольно пульсирует в черепной коробке вопрос, замещая головную боль и наполняя стан негодованием. Она – не такая.
Не такая же?
А он все продолжает зудеть. Словно скарабей под кожу – не достать, не исправить эту ошибку, медленно выедающую последние силы, которых резко отчего-то не хватает даже на спор. Очередное разочарование. Мертвые – молчат. Мертвые – понимают. Мертвые – слушают. Все потому, что в них есть только отражение говорящего. А в этом парне?
Слишком шумный, – тихо слетает с потресканных губ. Нет, она вовсе не хочет кофе. Особенно того, что подают в третьесортных забегаловках. Да и рестораны ей тоже противны. Неужели он не понимает? Разве она не сказала, что ей одной лучше? Ручка мягко, податливо опускается под весом легшей на нее руки: дверь, словно спасительный свет в конце коридора распахивается, открывая радушные объятья. Дом. Молчаливый. Холодный. Бездушный. Словно разложившееся тело – клетка костей, что сможет защитить ее даже от него и его слов. – Нет, я не передумала. Но в качестве благодарности могу сварить сама, – рыбий взгляд ползет по фигуре мужчины, ощупывая его и крутя воспоминания, – только разденься. Полностью. И ничего не трогай. Я принесу сейчас тапки и халат. Либо же кружку кофе. Выбирай сам, какой вариант тебя устроит больше.
«О, это будет несомненно второй».
[NIC]Kadia Romano[/NIC]
[STA]Ab aqua silente cave[/STA]
[AVA]http://i90.fastpic.ru/big/2017/0206/0f/02058396e265b82049e4bbed55e22d0f.gif[/AVA]
[SGN][/SGN]
[LZ1]Кадиа Романо, 29 y.o.
profession: танатокосметолог;
[/LZ1]

+1

20

Идут почему-то не в кафе, а назад к слишком правильному дому. Не то что бы она прям приглашала, но проводить до дверей эту припадочную – это Роуз считает своей обязанностью.

Девушка говорит опять как-то медленно и немного обидно. Её недовольство вытекает словами и тяжким вздохом явно выражающем «не учи меня жить, мое тело – мое дело». Хорошо, хорошо, Доминик больше не трогает эту тему, тем более, дверь за которой неживое помещение – вот она.

Она, что-то говорит про благодарность. Это ничто человеческое ей не чуждо, да? Уже хорошо.  Остаток фразы как-то слишком медленно догоняет мысль о том, что девушка всё же не унылый деревянный чурбанчик:
- Эй! Постой! – очки съехали от удивления до середины переносицы, и теперь лик Кадии разбивался на две части пластиком оправы, - Я даже как тебя звать не знаю, а ты уже «раздевайся». Я так не могу!
«- Это что? Шутка?»
Роуз даже как-то с надеждой смотрит на хозяйку дома-операционной: « - Вот сейчас,-сейчас, ещё чуть-чуть, давай же! Засмейся там, или хотя бы улыбнись! Скажи, что в этот раз я могу ограничиться ботинками. Это будет забавная шутка.»
Только вот улыбка не трогает черных глаз. Тут все серьёзно, прямо как черный кусачий кабель на подстилке. « - Что, чувак? Тебя тоже дальше прихожей в шкуре не пускают?»
Вздохнув, мужчина поправляет рюкзак на плече. Доминик явно несколько шокирован предложением перевести общение в радикально новую плоскость (Доминик далеко не святой, а близкого общения с женщиной не было давно, вот мысли к чертям и скачут, от таких закидонов): - Я ни в коем случае не хочу тебя обидеть. Ты очень красивая и все такое, - на всякий случай шаг назад от дамочки, что явно не в себе, - Понимаешь, я просто несколько старомоден в этом плане. Давай, я просто ограничусь ботинками, а?
Ну и правда, откуда ему знать, что он и его одежда - живое воплощение кошмара Кадии? Неоткуда.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Весною черною горит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно