внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » непредвиденное


непредвиденное

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

13.08.2017 | 11:15

Marian Daniels & Seth Nottingham
-- --

её исчезновение заставит их столкнуться снова.

Отредактировано Seth Nottingham (2018-03-19 19:04:29)

+3

2

Снова.
Снова я паркую свой автомобиль под зданием агенства "Platinum", пытаясь не взорваться от того, что произошло сегодня утром. Точнее, того, что не произошло, потому что Мэлани Уолдорф не соизволила явиться на назначенную на десять утра встречу, как и ответить на какой-то из миллиона моих звонков после этого.
Конечно, таинственное исчезновение клиента, это именно то, чего я хотела, берясь за это дело! Знала же, знала, что нельзя связываться с Ноттингэмом, как и с чем-либо, что имеет к нему отношение. А всё же связалась, и вот поэтому имею такой результат. Шлюха Уолдорф определенно касалась этого мудака, так что сраное чувство дежа вю не покидало меня весь это гребанный день. Я же была уверена, что Сэт причастен к её исчезновению - небось решил мне ещё нервишки подпортить. Ему же мало было два года назад, когда он свалил в свой чёртов Нью-Йорк, не удосужившись даже эсэмэску мне настрочить. О, возможно, они с Мэлани - родственники, ведь исчезать без предупреждения, кажется, у них в крови!
Так что я снова стою перед входом в здание с желанием убить блондина. В этот раз - зонтиком, потому что тринадцатое августа, на удивление, выдалось довольно дождливым. Уверенно толкаю дверь. В этот раз в коридоре - никого, но я ведь и сама уже прекрасно знаю дорогу. Так что мне нужно всего лишь несколько минут, чтобы ворваться в кабинет, где восседает этот засранец и попытаться выколоть ему глаз зонтиком. Ладно, шутка. Наносить тяжкие телесные не входило в мои планы, потому что это Нотингэму ещё предстоит искать свою вертихвостку. - О, привет, дорогуша! Не ожидал увидеть? - со всей силы хлопаю дверью, привлекая к себе ещё больше внимания со стороны мужчины, хотя это едва ли было возможно. - Как дела обстоят в агентстве? Больше никаких непредвиденных исков? - с ехидной ухмылкой бросаю свою сумочку на тот самый диван, а сама падаю в стул напротив Сэта. - Или, возможно, шлюх, которые не вышли на работу? Нету прогулов? - поджимаю губы, потому что легкое смятение на лице молодого человека выводит меня из себя ещё больше. - Ой, вот только не надо делать вид, будто не понимаешь, о чём я. - фыркаю, перекидывая ногу на ногу. Находить себе место в этом кабинете становится всё труднее. И не только из-за того, что память предательски подсовывает воспоминания о том, как всё закончилось в последний раз, но и потому что видеть этого мудака так близко больше нету сил. Старые обиды? Я же обещала себе покончить со всей этой историей. Осталось лишь последнее судебное заседание, и вот тебе на! - Так, быстро мне говори, куда подевал свою шлюху, и сделаем вид, что ничего не произошло! Иначе я отказываюсь от дела, и будешь сам следить за тем, что выходит после того, как она раздвигает ноги. - откидываюсь на спинку, словно победитель. Хотя, никто ведь не играл здесь в игры. И уж тем более Сэт. Я видела явное недопонимание на его лице и поэтому, всё же великодушно решила разъяснить ему ситуацию, а то мало ли, вдруг уже забыл, с чем имел дело. - А я о твоей Мэлани говорю, если до тебя ещё не дошло. На прошлом судебном заседании она разрыдалась и отказалась давать показания. Я отложила заседание до завтра, а сегодня должна была встретиться с ней с утра, чтобы объяснить, что её поведение - не самое выигрышное, мягко говоря. И что? Она не пришла. И не ответила ни на один мой звонок! И почему-то я подозреваю, что имеешь отношение ко всей этой ситуации. Так что говори мне, где эта твоя... Ну и покончим уже с этим. Мне тоже не слишком хочется сейчас находиться в твоём кабинете!

+2

3

Она надолго осядет приятно-навязчивым воспоминанием в его голове. Будет напоминать о себе в любой удобный для неё момент. Момент важной встречи/прочтения сводки новостей/обеденного перерыва в одно из кафе/забегаловок/ресторанов. Она надолго осядет навязчивым воспоминанием в его голове и напрочь откажется уходить, запротестует при малейшей попытке её прогнать, показательно демонстрируя идеально наманикюренный средний пальчик в понятном всем жесте. Вальяжно устроится на том самом диване раскинув руки по разные стороны его спинки, ухмыльнувшись, прикроет глаза и... исчезнет всё с той же наглой улыбкой, не сходящей с губ ни на секунду. Исчезнет на несколько мучительно долгих часов.
Он как раз потянется за очередной папкой в твердой обложке с (не сомневайтесь) "очень важными" документами, когда его (на сей раз) вполне реальная, одушевлённая галлюцинация ворвется в его кабинет, демонстративно громко хлопнув чертовой деревянной дверью. Снова. Злая, как сто чертей (уже по умолчанию) плюхнется в кресло напротив Ноттингема и начнет сыпать вопросами. В привычной для себя манере. Ну, привет, что ли. Не ожидал увидеть? Пожалуй, нет. Не сегодня. Может, через неделю-две, когда придется встретиться с Лебовски, чтобы передать его/её гонорар за отменно выполненную работу. В случае, если она будет присутствовать в момент встречи. Если нет, – через две-три, когда галлюцинации станут оживать чаще, беспокоить навязчивей, требуя прикоснуться к реальной. Жёстко и отнюдь не тактично напоминая о каких-то там чувствах, присущих чуть ли не каждому. Присущих всем, кроме Ноттингема. За долгие годы успел убедить себя в собственной непохожести на других. Исключительности. А дела, кстати, отлично, если не считать периодических идиотски-ностальгических наплывов. Но, вероятно, она приехала не для того, чтобы поинтересоваться делами его и его агентства. Так для чего же? — Давай ближе к телу, Дэниэлс. Какого хера случилось? – он окидывает блондинку нихрена не понимающим взглядом, параллельно постукивая пальцами по столу (первый признак того, что изъясняться лучше кратко и по существу, без лирических отступлений; в противном случае есть вполне реальный риск нарваться на неприятности). А всё потому, что привыкшему к конкретике Ноттингему чертовски сложно сообразить, собрать её, наверное, прозрачные намёки воедино, сложить злоебучий паззл в единую картину, сообразить, какого хрена произошло и что на сей раз могло вывести блондинку из состояния (наверное) полного душевного равновесия. — Кого, блять, куда подевал? Нормально объяснить можешь? – нет, не может. Победно откидывается на спинку стула, будто вот только что уже помогла ему сложить дважды два. Всё ясно ведь, Ноттингем. Ясно всем в этом помещении. Всем, кроме него. Как окажется минутой позже, весь сыр-бор сейчас из-за всё той же многострадальной Уолдорф. Для начала она отказалась давать показания в зале суда, из-за чего заседание пришлось перенести на день позже. Потом не явилась на встречу с Дэниэлс сегодня утром, не предупредив о смене своих планов, и в довершение ко всему вышеизложенному проигнорировала все её 100500 звонков. И отчего-то он (!!!) должен иметь к этому отношение. Он. Человек, в чьих интересах, чтобы всё прошло максимально гладко, без малейших последствий. И никак иначе. Заебись, да? — В прошлый свой визит, помнится, ты не очень-то жаловалась. Это раз. Во-вторых, как бы тебе этого не хотелось, я не имею ни малейшего отношения к её исчезновению, - не дожидаясь её реакции, он поднимается с насиженного места, подхватывает барсетку, пиджак, до этого покоившийся на спинке стула, ключи от автомобиля и направляется прямиком к выходу, — Так и будешь рассиживаться? Stand up, поедем искать твою шлюху, – и, во избежание молниеносной реакции блондинки (и, в частности, её зонта с острым наконечником) на его слова, скрывается за дверью.
Мэриэн окажется рядом спустя несколько минут. Бесконечные линии коридоров сменяются линейкой машин на территории подземного паркинга. Лёгкое нажатие на кнопку для отключения сигнализации, несколько шагов по направлению к автомобилю и он уже открывает дверь, пропуская Дэниэлс, помогая забраться внутрь, следуя её примеру уже через секунду. — Я понятия не имею, где она, но один вариант на примете есть... – осталось проверить, насколько он отвечает действительности.

Отредактировано Seth Nottingham (2018-01-09 13:20:52)

+2

4

Сэт. Ноттингэм.
Мысленно смакую его имя. Со злостью, с плохо скрываемой неприязнью, недовольно поджимая губы, окидывая его оценивающим надменным взглядом. Нам давно уже пора покончить со всем этим, сжечь к чёртовой матери любые нити, ведущие друг к другу, притвориться, что мы не знакомы, если вдруг в многомиллионной толпе случайно увидим знакомое лицо.
Но нет.
Мы сидим друг напротив друга, стараемся показать своё безразличие, снисходительно уводя глаза в сторону. Но едва это помогает. Сердце глупое - сердцу не прикажешь. Судьба-проказница будто намеренно сталкивает нас лбами, в рупор горланя лишь единственное слово "опомнитесь, блять!". Ладно, два слова. Но не помогает.
Продолжаем играть в кошки-мышки, кто круче, кто кого перепрет/переплюнет, кто кому скажет чего обиднее. - Вообще-то она твоя шлюха, а не моя, - цежу сквозь зубы, наблюдая, как спина собеседника уже скрывается в дверном проёме, и прежде, чем я успеваю проткнуть её зонтом, дверь закрывается.
Мне бы остаться здесь или уйти. Но не с ним. Господи, кто б помог, кто бы подал руку, оттянул в сторону, огрел бы чем сильным по голове, чтобы поняла, что нихрена это не хорошая идея опять с ним связываться. Второй раз за грёбанный месяц. Для чего? Чтобы снова понять, что потеряли? Ничего. Абсолютно.
Но я всё равно поднимаюсь на ноги, разглаживаю на платье не существующие складки и, размеренно отчеканивая шаг стуком каблуков, выхожу вслед за Сэтом. Да, я снова иду за ним.
- Так куда мы едем? - наконец-то решаюсь задать интересующий вопрос, когда мы с мужчиной уже сидим в его автомобиле. Он лишь на мгновение поворачивает ко мне голову, измеряя взглядом (опять), а потом обратно возвращает внимание на дорогу. Поджимаю губы. Я ведь не жду ничего приятного от сотрудничества с этим парнем, но если он действиетльно мне поможет найти пропажу, то, собственно, почему бы и нет. Как бы там ни было, я же всё-таки явилась на пороге его кабинета. Я, а не он. Так что, видимо, это Сэт делает мне одолжение, а не я ему. Пора бы уже смириться, что вся ответственность за эту девушку легла на мои плечи в момент, когда я подписала договор. Поэтому винить блондина в чём-либо сейчас - по крайней мере глупо. Ведь, на самом деле, единственное, в чём он виноват это в том, что ушёл тогда, ничего не сказав. Просто исчез. Кто знает, может, проблема всего лишь в этом? В прошлом, в котором так и остались неотвеченными десятки вопросов, вереницей тянущейся за нами в наши "новые отношения".
- Почему ты тогда ушёл? - мы оба смотрим на дорогу,  делая вид, что этот вопрос только что не прозвучал. Вообще, очень удобно, можно сделать вид, что ничего не произошло. Жаль, что слова не можно вернуть обратно, а то я пожалела об этом сразу же, как только сказала. - Ладно, не отвечай. Это не имеет никакого смысла. Найдём Мэлани. И разойдемся навсегда. Снова. - легкая полуулыбка трогает мои губы, и я отворачиваю голову к боковому окну, показывая, что, и правда, сделала ошибку, задав этот вопрос, потому что ответ на него меня совершенно точно не интересует. Он ничего не изменит, это уж точно, поэтому и нет смысла ворошить прошлое. А мой интерес - всего лишь способ нарушить зависшую между нами тишину. Каюсь, я просто не придумала ничего лучше, хотя вроде бы умная. - Включи музыку, пожалуйста, - только сейчас я замечаю, что радиоприёмник тих. Жаль, что не раньше. Смолчала бы. А так. Ещё плюс один к вопиющим и неразрешимым ситуациям между нами с парнем.

+2

5

— К ней домой. По сценарию она сейчас впопыхах собирает шмотье, чтобы смотаться из города без последствий, – и вполне возможно, что эта её авантюра будет куда более успешней всех предыдущих, включая работу в "platinum", ведь даже с ней справлялась она, откровенно говоря, хреново. Недавняя ситуация – отличный тому показатель. Половина двенадцатого. И глупо было бы утверждать, что девчонка не может находиться сейчас в сотне-тысяче километров от Сакраменто, бросив к чертовой матери всё и отправившись туда, где, по её мнению, для неё уготовлены куда более радужные перспективы.
- Почему ты тогда ушёл? – казалось бы, самое время сделать вид, что ты нихуя не услышал, мистически-странным образом оглох ровно в тот момент, когда вопрос был произнесен ею; сделать вид, что успешно упустил его из виду. Проигнорировать и продолжить упрямо следить за дорогой, сконцентрировавшись только на ней, не обращая внимания на рядом сидящую, неумолкающую блондинку-дефис-бывшую. Ровная тишина, разбавленная твоим напряженным дыханием, спустя пару-тройку секунд снова заполняется её голосом. Ладно, не отвечай, – голосом, ярко окрашенным уверенностью в бессмысленности, бесполезности разговора «из прошлого». Её слова уверяют в том же. Бессмысленно. Ты, в свою очередь, мечешься между «ответить» или «проигнорировать». Второй вариант кажется куда более привлекательным, но отчего-то всё-таки выбираешь первый. Кажется, сейчас самое время расставить всё по своим местам.
— Я был нужен в Нью-Йорке. Мать попала в аварию. Я был вынужден вылететь первым же рейсом, – прихватив с собой рюкзак с парой-тройкой сменных джинсов/футболок. Спонтанно? Обстоятельства порой вынуждают принимать оперативные решения; не удивительно, что даже сотовый (без которого, как без рук) в спешке был благополучно оставлен дома и найден там же, на прежнем месте уже по приезду с миллиардом пропущенных (по личным и по работе), мигающих на основном экране. От неё в том числе. Разрешилось всё. Мать шла на поправку, агентство в Сакраменто продолжало приносить прибыль (на время его отсутствия управляющая взяла всё в свои руки и мастерски справилась с этой задачей). Разрешилось всё, кроме его отношений с Мэриэн, упрямо игнорирующей его звонки. В один из моментов ему надоест стучаться в закрытую дверь, — Впрочем, ты права, это действительно не имеет сейчас никакого смысла, – он пожимает плечами, бросает взгляд на часы, параллельно включая музыку. Стоило сделать это, как только оказались в салоне авто. Не факт, но вполне возможно, что благодаря этому действию смогли бы избежать множества ненужных тем и вопросов. Музыка расслабляет, сбивает с толку, заставляя полностью раствориться в ней, выбросить из головы всё, чему там не место.
До пункта назначения они добираются под какой-то там нашумевший хит (если верить ведущей), который сам Сэт слышал впервые и который вряд ли захочет услышать снова.
— Пойдем, приехали, – Ноттингем выбирается из машины, уже по инерции помогает выбраться и блондинке, закрывает авто на ключ/сигнализацию, затем направляясь к подъезду. А дальше молчаливое ожидание лифта, выход на нужном этаже, звонок в дверь её квартиры, реакции на который (разумеется) не следует. Кажется, его предположения развиваются именно так, как он предполагал ранее. Звонок, второй, третий. Ноль реакции. Он тянется к дверной ручке, легко нажимает на неё и, о чудо, дверь отворяется. Так спешила, что даже не потрудилась закрыть на ключ? На нее не похоже. — Посмотрим, что внутри, – а внутри вещи Мэлани, в хаотичном порядке разбросанные по квартире, оформленной, кстати, очень даже неплохо, как для девицы лёгкого поведения, — Не смотри на меня так. Не я подсказал ей сваливать, – опережая её последующие обвинения.
И ловить здесь, сдаётся мне, нечего.

Отредактировано Seth Nottingham (2018-02-05 18:34:00)

+2

6

Он был нужен в Нью-Йорке. Матери.
Да разве с таким возможно поспорить, как и возразить что-то в ответ? Едва ли. Поэтому я лишь поджимаю губы, понимая, что разговор себя исчерпал, и отворачиваюсь к окну, думая о том, помогло ли мне такое признание парня. Для душевного успокоения - возможно, немного. Конечно, если не учитывать тот факт, что по возвращению Сэта я случайно увидела его на улице с другой девушкой, но, почему-то уверена, что и на это найдётся какое-то подобное логичное объяснение. Правдивое или нет - это, конечно, уже совсем другая история. Но зато я в который раз убеждаюсь, что зря себя накручиваю. Естественно, сейчас можно было бы и закатить истерику, что о такой причине для спешного отлета и сказать в пору... Но зачем истерить? Кому от этого будет легче? Тем более, что момент откровения закончился так же незаметно, как и начался - салон автомобиля наполнился музыкой из радиоприёмника, и каждый из нас погрузился в свои мысли, так больше и не проронив ни слова, пока мы не приехала к месту назначения.
- Если честно, я снова задумываюсь о твоём предложении работы, если сотрудницы "platinum" в двадцать два года могут позволить себе купить квартиру в этом районе, - присвистываю, выбираясь из автомобиля, пока мои пальцы осторожно сжимаются вокруг ладони Сэта, который так кстати решил проявить свою воспитанность. - Ещё скажи, что где-то среди этих "мерсов" и "бмв" припаркована её тачка. Я, конечно, не жалуюсь на свою работу, но, по-моему, удовольствия от неё как-то поменьше, - даже разрешаю себе отпустить шутку и самой же с неё посмеяться, чтобы следующих несколько минут, пока мы ждём лифт, а затем поднимаемся на нужный этаж, снова прошли в нагнетающем молчании. Наконец-то мы останавливаемся под нужной дверью и Ноттингэм уверено нажимает кнопку, но, ожидаемо, реакции на это не следует абсолютно никакой, кроме как моего возмущенного вздоха и жеста глазами пробовать ещё раз. Блондин так и делает. А потом ещё раз, но едва ли можно сказать, что хозяйка квартиры отличается радушной гостеприимностью, потому как после трех звонков в дверь нам всё так же никто не открывает. Но тут Сэт неожиданно решает проявить чудеса мысли и попробовать нажать на дверную ручку, которая, о чудо, тут же поддаётся, отворяя нам вход в мир Мэлани Уолдорф. С первого взгляда мне кажется, что в этом мире совсем недавно пронесся ураган, потому как много вещей валяются на полу, словно наспех брошены при попытке побега. Но кто, убегая, оставляет дверь открытой, скажите мне? Так что мы продолжаем исследование комнат, пока наконец-то в спальни на полу не натыкаемся на... Владелицу квартиры. - О боже... - взвизгиваю я, тут же инстинктивно пряча глаза мужчине в плечо. Несколько мгновений мне нужно, чтобы прийти в себя и наконец-то снова найти в себе силы посмотреть на открывшуюся перед глазами картину. - Чёрт. Кажется, она убегала не от нас... - толкаю мыском лакированного черного туфля обездвиженное тело и констатирую смерть. Затем делаю несколько шагов, чтобы обойти труп, присаживаюсь на корточки и пытаюсь нащупать пульс. - Только не трогай ничего, пожалуйста. Она действительно мертва, - откидываю голову пострадавшей на бок и нахожу на шее темные следы от удушья. Видимо, дверь открытой оставил тот, кто всё это и сделал, включая погром в квартире. Ну что же, не только у нас стало одной проблемой меньше. Видимо, у девчонки в крови было переходить дорогу ненужным людям. Но, чтобы не вызвать случайно новые неприятности, нам определенно нужно немедленно отсюда убираться. - Пошли. Мы не можем оставаться здесь дольше, если не хотим стать подозреваемыми. Хотя, конечно, мы можем поступить правильно и вызвать копов, затем дать показания, учитывая, что в фойе могли быть камеры наблюдения, а какая-то слишком любопытная соседка наблюдала за нами в глазок. Но, как адвокат, я больше склоняюсь к первому варианту.

+3

7

Полнейший беспорядок в квартире Уолдорф не кажется Ноттингему подозрительным. Подумаешь, спешила убраться отсюда как можно быстрее, наспех скидывала всё самое необходимое в чемодан (что-то, само собой, оставалось на полу, за ненадобностью), а потом, столь же быстро покидала апартаменты, некогда служившие ей постоянным пристанищем. Домом. В её случае, в виду последних событий, этот исход был предсказуемым. Он даже хотел было предложить Мэриэн уйти отсюда, поскольку попытка найти Уолдорф заведомо казалась провальной. Казалась. Пока они не наткнулись на её труп в спальне.
— Бля-я-ять, – хреновый сюрприз, — ты всё еще хочешь работать в "platinum"? – на секунду даже сам Ноттингем засомневался, в правильности своего решения заменить отца на его посту. Впрочем, вспомнив о том, что вместе с новой должностью он снова обрёл свободу, быстро отогнал свои мысли куда подальше, — одна уже доработалась, – пока Дэниэлс наматывает круги вокруг Уолдорф, Ноттингем держится в стороне, то и дело поглядывая на часы. Напряженную тишину, воцарившуюся на каких-то несколько минут, нарушает блондинка, в очередной раз заостряя своё внимание на очевидном.
- Пошли. ...Хотя, конечно, мы можем поступить правильно... Поступить правильно. Вызвать копов, дождаться их приезда на место событий, дать показания, не забыв упомянуть о наименьших, незначительных (для вас, но не для них) деталях, рассказать, какого хрена они забыли в квартире убитой (еще и с утра пораньше, когда вся более-менее адекватная часть населения Сакраменто находится на своих рабочих местах), как долго знакомы, кем ей приходятся (ей и друг другу тоже, хотя к делу это не имеет ни малейшего отношения), а заодно автоматически попасть в список возможных подозреваемых. Ощутить все прелести жизни под чьим-то пристальным наблюдением. Ну уж нет. Он поступит иначе. Возможный план уже был им составлен. Вплоть до мельчайших подробностей. Он знал, кому напишет, а затем позвонит, чтобы договориться о встрече в ближайшее время.
— Валим отсюда, пока соседи ничего не пронюхали и не начали трезвонить копам, – в довершение своих слов и не теряя ни минуты, Сэт берет её за руку, теперь направляясь к выходу. Оказавшись по ту сторону двери, не забывает стереть платком (оказавшимся в кармане чертовски вовремя) свои отпечатки пальцев с дверной ручки, которые умудрился оставить еще в самом начале их так называемого приключения. Замести следы. Еще с несколько минут придется потратить на ожидание лифта и молча скрыться в кабине по приезду в надежде не пересечься с копами на нижних этажах. Вдруг кто-то успел вызвать их задолго до приезда Дэниэлс и Ноттингема на место событий, — ты как? – уточнит за секунду до того, как двери разъедутся в стороны, позволяя выбраться на свежий воздух. Затем вниз по ступенькам. Как можно быстрее.
— Ты сейчас куда? – уточняет блондин, когда они наконец-то оказываются на улице, около припаркованного недалеко от многоэтажке автомобиля, — могу подбросить до дома, – ехать куда-либо еще после увиденного – не вариант. Лёгким нажатием кнопки на пульте Ноттингем отключает сигнализацию. В ожидании её ответа на вопрос, успевает несколько раз осмотреться, — пойдем. Ответ «нет» не принимается. Адрес напомнишь?

Отредактировано Seth Nottingham (2018-03-11 23:44:55)

+1

8

Из квартиры мы убираемся очень быстро, словно скрываемся с места преступления. А мы ведь скрываемся, к счастью только - не с нашего. Действуем слаженно: Сэт вытирает с дверной ручки оставленные ранее следы, а я не оставляю новых. Спустя несколько мгновений уже стоим в лифте, и только здесь наконец-то расцепляем наши пальцы, делая вид, что не придали этому совершенно никакого значения. Почти как Бонни и Клайд. Хотя, скорее, просто их дублеры. Увидеть труп и скрыться, чтобы никто не заметил. Не убить, не сбежать от погони - просто раствориться в зной августовской жаре, с трудом выдыхая остатки этого утра. - Бывало и лучше, но справлюсь, спасибо, - встряхиваю головой, всем своим видом пытаясь показать, что сложившаяся ситуация меня ни капли не цепляет. Вру. Цепляет, блять, да ещё как! Когда я вообще в последний раз видела труп? А то разнежилась с этими корпоративными клиентами, теперь вот приходится всяким бывшим меня успокаивать. - Сам как? Понесешь убытки? - и правда, сколько стоит замять информацию об убийстве сотрудницы, чтобы не навредить репутации агенства? Почему-то предчувствую, что наши с Сэтом "деловые отношения" пока ещё не видят своего конца. И тем не менее, я, правда, искренне переживаю за его самочувствие. А зря. Зачем мне переживать за этого парня? И всё равно: в ответ на беспокойство со стороны блондина я не могу ответить иначе, как бы ни хотела.
Тем временем мы выходим на улицу, украдкой осматриваясь по сторонам в поисках того, наверное, кто мог бы увидеть, как мы "убив девушку и оставив её труп гнить в собственной квартире, сбегаем от копов". Единственное - мы никого не убивали. А всё остальное - правда, так что провалить нужно, и как можно скорее. - Мне кажется, это неплохая идея. Едва ли я смогу ещё сегодня работать, - киваю на предложение блондина подкинуть меня домой и ловко забираюсь внутрь уже знакомого салона, наблюдая сквозь лобовое стекло, как Сэт направляется к месту водителя. - Я и не собиралась отказываться от трансфера. Да и от компании вообще. Со мной сегодня с утра, знаешь, случилось не самое приятное происшествие. Помимо нашей встречи, - подобие шутки и подобие ухмылки. Я не чувствую себя так храбро, как хочу показаться, поэтому оттянуть момент расставания с Ноттингемом сегодня в моих интересах. И не ради какой-то вульгарной цели - всего лишь во имя моего психического благополучия. К счастью, блондин это и сам понимает, так что избавляет меня от лишних вопросов. - Я переехала, поэтому езжай на девятнадцатую улицу, - пожимаю плечом и откидываюсь на спинку сидения. Сэт заводит мотор и спустя несколько минут уже выруливает на главную дорогу, вклиниваясь в поток автомобилей. В этот раз включаю приемник сама, чтобы отвлечься от кипящих в голове мыслей. Выходит плохо, поэтому решаю снова заговорить с парнем. - Я рада, что сегодня со мной был ты, - и то ли рада тому, что просто была не одна в сложившейся ситуации, то ли тому, что в сложившуюся ситуацию попала именно с Ноттингемом. Господи, кажется, какие-то умные люди советовали не иметь никаких дел c бывшими. Было бы неплохо их послушать, но нет - всё, что мне удается, это лишь повернуть голову в сторону мужчины и опустить глаза на то, как его руки держат руль. - Спасибо, - за то, что сегодня со мной был ты. Всего лишь. Никаких отсылок к прошлому. Только сегодня.
- Кажется, приехали, - киваю головой в сторону большого стеклянного здания, в котором лишь недавно прикупила себе квартиру. - И что мы будем делать дальше? Ну, вообще, со всем случившимся? Мы ведь не можем оставить всё, как есть? - Сэт как раз припарковался под домом и заглушил мотор, так что мне даже удалось словить на себе его взгляд. - Не хочешь подняться? Или у тебя дела? - едва заметно качаю головой. Господи, мне просто нужно, чтобы кто-то помог мне справиться со всем этим. И всего лишь.

+1

9

За годы управления эскорт-агентством он вынес для себя несколько почти жизненно важных правил. Во-первых: никогда, ни при каких обстоятельствах, не стоит привязываться к подчиненным, идти с ними на более близкий контакт, чем: «добрый день-до свидания». В противном случае есть риск мучительной боли в момент их ухода (из жизни в том числе). Во-вторых: всегда заводить новые знакомства. Больше – лучше. Сколько бы проблем здоровенным снежным комом не свалилось на твою многострадальную светлую голову, хорошую их долю можно спокойно делегировать на знакомых/приятелей и друзей. Знакомых/приятелей у Ноттингема было много. Каждый второй из них точно знал, чем (помимо основной, официальной деятельности) промышляет агентство Сэта. Каждый третий мог оказать помощь при случае. Одним из таких приятелей был Джексон. Судмедэксперт. Каким хреном к этой истории именно он? Для начала ему нужно узнать о произошедшем первым и отправить на место преступления кого-нибудь из своих приближенных. Что потом? Будут решать проблемы по мере их поступления. Джексон знал, что Ноттингем в долгу не останется.
- И что мы будем делать дальше? Ну, вообще, со всем случившимся? Мы ведь не можем оставить всё, как есть? Вполне уместная цепочка вопросов. Сэт молча кивает головой, соглашаясь, прячет ключ от авто в карман джинсовых брюк. Они не могут оставить всё так. Правда, на этом моменте блондинка может расслабиться, так как разгребать это дерьмо он собирается самостоятельно. Без её участия. Она уже выполнила всё то, что от неё требовалось. Даже больше.
— Один мой приятель в курсе, как нужно действовать в подобных ситуациях. Полагаю, он сможет помочь, нужно только дать отмашку, – он пожимает плечами, — сомневаюсь, что удастся избежать встречи с копами, – очевидно, что они не преминут возможностью допросить работодателя убитой девчонки, возможно даже попытаются пришить ему это гребанное убийство, но в виду недостачи улик, доказывающих его вину, оставят это неблагодарное дело, — может быть попадем в список возможных подозреваемых. На этом (по закону жанра) цепь должна оборваться. А дальше об этой истории и вовсе можно забыть. Вычеркнуть из своей памяти. Если удастся.
— Нет, я абсолютно свободен, – во всех возможных смыслах, скрывающихся за этой фразой. Приглашением зайти Ноттингем не без удовольствия воспользуется. В конце концов, с какой бы целью блондинка не пригласила его к себе, финал встречи (не всегда) зачастую был предельно прост и понятен. Даже если в этот раз она решит наконец расставить все точки над «і», предложит разойтись по разным углам окончательно (потому что дальше так продолжаться не может), он примет это, как должное. В конце концов, чем больше барахтаешься на воде, тем глубже тебя затягивает. Пока она открывает дверь, а затем не рекомендует чувствовать себя, как дома, параллельно оставляя обувь около входной двери, Ноттингем вальяжно расхаживает по её новой обители, невзначай осматривается на предмет наличия признаков существования здесь кого-либо еще, кроме Дэниэлс. Но так и не отыскав ничего хотя бы отдаленно напоминающего мужские портянки/джинсы/футболки, возвращается к блондинке.
— Как давно переехала? – спросить стоило, даже если в данный конкретный момент времени это меньшее, что его интересовало.

Отредактировано Seth Nottingham (2018-06-14 17:09:54)

+1

10

Сэт обо всём позаботится. Криво улыбаюсь.
Советует мне не волноваться и ободряюще сжимает предплечье, затем рисует перспективы встречи с копами, но говорит, что "по закону жанра" этим всё и закончится. На мгновение щурю глаза, пытаясь понять, насколько сильно Ноттингем вовлечен в "этот жанр", но поскольку сейчас задавать вопросы о количестве трупов на пути блондина видится мне не совсем уместным, я снова едва заметно лишь приподнимаю уголки губ и, развернувшись, направляюсь к входной двери. - Пойдём, - говорю немного громче: то ли приказ, то ли просьба, но Сэт и так всё понимает без слов - уже следует рядом, и на какой-то совсем короткий промежуток времени я чувствую себя в полнейшей безопасности. Рядом с ним.
- Проходи, чувствуй себя... - на мгновение так и застываю в пороге квартиры спиной к блондину, не давая ему возможности зайти внутрь. Что такое, дорогая? Встряхиваю головой. Ведь всем гостям принято желать комфортного пребывания в чужом доме, не так ли? И на это едва ли должно влиять их положение в чьей-то жизни. Ну знаешь, не хочешь, чтобы кто-то чувствовал себя "как дома" - просто не приглашай его. А то сама предложила подняться, а теперь что, с трудом играешь в добродушную хозяйку? Непорядок - исправляйся. Дергаю плечом. - Чувствуй себя, как дома, Сэт, - а затем, повернув голову, растягиваю губы в улыбке и сторонюсь, бросая ключи на тумбочку и снимая туфли. Заминка занимает не больше мгновения, но, видимо, Ноттингем слишком хорошо меня знает, потому как неожиданная неловкость тонкой капроновой нитью натягивается между нами. Спешу скрыться за углом прихожей - мне нужно всего лишь несколько минут, чтобы перевести дух, а потом можно будет снова нормально притворяться, что между нами ничего нету. Ведь действительно нету и  н е  б ы л о.
- Не знаю, полгода или год, где-то около того. В декабре, - выныривая из ванной комнаты, неожиданно натыкаюсь на блондина, расхаживающего по моей обители. Кажется, я немного перепутала по поводу неловкости, зря лишь себя накрутила - Сэт, как мне кажется, чувствует себя вполне "как дома". - Может, ты проголодался? У меня там определенно ещё есть остатки вчерашней пасты. А то, знаешь, постоянно готовлю, а есть некому, - пожимаю плечами и улыбаюсь, сглаживая ощущение того, что во фразе о вечной диете проскользнуло какое-то смущенное отчаяние. Потому что нет - не проскользнуло. - А ты, далеко отсюда живешь? - неужели никому не нужный разговор о местах жительства мог стать ещё глупее, чем оказался вначале? Что на очереди: будем интересоваться наличием парковок у дома и мериться этажами? - Как мама, кстати? Поправилась? Мы ведь так и не поговорили об этом... - наконец-то мы оказываемся на кухне. Киваю Сэту, чтобы присаживался на один из барных стульев на свой выбор, а сама прячусь в холодильнике в поисках чего-то съедобного. Ну кто же ожидал, что обычное воскресное утро превратится в званый ужин. Едва ли мужчины питаются йогуртами и листьями салата. Хорошо, что здесь есть паста. - А вообще, я бы не прочь выпить. У меня как раз в баре осталась бутылка виски с дня рождения. Или ты за рулем? - щурю глаза, задорно толкая мужчину в плечо. Да когда его это останавливало? Разве что в случае, когда ничего не было. - Чёрт, Ноттингем, нам определенно нужно выпить, иначе, мне кажется, я сейчас взорвусь. От чего-то делать вид, что между нами ничего не было, оказалось сложнее, чем я думала, правда, - наконец-то расслабленно растягиваю губы в улыбке. Хоть немного, но стало легче, после того, как я проговорила вслух беспокоившие меня мысли. И бутылка виски вовсе не значит, что "ничего не было" превратится во "что-то". Просто так легче. Пережить смерть шлюхи, пережить ланч с бывшим, да и вообще пережить весь этот день.

+1

11

Очередная её попытка «казаться, а не быть» проваливается с оглушительным треском, сотрясающим стены. Гостеприимная хозяйка из неё получалась, мягко говоря, хреновая. Обычно радушные хозяева не пытаются сбежать от приглашенных ими же гостей в другую комнату, скрыться за дверью холодильника (или вовсе спрятаться в нём с целью то ли охладиться, то ли выждать, пока гости сами додумаются свалить к себе домой, напрочь позабыв о том, что они в этих самых гостях делают и по чьему приглашению пожаловали) или ванной. Ощущение дискомфорта, блядского напряжения плотно повисает в раскаленном донельзя воздухе. Он даже на секунду успевает пожалеть о принятом приглашении, но тут же вспоминает о якобы необходимости его присутствия здесь, и отпускает никому ненужные мысли к чёртовой матери, возвращаясь к реальности, где Мэриэн, вспомнив о своей роли радушной хозяйки, уже вовсю моталась по кухне. Параллельно этому забавному метанию она успевает отвечать на заданные им ранее вопросы. Переехала в декабре (т.е. на полгода позже, чем сделал это Сэт). — Нет, всё в порядке, не голоден, – успел пообедать до встречи с ней, но проголодаться еще не успел, — примерно в получасе езды отсюда, в доме, в пригороде, – а в квартире тем временем был начат ремонт, чтобы подготовить её к сдаче в аренду. Бытовые заботы, от которых возможно хотел бы, но никуда не деться. — Кажется, ранее мы сочли эту тему не имеющей смысла, – если вспомнить разговор, который блондинка начала еще в автомобиле, когда они направлялись к (ныне покойной) Уолдорф. Он пожимает плечами, возвращается взглядом к Дэниэлс, — Постепенно состояние вернулось в норму. Сейчас всё в порядке, не беспокойся об этом.«не беспокойся об этом». Помнится в прошлый раз это словосочетание стало своего рода спусковым крючком. Как оно повлияет на дальнейшее развитие событий сейчас даже для него самого остаётся загадкой. Далее звучит предложение выпить, сопровождаемое очевидными доводами «для чего» и «почему» это нужно сделать именно сейчас. — Или за рулём. Но когда тебя это останавливало? – уточняет с привычно-нахальной ухмылкой и, пока блондинка осматривает свой бар в поисках заветной бутылки, отвечает на крайнюю её фразу. Да уж, мастерству обманывать себя самого человечество пока еще не обучено. Придется смириться с этим.
— Ты можешь врать себе сколько угодно, – задумчиво произносит он, затем пожимая плечами, преодолевает расстояние в несколько шагов, ранее мастерски разбросавшее их по разные стороны баррикад и добавляет значительно тише прежнего, заключая блондинку в свои медвежьи объятия, — но я-то отлично помню, что это не так. Минута катастрофически опасной, всепоглощающей близости. Минута длиной в бесконечность. Аромат её волос вкупе с ароматом (кажется) древесного парфюма сводят с ума, кружат голову. Ноттингем, повинуясь мимолетному, но чертовски настойчивому в своих намерениях, желанию, оставляет фантомный поцелуй на тонкой шее светловолосой фурии. А дальше, если слепо следовать сценарию какой-нибудь сопливой мелодрамы, стоило бы отстраниться, пока эта дорога не увела их чересчур далеко от положенного старта, вспомнить об остатках отличного сорокаградусного виски с её дня рождения, предусмотрительно разлить его по стаканам, не забыв о нескольких кубиках льда туда же, и с чувством блядской неловкости (хотя бы попытаться) продолжить никому неинтересный разговор или, свернув всё на неебический пиздец на работе/срочную встречу там же, свалить в закат, постаравшись в будущем свести общение (нет, не к минимуму) в ноль. На этой ноте можно с облегчением выдохнуть. Их жанр уже давно слишком далёк от гребенной, дешёвой мелодрамы. Тяжелый выдох сменяется вдохом, лёгким/ловким движением рук он поворачивает Мэриэн лицом к себе, проводит ладонью по светлым волосам, заправляет одинокую, выбившуюся из роскошной копны волос, прядь за ухо. Улавливает в серых (?) глазах напротив нотку недоумения, ничем неприкрытой растерянности (?). Мысленно радуется отсутствию возмущения насчет недопитого/так и не начатого сегодня сорокаградусного. Рано? Maybe. Беспрепятственно поднимает Дэниэлс над полом, затем усаживая на каменную столешницу, призрачное, невесомое прикосновение губ к идеально пухлым губам блондинки слишком резво перерастает в поцелуй куда более настойчивый, многообещающий. Страсть — прекрасный инструмент для борьбы с неловкостью, не так ли?
Её ответная реакция на его вполне красноречивые действия станет той самой точкой невозврата. Дороги назад не будет. Снова.

Отредактировано Seth Nottingham (2018-09-06 13:22:06)

+1

12

Всё наше общение с Сэтом в последние несколько недель соткано из тонких неловкостей. То кто-то кинет слишком откровенный взгляд, то невзначай скользнет пальцами ниже, чем следовало бы, то улыбнется, наверное, довольно искренне, как для людей, у которых есть какое-то совместное прошлое, то просто спросит о том, о чём вы договорились не разговаривать несколько часов назад.
Встряхиваю головой. Я и забыла, что на некоторых темах мы поставили табу - просто поинтересовалась состоянием дел, как близкий человек. Но, видимо, мне стоит завести себе блокнот и большими красными буквами на первой странице написать "темы, о которых нельзя разговаривать с Ноттингемом", чтобы сразу после здоровья матери вписать туда Мэлани Уолдорф и вопросы о жилье. Тем не менее, отделавшись банальным "всё в порядке", разговор плавно соскальзывает на другую тему, ещё более неудобную. Хотя, я ведь сама начала, правда? Оно ведь так интереснее - ходить по краю, не понимая, куда приведет следующих в шаг: в пропасть или дальше к какой-то пока ещё мне самой непонятной цели. Но мы ведь так просто не сдаемся, правда? С завидной регулярностью наступаем на те же грабли. Раз за разом, раз за разом... Словно единственная наша цель - это доставить друг другу как можно больше хлопот. И, поверьте, мы так просто не отступим, пока в конечном итоге таки её не достигнем. Но почему-то я не говорю Сэту, что ему нужно уйти, почему-то он не читает это на моём лице, почему-то подходит ближе, сгребает в свои медвежьи объятия и утыкается мне в шею своим холодным носом. Тяжело вздыхаю, потому что уже знаю, как закончится этот день. Но предательская дрожь от почти неуловимого поцелуя едва заметной нитью натягивается вдоль позвоночника. Понимаю, что хочу этого. Снова. Я снова хочу наступить на те же грабли. Я снова хочу этого мужчину.
Сэт о чем-то говорит. Кажется о том, что он всё помнит. Чёрт, я ведь тоже! Но от этого только хуже. И тем не менее, когда он заставляет меня повернуться - я поддаюсь. Не сопротивляюсь и тогда, когда он поддевает своим пальцем мой подбородок, заставляя смотреть себе в глаза, и тем более, когда его губы жадно накрывают мои. Я ведь именно этого и ждала. Я ждала этого.
- Снова? - шепчу будто в пустоту, пока ладони, словно оковы, цепляются за запястья мужчины. Я ведь понимаю, что да, "снова", поэтому и не жду ответа. Действия Ноттингема говорят сами за себя. А в прочем, мои тоже: ноги на бедра, руки за шею, откинуть голову назад, чтобы оголить ключицу - я не могу сопротивляться этому наваждению. Я не хочу этого делать, хоть и понимаю, что нельзя. Большая красная надпись в моей голове просит меня остановиться, сверлит мозг пронзающей сиреной, мигает яркими вспышками, слепя разум. Но я её не замечаю. Не замечаю больше ничего вокруг. Или делаю вид, что не замечаю, потому что желтые подсолнухи в вазе на столешнице рядом так и бросаются мне в глаза. А я бросаю их на пол. Случайно задеваю посудину рукой, и та, с дребезгом разбиваясь, падает на пол. От неожиданно громкого звука я вздрагиваю. Немного отстраняюсь. Перехватываю недоуменный взгляд Сэта. Опускаю глаза на "место происшествия". Вдруг это знак? Вдруг Вселення таким образом пытается уберечь меня от ошибки. Мы ведь уже пробовали "проводить время вместе", и ничего хорошего из этого не вышло. Но вот мы снова здесь. Снова на начальной точке. Только в этот раз бежим в другую сторону. В этот раз мы больше не будем такими глупыми. В этот раз мы всё ещё не понимаем, что наши отношения это замкнутый круг, и в итоге всё снова придёт к тому, что было. Но какая к чёрту разница?! Я встряхиваю головой. Мне нужно буквально несколько секунд, чтобы понять, что я готова совершить эту ошибку. А потом, если придётся, совершу её ещё раз. И ещё раз. И так до тех пор, пока кто-то из нас двоих не упадет уничтожен в неравном бою. А пока я ловко справляюсь с пуговицами на рубашке Ноттингема. Чувство дежа вю. Чувство, что мы уже проходили этот сценарий. Чувство, как что-то твердое упирается мне в бедро. Улыбаюсь сквозь поцелуй, притягивая мужчину ближе.
Да кто такая вообще эта Вселенная, чтобы нам помешать?

+2

13

Она и не думает сопротивляться. На мгновение удерживает его запястья, но тут же, будто очнувшись (одумавшись?) прячет хрупкие, цепкие руки за его шеей, обвивает ногами бедра и откидывает голову назад, оголяя ключицы. А дальше – полная свобода действий. Зелёный свет. Ноттингем ухмыляется, мысленно уже успевает отпраздновать очередную победу и упиться в хлам в её честь. Рано. Едва ли он успевает нащупать застежку на её бесконечном платье, блондинка случайно (или одумавшись?) задевает вазу с подсолнухами, отчего та, естественно, летит вниз, падает и с характерным звоном разбивается о кафельный пол, оставляя после себя множество мелких, колючих осколков в холодной луже. Секундная пауза. Полная тишина, сопровождающаяся сбившимся дыханием обоих. Секундное недоумение. Замешательство. И, пожалуй, предчувствие звонкой пощечины следом в тянущемся вязким кленовым сиропом ожидании. Тем не менее, его опасения оказываются напрасными, потому как в следующем моменте Дэниэлс чертовски ловко справится с пуговицами на его рубашке, на что Ноттингем с удовольствием (в очередной раз), нащупав злоебучую молнию, потянет её вниз, оголяя спину блондинки. Чувство déjà vu? Да, пожалуй. Знакомо. Будто кто-то в сотый раз проигрывает один и тот же сценарий, напрочь забыв о существовании иных вариантов. Забыв или забив. Мол, и так сойдёт. Другого вам не дано. Довольствуйтесь. Ну и хрен с ним, в общем-то. Ответ на поцелуй Мэриэн не заставляет себя долго ждать. Более того — ты готов идти дальше, чаще и глубже, если бы не одно "но"... в виде телефонного звонка. Первая мысль — нагло проигнорировать. Кому нужен — перезвонят позже. Первая и, пожалуй, последняя, так как именно с ней Сэт соглашается. За первым телефонным звонком следует второй. За вторым третий. Абонент ведет себя крайне настойчиво, прозрачно намекая на то, что вопрос срочный. Приходится нехотя отстраниться от блондинки, отойти в сторону и принять чёртов звонок от неопределённого номера. Впрочем, неопределённым он является ровно до того момента, пока с противоположного конца провода не интересуются: с хера ли Ноттингем забыл на месте преступления. Связь в ту же секунду прерывается. Глубокий вдох, выдох, чтобы привести мысли в (хотя бы относительный) порядок и заодно вспомнить, как ранее собирался навестить одного старого знакомого. Поскольку видео с камер уже попало в руки Джексона, отложить визит на позже никак не получится. Сейчас или никогда, чтобы потом не тратиться на многочисленных адвокатов в попытке доказать свою невиновность. Между свободой и сексом с блондинкой, ты безусловно выберешь первое.
— Sorry, я должен идти, – с долей сожаления в голосе произносит он, находясь на расстоянии в несколько метров от блондинки, — если мы не хотим оказаться за решёткой, – он не спешит застегивать рубашку; нащупывает ладонью боковой карман на тёмных, джинсовых брюках, прячет сотовый и, вернувшись взглядом к Мэриэн, произносит последнее на сегодня: — поговорим позже,наверное, трезво осознавая, что вероятность их встречи в дальнейшем равна нулю. Дело закрыто. Вопрос исчерпан. Прошлое в прошлом. Или как там она хотела?
Поворот на сто восемьдесят градусов, несколько неторопливых шагов в сторону коридора и лёгкий щелчок дверного замка, оповещающий хозяйку квартиры об уходе незваных гостей.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » непредвиденное


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно