внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Руководство: выводим Шона из себя за 5 шагов


Руководство: выводим Шона из себя за 5 шагов

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Дом семьи Бреннан | 17 марта 2018 года

Sarah & Shean Brennan
https://wmpics.pics/di-ISW9.jpg
эпиком порадовала Ру :з
История о том, как за несколько простых шагов вывести Шона из себя.

Отредактировано Sarah Brennan (2018-05-03 21:35:07)

+4

2

Солнце ярко освещало дорогу, по которой шли две увлечённые разговором девочки. Это была суббота. Самый лучший, самый восхитительный день из всех, что может выдастся на неделе. А если это солнечная суббота, суббота, на которую запланирована прогулка с лучшей подругой, то ей вообще нет цены. Сара это знала. И от души наслаждалась их с Руни пешей прогулкой по Сакраменто.
- Меня вчера на математике похвалили, - вернулась Сара к теме учёбы, опустив голову и улыбнувшись, - Это знаешь, было так непривычно. Ты вроде привыкла, что тебя постоянно назад задвигают, что вот, ты ничего не умеешь, предмет не знаешь, ну и сиди отмалчивайся сзади. А тут приспичило ответить. С ошибкой ответила, конечно, но он меня похвалил, Ру!  - Бреннан подняла глаза на Руни, счастливо улыбаясь от пережитых вчера эмоций. А после снова стала смотреть на дорогу, - И так приятно, что и дальше вот прям хочется заниматься. Такой заряд мотивации. И... Ру?.. - Сара остановилась и обернулась, поняв, что Руни отстала. И Бреннан тут же оказалась запечатлена на нескольких фотографиях, сделанных на телефон Ру.
-Эй, ты чего там фотографируешь? - Сара подошла к Руни, - Давай показывай, - и заглянула в экран телефона Ру, просматривая свои собственные фотографии, - Руни Уайнхаус!.. - ахнула Бреннан, выхватывая телефон из рук Ру и рассматривая последнюю фотографию, - Ты божественный фотограф! Скинь мне её. Она великолепна! Я просто люблю тебя за эту фотографию! - на Сару с экрана телефона глядела задумчивая Бреннан, находящаяся в полуобороте. И эта фотография была далеко не профессиональна, но это выражение лица и естественность были великолепны.
Сара посмеялась, услышав ответ Руни о том, что она, собственно, тоже любит Сару.
- Отлично, вот мы и признались друг другу, - посмеялась девочка. И до конца прогулки велись бурные обсуждения этой самой любви и её последствий, строились великолепные планы о месте жительства молодых возлюбленных, о разграничении обязанностей, о том, кто у них в семье будет мыть посуду, а кто работать. И обеих всё устраивало.

Вернулась домой Сара ближе к вечеру. Бодро закрыла за собой дверь и, скинув с ног обувь, спешно пошла на кухню, что-то напевая себе под нос.
- Привет, пап, - чмокнув его по пути в щёку, улыбнулась Сара. Сполоснула руки, достала чашку и, обнаружив, что горячей вод нет, поставила чайник кипятиться. Хотелось попить чай. Но так как ей нужно было подождать чайник, Бреннан не хотелось стоять на месте. Так что, подойдя к дивану, Сара, перегнувшись через его спинку, упала на подушки, при этом, оставив ноги задранными на спинку.
- Пап, а знаешь что? Знаешь что? - Сара изогнула голову, чтобы посмотреть на папу, - Нет, ну правда, знаешь что? - Сара тихо посмеялась и заняла нормальное сидячее положение на диване, подтягивая под себя ноги, - Я влюбилась, пап! Вот что! - девочка взяла одну из подушек и обняла её руками, уложив на неё голову, - И знаешь в кого? Ну ты попробуй угадать. Давай, у тебя три попытки, - Бреннан улыбнулась и стала несильно покачиваться вперёд-назад, - Не-ет, - отмахнулась девочка, бросив подушку в другой угол дивана и опустив руки на колени, - Я влюбилась в Руни! В мою Руни, которую на той неделе домой приводила, - девочка тихо захихикала и упала на диван, перевернувшись на спину и посмотрев в потолок, - Я ей сегодня на прогулке призналась. И знаешь что? Она сказала, что тоже меня любит. Ты дашь нам своё благословение, пап? Она знаешь, какая классная?
Сара говорила всё это абсолютно несерьёзно, превращая весь разговор в одну большую шутку. И чем дальше дело шло, тем забавнее всё было. Слово цеплялось за слово. Предложение вело за собой целую цепочку других предложений, которые казались очень правильными и к месту. А ещё хотелось двигаться. Хотелось пробежаться, побеситься, выплеснуть энергию, которая копилась всю учебную неделю. Тяжёлую учебную неделю. Такую, после которой суббота казалась заслуженным трофеем, лучшим выходным.
- Она добрая, - Сара сделала серьёзное лицо, думая о Ру, - А ещё трудолюбивая. И болтушка, как и я. Тебе придётся ходить на её концерты, но я думаю, что тебе даже понравится. И нужно будет познакомить тебя с родителями Ру, пап, а то должен же ты знать будущих родственников!
За последние несколько месяцев Сара с Руни стали очень близкими подругами. Конечно же все эти шутки о благословении и совместном жилье были шутками. Но Сара и правда очень любила Ру. Любила не так, как она могла любить какого-нибудь парня, что запал бы в душу. Нет, она любила её так, как стоит любить подругу. Издалека могла крикнуть ей "Дурында, как твой день?", на что получила бы ответ в духе "От дурынды слышу!", или могла вляпаться с ней в такую историю, что в последствии шутки с этой темой не выходили бы из их обсуждений пару месяцев. За короткое время у девочек появилось столько локальных тем, совместных идей и каких-то общих проделок, что прогулки с Руни стали для Бреннан одними из самых любимых и ожидаемых. Потому что они не проходили спокойно. А были наполнены ребячеством, сумасшествием и задором. И именно этим они были особенны.
- У неё даже нарушений никаких нет. Она законопослушная гражданка Соединённых Штатов… О! - Сара снова перелезла через спинку дивана и направилась в кухню, чтобы налить в свою чашку кипячёную воду и глядеть на то, как та окрашивается заваркой. Помешивая чай ложкой, Сара вернулась к папе и присела на подлокотник дивана, глядя на отца.
- И почему ты на меня так смотришь? Я просто хочу быть с тобой откровенной, - и немного отпила горячего чая.

+4

3

Возвращение домой после утомительного рабочего дня всегда казалось чем-то вроде спасательного круга для утопающего. Сбрасывая весь негатив на пороге, в уютную прихожую ты входишь уже совсем другим человеком. Все отрицательные эмоции перестают терзать душу, а неприятные мысли покидают сознания, позволяя расслабиться и почувствовать дюжее облегчение. Данное удовольствие довольно сложно описать словами так, чтобы в полной мере отразить глубину испытываемых чувств. Однако Шон и не пытался того сделать, молча стягивая с ног натершие мозоли ботинки и наслаждаясь домашней обстановкой. В момент его возвращения с работы Сары дома не было, так что логично было предположить, что ребёнок до сих пор гулял. Может быть и стоило позвонить, поинтересоваться, когда тот собирается показаться пока себя перед родителем, да и вообще узнать, как обстоят дела, но Бреннан посчитал, что ещё слишком рано: суббота, выходной день, наверняка уже сделанные уроки и ни единой причины не дать дочери в полной мере отдохнуть и насладиться этим самым отдыхом. Вместо этого он закинул в кабинет все принесенные из участка вещи, переоделся, принял душ и спустился на кухню с книгой по криминальной психологии, в которой ему была интересна одна глава, касающаяся совсем недавно отрытого дело с крайне странным почерком убийцы. Заварив себе чай, он поудобнее устроился за столом и принялся внимательно изучать информацию. Не успев полностью погрузиться в чтение, Шон услышал щелчок дверного замка, а далее - звук открывающейся двери. Вернулась Сара.
- Привет. - Мягко ответил на приветствие дочери и привычно подставил щеку для такого же привычного поцелуя. Проследив за ней до самой плиты, на которой стоял пустой и скорее всего уже остывший чайник, Бреннан мысленно отметил, что кроме бурной активности чем-то воодушевленной девочки не было ничего ни странного, ни тем более удивительного. То есть причины для беспокойства отсутствовали, так что можно было с чистой совестью возвращаться к изучению учебника, а если Саре захочется о чем-то рассказать - она это сделает и без вопросов со стороны отца. Собственно говоря, совсем это было доказано на практике, ибо девочка не могла долго на одном месте находиться, не то что молчать, и быстро начала выкладывать как на духу всё ту, что не давало ей покоя. Поняв, что спокойно почитать уже вряд ли получится, Шон отложил принесенную книгу в сторону, снял очки, аккуратно сложив те и положив рядом с книгой, и посмотрел на дочь, готовый выслушать её. Лучше бы он ушел к себе в комнату, честно слово. Или забился туда, где Сара не смогла бы его достать, но нет. Уже слишком поздно. Одна только поза, в которой девочка начала разговор, говорила о том, что лучше начинать готовиться к худшему. Ох уж эти подростки.
- Что? - Честно говоря, Бреннан даже не собирался гадать, прекрасно понимания, что дочь сама не выдержит и выскажет всё то, что ей хочется ему сказать. Стоило ей заикнуться о том, что она влюбилась, на лице мужчины тут же появилась легкая улыбка. В какой-то степени он был рад за Сару, но как никто другой понимал, что первая влюбленность приносит столько самых разнообразных бед не только для детей, но и для их родителей, так что безграничного счастья он всё же не испытывал. - Джош? - Выпалил Шон наугад первое пришедшее в голову имя одного из друзей его дочери, с которым ему когда-то довелось познакомиться. Он предполагал, что его окажется неверным, и, возможно, именно поэтому ответил заведомо неправильно. Чем быстрее Сара ощутит той самый триумф, ради которого всё, собственно, и было задумано, тем быстрее будет произнесен верный ответ. Бреннан точно не знал, хотел ли знать его, но буквально через несколько секунд пришел к выводу - нет, он бы с радостью пребывал в неведении.
- Что, прости? - На лице Шона читать явное недоумение. То есть как его дочь влюбилась в свою подругу? Услышанное им попахивало неудачной шуткой, но Сара говорила такой уверенно и столь воодушевленно, что мужчина не мог не допустить подобной возможности. Девочка продолжала что-то твердить по поводу той самой Руни, которую Бреннан может быть и вспомнил бы при встрече, но в настоящий момент никак не мог восстановить в памяти её образ. Чем больше дочь говорила, тем сильнее вгоняла отца в состояние шока. Он промолчал по поводу благословения, как и все последующие вопросы, и очень надеялся, что Сара в скором времени засмеётся и выдаст что-то "ха-ха, поверил! по глазам же вижу, что поверил!". Он был бы не против, наоборот, очень даже за, лишь бы весь тот бред, что городила его родная дочь, не оказался правдой. В противном случае беды не миновать.
- Я? Да ничего... - Задумчиво протянул Шон, от слова "совсем" не понимая, что в настоящий момент происходит в его доме. Вроде как на календаре не первое апреля, вроде день рождения Сары прошел почти неделю назад, тогда какого лешего здесь вообще творится?! - Скажи, дочь, только честно. Я не буду ругаться, обещаю. Ты с этой самой Ру ничего не принимала? - В прошлый раз после того, как подруга её накачала наркотиками, Сара пришла домой такой же веселой, а спустя несколько часов они с Аланой сидели в больнице и едва слышали слова врача о том, что их дочь умирает. Сару он не будет ругать, но если подобное произошло снова - никакой такой Ру в жизни его дочери больше не будет. Никогда. - Ты же знаешь, где у нас лежит тонометр? Отлично. Марш мерить давление.

+5

4

Саре не сиделось на месте. Ей хотелось двигаться, хотелось чем-то заниматься, а ещё обязательно говорить. Говорить много и активно, выкладывая все события этого дня во всех красках. Вроде бы сегодня ничего такого особого и не произошло, но если вспоминать все мелочи, все детальки, то выйдет отличная история. И может, Сара отправилась бы в историю сегодняшней прогулки, рассказала бы папе, как они с Руни спорили, кто быстрее сможет переплыть реку Сакраменто. Конечно, проверять на деле они это не собирались, но ведь спор есть спор! Но вместо этого, Бреннан увлеклась рассказом о её любви к Уайнхаус. Может быть, Саре стоило оставить эту затею и сразу покачать головой, довольно улыбнувшись и произнеся: "Ладно, а теперь серьёзно...", - после чего начать говорить о каких-нибудь реальных вещах. Но Саре нравилось. Нравилось то, какое впечатление производит её рассказ на папу. Она глядела в его лицо и думала, понимает ли он её шутку или нет? Может, подыгрывает? Вполне возможно, что подыгрывает. В любом случае, причин для волнений не было.
- Что? Па-а-а-ап! - Сара удивлённо выпучила глаза, глядя на папу, - Чтобы твоя дочь и что-то принимала?.. Ты же помнишь, что тогда это была случайность? Нет-нет, я ничегошеньки не принимала, - серьёзно ответила Бреннан, после чего довольно улыбнулась. Она продолжала что-то напевать себе под нос, параллельно делая себе чай.
- Да я совершенно серьёзна! Давление мерить? Ну... Мм... Хорошо, - Сара оставила чашку на столе, а сама полезла в шкаф за тонометром, - Но это, по-моему, не честно. Когда ты сказал, что тебе нравится Джорджия, я тебя не просила дыхнуть или мерить давление, - нахмурилась Бреннан. Сара села рядом с папой и включила тонометр, при этом параллельно попивая чай.
- Так вот, я не закончила, - на лице снова появилась улыбка, предвещавшая продолжение истории, - Я думаю, что будет лучше, если я переведусь в класс Руни. Чтобы быть с ней рядом, знаешь. А то у нас есть такой шанс видеться чаще, а мы его так упускаем! - раздосадованно произнесла Бреннан, вздохнув. Ритмичным писком тонометр оповестил всех в комнате, что давление благополучно измерено. Сара взглянула на дисплей, стягивая с руки манжету.
- Ну видишь, пап! Я здоровее здорового, - Сара стала аккуратно складывать прибор обратно в чехол, - Так вот, на чём я остановилась? У нас с Руни уже не влюблённость, а любовь. Так что мне кажется, что мы можем строить планы на будущее. Поэтому, когда мы заключим брак, я думаю, что мы будем жить у нас - Ру живёт далеко от центра, а это очень не удобно. А! Чуть не забыла! Перед свадьбой мы хотели бы вместе съездить за границу. Знаешь, мир повидать, да и убедиться в отношениях, - продолжала фантазировать Сара, делая перерывы на то, чтобы сделать небольшой глоток горячего чая.
Слово цеплялось за слово, дополняя большую и красочную фантазию новыми деталями. Сара уже даже не задумывалась о том, перегнула она палку или нет. Просто продолжала говорить то, что выдумывала. А выдумывала она очень многое. Ведь обсуждения с Руни так далеко у них не зашли. Зато теперь, когда Сара встретится с Ру, то сможет рассказать Уайнхаус полную и красивую историю их будущей совместной жизни.
- Правда, она будет иногда уезжать на гастроли, ведь будет не кем-то, а известной барабанщицей! На это время наши с ней две собаки будут полностью под моим и твоим присмотром. А когда она будет возвращаться, она будет помогать нам по хозяйству. Правда, это не очень вяжется с моей будущей карьерой полицейского, но чего не сделаешь ради любви, - Бреннан вздохнула и поднялась с места, взяв в руку уже пустую чашку от чая, - Тебе сделать чай? - спросила Сара, на пол пути остановив руку, протянутую к чашке папы.
Разве может такая шутка обидеть или задеть чувства? Нет, конечно, не может! Это ведь просто шутка. Да и что такого в том, что Сара влюбилась в Руни? Даже будь это правдой. Да, Сара знала об отношении папы к однополым бракам. Но если бы это не обошло бы их семью? Если бы однажды она заметила за собой, что смотрит на девочек с большим обожанием, чем на мальчиков? Она до сих пор сомневалась, видит ли папа в её словах шутку или нет. Если видел, то это было отлично и забавно. А если нет - интересно. Правда, когда Сара с головой погрузилась в фантазию о женитьбе с Ру, она не столько думала об этом интересе, сколько о самой фантазии.
- Мы, кстати, забыли обсудить с ней, какую фамилию оставим. Я буду Сарой Уайнхаус? Или она будет Руни Бреннан? А может мы будем Сара и Руни Бреннан-Уайнхаус? - Сара задумалась, прокручивая в голове все варианты и пытаясь понять, какое звучание ей нравится больше, - А может не будем париться и возьмём третью фамилию. Например, Сара и Руни Джонсон. Звучит, правда, странно, но над этим можно будет ещё подумать. У нас ещё два года в запасе, - Сара улыбнулась, взглянув в лицо папы.

+5

5

То, что происходило на глазах Шона в настоящий момент, было сложно назвать даже плохой и самой неудачной шуткой из всех тех, что ему приходилось слышать - а слышал он их не мало за двадцать-то лет работы в полиции. Это скорее походило на плод съехавшего с катушек мозга, который решил позабавиться с галлюцинациями за компанию с больным воображением. В то время как Сара отрицательно мотала головой - кажется, так сильно, что шея любого другого человека наверняка бы не выдержала подобного, - и убеждала отца в том, что намеренно ничего не принимала, он, в свою очередь, старательно выискивал в памяти хотя бы малейшее доказательство того, что ему снова начало становиться хуже. Пусть операция была проведена полгода назад и с того момента ещё ни разу не возникало никаких проблем, Бреннан от части надеялся, что у него всё-таки что-то не в порядке с головой. В том случае будет хоть какое-то объяснение происходящему, а противном - ему придется признать тот факт, что его дочь собралась жениться (или выходить замуж?) на своей подруге. Ни один из вариантов не нравился мужчине, но, как говорится, из двух зол нужно выбирать меньшее. Так что пусть это всё лучше будет галлюцинацией!
- Это совсем другое. - Парировал Шон, внимательно наблюдая за тем, как его дочь мерила давление. Пока аппарат работал, он старался ничего не говорить и вообще вести себя как можно тише. Хотя, куда уж тише! В ситуацию с Джо он решил не углубляться, собственно как и объяснять тот факт, что бессмысленно сравнивать взрослое, взвешенное, в течение долгого времени обдуманное решение, которое, к слову, не было подкреплено ни единым планом на будущее - кроме, пожалуй, самого ближайшего будущего, в котором они с Джо собирались пойти на свидание, - с решением детским, крайне импульсивным и до невозможного абсурдным. - Переведешься и совсем завалишь учёбу. - Чтобы окончательно не потерять подходящее к концу самообладание, Бреннану приходилось отвлекаться - на учебу дочери, на её физическое состояние, на остывший чайник, на лежащую под рукой книгу, на всё что угодно, лишь бы не думать о том, что Сара всерьёз решила стать, кхм, лесбиянкой. - Ты и так не можешь выкроить на неё время, а если переведешься - свободная касса будет ждать вас обеих. - Черт! Опять они. Да какого черта вообще происходило? Почему? Или, наверное, было бы логичнее поинтересоваться: за что?! Где ж Шон успел так нагрешить, что ему сейчас приходилось слушать от собственной дочери подобную дичь. Жаль, что Алана не дожила до этого момента. Уж она бы точно быстро вправила мозг девочке, не просто показав, что правильно, а что - нет, а установив между этими двумя понятиями четкие границы, переступать которые было бы совсем чуть-чуть опасно для жизни.
Сара, закончив мерить давление, повернула к отцу тонометр, чтобы тот мог посмотреть результат. Увидел Бреннан совсем не то, на что надеялся. Покосившись на дочь, он выслушал очередную её порцию сердечных признаний. Где-то, кажется, на середине, когда речь зашла о заключении брака, мужчина почувствовал легкую дурноту и, встав из-за стола, прошел к раковине, налил чашку холодной воды и в момент осушил её. - То есть ты... В смысле, она... Нет, я конечно всё понимаю, но может... - Гормоны. Надо сходить с ребенком в больницу и проверить его на гормоны. Точно, гормоны! - Слушай, тебе не кажется, что вы очень торопитесь? Особенно ты со своими чересчур поспешными выводами. И раз уж на то пошло, никакая такая Руни в этом доме жить не будет. - Вновь заполнив чашку до краев холодной водой, Шон оперся на край тумбы и сделал небольшой отрезвляющий глоток.
- Это она так сказала? - Быть барабанщицей - одно дело, но быть известной барабанщицей и ездить на гастроли - это уже изрядно так попахивало юношеским максимализмом и такой же наивностью. Бреннан мало что понимал в музыке, но хорошо разбирался в бизнесе и не по наслышке знал, что успех отнюдь не всегда зависит от наличия у человека таланта. - Какие к черту собаки, Сара?! - Повышенный голос, ещё два спешных глотка сводящей зубы воды и предостерегающий взгляд, устремленный на дочь. Шон был на самом грани, вот-вот был готов сорваться, но вдруг прозвучало то, что основательно его остудило. - Не надо мне никакого чая. То есть ты откажешься от желания стать полицейским, я тебя правильно понял? - С одной стороны, ему не просто категорически не нравилась, его буквально вымораживало с мысли о том, что Сара "влюбилась" в другую девочку, но с другой стороны, перспектива её поступления в полицейскую Академию его не устраивала в разы сильнее. Только для радости было ещё слишком рано...
- Чего?! - Поперхнувшись водой и ею же облившись, Бреннан чуть ли не бросил кружку с водой на поверхность кухонной тумбы, взял полотенце и приложил его к мокрому пятну. Она уже и об их фамилиях озаботилась! - Тебе не кажется, что это уже перебор?

Отредактировано Shean Brennan (2018-05-04 20:26:17)

+4

6

Сара никогда не сомневалась в своей ориентации. Она как-то с малых лет шла, глядя на мальчиков, фантазируя насчёт того, как будет идти с кем-то из мальчиков с группы детского сада на свадьбе (главное не с Тейлором - он очень противный), и с большой любовью смотря фильмы и мультики, описывающие любовь мужчины и девушки. Она долгое время вообще не знала о том, что люди могут любить кого-то кроме человека противоположного пола. И столкнулась с этим в средней школе, когда начались соответственные шутки, а подростки начинали искать себе пару. Бреннан успела даже познакомиться с парой девчонок, которые были лесбиянками (они, к слову, оказались самыми обычными и весёлыми девчонками). Но за всё время, ни разу не усомнилась в собственной ориентации. Это шло с ней по жизни, как непреложная истина. Может, её подруга и может найти своё счастье с Джейн или Кейт, а Сара с большим удовольствием искала бы его у Стэна или Джина, которые были парнями. Ей нравились парни. И она это знала совершенно точно, не нуждаясь в проверках.
Но сейчас, когда под руку подвернулась такая удачная шутка, Сара выжимала из неё всё, что только могла, затрагивая темы свадьбы, школы, медового месяца, детей, общих животных, работы. За отличным настроением не замечалось волнение папы, а излишняя активность только подбрасывала дрова в уже разгоревшийся огонь. Бурная фантазия работала сегодня на отлично.
- Не завалю! - она возмущённо нахмурилась, - Почему "совсем"? Я же нормально учусь, па-ап! Меня на математике вот сегодня похвалили, вообще-то. Ру это тоже одобрила, - Сара слушала ритмичный писк тонометра, - Между прочем, какие-то умные учёные посчитали, что наличие хороших друзей в классе улучшает учёбу. А если в твоём классе будет сидеть твоя девушка, то это вообще должно поднять все показатели в несколько раз, - это слово "девушка" оказалось таким неуютным и противным, когда речь шла не о самой Саре, что Бреннан решила больше его не использовать. "Парень" в разы уютнее и теплее. И звучит гораздо лучше, да и привычнее.
- Ну в смысле?! - Сара наигранно возмутилась, - Если я приведу через лет пять какого-нибудь Мэтта, ты с удовольствием его устроишь. А как Ру, так всё, жить не будет, - Сара оставила чашку на кухонном столе, а сама вернулась на стул, наблюдая за папой.
- А собаки-то тебе чем не нравятся? - в ответ повысила голос девочка, правда, быстро стухла, чувствуя под ногами опасную почву папиного гнева, - Ну может она согласится на одну...
- Ну-у... Я всё равно поступлю в полицейскую академию. Консерватория - дело долгое. Сколько она лет учиться будет? Пять? Я за это время успею и полицейским побыть, а потом и домохозяйкой, - Сара заметила то, как папа принял новость о отказе от работы полицейским. Нет-нет, так быстро она сдавать позиции не собиралась, - А может буду работать параллельно. Мы это с ней ещё не обсуждали. Но было бы здорово совмещать и полицию, и Руни.
Интересно, а как могла бы выглядеть их с Руни свадьба? Они обе шли бы в платьях? Или Руни - большая противница "девчачьей" одежды - пойдёт в смокинге? Вот было бы забавно! И не было бы никаких мальчишников, перед свадьбой был бы один большой и крупный девичник, по масштабу охватывающий весь Сакраменто.
Сара прыснула, увидев то, как папа облился. Но под его взглядом быстро перестала смеяться. Вообще, эту шутку пора было быстро сворачивать. Папа вон, похоже, воспринял это всё слишком близко к сердцу. Правда, есть ещё вариант, что он превосходный актёр, но почему-то Сара в нём очень сильно сомневается... Но то, как он реагировал, не сбавляло желание говорить, а наоборот непроизвольно распаляло его. Девочке не хотелось его злить, но от чего-то проснулся живой интерес.
- А что в ней не так? Отличная фамилия. Я не понимаю, почему ты так завёлся. Мне что, никто и понравиться уже не может? - она легонько стукнула рукой по столу и поднялась на ноги. Скрестила на груди руки.
- Мы были бы счастливы. Взяли бы пятёрку детей из приюта, ты же хотел внуков. Во-от. И будет у каждого из них по две мамы. Ну здорово же! Какое это счастье для детей.
Неужели, если бы правда случилось так, что она пришла бы к выводу, что ей нравятся девочки, папа реагировал бы вот так? Это, в конце-концов, просто не честно. А если так получилось? Ну, случайно. Она как-то давно хотела спросить у папы, принял бы он её, нравься ей девочки. А теперь получала ответ за ответом.
- И вообще ты так говоришь потому, что просто её не знаешь! Какой-нибудь парень был бы свин-свином, а она чистюля. Да, ей нравится музыка, но это не минус, а плюс. Тебе просто с ней познакомиться надо и ты всё поймёшь. Может, я в ней нашла воплощение всех своих идеалов, - говоря это, стоило театрально положить руку на сердце и поднять глаза в небо, но Бреннан выдерживала настроение разговора и смотрела на папу.

+4

7

- Хорошие друзья и...кхм... - Мужчина изо всех сил пытался выдавить из себя слово "девушка", но вместо этого лишь поперхнулся воздухом. - Это разные вещи. - Настойчиво заверил Шон, не представляя, как объяснить ребенку отличия между дружбой и отношениями. Черт знает, где Сара вычитала информацию об повышении успеваемости в школе детей за счет наличия в классе друзей и просто хороших знакомых, но что до отношений - они только мешали. Постоянно отвлекали бы внимание, заставляли бы пропадать в самых разнообразных размышлениях и мечтах, убивали бы всякое желание тратить время на что-то, кроме понравившегося сердцу человека. Девочка очень сильно заблуждалась в том, что если они будет учиться с Руни вместе, то им обеим удастся извлечь из этого пользу. Однако стоило ли просто пытаться объяснить это ребёнку, который, кажется, медленно, но верно терял связь с реальностью? Господи, что вообще сделали с его любимой, взрослой, иногда даже здравомыслящей дочерью? Нет, Бреннан ни в коем случае не спорил с тем, что Сара ещё была ребёнком; он в принципе относился к ней с пониманием, но, черт возьми, происходящий в настоящий момент в их доме хаос находился за гранью его понимая. Как вообще такого могло произойти?! Какой такой рак на горе свистнул и что за бессовестная живность посмела сдохнуть в лесу?
- С удовольствием? - Тихо переспросил, тогда как его лицо мгновенно исказилось в изумление. - Какой-нибудь Мэтт, если вдруг посмеет заявиться на порог этого дома через пять лет, сначала побеседует со мной. Сам не сбежит - хорошо, тогда пусть остаётся, но Ру жить точно не будет. Тем более в этом доме. - С одной стороны, Шону казалось, что он слишком горячился по поводу того, что его дочь решила попробовать построить отношения с другой девочкой. Отчего-то он был абсолютно уверен, что данный "эксперимент", несмотря на ту эмоциональную тираду, которую он был вынужден слушать до сих пор, долго не протянет. С другой же стороны, в его голове в принципе не хотела укладываться подобная мысль, собственно говоря, как и он сам не мог никак смириться со всем происходящим. Говоря на чистоту, Бреннан не так чтобы сильно пытался это сделать, но попытки предприняты были. В самом начале. И раз уж они потерпели крах - значит, определенно, не судьба.
- Да черт с ними, с собаками. Меня категорически не устраивает то, с какой легкостью, нет, с какой беспечностью ты к этому относишься! - Бросил он резко дочери, говоря уже не на самых спокойных тонах. На самом деле, не будь Шон окончательно заведенным и практически доведенным до точки кипения, он бы наверняка сообразил, что за безмерной радостью Сары таился скрытый подтекст, что всё это лишь спектакль, устроенный черт знает с какой целью; но он был понял, что слова дочери не стоили столь бурной реакции и столько сосредоточенного внимания, на кои он расщедрился. Однако вместо того, чтобы ответить спокойствием и с ним же выслушать на радостях прискакавшего домой ребенка, Бреннан воспринял всё слишком близко к сердцу. Что, в принципе, было вполне объяснимо: он банально волновался за свою дочь.
- Сара. - Протянул мужчина на пониженных тонах, стараясь сделать взгляд, устремленный на ребенка, хоть чуточку мягче, но понимал, что едва ли у него это получилось. - Ты же понимаешь, что сейчас упустила последний и единственный шанс? - Один только момент в потенциальной связи Сары и Ру виделся Шону положительным. И он, честное слово, мог много отдать за то, чтобы его дочь не совала своего носа ни в полицейскую Академию, ни в сам департамент. Единственное преимущество, единственный рычаг воздействия. Но и тот оказался упущен.
- Почему завёлся?! То есть ты серьёзно не понимаешь, как выглядишь со стороны, и насколько бредовая та чушь, что ты несешь? - Бреннан сам не заметил, как ещё сильнее разозлился. Честно говоря, он не понимал, что произошло с Сарой, но точно знал, что данные изменения не к добру. У всего есть свои рамки дозволенного, которые едва ли стоило переступать без уверенности в себе и своих силах. У всякой шутки есть свои границы, черт возьми, да даже у каждой правды они есть! Только не у той, что отстаивала дочь - Шон от слова "совсем" не мог увязать её слова с тем, что он знал. А он хорошо знал свою дочь, хорошо знал данное ей воспитание, хорошо знал себя, хорошо знал их с Сарой отношения - знал тебе самые рамки, которых сам же постоянно придерживался. И ни одно слово подростка сейчас в них не вписывалось.
- Идеалов, говоришь? - Выдохнул Бреннан, пытаясь прийти в себя и переварить услышанное. Особенно ту часть, что касалась детей. Через несколько секунд, потребовавшиеся мужчине на возвращения самообладания, он прошел к столу, взял стул и, сделав несколько шагов по направлению к Саре, поставил его прямо напротив. Сел, чувствуя, как мокрая рубашка неприятно липнет к телу, и посмотрел на дочь. - А теперь давай сделаем так, дорогая. Ты выключишь дурочку и перестанешь вести себя как пятилетний ребенок. Этот этап мы вроде как уже с тобой переросли. И тогда мы спокойно с тобой поговорим. Идёт? - Даже если и нет - у Сары едва ли был иной выход. Хотя, как знать..

+4

8

Сара скрипнула зубами, чувствуя, что и сама начинает заводиться от ответов на свою собственную шутку:
- Чем этот Мэтт будет лучше Руни? Почему Ру сразу получит такой категорический отказ? Она может выстоять лучше любого Мэтта. В том и проблема, что ты даже не пытаешься её узнать. Хотя она лучше любого парня, - Сара скрестила на груди руки, - Я не знала, что для того, чтобы войти в моё сердце, нужно пройти собеседование с тобой. Но теперь буду иметь ввиду.
Девочка мысленно призывала себя ко спокойствию. В конце-то концов! Это ведь шутка! Элементарная шутка, которая положила начало ссоре. И ладно папа - его понять можно. Но она-то чего заводится? Почему так реагирует на его слова и не может воспринимать это также, как делала это до этого, с юмором? Почему считает папины слова прямым оскорблением подруги, когда при этом понимает, что он не сказал бы так, не назови Сара её своей... своей... ну, девушкой - до чего непривычно так говорить!
Интересно, что на эту шутку сказала бы мама? Как она отреагировала бы на такое заявление? Даже хорошо зная человека, трудно предугадать реакцию. Тот же папа, может быть, слушая о том, что у Сары есть лучшая подруга, влюблённая в девочку, мог выругать её. А узнай он, что его дочь стала относиться к секс меньшинствам, отреагировал бы с пониманием. Ведь речь идёт не о каком-то чужом человеке, а о дочери. Но его реакция была другой. И  Сара не знала, радоваться этому или нет. А что на это сказала бы мама? Восприняла бы как шутку, серьёзно поддержала бы дочь, или выступила бы как поддержка папы? А как бы сама Сара отреагировала бы, приди её собственная дочь к ней с таким заявлением? Как же всё это сложно!..
- С лёгкостью и беспечностью? - переспросила Сара, повысив голос. Она хотела продолжить, была готова ответить, знала что ответить, но голос разума подсказал, что делать этого не стоит. И Сара промолчала, не желая разжигать совершенно другой конфликт. Она продолжала выслушивать папу.
Но ведь эта беспечность и лёгкость проглядывалась и в его действиях. То, как он легко относился порой к своему здоровью, как срывался на работу, когда врачами было указано сидеть дома. Так не наследственная ли эта лёгкость и беспечность? Не передалась ли она ей от одного из родителя?
- Почему то, что я чувствую это чушь? То есть, если я приду и буду рассказывать точно также о чувствах к Бобу, ты будешь считать это порывом души. А сейчас - чушь?! А если я чувствую себя её половинкой? Если она мне идеально подходит?! - Сара выдохнула и отвернулась.
Весь этот разговор стоило запомнить. Может быть, потом будет забавно его пересказывать Руни, если папа, конечно, вообще когда-нибудь разрешит ещё выйти ей погулять с подругой. На самом деле, Бреннан не думала, что это зайдёт так далеко. Может, стоило остановиться на собаках? И сказать, что всё это шутка ещё тогда? Спокойно обнять папу за шею и, заглядывая ему в лицо, спрашивать до тех пор, пока он не улыбнётся: "Ты что, обиделся? Ну правда, обиделся? Признайся, что поверил! Может пойти на актрису, а?". Это разрядило бы атмосферу, после чего они смогли бы вместе попить чай или пойти по своим делам. Сара как раз могла доделать доклад по истории.
Сара проследила за передвижениями папы. Вот, он отошёл от кухонного стола, вот, взял стул, вот, опустился рядом. Бреннан повернулась к папе, готовая его выслушать. Что же он ей скажет?
- Идёт, но у тебя не получится меня переубедить, - это звучало очень интересно после просьбы отказаться от замашек пятилетнего ребёнка, - Но если ты хочешь спокойно поговорить, то давай. Я люблю Руни. И если ты решишь её вырвать из моей жизни, плюнув на мои чувства, то на её месте образуется дыра. Которую можно заполнить разве что змеёй, - Сара была в шоке от самой себя. Она только что высказала вслух то, о чём думала столько времени. Она хотела себе змею и не говорила об этом папе, зная, что он откажется. А сейчас эта тема подошла так идеально, что девочка была в восторге. Девочка посмотрела в папино лицо, наблюдая за последующей реакцией. Интересно, что его пугает больше: змея в доме или дочь, влюблённая в подругу?

+4

9

Разговор с каждой пройденной секундой, с каждым пророненным словом все сильнее набирал обороты: детская радость оборачивалась невыносимым упорством и непреодолимым желанием отстоять свою точку зрения, а родительское спокойствие, шедшее до этого в ногу со стремлением понять дочь и её чрезмерную радость, заканчивалось настолько быстро, что едва ли имелась возможность хоть как-то это предотвратить. Слово цеплялось за слово, в ответ на чужую эмоцию загоралось другое, совершенное новое и побуждающее другие чувства, ранее спящие где-то глубоко-глубоко в душе, загореться не греющим – скорее даже обжигающим пламенем. И никто не желал отступать, не пытался успокоиться и восстановить прежние темп и тон общения, не шел на компромисс даже при видимой необходимости. Хотя единственное, чего им обоим в настоящий момент не хватало, это просто по-человечески поговорить. Как они всегда делали до этого: садились за стол, наливали себе чай и терпеливо решали каждый из волнующих их вопросов. Сегодня же что-то пошло не так, но пока это «что-то» можно было хоть как-то исправить – нужно было это делать, ибо могло стать слишком поздно -обычный разговор между отцом и дочерью мог превратиться в самый настоящий скандал.
- Уж будь любезна, потому что ты всегда была и всегда будешь моей дочерью, за которую я не только несу ответственность, но и волнуюсь. – Здесь было бы наивным не услышать в ответ, что дочь на самом деле уже совсем взрослая, что он ужасно плохой отец, раз не видит этого и тем самым не даёт ей свободы жизни, что ей не нужна никакая такая опека и что ей уже почти восемнадцать лет – ещё чуть-чуть и она станет совершеннолетней. Шон готов был не только услышать всё это от дочери, но и аргументированно ответить. Пусть все ещё на повышенных тонах. – И я не хочу пить успокоительное каждый раз, когда ты уходишь гулять с незнакомыми и крайне сомнительными личностями! – Ру он знал по единичному случаю – они столкнулись в прихожей за несколько секунд до того, как Сара утащила их обеих гулять. Понравилась ли Бреннану эта девочка? Нет. Как и большинство современных подростков, которые представляли настоящую опасность для его ребёнка. С его стороны было нормальным испытывать подобные чувства к ничему неповинным детям, потому что… - Одного раза мне оказалось вполне достаточно, чтобы понять, что твоему «она очень хорошая, милая, правильная и ответственная – с нами ничего плохого не произойдет» верить можно отнюдь не всегда. – С той подругой Сары, что чуть не убила её, Шон также был незнаком, но, поверив дочери, дал своё разрешение на то, чтобы они отметили день рождения этой самой подруги на её квартире. После того случая ему не удавалось в полной мере поверить Саре и тому, что с ней, видите ли, всё будет хорошо. Он чувствовал необходимость к постоянном контроле за её жизнью, как будто только это могло уберечь девочку от беды. Бреннан осознавал, что это – далеко не решение возникшей проблемы, однако ничего поделать с собой не мог, как сейчас помня ту слабость, поразившую его вместе со словами врача, который уже во второй раз подписывал Саре смертный приговор. Несомненно, подобное могло случиться в абсолютно любой момент и вне зависимости от того, будет он рядом с дочерью или нет, но, если у него была возможность хоть как-то минимизировать шанс обрушения на их жизни очередной трагедии – он был готов ею непременно воспользоваться, чего бы это ему не стоило.
- Дело не в том, о чем ты будешь рассказывать, а том – как ты это будешь делать. – Шон видел свою дочь всякой: и счастливой, и огорченной, и уставшей, и разгневанной. И каждому её состоянию было объяснение, что, собственно говоря, подводило всё под ту самую логику, которую можно было с легкостью понять. Сейчас же ничего такого не было. Ни тебе объяснений и причин столь возбужденного и чрезмерно счастливого состояния ребенка, ни тебе логики в его словах, в его поступках и вообще – в нём самом. Сара вела себя как самая обычная дурочка, решившая на ровном месте найти муху, из неё, в свою очередь, раздуть слона, а уже его превратить в огромный конфликт, которым она черт знает чего пыталась добиться. В любом случае, Бреннана едва ли устраивало поведение дочери. Возможно, говори она более спокойно и менее резво, он бы воспринял их кардинально иначе, но об этом было уже поздно говорить. Как минимум потому, что, послушавшись отца, успокоившись и заговорив с ним привычным тоном, Сара практически сразу же допустила ошибку. Ту самую, которая в мгновение объяснила абсолютно всё.
- Змея. – Повторил Шон за дочерью. Не спрашивал – в некотором удивлении утверждал. – Ага. – Кивнул, что вряд ли можно было принять за разрешение или положительный ответ; он соглашался со своим предположением, которое всё сильнее становилось похожим на правду. – То есть ты готова променять любовь, истинность которой ты доказывала мне с момента своего возвращения домой, на…змею? – С одной стороны, это звучало жутко странно и совершенно нелогично, но Бреннану приходилось слышать и не такое, особенно от людей, которые пытались добиться своего идя не напролом, а пользуясь, так сказать, обходными путями, одним из которых, как виделось мужчине, являлась как раз история про Ру и их с Сарой неземную любовь. Он испытал огромное облегчение, но внешне этого не показал, сам не совсем понимая почему. Возможно, ему хотелось подыграть дочери? Кто знает. – Даже если так – никакой змеи тебе тоже не видать. Если только в террариуме.

+3

10

Сейчас во всей этой ситуации Сару раздражало не столько то, как папа реагировал на её заявление, что она любит девочку - тут его реакция была понятна и объяснима. Может быть, Сара и сама завелась бы, услышав подобное заявление от своей сестры или дочери. Куда неприятнее и больнее было то, что реагируя на эту новость, папа ругал не столько саму Сару, сколько Руни. Злость обжигающим холодом путешествовала по телу, подогревая ответить колкостью. Почему он считает Ру такой вот плохой?
- Мне уже не четырнадцать, - ответила Сара, хмуря брови, - Я сама могу разобраться с кем мне общаться, а с кем нет. Ру не поступила бы со мной так.
Сара продолжила слушать папу и задыхалась от злости. Она открывала рот, полная желанием ответить, но каждый раз не находила слов.
- Да... - начала она, но не закончила, хватая ртом воздух, - Да нормальная она! Знает она о моей болезни и не поступит так. Она нормальная, хорошая. И с нами ничего не произойдёт. Или мои слова уже ничего не значат? - Сару начинало трясти от того, что её слова просто не доходили до папы. Было жутко неприятно и противно возвращаться к этой слизкой темы наркотиков, больницы и болезни. Эта тема разговора находилась в разряде тех, которые лучше обходить стороной, чтобы не испортить любой разговор, чтобы не переменить настроение. Так уж она была болезненна и неприятна.
Каждое мгновение разговора Сара окружала себя новыми догадками, взращивала какое-то слово в самую настоящую проблему и возносила ту на самое главное место в разговоре. Он так относится к её друзьям? Ага, всё ясно, значит не доверяет. Он не верит, что она говорит правду? Отлично. Выходит, что её слова для него не значат ровным счётом ничего. Она всё запоминала, всё откладывала на полочку, готовая выплеснуть это в любую секунду. Но постоянно останавливала себя, напоминая изначальную цель всего разговора. Впрочем, о какой цели идёт речь? Она ведь просто решила пошутить... Только вот папины ответы не помогали успокоиться.
- Значит я теперь ещё и говорю неправильно, - девочка всплеснула руками и закатила глаза. Правда, уже скоро эти же руки оказались скрещенными на груди. А взгляд вернулся к папиному лицу.
Змея. Кожа с мелкими чешуйками, раздвоенный язычок, чёрные круги глаз. От чего-то змея заняла в сердце Сары отдельное место. И не слишком давно. В определённый момент она просто поняла, что всю жизнь мечтала об этом чуде. Что хочет, чтобы у неё в комнате стоял аквариум, в котором жило бы это чудо. Наверное, для девочки это было нестандартное желание. Её одноклассницы могли мечтать о кроликах, о кошках, о мышках или хомячках. А она видела невообразимую прелесть в змее. Странно, что к этой теме она привела такой вот разговор. Но до тех пор, пока не прозвучал папин ответ, девочка была совершенно уверена в том, что это великолепная тактика. Через пару мгновений эта уверенность развенчалась.
А не получилось ли так, что она разом испортила сразу две темы? Было заметно то, как папа смягчился, стоило ей заговорить о змее. Наверное, она сделала огромную глупость. Ведь теперь он не только догадался, что никакой Руни в сердце Бреннан нет, но и змею не купит. Блеск просто! Нужно было срочно выходить из всей этой ситуации. Вывернуться так, чтобы не навредить самой себе. Придумать что-то идеально подходящее. И суметь это красиво отыграть.
- Ты меня не слушал? - девочка решила начать с претензии. Заправила выбившуюся из пучка прядь волос за ухо и повторила, - Если ты отнимешь у меня Ру, то мне нужен тот, кому я смогу отдать хоть часть той любви, - кошмар, мысленно это звучало в разы лучше, чем то, как это прозвучало наяву. Словно эту фразу вырвали из какого-то дешёвого сериала и вставили в разгар разговора.
Все мысли были обращены на змею, тело напряглось, ожидая отцовского вердикта. А после, на выдохе, пришло разочарование. Это было очевидно. Она ожидала такой ответ, но надеялась на совершенно иной. Плечи опустились под грузом разочарование, но выражение лица осталось тем же.
- И правда, уж лучше смотреть на то, как мы с Ру целуемся, чем на змею, - Сара бегло взглянула на лицо папы, в попытке узнать его реакцию, - Ладно, хорошо, - она сдалась, - А собаку? - и снова взгляд, ожидающий реакцию.
О собаке, кажется, мечтал каждый ребёнок. Сара не слишком сильно хотела собаку. Да, она относилась к ним лучше, чем к кошкам, но это не означало то, что ей хотелось увидеть её в доме. Тут дело в другом, ей хотелось хоть какой-то жизни в доме. Она всегда одна, каждый будний день с утра до ночи. Имеет же она право на одного маленького мохнатого друга. И пусть он будет слюнявый, пусть его нужно будет мыть и расчёсывать. Но это будет её четырёхлапый дружок. Неужели она его не заслужила?

+3

11

- И это, конечно же, всё меняет. - Парировал Шон на заявление дочери, что ей уже не четырнадцать лет - она совсем взрослая и сама может решать, с кем ей встречать, с кем свадьбу играть, с кем вместе жить, а кого доводить своими шутками до сердечного приступа. - В прошлый раз ты готовила нам с матерью тоже самое, слово в словно. - Однако уверенность девочки в том, что ничего с ней не случится, не уберегло её саму и её родных от ужасной беды. Собственно, одна только уверенность, ни на чем не основанная, едва ли могла спасти хоть кого-то. В жизни, как и в любом деле, необходимы были железные, неопровержимые доказательства, с которыми было бы не страшно делать шаг вперед. Сара, к сожалению, в ситуации с Ру ничего подобного предоставить не могла и, честно говоря, даже не пыталась, реагируя как вспыльчивый подросток и единственное, что делая, это показывая свою мнимую и крайне сомнительную самостоятельность.
- Сара. - Холодно бросил Бреннан, призывая дочь успокоиться, обратить на него толику внимания и хотя бы попытаться выслушать. На большее он и не рассчитывал, так как слишком хорошо знал своё ребёнка. - В огород Ру я камня не бросал - тебе не стоит переходить на личности. Мои слова были обращены ко всему твоему окружению, которому я, само собой, имею все основания не доверять. Поэтому будь добра, оставь свои объяснения по поводу подруги на будущее, когда я буду с ней достаточно хорошо знаком. Договорились? - Теперь мужчине просто не терпелось познакомиться не только с Ру, но и с её родителями. Возможно, даже в первую очередь с её родителями. Однако это ждало подходящего момента, тогда как разговор с дочерью не терпел никаких отлагательств. Они оба должны были на чем-то сойтись, свести диалог к логическому завершению. Пока этого не произойдет - ни один из них не сможет успокоиться. Поэтому нужно было собрать всю волю в кулак и довести начатое до конца. Тем более что их с Сарой эмоции постепенно начали идти на убыль. Шон, найдя логичную причину столь возбужденного состояния дочери, достаточно быстро успокоился и теперь направлял всё старания на то, чтобы привести куда более эмоционального ребенка, чем он, в подобное состояние.
- Тот же вопрос. - Моментально ответил Бреннан, концентрируя всё внимание на Саре, сидящей прямо напротив. Создавалось такое ощущение, словно он говорил со стенкой. С огрызающейся стенкой, которая даже в самых безобидных словах, не имеющих за собой ни единого намека, находила скрытый смысл, а вместе с ним - причину обидеться и раздуть конфликт до ещё больших масштабов, как будто тому ещё было куда расти. Ребёнок даже не пытался вслушаться в слова родителя и понять, что тот действовал исключительно из заботы. Возможно, дочь когда-нибудь это поймёт, но не сейчас и явно не сегодня, поэтому единственное, что оставалось Шону, это терпеливо ждать того момента, когда Саре надоест беспричинно сотрясать своими возмущениями воздух.
Оставив без комментария заявление про то, что если не станет в жизни дочери Ру - ей будет необходим кто-то другой, кому бы она смогла дарить частичку своей детской любви, мужчина старался держаться спокойно. Стоило в разговоре появиться змее, как всё тут же встало на свои места. Бренанн понял, что всё услышанное им до этого - либо не самая удачная шутка, либо ещё более неудачная попытка выудить из него разрешение завести змею. Если говорить на чистоту, против самой змеи он не имел ничего против. Собственно говоря, как и против Ру. Что ему не нравилось, так это поведение дочери, которое выходило из ряда вон. Ведь можно было с легкостью обойтись без жалкого спектакля и просто попросить. Да, возможно, с первого раза добиться бы желаемого не получилось, но разве это бы заставило ребёнка сдаться? Шон был более чем уверен, что нет. Тогда зачем нужно было так изгаляться?
- Уже не смешно. - Процедил недовольно Бреннан. Его буквально передернуло от фразы "целуемся с Ру", столь противной и как будто склизкой. Постаравшись как можно быстрее избавиться от мыслей о том, как его дочь обмениваться бактериями с другой девочкой, он переключил своё внимание на очередное предложение Сары по замене своей подруги. Теперь, видите ли, она хотела собаку. Интересно, откажи Шон дочери и в этот раз, какой бы вариант она предложила следующим? Может быть, следующим бы стал попугай? Однако мужчина не стал проверять данное предположение и совершенно спокойно поинтересовался у дочери: - И кто будет за ней ухаживать? Это тебе не змея, которую закинул в аквариум и пусть там себе ползает - только еды иногда не забывай закидывать. Ты осознаешь уровень ответственности?

+3

12

Ни один ребёнок из тех, кто любит свою семью, не захочет выводить своего родителя из себя. Ни один. Зачем это ему? Зачем это человеку, который привык видеть взрослых в хорошем расположении духа, который любит, когда мама и папа смеются, а не ругаются? Детям, в каком бы они возрасте ни были, не нужно выводить своих родителей из себя. Ведь они их любят. И хотят, чтобы их тоже любили. И Сара была не исключением. Весь этот разговор ещё с первых реплик завязался не для того, чтобы папа повышал на неё голос или обливался водой, Саре не нужно было, чтобы папа отчитывал её или ругал. Нет, она с удовольствием обошлась бы и без этого. Ей просто хотелось пошутить. И она пошутила. За свою жизнь Сара успела увидеть разную реакцию на шутки. Бывало, что она шутила, а потом ходила и извинялась, наконец поняв, что та шутка была совсем не смешной. В каждой шутке есть доля правды. И нужно быть хорошим мастером приготовления шуток, чтобы смешать всё в нужной пропорции. Правда не должна быть основным ингредиентом, скорее - приправой к веселью и хорошему настроению. Но у всех иногда случались ошибки. Те ошибки, на которых можно было научиться и получить опыт: вот тут так больше шутить нельзя, а это, оказывается, совсем и не смешно. Шутки имели удивительное свойство: они могли как рассмешить до слёз, так и больно обидеть. Сара это знала, понимала и давно усвоила. Но сейчас, когда шутка начала выходить из под контроля, не остановилась, не подняла руки, признавая поражение, а продолжила её раскручивать. Не для того, чтобы обидеть папу, а потому, что вопрос ей казался правда интересным.
Интересно, а если бы всё повернулось по другому? Если бы она пришла на кухню, сделала бы себе чашку чая и села бы к папе за стол, спокойно огласив свой вопрос: "Пап, а как бы ты отнёсся к тому, нет, я ничего не имею ввиду, мне просто интересно, что мне понравилась девочка?", - как он отреагировал бы? Спокойный тон, разговор за столом с чашкой чая стал бы тем, что сыграло бы на руку? Папа спокойно бы ответил, рассказав свою версию того, как он всё это видит. Или наоборот вызвало бы тысячу подозрений, ведь если она идёт на такой разговор не в шуточном тоне, а в серьёзном, то это может означать то, что у этого вопроса есть вполне реальная подноготная. Может именно это её и сгубило бы. Завязалась бы ссора, где уже не помогли бы оправдания в духе: "Ну пап, но мне просто было интересно!". Ведь такие "интересно" не обсуждаются в серьёзной обстановке. Они обсуждаются в шуточной. Только вот эта шуточная что-то не очень помогла. И что пошло не так? Что сломалось в этой системе? Почему сейчас они ведут разговор на повышенных тонах, когда Сара преподнесла это в обёртке шутки? Где папу подвело его чувство юмора? Где сыграла излишняя серьёзность? Но во всей этой ситуации был один весомый плюс: Сара в любой момент могла остановиться со словами: "Пап, ну ты даёшь, купился на такую глупую шутку!" - вот только сильно бы он на это обиделся или нет?
- То есть два года это мало? Сколько тогда должно пройти лет, чтобы ты мог доверять моим друзьям? Десять? - а может двадцать, тридцать? Саре не нравилось то, как папа отзывается о её друзьях. Да, у неё была подруга, которая её чуть не убила. Но это была та ошибка, после которой ты отчётливо понимаешь, что больше подобных ошибок совершать нельзя. Что ещё одну подобную ошибку организм просто не переживёт. После того случая Сара не то, чтобы выбирала осторожнее друзей (например, та подруга была не плохим человеком, просто глупым), а лучше следила за тем, что происходит вокруг неё. Сразу очерчивала границу доступного, через которую перешагивать было нельзя. Она считала, что справляется. И было неприятно то, что так не считал папа.
Во всём сказанном папой, Сара увидела прямое оскорбление Ру. И сразу же за этим вставал вопрос: а что ему в ней не нравилось? Что же его не устраивало? Сара знала Ру всего год. В её жизни были люди, с которыми она начинала хорошо дружить только после пары-тройки лет общения. И это при её общительности! Просто до какого-то момента между ней и такими людьми словно была стена. Практически незаметная, тоненькая, прозрачная. Но стена. И она держалась до того момента, пока в один день по ней не ударят сразу с двух сторон: и Сара, и её друг. И тогда на землю посыпятся тысячи осколков, оповещая радостным звоном о том, что теперь Сара и её друг открыты друг перед другом, искренни и более близки. С Руни всё сразу пошло как-то иначе. Не было стены. Вообще. Сара сделала шаг навстречу и удивилась, когда поняла, что навстречу ей шагнула и Руни, причём с не меньшей готовностью. Они преодолели расстояние, разделяющее их за короткие сроки. Стали как Труляля и Траляля из Алисы в стране чудес буквально за пару недель.
Эмоциональность разговора перевалила за критическую точку и начала идти на убыль. Прямо как на том графике из глупой математике. Как же его? Па... Парабола? Или он назывался гипербола? Вот напридумают же названия!.. Сара уже потеряла весь запал, который присутствовал изначально. Потеряла желание активно участвовать в споре. Да и папа явно устал выслушивать всё это. Но разговор всё ещё не был окончен. Он продолжался.
Папа холодно и достаточно строго объяснил ей, что ничего против Руни не говорил. И Сара, может, поспорила бы, но сейчас это было сказано тем тоном, после которого свои пять центов лучше не вставлять. Девочка что-то пробубнила себе под нос, но не ответила. Если не бросал камень в её огород, то ладно. Что-то ей подсказывает, правда, что бросал. Но раз нет, так нет...
Сара мысленно дала себе медаль за то, что про поцелуй она сказала именно в такой форме. Могла ведь сказать это прямо в пылу недовольства. Но нет, припрятала за хорошим и уместным "если бы". И это её спасло, потому что папа даже на это не смог сдержать эмоций и всем своим видом показал отвращение. И его можно было понять.
- Ладно, прости, - уже тише ответила Сара на его "уже не смешно". Нужно тормозить, прекращать валять дурака и перейти к нормальной теме. Тем более эта себя уже практически изжила. Если она начала говорить о Руни, то нужно что-нибудь придумать, куда можно уйти. И тут, очень кстати, подвернулась тема со змеёй. Это не логичное продолжение, но такое, которое играет ей на руку. По крайней мере так казалось в первые мгновения этой темы.
Змею папа отмёл практически без разбирательств. И чем она ему так не понравилась, а? И пусть он сразу выбросил этот вариант, Сара мысленно его не стала отметать, а отложила в сторону. Ей всё ещё хотелось завести себе змею. Почему нет, всё-таки? Ей шестнадцать лет. В таком возрасте другим машины покупают, а она не может змею выпросить - ну как так-то! Но раз нет, так нет.
Интересно, замечал папа или нет то, как по-разному он мог говорить? Или может это просто опыт, пришедший с годами, проведёнными рядом с ним? У него в арсенале были совершенно разные типы произношения речей. После одного типа можно было походить вокруг, поныть - существовала надежда на то, что он поменяет своё решение. После второго нужно было быть осторожнее. Он был как рулетка - либо выиграешь, либо разгромно проиграешь. А был третий тип, после которого говорить что-то - себе дороже. Есть фраза: сказал, как отрезал. И вот это было как раз про этот третий тип. Было забавно наблюдать за этими изменениями в голосе, когда ты сторонний наблюдатель. Мысленно следила за разговором и думала: "Парень, стой, вот тут нужно сбавить обороты. Не слышишь металл в его голосе? Что? Ну зачем ты это сказал? Всё, этот бой ты проиграл. Эта победа за папой". Но когда ты становился непосредственным участником, то не о какой забаве речи уже идти не могло. Это было шахматное поле. Белое и чёрное. И ты примерно знал своего соперника. Оставалось только ходить, предугадывая его следующий шаг и надеяться на то, что шестнадцатилетний опыт общения с папой станет твоим козырем.
И тогда Бреннан предложила собаку. Нет, а почему бы и нет! Собака это такое чудо, которое не сможет тебе помешать, которое принесёт в дом больше жизни, движения. На самом деле, Сара с трудом могла представить себе собаку у них дома. Но почему не попробовать. Если папа откажет, то не так обидно, а если согласится, то это же здорово!
Так, стоп. Он что, согласился? Он не сказал категорическое "нет", какое прозвучало для змеи. Это практически согласие. Сара засияла, заулыбалась, понимая, что победила, что всё, он купит ей собаку, что эти вопросы - просто формальность. И что он готов завести четырёхлапого питомца. Но нужно было сбавить обороты. Папа всё ещё говорил серьёзно. Нужно было тоже отвечать в том же духе. Сара попыталась угомонить свою радость и ответить совершенно серьёзно. Она попыталась, но в голосе всё равно слышались звенящие нотки счастья.
- Я буду! Я знаю. Да, конечно осознаю! Я с ней по утрам бегать буду, буду её мыть и гулять с ней, - Бреннан себя едва удерживала, чтобы не вскрикнуть радостно "У нас будет собака!". Держалась из последних сил, оставляя своё счастье на тот момент, когда прозвучит точное согласие, после которого Бреннан сможет быть уверена: собака у них точно будет.
Оно ещё не прозвучало. Папа не сказал, что купит. Но у Сары уже никакой серьёзности на уме не было. Он начал этот разговор, значит сомнений уже нет, как и сил держать свои эмоции. До этого она сидела напротив папы. А теперь это положение позволило очень быстро и легко подняться, чтобы того самого папу обнять за шею.
- Спасибо-спасибо-спасибо! - от неожиданного счастья она запиналась, а слова выговаривала быстро. Вот кто бы только знал, что результатом этого разговора станет собака! Знала бы - раньше так пошутила бы! У Сары за пару секунд возникла целая тысяча вопросов. А какую породу они заведут? А когда поедут покупать вещи для собаки? А кого он больше хочет: мальчика или девочку? Нужно будет выбрать, где собака будет спать. А им нужно будет проделывать отверстие в двери? Или она обойдётся? А как они её назовут? У них дома, может быть, будет жить Бобик? Или какая-нибудь Лесли? Может Тобби? Как же она была рада! Но все эти вопросы держала в себе. А то папа ещё передумает!.. Ясное дело, что слово он своё сдержит. Но а вдруг? Сару ещё тянуло сказать, что всё до этого - шутка, что она, на самом деле, надеялась, что папа посмеётся, а не воспримет всё это серьёзно, но опять же боялась, что он поменяет своё решение. Поэтому пусть они сначала купят собаку, а потом она уже раскроет свои карты.

Отредактировано Sarah Brennan (2018-05-20 20:31:17)

+4

13

Безудержной радости дочери не было предела несмотря на фактическое отсутствие отцовского разрешения на заведение собаки. Шон сидел на диване и терпеливо ждал, когда же Сара перестанет его трясти в сомнительных попытках таким образом выказать благодарность. Не сказать, что категорически не хотел видеть в доме четвероногого питомца, но совершенно точно знал, что подростки - товарищи весьма непостоянные: сегодня они клятвенно обещают кормить щенка, по десятку раз на дню его выгуливать, следить за картой прививок, заниматься с ним и в принципе уделять ему достаточно внимания для того, чтобы он вырос в здорового, послушного пса, а уже завтра приходится наблюдать по всему первому этажу непроходимое минное поле, потому как кто-то забылся на прогулке с друзьями и не явился ко времени прогулки. Бреннан думал о том, что собака в один прекрасный момент полностью ляжет на его плечи, - а ему, раз уж на то пошло, только её для полного счастья и не хватало, - но не убеждал себя в обязательно данном исходе, не исключая и того варианта, в котором Сара подошла бы к появлению нового члена семьи со всей ответственностью.
- Да, как же, осознаешь, - с сарказмом выдавил Шон, открыто показывая, что не верил словам дочери. Обязательно поверит действиям, но отнюдь не чересчур эмоциональным заверениям о своём потенциально серьёзном отношении. - Ладно-ладно, всё, - освободившись из объятий, поднялся на ноги. Потянул за подол рубаху, прилипшую к груди, провёл по мокрому пятну рукой, разглаживая, и осознал желание как можно скорее переодеться в сухую одежду. Надо ж было так "обрадовать" новостью отца, чтобы он чуть стакан с водой на себя не опрокинул.
Забрав валяющийся на диване тонометр, Бреннан аккуратно уложил его в потрепанную, но всё ещё исправно служащую упаковку и убрал на место, видимо, до следующего порыва дочери неудачной шуткой выудить что-нибудь. Или кого-нибудь. Пусть мужчина искренне надеялся, что ничего подобного не повторится, всё же не исключал такой возможности: он хорошо знал Сару. Слишком хорошо.
- Только учти, - сказал Шон так, будто собирался читать очередное нравоучение. Даже палец оттопырил для большей убедительности, - выбирать собаку поедем вместе. - потому как оставлять решение всецело за дочерью он считал крайне неразумной идеей. В таком случае ей никто не сможет помешать весь питомник забрать с собой: они же все миленькие, все такие очаровательные и пушистенькие, как же можно выбрать какого-то одного? Бреннан ещё дорожил как спокойствием семейного очага, так и собственными нервами, которых благодаря стараниям дочери и без собаки оставалось ужасно мало. - На следующих выходных сориентируемся по породе и я обзвоню питомники, а до тех пор.., - хотел бы Шон сказать, чтобы до тех пор его никто не трогал с темой покупки щенка, но прекрасно понимал, что в таком случае однозначно окажется неуслышанным или осознанно проигнорированным: Сара не сможет хотя бы раз на дню не подходить с найденными в интернете фотографиями и предложениями завести вот такое вот чудо, нет, лучше эту, нет, ты только сюда посмотри! Так, опустив руки на пояс, он лишь тихо попросил: - не разнеси на радостях весь дом, хорошо?
Получив честное слово вести себя максимально сдержанно и спокойно, во что, глядя на горящие счастьем глаза, верилось с огромным трудом, Бреннан обреченно выдохнул. С генами всё-таки сложно было спорить.
Закидывая мокрую рубаху в стирку и натягивая на себя чистую домашнюю футболку, Шон думал, с каждой секундой все сильнее убеждаясь в практичности и полезности стукнувшей его идеи. Может, стоило написать для других отцов, ещё не узнавших на личном опыте всех прелестей жизни с подрастающими дочерями, руководство о возможных к применению не всегда честных приемов по выведению их из себя и способов борьбы с оными? Тогда бы в качестве примера в книге числился небольшой список из шагов, которые предприняла его собственная дочь для выведения отца из себя и получения желаемого: нездоровая активность, смена ориентации, абсолютная невинность на лице, идея превращения дома в террариум, перевод темы к первостепенно преследуемой цели под девизом "папенька готов".
А что, вышло бы неплохо.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Руководство: выводим Шона из себя за 5 шагов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно