внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Steel meets steel


Steel meets steel

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

сентябрь 2018

Kenneth Caulfield, Leo Montanelli & Chris-Lucifer Milligan
https://i.imgur.com/juGsQ3O.gif https://i.imgur.com/st2oLe1.gif

+1

2

Время летит, чертовски, быстро! Я и глянуть не успел, как настал сентябрь, и вот, уже цифра переваливает за середину месяца! Как я должен реагировать? И что обязан сделать, чтобы приструнить противные минуты, дабы они не бежали впереди меня? Ладно, стоит забить на эту тему и спешить сделать все, что было запланировано, пока не стало поздно. Эта идея возникла в моей голове ровно в тот момент, когда я взглянул на Кенни и вспомнил, что хотел отправить его на повышение квалификации к Крису-Люциферу в другой филиал, ставший частью моей компании. Тогда мне казалось, что мой сотрудник оценит такой жест и с восторгом примет предложение, ведь там есть, на что можно посмотреть!
- Кенни, привет! – оказавшись возле машины, которую он как раз заканчивал делать, я обратился к парню. Но, ближе подходить не стал, опасаясь, что притащу с собой мусор и всякую мелкую пыль, которая может потом со злорадством, осесть на свежеокрашенной поверхности автомобиля.
- Ты у меня давно работаешь, и нареканий у меня нет по поводу твоей трудовой деятельности, - при этом я почесал волосы на затылке и улыбнулся парню, по-доброму, что ли. Старался быть с ним на одной волне и не испугать изменениями в мастерской.
- Я подумал, что пора тебя повысить по должности, но для этого нужно пройти повышение квалификации. Как ты знаешь, к нам присоединилась автомастерская «Качество Стиля» и там есть сотрудник, способный организовать тебе хорошее обучение. Кто знает, может, ты не захочешь оттуда уезжать, - на последнем слове я коварно улыбнулся. Так может улыбаться только Чеширский кот, и то, харизма тут высший пилотаж.
- Если ты закончил, предлагаю поехать на место, пообщаться с твоим наставником, ну, или приди ко мне, как завершишь работу,  - честно говоря, я не стал всматриваться и вникать в суть заказа, по которому работал Кенни. У каждого сотрудника должны быть свои границы и зоны ответственности, и в них я старался не лезть. Да и кому понравится, что в его работе копаются люди, в этом не шарящие? В плане, с этим не работающие постоянно.
   Время было полуденное. Не так уж и много времени, чтобы переносить дела на другую дату. Как по мне, все запланированное лучше делать сразу, а не дожидаться конца света и горящих задниц. Я сам по себе не люблю апокалипсис и суматоху, которая возникает каждый раз, когда кто-то что-то забыл или что-то не сделал.
- Ну, что, поехали? – этот вопрос я задал Кенни, когда его фигура вновь оказалась передо мной. Усевшись удобно на место водителя, я подождал, когда парень сядет в кресло пассажира, и только потом тронулся с места.
   Ехали мы не так уж и много времени. Около получаса, плюс – минус пятнадцать минут. Оба филиала находились по разные стороны города, что обеспечивало расширение зоны влияния «Living Steel». Я был доволен сделкой, и открывшимися возможностями. Когда мы заехали на парковку мастерской, к нам вышел и сам Люцифер, как ни странно, он был в рабочей спецовке, местами перепачканной краской. Подготовился, ничего не скажешь, - Привет!
- Кенни, это мой главный помощник Крис-Люцифер Миллиган, он займется твоим обучением. Крис – это мой аэрографист, Кенни, - пара слов, представление и взгляд на часы.
- Прошу простить, мне нужно вас покинуть, - с этими словами я ухожу, сажусь в свой автомобиль и исчезаю дальше по улице.

+1

3

Пшшш... успокаивающий шелест краски, которая ровным слоем ложится на безукоризненно гладкую поверхность. Кенни обожал наблюдать за этими цветастыми частицами, покорно оседающими на своих новых местах, подчиняясь нажатию его пальцев на аэрограф. Пальцев, надёжно спрятанных в перчатки; ещё со школьных лет, когда сорванец Колфилд промышлял уличными граффити, он знал, насколько токсична бывает краска и какие опасности за этим кроются. Может, благодаря своему знанию он любил краску ещё сильнее, больше, чем любой другой мыслимый материал для творчества. Краска пугает и притягивает, требует бережного отношения. В руках неумелого новичка она способна уничтожить любой шедевр, превратить почти законченный рисунок в уродливое расплывающееся пятно, потому что краска не любит спешку. Работа с ней - кропотливое занятие, требующее от художника максимального внимания и концентрации, и настоящему мастеру она позволит создать творение, которым будут справедливо восхищаться, даже если это просто рисунок на заборе.
Краска замерла под аккомпанемент тишины. Кенни с наслаждением выпрямился во весь рост, расправляя плечи, отложил в сторону инструменты, сделал шаг назад, оценивая взглядом результат своей работы, и блаженно выдохнул в респиратор. Решив, что может позволить себе короткий перерыв на перекур, он повернулся к дверям и остановился, услышав собственное имя. Его произнёс Лео Монтанелли, один из самых заметных парней в гоночной тусовке - как минимум благодаря своему почти двухметровому росту - и по совместительству босс, к которому Кенни сперва относился с настороженностью, а позже - с благодарностью. Всё же не каждый владелец автомастерской доверит какой-либо рабочий инструмент вчерашнему школьнику, пусть и по протекции Марисоль...
- День добрый, - парень приветливо кивнул в ответ, ожидая вопросов или инструкций - зачем же ещё начальство заглядывает к подчинённым в разгар рабочего дня? "Наверняка что-то насчёт слияния двух компаний", - так думал Кенни, и ведь почти угадал, если не считать, что предложение повышения он не ожидал услышать. Приятный сюрприз, безусловно.
Он едва дождался момента, когда можно будет запрыгнуть в автомобиль и устремиться навстречу манящей неизвестности. Гордость и радость, переплетаясь, раздирали грудную клетку изнутри - его талант заметили, его работу, ответственность и старательность, с которыми он подходил к каждому действию, оценили! За это Колфилд любил местный контингент, как рабочий, так и клиентуру - здесь он мог не бояться быть фриком, непонятным и непонятым.
Колёса зашуршали, постепенно останавливаясь - Монтанелли припарковался, позволяя им обоим выбраться из салона в новую для Кенни территорию. Он завертел по сторонам синей головой, осматриваясь, и остановил свой взгляд на высоком незнакомце. Впрочем, его имя стало известно мгновением спустя - Лео поспешил представить сотрудников друг другу.
"Люцифер, чёрт возьми! Люцифер! Вот это имечко!" - не издёвкой, а с неподдельным восторгом отметил про себя Кенни. Не совсем понятно, чем руководствовались родители, выбирая имя для своего ребёнка, но звучит потрясающе - особенно в сочетании с первой частью. По сравнению с этим имя "Кеннет" кажется отвратительно скучным - да оно, по сути, такое и есть. Может, сменить паспорт, назваться Бафометом?..
Юный аэрографист протянул Крису-Люциферу руку, но пока не спешил говорить дежурные фразы о приятном знакомстве - хоть оно и обещало быть в самом деле приятным, сейчас его внимание было сосредоточено на других деталях. С въедливостью художника он рассматривал чужую рабочую одежду, замечая любопытные детали вроде пятен - по ним можно судить, какая краска использовалась, какое количество каждого цвета задействовано и в каких пропорциях. Пытливый взгляд прошёлся и по лицу наставника; оно походило на маску из мягкой глины, которая может с лёгкостью принять любое выражение, какое посчитает нужным. Наверняка у него подвижная мимика, которой он умеет пользоваться.
- Рад знакомству, - наконец произнёс Кенни, словно выдал вердикт первому впечатлению, и легко улыбнулся, смыкая пальцы в рукопожатии. Улыбаться Кенни плохо умел - вместо улыбки всегда выходила будто бы усмешка, правда, беззлобная. Ему не терпелось приступить к новой работе; как художник он верил, что совершенству нет предела, и всегда был готов развиваться. Навыки, которые он может обрести здесь, точно не будут лишними.

+2

4

День обещал быть интересным, Лео позвонил мне и напомнил об обучении его сотрудника. Точнее, уже и моего сотрудника тоже, ведь я теперь работаю в «Ливинг Стайл» главным помощником Монтанелли. Это накладывает определенную ответственность и обязательства, да и делиться навыками и опытом всегда приятно – я на таких принципах и своих ребят учил, того же самого Бруно, который, хоть и был секретарем, мог помочь в автомастерской с ремонтом.
   Получив от Лео смс-сообщение о скором приезде, я сходил в душевую и вымыл руки, которые были в краске. Отмыть все не удалось, зато принял облик нормального белого человека, а не чумазого разноцветного туземца. Сравнение забавное, но, когда увлекаешься, так оно и выходит, разве что нет четкого рисунка. Дабы отвлечься и передохнуть немного, я вышел на улицу и закурил любимые сигареты. Табачный дым дарил некое чувство умиротворения и спокойствия, мысли плыли, подобно облакам, не останавливаясь. Да, и  не хотелось зацикливаться на какой-то определенной мысли – время отдыха и перерыва нужны для того, чтобы отдохнуть от всего на свете, набраться сил, и абстрагироваться.
   Стоило черному Доджу показаться на дороге, как я потушил окурок и вышел из тени дерева, где оборудовал курилку. Неспешным шагом я приблизился к компании и широко улыбнулся, приветствуя гостей крепким рукопожатием. Синяя голова парня вызывала интерес, но никак не осуждение или удивление. Личности экстра неординарной внешности вообще не цепляли меня, как некоторых людей. Ну, развлекается индивидуум, само выражает себя или просто высказывает протест обществу, какая разница? Главное то, какой перед тобой человек, и что он, из себя, представляет, как специалист. Взять того же Криса – моего лучшего друга, да, он тоже необычной внешности и имидж у него разнообразный, но от этого наша дружба не становится хуже.
- Взаимно, Кенни, - добрая улыбка, подмигнул компанейски и взглянул на Лео, который, похоже, планировал уехать. Так или иначе, я решил спросить у него, задержится он или нет в нашем филиале.
- Лео, ты останешься? – кивнув в сторону входа, смотрю на итальянца и потом утвердительно киваю. Диалог вышел, практически, малословным, но мы поняли друг друга. И правда, Монтанелли здесь делать нечего в данный момент – аэрографию стоит оставить аэрографистам.
- До скорого, - пожав руку своему руководителю, я взглянул на своего ученика, и снова улыбнулся. Пора начинать экскурсию по мастерской, а потом можно приступать к обучению.
- Пойдем, я покажу тебе, что и как, - я провел парня по ремонтному цеху, показал склад с запчастями и красками, обозначил присутствие душа и импровизированной столовой и после уже мы попали в покрасочный цех. Здесь находилось три машины, и каждая из них была отделена прозрачным индивидуальным чехлом. Одна была уже готова – ее покрывал сложным тематический рисунок по Марвел, вторая была в процессе работы, а до третьей еще руки не дошли, там поверхность была подготовлена для окрашивания, только нужно бы дождаться, пока высохнет поверхность. Перед автомобилями, напротив, был верстак с инструментами для покраски, для подготовки, сами краски, и другие очень полезные предмет для работы. Рай для аэрографиста, многообразный и бесценный.
- Здесь, обычно, происходит покраска автомобилей, есть еще комната для сушки деталей, - иногда нам приходится снимать запчасти и после уже обрабатывать их, так как на самом автомобиле это делать неудобно. Теплое помещение с равномерным распределением тепла.
- Думаю, с подготовкой машин к покраске у тебя проблем нет? – сказано немного с юмором. Кенни же имеет обширный опыт работы с машинами, сомнений у меня нет.

+2

5

Кенни внимательно следил за манерами Люцифера, изучал своего наставника, как палитру с новыми красками, с которыми ему ещё не доводилось работать. Мужчина со звучным именем не казался заносчивым, не держался высокомерно по отношению к своему ученику, и парень расслабился; он терпеть не мог пафосных выскочек и был рад, что мистер Миллиган не принадлежал к их числу - во всяком случае, делал вид, что не принадлежал.
Рабочее помещение впечатлило Кенни. Просторные комнаты, качественное оборудование - видно, что сотрудникам не приходится ютится в пяти квадратных метрах с разваливающимися деталями наперевес. Впрочем, другого он и не ожидал; мастерская, вознамерившаяся объединиться с заведением Лео, обязана была соответствовать высоким стандартам. Только комфортные условия, отличные материалы и трудолюбивые работники.
Они вошли в то самое место, где происходит вся магия, увлекательное таинство покраски. Колфилд вдохнул полной грудью токсичный аромат местных химикатов, чувствуя, как едкие частицы оседают в лёгких, и даже бровью не повёл - все аэрографисты, наверное, привыкли к въедливым запахам. Как бы ты не кутался в своей респиратор, всё равно за рабочий день чем-нибудь да надышишься, отдельные участки тела провоняют насквозь - особенно волосы, которые у Кенни спускались ниже плеч и отливали таким ярким оттенком синего, словно в цеху только что красили не автомобили, а его. В рабочем процессе он скручивал свои пёстрые пряди на затылке, не позволяя ни единому волосу назойливо маячить перед глазами, но от запаха краски никакие прятки не помогут. А если такой творец ещё и курит? О, эта удивительная смесь вони химикатов и табачных сигарет... Удивительно, как Элис это терпит по ночам, не уползая на другой край кровати?
- У вас здесь уютно, - Кенни рискнул подать голос и улыбнулся, окидывая помещение красноречивым взглядом. Возможно, он подобрал не совсем подходящее слово, но ему и правда понравилась обстановка; здесь ощущалась рабочая атмосфера, но без излишней строгости, без тирании подчинённых. Здесь просто работали люди, которые были искренне увлечены своим делом, что и выражалось в каждой линии рисунка на капоте, каждой детали, любовно прилаженной на место.
- Проблем? Никаких, - он уверенно кивнул, желая поскорее примкнуть к части этого сплочённого единого целого, почувствовать атмосферу не просто в воздухе, а на своей шкуре. Сгорая от нетерпения, парень оглянулся в поисках формы; ему уже не терпелось показать, на что он способен.
- С чего мы начнём? - он с наслаждением натянул перчатки как завершающий штрих, просунул пальцы в плотный защитный материал и присмотрелся поближе к аэрографам, которые использовались в этой мастерской: отличается ли фирма от ему привычной, есть ли у этой аппаратуры, подобно козырю в рукаве, дополнительные функции, пока ему неизвестные? Что-нибудь этакое, что позволит ему в скором времени превратиться в по-настоящему талантливого мастера, как неуклюжему головастику - в шустрого тритона, умело огибающего все подводные камни, не опасаясь ни своих, ни чужих ошибок?

+2

6

Мне было приятно услышать от молодого мужчины похвалу, пускай, она и была завуалирована словом «уютно». В этом нет ничего плохого, ведь, работая в мастерской, начинаешь называть ее своим домом. Здесь каждая деталь помещения знакома как свои пять пальцев. Рисуя что-то на машине, чувствуешь некое единение с транспортом, будто твоя душа неразрывно связана с аэрографией и предметом преображения. И только закончив рисунок, ты ощутишь свободу, безграничную и чистую.
- Я рад, что тебе здесь нравится, - одобрительно кивнув головой, я подошел к верстаку и взял пульт для аэрографии в руки. Факт того, что у Кенни нет проблем с подготовкой автомобиля к покраске, радует.
- В работе я не использую трафареты, так как рисую все сам. Если они понадобятся – заготовки есть в том ящике, книга эскизов там же, - на всякий случай, определив место сбора трафаретов, я снова улыбнулся. В жизни бывает всякое, кто-то может рисовать без формы, а кто-то без трафарета боится нанести рисунок. У разных людей разные способности и предпочтения, и осуждать за это я точно не стану.
- В работе я предпочитаю использовать аэрографы с подвижной иглой с внутренним смещением и с регулировкой подачи воздуха и краски, балончики с пигментом легко меняются, - взяв аппарат в руки, я покрутил его перед коллегой и показал, где и что работает на этом аэрографе. После взял белую краску и поставил в паз, чтобы затем подойти к тестовой фанере и несколько раз протестировал толщину аэрозоля, от самой тонкой, до самой толстой.
- Да, за многофункциональным аэрографом сложно ухаживать, и, тем не менее, это ничто по сравнению с тем, что можно нарисовать при помощи него. У меня есть заказ на хищника, на капоте клиента. Ты можешь опробовать пульт на фанере, а после преступим к тому заказу. Я займусь левой стороной, а ты правой, что скажешь?
    Возможно, и не стоило бы ставить этого человека за столь тяжелую работу. И, тем не менее, я посчитал вполне разумным начать работать на практике, а не изучать теорию. Если Кенни ошибется – я исправлю, не страшно. Да, это будет чуть дольше, чем я планировал, но как еще можно научиться, если не на реальной практике? Фанеры и левые детали от убитых машин? Пф, это смешно, я же не зеленого стручка принял в обучение, а уже человека с опытом. Доверие в этом плане будет основополагающей сердцевиной!
- Я подготовил палитру под рисунок, приступаем, - подмигнув парню, я натянул защитные перчатки и надел очки, оставив коллеге вторую пару. Будем надеяться на лучшее, а там уже как получится. Накосячить больше, чем – это, возможно, никому уже не удастся. Основной фон уже наложен. А детализация в хищнике имеет наиболее важное значение. Столько деталей, что голова кругом и рисовать постепенно, уходя все больше и больше к деталям. Ад для тех, кто не может собраться на мелких подробностях. А я от них тащусь. Также я не забыл сменить балон краски прочистить аэрограф, белый сейчас мне не понадобится.
   В параллельной работе есть свои преимущества, можно следить за движением руки другого человека, перенимать его повадки и понимать, как строится та или иная деталь. Торопить Кенни с покраской я не спешил. Взялся за свой кусок, позволяя наблюдать и принимать решение о собственной готовности. Я считаю это верным.

+2

7

Сосредоточено наблюдая за своим учителем, Кенни внимательно слушал его, улавливая каждое слово, прокручивая его в уме, что порождало лихие витки собственных мыслей, тайных комментариев тому или иному действию, жесту или заявлению. Игнорировать трафареты - довольно рискованная затея; краска не любит оплошностей и не прощает ошибок, тем более, если это уже не первый слой... Наверняка господин Люцифер - настолько опытный мастер, что может себе позволить подобные вольности. Кенни всё же опасался работать полностью без трафаретов, хотя признавал, что в некоторых местах они только мешают.
Он понимающе кивал в такт движениям мужчины, когда тот наглядно демонстрировал возможности своего оборудования. Тот не бросал слов на ветер - было видно, что за аппаратурой ухаживают, тщательно следят за её техническим состоянием, не жалея ни сил, ни денег. Кенни это понравилось; он считал, что каждый художник обязан держать свои инструменты, будь то машины или обыкновенные кисти для живописи, в благоговейном порядке. Иначе ведь они не прослужат долго, да и какое право ты имеешь требовать от своих слуг повиновения, если как хозяин ничего для этого не делаешь? Есть в художественных инструментах что-то человеческое. Они своенравны, чувствуют над собой господскую руку и ведут себя с каждой рукой по-разному; одной покоряются, послушно ложатся в ладонь и позволяют использовать себя, как заблагорассудится, а из другой упрямо выскальзывают, не дают крепким пальцам зажать себя мёртвой хваткой и портят художнику работу и настроение. Важно установить связь со своей кистью, даже если в буквальном смысле это не кисть вовсе.
- Хищника? - Кенни недоверчиво вскинул брови. Не потому, что его удивила тема рисунка - автолюбители вообще большие оригиналы с неуёмной фантазией, как он успел заметить за год работы, - а потому, что его насторожило желание Люцифера поставить незнакомого ему мастера на такую сложную работу. Не исключено, что Лео дал отличные рекомендации Кенни, прежде чем направить его на стажировку, и наставник держит в уме несколько хвалебных отзывов; возможно даже то, что что у него есть примеры работ парня, и он своим опытным глазом прикинул, какой уровень навыка перед ним и с чем он может работать. Тем не менее, Колфилд не ожидал, что ему сразу позволят притронуться к заказу, и сейчас он почти физически чувствовал на своих тощих плечах вес давления и оказанного ему доверия. В такой ситуации вдвойне стрёмно ошибиться, накосячить или схалтурить, потому как на произведении всегда сказывается недостаток приложенных усилий. Если художник работает спустя рукава, итоговая картина с головой выдаст лентяя.
К счастью, лентяем или любителем халявы Кенни никогда не был. Будучи сторонником правила, что совершенству нет предела, он относился к своему делу с требовательностью и здоровой самокритикой, не позволял себе расслабляться в процессе работы и выкладывался на максимум в каждом рисунке, не щадя сил, времени и режима. Не важно, чем руководствуется Люцифер - проверяет мальчишку на прочность, дрогнет ли у того рука при ответственной работе, или тестирует другие стороны личности и таланта, одному ему понятные, - важно другое: он даёт ученику шанс, и Кенни вознамерился использовать его. Судьба - дама капризная, вторых шансов не даёт.
Парень принялся за свою часть рисунка. Он не спешил, привыкая к аэрографу и силуэту деталей, но и не медлил дольше, чем нужно. Его действия были уверенными, спокойными и привычными. Его не интересовал ход времени, поскольку работа была не срочной; обилие деталей и обширность рисунка превращали прорисовку в кропотливое занятие, требующее исключительной концентрации.
Сложно сказать, сколько десятков минут реально прошло, когда художники почувствовали необходимость сделать перерыв. Периодически отрываться от работы полезно - глаз замыливается, внимание теряется. Нужно дать мозгу пару минут на перезагрузку. Пара минут - как раз одна сигарета.
- Вы не подскажете, где у вас находится "курилка"? - Кенни был уверен, что Люциферу не придёт в голову осуждать его за вредную привычку, даже если он сам ей не следует.

+2

8

Я ожидал любой реакции и не особо удивился тому, как Кенни отреагировал на новость о прорисовке хищника. Пожав плечами, я широко улыбнулся, согласно кивнув головой. Этот вопрос – он будто бы кричал о том, что я являюсь обладателем успешно съехавшей крыши и мне пора бы попасть на прием к нужному специалисту. Ведь не бывает такого, что ученика сразу ставят на столь сложные рисунки, и это является прописной истиной для многих мастеров. С которыми, к слову, я очень сильно не согласен. Человек должен перенимать твой опыт, уверенность в собственных силах, а также учиться не боятся чего-то нового и сложного. Что толку от повышения квалификации, если ты трясешься над рисунком, опасаясь косяка от ученика? Тот начнет ощущать твою нервозность и станет ошибаться еще больше, если вообще не откажется работать. А после этого об амбициозном профессиональном росте можно будет забыть. Рамки поставлены, душа художника взаперти. И эта болезнь рискует перебраться на всех последующих жертв нового обретенного ложного мастера, прошедшего очередной уровень мастерства у именитого коллеги. Да, страшно, да сложно, но никто не говорил, что путь к вершине Олимпа идет по прямой. Так что – за дело!
   Решив, что объясню свои мотивы позже, я преступил к делу, иногда поглядывая на своего ученика, который справлялся с задачей вполне успешно. Меня устраивали его движения, линии и то, как он управлял воздухом, работая аэрографом. На моих глазах Хищник обретал вполне реальные правдоподобные очертания, от которых могут пойти предательские мурашки, если выловишь этот зверский взгляд при тусклом свете фонаря ночью.
   Закончив с проработкой своей половины, я выпрямился и повел плечами, дабы размять, успевшие затечь, мышцы. По телу прошлась волна неприятной боли и покалываний в области лопаток и вскоре стихла, даря мне желанную на тот момент свободу. В этот самый миг голос Кенни прозвучал в моей голове звонким колокольчиком, и я широко ему улыбнулся, довольный его своевременным напоминанием и его трудами. Взгляд издалека говорил мне о том, что обе наши половины не отличишь, значит, мои цели увенчались успехом.
- Можешь обращаться ко мне на «ты» – обойдемся без лишних официозов – они только мешают работать. Пойдем, я покажу тебе курилку, - я мог бы еще долго сидеть над капотом и выводить линии, пока не закончилась краска в аэрографе и сам рисунок, или не зазвонил телефон. Азарт и желание поскорее довести изображение до совершенства никогда не давали мне покоя. Так что, наличие напарника может разнообразить не только рабочий день, но и график отдыха, столь необходимого для любого живого человека.
- Если хочешь, можешь навести себе кофе, - эту фразу я произнес, когда мы уже вышли за угол здания, где было оборудовано место для курилки. Прочие отделы продолжали выполнять свою работу, и мы оказались в месте отдыха одни. Привычным движением, извлекая из кармана рабочих брюк пачку «Capitan Black» со вкусом вишни, внимательно посмотрел на Кенни. И вскоре снова отвлекся, чтобы зажечь кончик сигареты и вдохнуть горький едкий дым в легкие, который при выходе в пространство превращался в ненавязчивый легкий аромат спелой ягоды. Этот табак я не могу назвать женским, так как его терпкость и крепость уступают многим сигаретам. Совершив несколько затяжек, я прищурился и опустил руку, позволяя измельченным листьям медленно тлеть, пока слова легко срываются с моих губ.
- Я сразу дал тебе заказ, потому, что был уверен в твоих силах… На мой взгляд, человек не должен боятся делать то, чем он решил зарабатывать себе на жизнь. И повышение квалификации, каким бы оно ни было, означает внутренний рост и подпитку здоровых амбиций. Пары пробных штрихов на фанере вполне достаточно, чтобы ты освоил инструмент и прорисовку линий, остальное у тебя уже есть – опыт. Запомнить методы и виды преображения тоже не составляет труда. Главное то, что здесь, - после этого я указал жестом на голову и грудь. Внутреннее мироощущение куда важнее того, что в твоей голове и в руках.
- Смысл трястись над пробником, чтобы человек потом боялся притронуться к настоящему заказу. Научившись чему-то, ты должен применять это уверенно на практике, - это является одной из причин, почему сложилось все так, как сложилось. Не утаивая своих мыслей от Кенни, я продолжал курить сигарету и глаза мои при этом смеялись.

+2

9

Неторопливые шаги аэрографистов откатывались от пола гулким эхо. Тем не менее, ощущения пассивной тишины не было - жизнь продолжала кипеть в мастерской, просто они временно выпали из её рабочего ритма. Буквально минут на пять.
Кенни согласно кивнул: ему понравилась идея избавиться от официальных обращений, этих нелепых "выканий". Люцифер прав, такие вещи только мешают в тесном сотрудничестве.
- Идёт. Да, пойдём.
Контраст свежего воздуха с типичным химическим ароматом красок, который чувствовался даже сквозь респиратор, приятно щекотал лёгкие, но они оба, наверное, не ценили подобные мелкие радости, раз собирались хорошенько потравить себя табачным дымом и смолой. Есть что-то любопытное, противоречивое в том, что все курильщики прекрасно осознают вред, которому подвергают собственное здоровье, и синхронно машут на него рукой. Логично, между прочим: какая, к чёрту, разница? Всё равно все умрём. Годом позже, годом раньше... в дряхлой старости это уже будет не важно. Да и до старости не каждый доживает.
От кофе Колфилд ещё никогда не отказывался. Проследив внимательным взглядом за жестом наставника, он заметил кофейный аппарат, одну из тех стандартных машин, какие можно встретить в практически любом офисе, более-менее стоящем на ногах. Выбираешь из предложенных опций желаемое, жмёшь кнопку, ждёшь десять секунд и получаешь картонный стакан с мутным содержимым - конечно, такой напиток не сравнится с настоящим кофе, собственноручно сваренным в джезве, но вместо того, чтобы строить из себя капризную принцессу, нужно быть благодарным за то, что имеешь.
- Спасибо, обязательно попробую, - сперва всё-таки никотин.
Кенни с интересом посмотрел на фирменную упаковку в руках Люцифера. Чертовски крепкие сигареты, от таких с непривычки кружится голова, а перед глазами начинаешь видеть звёзды без ночного неба. И дым от них остаётся въедливый, невероятно терпкий, но вместе с тем по-своему ароматный - ещё бы, кто же выдержит такую крепость без ароматизаторов?
Сам парень не любил вкусовые примеси, отдавая предпочтение "чистому" табаку, но и не увлекался настолько крепким куревом. Зачастую он просто делал выбор в пользу чего-нибудь недорогого, без привязки к определённому бренду. Так или иначе, затянулся он с явным наслаждением, и густое облако сизого дыма, оставленное Люцифером, разбавилось более светлым. Кенни нравилось наблюдать за этими полупрозрачными завитками, узором, который сам собой очерчивается в воздухе. Кто-то расслабляется, глядя на журчащую воду или танцующее пламя, кого-то успокаивает аквариум с рыбками, а он впадал в транс, прослеживая путь недолгой жизни табачного дыма: как он поднимался вверх, изгибался, переплетался с дымом соседа-курильщика и исчезал, растворяясь на фоне пока ещё светлого неба.
Тут Люцифер подал голос, как мудрый сенсей, способный читать мысли своих учеников. На мгновение Кенни стало не по себе, настолько эти комментарии соответствовали мучившим его рассуждениям, будто мужчина и правда владел телепатией. Может быть, он просто был превосходным психологом и прочёл на лице у помощника всё, что там отражалось. Неужели мимика действительно так выдаёт эмоции и чувства?
Впрочем, вещи тот говорил толковые.
- Мне показалось, ты был уверен в моих силах больше, чем я сам, - Кенни усмехнулся, но вновь согласно кивнул, - ты прав, трястись над пробниками, пожалуй, бессмысленно - только время тратить. А у нас неплохо ведь получается, а? Выдерживаем единый стиль, сразу и не скажешь, что два человека рисовали, а не один. 
Он сделал ещё несколько затяжек, выкачивая из своей сигареты всё, что она могла дать.
- Прости за любопытство, но как ты сам попал в аэрографию? - Интересно же. Из всех видов художественного творчества аэрография - не самый очевидный. Прошёл ли Люцифер путь от живописи до работы с машинами или, наоборот, от работы с машинами до творческой сферы? Какой реально опыт у него за плечами, есть ли в нём место художественному образованию? Так ли оно важно на самом деле?

+2

10

Заметив взгляд Кенни, я широко улыбнулся, отрицательно покивав головой. Кофе-автомат был установлен согласно договору с поставщиками услуг. Для клиентов, ожидающих сдачи заказа и тех, кто здесь работает, были более современные кофемашины с настоящим молотым кофе. Просто, все люди разные, кто-то любит натуральный кофе, а кто-то предпочитает растворимый или даже химический. Совершенно разные продукты, на мой взгляд. Пускай, и имеют немного похожие вкусы.
- Если ты предпочитаешь молотый кофе, то в столовой есть кофемашина. Молоко и сливки также имеются, в холодильнике, - мы бегло пробежались по всей мастерской, когда я показывал здание молодому ученику, поэтому приметить конкретные детали не было возможности.
- Автоматы установили чисто для удобства, - вдаваться в подробности бизнеса я не стал, да и не нужно это, когда человек не имеет никакого отношения к управлению делами компании. Мне видится, что краткой информации вполне достаточно, чтобы прояснить происходящее. И голову не забиваешь ненужной информацией и есть осознание открытости со стороны начальства.
- В этом и суть, - пожав плечами, я сделал очередную затяжку и медленно выдохнул дым в пространство над собой. И правда, если мастер не уверен в силах своего ученика, он никогда не даст ему серьезной работы, будет трястись над каждым элементом и все это приведет к одному, опять же, страху перед собственной деятельностью в сложных заказах.
   На моих губах появилась новая улыбка, согласно кивнув головой, я внимательно посмотрел на паренька и подмигнул ему.
- Да, ты прав и я доволен тем, как ты быстро влился в работу, - я не видел смысла скрывать свое настоящее мнение. Не слишком захваливал, но и не оставлял без внимания труды Кенни. Как ни как, а наблюдая за человеком в работе, начинаешь больше понимать его, чем в другие моменты. Эти движения кистью, взгляды и выражения лица. Все рассказывает, все объясняет и помогает нарисовать картину видения.
   Когда проследовал вопрос о моем пути в аэрографию, я улыбнулся еще шире, нежели улыбался до этого. Последняя затяжка, потушив остаток сигареты о металлический гриб, я выкинул окурок в саму урну. В моих глазах плясал отблеск воспоминаний.
- Тебе не за что извиняться, - любознательность не является проблематичной, если не выходит за определенные границы адекватности и понимания и не создает в будущем вытекающих последствий негативного характера.
- Я пошел учиться на инженера, и в университете увлекся рисованием. Так как я задумал открыть автомастерскую, выбор деятельности оказался для меня очевидным. Любовь к машинам и мотоциклам, и рисованию переродилось в то, что ты видишь сейчас. Да и в мире слишком много простых художников, а вот найти грамотных аэрографистов очень тяжело, - при этом я обвел рукой автомастерскую и задал ответный вопрос Кенни.
- А почему ты решил связать свою жизнь с аэрографией? – мне тоже интересны чужие взгляды и стремления. Кто знает, может, я смогу сделать для Кенни больше, чем просто повысить ее квалификацию, кто знает.
- Кем ты видишь себя в будущем? – а этот вопрос мог вполне определить дальнейшее развитие Кенни в Living Steel. Как никак, а я тоже имею к этому отношение и заинтересован в дальнейшем росте сотрудника.

+2

11

Кенни довольно улыбнулся, услышав похвалу начальника. Доброе слово и кошке приятно, чего греха таить, тем более, когда падает с уст действительно важных людей, а для парнишки было важно и ещё как, чтобы Люцифер по достоинству оценил его мастерство. С профессиональной точки зрения.
- Спасибо, - он затянулся и подумал, что уж теперь, когда его старательность, ответственность и быструю адаптацию в условиях чужого оборудования и надзора заметили, подвести тех, кто дал ему шанс, совсем невозможно. Возложенные на тебя ожидания - лучшая мотивация для саморазвития.
Молча вцепившись в остатки своей сигареты, Кенни приготовился слушать историю творческого пути Люцифера. Ему и правда было интересно; согласитесь, с аэрографией далеко не каждый художник отважиться связать жизнь, всё-таки опасная работа, много химии и вредных веществ, часть из которых найдёт способ проникнуть в организм работника, обойдя все защитные средства. Девиц в этой сфере вообще днём с огнём не сыщешь, как успел понять Колфилд - не хотят рисковать здоровьем, им-то в перспективе ещё детей вынашивать. А взрослым мужикам, к которым Кенни, разумеется, причислял и себя в свои девятнадцать, чего бояться? Учитывая процент курильщиков среди сотрудников мастерской, шанс умереть от рака лёгких вряд ли сильно повышается. Да и кого волнует продолжительность жизни, если эту жизнь можно наполнить такими классными моментами, как расписывание чьего-то автомобиля головой Хищника? Живи быстро, умри молодым, ведь так?
Люцифер выдал стройный рассказ, логичный и предсказуемый - ну да, любовь к автотехнике и рисованию вылилась в креативный симбиоз непохожих, казалось бы, увлечений. Интересно, всё ли в его жизни складывалось так же логично и правильно?
Этот вопрос Кенни не стал задавать вслух; просто прикинул пару-тройку теорий у себя в голове, делая вид, что занят сигаретой. Как истинный Колфилд он делил людей на две категории: одни казались, как принято говорить, открытыми книгами - это такие господа, у которых либо на лбу вся биография написана, либо они радостно выбалтывают её в первые же минуты знакомства просто из-за страсти чесать языком; ко второй же группе относятся люди-загадки, головоломки, которые не спешат раскрывать все карты, и нужно потрудиться, чтобы понять, кем же они являются на самом деле. И с ними, конечно, любопытнее общаться. Чувствуется некий азарт - сумею раскусить, не сумею? Впрочем, Кенни и не собирался никого кусать, не тот он парень, чтобы напролом лезть в чужую душу; он любил наблюдать со стороны, и только. Всем так спокойнее.
А вот вопрос Люцифера, хоть и был опять-таки до безобразия логичный, заставил юного аэрографиста встрепенуться. Всё верно, человек рассказал свою историю и ожидает в ответ услышать чужую, но что сказать-то? Всё так непросто, запутано-перепутано...
- Я, э... ну... - Кенни озадаченно посмотрел на сигарету, будто ожидал от неё подсказки, как студенты исподтишка шепчут друг другу ответы на экзаменах; и пусть подсказки он не дождался, ему удалось собрать мысли в кучу. - Если честно, очень помог случай. Я всю жизнь рисовал, не совсем профессионально, никаких художественных школ, просто занимался... с учителем... - он запнулся, когда лицо Мортена всплыло в памяти. Самодовольное, усмехающееся сквозь светлую бороду. - Хотел продолжить это дело, ну, в смысле, высшее образование получить в художественной академии, но... так жизнь повернулась, что обстоятельства помешали... - в ушах прозвучал отдалённый звук выстрела, загрохотали больничные каталки, запищали приборы, загремели шприцы и таблетки, транквилизаторы, антидепрессанты... - к машинам я прежде особой страсти не испытывал, но судьбоносное знакомство с одной мексиканской гонщицей всё изменило. - Он вспомнил улыбчивое лицо Марисоль, наконец-то хорошие ассоциации начались. - Ничего такого, - парень быстро поправил себя, понимая, что "судьбоносное знакомство" можно трактовать двояко, - мы просто сдружились, она показала мне мир гонок, и я понял, что машины могут быть чем-то большим, нежели пылящимися в гараже кусками металла. Я встретил пару нужных людей... вот и всё. Мне, конечно, пришлось многому учиться, но на любимое дело сил не жалко, ведь так? Я верю в постоянную работу над собой, и мне нравится то, чем я занимаюсь, хоть и лет пять назад ни за что бы не подумал, что моя жизнь сложится таким образом. Это классно.
Классно, что судьба сама себе хозяйка и порой выкидывает такие фортеля, что начинаешь понимать, насколько непредсказуема жизнь на самом-то деле. Непредсказуемость - прекрасная черта. Не соскучишься.
- В будущем... - Кенни задумчиво прищурился. - Я уже понял, что судьба любит подбрасывать что-нибудь новенькое, поэтому однозначные планы не выстроишь, но я бы хотел, конечно, продолжать работать в этой области - как я уже сказал, я верю в постоянное самосовершенствование. Хотелось бы становиться лучше профессионально, делать свою работу качественнее с каждым разом. Возможно, когда-нибудь помогать другим тоже стать на уровень выше. Почему бы не делиться с заинтересованными людьми тем, что сам умеешь? - он пожал плечами и щелчком отправить замученный окурок в мусорку. Описав плавную дугу, тот ударился о бортик и канул в бездне поверх таких же потухших сигарет.
- Наверное, нужно возвращаться к работе. Хищник ждёт, - Кенни улыбнулся, кивая головой в сторону мастерской, где незаконченный рисунок действительно дожидался своих авторов.

+2

12

Жизнь всегда может поражать своей непредсказуемостью, или же наоборот, удивлять своей шаблонностью и простотой. И, тем не менее, в каждом направлении ее и повороте заметен путь любой индивидуальности. Там хобби, в другом месте судьбоносная встреча, в третьем стремление стать лучше, в четвертом покорить неподвластные увлечения, и далее по списку, пока не закончатся слова и словосочетания. Мог бы я говорить о себе, как о предсказуемом человеке? Не думаю… в моей судьбе столько провалов, разочарований, горя и непредсказуемых кульбитов, что голова кругом и слова не желают собираться в стройную мысль. Единственное, о чем я могу рассказать более логично, так это краткий путь к собственному успеху. Но был ли он столь кратким, как хотелось бы показать – это уже другой вопрос. Наверное, нет. Более того, начало бизнеса было положено через наследство, полученного от гибели моих родных. Смерть близких и любимых людей сильно пошатнула меня, как личность. Быть сплошным развязным одиночеством было куда проще, чем принимать всепоглощающую боль. И, начиная работать в мастерской, нарабатывать постепенно базу клиентов, я встречал много проблем, с которыми приходилось справляться, чаще всего, скрепя зубами. Сложности всегда нападали на меня скопом, но что я мог сделать еще, кроме как решить их?
- Да… очень часто другие люди позволяют нам совершить очередной значительный виток в жизни, - задумчиво улыбнувшись, я вспомнил про свою супругу, которая помогла мне понять, как можно жить заново. Каково это – улыбаться и быть счастливым, любить и получать любовь в ответ. Вместе с Марисоль я научился быть живым и это самый бесценный подарок, которые я получал за последние восемь лет. В моем доме вновь стало отмечаться Рождество, и слышатся радостный смех. И все благодаря ей – моей златовласке, переменившей самого Дьявола. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что брак с ней не был такой уж большой ошибкой, даже наоборот. Узнай я сейчас, что и Кенни думает о Марисоль,засмеялся бы, но совсем не удивился.
- Что ж, я могу сказать только одно – не оставляй своих стремлений и старайся развиваться, и я сделаю все, чтобы помочь тебе достичь той планки, которую ты пожелаешь освоить, - прослушав историю парня, я сделал вполне разумные выводы, проанализировал его движения, взгляды и слова, пытаясь выловить в них лукавые нотки, но вместо этого, обнаружил вполне себе искреннего парня, который и звезд с неба не хватает, и не оставляет усилий стать лучше в той сфере, в которой работает. Похвально. Я люблю честных и трудолюбивых людей, не желающих отлынивать от работы. Не удивительно, что я желаю помочь Кенни.
- Да, и то верно, - улыбнувшись уголками губ, согласно киваю и выбрасываю бычок сигареты, предварительно затушив блеклый уголек о край урны. Внутри немного полегчало, и табачный дым внимательно щекотал нос, напоминая о небольшом перекуре. Хищник, как и ожидалось, молчаливо ожидал нас, чтобы мы завершили последние штрихи и сдали работу заказчику. Рисунок продолжался, приобретая все больше и больше деталей и здесь было понятно, что Колфилд усвоил навыки и знания – наши половинки было не отличить друг от друга. И от этого осознания становилось отрадно. Я доволен и не пожалел о своем решении обучить этого парня.
- Ты молодец и по праву заслужил повышение, - подмигнув новому знакомому, я пожал тому руку, когда высвободил пальцы из перчаток. Первый урок усвоен – второй будет потом.

+2

13

Кенни бы и так ни за что не оставил своих стремлений, но услышать ободряющее слово от другого человека, к тому же профессионала в этом деле, было чертовски приятно. Говорят, похвала - отличный мотиватор, не одним кнутом нужно подстёгивать друг друга идти вперёд. Необыкновенное ощущение, когда в твои силы верит кто-то помимо тебя, по-настоящему окрыляет, вдохновляет и помогает без страха взяться за любую работу с готовностью, с какой древнегреческие герои шли совершать свои великие подвиги.
Они оба докурили и направились обратно в мастерскую, где уже чётко проступившие черты Хищника послушно ждали завершающих штрихов для своего оформления. Мимо проходили другие сотрудники, все сплошь одетые в рабочую форму, которую носили с гордостью; здесь не виднелось замученных лиц каторжников, не слышался тихий ропот, никаких стонов о высокой нагрузке или задержанной зарплате. Казалось, каждый рабочий мастерской был счастлив занимать своё место и делать свою работу. Возможно, Люциферу удалось создать воистину утопическое предприятие.
Творить в такой атмосфере было одним удовольствием. Мужчины снова натянули перчатки, взялись за металлические ручки аэрографа и прильнули к машине, которая любезно предоставила им свою оболочку в качестве художественного холста. Хищник обрастал новыми мелкими подробностями, становился реальнее, чётче, яснее; дайте им ещё пять минут, и он станет настолько натуральным, словно вот-вот вырвется из железного нутра на свободу, зарычит и расшвыряет всё живое по сторонам в лучших традициях монстров с телевизионных экранов. Любопытно, с какой целью владелец машины заказал именно этот рисунок? Планирует распугивать конкурентов? Так увидишь в зеркале, что сзади на тебя несётся Хищник, и с перепугу в поворот не впишешься... Неплохой план. Коварный, но неплохой.
Удивительно, как мастер и его помощник умудрялись работать над одним и тем же рисунком и не мешать друг другу. Они не сталкивались, не бодались, не залезали на чужую сторону; их движения как бы дополняли жесты и штрихи партнёра. Далеко не у каждого рабочего тандема получилось бы так быстро и слажено сработаться; для того необходим либо высокий уровень мастерства, либо не менее высокий уровень взаимопонимания. Интересно, что сыграло в их случае?
Как бы то ни было, Кенни мысленно искренне благодарил Люцифера за оказанное доверие, за поддержку и веру в его силы; а ещё он был благодарен Лео, которому в голову пришла мысль всё это организовать. Как минимум два человека заинтересованы в его творческом и профессиональном росте, что, чёрт возьми, возвращает веру в человечество и учит заново ценить хорошее отношение. Стоит ли при этом верить в судьбу, якобы она послала пацану шанс, который тот не намерен упускать? Или же люди сами прочерчивают свой путь, иногда пересекаясь с такими же чужими дорогами? Увлекательная тема для размышления, но подобным лучше заниматься вечером дома, откинув уставшие плечи на спинку дивана, а на работе всё внимание нужно уделять работе. Краска не прощает ошибок, отвлечёшься - точно сделаешь что-нибудь не так.
Неторопливо, но решительно рисунок подходил к логическому завершению, а Кенни виделось в этом, напротив, некое символичное начало - начало нового пути, новые ступени на лестнице саморазвития, и он вознамерился пройти их все - или, во всяком случае, как можно больше, потому что совершенству, как всем известно, нет предела.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Steel meets steel


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно