внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от алекто торнхилл [романа вилсон] Иногда Алекто казалось, что она совершенно не знает собственного супруга. Да и могла ли она знать, если они, по сути, были друг для друга совершенно чужими людьми? Они оба словно застряли... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 26°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » house of memories


house of memories

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

MJ Cunningham & Selena Price
Thailand, december'16

https://i.imgur.com/vXgLaew.png

Отредактировано Selena Price (2020-07-07 13:32:23)

+4

2

   Иногда очень сложно отрицать вмешательство вселенной в твою жизнь. Да, большую часть времени от тебя зависит всё происходящее вокруг - от твоих решений, желаний, поступков и мыслей. И вроде как ты - хозяин, творец и распорядитель своей судьбы, и не хочешь перекладывать «бразды правления» на богов, вселенную или ещё какую высшую силу. Однозначно, ты вовсе не хочешь признавать, что вот тот седой чувак с бородой, восседающий на облаке, придумывает и контролирует каждый твой следующий шаг, смеясь над тем, как ты будешь распутывать очередное дерьмо, которое он тебе подбросил. Ещё хуже, если он при этом самым беспардонным образом врывается в твои мозги и читает мысли, ведь тогда, почти со стопроцентной вероятностью, он отправит тебя знакомиться с дьяволом, потому что если уж в жизни ты далеко не ангел, то у себя в мыслях ты - отъявленная грешница, сдерживаемая разве что нормами приличия и иногда ещё уголовным кодексом. Хотя, пожалуй, встреча с дьяволом - единственное положительное во всех этих размышлениях. Ты была бы не ты, если бы не считала, что вы с Люцифером прекрасно провели бы вечность в аду. Но если отвлечься от дьявольских развлечений в непосредственной близости от кипящих котлов, порой всё же случаются такие дни, когда волей-не волей начнёшь ощущать себя лишь марионеткой, куклой в руках чревовещателя, потому что в твоей жизни происходят настолько неожиданные для тебя события, будто все силы вселенной ведут тебя к какой-то конечной, известной только им, цели. И та поездка - яркое тому доказательство.
   И ведь начиналось всё прекрасно, гладко и без единой заминки: на учёбу предстояло выйти лишь в феврале из-за какой-то конференции, проводимой в университете, знакомая, работающая в туристической фирме, срочно распродавала оставшиеся путёвки в Таиланд на новый год, документы оформили в считанные минуты, и впереди тебя ждали пара недель прекрасного отдыха буквально на другой части света, в дали от надоевших знакомых лиц. Идеально, правда? И даже перелёт с двумя пересадками длиной почти в сутки не пугал, ведь каждый час приближал бы тебя к белоснежным пляжам, тёплому морю и экваториальному солнцу. Но где-то же везение должно было закончится, иначе этой истории могло и вовсе не быть. Первый перелёт - до Лос Анджелеса, не считая небольшой задержки и орущих под ухом детей, он прошёл почти идеально. Далее - пересадка в Корее. Из-за погодных условий самолёт ещё час кружил над аэропортом, потом сел, хорошенько взболтав всё содержимое кабины, а затем вас обрадовали тем, что рейс до Таиланда переносят на неопределённое время из-за плохой видимости. Но ты ещё не успела растратить весь оптимизм, так что дабы не расстраиваться, отправилась в бар аэропорта за бокалом красного сухого. Точнее, за тремя, потому что время тянулось неимоверно медленно. Но боги всё же смилостивились, и выглянуло солнце. А значит осталась пара-тройка часов до конечно цели. Таиланд уже встречал прекрасной погодой, словно переместив тебя на другую планету из прохладного Сакраменто. Ну что же, берём багаж, заселяемся в отель и сразу на пляж? Нет-нет, Селена, у вселенной свои планы забыла? Оказалось, что твой багаж потерялся ещё в Корее, а значит из вещей у тебя с собой лишь деньги, айфон и минимум косметики. Неплохое начало отпуска?
[float=right]https://c.radikal.ru/c20/1809/cf/18e7e6dcb67b.gif[/float]   В общем, вместо того, чтобы уже плескать ножки в солёной воде, ближе к вечеру ты добралась таки до отеля, где тебе естественно сообщили о том, что номер ещё не готов (серьёзно, ты даже рассмеялась в ответ), а после предложения забрать твой багаж на сохранение, и вовсе ничего не ответила и отправилась прямиком в ресторан, к барной стойке. - Бокал красного..., но осеклась, решив, что меланхолия под бокал сухого - последнее, что тебе надо, и изменила решение, - Хотя давайте лучше маргариту. И побольше текилы, пожалуйста. Взяв бокал на тонкой ножке, ты решила разместиться поудобнее на диванчиках, и, буквально отведя взгляд от своего пути на долю секунду, тут же врезалась в кого-то, естественно, расплескав напиток по одежде незнакомца. Поднимаешь глаза, чтобы извиниться, но слишком надолго задерживаешь взгляд на его симпатичном лице, по крайней мере, для первой встречи. - У меня сегодня настолько неудачный день, что неудача, видимо начала распространятся и на окружающих. - лёгкая улыбка касается твоих губ. - надеюсь это не испортит Ваш вечер.

внеший вид

https://a.radikal.ru/a25/1809/e0/cb76bb674903.jpg

+5

3

Отпуск. За 10 с хером лет работы без передышки медленно, но уверенно забываешь, какого это. Проснуться утром, без спешки заправиться жизненно необходимой дозой кофеина, всё в том же расслабленном, спокойном режиме натянуть на себя свежевыстиранный, выглаженный домработницей шмот и отправиться по своим делам. Своим. Личным. А не чётко спланированным заранее твоей личной ассистенткой. Один за другим планы навязчиво-надоедливой жужжащей мухой вплетаются в твой график, укореняются в нем до момента их выполнения. А потом вычеркнуть всё успешно выполненное. И начать по-новой. По накатанной.  Не удивительно, что в один из моментов в игру вплетается уверенное «осточертело» в купе с желанием послать всё и всех к чёртовой матери. И уже поебать, как это может отразиться на ближайшем будущем твоего детища. Осточертело. Мозгоправы называют это воистину волшебное состояние burnout-ом. И крайне рекомендуют сменить обстановку до момента начала развития крайней стадии похуизма. Сменить обстановку. Встретиться с семьей, переключиться на одно из немногочисленных хобби или же просто убраться подальше из города. Убраться подальше. Пожалуй, на этом он остановится.
Сидя в удобном кожаном кресле тянется за телефоном, набирает знакомый номер.
— Мэд, будь добра, оставь в покое facebook и тащи свою задницу в мой кабинет, – не просьба. Приказ, — сейчас же. Один недовольный выдох и спустя ровно минуту, Мэд материализуется на пороге его кабинета в полной боевой готовности. С увесистым блокнотом, которым, казалось, можно покалечить любого желающего, открытым аккурат на развороте с напечатанной сегодняшней датой, и ручкой.
— Найди и закажи билеты на о-в Пхукет на ближайшие даты... – произносит Сэт, едва ли ассистентка успевает захлопнуть дверь за своей спиной. Почему Пхукет? Хрен знает. Этот вариант показался наиболее отдалённым от щедро усыпанного снегом Сакраменто.
— Но... – попытка вставить свои пять копеек растворяется в дальнейшем его требовании. Куда более настойчивом, уверенном, чем предыдущее.
— Забронируй гостиницу. У тебя час времени. Выполнять, – брюнетка в считанные секунды покидает территорию (пока босс не наградил еще парой-тройкой охренительно важных задачек, противоречащих её личным планам, назначенным почему-то именно на рабочее время), Ноттингем же откидывается на спинку стула, предварительно прихватив со стола ежедневник. Планы, дохрена планов, которые в принудительном порядке придется перенести на «позже».

▼ ▼ ▼
Сказать, что перелёт был утомительным, считай ни черта не сказать. Сначала перелёт из Сакраменто в Элэй. Если бы не баснословные суммы, потраченные на авиабилеты и бронь комфортабельного номера в одной из лучших гостиниц Пхукета, Сэт с удовольствием оборвал бы эту бесконечную авиацепочку еще в аэропорту Лос-Анджелеса, остановившись в первом же городе. Затем рейс из Элэй в Корею длительностью около десяти грёбанных часов. И, наконец, долгожданный рейс Корея — Пхукет, который перенесут на неопределённое время из-за хреновой видимости. Там же (в Корее) он получит уведомление о том, что одну из его многочисленных встреч Мэд успешно перенесла на день его прилёта в Таиланд. Мысленно выругавшись, мужчина признал, что одна из двадцати – не столь напряжно и ответил банальным «okay».
По прилёту в пункт назначения окажется, что багаж многих отдыхающих (и Ноттингемовский в том числе) затерялся где-то в Корее. В этот момент Сэт мысленно похвалит себя за то, что додумался положить все необходимые документы, а также вещи первой необходимости в ручную кладь. Оказавшись в гостинице предъявит паспорт, ваучер на стойке регистрации и будет сразу же заселён в свой номер. Поскольку до встречи с возможным будущим бизнес-партнёром останется еще минут сорок, Ноттингем предпочтет не терять время зря. Захватит с журнального столика мобильный, закроет номер на ключ и отправится в ресторан, расположенный на первом этаже гостиницы, мысленно сделав вывод, что этих сорока минут будет вполне достаточно для того, чтобы как следует поужинать. Но и тут всё пойдёт не по плану. Не успеет он переступить порог злополучного ресторана, как тут же на него опрокинут коктейль адского неонового цвета. Чёрт. Кажется, самое время взорваться, выпустить пар, сорваться на виновнице произошедшего, но... не сейчас.
— ไม่มีปัญหา*, – отмахивается блондин, выдыхает и мысленно считает до десяти. Виновницей его подмоченной репутации окажется сексапильная брюнетка, которую Сэт заприметил во время крайнего перелёта по маршруту Корея — Пхукет. Тогда он видел её с бокалом вина, теперь же адский коктейль, которым, правда, она так и не смогла воспользоваться по назначению. Задалась целью отдохнуть на все 100? — Sorry, важный звонок, – он бросает взгляд на экран мобильного телефона, где чёрным по белому светится номер мобильного бизнес-партнёра, с которым он по идее должен был встретиться спустя полчаса в холле гостиницы; чтобы ответить на звонок приходится отойти в сторону, ненадолго оставив брюнетку в одиночестве. Из разговора станет понятно, что звонящий прилетит только завтра. Пожелав удачной поездки, Сэт отложит мобильный в карман и с удовольствием вернётся к незнакомке. — Хочешь сказать, что к потере моего багажа тоже причастна ты? – сопровождается дежурной улыбкой, — Может, поужинаем? Если нет других планов, – и хрен с ним, с пятном на футболке.


* – ничего страшного.

вв;

http://funkyimg.com/i/2M2GQ.jpg

Отредактировано Seth Nottingham (2018-10-14 13:18:49)

+5

4

   Будем откровенны: жизнь — то ещё дерьмо. Скучное, иногда крайне выбешивающее, раздражающее, банальное, тривиальное дерьмо. Если ты — среднестатистический человек, а не уникум, коих один на миллион, то в целом твоя жизнь проходит по примерно одному отработанному поколениями плану. Как бы грустно это не звучало, твоя жизнь будет мало похожа на сюжет попсовых сериалов, где приключения ожидают главного героя буквально на каждом углу. В целом, почти каждый твой день, неделя за неделей, месяц за месяцем, год за годом будут похожи один на другой. И тут два варианта: либо ты смиряешься, принимаешь как данность и учишься жить [выживать] с этим, либо находишь занятие по душе, то, что будет делать каждый твой день прекрасней, что будет заставлять тебя поднимать бренное тело по утрам не в пытках, а с желанием перевернуть горы, то, от чего твоё сердце готово вылететь из груди, лёгкие наполняются воздухом, а зрачки расширяются. Спорт, гонки, йога, танцы. Да хоть секс, наркотики, рок-н-ролл и «live fast die young». Плевать, если это сделает вас счастливым. По крайней мере, мы говорим сейчас не о моральной стороне вопроса. Путешествия — тоже прекрасный вариант, потому что они буквально переворачивают твой привычный уклад, вырывают из серых будней. И лично ты просто обожала резко срываться из города, причём не важно — в ближайший штат или на другой континент. Как наркоманка, ты буквально зависела от того ощущения свободы и адреналина, что можно было испытать только выйдя за границы зоны комфорта.
   Блондин, попавший под ауру твоей полосы неудач, неожиданно отвечает тебе, по крайней мере на сколько ты могла распознать, на тайском. Но буквально тут же перешёл на английский, отвлекшись на звонок. Ты же используешь эту минуту, чтобы вернуть пустой бокал на барную стойку и попросить повторить, но пока не стала брать напиток в руку, дабы в лучших традициях комедий про неудачников, снов не вылить напиток на мужчину. — Если ты любишь рисковать и не боишься облиться ещё чем-нибудь, - да, самоиронию ты считала одной из сильных своих сторон, так что широко улыбнувшись, продолжила: — то я с радостью составила бы тебе компанию за ужином. Вы занимаете свободный столик, и официант тут же приносит меню. Определившись с блюдом, ты просишь принести к заказу и свой бокал с бара. Отложив меню в сторону, поднимаешь глаза на мужчину. — Знаешь, никогда раньше не встречала англоговорящих людей, знающих тайский. Часто бываешь здесь по работе?
   За непринуждёнными диалогами и ещё парой коктейлей, ты наконец почувствовала, как весь происходящий сегодня пиздец начал отпускать, уходить на второй план. За окном постепенно темнело. Пожалуй, пора было придумать, как провести остаток дня, чтобы окончательно его реабилитировать. Собственно, ответ пришёл в ту же секунду: «Чёрт возьми, Селена, ты уже пару часов на Пхукете, но до сир пор не была у моря!». И это при этом, что твой отель находился на первой линии, и до воды было буквально рукой подать. — Как ты смотришь на то, что составить мне компанию и прогуляться до пляжа?

[float=left]https://c.radikal.ru/c12/1811/9a/1f4ed1a56803.gif[/float]   Чем ближе вы подходили к воде, тем глубже хотелось дышать, впитывая морской воздух каждой клеточкой тела. Скидываешь обувь, чтобы босиком идти по начавшему остывать, но ещё сохранившему тепло жаркого дня, песку. Ты часто жила мгновением, в секунду принимая новое решение, ведомая лишь мимолётным желанием. И сейчас тебе хотелось не просто любоваться морской гладью, но и ощутить её на своей коже. А значит никаких долгих раздумий, никаких «но ведь мой купальник потерялся где-то между Кореей и Таиландом», никаких переживаний, кто и что о тебе подумает. Чуть ближе подходишь к воде, поворачиваешься к ней спиной и, смотря на блондина с слегка хитрой улыбкой, снимаешь с себя юбку и топ, оставаясь в бежевом белье. Взглядом предлагаешь мужчине присоединиться, и медленно начинаешь заходить в тёплую воду. - Присоединишься?

Отредактировано Selena Price (2018-11-11 15:15:10)

+5

5

Нет, ты не знал тайский. Просто в твоём арсенале всегда была пара-тройка стандартно-простых фраз, которые смогли бы тебя выручить в той или иной приключившейся ситуации, или банально прийтись к слову. Как, к примеру, сейчас. Ничего страшного. Не более, чем пролитое на футболку шампанское. На этом жизнь не заканчивается. Скорее преподносит очередной по счету сюрприз. Куда более приятный, чем все предыдущие. Сюрприз в виде встречи с этой обворожительной черноволосой (пока еще) незнакомкой. Предложение поужинать вместе – своего рода переход от ничего незначащей встречи к знакомству. Предложение поближе узнать друг друга. И, к счастью, она не отказывается.
— К чёрту, – отмахиваешься, — кто не рискует, тот..., – не пьёт шампанского, — слышал, в этом ресторане отличная винная карта. Пойдем, – понадобится всего несколько минут, чтобы занять свободный столик у окна, а затем выбрать блюдо и уведомить об этом услужливого официанта, — Хотелось бы чаще, – произносишь с долей искреннего сожаления в голосе, улыбаешься и спешишь перевести тему. Для начала узнаёшь её имя, затем вплетая в разговор всё новые и новые вопросы, на которые Селена охотно отвечает. Селена. Виновница идеального начала твоего долгожданного отпуска.
В процессе диалога с брюнеткой ты не успеваешь заметить (впервые не наблюдая за ходом времени), как вечер перетекает в ночь. Медленно, ненавязчиво, плавно. Остаток вечера – под вопросом, хотя вариантов, как всегда, несколько: либо ты проведешь его в гордом одиночестве, заправляясь хорошим виски, либо с ней... в какой-нибудь из многочисленных локаций. Когда в диалоге неминуемо наступает пауза, она предлагает пройтись до пляжа. Ты соглашаешься и, прихватив с собой бутылку хорошего новозеландского полусладкого, безоговорочно следуешь за брюнеткой.

● ● ●
- Присоединишься?
— Да, пожалуй, – слова, как всегда, опережают действия. Правда, вместо того, чтобы в эту же минуту стянуть с себя ненужный шмот, завороженно наблюдаешь за ней. Её изящно-размеренными движениями. Приходишь в себя только тогда, когда Селена скрывается под водой и, оставив свои вещи около ближайшего шезлонга, следуешь её примеру. Тёплая вода заботливо омывает тело, принимает в свои объятия. Наконец-то ты можешь расслабиться. Забыть обо всём. Послать всех к чёртовой матери. Всех, кроме брюнетки. Когда она появляется на горизонте подплываешь ближе, чтобы в следующий раз не упустить из виду. Сложно предположить, как проходил бы твой вечер, если бы она не встретилась на твоём пути. В какой-то мере ты даже был благодарен Судьбе за пролитый на твою футболку напиток.
— Мне кажется, было бы неплохо провести этот отпуск вместе. Как считаешь? - уточняешь, не сводя заинтересованного взгляда с новой знакомой. — Или у тебя были другие планы? - шоппинг, экскурсии, походы по местным кафе/ресторанам/забегаловкам/ночным клубам, банальное лежание на пляже вплоть до приобретения идеального загара. Черт знает.
Казалось бы, все проблемы уже позади, ничто не сможет внести свои корректировки... казалось. Пока, выйдя из воды, ты не обнаружишь пропажу ваших личных вещей, ранее оставленных вами на белом песке.
— Чёрт, - кажется,  эта ночь перестаёт быть томной. Осматриваешься по сторонам: — предлагаю пройти в гостиницу, там и решим, что делать дальше, - по дороге в отель натыкаешься на свою ключницу, по всей видимости, выпавшую из кармана джинс, — уже неплохо. Хотя бы не прийдется спать на шезлонге.
— Эй, есть кто живой? - вопрос в пустоту, оперевшись обеими руками о столешницу стойки рецепции. В ответ - полнейшая, гробовая тишина. Круглосуточная стойка, за которой по идее должен был находиться администратор, оказалась отнюдь не круглосуточной. Бросаешь взгляд на полуголую новую знакомую и, продемонстрировав неслучайно найденную на пляже ключ-карту (находившуюся до этого момента в ключнице) от твоего номера, предлагаешь:
— Можешь переночевать в моём номере, пока ситуация не разрешится. Так и быть — один банный халат смогу выделить. Руки... и всё остальное постараюсь, (но не обещаю) держать при себе.

Отредактировано Seth Nottingham (2019-05-07 18:07:28)

+6

6

   Пожалуй, если бы твоих знакомых спросили, с какой стихией они ассоциируют Селену Прайс, то большинство непременно бы ответили: «Огонь». Да, с этим сложно было бы поспорить: твоя энергичность и правда схожа с танцующими языками пламени, способными разгореться из маленькой искорки, но всё же огонь слишком уязвим - ветер, вода, песок, отсутствие кислорода - и его не стало, оставляя после себя лишь дым. Поэтому твоей любимой стихией однозначно была вода. Вода - самая переменчивая из всех стихий, удивительная, магическая, способная принимать разные состояния, переходить из одного в другое и при этом всё ещё оставаясь собой. Стихия чувств, эмоций, времени, способная смывать прошлое и стачивать камни. Она может быть лёгкой, живительной, как ручеёк, дарящий приятную прохладу и живительную влагу в жаркий день, может быть спокойной и гладкой, как озеро в безветренную тёплую погоду, может быть бурной, как горная река, переходящая в водопад, разбивающаяся о скалы, а может и вовсе быть штормом, бурлящим, могучим и смывающим всё на своём пути.
[float=right]https://c.radikal.ru/c36/1905/cf/101c18449972.gif[/float]   Возможно именно поэтому в воде ты ощущала себе особенно живой, словно за стекающими по телу каплями смывалось всё, что мешало тебе, что давило, раздражало и не давало чувствовать себя свободной. Ты любила море с его солёноватой прохладой, речки с диким течением, любила тропические ливни и грибные дождики, каплями разбивающиеся на твоей коже, любила бассейны, джакузи и ванны, полные пены. Поэтому сейчас, когда твою кожу обволакивала прохладная влага, ты ощущала себя максимально счастливой, забывая о всех твоих сегодняшних приключениях. Тем более, что компанию тебя составлял новый привлекательный знакомый, чью прекрасную форму ты конечно же успела отметить.
— Или у тебя были другие планы?
— Единственным моим планом было взять от этого отпуска всё, так что твоё предложение однозначно не помешает этому. - и добавляешь через секунду, с лёгкой улыбкой: - Скорее даже наоборот. Под этот с одной стороны непринуждённый, а с другой - многообещающий диалог, вы вышли из воды, направляясь к шезлонгам, на которых оставили вещи. Ну что же, сегодняшнее невезение - как капризный ребёнок, так и норовил напомнить о себе. Да, все вещи исчезли. Возможно, ты могла бы разозлиться или даже расстроится, решив, что этот день окончательно испорчен, но... ты просто рассмеялась. Серьёзно, это был даже не истерический смех, а вполне себе искренний и радостный. Ты почти ощущала себя в шоу «Вас снимает скрытая камера», и просто не могла злиться на Судьбу, потому что именно череда невезений привела к новому интересному знакомству.
   К счастью, ключ-карта от номера Маркуса нашлась, в отличие от пропавшей сотрудницы с ресепшена. Так что на предложение блондина ты отвечаешь согласием. — Осторожней, я переживаю за твои руки и всё остальное, учитывая степень везения сегодняшнего вечера. Оказавшись в номере, ты взяла предложенный ранее халат, потому что ходить в мокром белье - сомнительное удовольствие. А этому дню пора было заканчиваться, тем более, что начала накатывать усталость от длительного перелёта. Поэтому в скором времени вы просто легли спать, как приличные или оочень давно женатые люди. К счастью, ты не относилась ни к одним, ни к другим, но у вас впереди было достаточно много времени, чтобы не сводить всё к пустому сексу.
   Ты проснулась достаточно рано (сказывалась смена часовых поясов) и, стараясь не разбудить всё ещё спящего мужчину, направилась в халате на ресепшен. Встретившая тебя внизу сотрудница, тут же накинулась на тебя, быстро выдавая речь на не очень хорошем английском. Она сразу начала приносить глубочайшие извинения, но только когда ты увидела у неё на стойке ваши вещи, ты поняла, за что именно. На сколько ты разобрала, охрана ночью поймала грабителя, пытавшегося покинуть закрытую территорию отеля. Она клятвенно уверяла, что такого не было много лет и ни в коем случае не повторится снова. - Мы очень дорожим нашей репутацией. Поэтому в качестве компенсации предлагаем Вам и Вашему другу наш лучший номер люкс. Вот ключи, и туда скоро будет доставлен наш лучший завтрак. - продолжая извиняться, она протянула карточку и вещи. Проверив, что все твои документы на месте, ты взяла всё сама, отказавшись от помощи швейцара, и вернулась в номер Маркуса. Мужчина уже проснулся. — Доброе утро, - губами слегка касаешься уголка губ в приветственном поцелуе. Положив вещи на тумбочку, показываешь ему карту от нового номера, рассказав последние новости. Ну что же, всё уже складывалось лучше, чем ты могла представить. — Кажется, сегодняшний день обещает быть ещё приятней.

Отредактировано Selena Price (2019-05-23 18:41:49)

+4

7

Сквозь сон ты почувствовал, как брюнетка ускользает из-под лёгкого одеяла. Почувствовал, но не придал этому особого значения. Отдал предпочтение отдыху, мысленно пообещав себе найти Селену потом, после того, как придешь в себя окончательно. Сказывался утомительно-длинный перелёт, а затем целый день без отдыха.
К счастью, искать брюнетку не пришлось. Спустя двадцать минут она вернулась в твой номер. С украденными вчера вещами в руках и неплохой новостью о возможности переезда в роскошный люкс, любезно предоставленный администрацией гостиницы в качестве извинения за доставленные неудобства.
— И правда, доброе, – произносишь и в ответ на её приветственный поцелуй, мягко приобнимаешь за талию, спрятанную за мешковатым гостиничным белым халатом. За время её отсутствия ты успел не только проснуться, но и кое-как поправить постель, накрыть одеялом поверх. Нехотя выпустив брюнетку из объятий, решаешь осмотреть свои вещи, чтобы удостовериться в сохранности карт, налички и документов. — Твои вещи в порядке? Ничего не пропало? – уточняешь, успев убедиться, что всё на своих местах. Дождавшись утвердительного ответа, подхватываешь с прикроватной тумбочки многострадальные джинсы, наскоро натягиваешь их на себя, остальные вещи (включая успевшее высохнуть за ночь белье) закидываешь в огромный пакет с логотипом гостиницы. — Здесь всё или в номере тоже что-то осталось? – возвращаешься взглядом к девушке. Раз уж они решили провести этот отпуск вдвоем – совместное проживание поможет еще лучше узнать друг друга. Хотя, стоит признать, тебе и без этого казалось, что ты знаешь её гораздо дольше, чем один вечер. Несколько лет, как минимум.
— Пойдем, посмотрим, как сильно гостиница сожалеет о доставленных вчера неудобствах, – лукаво усмехнувшись, протягиваешь брюнетке руку и тянешь её в сторону выхода, не забыв прихватить тот самый, ранее собранный, логотипированный пакет.
Номер люкс, любезно предоставленный гостиницей в качестве извинения за их недосмотр, находился несколькими этажами выше, поэтому во избежание долгого ожидания приезда лифта, вы решили воспользоваться лестницей. Несколько минут и вы с нескрываемым любопытством воспользуетесь ключ-картой.
Роскошный, комфортабельный люкс встретит вас необычайной прохладой, совсем непривычной для Таиланда. Кто-то из персонала заведомо включил кондиционер, чтобы немного охладить нагретый палящим тайским солнцем номер. Завтрак терпеливо ожидал вас на характерной двухуровневой повозке прямо посреди гостиной. Он состоял из основного блюда, десерта, нескольких видов фруктов. Чуть поодаль в специально предназначенной для этого посуде, окруженном мелкими кубиками льда, охлаждалось шампанское. Рядом ожидали своей очереди несколько бокалов. Неплохо. 
— Это должно быть чертовски вкусно. Предлагаю не ждать, пока завтрак остынет, – пакеты оставляешь около ближайшей стенки и в подтверждение своих слов мягко подталкиваешь девушку к импровизированному столу. — Приятного аппетита, – едва ли ты успеваешь наполнить тарелки (свою и её), удобно расположиться в мягком кресле, чтобы начать трапезу, слышишь стук в дверь. — Не отвлекайся, я открою, – открыв дверь, сталкиваешься с (очередным за сегодня) приятным сюрпризом – швейцар доставил ваш потерянный во время перелета багаж. — Ну наконец-то, – в обмен на ваши чемоданы, протягиваешь парню несколько купюр. В благодарность. Наконец-то ты сможешь сменить одежду на более удобную, соответствующую погоде. Селена наверняка пожелает последовать твоему примеру.
— Так что ты там говорила про свою хреновую карму? – с переодеванием решаешь не медлить. С большим удовольствием прерываешь свой завтрак (один из самых важных утренних ритуалов), находишь нужные вещи и, оставив соблазнительную брюнетку один на один с её чемоданом, отправляешься... — Я в душ, – с завтраком ты покончишь после. Тогда же уточнишь насчет забронированного заранее автомобиля напрокат, а еще позже с удовольствием обсудишь дальнейший маршрут вашего передвижения. Если брюнетке не захочется тупо проваляться на пляже весь отпуск.

+4

8

   Все документы были на месте, немногочисленные вещи тоже были убраны, а значит ничего больше не держало вас в этом номере. Тем более, что несколькими этажами выше вас ждал потрясающий дорогущий люкс, который достался вам всего лишь ценой небольших нервов, но и те были сглажены приятной компанией друг друга, так что фактически - он ничего вам не стоил. Удача. Везение. Милость Богов. Называйте как хотите. И вы не собирались оспаривать этот подарок судьбы, тут же направляясь по лестнице наверх.
   Да, можно было удивляться тому, как легко вы согласились жить вместе. Но давайте по порядку. Во-первых, этот люкс был шикарен - гигантские окна, вид на океан, большая терасса, просто созданная для романтических ужинов, много света и воздуха. Пожалуй, чтобы отказаться от такого предложения нужно быть глупцом. Во-вторых, люкс был огромен, а значит при большом желании вы могли бы жить в разных комнатах и даже толком не пересекаться. Ну а в-третьих, это вам было совершенно не нужно, потому что за недолгие часы вашего знакомства вы успели почувствовать, что вместе вам очень и очень комфортно. И дело не только в той сексуальной притягательности, что связывала вас, хотя конечно её было сложно отрицать, потому что было достаточно просто взглянуть на вас двоих, чтобы понять это. Но было и нечто другое, нечто, что подсказывало тебе: “Этот отпуск станет лучшим за долгое время. И Маркус точно станет частью этих воспоминаний.”
   На столике уже был подготовлен завтрак, и выглядел он потрясающе. Особенно учитывая, что после ночи вы ещё не успели перекусить. И вид аппетитной еды дополняла ледяная бутылка шампанского, по которой стекали капельки влаги, утопая в кубиках льда. Тарелки были наполнены, и стоило только начать есть, как раздался стук в дверь. Всё равно ставишь завтрак обратно на стол и чуть поворачиваешься, чтобы увидеть, что происходит в коридоре. Вначале слышишь голоса, потом - звук закрытой двери, и вот в комнату заходит Маркус с двумя чемоданами в руках. Это уже была высшая степень везения.
   - Может это ты так влияешь на мою карму? Тогда придётся не отпускать тебя все эти дни - игриво улыбаешься, довольная тем, что не придётся заново собирать гардероб на время поездки. Да, сейчас точно было не до завтрака - тебе срочно хотелось избавиться от халата и надеть что-нибудь более лёгкое, потому что яркое солнце за окном тонко намекало на тропическую жару.
   Взглядом проводив мужчину в душ, сама решаешь освежиться и находишь ещё одну ванную комнату, что было неудивительно для такого большого номера. Переодевшись в лёгкое платье и приведя себя в порядок, ты вернулась назад в гостинную. Маркус уже был там, переодевшийся и с мокрыми волосами. Проводишь рукой по его шее, ловя пальчиками стекающие капли воды.
   - Ну что же, теперь можно и поесть? И вы наконец принимаетесь за еду, что оказалась не только привлекательной на вид, но и очень вкусной. Особенно фрукты, вкус которых в комплекте с холодным игристым напитком окончательно дали понять: отпуск начался. И коль уж было решено провести этот отпуск вместе, и пока ничего не мешало этим планам, стоило обсудить, у кого какие пожелания по поводу отдыха. - Расскажи, чем ты планировал тут заниматься? - отставляешь пустую тарелку и закидываешь ногу на ногу, откинувшись в кресле. - Я вот не большая любительница бесцельного валяния на пляже, поэтому с радостью соглашусь на любые авантюры. Ну или почти любые - лёгкая улыбка касается твоих губ. - Можно уплыть на острова, покататься на яхте, погонять на байке по каким-нибудь интересным местам. В общем, если у тебя есть пожелания, с радостью составлю компанию в их исполнении.
   Встаёшь из-за стола и распахиваешь дверь на терассу, запуская в комнату горячий воздух. Буквально минуту осматриваешь окрестности и возвращаешься в прохладный номер, не забыв закрыть дверь. - Хоть здесь и очень хорошо, предлагаю прогуляться. И взяв необходимые вещи, вы покинули номер, а затем и сам отель. - Куда направимся? - ты взяла Маркуса за руку, и это было так естественно, как будто вы были знакомы очень давно.

переоделась

https://i.imgur.com/LkHgc2J.png

+4

9

Огромная территория гостиницы позволяла обзавестись отличной инфраструктурой, которая включала в себя всё, что может понадобиться на отдыхе (и даже сверх того): фитнесс-клуб, многочисленные рестораны, несколько ночных клубов, бары, спа/оздоровительный центр, салоны красоты, библиотека с приличным запасом книг на любой вкус, теннисный корт, мини-гольф, торговые точки с различным, никому не нужным сувенирным барахлом вроде чашек с предсказуемой надписью: с приветом из Таиланда (если зачеркнуть маркером два крайних слова выйдет очень даже забавно), магнитов со словами, дельфинами, храмами и прочей безынтересной мишурой. Отель заблаговременно создал все условия, чтобы любой отдыхающий комфортно чувствовал себя в его пределах. И оставлял свои деньги здесь же. Жирным таким плюсом для тебя была многообещающая отметка adult only, что гарантировало полное отсутствие криков за стеной, оповещающих, что пора бы сменить заполненный под завязку подгузник, а также нулевую возможность нарваться на неадекватных мамаш и их несчастных мужей, наконец, дорвавшихся до халявной выпивки и заливающих свое горе у ближайшей барной стойки.
Не смотря на широчайший спектр предлагаемых услуг, ты не планировал засиживаться на одном месте. Поэтому, едва успев толком позавтракать шаровыми угощениями, вы пересаживаетесь в салон арендованного на всё время отпуска автомобиля и стремительно покидаете огроменную территорию гостиницы. Раскрывать все карты ты не спешишь, поэтому на её вопрос “куда направимся” отвечаешь улыбкой, сочтя его риторическим.  Для начала ты планировал посетить центральный город в провинции Пхукет – Пхукет-Таун. Оценить необычную архитектуру, яркие настенные граффити, пройтись по старым, уютным улочкам, возможно посетить какой-нибудь из немногочисленных храмов.
— Ты из ЭлЭй? Видел тебя в местном аэропорту, – на долю секунды переводишь взгляд на брюнетку, затем вновь переключаясь на дорогу. Время, проведенное в дороге, – отличный шанс узнать друг друга получше, не так ли? — Чем занимаешься в родном городе? – задавая этот вопрос ты совсем не опасаешься подобного встречного. Кто сказал, что перед практически незнакомым человеком нужно быть на все сто процентов честным? Один из ста (в твоем случае) всегда будет спрятан за семью замками.
— Приехали, – произносишь, останавливая машину напротив отеля с дофига странным названием “on on”. Выбираясь из салона, не забываешь захватить бумажный пакет с логотипом гостиницы. Перейдя на другую сторону, помогаешь брюнетке покинуть салон и сразу же протягиваешь ей упомянутый выше пакет, — Вот, держи, понадобятся, – в пакете – её кеды, заблаговременно одолженные с её открытого чемодана, пока она (ни о чем не подозревая) принимала душ, — не беспокойся, я одолжил только это. Подумал, что передвигаться в них будет комфортнее, так что можешь переобуваться прямо сейчас. Оставим твою обувь в машине, – дождавшись, пока Прайс сменит обувь на более подходящий для прогулки вариант, закрываешь автомобиль и, взяв брюнетку за руку, направляешься к даосскому храму Shrine of the Serene Light, который находился в двух минутах отсюда. Судя по почти полному отсутствию стервятников-туристов, эта локация практически не пользовалась популярностью, что казалось странным. Войдя на территорию храма замечаешь множество ярких деталей: каждая постройка поражает буйством красок, а каждая деталь декора заслуживает отдельного внимательного осмотра, о количестве зеленых насаждений вообще стоило бы молчать – слишком много. Ты не был таким уж большим ценителем архитектуры, но этот факт вполне можно было использовать, сделать частью легенды.
— Этот храм был построен еще в конце 19 века, – спасибо, гугл, — раньше он был не так широко известен: к нему вела узкая улочка между зданиями. Несколько лет назад он был отреставрирован, проход расширен и теперь его довольно сложно не заметить, – произносишь, следуя шаг за шагом по узкой тропе. С интересом осматриваешься по сторонам. Атмосфера, которая царит в храме, поражает своим спокойствием. Здесь чувствуешь себя расслабленно, оставляя бешеный ритм больших городов за спиной.
— Что скажешь? Предлагаю прогуляться по Старому городу, а потом решить, куда направимся дальше.

Отредактировано MJ Cunningham (2019-09-13 10:58:57)

+4

10

   Стоило отдать должное, этот мужчина, сидящий возле тебя за рулём арендованного автомобиля, умел заинтриговать. Не смотря на все твои попытки выяснить, куда же вы направляетесь, ответом была лишь его улыбка. — Может ты решил меня похитить?, — улыбаешься, и решаешь перестать спрашивать, полностью доверив выбор места и вида отдыха Маркусу. По крайней мере, внутреннее чутьё подсказывало, что ты наверняка не будешь разочарована. Тем более, что на Пхукете ты была впервые, и тебе было интересно изучить этот город по максимуму. Ну и компания играла немаловажную роль: с приятным человеком сама дорога может приносить удовольствие.
   Пейзажи за окном менялись, и ты внимательно разглядывала улочки, по которым нёсся автомобиль. Лёгкая негромкая музыка из динамиков, кондиционер, работающий на полную мощность, и мужчина, с которым вы только начинали узнавать друг друга. Да, и тебе действительно этого хотелось. — Нет, там в ЭлЭй меня была первая пересадка. Я учусь на медицинском в калифорнийском университете, в Сакраменто. Там и живу всю свою жизнь. Так что если нужна будет первая помощь, тебе очень повезло, — поправляешь выбившуюся прядь, убрав её за ухо. — А ты? Видимо чем-то очень интересным, коль командировки проходят у тебя в столь прекрасных местах. Ты могла рассказать о себе любую историю, придумать любой образ, учитывая, что после этого отпуска вы вряд ли ещё встретитесь. Но причин скрывать по крайней мере эти пункты твоей биографии не было.
   Судя по всему, вы прибыли в пункт назначения. Машина - припаркована, и ты выходишь наружу, тут же ощущая на своей коже жар экваториального солнца. Маркус протягивает тебе пакет, в котором заботливо покоятся твои кеды. — А ты предусмотрительный, — улыбаешься, переводя взгляд на свою обувь, в которой долгие прогулки однозначно вызвали усталость в конце дня. Расстегнув босоножки, ты закинула их в пакет, а сама переобулась в кеды. — Думаю, вечером мои ножки будут тебе крайне благодарны. Мужчина берёт тебя за руку, и ты следуешь за ним.
   Буквально сразу вы оказываетесь у яркой ярки, ведущей, судя по всему, к храму. Твои глаза тут же разбегаются, пытаясь уловить каждую мельчайшую деталь, каждый переход цвета, то, как солнечные зайчики перепрыгивают с одной позолоченной детали на другую. Конечно, ты раз видела подобные постройки на фотографиях, но в жизни это всё выглядело в разы прекрасней. — Я смотрю, кое-кто подготовился?, — улыбаешься, посмотрев на Маркуса. Твой голос, пожалуй, звучит тише обычного, потому что здесь почему-то хочется убавить громкость, расслабиться и просто впитывать атмосферу этого места. А запах каких-то благовоний и пение птиц лишь усиливают этот магнетический эффект.
   В путешествиях ты любила просто гулять по новому городу, заглядывать в витрины, смотреть на людей, останавливаться на перерыв, чтобы отведать местную кухню, набраться сил и снова двинуться в путь. Так ты могла проводить часы напролёт, и эти прогулки всегда приносили куда большее удовольствие, чем заготовленные экскурсии в компании других туристов. Поэтому на предложение мужчины ты просто не могла ответить иначе: — Я с удовольствием. Говорят, что лучший способ узнать город - заблудиться в нём. В прямом смысле конечно сложно заблудиться, когда под рукой есть навигаторы и электронные переводчики с любого языка на планете, но всё же общий посыл фразы был тебе близок.
   И вы выходите на одну из улочек старого города, дальше двигаясь, куда глядят глаза. Маленькие разноцветные домики Old town'а создавали ощущение вечного праздника, даря хорошее настроение. И счастливые люди вокруг подтверждали это. Не зря Тайланд называют страной улыбок. За непринуждёнными разговорами время пролетало быстро. Вы успели пройти множество километров, сделать несколько весёлых фотографий и пару раз соблазниться на уличную еду. Сумерки начали опускаться на город слишком быстро - близость экватора делала своё дело. И на главную улицу, на которой постепенно зажигались фонари, стекалось всё больше людей, направляющихся в многочисленные бары, рестораны, или просто желающих оказаться в гуще событий.
   — Может по коктейльчику? Или даже по парочке, — поворачиваешься к мужчине, когда вы и сами приближались к walking street. Ты помнила про машину, на которой вы сюда приехали, но это точно была не та проблема, которую невозможно решить. - Обещаю не выливать их на тебя. По крайней мере, если сам этого не захочешь. Улыбка уголками губ, взмах длинных ресниц. Ну разве можно было тебе отказать?

+4

11

На часах ровно семь. Или около того. На Пхукет постепенно опускаются сумерки. Загораются немногочисленные фонари вдоль центральной улицы. За пешей прогулкой узкими улочками, небрежными фразами, быстрыми перекусами вредной (и оттого, наверное, чертовски аппетитной) едой, долгими ниочёмными разговорами время пролетает незаметно. Я обязательно расскажу, чем занимаюсь (помогаю отцу в строительном бизнесе, об управлении эскорт-агентством пока промолчу), что в данный момент живу на два города, то и дело разрываясь на части между Нью-Йорком и Сакраменто. Параллельно искренне удивлюсь, что мы с тобой не повстречались раньше. Вот так, постепенно, шаг за шагом приближаемся к walking street, куда уже начинают подтягиваться толпы туристов. Что не удивительно. Ведь именно здесь. Только здесь можно увидеть Таиланд с другой стороны. Куда более тёмной, порочной, всепоглощающей. Сложно признать, какая из них мне нравится больше.
— Не против, пойдём, поищем, где можно остановиться, - поизношу, не сбавляя шаг. Не отпуская твоей руки, следую в эпицентр событий, целиком и полностью растворяясь в новой, невиданной ранее атмосфере. Атмосфере неприкрытой похоти, разврата. Атмосфере полной вседозволенности, когда все возможные барьеры дочиста стёрты. Наркотики? Не вопрос, подойди к любому из зазывал, попроси «something» и получи желаемое. Шлюхи? Любого пола, на любой вкус. Будут с тобой столько, сколько ты пожелаешь. Кальян? Алкоголь? И то, и другое в безлимитном количестве. Разумеется, за небольшую плату.
Изобилие мигающих, неоновых вывесок без хотя бы намёка на то, что ожидает за дверью того или иного заведения, сбивают с толку, поэтому нам больше ничего не остаётся, как войти наобум в первое попавшееся с интригующе-многообещающей вывеской «devil’s playground». Войдя внутрь, с интересом рассматриваю чудаковатый интерьер, больно напоминающий нечто вроде дьявольской преисподней. Первое, что следом попадается на глаза — шест. Бросаю удивленно-извиняющимся взглядом в Прайс. Догадываюсь, что девчонка сейчас же потащит за руку по направлению к выходу, но (к счастью или сожалению) этого не происходит. Мы уверенно движемся к барной стойке, усаживаемся на высокие стулья около нее и тут же делаем свой первый заказ.
Пара-тройка высокоградусных коктейлей заставляют забыть обо всем: об арендованной тачке, брошенной в нескольких километрах отсюда, о том, что к ночи в идеале вернуться в отель, в свой номер. Забыть обо всех возможных правилах приличия, стереть нарисованные кем-то рамки, нарушить чёртовы правила. В конце концов, пусть им следует тот, кто их выдумал.
— Я тут подумал... - или нет? — Станцуешь для меня? - ловлю твой непонимающий (или заинтригованный?) взгляд и, не дождавшись ответа, опускаюсь с барного стула на ноги, хватаю тебя за тонкое запястье, увлекаю за собой вглубь заведения. Мы идём лабиринтами-коридорами здания, пока не оказываемся около лестницы, ведущей вниз. Каждый шаг вперёд сокращает расстояние до разгадки. Мы ныряем в первую приоткрытую (скорее всего пара покинула комнату раньше отведённого времени, так что персонал пока не успел закрыть дверь на ключ; уже не успеет) дверь приват-комнаты. Нет, я не бывал здесь раньше. Просто прекрасно осведомлён о приблизительном местонахождении той или иной комнаты. Освещение - неоновый красный. Из колонок доносится атмосферный, гипнотический трек. Обстановка располагает узнать друг друга с другого, ранее неизвестного для обоих ракурса. Занимаю место на стёганном, широком диване, устремив на тебя испытующий взгляд. Чувствую, как мышцы сжимаются от предвкушения. От неизвестности. Я не знаю, чего от тебя ждать и это подстегивает ещё больше.
Так что же ты сделаешь? Как поступишь? Пойдёшь на поводу у моих и своих чувств/эмоций? Или отвесишь хлесткую пощечину, потому что «вот как ты мог обо мне такое подумать»? В подобной обстановке — вполне. Почему нет, собственно?
Что скажешь, Селена? Станцуешь для меня? А потом на мне? И так до утра. Или до тех пор, пока нас не выпрут из клуба security за дохуя непристойное, хах, поведение.

Отредактировано MJ Cunningham (2019-10-06 17:21:58)

+4

12

   «Devil’s playground». Могло ли заведение с другим названием встретиться вам на пути? Что это: случайное совпадение или интригующие планы дьявола на ваши души? Вся улица была его логовом, местом, где грехопадение восхвалялось, где удовлетворение своих любых желаний возводилось на алтарь, где вседозволенность была в почёте. Место, где раскрывались истинные «я», где скрываемые страсти выплёскивались наружу, и всё это под покровом тропической жаркой ночи, которая словно накрывала вас тёмным одеялом, прятала от чужих глаз, чтобы наутро вы снова вернулись к обычной жизни, словно ничего, происходившего тут ночью, никогда и не было.
   Внутри заведение оказывается под стать названию - цвета, свет, музыка. Ну и куда же в игровой дьявола без шеста? Изгибаешь бровь, и ловишь взгляд Маркуса. Ты точно не собираешься из-за этого уходить, и даже более - это может стать лишь скорее плюсом: ты точно никогда не была против того, чтобы понаблюдать за танцами красивых и пластичных женщин. Но мужчине пока не стоит об этом знать. Пусть эта небольшая тайна ещё некоторое время останется таковой. Поэтому сейчас вы располагаетесь у барной стойки, где решив не медлить, тут же заказываете коктейль. И ещё один. И ещё. Лёгкие и свежие на вкус, напитки всё же прекрасно справлялись со своей главной задачей. И вот уже ты чувствуешь приятную расслабленность и... полную вседозволенность? Но тебе хочется сделать этот вечер ещё острее, ещё более запоминающимся, тем более в компании этого мужчины, чьи глаза сейчас загорались хитрым блеском.
   О чём же ты думаешь?
   И Маркус в ту же секунду озвучивает то, что пришло ему на ум. Ты успеваешь лишь улыбнуться, и ведомая мужчиной, движешься за ним по коридорам заведения. Он ориентировался здесь так хорошо, будто и правда знал, куда идёт. Ты же пока молча шла следом, в лёгком предвкушении от того, что ждёт вас в конце этого пути. Целью оказалась комната, явно предназначенная для привата. Зайти внутрь, повернуть ключ изнутри, запирая вас вдвоём в этом пространстве, сесть на диван - ты наблюдала за мужчиной, пока никак не реагируя, лишь встречая каждое его действие улыбкой одними уголками губ. Возможно, лишь загоревшиеся искорки в твоих глазах выдавали в тебе тот интерес, что зарождался внутри.
   Ты мастерски могла изображать святую наивность, смотря на собеседника ангельскими голубыми глазами из-под полуопущенных ресниц, смущённо улыбаться, накручивать прядь волос на пальчик, даже могла изобразить лёгкий румянец на щеках в ответ на комплимент или пошлую шутку. Природа наградила тебя актёрским талантом, и ты с радостью пользовалась им для достижения собственных целей. Думаете, использовать сексуальность сложнее? Поверьте, это не так. Ведь совсем непросто изображать святошу, когда в голове твоей демоны жгут костры, танцуют самбу и пьют чистый виски. Но ты справлялась с этим достойно, порой вполне заслуживая какой-нибудь попсовой кинонаграды. Считала ли ты себя при этом плохим человеком? Скорее не так: ты просто не считала себя хорошей. Алкоголь, наркотики, секс - ты усердно кормила внутренних демонов, налаживала с ними отношения, холила и лелеяла каждого. Они же в ответ давали тебе возможность откинуть сожаления, страхи и предубеждения, и просто наслаждаться жизнью. Крайне выгодный обмен, хоть и неугодный для большинства.
   Но сегодня, в этот самый момент, в этой комнате, предоставленной только вам двоим, купаясь во всевозможных оттенках красного, что щедро разливался по помещению, под звуки музыки, что гипнотизировали сами по себе, под взглядом мужчины, со сладким предвкушением смотрящим на тебя, твои демоны рвались наружу. Сперва - избавиться от обуви, которая быстро слетает с твоих ножек и оказывается где-то в дальнем углу. Медленно обходишь шест вокруг, проводишь по холодной стали кончиками пальцев и обращаешь взгляд на Маркуса, будто спрашивая: «Ты действительно этого хочешь?». Но ответ уже известен заранее. Встаёшь к шесту спиной, подняв руки, медленно спускаешься по нему вниз, чтобы затем подняться, обхватить шест ладонью повыше, и сделать несколько оборотов.
   Кажется, я забыла упомянуть, что пару лет занималась pole dance?
   Медленно, двигаясь под музыку, растворяешься в ней, подходишь к мужчине, но не слишком близко, чтобы не было возможности дотянуться рукой, разворачиваешься спиной и медленно, подхватив пальчиками подол платья, стягиваешь его вверх и откидываешь куда-то в сторону. Снова поворот, делаешь ещё шаг к Маркусу и ловишь его руку, что в секундном порыве потянулась к тебе. Наклоняешься, приближаясь к губам мужчины, и почти касаясь их, произносишь шёпотом: - А как же правило «смотреть, но не трогать»? И чуть улыбнувшись, запечатлеваешь на его губах поцелуй.

+4

13

Брюнетка будто сливается с музыкой. Сама становится медленной (умело заглушающей иные возможные звуки так, что они мгновенно становятся бессмысленной какофонией) гипнотической мелодией, доносящейся из колонок. Мелодией, постепенно становящейся скорее навязчивой, чем расслабляющей, позволяющей телу и мозгам отдохнуть. Мелодией, которую хочешь выбросить из головы, убить, как назойливую муху. Хочешь, но не можешь. Слишком уж глубоко, сука, засела в твоём сознании, будто бы то и дело напевая-нашептывая: так просто уже не избавишься.
Движения её тела завораживают. Завораживают настолько, что не осмеливаешься отвести взгляд. Наблюдаешь, как плавно скользит по шесту вниз, как поднимается, обхватывает его ладонью и мастерски делает несколько оборотов. Как бесстыдно при этом задирается и без того короткое, лёгкое платье. Как через долгих несколько минут оказывается практически рядом, одурманивая ароматом своих духов. «Практически» — потому что рукой хрен дотянешься. Невозможно. Даже если уж очень захочешь. Как поворачивается спиной, избавляется от воздушного платья, открывая моему взору совсем другой, куда более охренительный вид, и отбрасывает его в сторону за ненадобностью. А потом, наконец, приближается так, что между нашими лицами остаётся всего ничего — считанные миллиметры. Кажется, еще секунда и преодолеешь фантастически просто. Напоминает о блядском правиле: «смотреть, но не трогать» и моментально перечит своим же словам, перечеркивая жирным красным. Целует.
— К чёрту правила, – только и удается прошипеть сквозь затянувшийся поцелуй.
Правило. В любой нормальной ситуации — практически стоп-слово. Противный сигнал о невозможности осуществления задуманного. Правило, — почти, как руководство (инструкция) для идиота, не умеющего принять единственно верное для себя/своей судьбы решение. Идиота, толком не знающего, чего он всё-таки хочет от жизни, куда движется. Я не привык слепо следовать придуманным кем-то правилам. Куда более приятным занятием было нарушать их. Воспринимать скорее хреново скрытым сигналом к действию. Завуалированным пинком под зад. Исключительно зелёным цветом, когда для других это моментально красный. Без вариантов.
Впрочем, если тебе хочется поиграть, я поддержу инициативу, – уже мысленно.
Я поддержу инициативу, хотя чертовски хочется крепче сжать её руку, потянуть на себя и, не освобождая девчонку от оставшегося на ней белья, взять её грубо, резко, не раздумывая над возможными последствиями. Вместо этого поднимаюсь с насиженного места, делаю шаг в сторону, в следующий момент оказываюсь за её спиной. Провожу пальцами по плечам, невзначай задевая широкие лямки лифа так, чтобы они в ту же секунду скользнули вниз по рукам. Касаюсь влажными поцелуями её шеи, плеч, спускаясь ниже к лопаткам, спине, покрытой гусиной кожей (верным знаком того, что Селена уже готова к логичному продолжению этого вечера). Наткнувшись на застежку кружевного лифа, потянуть её в стороны и через секунду снять вовсе. Шаг в сторону, чтобы, наконец-то, лицом к лицу. Окинуть практически обнаженную затуманенным взглядом. Потянуться к идеально-пухлым губам, требовательно раздвинуть их языком в поцелуе. Слишком настойчивым, как для двух незнакомцев. Невозможно долгом для обоих. Атмосфера накалится с новой силой, когда скользнешь рукой вниз по плоскому животу брюнетки, под тонкую резинку кружевных (под стать лифу) трусиков, войдёшь в неё (уже достаточно возбужденную, влажную) двумя пальцами, задвигаешься раздражающе медленно. Нехотя, и, пожалуй, не вовремя прервёшь поцелуй, чтобы проследить за взглядом голубых глаз напротив. Понаблюдать, какая из многочисленных эмоций будет плескаться в «зеркале души» в каждый из пьянящих моментов.
Главная цель — растянуть удовольствие. И тянуть до тех пор, пока брюнетка сама не попросит продолжить.

Отредактировано MJ Cunningham (2019-12-04 12:32:24)

+5

14

   Под его прикосновениями твои демоны совершенно слетают с катушек. Сжимают сердце, чтобы оно колотилось как сумасшедшее, давят на грудную клетку, делая твоё дыхание более тяжёлым и глубоким, поднимают температуру тела, заставляя кровь со скоростью света циркулировать по венам, повышают чувствительность нервных окончаний и, в дополнение, отключают все части мозга, ответственные за разум. Жертвоприношение во славу бога наслаждения. Все мысли, рассуждения, правила, всю себя - всё на алтарь, лишь бы бог смилостивился и позволил этим мгновениям длиться как можно дольше, позволяя насладиться каждым его прикосновением к твоей коже.
   Почти незнакомцы, волей случая или насмешкой судьбы оказавшиеся здесь, среди этих четырёх стен, теперь стирают видимые и невидимые границы, отдаются похоти, что завладела телами обоих. Сексуальное напряжение возникло между вами буквально в первую секунду, и было глупо это скрывать. Но сейчас оно достигло апогея, разрушая все возможные «но». Похоть восторжествовала над тем, что принято считать моралью. Животное - над человеческим. И Он - посланник тех пороков, что завладели тобой.
   Ни сожалений о прошлом, ни далеко идущих планов на будущее. Жить этим моментом. Выжимать из него максимум. Вечно на грани, без страха сорваться. Не делаешь разницы, что произойдёт дальше, доверяясь лишь чувствам. Ну и Ему. Охуенное ощущение, поглощающее, захватывающее от кончиков волос, спускающееся ниже, уходящее в землю, которую ты теряешь из-под ног от его горячих поцелуев на твоей коже. Ты почти полностью обнажена, обезаружена, принадлежа сейчас только этому мужчине. Смотреть ему в глаза, когда его пальцы входят в тебя, слишком медленно, превращая происходящее в сладострастную пытку. Музыка давно ушла на второй план. Вместо неё - учащённое дыхание и первые стоны, срываемые с твоих уст.
   Короткими поцелуями проходишься по его шее, судорожно стягиваешь с мужчины футболку, губами касаясь ключиц, поднимаешься выше, до скулы, а потом - к уху, проводишь язычком по нему, слегка прикусываешь мочку, чтобы почти неслышно прошептать: - Ты сводишь меня с ума. Следуя мимолётному желанию, тут же перехватываешь его руку, обхватив запястье, поднимаешь и, не отрывая взгляда, обхватываешь пальцы губами, понимая, насколько развратно ты сейчас выглядишь. Возможно даже слишком. Но тебе точно похуй на этот факт. Оставим скромность нежным девочкам в розовых платьях, закатывающим глаза от пошлых шуток и краснеющим от любого прикосновения. Потому что вся эта наивность - история, не про тебя написанная. Почему-то именно здесь, сейчас, ты чувствовала, что можешь быть собой, не пытаясь сложить о себе какое-то иное мнение, которое возможно было бы куда более нравственным по навязанным обществом нормам, но ничего не имело бы общего с истинной тобой.
   Пальцы выскальзывают из плена твоих губ, и вы снова сливаетесь в поцелуе, от которого подкашиваются ноги. Решения приобретают твёрдость, ртуть в крови накалена, необходимо выпустить пар, больше не в силах растягивать и без того затянувшуюся прелюдию. Ты хочешь его прямо сейчас, целиком, хочешь ощутить его глубоко внутри. Где-то за спиной - диван, и ты резко прерываешь поцелуй, делаешь пару небольших шагов назад, оказавшись возле него. Слегка улыбнувшись губами, покрасневшими от поцелуев, произносишь: - Не заставляй девушку ждать. И с этими словами ты снимаешь с себя последний предмет одежды, разворачиваешься, коленями встаёшь на мягкую поверхность дивана, изгибаешься в пояснице, облокотившись о кожаную спинку.
   Представлял ли ты, насколько плохой девочкой я могу оказаться?
   Последняя разумная мысль, которую ты не собиралась озвучивать, сменяется стоном, сопровождающим то, как резко он входит в тебя. И ты двигаешься ему навстречу, принимаешь целиком, изгибаешься как кошка каждый раз, когда он оказывается так охуенно глубоко. Воздух раскалён до предела, закрываешь глаза, полностью растворяясь в моменте, ловишь ртом остатки кислорода. Его хрипотца смешивается с твоими стонами, сообщая соседям, что кому-то сегодня явно повезло больше.

+4

15

Тебе нравилось в ней буквально всё. Начиная этим неебически притягательным цветом-оттенком бездонных глаз и заканчивая плавными изгибами охуенной, соблазнительной талии. Начиная копной роскошных волнистых чёрных волос и заканчивая интонацией ее голоса. Скоростью изменений её поведения: от скромной девушки, с которой ты совершенно случайно познакомился в гостинице до невероятной, охуенной любовницы, с которой тебе повезло столкнуться немногим позже. Идеальное сочетание завораживающих черт в одном фигурном флаконе. Флаконе, который ты с удовольствием сделал бы своим. Не только в том самом смысле слова.

Не заставляй девушку ждать, — даже не просьба. Требование? Замечание? Констатация очевидного факта? Да, похуй, в общем-то. Когда с нее так вызывающе слетает последняя деталь одежды, позволяя изучить её зовущее тело в самых подробных деталях (или насколько позволяло сейчас блядское приглушенное освещение, разбавленное частыми неоновыми вспышками), желать чего-то другого, кроме как взять её здесь и сейчас, ты не в силах. Преодолев небольшое расстояние, становишься сзади, помещаешь широкие ладони по обе стороны бёдер и, не дожидаясь последующего её требования (замечания?), резко входишь в неё во всю длину, двигаясь достаточно быстро, жестко, практически не оставляя шанса привыкнуть к тебе. Блаженство. Её громкие стоны, звуки, доносящиеся из соседних комнат, ваше сбивчивое дыхание, смешиваются/сливаются с музыкой в совершенно новый, завораживающий трек, отключающий, максимально отдаляющий от реальности. Чувствуешь неизбежное приближение финала, но доходить/доводить до него не спешишь. Не сейчас. Нехотя выходишь из девчонки, одним ловким движением сменяя позицию.

Отказать в себе в удовольствии наблюдать за ней, видеть её взгляд, застланный пеленой возбуждения, ты не можешь. Садишься на диван, облокотившись спиной о его спинку, в нетерпении тянешь брюнетку за руку за собой и, усадив её на колени лицом к себе, насаживаешь её на свой член. Чувствуешь жар, исходящий от её тела. Ладонями сжимаешь офигенную задницу, затем скользишь вверх по спине, тянешь ближе, оставляешь десятки едва ощутимых поцелуев на её шее, неминуемо скользишь к чувственным губам, перехватываешь их в очередном поцелуе. Вниз по спине, снова сжимая бедра, на этот раз в слепом желании руководить её движениями. Руководить процессом. Заставлять двигаться чаще, резче, жёстче. Целовать грубо, играя с её языком, проходясь по ряду белоснежных, ровных зубов. Дыхание сбивается напрочь, сердце колотится в каком-то невероятном ритме, отдаётся в висках и уже в следующий момент чувствуешь волну наслаждения, накрывающую тебя с головой. Идеальное начало путешествия, — отмечаешь мысленно, касаясь лёгким поцелуем губ Селены.

///

Ты просыпаешься в салоне на заднем сидении  арендованного на весь уикенд автомобиля. Рядом с тобой — Селена. Кажется, вчера ты был слишком пьян, чтобы сесть за руль и гарантировать довезти её (и себя заодно) в целости и сохранности. Снять номер в ближайшей гостинице не сложилось (после двенадцати всё безвозвратно закрыто), так что вами (или тобой?) было принято решение переночевать в автомобиле. Какой-никакой, но отдых. Проводишь ладонью по волосам Селены, мирно спящей (или уже нет?) на твоей груди, переводишь взгляд на массивные наручные часы. Семь утра. Ровно через час тридцать в вашей гостинице будут подавать завтрак, о чем ты сейчас же сообщаешь Прайс.

Если мы хотим успеть — нужно выезжать уже сейчас. А ещё я бы не отказался от контрастного душа, — произносишь с улыбкой, — что скажешь? — и, не дожидаясь её ответа, с удовольствием меняешь заднее сидение на водительское.

Дорога до гостиницы занимает не больше получаса. Выходишь из машины, сразу же направляясь к задней двери, открываешь её и, взяв брюнетку за руку, помогаешь ей выбраться из автомобиля. Прохладный утренний воздух заполняет легкие, пока Вы направляетесь в гостиницу, держась за руки. Со стороны вероятнее всего смахиваете на молодоженов, выбравших путешествие Таиланд в качестве подарка на медовый месяц.

Отредактировано MJ Cunningham (2020-07-07 10:05:38)

+3

16

   Если все долгие перелёты, переносы рейса, потерянный багаж и прочие неурядицы вели тебя в эту комнату, в этот самый момент, то всё случившееся ранее — совсем незначительная плата за то наслаждение, что приносил тебе этот мужчина. Словно два подходящих друг друга пазла, вы складывались в общую, пусть и крайне пошлую, картинку. Он был чертовски хорош. Каждое его прикосновение, каждый кружащий голову поцелуй, каждый резкий порыв, каждый жёсткий толчок в тебе, его сильные руки, сжимающие твою кожу, его похотливый взгляд, которым он одаривал твоё обнажённое тело - всё это совершенно сводило тебя с ума. Вновь и вновь опускаешься на его член, теряешься в судорожных поцелуях, хоть как-то заглушающих стоны, сменяешь лёгкие касания губ на покусывания, периодически запрокидываешь голову, чтобы потом вновь взглядом вернуться к его лицу, наблюдая за той гаммой чувств, что плещется в его светлых глазах. Сердце готово выпрыгнуть из груди, кровь бьётся в сонной артерии, пульс шумит в ушах, но ты не собираешься замедляться, желая дойти до такого сладкого и такого жизненно необходимого финала. Ещё несколько резких, глубоких движений, и ты выгибаешься в пояснице, чувствуя, как всё внутри сжимается, затмевая мир вокруг пеленой удовольствия.

   И эти эмоции были настолько яркими, что из памяти почти полностью стёрлось всё, что происходило позже, смазываясь в некое бесцветное пятно, потому что было куда менее значительно, чем та страсть, накрывшая вас с головой в комнате с красным освещением. Проснувшись от его прикосновения, оставляешь короткий поцелуй на скуле.

   — Душ — звучит прекрасно. А ещё не окажусь от примерно литра чёрного-чёрного кофе, — улыбаешься, следуя за Маркусом взглядом. Дорога в отель показалась короче, или просто мысли твои то и дело утекали в сторону вчерашней «прогулки», толком не давая сосредоточиться на пути и пейзажах, меняющихся за окном.

   Жара ещё не успела опуститься на остров, а близость моря обдавала восхитительной свежестью. И уже сейчас, не смотря на недолгий сон и активную ночь, ты уже почувствовала себя значительно бодрее. Люкс встретил приятной прохладой, заправленными, нетронутыми кроватями и идеальной чистотой. До завтрака оставался ещё примерно час, а значит можно было особо не спешить. Да и здесь, у экватора совсем иначе начинаешь относиться ко времени, отвыкая от типичной, городской спешки и суеты и просто наслаждаясь каждым мгновением. Впереди тебя ждали полторы недели отпуска, и теперь, в компании Маркуса, не оставалось ни капли сомнения, что он пройдёт охренительно.

   Взгляд цепляется за неразобранный до сих пор багаж, и первым делом ты решаешь вытащить вещи и убрать их в шкаф. Всё это занимает совсем немного времени, зато теперь не придётся долго искать нужную вещь. Берёшь короткие джинсовые шорты и майку и кладёшь их на кровать, чтобы сразу переодеться после. Судя по звуку рассыпающейся по кафелю воды, Маркус уже зашёл в душ, и, не долго думая и следуя порыву, ты решаешь к нему присоединиться. Сэкономим и воду и время. (Ага-ага, звучит дохрена реалистично).

   Скидывая платье и бельё и оставляя это всё где-то на полу ванной комнаты, чуть улыбаясь, входишь под душ, за руку разворачивая Маркуса к себе. Прохладная вода тут же окутывает ваши тела, создавая подобие кокона. Прижимаешься так близко, чтобы ни одна капля не смогла проскользнуть, чтобы ни одна молекула воды не разделял ваши тела. Страстный поцелуй возвращает тебя к событиям прошлой ночи, а столь нарочитая близость неминуемо разжигает в тебе пламя. И разве ты можешь ему противостоять? Смотришь мужчине в глаза, чуть прикусываешь и оттягиваешь его нижнюю губу и, игриво улыбнувшись, спрашиваешь: — Сколько времени у нас в запасе? Собственно, ответ был тебе не так уж и важен, потому что сразу после вопроса ты медленно, покрывая лёгкими поцелуями торс и проводя ноготочками по коже, опускаешься на колени, не отрывая возбуждённого взгляда от лица Маркуса, с чётким желанием доставить ему удовольствие.

Отредактировано Selena Price (2020-07-07 18:18:45)

+4

17

Просторный гостиничный номер встречает вас необыкновенно приятной, необходимой прохладой. Пока брюнетка теряется в бесконечных просторах своего необъятного чемодана, неторопливо возится с вещами, раскладывая их по полкам шкафа, параллельно ища одежду на сегодня, направляешься в ванную комнату. Оказавшись внутри, стягиваешь всё с себя к чертовой матери и, оставив все вещи на одном из немногочисленных крючков, проходишь в душевую кабину. Прикрываешь абсолютно прозрачную дверь, включаешь воду. Прохладные капли одна за другой касаются разгоряченного тела, плавно стекают вниз. Слышишь, как в один из моментов с характерным звуком открывается дверь, бросаешь взгляд в её сторону. Замечаешь на пороге брюнетку. Наблюдаешь, как стягивает с себя и без того слишком короткое платье, бросает на пол, туда же спустя несколько минут, приземляется и белье. Если вчера, в клубе ты был на процентов пятьдесят лишен возможности рассмотреть её, сейчас этому ничего не препятствовало. Упругая грудь, четко очерченная линия талии, дополнялись соблазнительно-плавным покачиванием бедрами. Чувствуешь, как перехватывает дыхание в предвкушении. Чувствуешь медленно нарастающее возбуждение, как уверенно овладевает разумом, затуманивая рассудок к чертовой матери. Сейчас тебе не хочется ни-че-го. Никого. Кроме неё, пожалуй.

В считанные секунды преодолев расстояние, Прайс оказывается совсем рядом под прохладными каплями, прижимается близко телом к твоему телу, поцелуем мысленно и, пожалуй, физически (намеренно или случайно) возвращая вас во «вчера». Меняя разве что только время суток и локацию. Сколько времени в запасе? Да, хрен знает.

Не так много, на самом деле, — отвечаешь наугад, пока она, вовсе не дожидаясь сказанного, опускается на колени и… Ну, блять, что эта брюнетка с тобой вытворяет? Выдыхаешь, перемещаясь ладонями вниз, путаясь пальцами в темных волосах, двигаясь навстречу её неожиданным, но охуенно приятным ласкам, с каждым движением оказываясь глубже, чаще, сильнее, интенсивнее. Почувствовав абсолютно неуместное в данный момент приближение финала, сбавляешь темп. Нет, черт возьми, не сейчас. Не так скоро.

Берёшь её за руки, тянешь вверх, заставляя поравняться с тобой и уже в следующую секунду подхватываешь на руки, припечатываешь спиной к прохладной, кафельной стенке, заглядываешь застланным пеленой взглядом в голубые глаза напротив, наблюдая в них полностью аналогичное твоему состояние. Ухмыляешься, наслаждаешься этой взаимностью. Целуешь мягкие губы, плавно уходя вниз, в сторону, влажными поцелуями по тонкой шее, и, сжав её упругие бёдра, без промедления входишь в неё до основания, срывая с губ первые стоны, ласкающие слух, заглушаемые разве что шумом воды, с силой бьющейся о кафель. Нарочито медленные, размеренные движения в попытке растянуть, продлить удовольствие плавно сменяются более быстрыми, резкими, не позволяющими уловить, удержать в руках пойманное ощущение. Загнать в тиски, поймать в золотую клетку. Тянешься к её губам, как к единственному блядскому живому источнику, в очередном отнимающим напрочь дыхание, поцелуе.

И молча ненавидишь себя за это. За блядское чувство привязанности, зарождающееся где-то внутри, как бы намекающее, что кое-кто, кажется, конкретно так влип.

Отредактировано MJ Cunningham (2020-07-11 21:57:53)

+4

18

   Проходишься языком, обхватываешь влажными губами, пальцы смыкаются у основания, медленно и плавно начинаешь двигаться по всей длине. Не отводишь взгляд. Видишь, как напрягаются мышцы пресса, как грудная клетка приподнимается и опускается от рваных вдохов. Не спешишь. Тебе хочется, чтобы он растворился в этих мгновениях. Прочувствовал до покалывания в кончиках пальцев. Снова подключаешь язык, обводя головку по кругу. Начинаешь двигаться быстрее, как только его рука оказывается на твоём затылке. Даёшь ему управлять тобой, задавать темп, выбирать глубину. Тебя и саму заводят эти действия, заставляя слегка сжимать бёдра и свободной рукой проводить по груди. Знаешь, что ты хороша в этом, и хриплые стоны Маркуса не_лишнее тому подтверждение.

   Ты готова идти до конца, довести его до экстаза своими прикосновениями. Но он лишает тебя этого шанса, потянув за руки и давая подняться, чтобы тут же в резком порыве оторвать от земли и прижать к стенке. Обвиваешь его бёдра ногами не столько для того, чтобы удержаться, сколько для того, чтобы оказаться ещё ближе. Ты уже возбуждена, и это видно по твоему взгляду, по румянцу на щеках. Задаёшься вопросом: «Возможно ли, находясь с ним рядом, не желать его каждое мгновение?», и ответ приходит незамедлительно: «Нет, не возможно», но тут же теряется в твоих стонах, приправленных звуком разбивающихся о белую плитку капель. Прохладная вода контрастирует с вашими разгорячёнными телами, не в силах даже хоть немного сбавить этот жар. Твои руки — на его плечах, пальцы впиваются в кожу, ты покрываешь его лицо и шею поцелуями чаще, чем дышишь. И ни на миг не прекращаешь двигаться на встречу его движениям. Каждый толчок внутри приближает к финалу, каждый раз, когда он так глубоко, ты не принадлежишь себе. Похоть совершенно иного уровня. Возбуждение пульсирует внизу живота, не давая вам замедляться — для этого уже просто не остаётся терпения. Прижаться ещё ближе, пальцами впиться ещё крепче, в поцелуе слегка прикусить его губу, и тут же каждой клеточкой тела почувствовать, как наслаждение пронзает твоё тело.

   Не можешь оторвать взгляда от его лица, пытаясь прочитать каждую эмоцию, что в эти моменты овладевают им, прочитать по глазам мысли, что крутятся в его голове. Чёрт. Тебе с ним   с л и ш к о м  хорошо. Настолько, что если бы не ощущение полной эйфории, захватившее тебя, непременно испугалась бы этого нового чувства, поселившегося в районе солнечного сплетения.

   Ноги вновь ступают на кафель, небольшой шаг, чтобы снова оказаться под потоком воды. Берёшь с полочки маленькую упаковку геля для душа с фирменным логотипом отеля на этикетке, выдавливаешь вначале себе на ладонь, затем — Маркусу. Плавными движениями намыливаешь его плечи, руки, торс, делаешь небольшой шаг и перемещаешься на широкую спину. Разворачиваешься сама, подставляя кожу спины под его ладони. Снова поворот, и, встретившись с ним взглядом, игриво улыбаешься, пальчиком оставляя немного пены на его носу. Шампунь тоже обнаруживается на полке, и через минуту твои волосы пахнут манго и кокосом, спадая влажными локонами на спину.

   Закончив с водными процедурами и собрав капли воды с кожи махровыми полотенцами, выходите в комнату, прохлада которой ощущалась сейчас особенно остро. Надеваешь подготовленную одежду, убираешь волосы в пучок и, оставшись довольна отражением в зеркале, подходишь к Маркусу, который уже тоже был собран. Взяв его за руку, переплетаешь ваши пальцы и улыбаешься: — Теперь можно и на завтрак. Я чертовски голодна. Взяв ключи, покидаете номер и направляетесь в ресторан, который находился на последнем этаже отеля.

+4

19

Можно вечно смотреть на три вещи: огонь, воду и на неё. Обнаженную. Наблюдать, как стекают капли воды по смуглой коже, как в отместку (?) медленно, старательно, будто не хочет упустить не единой, вытирает их махровым полотенцем. Как её силуэт этой блядской манящей походкой удаляется из ванной комнаты, заставляя без лишних вопросов слепо следовать за собой, что ты, в общем-то и делаешь (доверяя уже безусловно), едва не забыв завязать своё полотенце на бедрах. В номере ощутимо прохладно, так что, оказавшись около своего чемодана с вещами, спешишь скинуть с себя полотенце, наскоро заменяя его голубыми (продырявленными по моде в разных местах) джинсами и светлой футболкой.

Да, пойдем, — сжимаешь её ладонь в своей руке, тянешь к выходу. Оказавшись за пределами люкса, закрываешь дверь на ключ, прячешь последний в кармане джинс, — отлично выглядишь, — и запоздало констатируешь очевидный факт с легкой улыбкой.

Потеряться в бесконечных, практически идентичных гостиничных коридорах слишком просто, если не зацикливаться на незначительных деталях. Особых приметах местности безоговорочно ведущей в одном конкретном направлении. Без вариантов. Например, вон той картине справа или горшке с объемным вазоном слева чуть дальше, номере «1011» или телефоне (на случай, если кому-то приспичит связаться с обслугой не заходя в номер). Детали, оставшиеся в твоей памяти, одна за другой складываются в целостную картину и все-таки выводят вас к лифту. Жмёшь на кнопку вызова, терпеливо дожидаешься, время от времени поглядывая на брюнетку рядом. Дальше — в лифт с абсолютно прозрачными стенами-окнами, благодаря которым с энного этажа открывался неплохой вид.

Кажется, наш, — оказавшись на последнем этаже гостиницы осматриваешься и, заметив двустворчатую деревянную дверь с весьма красноречивой вывеской-названием ресторана, ведешь свою новую знакомую за собой. Проходишь в ресторан, мягко приобнимая ее за талию, затем двигаясь в направлении самого отдаленного от чужих ушей столика. Присаживаешься на диван рядом с ней и, бросив взгляд на часы, отмечаешь, что до твоего отъезда осталось всего-ничего — двое суток. Время с ней пролетело чертовски быстро. Оставлять приобретённое в рамках отпуска ты не хотел бы, так что тема для разговора появляется на горизонте сама собой.

На когда у тебя билеты? — уточняешь и тут же замолкаешь, потому что к вашему столику подходит официант с двумя кожаными папками в руках. Принимаешь одну из них, открываешь и диктуешь заказ сразу же. Небольшая пауза позволит ей вспомнить точные даты, так что когда третий лишний удаляется, незамедлительно получаешь ответ и спешишь задать следующий, — чем планируешь заниматься по приезду домой? — где-то в этом моменте вспоминаешь, что она учится в Калифорнийском, а значит, скорее всего, впереди лекции-практика-диплом (?) и прочие «прелести» студенческой жизни. Как же, черт возьми, хорошо, что у тебя самого вот это вот всё осталось в далеком прошлом. Приобнимаешь брюнетку за плечи, ладонью проходишь вскользь по плечу вниз. Не прикоснуться к ней, когда она так близко, сродни преступлению.

Спустя минут двадцать перед вашим столиком материализуется официант с вашими заказами на широком разносе. Ставит на стол немногочисленные тарелки, приборы, несколько бокалов и, пожелав приятного аппетита, ретируется к другому столику, чтобы принять очередной за сегодня заказ.

Ну, наконец-то. Радовала даже не столько возможность нормально позавтракать, сколько тот факт, что Вас наконец оставили наедине, почти гарантируя полное невмешательство в вашу беседу.

Совсем скоро нам придётся вернуться к привычному графику, — круговороту лиц и личностей, бумаг, событий, — и я хотел бы находить в своём время для наших встреч, — разумеется, она имеет право подумать или не согласиться, — и, конечно же, узнать тебя получше. Точно также здесь и сейчас ты можешь выбрать оставить эту историю в рамках острова. И, в какой-то мере, этот выбор тоже будет возможным. Правда, я не в силах гарантировать, что отпущу тебя раньше, чем ты сядешь в самолёт, — рано или поздно этот разговор всё равно должен был состояться. Так почему бы и не сейчас?

Отредактировано MJ Cunningham (2020-09-18 23:00:51)

+1

20

Сколько нужно времени, чтобы влюбиться? Час? День? Неделя? Месяц? Или на самом деле достаточно секунды, одного взгляда, одного мимолётного прикосновения, а всё остальное время просто уходит на то, чтобы узнать, понять и принять это чувство, зреющее внутри?
В какой момент твоя броня, защищающая тебя от привязанностей, пошла трещиной? Когда ты облила его коктейлем, и ваши глаза встретились? Когда блики луны на поверхности воды отражались в омуте его светлых глаз во время спонтанного ночного купания? Когда ты проснулась с ним в одной постели в его номере? Когда вы гуляли по улицам Пхукета и в ненавязчивой беседе чуть лучше узнавали друг друга? Или когда он охренительно трахал тебя в одной из приват-комнат «Игровой дьявола»?

Сейчас уже это не имело значения. Глупо было не признаваться хотя бы себе, что эмоции, переполняющие тебя — не просто влечение. Что его прикосновения и поцелуи не просто вызывают возбуждение. Что сидеть так близко, завтракать вместе, разговаривать — это не просто способ занять время, пока на остров опускается жара. Нет. Это далеко не просто влечение, не просто курортный романчик, который тебе захочется оставить здесь и никогда больше к нему не возвращаться, даже мыслями. Прикосновения и поцелуи Маркуса буквально сводят с ума, становятся необходимы, как воздух, обжигают, воскрешают и окунают в такой яркий поток ощущений, что ты при всём желании не смогла бы вспомнить, вызывал ли хоть один мужчина у тебя нечто подобное. Просто разговаривать, просто завтракать — как прелюдия перед чем-то бОльшим, как шанс узнать его лучше, получить ответы на вопросы, что зреют в твоей голове. Тебе правда интересно, чем заняты его будни, как он обычно проводит отпуск и испытывает ли хоть что-то похожее на тот коктейль эмоции, что испытываешь сейчас ты.

Ты настолько потерялась во времени, что подошедший к столику официант оказался очень кстати. Окидываешь взглядом меню, выбираешь пару позиций из раздела «завтраки», чёрный кофе, апельсиновый сок и, протянув папку обратно, пытаешься вспомнить, на какую дату у тебя куплены билеты. — Ещё неделя отдыха. А после — сразу окунуться в новый семестр. Учёба в меде — совсем не про отлынивание. К сожалению для студентов и к счастью для их будущих пациентов. Улыбаешься, чувствуя его руку на своём плече и в очередной раз радуешься, что столик находится в отдалении и никакие лишние зрители не будут вам мешать. Вид с этого дивана же был потрясающим — сквозь большие, панорамные окна открывался волшебный вид на море, бескрайнее, бирюзовое и подсвеченное ярким экваториальным солнцем. Вновь обращаешь взгляд на Маркуса с логичным ответным: — А ты? Куда прилетишь с отпуска: в Нью-Йорк или Сакраменто?

Что это: подарок судьбы или происки дьявола, что этот мужчина оказался из Сакраменто? Неужели нужно было улететь за тысячи километров, чтобы вы встретились? В одни даты, на одном острове, в одном отеле. И учитывая всё это, было бы глупо не увидеться вновь, за пределами этого клочка рая, со всех сторон окружённого морем. Но прежде чем эта мысль до конца сформируется в твоей голове, официант вносит паузу в ваш разговор, выставляя на стол еду и напитки. Первым делом — глоток кофе, потом уже — всё остальное.

Чуть улыбаешься уголками губ на слова Маркуса, понимая, что не одной тобой овладевают эти мысли. Тебе не требуется время на подумать, потому что внутри себя ты уже всё поняла. Может ещё не отдавала отчёт в том, насколько сильно ты уже погрузилась в эти эмоции, но точно понимала, что совсем не хочешь, чтобы эти несколько дней стали последними в вашей истории. От такого просто нельзя отказываться.

— Не отпустишь? — чуть приближаешься к мужчине, оставляя лёгкий поцелуй за ухом и тут же добавляешь, переходя на шёпот: — Я бы тоже этого хотела. И ещё одно прикосновение губами, как печать в этом словесном соглашении обязательно увидеться вновь.

С завтраком вы расправились достаточно быстро, успев действительно проголодаться за это насыщенное утро. Но весь день ещё был впереди, а значит не нужно было упускать ни минуты, которую вы могли разделить на двоих. Лифт плавно привозит вас на нужный этаж, сообщая об этом коротким звоночком. Дверь, ключ, и вас встречает привычная прохлада люксового номера. Первым делом распускаешь волосы, давая голове возможность отдохнуть от пучка. В жару ходить с распущенными волосами кажется настоящей пыткой.

— Ну что, — подходишь к Маркусу, запускаешь руки в задние карманы его джинс, чуть привстаёшь на цыпочки, чтобы посмотреть прямо в глаза, — расскажи, как ты хочешь провести оставшиеся дни в этом раю? Ответ лежал на поверхности. «С тобой». Но не вылазить из кровати можно и в зимнем Сакраменто. — Прогулка на небольшой яхте? Какой-нибудь отдалённый пляж? Купание голышом? Ладно, кого ты обманываешь, даже если он предложит не покидать стен этого номера, ты точно не будешь против. Но может у тебя всё же будут иные пожелания?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » house of memories


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно