внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » любовь, предательство, ненависть.... боль


любовь, предательство, ненависть.... боль

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

КВАРТИРА ТЭМИ | 5-7 ОКТЯБРЯ

Пит и Тэми
http://funkyimg.com/i/2LUX7.gif http://funkyimg.com/i/2LUX9.gif http://funkyimg.com/i/2LUX8.gif

мы были соперниками в игре, коллегами по работе
и теперь попробуем быть вместе
какого это?

Отредактировано Peter Lang (2018-10-08 15:30:56)

+1

2

Мы познакомились совсем недавно, хотя о чем это я. Уже начался пятый месяц, как мы познакомились. Именно к ней я поехал в свой выходной и попал под дождь. И кстати после него я здорово простудился. Но это так, лирика. Продолжим о знакомстве. Ведь после него я узнал, что именно она тот самый персонаж, который подпалил мою пятую точку и заставил вновь доказывать уровневый скил, чтобы держать позицию топа. Мы встретились потом, когда я написал ей в личку, что хочу встретится. И как-то все встало на свои места. Мы пообщались, если это можно так назвать у нас оказалось много общего в виртуальном плане, про реальный речи не заходило. И хоть в самом начале она показалась мне немного странной, даже слегка двинутой и повернутой на онлайн играх, то сейчас она таковой не казалась. Мы сошлись на том, что будем играть по возможности в месте, не ставя палки в колеса другому, и если один выигрывает, то второй признает поражение.
И разошлись.
А дома вновь схлестнулись. И казалось, что мы ненавидим друг друга, с такой яростью и остервенением вжимаем кнопки, нанося друг другу максимально допустимый урон.
Пока не случилась осада одного из замков нашего альянса. На то событие пришло не слишком много своих людей, поэтому, чтоб не отдавать замок вражеской фракции, которая достаточно давно точила зуб на этот оплот материка, мы собирали народ из мирового чата. Контингент, конечно, не из лучших, но на нашей стороне хотели сражаться многие. А потом подтянулись и остальные. Пока мы ждали врага, а наши шпионы, засланные караулить их полетников, доносили что движа никакого не будет, внутри альянса началась своя движуха. Кто-то, уже не помню кто, наехал на Артемиду, и явно намеревался назначить той стрелку. К слову, на сервере никто не знал, что она девчонка, только я. И я не особо распространялся по этому поводу. Во-первых, это ее дело - разглашать или нет, а во вторых.. Ну вот кто в здравом уме признается, что его уделала девчонка? Явно не я.
Но когда я услышал то, как ее поносит этот дебил, не мог не вступиться.
-Следи за словами, - вначале культурно, не перегибая палку, пытался утихомирить раскрасневшегося "фаер-резиста! - Не перегибай палку, Каштан, - послышался голос клан-лидера агрессора. Но паренек не успокаивался, переходя уже не личности, на манер" я твой дом труба шатал и мамку в этот момент трахал". Не имея собственных предков, которые избавились от меня в три года, я не мог такое слушать. Ведь не все такие как у меня, и был уверен, что у Тэми были нормальные. Хоть я и не видел их, слова о них послужили иголкой в шар моего терпения.
-Слушай, Каштан, - я тактично кашляю, затыкая рот мужчине, - ты все-таки с девушкой разговариваешь, - осекся, но не перестал говорить, - моей девушкой, - всеобщая тишина и до меня только доходит, что именно я сказал вслух. Нет, я не думал с ней встречаться. Точнее, мы не встречались, а думать-то я обо всем уже думал, практически каждую ночь заниматься с ней сексом на всех поверхностях ее огромной квартиры. Мою мы всю обновили во снах уже на той неделе. - Оба, Шандэй, - это мой ник, - и ты молчал? - голоса моих соклановцев не то, чтобы офигевают, они все в ахуе. И я уверен, что и Артемида тоже, ведь в чате сразу появился темно-малиновый цвет лички от ее персонажа. Каштан сразу был забыт и оставлен на растерзание моим друзьям-онлайн.
"Ну прости, я не смог удержаться после его слов," - коротко ответил и думал, что все.Но затем нажал Enter и дописал, - "хочешь, можем встретится... "- зачем я это написал.. Понятия не имел и уже готовился к отказу, когда мне в ответ пришло коротенькое слово согласия.
И вот тут понеслась. Я начал за ней ухаживать, вытаскивая из дому, узнавать о ней много нового. И в итоге оказалось, что ее отец когда-то не дал мне работу. Из-за чего мне пришлось неделю или две жить под мостом пятой авеню. И наверное это сыграло свою роль, что я заключил с собой пари для мести. О нем никто не знал, и со стороны можно было сказать, что я влюбляюсь в шатенку. Но на самом деле в мозгу выполнялся коварный план. Влюбить и уничтожить. Как когда-то меня.
И мне плевать было, что она не виновата.
Но сейчас конечно, не об этом. Сейчас о том, что сегодня Тэми впервые пригласила меня к себе на ужин. А неделю назад я предложил ей стать моей девушкой. И я почему-то оказался слишком рад этому событию. Внутри все порхало, словно я получил желаемое на день рождения, а я убеждал себя в том, что это всего лишь радость ближайшей мести.
Поэтому когда девушка пригласила к себе, диктуя код от лифта, я уже представлял, как качественно оттрахаю ее за всю ночь,а  на утро исполню свой план. Что-то в глубине сознания стало перечить этому, твердя, что я не такой, но я постарался запрятать подальше этот голос и с головой ушел в подготовку. Принял душ, побрился, причесался, и надел чистое белье. На верх выбрал джинсы и белую рубашку, после чего, закрыв квартиру, окончательно забыл о плане мести и очертя голову окунулся в круговорот чувств, которые бурлили внутри меня.
До здания, где на верхнем этаже располагалась шикарная квартира Рэншоу, я добрался через полчаса из-за пробок на главной улице. Совершил оплошность, не свернув на параллельную дорогу, но не опоздал, так как выезжал с расчетом на эти самые пробки. Припарковавшись на выделенном мне месте, захожу в лифт и набираю код, облокачиваясь на стенку, жду, когда доеду до верха.
Выхожу в квартиру, когда створки со звонком раскрываются и делаю пару шагов п узенькому коридору. Перед глазами сразу возникают моменты, точнее воспоминания, как я впервые тут оказался, щеголяя перед ней без мокрой майки. Наш первый случайный поцелуй... И я даже не заметил, как с очередным шагом в меня влетает абсолютно... нет не абсолютно, но в одном белье, моя девушка. Я на автомате вытягиваю руки, чтобы не дать ей упасть, ощущаю кожей ее тепло и, улыбаясь, прижимаю к себе.
-Привет, - хочу еще сказать, чтоб она меня так каждый день встречала, но думать сейчас не могу, склоняюсь к ней, накрывая губы поцелуем, быстро углубляя его, и окончательно теряя остатки рассудка, когда пальцы скользят по кружевной ткани, скрывающей попку. Мгновенно подхватываю Тэми на руки, разворачиваясь и прижимая ее к стене, одной рукой находя упругую грудь и сжимая ее. Поцелуй становится слишком страстным, когда наши языки сплетаются все теснее, а губы горят от тех поцелуев, что уже были. И я не хотя отрываюсь от нее, опуская поцелуи ниже, не встречая сопротивления, заставляю обнять меня крепче, ведь уже обеими руками сжимаю ее грудь через ткань лифчика, сам же спускаюсь по тонкой шейке вниз, чуть отклоняясь от нее, но не отпуская из плена своих объятий.

+1

3

Вы когда-нибудь чувствовали себя по настоящему одиноким человеком? Вы когда-нибудь чувствовали, словно весь мир и все в нём - отвернулись от вас? Я - да. Каждый день. Каждый час. Каждую минуту. Одиночество буквально съедало меня изнутри. С каждым днем оно, словно, смаковало меня, съедая чайной ложечкой по маленькому кусочку, оставляя где-то внутри огромную зияющую дыру. Дыру, которую мне просто нечем было заполнить. Дыру, которую мне некем было заполнить.
В виртуальном мире у меня были соигроки, тиммейты, знакомые, с которыми я частенько зависала в какой-нибудь игре. Но у меня не было друзей. Мы всегда говорили только о том, что в данный момент времени происходило в игре, и никогда о том, как у кого дела. Что происходит в жизни? Как прошёл день? И, в большей степени, это была моя вина. Потому как в такие моменты, если вдруг во время ожидания очередного матча, кто-то начинал спрашивать о чём-то личном, я всегда говорила, что иду покурить. Возможно, всё дело было в том, что я боялась...Боялась того, что если начну говорить, то меня уже будет не заткнуть. Или, быть может, того, что меня и вовсе никто не захочет выслушать. Ведь, по сути, кому нужны чужие проблемы?
Казалось, тогда это был самый обычный день. Когда вновь не должно было случиться ровным счётом ничего. Но случилось. Каштан уже давно пытался наехать на меня, ведь, я уже не раз и даже не два выносила его так, что у него сгорало всё вместе со стулом. А тут вон как получилось, приходится играть в одной команде. И, кажется, это заставило гореть его задницу ещё больше. А потому на меня обрушился поток словесного поноса, который, в прочем, я весьма ловко игнорировала. Я всегда игнорировала. И даже не потому, что мне не чего было сказать. И не потому, что я была девушкой. Просто...Просто мне не хотелось. Ни говорить. Ни писать. Но за меня это вдруг сделал Питер. Да, да. Тот самый парень Питер, который в первую же нашу встречу разгуливал по моей квартире без майки, щеголяя своим голым торсом. Тот самый Питер, который случайно поцеловал меня. Тот самый Питер, который единственный из всех в этой игре знал, что я девушка. - Чёрт бы тебя побрал, - пробурчала я, открывая его личку, чтобы написать этому...Этому...Чёрт! Я даже не знаю: как его обозвать? Я громко застучала по клавишам: "Зачем ты сказал так? Зачем ты сказал, что я твоя девушка?". Я была зла. Зла на него за то, что выдал мой секрет. За то, что вообще вступился за меня, когда я этого и вовсе не просила! Но потом...Уже когда я отправила, я, вдруг, подумала, что он был единственным. Единственным, кто не только вступился за меня, но и вообще обратил на меня внимание в этой ситуации, когда остальные тупо отморозились. Я вновь набираю сообщение: "Почему ты заступился за меня?". Парень просит прощения, и пишет, что просто не мог сдержаться после слов Каштана. А потом, вдруг добавляет, что если я хочу - мы можем встретиться. Я на знаю: что именно руководило мной в тот момент, когда я написала: "Хорошо". Быть может, то, что я устала от своего одиночества. Или, быть может, слова моего психотерапевта о том, что мне стоит, хотя бы иногда выползать из своей раковины. Я не знаю. У меня не было ответа. Я просто сделала это.
Пит стал первым человеком за долгое время, который стал вытаскивать меня на прогулки. Мы, то просто гуляли по городу, то сидели в какой-нибудь кафешке и пили вкусный кофе, то ходили в кино. Рядом с Лэнгом я, вдруг, почувствовала, что я всё ещё жива. Я почувствовала, что я не пленница четырёх стен и офиса психотерапевта. Впервые за очень долгое время я не чувствовала себя одинокой. Мы много говорили. Господи, я давно так много ни с кем не говорила! И, чёрт подери, это было и правда приятно. Приятно поделиться с кем-то как прошёл твой день. Какие у тебя планы на вечер. Какой новый трек услышала. Какой новый сериал решила посмотреть. Казалось бы, это всё были такие мелочи! Но из этих мелочей так много всего складывалось. Хотя, были темы, которых я старалась избегать. О своей семье я упомянула лишь вскользь, стараясь и вовсе не углубляться в эту тему. И ещё я боялась рассказывать Питеру и том, что со мной произошло. О том, что я была наркоманкой. О том, что я попала в психиатрическую больницу. О том, что я до сих пор вынуждена посещать психотерапевта.
Сегодня я впервые пригласила Пита к себе на ужин. Мы всё время куда-то ходили и я решила, что вечер в приятной, теплой обстановке тоже нужен. И ещё...Ещё я думала, что, быть может, в более привычной для себя обстановке я смогу признаться Лэнгу о своём прошлом. Он предложил мне быть его девушкой и я вновь слишком скоропостижно согласилась. Но он должен был знать правду. Правду о том, что он обрёк себя встречаться с психически не здоровым человеком. Пусть, психбольница, как и наркотики и осталась в прошлом. Но отголоски того безумия преследовали меня до сих пор.
Я как раз поставила лазанью остывать на специальный силиконовый коврик на столешнице, когда мне вдруг показалось, что раздался звук лифта. Так рано? Я вышла из кухни, осматриваясь по сторонам. Вдруг мне просто показалось? Осматриваясь по сторонам, я внезапно врезаюсь в парня, который, лишь чудом, успевает подхватить меня. Ситуация оказывается крайне пикантная, учитывая, что я была лишь в одном кружевном белье, которое едва-едва скрывало хоть какие-то участки моего тела. - П-привет, - выдавливаю я. А дальше всё случается так стремительно! Что я даже не успеваю возмутиться или же остановить Питера. Он вдруг подхватывает меня на руки, прижимает моё тело к стене, впиваясь в мои губы поцелуем. Правильно было его сейчас образумить. Остановить. Прекратить всё это. Но я не могла. Было ощущение, словно моё собственное тело предало меня, слишком истосковавшись по мужским прикосновениям.
Губы саднило от того, с какой страстью Лэнг впивался в их. Мои пальцы скользят по его плечам, впиваясь в его кожу сквозь ткань рубашки, впиваясь в его кожу. Пальцы парня, до этого ласкающие мою грудь, вдруг заскользили по моей спине и вот уже мой кружевной лифчик улетает к нашим ногам, а губы Пита обхватывают мой, твердеющий от его требовательных ласк, сосок. С моих губ срывается откровенный стон. Я даже не пытаюсь. Не пытаюсь скрыть того, что мне приятно. Я кожей чувствую усмешку парня. Он вдруг отстраняется от моей груди и идёт куда-то вглубь квартиры. - Туда, - шепчу я прямо в губы Питера, когда он хочет свернуть в сторону гостиной. Я не хочу на диване. А потому я указываю ему рукой в сторону своей спальни. Дважды повторять Лэнгу не требуется и уже через минуту он бережно кладёт моё тело на шёлковую постель. Мои трусики быстро оказываются где-то на полу и я прикусываю губу, когда Питер вдруг отстраняется от меня и расстёгивает рубашку, отправляя её в полёт куда-то к моим трусикам. То есть, на пол. Мои руки бесстыдно скользят по его телу. По каждой напряженной мышце. По каждому кубику. Я вдруг понимаю, что совсем не хочу медлить. Никаких предварительных ласк. Никакой нежности. Я просто хочу его. Прямо сейчас. Почувствовать внутри себя. И это дикое желание заставляет меня толкнуть парня на постель, а потом оседлать его бёдра. Его брюки вместе с нижним бельём стремительно покидают своего владельца и вот я уже трусь своим влажным лоном о его твёрдый член. Я вновь прикусываю губу, когда направляю его плоть в себя, медленно опускаясь до самого основания. Я не сдерживаю стоны или крики, которые срываются с моих губ. Мне плевать. Сейчас есть только я, он и наслаждение, когда его член скользит внутри моего лона. Я прикрываю глаза и начинаю медленно двигаться. Чувствую руки парня, которые скользят по моей попке, сжимают её, помогают мне двигаться. Я понимаю, что это безумие. Понимаю, что это неправильно. Но не могу остановиться.

+1

4

Все происходит слишком быстро, чтобы успеть пожалеть ос воем поступке. Губы слишком страстно терзают ее, быстро проникая внутрь и лаская ее язык, очерчивая кромку белоснежных зубов. Я краду ее дыхание, теряя собственное, через полузакрытые веки пытаюсь найти нормальную дорогу на любую поверхность, но получается как-то слишком плохо, поэтому приходится смотреть широко раскрывая последние. Прогуливаться быстрыми поцелуями по длинной и тонкой шейке. Сжимать упругую попку в руках, ощущая жар ее тела на своих бедрах. И только чудо не дает мне опустить ее прямо на пол в коридоре, и не закончить все прямо вот так, совершенно не романтично.
-Туда, - ее шепот помогает, и останавливает меня от входа в гостиную, где стоит удобный диван. Не задаю лишних вопросов, только иду в указанном направлении, продолжая атаку поцелуями. Я окончательно теряю голову, когда укладываю ее на кровать, кажется, не особо нежно, но возмущения не следует, поэтому я быстро освобождаю ее от мешавших лоскутков ткани, помогаю раздеть меня, откидывая одежду в сторону, не заботясь о том, где она будет валяться.
Присоединяюсь к девушке, прижимая своим телом к простыням и, без прелюдий., резким толчком проникаю внутрь Тэми. На секунду замираю, впитывая горячий выдох и начинаю двигаться. Грубо, резко, без особых прелюдий. Мне кажется, что она хочет именно этого, и потому, как она выгибается навстречу каждому толчку, как сильнее прижимается и лишь шире расставляя ноги, впуская так глубоко, что комната быстро наполняется шлепками моего тела о ее.
Приподнимаюсь на руках, упираясь ладошками в простыни, увеличиваю темп движения, подвожу ее к порогу наслаждения, и когда она уже готова кончить резко останавливаюсь, начиная двигаться размеренно, полностью выходя из нее и до основания вгоняя член внутрь. Вновь целую ее, сплетая наши языки, затем опускаюсь по шее вниз, целуя каждый миллиметр ее нежной кожи и вновь ускоряясь, уже не собираясь останавливаться. Через несколько минут, все заканчивается слишком быстро, мы слишком друг друга хотели, чтобы растягивать удовольствие. Но я уверен, что это не предел наших возможностей, и эта ночь запомнится каждому из нас. А пока, немного удовлетворенный, я валюсь рядом с ней, притягивая ее вздрагивающее тело, и нежно целую плечо, лаская пальцами ее грудь, пока девушка приходит в себя.
-Я скучал, крошка, - она обнимает меня, кладя голову на плечо, закидывая на меня одну ногу. Мои пальцы тут же принимаются ласкать предоставленный участок тела, легонько пробегаясь по коже. Какое-то время мы лежим вот так, наслаждаясь этой внезапной близостью и я не могу поверить, что когда-то первый раз пришел к ней, что случайно выпалил про то, что она моя девушка. И как все развернулось, снося окончательно остатки моего трезвого разума.
-Поесть? - я вначале не понимающе смотрю на девушку, на то, как она встает с кровати и надевает мою рубашку. Учитывая, что мы находимся в ее квартире. Нет, я совсем не против, мне даже очень нравится как она в ней смотрится. Но я забыл цель своего визита к ней, о том ужине, на который она меня позвала. Внезапный порыв страсти совершенно стер то, что реально должно было произойти.
-А ну да, - я поднимаюсь с кровати и нахожу валяющиеся неподалеку трусы и брюки, вновь представая перед ней с оголенным торсом. Сразу вспоминается наше первое знакомство, когда я промок до нитки и вынужден был раздеваться.
Следую за девушкой в столовую, или как это называется в ее огромной квартире, послушно сажусь на указанный стул, но совсем не хочу есть. Хочу другого, хочу ее на своих коленях. Поэтому когда она окончательно накрывает на стол, притягиваю к себе, возбужденный одним лишь видом ее в моей рубашке, усаживаю на колени, и мы приступаем к ужину. Не мудрено, что трапеза быстро перерастает в совершенно другое, и вот она уже сидит на мне, повернутая ко мне лицом, обнимая меня, и мы вновь целуемся. Уже не как дикие животные, сорвавшиеся с цепи, но как влюбленная парочка, которая наконец дошла до постели.
Я скольжу по ее плечам руками, попутно освобождая их от прикрывавшей рубашки, снимая ее и оставляя девушку полностью голой. Она выгибается навстречу, и я могу вдоволь ласкать ее грудь, уделяя каждой много внимания. Сжимаю одну в руке, играя соском, вторую ласкаю губами, обнимая сосок, втягивая его и легонько посасывая, делаю твердым. Затем тоже самое проделываю со вторым, заставляя Тэми дрожать от каждого прикосновения. Она елозит по паху, возбуждая настолько, что я готов тотчас опрокинуть ее на стол и взять прямо так, раскидывая остатки еды по комнате. Но я останавливаю такой порыв в зародыше, степенно лаская ее тело, и не строя из себя безумное пошлое животное.
Девушка расстегивает ширинку брюк, касаясь рукой затвердевший член,начиная елозить уже по голому телу. Сильнее, чем надо сжимаю ее талию, и сдерживая рычание, когда она направляет член внутрь своего разгоряченного лона. Начинает двигаться медленно, словно растягивая удовольствие, позволяя мне вновь и вновь ласкать ее грудь, скользить языком по ключице, целовать плечики, чтобы подняться по тонкой шейке вверх, не забыв прикусить кожу перед тем, как подняться к губам и вновь завладеть ими. В голове рисуется план действий, но пока я отдаюсь в ее руки, не мешая действовать.

+1

5

Я знаю, что это не правильно. Да, несомненно, естественно, но не правильно. Мы едва-едва знали друг друга, мы только начали встречаться, если это и вовсе можно так назвать, и вот - мы уже в моей постели. Оба до безобразия нагие. Наши тела до неприличия прижимаются к друг другу. Но как же приятно ощущать тепло, нет, даже жар его тела, который, словно, согревал саму мою душу изнутри, изгоняя из неё одиночество и тьму.
Питер внезапно меняет наше положение, подминает меня под себя, вжимая в шелковые простыни моё тело своим, а затем вновь входит в меня, резко и так глубоко, что с моих губ невольно срывается стон. Он замирает лишь на секунду, чтобы после сорваться на быстрые, грубые, резкие толчки. Моё тело столь бесцеремонно выгибается навстречу каждому толчку внутри меня, мои бедра сами движутся навстречу наслаждению, заставляя мою комнату быстро наполниться пошлыми звуками шлепков тела о тела. Пит вновь немного меняет своё положение, больше откровенно не вдавливая меня в постель, он упирается ладонями в постель по обе стороны от моей головы, увеличивая темп своих движений. Кажется, словно всё внутри моего тела пылает. Горит неистовым огнём и вот-вот готово взорваться, словно тот вулкан, что много столетий спал, а теперь, после внезапного пробуждения - его извержение неизбежно. Но движения Лэнга внезапно замедляются. Мне хочется застонать от разочарования, но вместо этого с моих губ срывается ещё один стон, когда его член проникает в меня до самого основания. Медленные, размеренные и такие глубокие толчки, заставляли моё тело извиваться под Питером, одновременно в немом желании, чтобы он не переставал двигаться так внутри меня и, вместе с тем, с желанием, чтобы эти толчки были более резкими и быстрыми. Но, кажется, и самому парню медленный темп довольно быстро наскучил, потому как он вновь срывается на быстрые толчки. Всё происходит быстро. Когда моё тело охватывает дрожь, заставляя прогнуться в спине. Когда мои мышцы внутри влагалища стали сильно обхватывать член парня. Всего пара движений и, кажется, он едва успевает выйти, чтобы излиться на постель, а не внутрь меня.
Питер притягивает меня к себе и я обнимаю его, немного по-собственнически закидывая свою ногу на него. Мне нравится то, как его пальцы скользят по моей коже. Мне нравится слушать его размеренное, уже пришедшее в норму, дыхание и биение его сердца. Мне нравится его тепло.
- Я бы не отказалась поесть, а ты?- Я улыбаюсь, медленно поднимаясь с постели. Шаловливо подхватываю рубашку Пита, накидывая её на своё нагое тело. Лэнг выглядит растерянно, но всё же встает следом за мной с постели, надевая свои боксеры и брюки, как и в первую наши встречу представая передо мной без рубашки. Я невольно прикусываю губу, когда любуюсь им. - Прекрати, Артемида, это неприлично, - я одергиваю сама себя. А затем, я беру руку Пита и веду его за собой на кухню, в ту часть, где стоял стол. Я оставляю парня ненадолго, лишь на пару минут, чтобы захватить тарелки, стаканы и саму лазанью. Я быстро расставляю всё на столе и раскладываю еду по тарелкам. Но глупо было полагать, что всё закончиться вот так спокойно уже только тогда, когда Питер притягивает меня за руку к себе, вынуждая меня сесть ему на колени. Не мудрено, что поесть нормально мы не смогли, ведь уже через несколько мгновений я до жути неприлично восседала на коленях парня, сидя лицом к нему, сливаясь с ним в очередном страстном поцелуе, от которого лёгкие обжигало огнём от недостатка кислорода. Рубашка, то единственное, что сейчас вообще прикрывало моё нагое тело, летит куда-то к нашим ногам и моё тело инстинктивно выгибается навстречу ласкам Питера. Моя грудь сразу же становиться пленницей его ласк. Его пальцы, его губы, его язык. Его ласки заставляют моё тело дрожать, желать большего, куда большего. Моё желание выливается в нетерпение, с которым я начинаю елозит по паху Лэнга. А затем мои губы трогает лёгкая усмешка. Пальчики ловко справляются с пуговицей и ширинкой, высвобождая затвердевшую плоть. Моё влажное лоно скользит по его члену и я чувствую, как пальцы парня впиваются в кожу моей талии. Я направляю его плоть внутрь себя, медленно опускаясь до самого основания. Это не были те дикие, рваные движения. Медленный, размеренный темп. Его поцелуи везде. На моей груди. На моей шее. На моих губах. Я тонула в этих ощущениях, упиваясь наслаждением, что скапливалось где-то внизу моего живота, да так, что едва не упустила момент. Ох, нет, детей мне ещё рано заводить. Я едва успеваю остановиться, когда понимаю, что мы оба на грани. А затем я опускаюсь перед Питом на колени, очерчиваю его головку язычком, медленно скольжу языком до основания, а потом возвращаюсь обратно и вбираю его член в свой ротик. Мне не потребовалось делать много движений, когда Лэнг стал изливаться в мой ротик и я покорно принимала всё.
Я внезапно закашлялась, отстраняясь от парня. Накатившая волна дурного воспоминания. Воспоминания из прошлой жизни. Той, где я была совсем другой. Вдруг внезапно разрезало моё сознание, словно молния темные небеса. Я поспешно поднимаюсь на ноги, неосознанно подхватывая рубашку Питера, в которую тут же кутаюсь, словно это моя броня. Мне нужно выпить воды. Я миную ничего не понимающего парня и едва ли не мчусь на кухню, где наливаю себе стакан воды. Мои руки предательски дрожат. - Тэми? - Я вздрагиваю. Стакан приходиться отставить в сторону. - Прости, - выдыхаю я, поворачиваясь к Питу. Я не могу ему всё рассказать. Не могу всё объяснить. Пока что. Быть может, когда-нибудь, но не сейчас, - ты...Ты жалеешь? - Я на несколько секунд тупо уставилась на Лэнга, не сразу переваривая смысл его слов, а потом, - что? Нет! В смысле...Я...Я...У меня просто...Просто давно никого не было и вот так вот...И, - я пыталась что-то ему объяснить, хотя это было больше похоже на непонятные обрывки слов, а потом вдруг, - а ты жалеешь? - Где-то внутри всё даже похолодело. Если он жалеет о том, что между нами произошло? Если и вовсе жалеет, что связался с такой ненормальной, как я? Если хочет уйти прямо сейчас? - Жалею лишь о том, - он медленно подходит ко мне. Его тело вновь так близко. Невероятно близко! Мне приходиться отступить и вжаться бёдрами в столешницу. - Что в твоей кухне, - он склоняется к моим губам, - слишком мало удобных поверхностей, - последние слова он шепчет мне прямо в губы. На его губах ехидная усмешка, - что ж, эта столешница весьма крепкая. А ещё есть диван, кровать в гостевой комнате, душ - ещё столько неопробованных мест, - шепчу я, прикусывая губу. - Тогда нужно поспешить, чтобы опробовать их все, - я не жду, когда он поцелует меня, я сама тянусь к его манящим губам. Впиваюсь в них жарким поцелуем, сразу же углубляя его, отбивая воздух у нас обоих. Пальцы Питера впиваются в нежную кожу моей попки, он легко приподнимает меня, усаживая на холодный мрамор. От контраста ощущений по телу пробегают мурашки. Его горячее тело и холод мраморной столешницы. Рубашка вновь покидает моё тело, а я с упоением скольжу руками по торсу Лэнга, не стесняясь царапать его кожу своими ноготками, заставляя каждую его мышцу напрягаться от моих прикосновений. Мои руки покидают его торс, скользят по его мускулистым плечам, и я притягиваю Пита к себе, - о чём я сейчас точно жалею, так это о том, что ты медлишь и всё ещё не трахнул меня, - жарко шепчу я на ушко парня. Я даже сама не знаю: откуда во мне столько похоти? Откуда во мне столько смелости? Что это? Я схожу с ума? Или это нормально так чувствовать себя? Быть может, это просто Питер на меня так действует?

+1

6

Однажды я точно сойду с ума. От работы, от напряжения. Впаду в детство от компьютерных игр, в  которые так люблю играть. Могу даже выпасть из реальной жизни и воспринимать все так, словно происходящее в игре - происходит со мной по-настоящему.
Можно заниматься сексом там, можно любить там, можно полюбить голос собеседницы, если она действительно девушка.
Но это будет не сейчас.
Не сегодня
И не с этой девушкой.
Она вытаскивает меня из дома.
Заставляет терять связь с компьютером и желать жизнь еще больше.
Она действует на меня как спасательный круг.
Я люблю ее?
Я хочу ее?
Нет, сейчас я думать не могу...
Так приятно смотреть на нее сверху, когда ее голова скользит по...
Да....
-Что происхо..дит? - дыхание сбито, голос сиплый, словно у меня ангина. Я не понимаю, почему после того, как она сделала мне такую приятность, вскакивает и убегает. Насколько это возможно, я следую за ней, кладу руку на голое плечо и нежно сжимаю его.
Тэми? - она плачет, а я понять не могу, что происходит, что случилось? - ты..Ты жалеешь? - уточняю, может, мы сейчас начнем ругаться, что не стоило нам вот так с порога переходить к интиму. Нет, я совсем запутался..
а ты жалеешь? - робкий шопот, испуганные глаза.
Жалею лишь о том, - я подхожу ближе, оттесняя к столу, - Что в твоей кухне, - наклоняюсь к ее губам, вновь вдыхая приятный, возбуждающй аромат, - слишком мало удобных поверхностей, - улыбаюсь в ее губы.
что ж, эта столешница весьма крепкая. А ещё есть диван, кровать в гостевой комнате, душ - ещё столько неопробованных мест, - много ненужных движений, притягиваю к себе девушку, накрывая губы своими.
Тогда нужно поспешить, чтобы опробовать их все, - на секунду отстраняюсь, чтобы дать ей возможность обдумать, но та притягивает меня и в ту же секунду вновь целует. Наши губы сливаются в диком танце безумной страсти, которая накрывает с головой, заставляя сердце стучать в ушах и эхом отдаваться в каждой клеточке тела. Я сажаю ее на стол, устраиваюсь между стройных ножек, легонько поглаживая внутреннюю сторону бедер, едва дохожу до пикантного места.
о чём я сейчас точно жалею, так это о том, что ты медлишь и всё ещё не трахнул меня, - это красная тряпка, детка...
Следующим мгновением, пока она царапает плечи ноготками, сжимаю ее попку, стягивая на край столешницы и одним резким толчком вхожу в нее до основания. Смотрю в ее широко распахнутые глаза, целую в раскрывшиеся губы, прикусывая нижнюю, начиная двигаться. Мы не останавливаемся, продолжая целоваться, двигаясь уже вместе. Одной рукой поддерживаю ее попку, сжимая в порыве страсти, второй провожу по изгибу шеи, перехожу к груди, сжимая ее. Играю с соском, сжимая между пальцев, после наклоняюсь ко второй груди и обнимаю сосок губами, играю с ним языком. Не останавливаясь, отстраняюсь, чуть отклоняя девушку, позволяю ей выгнуться, подставить мне грудь для любования. Ускоряюсь, трахая ее, опускаю руку и, раздвигая губки, нахожу маленький бугорок, который тут же начинаю массировать. Проходит не так много времени, как Тэми замирает, начиная сжиматься вокруг члена, я замедляюсь, не спеша сам кончать,и когда та приходит в себя, опускаю на пол, заставляя развернуться ко мне спиной. Надавливаю на спинку, наклоняя и давая ей лечь на стол. Скольжу по спинке, дохожу до попки и шлепаю по ягодицам. Она вскрикивает, но в следующее мгновение вскрик меняется на стон, когда я проникаю в нее, начиная вновь наше незаконченное родео.
На этот раз я двигаюсь быстро, рвано, одной рукой опираясь о край столешницы, второй вновь массируя ее клитор, чтобы ускорить ее оргазм. Сам нахожусь уже на грани, готовый кончить, но стараюсь не забывать о партнерше и довожу сперва ее. Она выгибается, поднимаясь со стола, прижимается ко мне спиной, вновь открывая взгляду соблазнительную грудь. Перестаю опираться в стол, сжимая ее грудь рукой, ускоряюсь, наполняя комнату хлюпающими звуками. Она замирает, и я успеваю выйти из нее. Не давая ей передышки, разворачиваю к себе, быстро сажаю на стол, раздвигая ножки. Сажусь на колени, закидывая одну на свое плечо и, раздвигая губки, беру в рот маленький бугорок. Играю с ним, проникая внутрь влагалища пальцами, трахая ее ими, второй дрочу себе, довожу до оргазма нас обоих и, когда она изливается на мою руку, не могу не улыбнуться, кончая с ней.

+1

7

Казалось, как будто весь мир вокруг нас двоих замер. Исчез и стерся. Словно, и вовсе, весь мир сузился лишь до моей квартиры, моей кухни, только нас двоих. Это было так странно и, в тоже время, я чувствовала, что впервые за достаточно длительный промежуток времени во мне что-то изменилось. Словно, я была меленькой улиткой, которая то и дело пряталась в своей раковине, боясь высунуться наружу. А сейчас моя раковина валялась где-то далеко-далеко, позволяя мне ощущать себя живой, а не просто тем, кто пытается существовать.
Это было так странно. Я не могла сказать, что хорошо знаю Питера. Я не могла сказать, что я влюбилась в него без памяти, хотя он мне нравился и у него, определенно, была какая-то врожденная харизма, от которой, я уверена, не одна девушка теряла голову. И всё же. Рядом с Лэнгом всё менялось. Все страхи отступали назад так, словно он был моим принцем в ярко сияющих доспехах, блики от которых разгоняли тьму вокруг меня. Рядом с ним мой, обычно серый, мир расцветал миллионами красок. Рядом с ним я чувствовала себя живой и...нормальной. Не психованной девчонкой, что не могла справиться со своей наркотической зависимостью и потом провалялась в психиатрической больнице. Не человеком, которому трудно заговорить с другими. Не тем человеком, единственным другом которого является собака. Рядом с ним я чувствовала себя обычной. Просто девушкой, которая может пригласить парня к себе и это всё закончиться приятным сексом. Вот только если бы я могла оставаться нормальной...Ведь, рано или поздно мне придётся всё рассказать Питу и тогда...Возможно тогда он уйдет. Возможно, даже не вернётся. И потому сейчас я наслаждалась каждым моментом. Каждым его прикосновением к моей коже от которого по телу словно проходил электрический разряд.
Я прикусываю губу. Мои слова звучали неожиданно (даже для самой себя) дерзко. Но было ощущение, словно Лэнг только этого и ждал. Мои ноготки впиваются в его широкие, мускулистые плечи, когда парень подтягивает меня к краю столешницы и одним резким толчком проникает в меня до самого основания. С моих губ невольно срывается стон. Господи, как же это приятно! Губы Питера накрывают мои, сминают их. Я не могу сдержать ещё один стон, когда он прикусывает мою нижнюю губу и начинает двигаться. Лэнг совсем не оставляет мне воздуха, его губы отбирают его у меня, заставляя голову кружиться не только от невероятно приятных толчков внутри меня. Его одна рука блуждает по моему телу. Словно ему мало того, что он уже заставляет меня чувствовать. Его пальцы сжимают мой сосок, заставляя задыхаться от этих болезненных ощущений, которые после себя приносят наслаждение. Его губы отрываются от моих губ, но лишь для того, чтобы обхватить мой второй сосок губами. Питер позволяет мне прогнуться в спине, слегка отстраняясь. Я же лишь прикрываю глаза, отдаваясь этим невероятным ощущениям, что буквально захлестнули моё тело. Я вздрагиваю, когда пальцы парня скользят внизу, когда он начинает ласкать мой клитор, заставляя всё внутри сжиматься, чтобы уже через несколько его движений я замерла. С моих губ срывается сладостный стон, когда я чувствую, как всё внутри меня дрожит от наслаждения, как сильно моё тело сжимает внутри меня член Лэнга, заставляя ещё острее чувствовать его каждое движение внутри.
Стоит мне немного прийти в себя, как Пит помогает мне спуститься и  заставляет меня развернуться к нему спиной. Я не упускаю возможность, прижимаясь к его телу. Ощущая его желание, упирающееся в мои ягодицы. Мои губы трогает усмешка. Рука Лэнга скользит по моей спине, мягко, но в то же время настойчиво вынуждая меня лечь на стол. Его рука скользит по коже моей спины, а затем легкий шлепок по ягодицам заставляет меня вскрикнуть. В прочем, с моих губ тут же слетает стон, когда Питер вновь резким толчком проникает в меня. Теперь совершенно под другим углом, заставляя меня чувствовать его толчки иначе. Хотя в этот раз движения парня более хаотичны, рваные и быстрые. Его пальцы вновь находят мой клитор и всё происходит слишком быстро. Слишком много приятных ощущений накрывают моё тело, которое вот-вот готово взорваться новым оргазмом. Я выгибаюсь, поднимаясь со стола, прижимаюсь спиной к телу Пита и прикрываю глаза. Одна его рука так и продолжает ласкать меня внизу, когда вторая вновь берет в плен мою грудь. Слишком хорошо. Моё тело вновь замирает, охваченное приятными ощущениями, но это далеко не всё. Питер не даёт мне опомниться, разворачивая к себе лицом и вновь усаживая на стол. Его язык скользит по моему клитору, его пальцы проникают внутрь меня, двигаясь быстро, продлевая мой, ещё не успевший окончиться оргазм. Мои пальцы впиваются в стол так сильно, что даже костяшки пальцев белеют. Перед глазами начинают плясать огоньки. Кажется, что ещё чуть-чуть этой пытки наслаждением и моё сознание падёт, не в силах устоять с натиском ощущений. Я вскрикиваю, ощущая новую волну оргазма, запрокидываю голову назад, жадно хватая губами воздух.
Когда Питер останавливается, мне кажется, словно всё моё тело стало слишком тяжёлым и я вот-вот упаду, не в силах удержать его. Но неожиданно силы есть у Лэнга, который, на удивление, слишком быстро восстановил дыхание. Его руки ненавязчиво скользят по моему телу, сбивая выступившие капельки пота. Я даже не могу говорить. На губах парня застыла победная усмешка. Словно его целью было затрахать меня до потери сознания. Питер осторожно и как-то невероятно нежно поднимает меня на руки, он несёт меня в спальню, но, не доходя до кровати поворачивает и идёт к двери, что ведет в мою ванную комнату. - Ты решил опробовать всё и сразу? - Усмехаюсь я, когда Лэнг осторожно ставит меня на пол в душевой кабинке. Я упираюсь спиной в стену, чувствуя, как у меня немного дрожат ноги после всего. Тем временем Пит весьма ловко настраивает воду, делая её теплой, но не горячей. Его взгляд скользит по моему телу так, словно он следит за капельками воды, что стекают по моему телу. Он подходит ко мне медленно, словно хищник к беззащитной добыче. И я завороженно смотрю на него. Одна рука Лэнга скользит по моей талии, слегка приобнимая меня, его губы мягко касаются моих. Так, словно и не было сейчас ничего на кухне. Словно, и не было той животной страсти, от которой у меня до сих пор ноги подкашиваются! Сейчас он сама нежность. Это так странно. И приятно. Вот так просто стоять и целоваться под душем с красивым, сексуальным парнем. Кстати, о сексуальности...Мои руки заскользили по плечам Питера, медленно спускаясь по его груди. Мои коготки заскользили по его торсу. Господи, почему он так хорош? Мои пальчики скользят ниже, касаются члена, легко, практически едва ощутимо. Лэнг отрывается от моих губ. Возможно, в этот момент он даже хотел что-то сказать, но я быстро опускаюсь на колени. Мой язычок скользит по головке уже возбужденного члена, - Тэми.. - Я не даю ему договорить, обхватывая губками член и скользя до самого основания, позволяя члену Питера толкнуться в мою глотку. Даже сквозь шум воды я слышу его тяжелое дыхание. В первый раз я немного облажалась. На меня нахлынули нежелательные воспоминания, испортившие весь момент и едва не испортившие наше "свидание", но сейчас я думаю лишь о том, как доставить Питу удовольствие, отбрасывая всё остальное в сторону. Мой язычок скользит по члену парня, очерчивая вздувшиеся вены. Я ласкаю его медленно, заставляя то и дело срываться на рык от приятных ощущений. Чередую легкую ласку с откровенным глубоким минетом. Пальцы Питера путаются в моих влажных волосах, когда я вновь заглатываю его член до самого основания. Несколько откровенно глубоких движений и он наполняет мой ротик своей спермой. Но в этот раз я не отстраняюсь. Не убегаю. Я облизываю губы, медленно поднимаясь, удовлетворённая собой и тем, что только что сделала.

+1

8

Сейчас не хотелось думать о последствиях, хотелось жить лишь тем мгновением, что есть у нас. Не думать вообще ни о чем, даже о том, что все спланировано.
Мне было хорошо, до чертиков приятно, что я действую на нее именно так, вызывая дрожь в коленках, безудержное желание продолжать, рушить какие-либо принципы и любые стереотипы. Хотелось доводить ее до оргазма снова и снова, лаская податливое тело, проверяя выносливость.
Когда она затихает, упираясь в мое плечо, нежно веду пальцами по дрожащим плечам, обнимая и прижимая к себе, защищая от невидимого врага, даже забывая, что ее враг - я сам. Но сейчас я не хочу об этом вспоминать, хочу лишь ее..
Поднимаю Тэми на руки, прижимая к себе, и несу в спальню. Но на полпути останавливаюсь и поворачиваю к  ванной. Наверное, что-то в мозгу клинит, и я хочу привести ее в чувство. А душ хорошо помогает в этом. Дорогу в эту комнату я помню очень хорошо, я ведь попал сюда еще в первую нашу встречу, когда попал под дождь и просил полотенце и сушилку, чтобы вещи пообсохли. Может, тогда уже в мозгу родился план по завоеванию девушки, а может и не тогда. Это сейчас сложно вспомнить.
Ставлю брюнетку на пол ванной, регулирую поток воды, проверяю чтобы она была достаточно теплой и присоединяюсь к девушке. Завороженно смотрю на то, как мелкие капельки стекают по ее коже, оставляя тонкие бороздки после себя. Затем веду по ее руке своей, сбивая ход капелек на коже, нежно касаясь пальцами, словно и не было той дикой страсти, доводящей до безумия и сносящей крышу. Я сама нежность, заставляющая ее смотреть на меня непонимающими глазами, затем обнимать меня за шею и отвечать на полные нежности поцелуи. И это, я вам скажу, еще больше сносит крышу. Когда я просто прижимаю ее к себе, ощущая неровное дыхание от наших прикосновений, скольжу пальцами по ее спине, касаясь выступающих косточек позвоночника, губами изучаю ее губы, ласкаю языком ее язык, обводя контуры зубов, затем вновь возвращаясь к языку. Одной рукой приподнимаю ее подбородок, и держу его двумя пальцами, углубляя поцелуй.
В какой-то момент она отстраняется и, прежде чем я успеваю выдохнуть сбившимся голосом, - Тэми..., - она опускается на колени и, обхватив тонкими пальчиками ствол твердеющего члена, обводит язычком контур головки. Шумно выдыхаю, но еще даю ей возможность не повторять то, что было в комнате. Но, она не хочет останавливаться, а я.. чего греха таить - совершенно не против.
Уже через несколько ее слишком умелых движений, и я готов кончить прямо вот так. Еще какой-то трезвой частью сознания держусь, упираясь спиной в холодную плитку, одной рукой собирая ее намокшие волосы в импровизированный хвост и управляя ее действиями, с каждым разом все глубже вхожу в ее ротик, ощущая ее движения языком по напряженному стволу, сдавленно рычу, когда подступающая волна слишком сильно выбивает из реальности и, тяжело выдыхая, наверное, слишком сильно прижимаю ее к паху, кончаю в рот. На этот раз она не отстраняется и собирает сперму, я же отпускаю хватку, наблюдая за тем, как она, проглатывая, смотрит на меня. Отпускаю ее волосы, но перехожу на плечи, поднимая с колен и целую.
-Ты идеальная, - страстно шепчу на ушко, прикусывая мочку, скольжу губами по тонкой шейке, ласкаю ее тело. Разворачиваю к себе спиной, легонько шлепаю по попке, заставляя намокнуть, после раздвигаю ее ножки, чуть надавливаю на спинку, заставляя прогнуться и, взяв член в руку, скольжу по ее губкам. Кажется, что предела нашим возможностям и желаниям не существует, ведь я снова готов к новым действиям.
Изучаю губами ее плечи, слизывая капельки воды. Трусь членом о ее промежность и, раздвигая губки, резко вхожу в нее. Замирая на секунду, начинаю двигаться в ней, создавая тот контраст между нежностью и резкостью. Сейчас все происходит быстрее, наверное, мы все же устали, и, через пару толчков я ощущаю, как она сокращается вокруг меня, чем доводит меня до пика и я, прижавшись к ней, изливаюсь в нее. Лишь потом, когда я прихожу в себя, то соображаю, что будут последствия, что скорее всего будут последствия. Ведь за все надо платить, но... Нет, все обойдется.
-Устала? - когда девушка приходит в себя, я уже прижимаю ее к себе, легонько целую и, выключив в оду, на мгновение отхожу, чтобы обернуть бедра полотенцем, затем беру второе и, накинув на нее, беру на руки. Сейчас я уже иду к спальне, где кладу ее на простынь, сам ложусь рядом и, притягивая ее к себе, удовлетворенную, уставшую, сам ощущая тоже самое, зарываюсь носом в ее вкуснопахнущие волосы.
-Тебе надо отдохнуть, ненасытная моя, - улыбаюсь, легонько целую в лоб и, обняв, глажу второй рукой по мягким, но мокрым волосам, - да, и мне тоже, - добавляю, не могу сдержать зевок. Да, это родео изрядно меня вымотало. - улыбаюсь в темноту, и сильнее прижимаю к себе уже заснувшую девушку.

+1

9

Питер помогает мне подняться с колен после моей небольшой шалости, которую я себе позволила. Его губы вновь касаются моих губ, забирая у меня кислород, заставляя меня вновь задыхаться от страсти. Но всё прекращается так же быстро, как и началось. Или нет? Дыхание парня опаляет кожу моего уха, когда он страстно шепчет о том, что я идеальная. На какую-то долю секунды где-то внутри разливается томительная печаль, смешанная с болью и страхом. Я, ведь, обманываю его, когда не говорю всей правды о себе. Но этот привкус горечи стирается под напором страсти Лэнга. Его губы скользят по моей шее, местами прикусывая шею, местами посасывая её, от чего на утро точно останутся кроваво-красные подтеки, но сейчас это не столь важно. Его руки скользят по моему телу и я лишь удивляюсь тому, как после всего в нас осталась хоть капля сил продолжать это безумие.
Питер разворачивает меня спиной к себе и я упираюсь руками в холодный кафель, чтобы удержать равновесие. Парень легко шлепает меня по попке, а затем скользит руками по моему телу, раздвигая мои ножки и слегка надавливая на спину, вынуждая прогнуться всем телом. Его член трется о мои половые губки, словно Питер задумал поиграть, подразнить меня, пока его губы скользят по моим плечам. Я нетерпеливо двигаю бёдрами навстречу его движениям. Мне слишком сильно хочется быстрее ощутить его внутри, даже не смотря на всю ту усталость, что скопилась в моём теле.
Он входит резко, сразу на всю длину, заставляя меня сорваться на вскрик. Он замирает лишь на секунду, чтобы уже в следующую - задавать бешеный темп, под напором которого всё внутри сжималось. Усталость сказывалась на телах не меньше, чем количество уже ранее полученных разрядок. И потому в этот раз всё произошло слишком быстро. Всего несколько толчков и я чувствую, как Пит вжимается в моё пульсирующее тело бедрами, изливаясь внутрь. Сейчас мы слишком устали, чтобы думать о последствиях этого поступка.
У меня даже нет сил, чтобы ответить что-то Питеру, когда он спрашивает устала ли я. Я просто легонько киваю. В Лэнге же ещё откуда-то находятся силы выключить воду, обернуть свои бедра полотенцем, а затем и закутать в него меня. И после всего он ещё и подхватывает меня на руки, чтобы потом бережно уложить на шелковую простынь. Парень ложиться рядом, притягивая меня к себе, позволяя ощущать его невероятное тепло. Я прикрываю глаза, проваливаясь в сон практически моментально. Да так, что слова Пита остаются где-то вдалеке, практически не расслышанными.

Я медленно ступаю по квартире. Мои ноги босые и они то и дело прилипают к какой-то липкой жидкости на полу, но я продолжаю медленно идти в сторону кухни, откуда доносятся голоса. Они звучат очень тихо, словно всё происходит так далеко и, в то же время, можно даже различить легкий смех и нотки веселости в разговоре. Но внутри меня что-то подозрительно сжимается и, словно, холодеет от этих голосов. Я останавливаюсь в проёме кухни. В окна пробивается какое-то неестественный багрово-красный свет, а фигуры на кухне выглядят какими-то нереальными или даже призрачными. - Артемида, не стой, проходи за стол, - голос мамы одновременно кажется таким родным и скрипуче-пугающим, так что я остаюсь на месте, словно меня пригвоздили к этому месту. - Артемида, ты ведешь себя неприлично, заставляя нас ждать, - голос отца звучит строго и нравоучительно, как и всегда, но в нём так же слышится гнев. - Садись за стол, Артемида, - фигура женщины, что со спины показалась мне мамой резко поворачивается ко мне. Я хочу закричать, но крик застревает где-то в горле. Фигуры же срываются со своего места и мчатся ко мне, в то время как я едва обретаю способность двигать своим телом. Мои ноги несут меня в спальню, но ноги увязают в липкой жидкости и я падаю. Я падаю на пол и моё тело погрязает в крови. Я словно упала в ванну или бассейн с кровью, который неожиданно оказался посреди квартиры и я начинаю тонуть. Вязкая жидкость тянет меня на дно, а призрачные фигуры, стоя на краю, тянут ко мне свои изуродованные конечности...

- Артемида! - Моё собственное имя врывается в сознание, когда я резко сажусь на кровати. Мои губы беспомощно хватают воздух, в то время как Питер обеспокоенно обхватывает моё лицо. Он что-то говорит, но я не могу разобрать ни слова. В моих ушах только стук моего собственного сердца и хриплое дыхание, вырывающееся из моей грудной клетки. К постели подбежала Джекки, запрыгивая на неё, но Лэнг сгребает меня, бьющуюся в истерике, в объятия, не давая собаке подойти и ей остается беспомощно тыкаться своим мокрым носом в мою спину. Я пытаюсь оттолкнуть парня, но он лишь сильнее прижимает меня к себе и что-то шепчет мне на ухо. Я бессильно повисаю в его объятиях, постепенно успокаиваясь. Не знаю: как у него это получилось? - Всё хорошо, - его пальцы скользят в моих волосах. Я начинаю различать происходящее вокруг. Кошмар медленно отступает. Я могу дышать. - Это лишь кошмар, - он прав. Но лишь о части. Это действительно кошмар, но его первопричина кроется не в простом плохом сне, а намного глубже. Я медленно отстраняюсь от парня. - Я не была с тобой до конца откровенна, Питер, - шепчу я, отводя взгляд. - Я должна была сказать тебе сразу, но я...Я просто не смогла, потому что не хотела чтобы ты смотрел на меня так же, как все. - Я совсем отстранилась от него, обхватывая себя за плечи. - Ты многого обо мне не знаешь, хотя явно заметил, что я, порой, веду себя странно. - Я прикусила губу, пытаясь подобрать слова. Как сказать человеку, который тебе нравится, что ты душевно больна? - Моя семья...Они все погибли в автокатастрофе не так давно и после этого у меня была затяжная депрессия. Я лечилась в психиатрической больнице, но...Я до сих пор не оправилась после всего. Таблетки, сеансы психотерапевта, ночные кошмары и тяжелый процесс социализации. Со стороны, может, и не скажешь, но это так. Мне...Мне жаль, что я не сказала тебе обо всём раньше, ты имел право знать. - Я встала с постели, подходя к стулу и хватая оттуда свою футболку, которую тут же надела. - Я не буду винить тебя, если ты сейчас уйдешь. То, что было вчера - было... - Я осеклась, решив не заканчивать фразу. - Лучше мы просто оба оставим это. Что случилось - то случилось. Я ни о чём не жалею, но я не хочу быть обузой, хотя прекрасно понимаю, что со всеми тараканами в своей голове - я именно ей и являюсь. Прости меня...- Я вышла из своей спальни, направляясь на кухню. Я поставила чайник и насыпала корм собаке. Питер не пошёл за мной, но через несколько минут я услышала, как открылись и закрылись двери лифта. Так будет лучше.Когда я вернулась в комнату - Лэнга уже не было. Только смятая постель говорила о том, что произошло вчера. - Мы с тобой снова остались только вдвоём, - я криво улыбнулась своей собаке, а потом начала собираться на утреннюю прогулку.
В парке для собак в это время всегда было очень много людей. Я отцепила поводок от ошейника, отпуская Джекки немного побегать и порезвиться, а сама включила музыку на телефоне, втыкая в уши наушники. Это помогало немного отвлечься. Ото всех мыслей, связанных со вчерашним днём. С Питером. С тем, что между нами было. Я медленно брела по дорожке, не выпуская собаку из виду, когда, вдруг, кто-то коснулся моего плеча. Питер быстро обошел меня, преграждая мне дорогу. Я удивленно уставилась на него, даже забыв, что хотя бы ради приличия нужно снять наушники. Я просто была слишком обескуражена его появлением. Лэнг же осторожно вынул один наушник из моего уха и уже хотел было что-то сказать, когда я, словно очнувшись, остановила его. - Не надо. - Я сделала шаг назад от парня. - Не делай того, что сделает потом больно нам обоим. Сейчас тебе кажется, что остаться со мной - это правильный выбор. Но это не так. - Я начала дрожать, и к горлу подкатил ком. Дышать становилось тяжело, но я не могла позволить Питеру совершить эту ошибку. - Я больна, Питер. И это не простуда, которая пройдет за три дня или неделю. Это тяжелое психологическое заболевание. Я просто не могу, Пит. Я не могу втянуть тебя во всё это. - Я быстро обогнула парня, не давая ему вставить и слова. Я быстро направилась к Джекки, чтобы сейчас же вернуться домой, но парень схватил меня за руку, притягивая к себе, сразу же сжимая в своих объятиях. Я пыталась сопротивляться. Он не должен был возвращаться! Но мои попытки освободиться Питер стоически выстоял, ожидая, когда я перестану. Я чувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы. Правильно было бы, если бы он сейчас ушел. Прямо сейчас. Развернулся и ушёл. Навсегда. Но он не делает этого. И я сдаюсь. Я утыкаюсь носом в его плечо. - Почему ты вернулся? - Всхлипнула я, чувствуя, как Лэнг немного расслабился, теперь зарываясь пальцами одной руки в мои волосы, но всё так же продолжая прижимать меня к себе.

+1

10

В помещении было душно и темно, свет едва пробивался сквозь маленькое отверстие, которое и окном-то не назовешь, в самом верху стены. Тишина угнетала, но постепенно звук приближался, и вот спустя несколько мгновений сирена завизжала так, что подняла бы даже мертвого. В тот же миг по коридорам засновали охранники, а остальные заключенные истошно закричали из своих камер. Герой не поддавался панике, он лишь неспешно слез со своей койки, вальяжно подошел к двери и выглянул сквозь ещё одно маленькое отверстие. Сквозь широкую решетку и запотевшее стекло он успел увидеть, как все мчатся в сторону столовой. Он ударил по двери, привлекая внимание своего соседа и крикнул что есть мочи, - Джек, что случилось? - тот, кого он назвал Джеком даже ухом не повел, его взгляд был прикован к какому-то силуэту внизу. Постепенно суета унялась, или создалось такое впечатление. В другой момент все камеры резко открылись и заключенные устремились к выходу на улицу. Персонаж ещё размышлял, стоит ли ловить такую удачу, и не подстава ли это, тогда как его крыло очень быстро опустело. Мужчина осторожно выглянул из-за двери, в коридоре было темно и лишь вдали поблескивал свет от лампы в соседнем коридоре. Казалось, что тюрьма вымерла, или случилось ещё что-то более ужасное. А может мужчина попросту себя накручивает и это очередная шутка его больного мозга. Не удивительно, ведь в подобном заведении, ещё и в одиночке, очень быстро теряешь рассудок, тем более без надежды на досрочное освобождение при пожизненном сроке.
Эй, есть кто-нибудь? - его голос глухо раздавался по коридору, натыкаясь лишь на пустоту. Словно он был последним... Словно...
Эй, чувак, - вдали он заметил высокий силуэт, который сидел на корточках около другого силуэта, и сначала не сразу понял, что голова у силуэта как-то не естественно повернута вбок. Вглядываясь через темноту, которую скудно разбивали редкие отверстия в стене, мужчина не сразу понял, чем занимался тот силуэт, но после оклика тот вскочил и стал быстро приближаться к мужчине. Уже подходя ближе он заметил, как мужчина хромает, как изогнута его нога и повернута голова. Где-то за три метра, пока восставший труп не ускорился, мужчина вглядывался и не мог поверить своим глазам. он щипал свою руку, пытаясь проснуться, но все попытки убрать кошмар были тщетны. Уже позже, словно очухавшись, он схватил топор, чудом оказавшийся рядом с ним, и со всей силы ударил подбежавшего соседа по черепушке. В миг тот упал к его ногам, брызгая темной кровью, пачкая оранжевую форму заключенного тюрьмы строгого режима.
-Что за хренотень здесь происходит?! - он уперся ногой в плечо бывшего напарника, с силой потянул за рукоять топора и с глухим звуком вытащил свое оружие из головы уже мертвого человека. Пока что мужчина не задумывался, что и как тут происходит, он не подозревал, что это вирус и что от него можно заразиться. Ещё на свободе он часто играл в игрушки на компьютере и сейчас для него все происходило, словно в той игре, где в конце ты убиваешь многорукого зомби-босса.
Отталкивая от себя труп поверженного мужчины, мужчина не стал вдаваться в подробности или же ждать, когда тот вздумает подняться, он лишь стал аккуратно пробираться к выходу, стараясь двигаться как можно тише, дабы не вызвать к себе интерес других подобных нелюдей.

Пробуждение было рваным, голова болела, словно я фармил всю ночь, но осознание происходящего быстро вернуло в реальность. Остатки сна на манер "зомби-апокалипсиса" были позади, и я повернулся к девушке, которая беспокойно спала рядом. Кажется, у нее сон похуже моего.
Я легонько потеребил ее плечо, пытаясь разбудить, но не тут-то было. Потряс настойчивее, потом еще раз.
-Артемида, - громко позвал, уже с силой тряся ее за плечо. Наконец сработало, и она открыла глаза, кажется, даже вскрикнула. Я прижал Тэми к себе, гладя по волосам и убаюкивая, пытаясь успокоить, - Всё хорошо, - качаю как маленького ребенка, - Это всего лишь кошмар... - вроде бы мои успокаивания сработали, и она перестает так тяжело дышать. Аккуратно высвобождается из объятий, а затем начинает рассказывать. И я в начале не понимаю, или она рассказывает мне свой сон, или это действительно правда ее состояния. Ведь я никогда не задавался вопросом, почему она стала такой - затворницей с собакой. Мы не поднимали эту тему, и я не настаивал. А сейчас перед глазами открывалась вся правда, и что хуже всего - осознание, какая я мразь. Я не стал останавливать девушку, когда она вышла из спальни, я просто не знал, что мне делать, хотелось сбежать нахрен и не вспоминать все, что сейчас свалилось на мою итак не шибко здоровую голову.
Я просто встал с кровати, собрал раскиданные вещи и молча ушел. Поступил как трус. И от этого становилось еще противнее.

Но я не ушел, остановился в небольшом парке недалеко от дома Артемиды. Я нашел свободную лавочку, сел и, запустив руки в волосы, взъерошил их. Мысли роились хаотичным столпом внутри: "что делать дальше?", "продолжать ли мне то, что я начал?", "что я чувствую к брюнетке?", "а может ну его нах все, пойти и пофармить?" И пока я пытался понять, чего я хочу, рядом нарисовалась знакомая псина. Она по привычке ткнулась носом мне в ладошку, словно желая помочь решить проблему и сделать правильный выбор, и я сразу понял, как надо поступать. Поднял голову, увидел неподалеку нерешительную, тонкую фигурку Реншоу и встал навстречу. Она уже собиралась сбежать, но я догнал ее, аккуратно достав наушник из уха, - Подожди, - но она настояла на своем, отозвав пса и, обогнув меня, пошла дальше. - Стой, - я догоняю ее, немного грубовато хватаю за руку и тяну к себе. Ее тело сразу отвечает мне, как и мое, еще один знак, что есть большее, чем та тупая месть, которую я уже решил забыть и не собирался ничего делать из того, что намечал. Сейчас я хотел лишь исправить то, что натворил пару часов назад, - Мне все равно, что ты считаешь себя больной, я был глуп, когда сбежал днем, - мои руки зарываются в ее волосы, затем я приподнимаю ее голову, чтобы она смотрела прямо мне в глаза, - Потому что... - ком в горле мешает сказать то, что сейчас действительно важно, да и не говорил я никогда подобных слов, - потому... что... - трус! - ты мне нравишься больше, чем твои заморочки! - на одном дыхании произношу и, откладывая слова, просто наклоняюсь и целую ее. Пусть залимонит мне пощечину, если не чувствует то же самое, я пойму. Пусть прогонит и уйдет, наверное, я отпущу. Но сейчас я вкладываю в этот поцелуй все, что чувствую к ней, и она чувствует это. Я понимаю по тому, как ее руки ползут по моим плечам, зарываясь в волосы, по тому, с какой страстью она раскрывает губы, отвечая мне на поцелуй, по всему, что мы говорим друг другу на языке тел.
-Идем домой, - легко касаюсь губами ее виска, нежно обнимая за талию. Пусть изначально это была глупая, мальчишеская месть. Но она помогла мне понять то, что я, наконец, нашел человека, который именно мой, - Но на этот раз, - отвечая голодным позывам ненаевшегося желудка, - еду готовлю я, - улыбаюсь, сильнее прижимая ее к себе и мы вместе идем по направлению к ее дому.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » любовь, предательство, ненависть.... боль


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно