внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » мотор!


мотор!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[AVA]https://i.gifer.com/4iO5.gif[/AVA]
[NIC]Jasper Torn[/NIC]
Jasper Torn x Sarah Brennan
кинотеатр, октябрь 2018
https://i.gifer.com/1mTW.gif
этот фильм о том, что я тебе не нужен.

[STA]ohuet'[/STA]
[LZ1] ДЖАСПЕР ТОРН, 17 y.o.
profession: школьник, белая ворона
resistance: Sarah
[/LZ1]
[SGN]I'm not okay[/SGN]

Отредактировано Rooney Winehouse (2020-01-07 16:40:51)

+1

2

[AVA]https://i.gifer.com/1mTW.gif[/AVA]
Ты смотрел на нее и влюбленность сладким медом разливалась по твоему телу. Сложно было дышать, сложно думать. Впору тебе, наконец, лечь и сдохнуть.
Дохера ли ты встречал девушек ее возраста и комплекции, но к этой тебя притягивало словно магнитом. Ты был абсолютно уверен, что она ведьма, вот только не рыжая. Копна пшеничных волос, утягнытых в хвост поднималась ветром и разламывалась на тонкие перья, когда Бреннан показывалась в поле твоего зрения и ты следил за ней словно хищник, пока она патрулировала периметр школы, смеялась и вертелась рядом с Уайнхаус. Ты знал Руни, но лишь мельком тебе не было до нее никакого дела. Она была  слишком контактной и веселой, однажды подошла и без  зазрения совести ткнула  тебя в плечо. Ты дернулся и тарелка с овощами повалилась вниз. Поднос  грохнулся и по полу разметалась разноцветной мозаикой чертова картошка с морковью. Ты зашипел и вздернул голову словно молодой лев, пристально впиваясь в Руни взглядом. Черт побери, у тебя итак мало денег, а сегодня благодаря ей тебе придется остаться без обеда. Почему ты должен мучиться из-за какой-то косорукой дуры? Она тогда, конечно,сразу извинилась и через несколько минут всучила тебе такой же красный поднос с одной разительной разницей. На тебя смотрела круглая, поджаренная отбивная.
— Я веган, ду..— попытался выдавить ты, но тут увидел перед собой Бреннан и громко закашлял. — В смысле, спасибо.
Ты поспешил увильнуть, сделал шаг в сторону, чтобы не выдать свое волнение, доходящее до предела, и впился взглядом в коричневые столики. Дьявол!
.
Она почему-то подошла к тебе снова. Ты сидел на лавочке и разглядывал голубей, отрывающих свои тушки от земли, зацепился взглядом за одноногого, нервно прыгающего на месте, почему-то подумал, что вы с ним похожи. Он продирался через своих тупых собратьев, чтобы побороться за корку старого хлеба, но у него не было никаких шансов. Ты знал об этом. Что-то кольнуло ниже лопатки. Ты выпрямился и захромал в сторону этого идиота, быстро приблизился и отогнал всех остальных, расчищая ему путь к еде.
— Наслаждайся, пока.. — дыхание сдавило, когда ты увидел ее рядом. Она смотрела на тебя и улыбалась, извинялась за свою подругу. Резонно, ведь Уайнхаус та ещё идиотка. Ты не злился на нее, но подсознательно ежился, когда она оказывалась рядом. Руни напоминала тебе чёртову дикую кошку, беспокойно ерзающую у локтя.
"Знаешь, вообще то, она очень хорошая и добрая"
Да что ты.
— Мой поднос с едой узнал об этом раньше всех, — саркастично выдал ты, прищуриваясь и разглядывая рваные облака на небе. И тут она засмеялась. По доброму и тепло, не так, как смеются, когда хотят задеть, не так притворно, как надрываются от смеха чёртовы родственники, сползаясь змеями в дом. Ты вздрогнул и улыбнулся, пристальнее рассматривая девушку, цепляясь взглядом за ее скулы и губы, так долго, словно выпускал липкие нити паутины. Тебе хотелось смотреть на нее вечно, как на одну из картин в музее, но ты не мог выдать себя, поэтому не выдержал и резко отвёл взгляд, краем глаза рассматривая поросли зелёной травы у нее за спиной.
— А ты..Сара? — ты вернул свое внимание к ней и прищурился, но не со злостью или пренебрежением, а чтобы лучше ее рассмотреть. Солнце слепило глаза.
— Я — Джаспер. — ты улыбнулся и почему то протянул ей руку. Она ведь девчонка, а так здороваются только мужики при встрече, но она пожала ее. Тепло пробежало по твоему телу и ты невольно съежился. Ладонь моментально стала горячей и потной и ты выдернул ее и неуклюже замахал. Она снова улыбнулась.
— Не люблю, когда ладони потеют, прости.
Ты и правда ненавидишь любое прояление живого человеческого организма, жалеешь, что вы с ней не роботы. Подумать только, ты просто гниющий мешок из костей и кожи. Рано или поздно ты полностью растворишься в чертовой земле, на которой стоишь.
И теперь ты лишил себя лишней минуты прикосновения к девочке, которую любишь уже сколько? Пол года? Год? Ты не считал. И вот она подошла ближе, а ты пятишься от нее, как прокаженный. Чертов придурок, критин! Ты нервно улыбнулся и захромал в сторону лавочки, приземлился на нее и поправил волосы, вздохнул, рассматривая небо и потянулся за сигаретами. Вытащил одну и поджёг ее. Солнце слало тебя к черту и со всей присущей ненавистью пыталось выжечь тебе глазницы. Ты отцепил от футболки темные очки и надел на глаза, пытаясь унять дрожь в теле, сделал ещё одну затяжку. Во рту пересохло.
.
Вы стали с ней друзьями. Со временем ты стал спокойнее реагировать и перестал задыхаться, когда она смотрит на тебя, но по прежнему украдкой рассматривал ее и песочные волосы у плеч. В такие  моменты  тебе  хотелось запустить в них свои пальцы, а потом спуститься к шее, проскользнуть по ее коже, но, черт! Такие, как она не выбирают таких, как ты. Ты всего лишь тень и стоит тебе уйти, раствориться и впитаться в стену, как она тут же забудет тебя! Она не будет целовать тебя, сидя на одной из тех лавочек, аккуратно и мягко, как все девчонки в самом начале отношений, она не пойдет с тобой в кино на задние ряды потому что там сидят пары, она не будет обнимать тебя так, словно боится потерять, словно зависима от тебя, как от наркотика. Блять, она не будет.
.
Но вот она зовёт тебя в кино и, кажется, тебя начинает тошнить. Голова идёт кругом. Ты нервно сглатываешь, отвечаешь ей, что придёшь, а сам спустя пару минут стоишь перед зеркалом в уборной и как-то по новому смотришь на себя, пока вода ручьями стекает по волосам и лбу...
Ты галлюцинируешь, дрожишь и покрываешься каплями пота, пытаешься успокоиться.
Черт, побери, она позвала тебя на свидание! Тебе хочется выть от радости, как одной из бездомных собак, которую погладили по хребту и кинули мяса. Ты натягиваешь черный джемпер и пытаешься привести в порядок волосы, но чёртовы пряди устраивают тебе локальный бунт и в конце-концов ты шлёшь их к черту, натягиваешь куртку и выходишь из дома и садишься в автобус, вываливаешься на нужной остановке, бежишь и выискиваешь ее, словно дикий пёс между зданий. Ты совсем близко и краем глаза различаешь в толпе ее светлую макушку. Дыхание учащается.
[NIC]Jasper Torn[/NIC]
[STA]ohuet'[/STA]
[LZ1] ДЖАСПЕР ТОРН, 17 y.o.
profession: школьник, белая ворона
resistance: Sarah
[/LZ1]
[SGN]I'm not okay[/SGN]

Отредактировано Rooney Winehouse (2020-01-07 16:39:05)

+3

3

- Руни, ты обязана сходить со мной на Венома! Том Харди, Марвел... Я умру посреди этого коридора, если ты откажешься, а тебя обвинят в моём убийстве! - засмеялась Бреннан, взяв подругу за плечи и легонько встряхнув, - Ну давай, в эти выходные. Только ты, я и задние ряды... - Сара приблизилась к Руни, сделав наигранно романтичное выражение лица, - Ну, не ломайся! - она посмеялась и отступила назад. А после услышанного ответа, вздохнула. Да, у Руни были другие планы. Вернее, были такие планы, которые уже не отменить. А Веном шёл в прокате буквально последние дни. На лице Сары отразилась грусть. Ей правда хотелось сходить на этот фильм. Ещё и одноклассники подогревали её желание, делясь своими восторженными отзывами. Да это ещё что! Стоило зайти в интернет, как там через пост - цитаты из Венома. И какие цитаты! Хотя бы ради них стоило сходить в кино. Но, раз нет, так нет. Бреннан было грустно. Она давненько не была в кинотеатре. Как-то с началом учебного года поход туда так и не сложился. Но выбора у Сары особого не было. Придётся ждать выхода Венома для общего просмотра.
Учебный день уже закончился. Сара попрощалась с Ру и направилась прочь из школы. Подруга как обычно пойдёт с Томом - Сара была за неё спокойна. А саму девочку не оставляли её собственные мысли. Например, у неё снова появились проблемы по математике, которыми было бы не плохо заняться.
Сара отошла от своего шкафчика и повернулась в направлении выхода, когда заметила знакомую фигурку. Это был Джаспер. Джаспер Торн. Сара некоторое время смотрела на него, а после резковато, под действием внезапной идеи, двинулась в его сторону.
- Джаспер! - она улыбнулась парню, когда тот повернулся к ней, - У тебя есть планы на выходные? И-и... Ты смотрел Венома? - Сара выдержала паузу, а после задала самый главный вопрос, - А хочешь?
Бреннан не помнила, как познакомилась с Джасом. Кажется, он всегда был где-то поблизости, но вышел на передний план всего месяц назад. Она не помнила, с чего началось их хорошее общение. Но одно знала точно: это был отличный парень. Джас ей нравился. Нравился своими мыслями, нравился своей стеснительностью, что иногда, похоже, бесила его, что забавляло Сару. Он был добрым парнем, который, в отличии от множества других, не пытался перевести их дружбу во что-то иное, в то, что Саре было не нужно: она ведь не делала шагов навстречу. Так зачем тогда играть в бессмысленную игру, глупым действием разрушая всю дружбу? Джас был не таким. Саре нравилась его компания, он был добрым и уютным. Почти что домашним. Так почему же не позвать в кино его? Тем более Бреннан более чем уверена, что они с ним смогут и посмеяться над смешными моментами, и до конца терпеть жуткое напряжение, гадая, умрёт главный герой или нет.
- Правда? - она ахнула от радости, услышав его положительный ответ, - Блестяще! Давай тогда завтра часа в четыре? Хорошо? И встретимся у кинотеатра, - Сара перевела дыхание. Она была счастлива, - Джаспер, ты классный! - девочка сделала шаг вперёд и по-дружески обняла Торна, - До завтра!

Дверь дома закрылась за Сарой, а сама девочка полной грудью вдохнула тёплый воздух Сакраменто. Что за отличный сегодня день! Просто потрясающий день! За утро Сара умудрилась сделать все уроки. Заслуженные выходные радовали возможностью нагуляться, побыть в кругу семьи. Ещё и поход в кино, как вишенка на торте! Бодро сбежав по ступенькам крыльца, отстучав каждую каблуками своих туфель, Бреннан уверенно направилась по слишком знакомой дороге. Больно часто она ей пользовалась! Она шла прямиком в кино.
Сара не слишком долго думала над тем, что надеть. Просто этот день был чуть жарче остальных. И Сара решила, что всё-таки наденет платье. Не обтягивающее, свободное, но одно из любимых. Волосы оказались убраны в неряшливый пучок, а на лице цвела улыбка - Сара идёт в кино!
- Ты уже здесь? - удивилась Сара, увидев Джаспера. Взяла его под руку, опустила плечи со вздохом, - Надеюсь, ты меня не долго ждал? Я старалась не опоздать... - да и время у неё ещё вроде оставалось. Но Сара не любила заставлять кого-то ждать. Ровно, как и не любила ждать кого-то сама, - Погуляем? Или пойдём займём места? Правда, сейчас кино должно быть пустое. Все, кто хотели сходить на Венома, сделали это в первые дни. А последние оставили для таких лентяек, как я. Так что зал будет только наш с тобой! - Бреннан взглянула на Джаса, прежде чем отвести взгляд на дорогу и повести Джаспера в неспешную прогулку.

+2

4

[AVA]https://i.gifer.com/1mTW.gif[/AVA]Меланхоличная тварь - вот ты кто. Да послушай же, посмотри, ты ей не нужен. Зачем ей такой кусок дерьма? Что же ты? Почему ты дрожишь, что с тобой, идиот? Что ты видишь, перед собой? Смотри. Зеркало трещит и лопается, рассыпаясь на прогнившие осколки, смотри. Плавится твоя голова. Ты кричишь, но блять, чего уж тебе кричать? Чего уж? Ты словно завис в черной яме, пока по телу колоннами ползут черви, ты кричишь и дёргаешься, хочешь выползти наверх, но ты ничего не получается. Ты пожизненно в этом дерьме, слышишь? Ты король дерьма, коронованный сопляк.
Ты боишься темноты, ножей и умирать. Но ещё больше ты боишься жить. Каждый раз нужно выползать из своего панциря, давиться колючим воздухом. Слушай, разве нужно? Разве это нужно тебе? Осколок мертвой звёзды, загнивший кусок от плоти растерзанного зверя, ты мнешься и источаешь невыносимое зловоние, ты спрятан в темный мешок из своего тела и костей, заперт здесь, в этой блядской, рваной коробке, напичканной деревьями, пешеходными переходами и собаками. Ты задыхаешься и орёшь от мысли, что можешь дышать, заглатывать его легкими. Сквозь тело гонится густая каша из крови и тебя воротит. Тебя тошнит при мысли о том, что ты состоишь из целой тонны уебищных капилляров и костей, ты словно ходячий мертвец. Жарко, плохо. Ну так кричи. И ты орёшь, стоя у крана в туалете, пока кровь идёт носом, захлёбываешься ей и страх раздирает тебя на куски. Тебя вышвыривает в детство, в тот первый раз, когда Брендон, сукин сын, порезал свою руку, чтобы показать тебе кровь. Тебя стошнило и ты выблевал утреннюю кашу в сухую и колючую траву у амбара.
— Ну ты и придурок! — захохотал он. Теперь же хохочешь ты, рвано и сипло, наполняя туалет истеричным смехом, пытаешься заткнуть ебаный фонтан из носа. Блять, да ты просто счастливчик, ты избранный! Кровь струится и заливает футболку и ты рвано дышишь. Через пол часа люди испуганно озираются на тебя в автобусе, разглядывают алые пятна, пока ты затравленными глазами смотришь в окно, машинально тянешься за сигаретой.
— Эй, здесь нельзя! — доносится до тебя, но ты не обращаешь внимания, щелкаешь зажигалкой и делаешь затяжку.
— Ублюдок, ты слышал меня?!
Через семь минут тебя выталкивают из автобуса и ты шипишь, приземляешься на асфальт, размахивая руками. Уебки. Тот толстый тянется в усмешке и ты поворачиваешься к нему, сверкаешь глазами, полными боли и злости и вытягиваешь в воздух средний палец.
— Сука. Чтоб ты сдох! — шипишь ты и провожаешь, отъезжающий автобус взглядом. Ты перестаешь быть собой, становишься злым и нервным, тянешься за сигаретами и снова закуриваешь одну, задираешь подбородок вверх и проводишь свободной ладонью по волосам, приглаживая их.
.
Ты не ешь животных не потому что тебе их жалко, а потому что не можешь выносить у себя во рту куски чьей то чужой плоти, кожи и костей. От одного вида, смятого и пропущенного через мясорубку мяса, тебя начинает тошнить. Глупая Уайнхаус, глупая девчонка, подсунувшая тебе отбивную...
.
..
Сара.
Когда ты видишь ее, то понимаешь, что тебе хочется жить. Мысли о той кроваво красной дряни, которой ты напичкан изнутри оставляют тебя. Ты начинаешь улыбаться, руки перестают дрожать, ты словно перерождаешься во что-то до тошноты нормальное, просто смотришь на нее и ловишь свечение, которое она испускает, что-то изнутри. Она полыхает им, как новогодняя елка и ты жмуришься — слишком ярко и слишком, блять, горячо. Хорошо. Тебе так хорошо, но ты ее не заслуживаешь, никто не заслуживает. И ещё раз - кто же ты?
Парень, который стоит сейчас перед зеркалом, измученный и худой, с заплаканными глазами, острыми скулами. Ты рвано дышишь и снова закуриваешь, пока серый, ядовитый дым заполняет тебя изнутри, мешок из мусора, сердца и какой-то дряни. Блять, до чего же ты безобразный, а.
И вот ты здесь. Она берет тебя под руку и тебя передергивает. По телу несется электричество, словно кто-то оголил провода. Ты тяжело дышишь и улыбаешься ей, бросая взгляд на губы и акуратный подбородок, пялишься на нее, а потом отводишь взгляд куда-то в сторону.
— Погуляем? Или пойдём займём места?
— Эммм, пойдем? — делаешь предположение ты и снова смотришь на нее, пряди волос скатываются на глаза и ты поправляешь их пальцами, улыбаешься ей, превращаешься в нормального и жизнеспособного себя. Ты провел с ней вечность просто даже из-за ощущений, которые испытываешь. Послезавтра к врачу, но ты бы отменил все сеансы, если бы она снова тебя куда-то позвала.
— Все, кто хотели сходить на Венома, сделали это в первые дни. А последние оставили для таких лентяек, как я. Так что зал будет только наш с тобой!
Слишком хорошо. Ты блять выйграл приз что ли? Кому отписать благодарственное письмо? Ты не знаешь ответа на этот вопрос, как и того, когда перестанешь улыбаться ей, как идиот. Внутри зажглись и коротят лампы и ты чувсвуешь, как жар несется по телу, уводишь взгляд куда-то в сторону и улыбаешься. Скажи ей что нибудь ты, придурок.
— Круто, —  сипло произносишь ты, возвращая взгляд к ней, —  А как там Руни?
Зачем ты спросил ее о ней? Уайнхаус тебе ни капли не интересна. Ты идиот, но это не открытие, что уж? Ты тянешься за сигаретами и хочешь по привычке закурить, но возвращаешь пачку опять в карман, понимая, что здесь нельзя. Блять, при твоих нервах относительно Бреннан выдержать весь сеанс не закуривая..такое вообще возможно?
— Куда сядем? Давай на самый верх. — улыбаешься ты ей. Плевать на какие места у вас билеты. Зал и правда полупустой, так что..будет проще ее целовать. Что? Эта мысль загорается в твоей голове и ты уже представляешь Сару, изгибающуюся у кресел, пока ты оттягиваешь губами кожу на ее шее. Что за черт?? Ты моментально покрываешься какими-то рваными и красными пятнами, тяжело дышишь, пока вы пробираетесь между рядов. Сеанс будет безумно, блять интересным, если ты ничего не испортишь. [конечно, испортишь]
[NIC]Jasper Torn[/NIC]
[STA]ohuet'[/STA]
[LZ1] ДЖАСПЕР ТОРН, 17 y.o.
profession: школьник, белая ворона
resistance: Sarah
[/LZ1]
[SGN]I'm not okay[/SGN]

Отредактировано Rooney Winehouse (2020-01-07 16:39:25)

+2

5

Сара всё ещё по-своему не могла определиться в том, что ей нравилось больше: выходные или будние дни. С одной стороны, выходные всегда были долгожданными: можно было поспать на несколько часов дольше, отложив пробежку на десять утра, можно было видеть дома папу (что, кстати, довольно большая редкость, учитывая его работу!), можно было насладиться атмосферой дома и дойти до тех дел, до которых руки не доходили всю неделю. Да, это было так, это было неоспоримо. Но то было красивое, идеализированное представление выходных. А на деле же они проходили гораздо скучнее. Как бы Бреннан не жаловалась на то, что её достают одноклассники, уже на второй день выходных, она могла взяться за телефон и активно звать класс на прогулку. Ей было скучно в четырёх стенах. Ей нужен был воздух, солнце, движение. Она не могла сидеть на месте, ей было необходимо чувствовать себя живой. Этим она и занималась: Сара пошла в кино.
Джас забавлял Бреннан. Он разительно отличался от остальных её друзей. И Сара, даже если задуматься, не могла отметить, чем именно. У него неряшливые волосы, торчащие в разные стороны - рука так и тянется их ему поправить, уложив в нужном направлении - как и у половины мужской части школы. У него такие же предпочтения в одежде, как и у большинства подростков. Но он отличался. Чем же? Сара не видела в нём каких-то явно выраженных черт, которые бросались в глаза так, как у некоторых её друзей: Руни будто светилась изнутри, Мэгг говорила так, что было невозможно оторваться, а у Тома была шляпа. А чем же выделяешься ты, Джаспер Торн? Взгляд серых глаз задумчиво остановился на профиле лица Торна. Что же в тебе особенного, Джас?
Ей уютно идти рядом с ним, держа его под руку. Когда-то они ходили под руку с мамой. Было здорово, держать её так и неспешно идти по проспекту, обсуждая всё подряд. Саре не хватало мамы. Не хватало всегда, каждую минуту и секунду её жизни. Но прожигающая нутро боль со временем сменилась пустотой. Просто пустым местом, которое ничто не могло заполнить. Да, у девочки оставались ещё и воспоминания: как они вместе готовили, как подшучивали над папой, как разбирали ёлку, аккуратно и даже заботливо укладывая игрушки в коробку. У Сары оставались только воспоминания, которые она хранила с ещё большей заботой и осторожностью, чем рождественские игрушки. Игрушки можно купить. А новых воспоминаний с мамой у Бреннан  больше не будет никогда.
- А как там Руни?
Не замедляя шага, Бреннан удивлённо глядит на Джаса. Затем, на лице возникает лукавая улыбка, а девочка качает головой:
- Она хорошо. Мне кажется, что Руни всегда хорошо - я ей даже иногда завидую из-за этого. Но знаешь... - Бреннан сделала паузу, пытаясь подобрать слова, что ей явно давалось с трудом, - Вообще-то у неё есть парень, Том... Да, я понимаю, что она классная, и что ты проявляешь к ней интерес, но... Что? - Бреннан удивлённо вскинула брови, заметив выражение лица Торна. А выслушав его, улыбнулась и виновато опустила глаза, заправив прядь волос за ухо, - Прости, мне просто показалось... У вас с ней всегда какие-то особые отношения. То в столовой, то в коридоре, да ещё и спрашиваешь о ней. Вот я и подумала...
Сара осматривает помещение кинотеатра, физически ощущая повисшее напряжение. И тогда она находит лучшее средство, убивающее любую неловкость:
- О, попкорн! - и ни о какой неловкости больше речи идти не будет.
Обнимая большое ведёрко попкорна, Сара вошла в нужный зал. Её прогноз был верный: пара человек сидела впереди, компания из трёх ребят была по-середине. Несколько одиночек сидели в разных углах зала. Сара не очень понимала этих людей. Она в принципе не понимала тех, кто занимал первые ряды. Особую прелесть Бреннан всегда видела в последних: ты будто возвышаешься над всем залом, сидишь на идеальном уровне для просмотра фильма, и наслаждаешься тем, что сзади тебя никого нет - только звукоизолирующая стена.
- Куда сядем? Давай на самый верх.
- Конечно.
И вот, девочка опустилась на кресло, которое приглядела для себя. Ведёрко попкорна расположилось на голых коленях, а Сара, в предвкушении, тихо постукивала пятками, желая поскорее начать сеанс.
- На самом деле, я читала противоречивые отзывы на этот фильм, - достаточно тихо начала Сара (атмосфера зала располагала к тихому общению), в попытке хоть чем-то себя занять, - Кто-то в неописуемом восторге, а кто-то находит недостатки даже в том, как Том Харди смотрит в камеру: "Это не правдоподобно, да как они могли взять его на эту роль?!", - сейчас, когда они с Джасом сидели в зале практически одни, в воздухе что-то поменялось. Сара чувствовала это. Если бы ей предложили назвать это ощущение каким-то словом, то она подобрала бы слово "близость". Да, это именно то чувство, которое приходит, когда ты идёшь в кино с потенциальным парнем. Возникает необъяснимое волнение, по коже пробегают электрические мурашки, дышать становится тяжело, словно воздух в зале особой густоты, ты не можешь расслабиться. Но это было не правильно. Сара сделала глубокий вдох и медленный выдох, выставляя это чувство за пределы зала. Джас - просто друг, как и она для него просто подруга. Она не представляла иные отношения с ним и не собиралась представлять. Наконец, это ощущение, что мучило девочку буквально несколько мгновений, отступило, возвращая Саре обычное состояние. Интересно, откуда это чувство вообще взялось? - Будет обидно, если фильм разочарует. По крайней мере трейлер я смотрела не меньше двухсот раз... начинается!
Сара откинулась на спинку и поставила попкорн между собой и Джасом, с неподдельным интересом устремила взгляд в экран. Когда она тянулась за попкорном, пару раз натыкалась на руку Джаса. "Извини" - тихо говорила она и закидывала попкоринки в рот. Её всецело поглотил фильм. Ведь, в конце-концов, именно из-за фильма она и затеяла эту прогулку.

Отредактировано Sarah Brennan (2019-02-07 20:08:59)

+2

6

[AVA]https://i.gifer.com/1mTW.gif[/AVA]Ты стоишь там, пока солнце горячим сигаретным окурком тушится о твою голову, наблюдаешь за тем, как черные птицы с криками бьются о голубой потолок. Тебе душно и ты начинаешь задыхаться, пальцы тянутся к карману в поисках курева. Ты выуживаешь оттуда пачку сигарет и подцепляешь одну из них дрожащими пальцами, затягиваешься и от рта вьется едкий серый дым.
И словно же, ты токсичный, ядовитый и опасный для общества Абсолем, плюешься изо рта сигаретным смогом, напоминаешь, вот только эта гусеница была куда спокойнее чем ты.
Иногда кажется, что так просто тебе свихнуться. Часы внутри тебя рвано щелкают и однажды их перемкнет и стрелки двинутся в обратном направлении, накаляя дымящиеся мозги. Кажется, что ты идешь на блядское дно, округляешь глаза, пуская изо рта невидимые, серые пузыри. Внутри тебя ворочается и дышит самый настоящий психопат, хочет прорваться на волю, разорвать ненавистную ткань из бледной кожи. Как бы то ни было, ты надежно связал его и доминируешь здесь ты. Нахуй. Она ведет себя странно? Нервничает. Сквозь рваную агонию, водоворот из своих же перемолотых чувств, ты замечаешь, что Сара краснеет, пытается отвлечься на что-то и если бы ты для нее ничего не значил, такой реакции бы точно не было. Это еще сильнее распаляет тебя и одновременно душит. Хочется уйти и оставить ее одну. Какого хрена?! Голова превращается в бурлящее месиво и ты, блять, краснеешь, как гребанный пятикласник, нервозный сукин сын. Да что же с тобой? Когда это закончится?! Ты хмуришься, когда она бросается в тебя своими выводами на тему той самой Руни и смотришь на нее, как на идиотку. Вынужденно, прости, но это так и есть. Неужели ты похож на парня, которому может понравиться Уайнхаус? Она неплохо справляется со своими барабанами, так зачем ей вообще нужен парень, а особенно ты? Блять, вот особенно ты. Хочется сказать ей: "Какого хрена, Сара?", но ты просто продолжаешь смотреть на нее и давишь в пространство что-то невнятное.
— О, попкорн! — меняет тему Бреннан и идет к ведерку со сладкой кукурузой, пока ты щуришься и бьешься взглядом красных глаз о ее спину, мысленно скользишь пальцами по пшеничным волосам, давишь шею. Что же ты за идиот? Ты предлагаешь забраться на самые верхние сидения и она соглашается, а ты в упор рассматриваешь ее, нагло заползаешь взглядом под кофту, а потом одергиваешь себя потому как моторика тебе твоя еще нужна. Двигай ногами по ступеням, слышишь?
Она пытается рассказать тебе о фильме, но скажем прямо, ты стараешься не смотреть такое второсортное Марвеловское дерьмо. Все эти герои и злодеи...тебя от них всегда тошнило и они казались такими убогими, какими-то поддерками. Чтобы быть настоящим злом не обязательно выглядеть, как эта ящерица с раздвоением личности. Можно бороться с внутренними чертями не выглядя как ебаный крокодил с охуенно длинным языком. Другими словами, это не было чем-то на что ты бы пошел в кино, но ты не смотреть сюда фильм пришел, верно? 

Ты кричал и сопротивлялся, плакал и не хотел покидать свою нору, но тебя выцарапали из утробы матери и явили человечеству, как Джаспера Торна, пока ты задыхался и не мог понять, что нахрен происходит. И ты рос. Руки становились длиннее от лопаток, острее локти и колени. Со временем ты стал походить на лягушку, прятался среди книжных полок в доме, выстраивал вокруг себя пирамиды из прочитанных книг, но рано или поздно симметрия нарушалась и они валились тебе на голову, жалили макушку. Было больно, но тебе было плевать. Тебе было хорошо с ними и ты чувствовал себя защищённым от мира, прятался в твердом переплете, как серая, неприметная моль. Ты любил фильмы. Не мультики, как все дети, а именно фильмы. Черно-белые, наивные и, по своему, кровожадные, пересматривал "Лицо со шрамом" каждую субботу. Ты бы мог многое рассказать ей о настоящем кино, о первых фильмах ужаса, безумных танцах на пленке, о безграничном помешательстве доктора Каллигари, о птицах Хичкока, которые по настоящему сводят с ума, если закрыть глаза. Что она знает о страхах? Что страхи знают о Саре? Ничего.
— Будет обидно, если фильм разочарует. По крайней мере трейлер я смотрела не меньше двухсот раз... начинается!
Она впилась глазами в экран, пока ты не выпускал из виду саму Сару, наконец, выдохнул и потер красные глаза. Этой ночью ты пересматривал Годара, а тут из экрана полезет Харди. Ничего. Ты это переживешь. Казалось, что Сара прилипла к экрану, а тебя уже на пятнадцатой минуте начало тошнить. Ебаный кинокритик. Да ты же двуличный идиот! Пошел сюда только потому что это свидание с ней! Она нащупывала в темноте попкорн и несколько раз коснулась твоей руки, а ты так и не отвернулся от нее, смотрел на Сару, поглощенную унылым постродакшеном ебаных Марвел, пока свет скользил по твоей бледной коже, в темноте сверкали глаза. Ты бросил взгляд на экран, пытаясь понять, что ей так нравится, но ответ был очевиден - стоит засунуть на экран накаченного мужика и графику, как все сразу давятся и сходят к ума. Индустрия кино спускается к охуенному ничто.
Когда она в очередной раз случайно дотронулась до тебя, ты перехватил ее за руку, впуская в ее клетки рваное электричество из своих ладоней и стоило ей повернуться к тебе, как ты притянул ее ближе, рвано выдохнул ей на лицо, а потом поцеловал, и впустил ей в рот язык, заскользил им по нёбу и она тут же оттолкнула тебя. Ты видел ее испуганное и удивленное лицо, как будто бы это ты, ты и есть этот блядский и самый настоящий Веном, а Харди лишь твоя копия. [NIC]Jasper Torn[/NIC]
[STA]ohuet'[/STA]
[LZ1] ДЖАСПЕР ТОРН, 17 y.o.
profession: школьник, белая ворона
resistance: Sarah
[/LZ1]
[SGN]I'm not okay[/SGN]

Отредактировано Rooney Winehouse (2020-01-07 16:39:41)

+2

7

Сара смутно себе представляла то, как же развернётся сюжет в этом фильме. Ей особо нравились те трейлеры, которые, заинтересовав, не раскрывали все козыри предстоящей премьеры. И этот трейлер был не исключением. Бреннан лишь в общих чертах знала то, кого из себя представляет Веном, какая роль отведена персонажу Тома Харди, видела несколько картинок в духе "Мы - Веном", которые заставляли задуматься: а точно ли в этом фильме Венома сделали злодеем? Хотя именно Веном был главным врагом Человека-паука. Фильм обещал быть интересным. И Сара направила всё своё внимание к экрану, полностью погружаясь в великолепную, нереальную и фантастическую, манящую атмосферу Марвел.
На экране стремительно разворачивались события: лаборатории, инопланетные существа, в которых Бреннан и нашла будущего Венома, а после Том Харди во всей красе, который тут же начал демонстрировать свой характер - отлично, ничего не скажешь! Сара искренне смеялась над его шутками, внимательно следила за Карлтоном Дрейком, интуитивно подозревая в нём главного злодея. Девочка была всецело поглощена фильмом, в конце-концов именно из-за фильма она и пошла в кино.
На соприкосновения рук она скоро перестала обращать внимание. Но Сара не смогла не обратить внимание на намеренное прикосновение. Она в недоумении нахмурилась и обратила взгляд к Торну, чтобы понять мотив его действий. Но всего мгновения хватило, чтобы осознать целый ряд ошибок: нельзя было поворачиваться, нельзя было идти с Джасом в кино, нельзя было считать его другом. Расстояние сократилось до минимума, её окатило запахом Джаса - тепла, смешанного с запахом сигарет - и произошло то, о чём Сара и не думала. Он её поцеловал. Мокро, липко, всё тело охватило жаром злости, от ощущения его языка в её рту стало мерзко и гадко. Достаточно резкое движение рукой, и Сара упёрлась свободной рукой в грудь Джаса, настойчиво его оттолкнула. Ведёрко с попкорном упало и сладкая кукуруза рассыпалась по полу. Точно также, как и осколки их дружбы. Но... была ли дружба вообще?
Поцелуй длился не более нескольких мгновений, зато в памяти остался яркий и чёткий отпечаток, словно то мгновение длилось часы. Хотелось вытереть губы тыльной стороной ладони, хотелось ударить Джаса, но Сара сидела, буравя парня ледяным взглядом, в глубине которого бушевал огонь злости, смешанной с разочарованием.
- Ты охренел? - холодно и громко. Кто-то с передних рядов обернулся назад, а после прокомментировал увиденное наверняка не слишком лестными словами. Но Саре было плевать. Ей было плевать на то, что она кому-то мешает, ей было плевать, что только что персонаж Тома Харди встретился с Веномом. Ей было плевать на всё и на всех. Кроме Джаса. Кроме Джаса и его тупой импровизации.
Бреннан поднялась с места, и пошла на выход. Ухватила Джаса за предплечье и повела за собой. В зале стало слишком душно: от запаха попкорна стало тошнить, воздух показался невозможно тяжёлым, дышать стало нечем, - Саре задыхалась, ей нужен был воздух и пространство.
Стоило девочке оказаться за пределами зала, как она резко остановилась и обернулась на Джаса. Хорошо, что тот вовремя замер на месте - ещё шаг и у него были бы все шансы сбить Бреннан с ног. Сара ещё ничего не говорила, но во взгляде отчётливо читалась ёмкая фраза, которая вмещала в себя абсолютно все эмоции, касающиеся этого поступка: Джас, ты всё испортил....
- Как это понимать?! - от той лёгкости и счастья, которое излучала Бреннан в начале дня, не осталось и следа. Она нападала. Наступала на Джаса, прожигала его лицо ледяным взглядом, шипела, как разъярённая кошка. Лицо горело, сердце звучно билось, тело требовало выхода энергии, - Как это, мать вашу, понимать?! Ты отдаёшь себе отчёт, что нельзя брать и так целовать людей? На что ты рассчитывал? Что я отвечу? Что во мне внезапно вспыхнет чувство? Ну? - она повысила голос, ударив раскрытой ладонью по его груди, - Зачем? Зачем?! Я пошла в кино с другом, не чтобы целоваться на задних рядах. Блестяще, Джас! Просто потрясающе!.. - Бреннан наконец отступила назад, отвернулась, запустила пальцы в волосы и тяжело вздохнула, прикрыла глаза, прислушалась ко своим чувствам. Бушующее пламя злости отступило назад, уступая место глубокой грусти, разочарованию, пустоте. Что она почувствует, в очередной раз взглянув на Джаса? Вспомнит его приближающееся лицо, вкус сигарет и влажный поцелуй? Сможет ли она выгнать этот фрагмент из памяти? Сможет ли он стать её другом?
- Сколько мы знакомы? - не оборачиваясь бросила она, - Несколько месяцев? Тогда что за фигня, почему я должна узнавать о твоих чувствах так? Или ты всех девчонок целуешь в кинотеатре и это что-то вроде твоей привычки? Или какого хрена, Джас? - Бреннан обернулась и заглянула в глаза Джасперу. Так что же в тебе особенного?
А особенное в нём было. И Сара это осознала только сейчас, глядя в его раскрытые глаза. Многие ребята в школе представляли собой небольшие квартиры. В этих квартирах могло быть много хлама, блестящих вещей - привлекательные, интересные, но на деле слишком ограниченные и пустые. А Джас был лабиринтом. Стоило ступить на его тропу, что змейкой закручивалась впереди, чей край исчезал за пеленой тумана, как начиналось нечто особенное. Его нельзя было узнать сразу. Он не раскрывался, как книга. Нужно было делать шаг за шагом, открывая для себя глубины его внутреннего мира. И каждый раз, когда казалось, что ты нащупала дно, что вот он - весь Джас, ты обнаруживала новые глубины. Вот, что в тебе особенного. Ты - лабиринт. Только совсем не обязательно было хранить свою тайную любовь в одном из коридоров, наполненном пылью и обросшим паутиной. Совсем не нужно было хранить это чувство так, словно оно было самой ценной драгоценностью в мире. Ведь, поделись он им сразу, не было бы так больно. Ни ему, ни ей.

+1

8

[AVA]https://i.gifer.com/1mTW.gif[/AVA]И что же тебе? Что тебе делать? Кажется, что ты становишься еще более бледным, напоминаешь чертово полотно, пока красные глаза светятся непонятными огнями. Ты похож на волка, подоспевшего к добыче, резким рывком притягиваешь ее к себе и просовываешь в ее рот свой язык. И тебе бы никогда не поступать так, зарыться в свою яму и уйти, совсем не выбираться на свет божий, но ты это уже сделал. Поздно прятаться и забивать гвоздями двери. Ты не выдержал, ты слишком хотел Бреннан, хотел заполучить ее, бежал, как за горячей звездой в черном прогнившем плаще, и, когда она слетела с горизонта, перехватил ее исцарапанными и грязными руками, закрыл в плотный замок. Она начала искрить и прожигать твою кожу, но ты шипел и держал ее. Сара оттолкнула тебя, возвращая в твою прогнившую жизнь, и ты перехватил, крепко сжал ее ладонь. Кресла кинотеатра вытянулись в черное пространство пароллоновыми копьями, казалось, что вот-вот ты упадешь на одно из них и разломишь свою спину. Харди что-то орал и пытался сражаться с самим собой, но ты выслушивал ее вопли. Она кричала и смотрела на тебя, как на прокаженного, впору протянуть тебе мелочь и, давай же, Бреннан, скажи мне какое я дерьмо. Ты был уверен, что все будет по другому? Был ли? Кого ты обманываешь? Ты притворялся, делал вид, что она позвала тебя за этим, но сквозь тонкую корку твоей головы просачивалась гнилая, липкая истина. Это ошибка. Ты не так ее понял. Она не могла тебя позвать потому что ты ей понравился. Посмотри на себя. Стоит открыть рот, как ты источаешь немыслимое зловоние, плюешься золой. Ты никто и ты никогда ей бы не нравился. Бледный и худой, с этими твоими демонами на порванных поводках, с этим взглядом красных, затравленными, как у волка, глаз. Она слишком красивая для тебя и такие как ты никогда не получают таких, как она. Она белая, а ты - кроваво-черный, ты - скопище всех самых жгучих страхов и пороков и что же ты? Что для нее вообще значишь? Она тащит тебя из-зала, чтобы поговорить, а у тебя перед глазами все еще стоит ее лицо, прожженое злобой. Она кричит и смотрит на тебя, как на чудовище и она права, права, как никогда.
— Сколько мы знакомы? — задает риторический вопрос Сара, чтобы самой же на него ответить, пока ты осыпаешься на горячие осколки прямо у нее на глазах, крепче сжимаешь ее ладонь и она ее выдергивает. И вот теперь. Это хуже казни и хуже удара топором по твоему хребту. Ты читаешь в ее глазах сожаление, такое типичное для девочки, которую обидели. С ней поступили неправильно, ущемили ее честь и достоинство. Какой-то мудак поцеловал ее прямо там, в кинотеатре, какой-то прогнивший уродец, худой и бледный, как скелет. Он нарушил ее, блять, личное пространство, позволил себе лишнего и теперь Сара опускает в угли чертово клеймо, пока железо накаляется докрасна, а потом, уже совсем скоро, будет шпарить твой лоб, клеймить тебя, что ты блять ей не друг, что ты пересек черту, поступил, как полный козел, что ты блять, ничтожество, что тебя надо закрыть в клетку потому что ты что? Предал ее доверие??
— Несколько месяцев? Тогда что за фигня, почему я должна узнавать о твоих чувствах так? Или ты всех девчонок целуешь в кинотеатре и это что-то вроде твоей привычки? Или какого хрена, Джас?
Тебя трясет от того, как она смотрит на тебя, трясет от подступающей злобы и ты краснеешь, тянешься за сигаретой и щелкаешь зажигалкой. Здесь нельзя курить, но не плевать ли тебе?
— Не надо, — отчетливо высекаешь ты и впиваешься в нее взглядом, поддеваешь левой рукой волосы со лба, — Не надо так смотреть на меня, Сара.
Это похоже на предостережение и ты вот-вот сорвешься с поводка, разнесешь все вокруг. Ты давишь каждое слово, сильнее пережимая сигарету пальцами и вплотную подходишь к ней, нависая над Бреннан. Слова застревают в горле и ты видишь, как она злится на тебя. Кто-то из персонала подходит и просит тебя потушить сигарету иначе придется платить штраф. Ты прикрываешь глаза и пульсируешь. При других обстоятельствах ты бы наорал на него, но ты сглатываешь, убиваешь окурок об пепельницу на урне, поворачиваешься к ней и сверкаешь глазами. Сигареты на данный момент не твоя основная проблема.
— И что? Такой, как я не способен понравиться тебе? — давишь ты с усмешкой, пристально разглядывая ее, — Да, Сара. Я не из твоего идеального мира, видишь ли, — слова змеями сползают из твоих потрескавшихся губ и жалят ее, — Но я..странно, Сара, у меня тоже есть чувства, представляешь? — округляешь глаза ты и сыпешь из них раздражением, перехватываешь ее ладонь и упираешь себе в грудь и она выдергивает ее, делает шаг назад и ты опускаешь голову вниз, упираешься затравленным взглядом в свои ботинки, а потом поднимаешь голову, смотришь на нее взглядом, полным боли и злобы. Ты думал, что она особенная, а она оказалась такой же, как все остальные. С ее идеальной жизнью и домом, отцом копом, который рано или поздно затравит тебя, как язвенную собаку. Как скоро она от тебя побежит? Ты вспоминаешь Лидию и ее взгляд полный страха, то горячее лето, которое окончательно изменило тебя. В тебе растет и копится желание обидеть ее и морально растерзать и ты повышаешь голос.
— И это то, что тебе нравится, Бреннан? Тупой фильм про тупых супергероев? Давиться попкорном и смотреть на экран пока твои мозги не потекут? Так чем же поцелуй в кинотеатре заднем, блять, сидении хуже? Он вполне вписывается во все происходящее. — откровенно хамишь ей ты, разводя руками, вводишь под кожу нож, видишь, как она краснеет, — Идеальная жизнь маленькой девочки, живущей в маленьком доме с папулей, читающей книги, что-то повыше школьной программы, думающей, что полеты в комиксах способны пробить четвертую стену в ее маленькой голове, пока такое ничтожество, как я пытается домогаться до нее на задних сидениях кинотеатра. Ты права, Сара. Я — ничтожество, но это, в сущности, не имеет никакого значения потому что все мы в итоге сдохнем? Люди краткосрочные и они быстро заканчиваются, но тебе ведь все равно. Ты думаешь сейчас о том, какое я чудовище потому что нарушил твое личное пространство. И ты права! — выкрикнул ты и приблизился к ней, читая в ее взгляде нарастающую ненависть, — По крайней мере, в том, что касается меня. — прошептал ты, обдавая рваным дыханием ее щеки. — Я — психопат. И каждый день, просыпаясь, я думаю, что лучше бы сдох, лучше бы ничего этого не было. Моя жизнь полна боли, Бреннан и ты была в ней чем-то светлым и хорошим, но теперь все летит к чертям. Так зачем затягивать? Просто скажи мне, что разочаровалась во мне и пошли меня.
[NIC]Jasper Torn[/NIC]
[STA]ohuet'[/STA]
[LZ1] ДЖАСПЕР ТОРН, 17 y.o.
profession: школьник, белая ворона
resistance: Sarah
[/LZ1]
[SGN]I'm not okay[/SGN]

Отредактировано Rooney Winehouse (2020-01-07 16:39:57)

+1

9

- Не надо. Не надо так смотреть на меня, Сара.
- Меня ты не спросил прежде, чем лезть с поцелуями, - холодно чеканит Бреннан, не сводя серых глаз с Джаса.
Почему она всё ещё стояла здесь? Почему она всё ещё находилась в кинотеатре, когда могла покинуть здание, подставляя лицо под жаркие лучи Сакраменто. Когда она могла быть уже на пути к дому, сдерживая железными тисками злость в груди. Почему она не ушла, когда здесь, в этом прохладном помещении её ничего не держало? Или всё же что-то её здесь удерживало? Дружба. Сара крепко, из последних сил, держалась за их дружбу (или её остатки) с Джасом, пусть, тому и могло казаться обратное. Он нравился ей, нравился как друг. И именно друга в нём Бреннан терять не хотелось. Поставить его на место, хорошенько тряхнуть, чтобы мозги сместились в том направлении, в котором им и положено быть, а после - взять по рожку мороженого и погулять по парку, обсуждая новую стрижку мистера Сэндлера - их физика. Но вместо раскаяния, вместо чувства вины, в глазах Джаса разгорался - нет - проявлялся тот огонь, который уже давно был где-то внутри. Сара, сама того не ведая, подцепила ногтём заживающую рану его души, заставляя её снова открыться. Кровь крупными каплями стала разбиваться об пол.
Она стоит и слушает, крепко сжимая пальцы в кулаки, больно впиваясь ногтями в кожу ладоней. Каждое слово - пощёчина. Твоя жизнь идеальна - удар, твои любимые фильмы это дерьмо - красная отметина, ты меня не сможешь полюбить - и всё лицо горит. Ты правда ничтожество, если так говоришь. Сара злится, её лицо пылает, а глаза с ледяной злобой прожигают Джаса, оставляя отметины на стене за его головой. Ей хочется его ударить, хочется приложить о стену, выбивая из лёгких воздух и заставляя мыслить трезво. Он всячески оскорбил её, её интересы и её семью. Сильнее обидеть её у него просто не получилось бы.
Ей не нравится, что он её трогает, хватает за руки и наступает на неё. То личное пространство - которое ставил Джас ей в укор - всё же было необходимо девочке. Её пугало его рвение коснуться, притянуть к себе. Если он себя не контролирует, если позволяет себе целовать её, касаться, то что остановит его в желании зажать её где-нибудь в школе? Сара оттолкнула эту мысль прочь, возвращаясь в кинотеатр, в помещении которого, кажется, температура стала выше, чем на улице - воздух накалился от напряжении и злости.
- Моя жизнь не идеальна. Просто я не ною о том дерьме, которое со мной происходит и не требую к себе сочувствия или жалости. Я тоже пережила многое. А если ты рисовал мне вокруг головы нимб и считал меня идеальной, то ты уверен, что вообще меня знал? Если другие люди не выглядят, как обиженные жизнью, это не значит, что у них всё идеально. Если в твоей жизни много дерьма, то это не надо ставить в упрёк другим, - не унималась Сара, наступая на Джаса в ответ. Обида прожигала её изнутри, но Бреннан старалась подбирать слова, чтобы не обидеть его так, как он обидел её. Их дружба всё ещё позволяла сохранить трезвость рассудка, - Ты можешь оскорблять меня сколько хочешь. Продолжай гнать на мои интересы, скажи ещё что-нибудь про марвеловские фильмы, прекрасно зная то, как они мне нравятся, скажи, как я плохо выгляжу - пожалуйста! Но если ещё хоть словом тронешь мою семью - я тебя ударю, - она была ниже его ростом, была слабее физически, но лёд в голосе, горящий взгляд были хорошим знаком, что угроза - не пустые слова. У Сары и без того чесались кулаки, - Только если тебя так бесят эти "тупые" фильмы и попкорн, то что ты тут вообще забыл? Кажется, когда я тебя звала, ни разу не сказала что-то вроде "эй, а ещё не забудь освежить своё дыхание, потому что мы будем сосаться на задних рядах". Я тебя звала смотреть кино. И именно за этим я сюда и пришла. Что ты себе напридумывал?
Её трясло от злости, от того, каким ядом Торн брызгался, и как тот обжигал кожу. Ей было жалко Джаспера. Жалко из-за того, как он к себе относился, как он видел окружающих. Он заперся внутри себя, отгородился от окружающего мира колючей проволокой и повесил табличку "Не обращайте на меня внимания. Я просто кусок говна". Он не любил себя, он считал свою жизнь никчёмной, обвиняя окружающих в том, что их жизнь "слишком идеальна". Он не видел проблем у окружающих, ослеплённый собственными. Сара не винила его в том, что понравилась ему. Но она не была готова узнать об этом так. Он спрашивал её, неужели он не способен ей понравиться. А разве можно полюбить того, кто сам себя не любит? Но она считала его своим другом. Дарила ему подарки, общалась с ним, когда была такая возможность. Говорила своим друзьям: "Вообще-то Джас - классный парень". А теперь не понимала, как проглядела то, что скрывалось за этой, как казалось, скромностью и тишиной.
- Знаешь, Джас, - теперь она не кричала, а говорила тихо, - Я тебе не верю. Потому что если бы я была в твоей жизни "чем-то светлым и хорошим", то ты не стал бы вытирать ноги ни о мои интересы, ни о мою семью, ни о меня саму. Если я тебе казалась идеальной, то такой я казалась и раньше. Если тебя бесила моя любовь к комиксам, то ты это раньше терпел. Если тебя бесила моя семья и моя жизнь, то раньше ты закрывал на это глаза. Я тебе никогда не ставила никаких упрёков и никогда не притворялась. Если мне не нравилась твоя причёска, то я её поправляла. Если ты выглядел сонным - я так и говорила. А зачем притворялся ты? - ведь если он хотел, чтобы она полюбила его таким: немного иным, более правильным, - то как он собирался выдержать разочарование в её глазах, которое возникло бы после того, как с него слетела бы маска? Саре было жалко Джаса. И, одновременно с тем, обидно за себя.

+1

10

[AVA]https://i.gifer.com/1mTW.gif[/AVA]Ты чувствовал себя ребенком, ты вел себя, как ребенок, ты ставил в упрек Саре, что она смотрит тупое кино  и живет не очень умной жизнью, но посмотри на себя. Ты ведёшь себя, как идиот, обвиняешь ее в том, что она тебя не любит, но Бреннан и не обязана тебя любить, понимаешь? Ты ставишь ей это в укор, как будто бы она поклялась, как будто бы должна чувствовать тоже, что и ты, но посмотри на себя, да ты охуел. Чего ты хочешь от нее? Чтобы она ск5азала тебе, какой ты хороший и прыгнула на плечи, так ты же обидел ее. В социализации ты полный ноль, в отношениях ты полный ноль, в жизни - полное дерьмо. Ты не привык быть с кем-то мягким, когда тебя вот так раздирает, не привык подбирать слова, но это же Сара. Из-за того, что она наорала на тебя, когда ты полез к ней, ты берешь ее за плечи и выпускаешь из пальцев острые иглы, опускаешь в самую темень, на дно. Теперь она плохая, теперь она никогда на тебя не посмотрит, теперь она тоже чудовище. Ты обвинял Бреннан в ее реакции, обвинял в том, что она не любит тебя  и это было глупо, но тебе это было нужно, нужно было выговориться, сказать ей то, что она итак сама знает, подтвердить очевидное, швырнуться в нее этим фактом и смотреть, как она захлебывается от необоснованной вины. Дипломатом тебе не стать.
Смотри, как множится боль в ее взгляде, смотри потому что это из-за тебя. Ты перехватываешь ее ладони и она выдергивает их, словно ты прокаженный, на лице застывает стах. И вот ты видишь его словно на радаре, понимаешь, что она боится тебя.  Он пульсирует на ее радужке, завязывается в воздухе над головой в невидимые и горячие узлы и ты понимаешь, что больше не будешь трогать ее. Никогда. На тебя выливают ведро холодной воды и ты тушишься, как горячий метеорит, скребешь горячими когтями землю и моментально остываешь. Ты просто смотришь на нее и теперь ты будешь слушать, как она ненавидит тебя. Ты готов? Ты высказал ей все, выплюнул что-то гнилое из себя и теперь злится она, говорит, что если ты ещё что-то скажешь про ее семью, то она тебя ударит, а ты сыпешь накатившим отчаянием через голубую радужку, начинаешь задыхаться. Она жалит тебя невидимыми ножами и перед глазами снова возникает Лидия.

Ты допиваешь бутылку и тянешься к ней, а она отталкивается, смеётся, обнажая скоп белоснежных зубов. Ты вдруг понимаешь, что хочешь ее. По ключицам ползет лунный свет и они призывно выглядывают из под кофты, впиваешься в нее губами и она отвечает на поцелуй, но говорит, что ты идиот, краснеет и отбивается от тебя, пока твоя ладонь ползет под ее юбку. Она отталкивает тебя и ты делаешь шаг назад, смотришь на нее затуманенными глазами.
— Козел! Я встречаюсь с твоим братом, ты это понимаешь?! — ты шипишь и впиваешься в волосы пальцами, отворачиваешься от нее и уходишь. Она издевалась над тобой, называла дураком под транквилизаторами и ты ненавидел ее, но вместе с этим в тебе росло и другое чувство.

Бреннан злится и плюется в тебя огнем, пока ты стоишь и смотришь на нее, принимая удар за ударом голой щекой, не отводишь взгляда и слушаешь. Она говорит, что всегда была твоим другом и никогда не критиковала тебя и она права. Из разгоряченного и красного монстра ты сжимаешься во что-то серое и бесцветное. Как же ты мог так с ней. Тебя словно спустили с неба на землю, вытащили за голые ноги с твоего же пьедестала и распяли, выкрикнули, что ты лжебог. И ты сыпешь отчаянием, пока твои пальцы дрожат и нарастает боль в висках. Ты всё ещё не можешь проверить в то, что она боится тебя. Лучше пусть злится и ненавидит, но только не страх, не надо. Ты никогда бы не тронул ее. Твоя бы воля - ты оберегал ее до конца своих дней, но ей это не нужно. Она найдет себе нормального парня, адекватного и не душевнобольного, как ты. Они будут ходить вместе на на фильмы Марвел и им действительно будет нравиться вся та чушь, которая происходит на экране. И потом он будет целовать ее и она не будет плеваться и толкать его в плечи, словно он прокаженный. Ей будет нравиться. И ему будет и им всем, блять, это будет так сильно нравиться, что они купят еще один билет на сеанс. Аллилуйя. Слава маленькой Бреннан и ее любящему и адекватному парню, слава нормальности, а ущербные пусть горят в котлах.
Яма между вами разрывается и становится все больше и больше. Она говорит тебе, что ты притворялся, но ты всего лишь знал что не понравишься ей таким, какой есть, никогда не понравишься. Ты попытался быть сегодня настоящим, выплюнул всю горечь и обиду, которая была внутри тебя, но ты обидел ее. Люди, которые живут в пещере рядом с чудовищем, рано или поздно будут им разодраны, но только не Бреннан. Разве она этого заслуживает. Как бы то ни было, уже все равно. Все случилось. Осталось только правильно перевязать раны, чтобы они не загнили и не дошло до амплутации рук, а потом и сердца. Сара-Сара, она не в курсе, что любовь бывает разной и даже такой извращённой, как у тебя? Медея сожгла заживо своих детей, чтобы они не достались ее мужу, но она любила их. Тыне сжигал ее, даже не собирался, но ты ранил ее и она изменилась. И ты впиваешься в нее пронзительно чистым и честным взглядом, полным отчаяния, хочешь вернуть все назад, хочешь, чтобы она тебя простила, но этого не будет. Ты спровоцировал эту амплутацию и ты должен смириться.
— Знаешь, Сара... — тебя начинает тошнить, накатывает волнами паническая атака, но прежде, чем ты уйдешь, ты должен сказать ей это.
— Я не притворялся я просто с самого начала знал, что у меня нет никаких шансов. — спокойно произнес ты, рассматривая ее, — И ты права. Ты намного лучше меня, даже сейчас. Я не смог быть тебе хорошим другом, не смог быть человеком, которого ты, хотя бы, не боишься и это ранит меня больше всего. Я никогда больше...— слова застревали в горле, но ты сглотнул и прикрыл глаза, снова продолжил, — Никогда больше не скажу ничего плохого про твою семью и про тебя, не причиню тебе боль и никогда не подойду к тебе. Извини.
Потолок и стены сжались в тесный капкан и душили тебя. Ты сглотнул и согнулся, прикрыл лицо ладонью, пока голова стала разламываться от боли.
— Пожалуй, — посмотрел ты на нее взглядом красных глаз и прищурился, — Нам и правда с тобой не стоит. Я обижу тебя. Пока, Сара. — ранено выдохнул ты и развернулся, потащился по коридору чем-то вязким и пластиковым, ускорил шаг в поисках туалета, чтобы окатить холодной водой лицо.[NIC]Jasper Torn[/NIC]
[STA]ohuet'[/STA]
[LZ1] ДЖАСПЕР ТОРН, 17 y.o.
profession: школьник, белая ворона
resistance: Sarah
[/LZ1]
[SGN]I'm not okay[/SGN]

Отредактировано Rooney Winehouse (2020-01-07 16:40:15)

0

11

Она кипела в своих чувствах, как в бульоне. Злость, обида, переживания, разочарование, жалость, надежда. Бреннан одолевали различные, противоречивые чувства. Ей хотелось держаться за эту дружбу, хотелось снова, как раньше, отлавливать Джаса в коридоре и предлагать ему тему для обсуждения, заранее зная, что у него будет особый взгляд, не похожий ни на чей другой. Но в то же время Бреннан чётко осознавала, что как раньше уже не будет. Подойдёт ли она к нему? Или воспоминания о мокром, липком поцелуе, о тупой обиде и его словах, что, будто пощёчины, оставляли на ней больные следы, заставят её сделать вид, будто она не заметила Торна? Ей было обидно. Его слова, плотно закрепившиеся в сознании, грызли душу, оставляя выеденные проталины. В руках всё ещё тряслась энергия, требуя выхода, в голове всё ещё звенели электрические разряды, которые подначивали сказать что-то колкое, едкое, подначивали задеть, обидеть. А сердце ныло. Ведь оно помнило, каким Джас мог быть.
Он смотрит на неё, как на дурочку. С видом старца, который знает жизнь, и которому пришлось иметь дело с маленьким ребёнком. Это её задевает. Но одновременно с тем, вызывает вопросы. Кто дурак? Она, которая держится за мнение, что даже с огромными бедами и проблемами за плечами, можно жить и чувствовать себя отличной от грязи. Или он, который искренне полагал, что его жизнь - полное дерьмо, а Сара - идеальная девочка. Сара уже сомневалась. Джас стоял непоколебимый. И её это раздражало. Ей не нравилось биться о проблему, как о стенку. Не нравилось, когда человек запирался в себе и не позволял другим как-либо менять его мнение. Стоило ли разбивать кулаки в кровь, в попытке преодолеть эту преграду? А как на это посмотрит Торн? Как на помощь или как на вторжение? Бреннан не знала.
Когда Джаспер вновь заговорил, по телу прошла неприятная дрожь раздражения. Сара оказалась не услышанной, её слова прошли мимо Джаса, обогнув его по кривой. Он сделал не те выводы, он понял её не так. Она сказала, что глупо надеяться, что маску полюбят - он ответил, что Сара способна полюбить только лишь маску. Она привела себя в пример, чтобы показать, что не притворялась - он решил, что она пытается показать, что лучше него. Она делала всё это, чтобы вернуть себе друга - он сделал вывод, что друзьями им не быть. Выкинь эту дрянь из головы, в конце-то концов и посмотри на ситуацию трезво!
- Ты сам слышишь себя? - Сара постаралась говорить мягче, пусть, в голосе и звенели нотки раздражения, - Ты хочешь, чтобы любили тебя, но притворяешься кем-то другим, потому что тебя не полюбят. Ты... Да я не боюсь тебя, просто... - от его извинений у девочки заскрипели зубы. Слишком неправильно. Он будто приносил себя в жертву в каком-то слащавом фильме про рыцарей, подставляя грудь под удар и спасая совершенно незнакомую девушку - просто из чувства долга. Так и сейчас: вместо того, чтобы разобраться в проблеме, вместо того, чтобы копнуть глубже и найти какое-то решение, Джас заперся в себе. Запирался, запирался, запирался, пока не ушёл в себя окончательно. Он говорил одно, а его глаза говорили совсем о другом: "Да, Сара, я обещаю тебе, что не буду к тебе приближаться, пусть и буду страдать. Пусть мне будет плохо, пусть меня будет мучить и корёжить, но я сделаю это для тебя". А такую жертвенность Сара не была готова принять. Более того - она её дико бесила.
Джас обошёл её стороной и пошёл прочь. А Сара осталась на месте, всё ещё чувствуя пульсирующую злость, смешанную с раздражением. Что дальше? Она обернулась и посмотрела Джасперу вслед. Взгляд наткнулся на рекламу какого-то фильма про 14 февраля. Это было по-своему забавно, с учётом того, что происходило в нескольких метрах от этого плаката. Но сейчас речь о другом. Что дальше? Саре было искренне жаль Джаса. И она чувствовала определённую ответственность за него. Да и как можно было вообще не чувствовать вес ответственности после слов о том, что она "являлась чем-то светлым и хорошим" в его жизни? На ней был определённый груз вины из-за того, что она оттолкнула. Да, она не могла не оттолкнуть хотя бы потому, что Джас ей не нравился. Но она могла и отреагировать иначе. Правда, девочка и предположить на тот момент не могла, что настолько дорога ему. Это было приятно. А одновременно и пугало. Это заставляло задуматься. А одновременно наталкивало на мысль поскорее вернуться домой. Что дальше? Она не сможет смотреть ему в глаза, если отпустит его. А после, во взглядах парней, вместе с разочарованием будет читать взгляд Джаса. "Он также на меня тогда смотрел". Справится ли она с этой ношей? Но если она не уйдёт, а сделает шаг навстречу, то сможет ли она помочь? Или только навредит, зародив в его сердце несбыточную надежду?
- Джас, - Сара сорвалась с места, переходя на бег. Каблуки отбивали ритмичный стук по полу кинотеатра. Она видела, что он направился по коридору и надеялась его перехватить до того, как он уйдёт, - Постой, - Сара ухватила парня за локоть, заставив его посмотреть на себя. Сердце упало при виде этого взгляда. Немой вопрос "Что тебе надо?", смешанный с какой-то надеждой. Только это не романтический фильм, где главная героиня может внезапно обнаружить чувство, которым тут же захочет поделиться. Это жизнь. А в жизни бывают разочарования.
- Джас, мне жаль, что всё так произошло. Ты меня просто... удивил тогда, в кинозале. Понимаешь, полюбить могут каждого. В мире много дрянных людей, у которых есть пара. А ты лучше их во сто крат. А это значит, что у тебя всё впереди. Но для того, чтобы тебя полюбили, сначала надо посмотреть на самого себя и понравиться себе таким, какой ты есть, понимаешь? - Сара слегка сжала локоть Джаса, заставляя его посерьёзнее отнестись к её словам, глядела парню в глаза, - Я знаю, о чём говорю. Может, по мне и не скажешь. Ты-то видишь во мне девочку с "идеальной жизнью". Но у меня тоже было много той дряни, после которой опускались руки. Я тоже считала себя хуже остальных. И нужно было время, чтобы научиться видеть свои плюсы, видеть, что есть и положительные стороны. Это сложно, но... когда ты научишься, станет в разы проще.
Сара отвела взгляд, на её лице явно прочиталось сомнение. А после она привстала на носочки и легко поцеловала Джаса в щёку, - Верь в себя, Джас. И к тебе потянутся. Я не думаю, что смогу полюбить тебя. Не потому, что ты плохой или какой-то не такой. Просто я в тебе всегда видела хорошего, надёжного друга. Классного Джаспера. И если ты хочешь, можем к этому вернуться. Да, сегодня произошло много чего... ммм... интересного, но людям ведь свойственно забывать что-то, да? - уголки губ Сары приподнялись в улыбке, девочка выпустила локоть Джаспера. Это была странная ссора. Но у Сары были уже подобные. Нет, её не целовали в кино. Просто были такие ссоры, которые заканчивались на хорошей ноте. Однажды она с подругой после ссоры шла по дороге и пела их любимые песни - они помирились, было отличное настроение. Но смогут ли они помириться с Джасом? В груди всё ещё жглась обида, но Сара обещала её забыть (или отложить далеко в сторону), если всё встанет на свои места.

Отредактировано Sarah Brennan (2019-02-10 23:13:30)

+1

12

[AVA]https://i.gifer.com/1mTW.gif[/AVA]
Ты бы хотел, чтобы это происходило не с ней и не с тобой, но это случилось каждый поступок имеет свои последствия, так вот это твои. Ты стоял напротив нее и все ждал, пока она закончит, чтобы выдать ей одну очевидную истину.
Если люди были бы роботами, то ссора укладывалась бы в несколько фраз и они разъезжались по сторонам хлебать свое машинное масло, занимаясь вычислениями. Но вы не роботы, хотя ты знаешь, что был бы рад, если бы был сшит из титана, а не из этой органической дряни, из которой ты состоишь. Крайне непрактично иметь такую тонкую оболочку, а твоя даже тоньше и через нее просвечивают вены. Любое инородное прикосновение отпечатывается на тебе бардовым синяком. Ты говоришь ей, что неправ и тебе за это впору выдать медаль. Она смотрит на тебя и злится потому что думает, что ты не понял ее, но ты то в курсе, что в ее маленькой голове.
Знаешь...
Может быть, она права, но это не точно. Что же, она не страдает паническими атаками и хочет жить, а это точно идёт в разрез с тобой. Поэтому ты знаешь, что чем раньше вы закончите, тем лучше и тебе просто надо признать очевидное. Не стоило тянуть с этим. Сара заслуживает кого-то получше, не такого душевнобольного, как ты и ты давишься этой истиной, краснеешь и смотришь на нее, а потом уходишь, пока потолок и стены раскаляются и жмутся у твоей головы. Блять, да ты просто крестная фея и прямо сейчас уводишь ее с бала уродцев, прикрывая дверь. Она должна сказать тебе спасибо. Это сделает ее жизнь проще. Нужно просто убрать с поля тебя. И ты ползешь за линию, как трус и предатель, отрекаясь от абсолютно всего, что между вами было, отрезая себя от нее нить за нитью. Стены все еще жмутся у висков и голову пронзает болью. Ты не сразу понимаешь это, между бледных пальцев, прикрывающих уши, просачивается ее голос и уже совсем скоро она догоняет тебя, а ты смотришь на нее затравленным взглядом и не понимаешь, что ей нужно? Чего она хочет? И ты убираешь ладони от головы, пытаешься сфокусироваться, пока воздух вокруг тебя сворачивается в горячие спирали. Но посмотри же на нее - она не хочет терять тебя, она догнала тебя потому что не хочет, чтобы ты уходил. С треском рвется что-то чёрное внутри тебя, все твои доводы лопаются и ты просто смотришь на нее, не в силах поверить. В голове вертится и жалит только одна мысль: Зачем? Зачем ты ей нужен?
Что ей с тебя? Она правда не хочет, чтобы это все заканчивалось, не хочет тебя терять? Ты понимаешь, что это окончательно сводит тебя с ума, воспламеняя мозги. Никто так не говорил с тобой, ты никому и никогда не был так нужен и это окончательно убивает тебя, разрывая на мелкие составляющие, выкручивает ядро. Ты смотришь на нее, как на сумасшедшую, пока она пытается восстановить все, что ты порушил кирпич за кирпичом, говорит тебе, что ты должен полюбить себя, но в твоих висках все это стучит лишь одной фразой: "Безумие, безумие! Это все безумие!"

.
Тем же вечером, вернувшись домой, ты зайдешь в свою комнату, позволяя ей проглотить тебя, поднимешь глаза на представляя себе на месте цементной крошки что-то большее, какое-то ядро живой и пульсирующей вселенной. Она будет вертеться в своем логове, распуская когтистые лапы, оживать смотреть и дышать тебе в лицо и ты почувствуешь себя по настоящему живым. Стены комнаты раскроются и ты вылетишь куда-то вверх, пробивая цементную кожу потолка, выдохнешь, передавишь в себе боль и спустишь ее куда-то к ногам, удерживая за горло. Тем вечером тебе будет действительно легче и ты выспишься, проспишь не меньше шестнадцати часов и, когда откроешь глаза будет уже вечер следующего дня. На лице отпечатается рельеф простыни. Ты потянешься к телефону и найдешь там сообщения от Сары, только от нее. Она будет спрашивать где ты был, а ты ответишь ей просто: "спал" и отложишь телефон.

.
И вот ты смотришь на нее в том самом коридоре, пока она пытается доказать тебе, дебилу, что ты действительно ей нужен, а ты ей не веришь, но чувствуешь, как тебя остро колет где-то внутри. Она говорит такие глупые вещи про веру в себя и прочее, словно вычитала это из подростковых книжек, но ты не коришь ее, тебе совсем этого не хочется. Среди всего прочего в твоей голове пульсирует лишь одна только мысль:"Нужен. Ты ей нужен!" И тебе плевать, что она говорит, не в смысле, что плевать на нее. Она может теперь даже просто замолчать и ей ничего не нужно тебе объяснять и доказывать. Ты просто притягиваешь ее к себе, но не для того, чтобы пошло поцеловать и чтобы она потом разрывалась от злобы и метала в тебя искры, нет. Ты притягиваешь ее к себе и обнимаешь, утыкаясь подбородком в ее голову, прикрываешь глаза. Ты не Медея и не будешь ее сжигать, а она не твой ребенок. К счастью.

[NIC]Jasper Torn[/NIC]
[STA]ohuet'[/STA]
[LZ1] ДЖАСПЕР ТОРН, 17 y.o.
profession: школьник, белая ворона
resistance: Sarah
[/LZ1]
[SGN]I'm not okay[/SGN]

Отредактировано Lerri Jennings (2019-02-11 12:52:39)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » мотор!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно