внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 𝐀́ 𝐬 𝐭 ‡myndir þú elska mig


𝐀́ 𝐬 𝐭 ‡myndir þú elska mig

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/2RcND.gif

a s t r i d

http://funkyimg.com/i/2RcNF.gif


Eg reiste i minnet
Tilbake til isen som fødde meg
Kjenner varmen frå pusten som tødde meg

http://funkyimg.com/i/2RcPi.gif

s o n y a

когда два необычных человека живут в одном доме, рано или поздно, настанет момент, когда их судьбы переплетутся. сакраменто, рождество 2018.

[NIC]Sonya Moon[/NIC][STA]your soul will be mine[/STA][AVA]https://image.ibb.co/mVUMJp/avmoon.jpg[/AVA]
[SGN]http://s9.uploads.ru/QDkT0.gif
[/SGN]
[LZ1]СОНЯ МУН, 23 y.o.
profession: запутавшееся дитя;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2019-02-11 16:30:41)

+1

2

se på meg

https://i.imgur.com/zX3wUix.jpg

Астрид Магнуссон полна рисковости несмотря на все обстоятельства, что могли бы удерживать ее от любых опрометчивых решений. У нее, признаться, не столь уж хорошие отношения с константой, потому что в рамках последней совсем не развивается мозг. От последнего Магнуссон зависит сильно - если бы не все те новые испытания, тренирующие реакцию, ничего бы не было из того, чего добилась. Просыхать на одном месте в ее натуре, но против ее целей. Девушка идет против своей натуры всю сознательную жизнь, а потому преследование целей становится во всех принятиях решений на победное первое место. Общежитие Стэнфорда и весь нетерпимый жужжащий шум Силиконовой Долины к концу бакалвра легли на шею Дамокловым мечом, перекрывая доступ к целительному кислороду - и Астрид сбежала, оставив за собой шлейф недоумения со стороны сверстников, мечтавших пойти по пятам Илона Маска и молящихся Стиву Джобсу. Астрид, быть может, и посматривала с восхищением на отдельных личностей, но никак не могла поставить себя на их место - не из-за разницы в таланте даже, а в целом. Это не то, чего она хотела. И сбежала ведь. В одиночку. Неподалеку от Стэнфорда был еще один Калифорнийский город, Сакраменто. Не такой тихий, чтобы вычеркнуть из жизни перспективы развития, но и не такой шумный, чтобы потерять идентичность. Здесь девушке понравилось быстро, и уже в августе она позволила себе маленькую съемную квартиру в спокойном доме. Коту Гамильтону там пришлось очень по вкусу, и синтезатор встал как влитой. Теперь можно было играть на нем без риска, что однокурсники не выспятся перед экзаменами - на сей раз еще ни один из соседей не желал жаловаться на тихие мелодичные звуки из старенькой, но комфортной квартиры. С работой повезло не меньше, спасибо специальности. Фриланс был мечтой свободолюбивого человека, а многие заказы легко выполнялись онлайн без потребности видеть новые ненужные лица. Астрид еще не знала, желает ли заниматься этим всю жизнь, но на ближайший год уж точно не имела иных планов. В кои-то веки могла позволить себе жить здесь и сейчас, расслабиться и вместе с этим идти дальше вперед. Сожгла все мосты - пора строить новые, под стать Тауэрскому. Впрочем, и сжигать-то особо было нечего. У девушки не было никого близкого помимо родни в Бергене, а посему никого не предала. Это важная деталь. У Астрид весь эгоизм - по совести.
Все странности новой обители начали проявлять себя лишь к осени. Помнится, поначалу Магнуссон подметила странную бабушку (пускай и показалась она ей очаровательной в силу возраста и миловидных морщин) - женщина в самом, простите уж за цинизм, расцвете сил то и дело сверлила норвежку подозрительным взглядом насквозь, отчего последняя очень шугалась и отводила взгляд, неохотно выдавливая из себя еле слышное "Здравствуйте". В один прекрасный день отработанной схемы бегства оказалось недостаточно - бабушка строго остановилась, глядя девушке в самое дно синих глаз, и осуждающе выдала "Все колдуешь, негодница". Астрид ничего не поняла, но списала это на свою эксцентричную отчасти внешность и на, вероятно, некоторую религиозность соседки. Мало ли - Магнуссон вполне можно принять за ведьму, коли разум полон предрассудков и стереотипов. Она не осуждает, но совершенно точно избегает странную соседку что есть сил. Не получается. Ну, не всегда. Странные реплики ее повторяются вновь и вновь. "Опять заигралась" говорит ей преклонных лет леди, а на дворе беснуется ноябрь. "То отрежешь волосы, то отрастишь за день. Я все про тебя знаю. Замазала знаки Сатаны и думаешь, что стала другим человеком, ан нет. Я всех вижу и все помню". По рукам Астрид бегут мурашки, она не знает, как же отрегировать на подобное изречение. Недоумевает, пожимает тонкими плечами. "Простите"  молвит еле слышно, точно птичка залетела на морозе, "Я не понимаю, о чем Вы. Приятного дня". Это честный ответ. Астрид не умеет лгать, да и смысл. Старушка грозится кулаком и продолжает свой путь, опираясь на деревянную палочку с глянцевым покрытием. Совсем из ума выжила - подумала бы Астрид, если бы не старалась абстрагироваться от ситуации как можно быстрее. Чуть позже - в конце ноября - все встало на свои места, и диковинная ситуация обрела кристальную ясность.
Астрид увидела ее в подъезде, когда собиралась подняться к себе после целого дня в городской библиотеке. От обилия букв голова шла кругом, но не обрести концентрацию и не потерять дар речи при виде нее было невозможно. Белоснежные длинные волосы струились по тонким, ничуть не менее белым плечам. Оккультные символы волнительной россыпью украшали тело вместо драгоценностей, а узоры на лице наводили на ассоциацию с нордической принцессой. Но глаза ее - совсем не лед. Черные, колдовские. Магнуссон тогда на пару мгновений застыла, пытаясь собрать мысли в относительный порядок. Придя в себя, она лаконично кивнула незнакомке. "Привет. Кажется, нас постоянно путают. Я Астрид". Так, она узнала, что заснеженную волшебницу зовут Соня. С тех пор, когда бабушка снова путала ее с Соней, Астрид многозначительно улыбалась и по-доброму смотрела ей прямо в глаза. Могла бы раскрыть все карты, но право же, это было бы так чертовски скучно, не правда ли? Между тем, здоровались они с мисс Соней все чаще, а обмен формальными предложениями был все дольше. Словно две кошки, которые гуляют сами по себе, встретили некую родную душу, но боялись подойти поближке. Минус на минус дает плюс, но Магнуссон давно открыла для себя одну сакральную истину - жизнь не есть математика.
Ближе к Рождеству, по мере убывания количества работы, в сознание Астрид то и дело протягивала свои цепкие руки липучая непрошеная хандра. Сердце ему вторило изъедающей насквозь тоской от одиночества, и даже кот не мог исцелить ситуацию утробным мурлыканьем. Если в прошлом году Магнуссон еще все же изловчилась и поехала в родную Норвегию на Рождество, с детским восторгом плюхаясь в снег с самого аэропорта, в этот раз звезды решили иначе. Девушка осталась в слишком теплой для зимнего сезона Калифорнии, одна и без единого понимания, что же делать вплоть до начала января, когда наконец-то разум снова можно будеть занять кодами да дифференциалами. Максимум праздности, который она могла себе позволить - купить какое-то особое лакомство серому шерстяному комку с ушами в благодарность за преданность. Как будто у кота был иной выбор! Однако, это лучше, чем ничего. Астрид возвращается днем из магазина со свежей рыбой для кота и ингридентами для выпечками для.. себя? По всей видимости, так. Сам с собой не отпразднуешь, никто не отпразднует - сегодня актуальна эта схема. Перед тем, как зайти к себе, норвежка сталкивается взглядом с Соней. Та оказалась, о святые совпадения, с Фарер. Астрид тепло улыбается и молвит "С Рождеством!", удаляясь в свою квартиру. Астрид уверена, что у девушки вроде Сони уж точно есть, с кем провести этот день. Да вы только посмотрите на нее. Иначе просто и быть не может.
Ближе к вечеру у Магнуссон уже готово печенье, а Гамильтон вовсю уплетает морскую лакомку, пуша трогательный серый хвост во все стороны. Котишке явно хорошо и чертовски просто весело, а вот Астрид похвастаться этим совсем не может. Она смотрит на полку с книгами и понимает, что если возьмет сегодня в руки хоть одну, у нее начнется аллергия, и это ни разу просто не гипербола. Она переводит лазурный взгляд на синтезатор и не чувствует ничего, кроме отторжения. Ноль вдохновения, ноль желания бежать пальцами по клавишам. В конце-концов, девушка протягивает руку к свежеиспеченному имбирному печенью и тут же ее одергивает. Ну уж нет. Так нельзя. Готовить для себя одной - это просто апогей рождественского дна, на который только можно было упасть. Если уж сидеть весь вечер в компании себя, так хоть готовкой поделиться можно - так соседи ведь поступают, правда? А поступает ли так Соня? В любом случае, попробовать точно стоит, иначе Астрид окажется опасно близка к тому, чтобы выть северным волком. Все-таки, она не свидетели Иеговы и не представитель Орифлэйм - даже если Соня не слишком будет рада гостье с аскетичным гостинцем, катастрофой это не обернется. Магнуссон сначала собралась было пойти просто так, но остановилась у зеркала в коридоре. Совсем не Рождество. Еще двадцать минут, и вот она уже хотя бы немного соответсвует магичности соседки - привычное каре украшено скандинавской косичкой и ожерельем, вообще-то предназначенным для шеи, но мы же любим нарушать правила, правда? Подобранная под стать золотистая рубашка придает образу еще немножко праздничности. Не театральная дива, конечно, но уже что-то. От нового отражения, казалось бы, даже поднялось настроение. Бережно взяв поднос на руки, Магнуссон покидает квартиру и дремлющего уже кота, и идет к соседней двери. Осторожно прислушивается. Из-за двери доносится еле слышная музыка. Вздыхает с облегчением. Будь там шумная вечеринка, Астрид бы без оглядки сделала ноги вот прямо сейчас.
Норвежка три раза стучит в дверь и становится абсолютно статичной в ожидании отклика. Вместе со всем остальным замирает и сердце. - С Рождеством тебя! Еще раз... - по лицу растягивается тонкая улыбка. Она протягивает поднос с печеньем. - Решила вот поделиться. Вдруг тебе тоже нравится имбирь. Все, не буду мешать! - вы посмотрите, сколько деланного позитива.
Астрид думает, что на самом деле была бы очень не против помешать, если бы ей позволили.
А Соня такая красивая... и впрямь ведь ведьма.

+1

3

Прошло уже почти полгода с того момента, как еще один человек в этом огромном мире решил начать свою жизнь заново, чуть ли ни с чистого листа. Ее побудили это сделать события, которые ниагарским водопадом одновременно обрушились огромной массой со всех возможных сторон. Связи с мафией, приводы, непонятные разборки, до которых, уж если говорить совсем честно, Соне не было никаких дел. Она вечно встревала во всякие неприятности, и это ей изрядно надоело. Она уже почти выплатила свой долг тем людям, которые считались ее «крышей», а значило это лишь одно – до по-настоящему свободной жизни осталось совсем немного, совсем чуть-чуть. В своей квартире девушка могла заниматься вещами, которые были ей интересны. Гадания, толкование знаков судьбы – на этом можно было даже жить, учитывая, какие деньги несли некоторые лица, имена которых разглашать не стоит, следуя политике конфиденциальности клиентов. Некоторые мужчины (изредка попадались даже и женщины) стали чуть ли не постоянными гостями этой небольшой квартирки. Тут они искали успокоения, но не для тела – в таком случае можно было бы воспользоваться услугами девочек по вызову, а для души. В городе было довольно много терапевтов, психологов, которые вытягивают из своих клиентов все последние деньги, Мун брала куда меньше, а говорила те же самые вещи, что и эти люди в строгих костюмах, которые сидят с планшетов в то время, как вы рассказываете им о наболевшем, горизонтально распластавшись на мягкой софе.
Две с половиной комнаты. Перед глазами любого посетителя сразу открывалась гостиная, оформленная довольно скромно – всего лишь несколько кресел, модный диван, журнальный столик и пара картин со странными изображениями. Это помещение плавно перетекало в кухонную зону, которая была очень маленькой – на то, чтобы разогреть обед для одного человека, места вполне хватало. Рядом – туалет для гостей, где они могли привести себя в порядок. Одно место, которое было доступно клиентам – рабочий кабинет Сони. В нем не было окон (на первый взгляд). На самом деле, девушка просто умело все оформила. Повсюду были источники приятных ароматов, погружающих людей в некий эстетический транс. Пара старых шкафов с ведьменскими атрибутами, некоторые из которых не продаются на рынках. Чего тут только не было – настоящая находка для натуралиста. В центре – рабочая зона, включающая несколько удобных кресел, массивный стол, на котором располагался и волшебный шар (который был скорее просто украшением), карты «таро», волшебные кристаллы и много всего прочего.
Но еще была комната, где Мун пыталась жить  - зона комфорта с кроватью, компьютером, телевизором (она так и не купила приставку, которую так сильно хотела). Соня часто слушала тут музыку, а кабель помогал вывести звук по всей квартире, создавая эффект концерта. Звукоизоляция в этих домах была довольно хорошей, да и девушка редко когда устраивала «вечеринки». Обычно прогоняла пару треков утром, несколько днем, но ночью вела себя тихо. Никто из жильцов не жаловался. Единственное,  эльфийскому ребенку всегда казалось, что некоторым из соседей не нравится количество тех самых «гостей», которые захаживают в этот дом. Блондинка не знала всех сожителей в лицо, лишь пару раз встречала некоторых из них на лестничных клетках или около дома. Но одного человека запомнила сразу – отношения с одной древней старушонкой у нее не сложились. Мун не давала особых поводов ее не любить, как впрочем ей не требовалось ничьей любви, однако, эта мадам, видимо, не нашла более никого, до кого можно докопаться. Скорее всего, все остальные жители уже привыкли к ее замечаниям, пропуская их мимо ушей, но вот Мун – человек новый в этом небольшом, но устоявшемся мирке, поддалась влиянию, начала отвечать, огрызаться, а это было ошибкой. Таким людям только и нужно, что бы на их слова реагировали – они этим питаются. Все началось с того, что милая мисс или миссис сказала что-то о том, что Соня намалевала у себя на лице, пообещала рассказать все ее родителям, на что получила довольно грубый ответ. А затем – все пошло поехало. Обвинения в колдовстве, а что делала Альфюрсдоттир – только подогревала интерес этой престарелой личности, придумывая на ходу всякие заклинания (якобы, чтобы огородить себя от сил зла, коими выступала бабушка). Апофеозом стал один случай. Женщина вызвала местного пастора, чтобы тот провел обряд с Соней. Ему не открыли дверь, и он довольно долго стоял, начитывая молитвы, крестил дверь, и все это под чутким надзором старушки, которую Соня (поступок довольно тупой) облила водой с парой капелек лавандового масла, сказав, что это зелье никогда не позволит человеку попасть в рай. Хорошо, что не дошло до копов. Все это продолжалось с того момента, как Соня заехала в квартиру, но в определенный момент ей показалось, что будто бы внимание этой старой дамы стало рассеиваться. Признаться честно, становилось как-то скучно, и лишь спустя довольно долгое время, ведьма поняла, в чем причина всего этого.
Ее зовут Астрид, и она поселилась здесь довольно недавно. Соня понятия не имела, чем этот человек занимается, да и ей не было особого дела до всего этого – лезть в чужие жизни она была готова только лишь за деньги. Но получилось так, что их общение началось с обычных имен. Чем дальше, тем больше – перекидывались парой слов, Мун всегда встречала соседку улыбкой, и если вначале она была ненастоящей, то со временем ширина ее убавилась, но зато появилась искорка искренности. У них оказалось даже больше общего, чем могло  показаться на первый взгляд. Обе были выходцами из Скандинавии, вот только Соня сказала, что все, что она помнит из детства, что ее забирали в Штаты. Слегка приврала, может быть как-нибудь потом расскажет историю целиком, но для этого человек должен был попасть в определенную «зону доверительного комфорта». А вот так в подъезде сделать это довольно сложно. Обе с белоснежной кожей и светлыми волосами, хотя свои ломкие локоны дитя эльфов довольно часто красила в разные цвета, будь то амарантовый или крайола, нефритовый или карминовый. Ей нравились такие эксперименты, они неплохо сочетались с остальными атрибутами ее внешности. Обе девушки были примерно одного возраста, по крайней мере, так казалось на первый взгляд. И общение их не могло остаться на уровне «привет, хорошего дня», сказанных на выходе из квартиры.

Этот день оказался в разы скучнее предыдущих. Это праздник для них, для людей, которые верят в своего бога-плотника. Но ты не поддаешься общей массе, для тебя это обычный день, который мало чем отличается от других. Хотя, одно  отличие все же есть. Сегодня у тебя не было и не могло быть клиентов, как не было их вчера, как и не будет завтра. Все люди сейчас проводят время с семьями, дарят друг другу подарки (кстати, подарки Соня любила, но для этого не нужен был какой-то особенный повод), украшают дома. Кстати, некоторые очень сильно запариваются по последнему поводу, тратя на все эти украшения приличные суммы денег, хотя зачем все это нужно? Просто чтобы покрасоваться перед своими соседями, которые, в свою очередь, такой роскоши позволить себе не могут. Хорошо, что Саркаменто не Бруклин, Мун сошла бы там с ума в этот день, со всеми этими крисмас лайтс. В их районе многие люди вешали на двери праздничные венки, «аромат» праздника ощущался даже на улице, лишь одна девушка ходила немного угрюмой – и сейчас она просто слушала музыку у себя дома. Типичная поза в кресле – одна нога свисает, другую ведьмочка обхватила рукой. Мышкой клацает на новые и новые кладки, не зная, чем себя еще занять. Побыстрее бы все это закончилось…
В этом мире получается так, что многие языческие праздники наложились на новые. Мун чтит Йоль, который длится двенадцать дней, не забывает о дисаблоте, каждый год приносит жертвы. Тем не менее, сегодняшний день ей не придется провести за своим персональным компьютером. Вечером раздался стук в дверь, который Соня еле услышала, но все равно  при этом отсчитала у себя в голове три раза.
- Не драугры, уже неплохо. – Слезла со стула, чертова нога затекла так, что было тяжело наступать – нужно меньше времени проводить в одной позе, хоть иногда делать разминки во время таких длительных залипаний в монитор. Нужно обязательно пройти мимо зеркала – «Ну вот, вроде даже как нормальный человек выглядишь» пронеслось у нее в голове. И правда, сегодня в ее образе не было ничего сверхъестественного, никаких украшений, никаких узоров – лишь нагая естественность, майка с котом, домашние шорты. Босиком она довольно быстро достигла двери, но не сразу ее открыла. Сначала оглядела наличник вокруг двери. Он был отдельным произведением искусства – весь, целиком и полностью покрытый рунами. Он не пропускал в дом нечисть, никакую. А если даже кто-то из злых сил все же заходил, то руны блокировали его силы, не позволяя нанести ущерба хозяйке. Если присмотреться внимательнее, подобных оберегов было много, они окружали Соню, которая реально верила в их силу, и переубедить ее было просто невозможно.
- И тебя, - с легкой ноткой недоверия отвечает Мун, но все же предлагает гостье зайти. Когда в этой квартире  последний раз кто-то был просто так? Наверное, никогда за тот период, пока тут живет ведьма, Астрид стала первой. – Имбирь прекрасен … Ты проходи, не стесняйся.
Внутри теперь стало на одного человека больше. Где-то на фоне играла музыка, а Мун указала рукой на стол, куда можно было положить печенья, а сама направилась к холодильнику, поглядывая на то, как дитя Скандинавии разглядывает внутренне убранство жилья. В холодильнике не так много еды, а того, с чем можно съесть печенья – и того меньше, но хозяйка нашла выход, - Может быть, ты хочешь чего-нибудь выпить, у меня есть, - Альфюрсдоттир шерстит глазами по полкам, - пиво и молоко! Хочешь?
Гостья согласилась. Ей, наверное, просто некуда было деваться. Вся эта сложившаяся атмосфера просто обязывала отведать угощений хозяйки странной квартиры, какими скудными бы они ни были. Да, просто немного алкоголя, просто мыле разговоры ни о чем и обо всем одновременно. Делились историями о том, что их постоянно путают. Что-то во внешности и правда было похожего. Сидели довольно долго, не замечая бегущих минут. Нет, они не были друзьями, близкими подругами, любовницами, хотя определенное желание все же имелось - просто пытались несколько лучше друг друга узнать, ведь нельзя же так просто столько времени жить в одном месте, не зная тех, кто находится рядом с тобой, кто может помочь солью или каким-нибудь инструментом в тяжелый момент.
Соня и Астрид - эта история для кого-то только началась, а для многих уже подошла к концу. Темные и опасные драугры так и останутся бороздить пространство этой бренной земли, а волшебные сладкоголосые феи то неожиданно появляются, даруя всем наслаждение, то так же внезапно пропадают, оставляя на сердце дыру, которую ничем нельзя будет заделать, по крайней мере, ближайшее время...


ost: No Mana - Quests with Time Limits

l o o k

http://funkyimg.com/i/2RoV8.jpg

[NIC]Sonya Moon[/NIC][STA]your soul will be mine[/STA][AVA]https://image.ibb.co/mVUMJp/avmoon.jpg[/AVA]
[SGN]http://s9.uploads.ru/QDkT0.gif
[/SGN]
[LZ1]СОНЯ МУН, 23 y.o.
profession: ведьма;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2019-04-27 12:21:08)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » 𝐀́ 𝐬 𝐭 ‡myndir þú elska mig


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно