внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
– Мм, что? Нет, – я медленно, словно задумчиво, отвожу взгляд от окон, задерживаясь вниманием на размытой точке у горизонта, прежде чем...читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » you just can't leave


you just can't leave

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Alaska`16

.
Elias & Marcy
http://s5.uploads.ru/7bukD.png

a r e     y o u     g o n n a     b e     t h e      o n e      w h o' s      a l w a y s      g o n n a      t r e a t      m e     r i g h t
a n d    w h e n    w e     g e t    t o g e t h e r    t u r n i n g    d o w n    t h e     l i g h t s
need you 100, need you 100 percent and . . .

Отредактировано Marcy Leigh (2019-06-07 07:23:40)

+2

2

внешний вид`
     Что за чертов день? Сначала я проспал все возможные будильники, то и дело откладывая звонок на попозже. Сначала один, потом другой, затем следующий. Я не мог продрать глаза херову тучу времени, отказываясь верить в то, что именно сейчас нужно подняться с постели. Холодный душ не помог. Горячий, кстати, тоже. Даже кофе не пробудил мой организм полностью. Я чертыхался, выносил свое тело из дома Блэков с такими невероятными усилиями, что не снилось ни одному Халку, спасавшему мир. Я просто устал. Банально до безобразия, но кто же может запретить мне чувствовать усталость? На службе вызов за вызовом. Самая величественная стихия штормит, и никто, и ничто не может с этим поделать. Мы - всего лишь людишки против этого огромного синего монстра. Мы можем немногое. Лишь спасти чью - то жизнь. Как мало. И как много. Эти мысли заряжали. Хоть как-то, но держали меня в тонусе. Пока добрался до работы, даже улыбаться начал. Вот я уже не хочу убить всех тех, кто здоровается со мной этим ранним утром. Вот пропускаю вперед Меллису, забавную толстушку, что отвечает сегодня на ответственно - важные звонки. Улыбаюсь ей, приветствуя стаканчиком кофе, что держу в левой руке. Перекидываюсь парой слов с напарником, предварительно пожав ему руку, а затем... затем начинается хаос. Не успев переодеться, мы уже выезжали на важный вызов, я был за рулем огромного пикапа, и бороздил просторы Кадьяка, обещая оставить в живых всех, кто сидит в этой машине.
— Мардер, полегче! Ты угробишь нас до того, как мы доберемся на место. - Лишь ухмыляюсь на эту фразу, и не сбавляю оборотов двигателя. Меня учили, что в жизни тех, кто находится в опасности важна каждая секунда. Резко по тормозам, и машина останавливается. Неровно, неверно, слегка заезжая на бордюр. Мы выбегаем, и тут же бросаемся к огромной горе, где под облавой снега, бросаемся спасать ребенка. Но на самом деле, мы бросаемся - кто куда. Я - за маленьким малышом, что плачет, не понимая происходящего. Этому не учат в школе спасателей, немой вопрос "кого спасать первым?", говорят, нужно действовать так, как велит сердце. Это лирика. И, поверьте мне, когда ты видишь плачущего маленького ребенка, оно не велит спасать кого - то еще. Я стараюсь свыкнуться с этой мыслью. В конце концов мы всегда делаем выбор.
     Оставшуюся часть дня я помню смутно. Много снега, который обрушивается вниз. Много криков о помощи. Это все приходит потом, наплывами. Не замечаешь даже, как начинаешь думать о всем, что случилось поздним вечером. Но сегодня я захожу в любимый бар, прогоняя эти мысли. Странно, но народу было не слишком много. Я заприметил пару бугаев на заднем плане, парочку, мило выясняющую отношения, старика Картера, которому махнул рукой, а также несколько совсем неприметных людей, что держались отдаленно от атмосферы бара. Так бывает, они как будто выбивались из общего сюжета. Улыбнувшись Шейле, девушке - бармену, прошу у нее темного пива, и орешков. Обычно я прихожу, чтобы пропустить бокал другой чистого виски, но сегодня другая история. Сегодня мне хотелось расслабиться. И лучший напиток для этого - темный бокал пива. Мы разговоримся с Шейли о том, о сем, о погоде, о происходящих событиях в городе, она спросит меня о работе, конечно же, я отмахнусь, не желая поднимать эту тему сегодня. Краем глаза замечу, как пара людей выходит на улицу, громко хлопнув дверью бара. Не придал бы этому значения, если бы взгляд не зацепил, как парень хамовато тащит девушку к выходу. Делаю глоток холодного напитка, и все же решаюсь подняться, просто... просто, чтобы убедиться, что все в порядке, и никому не нужна моя помощь.
     — Эй! - Успеваю окликнуть парня, рука которого остановилось где - то недалеко от лица девушки. Завожусь. Тут же. С половины оборота завожусь, и тут уже, пожалуй, меня нужно держать в руках. — Хоть пальцем тронешь девушку... - нет, это не театральная пауза, в тот момент, когда я вставал между ними, и вырастал стеной прямо перед дамой, я успевал разглядеть ее. Картинки пятидневной давности сами образовались перед глазами. Ухмыляюсь. Она была бойкая тогда. Дерзкая даже. Но сейчас не об этом, я встаю к ней спиной, предупреждая дальше: — ...и я вырву тебе руки с корнем.

+2

3

От себя не убежишь – и эту мудрость нужно было мне уловить и нащупать в тот самый момент, когда упорно пыталась запихать свою несчастную сумку в багажник автомобиля службы такси. От себя не убежать, даже если очень захочется, лишь самые тяжёлые наркотики смогут вынуть твой разум и расплескать его, как лишнюю воду из стакана, которую набрал скорее от жадности, чем от необходимости. Мне было сложно смириться с этой мыслью, поэтому Аляска казалась идеальным местом в поисках настоящей Марси.
Почему именно там и почему мне вообще захотелось совершить эту авантюру – я не понимаю. Глупая девчонка, которая к своим ментальным сорока годам не научилась думать реальностью, всё ещё считая себя ребёнком и надеясь, что однажды кто-то научит меня жить правильно. Без ошибок, без исправлений любых неточностей, оставляя за собой шлейф правильных поступков и правильных действий, но только одна проблема – это невозможно. Никто не может жить правильно и даже самые праведные священники будут преступать свои принципы в угоду личностным желаниям, покажите мне такого правильного человека, и я отдам ему всё, что у меня есть. А пока, пока мне придётся тратить последние деньги на то, чтобы оплатить выпивку парню, которого знаю от силы месяца три.
Билл Йомен – выходец из Норвегии, не был хорошим человеком. Мужчина тридцати лет, но ему не хватало разума, чтобы понять – я не игрушка. Меня нельзя вот так просто притягивать к себе и отталкивать по воле случая и плохого настроения, если кто-то на стройке вдруг решил испортить его вечер. Он был жесток со своей семьёй, отзываясь о ней слишком грубо; он был неприятным сотрудником и у него практически не было друзей. Как мы сошлись? Думаю, что это лишь моё неумение говорить «нет», если я очень боюсь остаться одна. Мне нужна компания, даже если эта компания столь омерзительный тип.
Был ли у нас секс? Да. За три месяца этих недоотношений мы столько же раз пытались сойтись на вкусах в постели, только оставшиеся синяки после каждого раза заставляли меня оттягивать это мнимое удовольствие на неопределённый срок. И сегодняшний вечер в баре оказался критической точкой. Ему нужно было утащить меня в свою мятую и почему-то очень вонючую постель. Ему нужно было оставить на мне все эти синяки, удовлетворяя лишь свои потребности. Мне же нужно было поставить все точки над I. Мне нужно сбежать от этого ада.
На Аляске не бывает больших баров, как мне удалось выяснить, проживая здесь не первый месяц. Здесь нет ничего, что мешало бы отдохнуть, просто выпить хорошего пива и расслабиться под ненавязчивый футбол, который постоянно шёл по телевизору. Не разбираясь в правилах, приходится делать вид, что игра слишком сильно увлекает меня и все эти руки на моей талии лишь мешают погружаться в неё, как никогда ранее. Он опускает ладонь чуть пониже спины, но с моей помощью возвращается на его колено. Никаких слов, лишь милая улыбка чрезмерно занятого человека. Да, собраться для разговора оказалось гораздо сложнее, чем я думала ранее. Это странно, неприятно и опасно. Он выше меня, а это уже придавало ему какую-то власть надо мной, когда смотрел сверху вниз и наступал, утаскивая мои мысли куда-то в чёрный глубокий ящик – им там и место.
- Билл, пожалуйста, - улыбаюсь, отодвигаясь чуть в сторону, но сильные руки притягивают обратно и вот уже одна из рук ползёт в область груди, нахально сжимая её. Не стесняется ничего и никого, а мне хочется сбежать, что и пытаюсь сделать. – Мне нужно идти.
Мне практически удаётся уйти, но он сильнее, алкоголь в крови его уже разрушает разумного человека, превращая его в нечто среднее между «человеком разумным» и «человеком прямоходящим», и то, второй вариант уже был мало соотносим к нему. Пошатываясь, он вскакивает за мной, практически разбивая пустой бокал, на стенках которого осталась лишь пивная пена. Он что-то говорит, но не слушаю, упорно отправляюсь к двери бара. Он пьян, и я чертовски боюсь его. В голове только одно указание самыми красными стрелками на дверь и мозг не работает в другом направлении. Разворачивает меня под шум забитого гола в телевизоре и замахивается.
Он любит бить, любит показывать своё превосходство, но до этого момента были лишь лёгкие шлепки по заднице, которые списывала на его невоспитанность. Да, у каждого есть минусы и у него они могли быть именно такими. Мужчины же тоже разные, а не просто один тип, различающиеся только по внешнему виду.
Зажмуриваюсь, осознавая, что избежать удара мне не удастся, но прикрыть лицо ладонями смогу. Глупо, но почему-то во все другие моменты могла сбежать, уйти, высказать свою точку зрения, но не когда на меня насилие проявить пытались. Это пугает и заставляет задавать один и тот же вопрос – а что со мной не так?
- . . . с корнем, - открываю глаза и вижу огромную спину передо мной, кто это? Не успеваю рассмотреть, не буду обходить, но рука моя сама тянется к его руке, мягко цепляясь за пальцы. – Не стоит связываться с ним, он просто пьян. – Это мимолётное прикосновение рук заставляет нашего пьяного оппонента зарычать как-то низко, выжигая в нём всю адекватность. – Билл, тебе стоит уйти домой. – Выглядываю из-за спины моего защитника, всё ещё не выпуская его пальцы из своей руки. Тёплый, крепкий, уверенный. Это странно, но не чувствую себя струсившей девочкой, за которую выскочили разбираться старшие братья.
  - Разошлись или я вызываю лейтенанта Котта, - бармен громко оповещает нас о последствиях и мне бы не хотелось неприятности притягивать, поэтому отхожу в сторону. – Мы в порядке, Тим, сейчас всё кончится, - и в эту же минуту слышу, как яростный крик пьяного мужчины перерастает в физическую силу, а мужчине, что встал ради помощи мне, прилетает прямым ударом в челюсть.
Мой крик слышит вся Аляска. Отключается вся защита и кидаюсь между мужчин, пытаясь растянуть их в стороны. На нас смотрят все, а бармен вызывает полицию. Чувствую сильный удар по затылку, но уже не понимаю, что за ним должно следовать. В глазах темнеет, но от этого всё отчаяннее стараюсь оттащить абсолютно неадекватного Билла от мужчины. Совершенно не понимаю, что мне делать. Иду по ощущениям, как лётчики, у которых отказали радары. Ориентируюсь на звук. Какой же ты кретин, Билл.

Отредактировано Marcy Leigh (2019-06-06 23:39:50)

+1

4

Первое правило боксера - никогда не бей первым. Именно этому учат маленьких, только пришедших на секцию мальчишек, которые рвутся в бой за пределами ринга. Если тренер узнавал о том, что за пределами зала кто - то нарушил это правило, он тут же выгонял из секции. Это был закон. По мере того, как мы росли и успокаивались, проходили все стадии, так сказать, переходного возраста, мы все чаще об этом задумывались. Тренер рассказывал нам, что мы сильнее тех, с кем можем сцепиться на улице. Он говорил, что "гражданские" не ожидают того, что ты можешь заниматься каким - либо видом спорта, а потому могут и не следить за своим языком, позволяя себе лишнее. Мы должны были оставаться непоколебимыми. Стойкими. Спокойными. И никогда, н и к о г д а не бить первыми. Странно, но тренер не говорил больше ничего о таких ситуациях. Например, как быть, если прямо перед тобой поднимают руку на женщину? Тут тоже будет считаться, что я ударил первым? Жизнь - штука жестокая, порой несправедливая. И я научился фильтровать все правила, которые мне пытались донести другие люди.
     Я настроен агрессивно. Изначально, как только открыл дверь бара на улицу, уже был готов раскромсать ублюдка до смерти. Но школа спасателей делает свое дело, меня учат чему - то новому, а я учусь держать себя в руках. Сначала - предупредительный разговор. Ну и что, что в нем сквозят угрозы? Какая разница, я же его не убиваю. Пока. Нужно сказать, что вышел я вовремя, ибо парень, что гораздо больше девушки, уже замахнулся и ударил бы ее, если бы не нарисовался кент в лице меня. Мимолетное касание моей руки из - за спины заставляет меня напрячься еще сильнее. Я чуть склоняю голову вправо, ожидая хоть какой - то реакции от болвана, но болван только лишь рычит, когда опускает взгляд на прикосновение ее пальцев к моей руке. Я продолжаю смотреть в его глаза с вызовом, надеясь, что здравомыслие в нем все же сыграет, и он отойдет, теперь уже от меня, потому что знакомая незнакомка стояла теперь за моей спиной. Быстрая реакция боксера и я практически уворачиваюсь от прямого удара в челюсть, вот только незадача - незнакомка за моей спиной. Побоявшись оттоптать ей ноги, или еще что - то в этом роде, я не до конца успеваю увернуться, но меня это ничуть не смущает. Знаете почему? Я ударил его не первым. А после... тяжело сказать, что было после, потому что пьяному засранцу прилетел и мой удар в ответ, а дальше началась потасовка. Он был чуть крупнее меня, но меня и с такими учили драться. Мы упали на землю, и я бы продолжил его избивать, не слыша голоса бармена, не слыша, что девушка просит остановиться. Я отключаюсь в этот момент. В чувство меня привела лишь полицейская сирена, не знаю, спустя сколько времени, приехала полиция, но кажется, что я заканчивал с ублюдком, чувствуя, как кровь хлещет из моей нижней губы. Нас растаскивают в разные стороны, сажают в машины для разбирательств. Естественно, я молчу, пока пьяный упырь продолжает свой монолог, доставая при этом пару купюр. Я усмехаюсь лишь.
     — Лейтенант! Мне бы воды, а после можете слушать брехню пьяного ублюдка дальше. - Я не выбираю слова, мне насрать на чины и прочую ересь, и оправдываться я не собираюсь. Поднимаю глаза в поисках незнакомки и натыкаюсь на ее обеспокоенный взгляд, подмигиваю, собираясь припомнить фразу с нашей первой встречи, но мне не дают этого сделать, разворачивая к полицейской машине, и укладывая руки на крышу.
     — Разговорчики, Мардер. Думаешь, раз ты служивый, то можешь закон нарушать? Как бы не так. Сейчас мы выясним, что вы с этой дамочкой собирались здесь устроить. - А это попахивает несправедливостью. Первое, какого черта пьяного ублюдка отпускают? Второе, какого черта знакомую незнакомки забирают со мной? Я ни черт не понимаю, именно это и пытаюсь донести:
     — Эй, она - то здесь при чем? Оставьте девушку в покое. - Никак не отреагировав, меня засовывают в машину, рядом со мной сажают бедную девушку, которая, действительно, здесь не при чем, и уж точно не заслуживает тюрьмы. Я поворачиваю голову в ее стороны, и наконец произношу это:
     — Ну что, кажется, кретинов на твоем пути все больше, но сегодня это точно не я. Элиас Мардер. Приятно познакомиться. - Усмехаюсь, пожимаю плечами, и протягиваю слегка окровавленную руку незнакомке.

+2

5

Когда моя жизнь повернулась под таким углом, что меня подхватывают сильные руки и буквально запихивают в автомобиль с надписью police. Практически ударяюсь головой, от чего ушибленное место растираю пальцами и наблюдаю из окна, как этот идиот пытается подкупить лейтенанта, ещё и так откровенное.
И не думает ведь, что за это тоже могут посадить рядом, нет. Ему пожимают руку и широко улыбаясь, офицер успокаивает окружающих, пока рядом со мной опускается ещё один герой всей истории.
На улице достаточно прохладно, да и не помню, когда здесь было теплее максимального нуля градусов. Летом, конечно, бывало теплее, но мне всегда нравилось заворачиваться в плед, подтягивать под него ноги и пить горячий кофе, рассматривая предложенные на Нетфликсе новинки.
- У тебя красивое имя, Элиас. – Осторожно касаюсь его руки и достаю из сумочки влажные салфетки, перехватывая его ладонь и стирая кровь. В её появлении есть только моя вина и ничья больше. Поворачиваю его голову к себе, хотя он и так весь сидит в мою сторону, и продолжаю стирать кровь молча, не слушая никаких возмущений от лейтенанта, который уже удобно пристроился в автомобиле за рулём. – Это моя вина, не стоило влезать.
Улыбаюсь как-то нелепо, неловко, заворачивая окровавленную салфетку в чистую и убираю в сумку – потом выкину. Мне стыдно за то, что произошло, но голова болит до сих пор, от чего хмурюсь и отворачиваюсь к окну, рассматривая пейзаж небольшого городка, в который меня занесла жизнь. Больно. Мне абсолютно точно не нравится та шишка, которая набирает обороты на голове. Она под волосами, не видно, но ощущения-то не изменить. Больно.
Лейтенант отпускает пошлые шутки, которые кажутся смешными только ему и не хочется слушать их, сбежать нужно. Зажмуриваюсь, лишь бы не видеть это всё, а уши закрыть не могу – опять гадостей наговорит. От чего полицейские решили, что могут вести себя, как ублюдки последние?
- Ли, ты когда-нибудь перестанешь попадать в неприятности? – Под громкий хохот двух офицеров похожу за решётку и устраиваюсь на скамье, складывая ногу на ногу. Бывала в участке уже несколько раз, но никогда не была по «ту сторону». Никогда не сидела в клетке под прицелом стольких глаз и никогда не думала, что смогу вообще оказаться здесь. – Принесите нам воды и мокрое полотенце. – Кричу на весь участок, что ужасно раздражает лейтенанта. Он видит, как один из его ребят несёт нам две бутылочки воды и швыряет их в стену, довольно крича на своего сотрудника. Не нравлюсь ему, так что поделать. Не обращаю внимания на своего сокамерника и пока тот устраивается на лавочке, пристраиваюсь рядом.
- Большой ушиб? – Поворачиваюсь к нему спиной, распуская волосы и тянусь своей рукой к его, чтобы приложить к опухоли на затылке. Его рука очень тёплая, а пальцы заботливо ощупывают рану, поэтому мне остаётся лишь снова выдохнуть еле-еле – Спасибо, кстати. Не нужно было, теперь у тебя неприятности из-за меня. – На секунду замираю и понимаю, что это тот самый парень, которому нахамила всего несколько дней назад. Господи, вот дура же. – Боже, это ведь я тебе гадостей на дороге наговорила? Извини! – Вскакиваю на ноги и отхожу в сторону, рассматриваю мужчину и хмурюсь. – Скажи, что мне сделать? Не хочу быть обязанной тебе в чём-то, совершенно не люблю быть должницей. – К нашей клетке подходит лейтенант и прерывает мою речь, смотря на нас с пренебрежением и обещает, что до утра мы отсюда не выйдем. Будет нам уроком, если цитировать дословно.
- Что ж, тогда мы здесь до утра? – Хмыкаю, недовольна ситуацией, но снимаю с себя куртку и сажусь рядом с мужчиной. Укутываюсь в неё, как-то неловко прижимаясь к стене и закрывая глаза. Может быть, что так утро настанет быстрее? – Моё имя Марси, приятно познакомиться.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » you just can't leave


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно