внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » мы поджигаем бумажного феникса


мы поджигаем бумажного феникса

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

https://i.imgur.com/v8EqJ91.gif х https://i.imgur.com/mraGdZ0.png
Elen Smith & Kai Vakarian
Kai's home -> lake Tahoe | 20january ' 19

и даже не верится — в небе бумажные фениксы, и плевать, что когда-то всё меркнет;
бессмертие - есть, ведь бумага всё стерпит [мне верится], приняв форму бумажного феникса.
и в небеса бумажного феникса запускаем - и скоро изменится всё

Отредактировано Elen Smith (2019-09-17 23:19:40)

+4

2

трепетно ждать рассвета, в бесполезных попытках уснуть - она пришла слишком поздно, потому что съёмки затянулись до ночи, ты уже лежала в кровати и читала "дверь в лето" Хайнлайна, успев сделать всё задуманное: на стоянке стояла припаркованная арендованная машина [знала ли она, что ты умеешь водить?], в ней лежал упакованный подарок, а в комнате за шторкой скрывался букет из розовых крупных пионов и лаванды.
вы, наверное, в первый раз вместе на её дне рождении - в прошлый раз её не было несколько суток, а потом столько же она отсыпалась, прерываясь лишь на еду, съеденную в полусне - синяки на её теле говорили о приключениях, которые ты никогда не услышишь, потому что сама не знала на тот момент - хотела бы ты их услышать или нет.
ты никогда не спрашивала её ни о чём, что касалось её личной жизни - это было всегда слишком больно. ты не знаешь, дарил ли ей кто-нибудь подарки, оставалась ли она с кем-нибудь в более-менее постоянных отношениях, где человека она видела больше, чем один раз в своей жизни. тебе не хотелось об этом даже думать, потому что внутри притаился сковывающий и леденящий страх: он подкрадывался откуда-то снизу к твоему сердцу по артериям и венам, он заставлял тебя просыпаться порой от кошмаров, испытывать тревогу, если не находила её рядом с собой.

не могла заснуть без её присутствия у себя под боком, порой вам становилось тесновато даже на такой большой кровати, если вас оккупировали коты: им, кажется, было очень удобно, что вы теперь спали вместе и больше времени тоже были рядом друг с другом: не приходилось никого делить. с улыбкой коснуться её щеки в нежном прикосновении, провести, поцеловать кротко в губы, чувствуя сквозь сон ответный поцелуй - замереть в этом жесте, наполненном наслаждением и доверием.
смотреть на неё и думать - что ей снится, когда она так тепло улыбается? уснула почти сразу, как только её голова коснулась подушки, успев пробормотать тебе про очень тяжёлый день - ты знала, что на неё после нового года свалилось непривычно много работы, и что скоро она может вновь улететь на несколько недель - полетишь ли ты за ней или останешься в комфортных условиях дома? а если лететь, то значит, что нужно кому-то оставить котов или найти для них гостиницу - ты слышала, что такие существовали, но это тебе всё равно казалось слишком сложным поступком, от которого ныло сердце в беспокойстве.
жизнь стала не только слаще, но и сложнее.

не сказать, что до этого было сильно легче - ты терзала себя тогда за всё, что происходило, но сейчас ты терзаешь себя за любой свой проступок, сейчас ты нервно смотришь на часы, когда она задерживается, потому что боишься - она может вернуться к старой жизни, вновь пропасть в череде баров, случайных знакомств, таких же случайных поцелуев, перетекающих в большее. иногда ты смотришь на её губы и думаешь - сколько их целовали?
пытаешься наверстать - в каждую свободную минуту тянешься к ним, отпечатывая ``моё``, в каждую уместную ситуацию пальцами исследуешь её тело, обжигая нутро раскалёнными прикосновениями - даже сейчас скользишь по линии её бедра, не тревожа её сон, но сбивая на нечто другое. любоваться мягким солнечным светом, касающимся её щёк нежными прикосновениями, чувствовать за собственной грудиной бьющееся об рёбра сердце.
которое вопило о твоей любви к ней также сильно, как в новогоднюю ночь.

отсчитываешь - уже двадцать дней вы вместе засыпаете и просыпаетесь, уже двадцать дней вы не отходите друг от друга, вместе смотря фильмы и играя, только в этот раз каждый раз позволяя себе открыто большее. в первые дни ты даже не верила, находясь от счастья на просторах ближе к меркурию, каждый раз щипала себя, проверяя, не сон ли - но даже настолько смелых снов тебе никогда не снилось. затем вам пришлось заниматься работой - выдыхаешь, проводя её с грустью во взгляде, но в памяти зрели воспоминание о надвигающемся сегодняшнем дне.
и сейчас ты перечисляешь в мыслях все мелочи немного нервно: ничего не забыла? отель забронирован, нужные вещи ты успела собрать до её прихода и тоже отнести в машину, а в холодильнике лежали заказанный до этого её любимый торт, который ты не рискнула в этот раз готовить сама: слишком боялась, что ничего не получится. и в тебе есть порыв сорваться с места, приготовить ей кофе, увезти скорее к ожидавшему её сюрпризу - только вот не получалось сдвинуться, пока её голова касалась твоего плеча, а тело податливо реагировало на нежные прикосновения.

вновь касаешься губ, срывая спелую сладость вишнёвых губ, аккуратно - не тревожить её сон слишком сильно. удивиться её беззащитности и открытости, пальцами исследовать её бока, поднимаясь к груди - прикоснуться к твёрдому соску, слегка сжать его, получив выдох в шею - слишком сладко и приторно, перехватывало дыхание.
губами коснуться её шеи, слегка нависая над ней, улыбнуться - в глазах мелькнут озорные искорки, которые боролись каждый раз с внутренней неуверенностью - чувствовала себя не такой открытой и опытной, как могла быть, боялась сделать что-то не так, каждый раз ступая наугад. и хоть ни разу в её глазах ты не встретила разочарования, всё равно иррационально тревожится - думала, что будет гораздо проще.
пальцами скользнуть по внутренней стороне бедра, углубляясь прикосновением - почувствовать, как вектор её сновидений сменяется на что-то другое, но всё ещё не держа её в своём плену хаотичных видений: улыбнуться, языком скользя ниже и ниже, чувствуя вкус её тела. щёки алели красным огнём, расползающимся - ещё ни разу так её не будила, поэтому слегка волнуешься, прикасаясь языком к сосредоточению нервных окончаний.

[NIC]Kai Vakarian[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/9hXFMf7.gif[/AVA][SGN][/SGN][STA]душа расколется подобно хрупкой ёмкости[/STA]
[LZ1]КАЙ ВАКАРИАН, 23 y.o.
profession: стример, блоггер
my sun: elen[/LZ1]

+2

3

удивительно трепетный сон окутывал тебя от кончиков пальцев на ногах и поднимался вверх невесомой пульсацией задыхающегося от глубокого и теплого чувства сердца, оседая где-то между ребер, согревая солнечное сплетение жаром раскаленного ядра. ты не успела заметить, когда это чувство накрыло тебя с головой и отдалось во всем теле приятной негой, не успела запечатлеть этот слишком плавный переход от состояния [около]дружбы, до чего-то более существенного и близкого. каждый день, возвращаясь с очередных затянувшихся съемок /нервно смотреть на медленно тянущееся до встречи с ней время и непривычно раздражаться - ведь раньше ты любила пропадать на съемках, утопая в звуках щелкающего затвора камеры/, первым делом утыкаться в ее теплую тонкую шею, вдыхать ее ставший родным аромат солнечной весны и касаться мягкости ее губ, которые словно ждали весь день этого прикосновения.
тонуть в ее любви, плотно закрыв глаза и тепло улыбаясь - она отдавала всю себя целиком, а ты в ответ, боязливо и непривычно, вверяла свои тело и душу ей без остатка, не оставляя ни части кому-то еще. с каждым прожитым днем тебя все чаще гложило чувство беспокойства, нарастающее, стоило только ей оказаться от тебя на ставшем непривычным расстоянии - что если ты подведешь и ее? что если ты действительно, как и всегда считала до этого, недостойна ее любви? что если твое яркое, опаляющее изнутри чувство обожжет ее нежную кожу с переплетением тонких паутинок вен, оставляя ожог разочарования и едкого упрека? ты боялась ранить ее, боялась сделать что-то не так, чувствовала себя неуютно, словно бы забыв окончательно, что значит быть с человеком не одну ночь, а идти рука об руку долгое время. тонуть, растворяться в ее глазах, но время от времени сжимать горло крепкой хваткой, чувствуя как воды заполняют легкие в приступе неконтролируемой паники, опаляя их ощущением собственной ничтожности и неспособности дать ей что-то, чего она действительно и по-настоящему заслуживала. твоя нежная, милая Кай, чье сердце билось в твоих руках, и которое ты так отчаянно боялась сломать своей неуклюжей неспособностью строить нормальные человеческие отношения.
но стоило ей оказаться рядом, стоило ей нежно коснуться прохладной ладонью твоей щеки - прикрываешь глаза, накрывая своей ладонью ее, лишь бы она не смела убирать ее, оставила еще на немного, - как тебя вновь топило невыразимыми чувствами к ней, как ты снова верила в то, что все будет хорошо. с каждой проведенной рядом с ней минутой тебя влекло к ней сильнее, а от того, что ты так явственно чувствовала ее отдачу, ее ответное желание быть твоей и забрать тебя ото всего прочего мира, на твоем лице гуляла легкая полу_улыбка. прижаться к ней, пока она готовила вам двоим завтрак, оставляя дорожку из поцелуев от мочки уха по линии плеч, увлекая ее дыхание за порхающими по ее телу пальцами, настойчиво и игриво спускающимися к источнику ее сладостных стонов, которые ласкали твой слух. и опаздывать всякий раз, прерываясь на нечто, сплетающее тебя с ней еще большим количеством красных нитей с тугими узлами.
даже сквозь сон ты слышишь ее согревающее твое сердце дыхание, чувствуешь, как ее ноги переплетаются с твоими, как ее тело прижимается к твоему, льнет в попытке стать единым целым и никогда не отпускать. даже сквозь сон ты находишь в себе силы податься навстречу ее губам и целовать их в беспамятстве, убаюкиваемая этим трепетом, переливающимся внутри тебя мягкими волнами. даже сквозь утекающий сквозь пальцы сон, ты чувствуешь каждое ее прикосновение к тебе, что заставляет твое сердце отбивать сумасшедший ритм, а тебя - прижаться к ней, не желая расставаться с ней в ответ.

// ч у в с т в е н н о
выдыхаешь горячий воздух, подаваясь навстречу ее прикосновениям на границе между сном и реальностью: они слишком хорошо знали, на какие точки лучше воздействовать, чтобы свести тебя потихоньку с ума. теряешься в ощущении времени, теряешься в пространстве, сосредоточившись лишь на влажности ее языка и на настойчивой нежности ее пальцев. каждый раз ты краснела, потому что с Кай все было не так как с другими: более волнующе, трепетно, каждая близость была актом единения куда более глубокого чем с кем-либо прежде, а потому ты смущалась, словно никогда прежде ни с кем не была. с новым, более нетерпеливым витком тихо стонешь, смешивая приглушенный звук с выдыхаемым воздухом - рукой ведешь по сохранившей её тепло простыни, периодически вжимая тонкие пальцы в ткань, стоило по нервам ударить теплой волной, разряд за разрядом мелкими искрами, распространяющимися по телу приятным покалывающим напряжением. - Кай, - найти ее ладонь, переплетя свои пальцы с ее, крепко сжав - и улыбаться уголками губ, окончательно проснувшись и ловя это непривычное, но приятное ощущение, перерастающее с каждым новым движением в накрывающую тебя с головой лавину из сплетенных вместе возбуждения, эйфории и трепещущей нежности.
тебя все еще бьет приятная дрожь, когда ты протягиваешь руки и притягиваешь Кай к себе, сонно заглядывая в глубины ее ледников, в которых озорно плескались солнечные зайчики. порывисто целуешь ее, касаясь ладонью щеки, не в силах держать свои чувства под четким контролем - рядом с ней почему-то неконтролируемо крыло, оставляя тебя один на один с голым и ничем неприкрытым спектром испытываемых к ней эмоций.
- Кай, - шепчешь в миллиметры между вами, чувствуя, как твои губы все еще касаются ее, а потому накрываешь их снова, чуть более чувственно, все еще слыша как в груди бешено колотится сердце. - почему утро сегодня такое сладкое? - с хитрым прищуром разглядываешь ее раскрасневшиеся щеки, все еще не в силах поверить в то, что ты имеешь право на ее чистые чувства /а руки твои блуждают по ее гладкости кожи, спускаясь с плеча на ключицы, опускаясь все ниже, к нежной твердости сосков и мягкости груди под ладонью/.

+2

4

мягкость прикосновений к ней, невесомая нежность, окутывающая вас, словно в тёплое одеяло - тихий стон в ответ на твои мягкие прикосновения, разливающиеся теплом по её телу, которое ты ощущала, как и своё, поднимающееся от низа живота и оседающее ярко-красными ожогами на щеках. пальцы скользят по нежности её бёдер, поднимаясь на талию - настолько, насколько могла дотянуться. скрываешь свою трепетную смущённую улыбку от собственного произнесённого вслух имени - заставляет нажать чуть сильнее, сделав движения более настойчивыми и энергичными. переплетаешь её пальцы со своими послушно, ощущаешь дрожь, которая в тебе отзывается истомой - осознание от того, что это именно ты доставляешь ей удовольствие, заставляет зажмуриться и мурлыкать, послушно притягиваясь выше, наравне с её глазами.
{ заглянуть в них - значит, растаять }

кажется, твой привычный и родной замок из льда рушится с каждым днём, в котором она опаляет огнём, схожим с фениксом - ты искренне хочешь верить, что, сжигая себя дотла до этого, сейчас она перерождается в что-то новое. и ты готова принимать ожоги от её поцелуев, ты готова касаться её кожи без страха, ты готова быть для неё чем-то большим, чтобы она продолжала жить - только вот готова ли была к этому она? тень сомнения пробегает всегда где-то рядом из-за вашей дурной привычки всё осложнять: эта привычка вреднее даже её пагубного пристрастия к сигаретам.
{ сложная осознанность }
отвечаешь на её поцелуй, в прикосновении её губ находя [временное] успокоение для тревожности и той грозы, которая ещё не пролилась на вас проливным дождём и ядовитыми каплями не сожгла нутро дотла - замедлить процесс гидрологического цикла до минимума, об этом думать - точно не сегодня и не завтра.

- потому что сегодня твой день, Элен, - шепчешь в ответ, выдыхая шумный воздух, когда рука её прикасается к оголённости и беззащитности твоего тела, молочный и розовый цвет под её ладонью трепещет, вызывая в тебе ещё больше смущения, которое выражалось уже в твоём взгляде - тебе было слишком непривычно испытывать такое количество желания близости, даже когда ближе уже было, казалось, невозможно. позволяешь её пальцам играть с тобой в дерзкую игру, в которой ты сразу сдаёшься, прикосновения плавят и заставляют зажмурить глаза, вновь окунаясь с головой в поцелуй: приятная бездна, из которой не было возврата. сплести её язык со своим в медленном танце, поддаваясь её прикосновениям навстречу, отгоняя навязчивую мысль обязательства - одновременно хотелось её скорее поздравить, но от неё было не оторваться. улыбка прячется в глазах, оставаясь у неё на виду, всё же находишь в себе силы слегка отстраниться от неё, почувствовав остро касающийся на контрасте холод утреннего воздуха.

поднимаешься с кровати, из-за шторки вытаскивая букет [на секунду выглядываешь в окно: видно парковку и намеченный тобой план], поворачиваясь с ним в руках к ней и улыбаясь ещё более смущённо до этого - розовая нежность пионов оттеняла молочность твоей кожи, - с днём рождения, Элен, - несколько шагов до кровати, чтобы вручить ей букет и поцеловать кротко в плечо, - я очень хочу, чтобы ты была счастлива, любимая, - непривычно к ней было обращаться ласковыми прилагательными, ведь до сих пор будто не верилось, что ты имеешь на это полное право.
- и нам нужно собираться и скоро выезжать, тебя ждёт сюрприз, - в глазах разгораются лукавые искры нетерпения, ведь ты действительно всё это время думала над тем, чтобы сделать этот день особенным и запоминающемся. ты радуешься своей памяти, которая бережно хранила случайные обрывки фраз, из которых ты получила подсказку, направившую тебя на, кажется, верный путь.

с подоконника переставляешь вазу на стол, ещё несколько шагов - до двери, ощутить приятное прикосновение кошачьей шерсти и вопрошающее мяуканье [купленные автокормилка и автопоилка стояли на таймере, но коты всё равно выпрашивали еду у вас по привычке, а вдруг - перепадёт больше положенного?], замереть в проёме, обернувшись к ней через плечо, - пошли в ванную? жду тебя там через десять минут, - подарить ей ещё одну улыбку - скоро соберётся большая коллекция, некуда будет вмещать.
в ванной ты ставишь набираться тёплую воду, сама отходишь на светлую кухню - на ней уже было слишком солнечно. загрузить в кофемашину свежемолотой кофе с цитрусовым ароматом, свежую воду и молоко: недавно ты научилась готовить его ей, находя в этом удовольствие, хоть сама всё ещё не признавала этот кофейный привкус. ставишь на поднос кружку с получившимся латте, из холодильника вытаскиваешь капкейк с нежным кремом.
в дверях ванной сталкиваешься с ней, скользя по её телу взглядом - хватит ли времени, чтобы ещё раз оказаться в его объятиях? - совместим твой завтрак с приёмом ванны, ладно? нам нужно немного торопиться, - тихо смеёшься, ставя поднос на более широкий край, - или нет, - развернуться к ней, вновь срывая сладкий поцелуй с её губ.
кажется, что ты никогда не испытывала такого чувства тепла и гармонии.

[NIC]Kai Vakarian[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/9hXFMf7.gif[/AVA][SGN][/SGN][STA]душа расколется подобно хрупкой ёмкости[/STA]
[LZ1]КАЙ ВАКАРИАН, 23 y.o.
profession: стример, блоггер
my sun: elen[/LZ1]

+2

5

ее дыхание легкостью органзы покрывает твою кожу, не вызывая мурашек снаружи, но искрясь яркими всполохами внутри, скапливаясь в точке внизу живота и распространяясь пламенем искр по всей твоей нервной системе, отдаваясь даже в самых далеких уголках твоей микро_вселенной. тебе хочется задохнуться в пламени собственных чувств, которое опаляет тебя и ее, заставляя тела лосниться от поглощающего их жара, и даже ее удивительные кристаллы глаз не могли охладить ни тебя, ни той струящейся по твоим венам раскаленной и бурлящей лавы, которую в тебе вызывала она своей сводящей с ума близостью. чувствуешь, как она прижимается к твоему телу своей нежной кожей и единственная мысль, которую ты успеваешь схватить за яркий хвост от кометы — не отпускать ее никогда. пусть тебе страшно, пусть ты не уверена в себе как в том человеке, который сможет действительно сделать ее счастливой [по-настоящему], пусть ты и сама себе не доверяешь — но отпускать тебе ее не хочется: прижать к себе, поглотить ее без остатка и сделать только своей, чувствуя ее дыхание внутри себя поднимающейся в порыве нежности клеткой ребер, вмещающей не только стайку щебечущих птиц /когда они успели там поселиться и как уживаются с твоими демонами?/, но и всю ее безграничную и глубокую любовь к тебе. может быть тогда ты расстанешься со своей бессоницей окончательно? может быть, ты тогда перестанешь чувствовать эту вину, что нет-нет, да прорвется сквозь барьер, которым она так заботливо тебя укрывала? ведь очень давно ты не чувствовала это переливающееся в тебе разными бликами тепло простого человеческого счастья.
точно, ты ведь совсем забыла про свое день рождения — опять [как и почти каждый год]. находясь все еще во власти сладкой неги, ведешь пальцами по невидимым пунктирным линиям на ее коже, наслаждаясь этим удивительным ощущением покоя и покалывающим ожиданием чего-то действительно непривычного для этого дня. обычно твой день рождения забывался в череде дней, а если по какой-то причине и вспоминался — то ты спешила стереть его из памяти непомерным количеством алкоголя и таким же количеством чужих прикосновений, оставляющих на твоем теле удивительное хитросплетение сине_фиолетовых меток, пропадающих через несколько дней, но остающихся тебе на память под кожей.
улыбаешься ее покрасневшим щекам, в легкости утра касаясь их губами и чувствуя жар, которым ты заразила ее, но который в тебе она же и разожгла. цепляешься за нее, не желая отпускать из своих крепких объятий, не жаля оставаться один на один с холодностью окружающего тебя воздуха, которая отрезвляет, пробираясь под одеяло и кусая твои тонкие запястья — но она возвращается вновь, не дав тебе возможности окоченеть окончательно /несмотря на царившую в Калифорнии жару 24/7/. приподнимаешься, в удивлении принимая из ее рук букет и вздрагивая с непривычки /забыв на мгновение о необходимости дышать/, слыша ласкающее тебя слово, которое знала когда-то очень и очень давно, но которое с тех пор истлело в твоей памяти красно-желтыми лепестками /далекий пока еще страх лизнул кончики твоих пальцев, не решаясь подобраться ближе, но отчетливо напоминая о своем присутствии, вторгаясь в ваше уединение чем-то инородно_лишним/.
- спасибо, милая, - прикрыть глаза, вдыхая бархатный аромат розового облака пионов, переводя взгляд, наполненный благодарностью, на нее, аккуратно коснувшись ее подбородка свободной рукой и, притянув кротко и бережно, поцеловать ее медовые губы, в которых найти центр своего сегодняшнего существования. - сюрприз? тысячу лет не получала приятных сюрпризов.. да и день рождения уже не помню когда праздновала в последний раз, - задумываешься, а на лице все еще блуждает потерявшаяся улыбка.
киваешь ей, завороженно наблюдая за ее силуэтом, исчезающим в темноте коридора, но оставляющим после себя незримое ощущение ее присутствия. откидываешься обратно в прохладу успевших остыть подушек, сладко потягиваясь и встречая под раскрытой ладонью мягкий бок Данте, урчащий громко и радушно, словно бы он тоже поздравлял тебя, тыкаясь прохладным носом в твою щеку и жмуря от радости и счастья свои янтарные глаза. под шум воды убаюкиваешься, разморенная приятным пробуждением, но заставляешь себя подняться, оторваться от навязчивой липкости сна, чтобы сделать несколько шагов с сторону ванной, встретившей тебя [вновь] ее манящим к себе телом и обволакивающим со всех сторон теплом. выдохнуть в ее губы, раскрывая объятья и заключая ее в них [н а в с е г д а], не желая больше выпускать ее, не желая никуда выходить из этих стен — остаться бы с занавешенными шторами в полумраке, слушая сердцебиение друг друга и шорох сбивчивого дыхания.
- если бы ты не заинтриговала меня сюрпризом, я бы не отпускала тебя от себя ни на миллиметр, - прижимаешь ее к себе, уводя руку вдоль ее позвоночника ниже, касаясь упругости ягодиц и задыхаясь от клокочущего в тебе желания. помогаешь ей залезть в воду и забираешься за ней следом [тебя накрывает ностальгией с головой], прижимая ее к себе обнимающими ее спереди руками. - в этот раз я не уйду, - целуешь ее в плечо, в шею, порхая губами по ее коже выше и прикусывая мочку уха, чувствуя как в ней поднимается со дна напряжение. пальцы, с гулко отдающимся где-то внутри беспокойством, касаются глубоких заживших шрамов на внутренней поверхности ее бедра, после чего ты ощущаешь под ними ее нежное возбуждение [задержать дыхание, ловить ее глубокий выдох]. - мне кажется, что нам придется немного сегодня задержаться, - шепчешь, прикрыв глаза, меняя кроткие ласкающие прикосновения на чуть более напористые и требовательные /второй рукой ведешь по ее животу выше, сжимая ее сосок/. - что бы ты хотела, чтобы я сделала для тебя? - опаляешь ее патокой своих слов, замедляясь. ловишь всеми своими нервными окончаниями искренний ответ ее тела и захлебываешься им, не смея сдержать довольной улыбки — в ее удовольствии, уже без накатывающего удивления, находишь и свое собственное.

+2

6

внутри тебя градом отдаются упавшие слова про то, что у неё давно не было сюрпризов и праздника - поэтому возлагаешь на себя большую ответственность, чтобы сегодня всё прошло так, как ты запланировала: нельзя было её сегодня подвести. тебе хотелось побыстрее увидеть её улыбку, когда она снимет повязку со своих глаз, и удивлённое лицо - включить бы ещё подходящую под момент песню, хотя почти любая случайно заигравшая будет наиболее попадать в момент - один из видов бытового волшебства, которым тебе хотелось с ней бесконечно делиться.
делиться тебе с ней хотелось вообще много чем, но прежде всего - своим теплом. ты чувствовала, как вам обоим его не хватало катастрофически, каждая шла по своей дорожке падения, разного: твой был менее разрушителен с виду, но больше обвит одинокими лозами виноградника, сдавливающего твой лоб терновым венком; её был - наполнен яркими вспышками, за которыми отслеживалась лишь пустота. но оба пути вели к бездне, только в тебе не было столько романтизации этого, как несколько лет назад - тебе бы больше хотелось не упасть туда, пусть вдвоём и держась за руки, но - выбраться, избежать этого, научиться летать до момента падения.

- кто бы кого не отпускал, - шепчешь в её приоткрытые губы в ответ, прогибаясь под нежным прикосновением - нервные окончания послушно следуют за её рукой, отзываясь приятными импульсами. закрыть глаза, чтобы позволить отпечататься этому прикосновению за внутренней стороной век - в воспоминании осязаемом, позволяешь её рукам составлять звёздную карту своего тела, приступая к исследованию её с той же кропотливостью. две галактики, которые готовы слиться воедино: осталось распределить роли, кто из вас млечный путь, а кто андромеда. задать ли ей этот вопрос вслух?..
у вас в распоряжении ещё четыре миллиарда лет - поэтому ты пока откладываешь этот вопрос, опираясь на её руку.
опускаешь в воду первую ногу - слишком велика разница с привычной температурой, поэтому нужно немного потерпеть и привыкнуть. затем - вторую ногу, стараешься делать это быстрее, раз теперь не одна. опуститься медленно, поймать её взгляд, наблюдающий слегка, кажется, нетерпеливо - улыбнуться смущённо, потому что к такому пристальному вниманию от неё ты не привыкнешь никогда. но тебе нравилось с каждым днём всё больше открываться перед ней, намеренно провоцировать, оставаясь всё чаще со слишком дразнящим прикрытием или вовсе без него.

прижимаешься к ней спиной, делая контакт ваших тел максимально плотным и густым - в воде они ощущались легче и приятнее, прикрываешь глаза, выдыхая воздух в повисший пар, была бы ты кошкой - мурлыкала бы от удовольствия, достигая полного расслабления. улыбаешься, вспоминая её осеннее отступление - тогда тебе было удобно притворяться находящейся на грани сна и яви, а ей - верить в это и быть для тебя лишь отголоском сна, о котором было бы стыдно кому-либо рассказывать. сейчас же вы могли позволить себе намного большее, поверив в то, что всё это и правда происходит с вами - больше не нужно прятаться, действовать в недомолвку, от этого внутри тебя становилось спокойно и тепло.
почувствовать её пальцы на бедре, поднимающиеся по нему до этого непозволительно выше - задержать дыхание в ожидании прикосновения, а после судорожно выдохнуть, поддаться навстречу её пальцам [щёки опять наливаются алым, будто поспевающие в ускоренном таймлапсе яблоки].
прийти в смущение от её вопроса, растерявшись на пару мгновений - отдать их на то, чтобы наслаждаться замедленным, раззадоривающим темпом. слегка отстраняешься, заглядывая через плечо ей в глаза - в твоём взгляде всё же были те же горящие костры, что и у неё, огонь перескочил, грозясь тебя сжечь заживо.

- делай, что хочешь, - улыбаешься, - но я хочу кое-чего для тебя, - разворачиваешься, накрывая её губы поцелуем, рукой скользишь по линии её стернума, переходя с его ощутимой твёрдости на мягкость живота, - я люблю тебя, Элен, - прошептать в её губы, вбирая пальцами всю её мягкость и нежность, чувствуя под ними ответные импульсы. слегка приподняться - по коже гуляет ряд мурашек от непривычно-холодного воздуха, - найти на полке вибратор и пульт от него, всё ещё со смущением позволить силикону прикоснуться её трепетной нежности, фиксируя на одном месте. переплести языки, пультом настраивая медленный ритм, погрузиться в воду, вновь прижавшись к её груди спиной.
- а теперь твоя очередь что-нибудь делать, - тебе с трудом даются такие фразы и разговоры, но ты должна стать с ней более открытой - иначе как ты узнаешь, что ей вообще нравится. прикрываешь глаза, проигрывая её прикосновениям моментально [капитуляция с самого первого её жеста, направленного в твою сторону], шепчешь, не к месту, - ты моя андромеда, - выдыхаешь и тихо стонешь, прогибаясь в спине и переключая на пульте скорость на более высокую.

[NIC]Kai Vakarian[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/9hXFMf7.gif[/AVA][SGN][/SGN][STA]душа расколется подобно хрупкой ёмкости[/STA]
[LZ1]КАЙ ВАКАРИАН, 23 y.o.
profession: стример, блоггер
my sun: elen[/LZ1]

+2

7

ощущать ее так близко, каждой клеткой тела и каждым миллиметром - задыхаешься, не способная вместить в себя искрящийся золотой пыльцой спектр накрывающих ощущений с подоттенками, некоторые из которых ты видишь впервые, впервые ощущаешь, либо воспринимаешь их как совершенно новые - частично ты достигла забвения, которое так долго искала в чужих руках и в плещущемся на темном дне стеклянной тяжелой бутылки алкоголе. будто бы заново учишься чувствовать, испытывать что-то настолько теплое и привыкаешь к тому, что нужно что-то отдавать взамен /ведь обычно ты только брала, не торопясь делиться с незнакомыми людьми, с именами на одну ночь, чем-то большим, чем простое и неприкрытое удовольствие - как потребность/. тебя все еще пугает ваше совместное будущее, тебя все еще пугает это недвусмысленное "мы" и "вместе" - но сейчас /и всегда в такие моменты, когда она откликалась на твои ласки, когда ее тело шептало тебе о своих желаниях, совпадающих с твоими, молило тебя о нежных и трепетных прикосновениях/ все волнение и вся та нервозность, поднимающиеся со дна твоей потрепанной серой души, растворялись в тихом плеске воды о края белоснежной ванны, в которой жаром вьющегося к потолку пара было разлито ваше возбуждение.
закрывая глаза, ты всякий раз вспоминаешь эти блики и отдающие синевой всполохи, которые вторили твоим собственным огненным ветрам, неизменно улыбаясь уголками губ, понимая, что ни на что на свете ты не хотела бы их променять - ради них ты была готова переломать себя и срастись заново, переплетаясь корнями тонкого дерева вокруг ее стройного нежного тела, стремясь защитить от внешнего мира. и сейчас ты вновь тонешь в глубинах океана ее глаз, что имели над тобой исключительную и безграничную власть - и ты разрываешься между желанием принадлежать только ей и той паникой, что начинала ворочаться где-то в темном углу твоего внутреннего, накатывая на тебя от осознания давящих на твои плечи обязательств /с каждым днем их становилось все больше и больше/. по ночам эти мысли мешали спать, возвращая к тебе бессонницу, что тихо приоткрывала дверь вашей комнаты и ложилась где-то между, дыша тебе в шею, вызывая неприятные покалывающие мурашки - пока Кай, спящая чутко, словно бы оберегая тебя, не касалась мягкими губами твоего плеча в успокаивающем акте заботы и ночной тревоги.
сейчас это все где-то на фоне, сейчас это все - где-то на дне этой ванны, сейчас это все - не имело значения, пока ее влажный и жаркий язык сплетался с твоим, пока ее руки управляли стаями перелетных птиц твоего нутра, пока ее тело жадно требовало от тебя проявления кипящих внутри чувств, пока внутри тебя расцветало алым закатом томное сладкое ощущение, что готово было затопить тебя, лишив кислорода. подушечками пальцев распространяешь искры электротока по её системам координат, тяжело дыша с ней в унисон и вторя её учащенному сердцебиению. слышишь как в воду мягко опускается её еле слышный стон-полувздох, улыбаешься шире, чуть подаваясь вперёд, прижимаясь к ней и прижимая её - стать бы единым целым, найдя свою целостность. пальцы проходят по её чувствительным точкам, которые найти и запомнить было не трудно, но каждая из которых заставляла её тело мимолетно вздрогнуть, даря наслаждение и перехватывающий дыхание трепет; её желание заражает тебя, подписывает и распаляет, прикрываешь глаза, чуть откидываясь на пологий спуск и увлекая Кай за собой, чуть меняя наклон и амплитуду движений. скользящим проникающим движением срываешь с её губ новый стон, еле сдерживаясь, чтобы не ответить своим /на самом деле, ты бы уже давно сдалась под натиском эйфории, но не хочешь получить все одна/. читаешь язык её тела и дрожь каждого мускула с поразительно точностью, ускоряясь, проникая пальцами глубже или дразняще останавливаясь, наслаждаясь её нетерпением, пока сама не попадаешься в ту же ловушку. - не останавливайся, - щеки зарделись румянцем, шепчешь ей в тонкую шею, щекоча её кожу, чувствуя, как жар нарастает, стоит движению внутри ускориться /ускоряешься вслед, параллельно второй рукой сжимая её упругую грудь и оставляя на её шее отметку, напоминающую маленькую вселённую полную далеких туманностей/.
легкость и красочность своего стона гасишь в её плече, отпечатывая на внутренней поверхности век свет бесконечных звёзд, пока волны внутри не начали затихать, а может по бесконечной связующей линии - передаваться ей /льнешь к ней, питаясь её маленьким взрывом внутри - и не хочется покидать её тела/.

ты так и не сказала ей, что любишь её. боишься облечь свои чувства в слова и предать её самым отвратительным способом, поддавшись когда-нибудь старым демонам, что пока ещё от её серебряного света, сдались внутри и притихли, обманчиво заверяя тебя в том, что они больше не потревожат твой покой и твоё существо /только хищный оскал и пульсация мерцающих рун выдавали эту сладкую ложь/. и даже сейчас, когда слова обжигали твои губы, когда все тело источало твоё отношение к ней - ты молчала, упуская ещё один прекрасный шанс раскрыть свою душу. вместо этого ты мягко касаешься её подбородка, поворачивая её лицо к твоему, увлекая её в поцелуй - тягучий, протяжный, глубокий, но все равно не способный передать всю ту бездну, что была наполнена до краёв любовью к ней.
- ты уверена, что нам нужно куда-то идти? хочу быть с тобой снова,  - рвано целуешь, заводишься в своей проснувшейся ненасытности, - и снова, и снова.. - улыбаешься в её губы, все еще чувствуя приятную тяжесть во всем теле. и тебе хотелось узнать, что она приготовила, в чем был заготовленный ею сюрприз, но не меньше этого ты просто хотела быть с ней, просто касаться руки или прядей пшеничных волос, розовых щёк.
запах кофе пробуждает в тебе аппетит иного рода и толка - кофейная пенка лопается микро_пузырьками, щекоча тебе губы, пока ты делаешь аккуратный глоток - хотя Кай никогда не делала кофе слишком горячим /тебе вообще казалось, что она воспользовалась магией, точно определив тот оттенок вкуса и те самые пропорции, которые составляли твоё понятие об идеальном кофе/. - за твой кофе готова продать душу, - тихо смеёшься, с лёгким стуком возвращая стакан обратно на поднос, а руками вновь обвивая Кай, просто ища её тепла.
- не приоткроешь завесу сюрприза? - лёгкий хитрый прищур, которому ты научилась у Данте.

Отредактировано Elen Smith (2019-09-16 14:15:05)

+2

8

за время, с которого вы решили дать друг другу шанс - она стала для тебя целой вселенной. тебе казалось, что как только всё наладится, твои мысли разбегутся, рассредоточатся, но всё твоё существование ещё острее начало вращаться вокруг неё, наполняя твои мысли приятными заботами // наполняя твои мысли невысказанными страхами.
сейчас о её прикосновениях, нежно исследующих твоё тело, вопила каждая клеточка твоего существа - вопила на разные лады, но только о приятной неге, о разрастающемся нетерпении, о распускающегося лепестками крокуса наслаждении, которое с каждым её движением приближалось к пику - поддаваться навстречу бёдрами, стоило ей замереть, нетерпеливо выдыхать, не скрывая собственных стонов, падающих на воду отчётливым звоном, увеличивать ритм, пальцами до бледности сжимая пульт управления её наслаждением.
ты, наверное, в первые за долгое время могла не сдерживаться и быть открытой в этом моменте, хоть смущение всё время касалось твоих щёк, даже больше, чем когда вы переходили грань дружеской дозволенности. ты сейчас отрицала существование без её любви, выражаемой, пусть не словами, но действиями - ты ловила жадно исходящие вайбы нежности и страсти, отвечая на это податливыми жестами.
тебе даже нравится скрывать застенчиво под воротниками/шарфами/чокером следы её страсти - вот и сейчас на твоей шее расцветает туманная вселенная, которой вы позже вместе можете дать название.
в названии этом будет отзвуком её имя, которое ты выстанываешь, смущаясь окончательно от слов, вырывающихся вместе с ним - но не можешь сдержать внутри звуки, складывающиеся в согласие и мольбы быть глубже и быстрее. подходящее к горлу нетерпение сдавливает, опаляя жаром огня изнутри, предупреждая о скором наступлении взрыва.
твоя вселенная распадается на мелкие осколки, сокращаясь и дрожью проходя по ногам - ты чувствуешь её ответную дрожь, выдыхая. уткнуться бы смущенно в её плечо, чтобы она не видела твоего блуждающего страстного взгляда, почувствовать на крае сознания неуверенно переминающиеся с ноги на ногу сомнения в собственной ничтожности, в том, что с кем-то - ей наверняка было лучше, но ты пока не пускаешь их на порог, тщательно отворачиваясь и пряча от них свой взгляд; пока что саму себя получается обмануть и успокоить, но ты знаешь, что долго не сможешь игнорировать это. но пока что ты счастлива [но внутри всё равно сжимается сердце, когда ты не слышишь ответную фразу], пока эйфория захватывает тебя с головой, когда её губы касаются твоих в ненасытном поцелуе - признаёшь, что тоже не можешь насытится ей. внутри - вечный голод.

тебе хотелось бы поддаться ей, провести весь день в её объятиях, исследуя точки её наслаждения, совершенствуясь в освоении языка её тела, чтобы понимать все импульсы беспрекословно, но ты с улыбкой ей отвечаешь, - да, нам нужно, - закусываешь язык, чтобы не произнести слово "поехать", которое могло бы приоткрыть ей часть сюрприза, - но у нас будет ещё шанс, милая, - целуешь её и отстраняешься, выползая из её объятий и поднимаясь, позволяя воде каплями скатиться по изгибам тела, - я рада, что тебе вкусно, - ощущаешь собственную тяжесть тела и воздух, который касается кожи одиноким холодом, вызывая мурашки.
преодолеть искушение вновь опуститься в её объятия - сложно.
всё ещё ватными ногами, в которых - отзвуки недавнего наслаждения, переступаешь край ванной, опускаясь на пушистый синий коврик. взять махровое полотенце, слишком большое по размеру, аккуратно прикасаться к собственному телу, всё ещё ловя на себе её наполненный голодом взгляд - чувствовать ярко ответное.
- нет, не приоткрою, но поторопись, а то опоздаем, - хотя фактически опаздывать было некуда: тебе просто самой хотелось поскорее увидеть её реакцию, а также немного умышленно запутать и ввести в заблуждение. ты давно никому не делала сюрпризов, что успела позабыть, какое это приятное ощущение ожидания.
набрасываешь халат цвета небесной голубизны, запахиваешься в его тепло - смотришь на неё с отражением хитрого прищура. ты хорошо подготовилась и разработала практически идеальный план: по пути из ванной достать из шкафа заранее приготовленные вещи, пахнущие лавандовой свежестью, одеться тепло и удобно - самое то для путешествия, о котором Элен ещё ничего не знала. замереть в этом миге предвкушения - расползаться в довольной улыбке. рюкзак, собранный тайком заранее, уже стоял у двери, а ты молилась, чтобы она приняла твой выбор и помощь - и не полезла в шкаф, чтобы не досчитаться там пары комплектов белья [а заодно заметить отсутствия того комплекта, который был любим ей на тебе] и того, что ты уже собрала.

у входной двери повернуться к ней, вытащив из кармана асфальтового безразмерного худи черную повязку, - слушай, тебе придётся завязать глаза, чтобы ты не подглядывала, но я помогу тебе спуститься, - сквозь строки не озвученный вслух вопрос - доверишься мне?
тебе хотелось больше всего на свете, чтобы она доверилась и ответила согласием. тебе хотелось больше всего на свете получить этот маленький жест - ведь она была словно та неприрученная кошка, которая вроде бы сейчас позволяет к себе прикасаться, но ты боишься, что она убежит, стоит тебе сделать неверный жест.
завязать её глаза нежным прикосновением и, не выдержав, опять накрыть её губы поцелуем, прижимая к холодности двери собственным теплом [игра на контрасте], пальцами забираясь под её одежду. прошептать, - тебе нравится так? - и вновь смутится, чуть не прекратив смелых прикосновений, ведь впервые решилась задать такой вопрос, казавшийся, на самом деле простым [но ты следуешь пальцами до мягкости её груди, игриво цепляя прикосновениями].
- я не могу тобой насытится.

[NIC]Kai Vakarian[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/9hXFMf7.gif[/AVA][SGN][/SGN][STA]душа расколется подобно хрупкой ёмкости[/STA]
[LZ1]КАЙ ВАКАРИАН, 23 y.o.
profession: стример, блоггер
my sun: elen[/LZ1]

+2

9

вечность не покажется сроком, если рядом с тобой будет кристальная чистота ее глаз, ее теплые руки, это трепетное дыхание /словно с тобой она не могла дышать иначе, будоража тебя снова и снова/. с ней ты вдруг кажешься легче — не пустой, а наполненной до краев, но легкой в неизвестной тебе невесомости. только вот стоит ей оказаться на расстоянии, оставить тебя один на один с прохладой воздуха — и тяжесть постепенно начинает возвращаться обратно, порождая в тебе всепоглощающую черную дыру [парадокс]. поэтому сейчас ты так не любишь оставаться без нее, уходить на работу, встречаться с бесконечным множеством переменных псевдо_знакомых — тебе нравится краткая формула ее имени, в которой так много сакрального смысла для твоего существования. казалось, что секрет твоего покоя довольно прост — тебе просто не хватало тепла, ее тепла, которое не было сравнимо с чьим-либо еще, которое доставало ласковыми лучами всеобъемлющей любви до самого нутра и распространялось по периферии, насыщая тебя и делая живой. под взглядом ее арктических ледников твое сердце постепенно оттаивало, улыбка все чаще касалась твоих губ, а мысли наконец-то стремились к порядку, а не к пожирающему тебя хаосу. только стать бы чуточку лучше [ради нее], только сделать бы для нее хоть что-то в ответ, в благодарность за то, что она так отчаянно и безоговорочно любит тебя, оправдать бы себя в ее глазах и принять бы тот факт [ты не можешь пока этого сделать, как ни старалась], что ты правда имеешь право на ее чувства и на ее прикосновения. ты все еще тверда в убежденности собственного ничтожества и никчемности — слишком много было в тебе грязи от которой не так просто было отмыться, слишком много в тебе еще было этой плещущейся темной вины, от которой в один короткий миг нельзя было избавиться, сколько бы не лей ее за борт, становясь причиной шторма и беспросветной бури — слишком много в тебе было того, чем не стоило бы гордиться и что следовало тщательно прятать от ее светлых удивительных глаз, которые ты любила в ней больше всего /если вообще можно было выделить в ей что-то одно, что удостаивалось любви больше остального/. нежная, мягкая, чуткая и внимательная, несколько неуклюжая в кажущихся простыми и привычными тебе вопросах или в движении по кромке пространства — но до невозможного притягательная.
неохотно отпускаешь ее, не сводя своего взгляда с плещущимися в нем бликами и с легким хитрым прищуром с ее линий и изгибов, по которым прозрачной росой стекают преломляющие этот мир капли - еле сдерживаешься, чтобы не взять ее за руку, обвивая тонкими пальцами ее запястье, и не притянуть обратно к себе. делаешь еще несколько глотков кофе, пока она накидывала на свои тонкие белые плечи небесно_голубой халат, который делал ее глаза еще более кристальными /эти ледники сводили тебя с ума, кружа голову/.
- ты жестока, Кай, - улыбаешься, облизывая губы от молочной пенки. тебя изводило незнание и неведение, но, при всем при этом, ожидание и то, как она заставляла тебя томиться, будоражило и вызывало внутри приятное покалывание. - могла бы хотя бы дать подсказку, не обязательно же все рассказывать, - она лишь улыбается тебе, смотрит не менее хитро и скрывается в недрах квартиры, оставляя тебя один на один с собой и этим непривычным ощущением счастья /как присутствие кого-то третьего/. ловишь себя замершей в мгновении - когда все твои ощущения и мировосприятие обостряются, как и все находящиеся у тебя в распоряжении органы чувств. задаешься вопросом о реальности всего происходящего

вдруг все это всего лишь твой сон?
не особо задумываясь, все еще находясь в каком-то подвешено_невесомом состоянии, одеваешь предложенные Кай вещи и, протяжно выдыхая, готовишься к встрече с грядущим [ожидание волнительно]. проверяешь напоследок воду в синей миске ваших котов, прежде чем коснуться рукой стали дверной ручки, но не успеваешь сделать и шага. смотришь на Кай в пол оборота, приподнимаешь в удивлении и лёгком волнения бровь, останавливая взгляд на чёрной плотной повязке в её руках. ты никогда и никому не позволяла завязывать себе глаза или лишать тебя способности двигаться - это было твоим негласным табу, выраженным в недоверии к тем, кто проводил с тобой ночь или две. ты никогда не позволяла себе потерять контроль, за исключением одного человека, что одним своим присутствием начисто лишал тебя способности противиться его воле. но сейчас, смотря в её глаза и ощущая биение собственного сердца в груди, тебе как никогда хочется довериться ей - ведь обычно ты даже себе доверяла с большой неохотой, а сейчас и вовсе занесла себя в чёрный список как человека, способного все испортить. киваешь с лёгкой улыбкой, позволяя её рукам лишить тебя доступа к свету.
твои чувства будто сразу же оголяются - от её внезапного поцелуя, к которому ты была не готова и которого не ожидала, по рукам и спине бегут приятные мурашки, а внутри все дрожит от накатывающей заведенности. её напористость и эта вторящая тебе ненасытность поддерживала внутри тебя голодный огонь, постоянно просящий её прикосновений, а лишив себя одного из органов чувств - ты собственноручно отдала себя на полное сожжение. целуешь её в ответ, выдыхая с шумом в её губы от проходящих по коже прикосновений - кажется, ещё немного и ты не сможешь держать себя в руках.
- нравится, я не хочу, чтобы ты прекращала, - улыбаешься, аккуратно следуя руками по её талии, прижимая к себе. прикоснуться невесомо к её щеке ладонью, чувствуя лёгкую дрожь в ногах, улыбнуться, еле сдерживая подступающий смех - все это нереально. - я правда тебя не заслуживаю, - убрать прядь её волос за ухо нежным движением, целуя ее такие близкие губы. - порой мне даже кажется, что я себе все это придумываю: это, - целуешь вновь, - и это, - рукой провести по её ягодицам, - и это, - незримо следуешь по проложенным на её теле ориентирам, касаясь губами её шеи и обжигая дыханием.
- если мы так продолжим, то я не смогу больше сдерживаться, милая, - смеёшься, прислоняясь головой к спасительной прохладе, видя перед собой лишь темноту, но ощущая её каждой клеткой своего тела, не отпуская.

[смена кадра]
аккуратно ступаешь по ступеням, преодолеваешь одну за одной, опираясь на ее руки и неловко смеясь, еле дыша.
[смена кадра]
облизываешь губы, не смея терять это напряжение в мышцах, пока она тихо не оповещает тебя о конце этой лестницы, уводящей тебя в бесконечность.
[смена кадра]
впервые доверяешь кому-то настолько и ощущение отсутствия контроля отдается страхом в груди.
- нам далеко отсюда идти?

Отредактировано Elen Smith (2019-09-18 16:15:31)

+2

10

её мягкие прикосновения расходились от пальцев волнами мурашек и плавленной неги - тепло захватывало поражённые клетки, которые трепетали от неожиданных траекторий, хоть и ты, в отличии от неё, могла видеть всё [но это тебя никогда не спасало]. обострённые органы тактильности вопили на разные лады о том, чтобы вы разрешили друг другу ``ещё пять минуточек``: даже если бы сном были друг для друга, то только самым желанным, от которого тяжесть на сердце при пробуждении и бесконечное стремление в попытках заснуть вновь.
главное отличие (подчеркнуть) - в те же сны вернуться получалось редко.
ловить прикосновения её губ, выдыхая в них тёплым воздухом, пальцами скользить уже под слои одежды, находя лазейки и чувствуя надоедливую ткань, которая отделяла ваши тела от более близких прикосновений.
[однажды ты предложишь ей провести весь день дома и всё время в раздетом виде - что вызовет у неё лисий взгляд и хищную улыбку, от которой по позвоночнику пройдутся всё те же мурашки]
- ты права, - она не видит румянец на твоих щеках: преимущество, которым ты пользуешься, краснея в смущении, - у меня тоже не получится, - но прикоснуться нежным поцелуем к мочке уха, прошептав, - мы продолжим позже, милая, - тихо рассмеяться, переплетая её пальцы со своими: больше не отпускать.

{ надёжное прикосновение }
на эти минуты позволяешь стать себе её глазами, помогая наступать на последние на вашем пути ступеньки, постоянно сопровождая словами ``осторожней``. от этого возросшего уровня ответственности трепещет внутри беспокойство: привыкла же быть в ответе только за свою жизнь, а сейчас - было бы глупо допустить какую-то нелепейшую ошибку. впрочем, нелепые ошибки ты была совершать мастер - даже если видела их только ты сама.
но не в пальцах, стремящихся задрожать, ни в голосе, одержимым тем же стремлением, ты не выдашь ни страха, ни тревоги, ни беспокойства - ведь в этом и была суть твоей ответственности. путеводным маяком быть задача из самых сложных, а в отрыве от конкретной ситуации - ещё сложнее, поэтому сейчас - небольшой пустяк, с которым вы обе справитесь: ведь за физическими соприкосновениями разворачивалась ещё большая буря внутри, видимая только с закрытыми веками.
волны яростно разбивались о твои скалы.
но слышишь?
следуй за голосом, что путеводной красной нитью судьбы вас свяжет.
мизинец к мизинцу.

- нет, не далеко, - теория относительности, о которой ты вовремя вспоминаешь, - хотя тебе может показаться дольше.. знаешь, сможешь тут постоять, у подъезда? я сейчас, сделаю так, чтобы было быстрее, - с глазами, впитывающими солнечные лучи, идти правда быстрее, ты торопишься изо всех сил, переходя на бег - нельзя допустить, чтобы в её беззащитном сердце расцвели слишком ярко цветы тревоги, важнее, чем опасность споткнуться и пасть ниц.
[жертвенность]
но сердце её всегда беззащитно, не только сейчас, поэтому ты предельна осторожна и стараешься действовать без резких движений (это - первое). всё ещё не веря внутри себя в то, что она так близко к тебе каждый день - и не можешь ничего поделать с этим иррациональным чувством подвоха, таящемся где-то на границе частокола [всё объяснимо: ты не верила, что можешь быть настолько счастливой].
на вашу удачу ты не вытаскивала ключи из рюкзака, захваченного с собой, ведь из внимания в утренней [приятной] суматохе могло ускользнуть слишком многое, даже важное [ведь что могло быть важнее неё?], поэтому завести машину получается быстро [чувствовать её нарастающее беспокойство на расстоянии, спешить, но в этот раз не совершать критичных и тормозящих ошибок: довольно их было совершено].
останавливаясь у подъезда, открываешь дверь и помогаешь ей сесть,
- только тебе придётся ещё немного проехать с закрытыми глазами, ничего страшного? я за рулём.

внутри себя вспомнить порядок действий, необходимых для дальнейшего движения: изобретённые другими инструкции были просты, вчера ты их уже практиковала после долгого перерыва, совершая, супротив привычных обращений к приложению убера, новые [хорошо забытые старые] движения, добывая недостающие компоненты к сегодняшнему дню [еле сдерживаешься, чтобы не подарить ей подарок с заднего сидения прямо сейчас]. несмело, следуя всем правилам, выехать из двора, чтобы уже на дороге влиться в строй из разноцветных касаток.
как обычно, мимикрируя.
- я получила права ещё в школе, - говоришь в ответ на чувствовавшееся удивление, - но я не очень люблю водить сама, - приходилось слишком много сосредотачивать своего внимания, - только в крайних случаях. например, как этот, - улыбаешься, пусть она и не видит, но надеешься - чувствует.
- какое радио включить? - прервать отзвуки улицы приятным звучанием музыки было приятно, начать тихо подпевать себе под нос - ещё приятнее, - прости, что раздуваю такую атмосферу сюрприза, но мне так хочется, чтобы тебе понравилось.
сложить это девизом к тому, что вас ждало через несколько часов езды, после того, как взглядом ты за вас двоих проводишь взглядом табличку ``Sacramento``, служащую границей.
- мы с тобой ещё никогда вместе не уезжали за пределы города, - всё же слегка приоткрыть занавесу, чтобы подарить ей бесконечное множество догадок, - нам следует загадать желание: первое за сегодня. загадаешь?

[NIC]Kai Vakarian[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/9hXFMf7.gif[/AVA][SGN][/SGN][STA]душа расколется подобно хрупкой ёмкости[/STA]
[LZ1]КАЙ ВАКАРИАН, 23 y.o.
profession: стример, блоггер
my sun: elen[/LZ1]

+2

11

одиночество было тебе довольно привычным, если не обыденным, но когда Кай отнимает свои теплые руки от тебя [лишая тебя толик тепла], когда ее шаги стихают по поверхности асфальта и сливаются с шумом ближайшей дороги, когда звуки вокруг начинают фонить и долбить по вискам ошалелую песню, которую не разобрать и в которой не найти ни знакомых нот, ни тем более - слов - тебя кроет паника. кажется, что даже воздух перестает поступать по твоим венам к мозгу и сердцу, сжиженным газом оседая на дне твои легких, разлагая их пористую поверхность. но ты стоишь недвижимо, не можешь позволить себе удариться в открытую панику, позволить себе подвести Кай даже в такой мелочи - ведь ты же кивнула ей перед уходом, дала обещание, что будешь стоять и ждать ее [сколько бы ни потребовалось]. вместе с паникой внутри ворочается любопытство, отдающее по телу приятной негой и невесомым покалыванием. 
кислородом по телу ее рука, что опять сжимает твою - будто забыла в ее отсутствие как дышать и как жить, позволяя смерти забрать наконец-то свое, что однажды уже ускользнуло по [не]счастливой случайности. сжимаешь крепко ее ладонь с долей нескрываемого отчаянья - но быстро берешь себя в руки, садясь в машину.
машина катится по дороге, шурша умиротворяюще шинами, твое удивление - поднимается с самого дна, пока не чувствуешь в области сердца отравляющий укол сожаления и укора: ты так многого о ней не знала. так почему она рядом с тобой? почему отдала всю себя и свое трепетное нежное сердце, которое ты так опасливо дрожащими руками сжимала в своих ладонях, такой как ты, ничего не знающей о наполненности ее жизни, не заслуживающей доверия, прощения, снисходительности и чего-то такого же светлого, как ее взгляд, достигающий в своей кристальной чистоте до твоего нутра и задевая тебя за живое и трепетное. тебе кажется, что это ошибка в допущении которой она в скором времени убедится - только для вас двоих это будет слишком поздно, ведь взаимопроникновение уже запущено, потом придется отрывать с кожей и частями тела /остатки твоего сердца точно останутся ей/. ее улыбка, тонкой нитью прошившей слова, - согревает, отгоняя непрошенное наваждение, но страх поселился под лопатками и его так просто нельзя было вытравить.
- еще так много всего, что будет раз за разом удивлять меня в тебе, - неловко говорить с чернотой перед глазами, поэтому силишься представить ее силуэт, вспомнить до мелочей детали ее образа, каждую из которых уже выучила наизусть и можешь без труда воссоздать - улыбаешься ей, все еще находясь в каких-то подвешенных чувствах. - радио.. не знаю, можешь оставить любое, где есть музыка, можешь выбрать какое-то под дорогу - знаешь, как в фильмах, когда главные герои преодолевают расстояние на машине, устремляются вдаль по шоссе и на фоне играет музыка, задевающая за живое, но не вызывающая грусти, - откидываешься на спинку сиденья, чуть сползая, устраиваясь поудобнее, не представляя как долго может продлиться поездка. улыбка снова трогает губы: с непривычки щеки начинают болеть, ведь за весь день, с самого твоего пробуждения, она не успевала исчезнуть, как появлялась вновь - ты давно такого не помнила, сколько бы не рылась в памяти как в старых неразобранных коробках с барахлом после переезда /жаль, что ты не могла ее также сжечь, как тот обнаруженный при переезде альбом с фотографиями и частицами воспоминаний/. тебя даже разбирает смех, ведь она извинялась за такие странные вещи: милая Кай, что одним только желанием сделать тебе сюрприз подарила тебе самый большой подарок, не считая того, что самым немыслимым и желанным - своей близостью рядом, протяни руку - коснуться нежности кожи, - она уже одарила тебя незадолго до праздника /грудь не могла вместить столько счастья разом, а потому каждый раз ловишь внутри себя ощущение легкого головокружения и нехватки кислорода/.
- ничего, это необычно. и я бы соврала, если бы сказала, что это не приятно, - протягиваешь руку неуверенным движением в сторону, скользя по краю сиденья, по каким-то деталям салона, наконец, находя ее руку на коробке передач. - вообще немного забавно разговаривать с тобой, но не видеть вокруг.. ничего, - смеешься, отпуская напряжение, что засело внутри еще со спуска по лестнице, мертвой хваткой вцепившееся в твои позвонки и не отпускающее.
- за пределы города? - бросить слепой взгляд в сторону окна, словно бы ожидая увидеть табличку с границами города, да только вокруг снова мгла, снова - только пустота, но внутри тепло не позволяет страху разрастись и позволить тебе снять повязку. - Кай, ты меня уже так заинтриговала, что я места себе не могу найти, - хитро улыбаешься уголками губ, словно умасливая ее сдаться и рассказать - но ты прекрасно знаешь, что о сюрпризах не говорят, достаточно и того, что тебе подкинули небольшой ключ к разгадке, который, впрочем, ровным счетом тебе ничего не давал.
- чтож. желание. - ты так давно не позволяла себе желать о чем-то, кроме спокойного сна и исчезнувшего чувства вины /которому сама же не позволяла исчезнуть, прикованной к своей спине цепью/, что сначала теряешься, отмечая потерянностью все свое состояние в это мгновение. но мысль возникает внезапно, словно выстреливает тебе в голову, напоследок, прежде чем ты окончательно пропадешь в ворохе того прекрасного, что с тобой происходило последние несколько недель. только бы Кай всегда была рядом - и принимала такой, какая есть, пусть поломанную, но видела бы во мне человека [вместо меня]. - мне озвучить или оставить его на попечении вселенной? - чуть наклоняешь голову. тебе бы хотелось коснуться уголка ее губ, но ты боишься помешать ей, поэтому продолжаешь поглаживать ее руку в успокаивающем жесте переполненных чувств.
- может, это немного будет сейчас не удобно, но побудешь моими глазами? - откидываешь голову на спинку кресла, готовясь слушать, - что ты видишь? - но как только твои слова затихают, понимаешь, четко осознаешь, что хотела спросить ее не об этом. - ну или.. если хочешь, конечно, можешь рассказать еще какие-то интересные факты о себе, о которых я не догадываюсь? мне было бы очень интересно, Кай, - сжимаешь ее руку, не уверенная до конца в том, что право имеешь лезть в прорез ее солнечного сплетения.

Отредактировано Elen Vakarian (2020-03-01 16:41:10)

+1

12

за рулём сидеть было немного нервно, приходилось сосредотачиваться изо всех сил ( тяжело, когда её рука ласковостью жеста касается твоей ладони ) и внимательно смотреть на дорогу. из хорошего, правда, было малое количество машин в воскресное утро, стоило вам выехать за черту города: трасса встретила общей безлюдностью, изредка, правда, прерываемая гулом проезжающих мимо машин на большой скорости. может, тоже прибавить?
ты осторожничаешь, возможно, излишне, но чувствуешь в этом двойную необходимость, чувствуя силу ответственности, в этот раз лежащую весомо: на себя то, как обычно, достаточно всё равно, а вот любовь свою ты должна беречь, не позволяя печали и боли похитить её у тебя. стараться изо всех сил — где ты, правда, эти силы найдёшь в себе?
иногда кажется, что ты излишне драматизируешь, что тебя заносит в несуществующие проблемы синдромом самозванца — за многолетнее выслушивание ты себе всё выдумала и непринятие слабое сознание отвечает до сих пор этой неуверенностью, сквозящей во многом.
но ты идёшь на поводу у себя, действительно стараясь оберегать её хрупкость. не показывать своих страхов, стараться быть лучше, чем все, кто были у неё до этого, всё-таки до ужаса боясь, что стоит тебе оступиться — и ты её потеряешь так быстро, что совместное рассыпется пеплом иллюзий.

окей, гугл, включи scenic, — активируешь телефон, чтобы не отвлекаться на набор, вслушиваясь в звуки: трепетно делиться, надеясь, что ей понравится, находя в этом особый смысл существования. открывая что-то новое в привычном через призму её взгляда, через призму её знакомства с фактами, — главное, чтобы всё видела я, — отвечаешь ей, не сводя взгляда с дороги, но всё же — украдкой, слишком быстро, бросаешь взгляд на неё, касаясь им её губ в мимолётном прикосновении, которое она не почувствует ( ? ) .
но взглядом быстро вернуться вновь на дорогу, следя внимательно по всей оси координат: надо было для подстраховки, конечно, взять тесла кар, но приходиться рассчитывать на свои силы.
ты можешь себе представить бездну из страхов, раскинувшуюся перед ней, помня её шрам на спине, которого ты касалась в мягком жесте, приговаривая в особо тёмные ночи у Элен не боли, стараясь впитать эту боль в себя: вот бы можно взять всё, конечно, ты бы наверняка выдержала ( принимая на себя [не]святую участь мученицы, оправдывая тем самым существование ) , справилась бы как-то, всё лучше, чем если бы болело у неё.
только забываешь почему-то, как обычно, что те же мысли могут быть у неё: но это не имеет пока что для себя сути ( раскроется позже: это спойлер ) .

пожимаешь плечами, но сама улыбаешься тому, что поступаешь нелепо, твоего жеста совсем не видно, — смотря как ты веришь, — говоришь ей, — если веришь в то, что желание не исполнится, если его рассказать — если допускаешь хоть один шанс этого из ста, то не рассказывай мне, пожалуйста.
хотя тебе, конечно же, любопытно, но уважение к чужому должно было быть как должное: ты уже не маленькая девочка, чтобы свой любопытствующий нос тянуть на территории, тебе запретные, хоть и сладким ароматом манящие прикоснуться.
любой мой рассказ о том, что я вижу, будет возможным спойлером, по которому ты о чём-нибудь догадаешься, а это не дело, милая, — тихим смехом оставить сосредоточение на пейзажах, вас окружающих: в них не было ничего особенного, если не начинать разбираться в деталях, а в деталях как раз было слишком много для вас обеих сокрыто.
задумчиво хмуриться на её вопрос, — чёрт, вот как всегда, всё вылетело из головы, — кусаешь свои губы в суматошных попытках что-либо вспомнить, но мысли разбегаются: не поймать.
да и как понять, что именно ей было неизвестно о тебе?

в своём мышлении слишком часто обращалась к её образу для того, чтобы твой внутренний монолог был всё-таки выслушан, поэтому множество фактов так и остались вроде_бы_высказанными, но не озвученными вслух. — так решить и вспомнить очень сложно. окей, допустим на рандоме: самое странное сочетание продуктов, которое я люблю — колбаса с йогуртом, но также хорошо подойдёт колбаса со взбитыми сливками, — улыбаешься после долгой задумчивости, прерывая тишину, — знаешь, нам определённо нужна игра, которая хотя бы задаёт тему.. окей, гугл, — вновь обращение к телефону, — игра на узнавание друг друга получше, — выслушать в ответ автоматический голос, который нашёл по поиску кучу вопросов: только беда была в том, что за рулём это было недоступно.
мы уже отъехали достаточно далеко, поэтому можешь снять пока повязку, взять свой телефон и найти там какие-нибудь вопросы.. или подожди, — плавно притормаживаешь на обочине, включая аварийку и улыбаясь, тянешься к ней, целуя нежность её губ и самостоятельно развязывая повязку, позволяя ей опасть на колени.
в поцелуе ненасытно вспомнить об утре, но прерваться — доехать до точки назначения было важнее.

[NIC]Kai Vakarian[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/9hXFMf7.gif[/AVA][SGN][/SGN][STA]душа расколется подобно хрупкой ёмкости[/STA]
[LZ1]КАЙ ВАКАРИАН, 23 y.o.
profession: стример, блоггер
my sun: elen[/LZ1]

+2

13

ты чувствуешь неловкость под своей кожей микро_током, проходящим от кончиков пальцев куда-то к горлу, расползаясь по плечам и спине, завершая свой цикл. неловкость, вызванную темнотой перед глазами; неизвестностью, что маячила бы впереди на тонкой линии горизонта, убегающей от глаз из-за неровности дорожной ленты, если бы не повязка, ласкающая бархатом; признанием того факта, что ты так мало знала о ней и почти ничего не рассказывала о себе, словно опять о б е р е г а я /хотя могла бы принять к сведению опыт прошлого, когда такая попытка защитить обернулась ее слезами на твоих губах привкусом океана/. ты просто боишься признаться себе, что тебе страшно узнавать ее и позволить ей узнать тебя, ведь ты все еще думаешь, что неизменно все испортишь, размажешь яркие краски неосторожным движением - и тогда боль запустит свои пальцы куда-то гораздо глубже к переплетению электрических проводов ваших систем, ломая сложную структуру и выводя вас из строя.
тогда как если она ничего не будет знать о тебе - то боль почти не затронет ее [так тебе хочется думать].
только ты все равно тянешься к чему-то внутри, к ее теплу, к ее прошлому из которого она была соткана. неустанно ищешь ту нить, что можно ухватить ладонями и потихоньку размотать клубок ее жизни, даже если потом будет больно распутываться, если страшное все же случится. тебе хочется сохранить в памяти и в тайнике своего сердца что-то, что принадлежало бы только ей.
желание ты оставляешь на волю неба - ты чувствуешь даже не видя, что сейчас оно высокое и кристально чистое. отпускаешь его из своего сердца, позволяя выскользнуть через тонкие пальцы.
- никогда не пробовала ничего.. похожего на то, что ты описала, - ты тихо смеешься, удивляясь такому странному пристрастию, но почему-то в голове остается неосознанное желание когда-нибудь это попробовать /может быть, попросишь ее, когда вы вернетесь обратно домой/. - как ты вообще решила совместить колбасу с чем-то сладким? - она снова удивляла тебя, затрагивая твою душу с каждой новой попыткой, а ты все продолжаешь задаваться вопросом: когда же эта хрупкая девочка с кристальной чистотой глаз скажет или сделает нечто такое, что не возымеет подобного эффекта [ответ заранее прописан под кожей: н и к о г д а].
киваешь ей, соглашаясь, что с игрой будет куда проще, если вы действительно решили получше узнать друг друга: у тебя повылетали из головы все вопросы, тогда как она не могла определиться с тем, что рассказать и с чего стоит начать.
- правда можно снять? - выдыхаешь с долей облегчения, все еще чувствуя себя несколько неуютно без возможности видеть что-то вокруг. ты бы не сказала, что после произошедшей аварии стала бояться машин. ты не чувствовала страха, ворочающегося внутри беспокойством и паникой, когда приходилось куда-то ехать в транспорте ли или в авто кого-то из знакомых. но не боялась ты только потому что видела проплывающие мимо дома и пейзажи, видела мчащиеся навстречу машины, создавала для себя обманчивую видимость контроля ситуации и поездки. сейчас же - ты словно подвешена в невесомости, хоть ноги ощущают пол под ногами, а тело чувствует как утопает в мягкости кресла: невозможность контролировать, невозможность видеть что-то вокруг, зная что ты сидишь в машине, отдавалось внутри неосознанным переживанием.
рука нерешительно тянется вверх, но снять повязку ты не успеваешь - по движению извне понимаешь, что вы куда-то сворачиваете, а следом - твои губы накрывает ее теплотой с таким уже знакомым привкусом нежности. если бы можно было ехать так - ты готова была бы не снимать повязку вовсе.
ее прикосновения успокаивают.
ее губы делают тебя податливой: расслабляешься, отпуская натянутые нервы, ладонью касаясь ее теплой щеки. тепло переходит к тебе, тепло растворяется в легких, тепло оседает внутри и разжигает огонь твоего нутра, заставляя урчать. ты улыбаешься, отвечая на ее поцелуй томно и медленно, тебе как никогда хочется прочувствовать каждое мгновение ее прикосновения.
когда ты открываешь глаза - перед тобой уже не беспроглядная тьма, а ее улыбка, отражающаяся в твоих болотных топях призрачными огоньками. щуришься с непривычки от света и бьющих по глазам красок, но с каждым ударом гулко бьющегося сердца - привыкаешь все больше. обнимаешь ее, зарываясь в плечо и опаляя дыханием изящную линию шеи: - я скучала.
ты бы хотела продолжить движение по ее телу вниз, поцелуями разжигая бутоны огней на ее белоснежной коже, но она отстраняется [ты осязаешь эту неохоту, с которой она садится обратно], а ты заглушаешь проснувшуюся ненасытность, ведь вы еще будете вместе, не раз и не два, наслаждаясь друг другом.
- так, тут есть какой-то список.. довольно большой. - стараешься отвлечься, хватаясь за телефон и открывая поиск: на первых ссылках находишь нужное, пролистывая и пробегая глазами по набору вопросов, оценивая. - ``oт чего тебе трудней отказаться: от кофе или алкоголя?`` - что за вопросы такие.. как вот тут можно вообще ответить? - переводишь возмущенный взгляд на Кай, улыбаясь. тебя затягивает этот список вопросов от малозначимых, до глубоки и около философских, прокручиваешь еще, останавливаясь на одном из предложенных вариантов: - так. если бы тебе предложили остаться в одном возрасте навсегда, какой бы ты выбрала? - убираешь прядь волос за ухо, внимательно наблюдая за Кай. музыка легкостью и космичностью нот распространялась по салону, касалась волос, умиротворяла и создавала странную, но довольно приятную атмосферу, наполненную холодным отблеском звезд - прикрываешь глаза на мгновение.
- о, а вот еще интересное и больше касающееся тебя лично: каким был твой самый большой страх в детстве и сейчас? можешь выбрать что-то одно или ответить поочередно, - хитрый прищур; сейчас ты чувствовала себя куда увереннее с повязкой, все еще лежащей на твоих коленях, хоть смотрела не на линию горизонта, а на ее сосредоточенный профиль.
все-таки тебе повезло встретить ее.
все-таки ты в скором времени перестанешь топить в себе обжигающие нёбо слова, признавшись в своих чувствах к ней прежде всего самой себе,
перестав обманывать.

Отредактировано Elen Vakarian (2020-03-01 17:59:31)

+2

14

она заставляет тебя смеяться лучезарно, будто напоминая: по цвету волос и улыбке ты вполне себе можешь обжечь её своими лучами, хоть по нутру тебе был ближе спокойный и невесомый свет лунного диска ( не прикасаться, наблюдая издалека, под закрытыми веками наблюдая мечтательность грёз, из которых не выбраться ) — удивляешься самой себе. может, дело действительно было в том, что рядом не было того самого человека, к которому хотелось бы прикасаться, от одного присутствия чтобы разливалось янтарно-золотистое вино из одуванчиков, заставляя щёки переливаться алыми соцветиями. — глупышка, ну и чего ты скучала, я же была рядом, — но от её слов всё равно в груди приятно так щемит, переполняя эмоциональностью. уткнуться бы в руль и счастливо пищать, расплавиться эдакой лужицей, переливающейся на свету, плакать от счастья, что она рядом — эйфорический всплеск захватывает с головой, выбивая из-под ног землю и само существования растворяя в космической бесконечности.
как же хорошо всё складывается, но тенью опасливо накрывает: лишь бы это не заканчивалось.
потому что ты всё равно видишь тучу на горизонте, которая может пройти по краю, вас не задев, но может — обрушиться на вас грозой, ломая вас, словно сухие ветки, сильными порывами ветра. страх всё испортить как основная черта неуверенности в себе и собственных силах.
ведь элен для тебя была самой прекрасной — возможно, оттого что ты была сейчас слишком окрылена прикосновением к ранее такому далёкому, о чём мечталось лишь ночами, когда тихие отзвуки глушились в подушку, лишь бы не быть услышанной / замеченной. тебе, видимо, до сих пор не верилось, что сейчас её пальцы переплетаются всё же с твоими в нежном движении, уже совсем не дружеском, как было раньше, после того, что казалось вам обеим почему-то ошибочным.
глупые, глупые и запутавшиеся в себе.

плавно жмёшь на газ: в принципе ведёшь машину, возможно, слишком плавно и медленно, но ты не особо торопилась и пыталась быть максимально осторожной, потому что внизу живота всё равно волнением разливалось отсутствие большого опыта, а ответственность, прежде всего, за чужую ( любимую ) жизнь давила слишком сильно, чтобы поступать необдуманно.
но всё же позволяешь себе немного отвлечься, расслабиться, тихо посмеиваться, — а я бы смогла отказаться от всего, поэтому есть прекрасный выход: ты выбираешь что-то одно, а я отдаю тебе второе, — в детстве почему-то слишком боялась поддаться зависимостям, но не встречала более сложной в своём преодолении по сравнению с ровными линиями надрезов, оставляемой на коже в незаметных для обычного зрителя местах, поэтому, когда вроде бы это было где-то в прошлом, остальное казалось чем-то в достаточной степени лёгким. можно потерпеть, сжав зубы, можно переждать и отвлечься — по крайней мере не лезли в голову мысли в своей разрушительности острые, вылезающие из самой бездны.
возраст.. знаешь, этот вопрос лучше оставить на глубокую старость, когда есть из чего сравнивать, потому что я не знаю своего будущего вообще, а юношество было слишком.. сумбурным, тяжёлым, выматывающим? в детстве было же хоть и в некоторых моментах беззаботно, но всё равно как-то.. слишком мало решений и возможностей, что ли. слишком мало осознаний, хотя, может, это и плюс. поэтому сейчас бы я хотела остаться вот в этом возрасте, который сейчас, хоть и забот стало больше, зато с полётом кукухи можно справиться, да и в принципе, — проводишь плечами в желании сказать, что сейчас она рядом и это правда вроде бы вполне неплохой период твоей жизни. та альтернативная версия реальности, в которой всё начало складываться.
хотя будущее и правда было интересно.
наверное, я и тогда, и сейчас, боялась больше всего на уровне фобии насекомых, — опуская, всё-таки, подробности о тех переплетениях страхов, в которых самой себе, особенно сейчас, признаваться было не очень приятно, — знаешь, вроде понимаю, что какой-то жучок мне ничего не сделает, я его сама могу раздавить и не заметить, но всё равно их вид, их присутствие слишком невыносимы для меня. однажды я видела на стене многоножку, такую мерзкую, что от одного воспоминания передёргивает, тогда я была одна дома и просто сбежала в другую комнату, закрыв дверь и забившись в самый дальний угол до прихода родителей, молясь, чтобы она не перебралась ко мне.. или ещё однажды залетела гиганская саранча: тоже перепугалась жутко. но даже от мелких мне очень неприятно, — улыбка, возможно, получилась слишком натужной, потому что от этих воспоминаний всё равно что-то сжималось внутри, — иногда, когда у меня очень сильный стресс, у меня перед глазами возникают образы, связанные с этой фобией, это тоже ужасно.
выдыхаешь, внимательно оглядываясь по сторонам: чутьё говорило тебе, что скоро будет на что смотреть за окном для неё, насколько ты успела изучить её вкусы, наблюдая / внимая / слушая внимательно.
а ты чего боялась тогда и чего боишься сейчас? и какие там ещё интересные вопросы есть?

[NIC]Kai Vakarian[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/9hXFMf7.gif[/AVA][SGN][/SGN][STA]душа расколется подобно хрупкой ёмкости[/STA]
[LZ1]КАЙ ВАКАРИАН, 23 y.o.
profession: стример, блоггер
my sun: elen[/LZ1]

+2

15

в тебе крепнет чувство предвосхищения собственной гибели, оседающее медленно на пожухлые травы, сожженные калифорнийским солнцем до золотистого цвета: самовоспламенишься, вспыхнув в одно короткое мгновение опустившихся век и взмаха ресниц - вам двоим даже не хватит времени, чтобы все осознать. тебя уже словно не станет. спалит ли до основания тебя она и ее трепетная нежная любовь, которую она тебе без стеснения дарит в своей наивной и удивительной искренности или ты, в своем упрямом нежелании принимать свою лучшую сторону. горло саднит от одной только мысли ее потерять - но если гореть суждено лишь тебе, то ты готова заплатить эту цену, лишь бы до того момента быть с ней рядом, близко настолько, насколько позволит пространство между вашими телами. задыхаться с ней рядом // лишаться способности к жизни - проводя дни без нее. тебе было все это незнакомо, словно не принадлежало тебе, а было случайно добыто, предложено тебе по ошибке. ты не помнишь, чтобы когда-нибудь испытывала что-то подобное, а потому твоей естественной реакцией на все - был легкий испуг и напряженная тревожность. словно за всеми вашими улыбками следовала кромешная тьма - только без ее улыбки ты была погружена в нее с головой, что так медленно затекала в твои прокуренные со временем легкие.
тени, сгущающиеся вокруг тебя, лишая способности видеть, - отступают вместе с ее лучезарной улыбкой, дарующей родное тепло. ее смех искрится брызгами шумящих приливных волн, что приятно освежают и неизменно успокаивают. тебе научиться бы ее магии улыбаться так солнечно, тебе бы внимать ее урокам, меняясь всецело вместе с изменением [незримо] чего-то внутри - тебе бы беречь ее и прижимать к себе крепче, только ты все еще боишься необъяснимых последствий нахождения себя рядом с ней /хоть и поняла, что она без тебя не могла найти себе места/. справедливости ради:

как и ты без нее не могла
почувствовать себя снова живой.

слушать ее и утопать в тепле солнечных лучей, преломляющихся через призму окна - не хватало только маленькой радуги призрачным отблеском по молочной коже, но нет тех изломов, что могли бы разбить свет на спектры; нежишься и закутываешься в это тепло, вбирая его со всех возможных сторон, чтобы потом, если вдруг твоя нога соскользнет с этого умиротворенного пути - ты могла бы в бессонную ночь вспоминать это чувство наэлектризованности каждой клеточки тела. ты не помнишь, когда в последний раз твой день был таким безмятежным, когда в последний раз ты была так спокойна и настолько расслаблена.
- почему тот период ты называешь тяжелым? - почему-то тебе всегда казалось, что она почти никогда не знала проблем - казалась тебе для них слишком хрупкой, почти что хрустальной /может, в заблуждение вводили ее кристально_голубые глаза, пронзающие твое сердце морозными розами/. единственное, что всегда говорило о чем-то, укрываемом за тонкими линиями плеч - это россыпь ее шрамов по недоступным чужому взгляду участкам нежной кожи, пахнущей полевыми цветами и легким флером ванили. ты никогда не спрашивала ее о них // ты никогда не спросишь ее о них. поэтому ответа на вопрос ты не ждешь - поздно осознав, что может быть поэтому к ее юношеству были красными нитями привязаны подобные ярлыки /со свинцовыми пломбами/.
ее фобию ты встречаешь с живым интересом, потому что ее откровение - отдается в тебе глубоким пониманием и тождественной дрожью неприязни. смешно от того факта, что ты никогда не боялась нырнуть поглубже в незнакомом водоеме, влезть куда-нибудь повыше, поучаствовать в драке, совершенно не переживая за вспыхивающие галактики синяков и ссадин - но ты всегда до одури и бесконтрольного истеричного страха боялась насекомых: всех этих небольших жуков, что казались мерзкими и почему-то ужасно опасными.
мягко улыбаешься, отводя от нее взгляд и переводя его на экран телефона, разблокируя потухший экран. мгновение на тебя смотрят твои зеленые глаза, окрашенные черной поволокой бездушного стекла - только даже она не способна была погасить пляшущие у зрачков огоньки светлячков.
- у меня та же фобия, что и у тебя - не переношу насекомых. пожалуй, единственные, с кем я могу нормально мириться их них, это небольшие кузнечики, божьи коровки и бабочки. ну и гусеницы, если они, конечно, не падают неожиданно откуда-то сверху.. - по телу проходит дрожь и тебя передергивает. - если кто-то из подобной живности летает вокруг, наподобие ос или пчел, то я даже не могу ничего толком сделать, кроме как истошно пищать что-то... даже не особо членораздельное. и единственная мысль в этот момент - бежать без оглядки. надеюсь, что ты никогда этого не увидишь, наверное, со стороны это жутко смешно и комично выглядит, - тихо смеешься, только тебе не смешно где-то внутри от образов, представших перед глазами. - но эта фобия со мной всю мою жизнь. из приобретенного одна из форм хроматофобии - боюсь красного цвета. на самом деле в жизни часто подавляю этот страх где-то внутри, чаще испытывая скорее тревожность, но если красного цвета много - то я словно отключаюсь, совсем переставая себя контролировать. - листаешь страницу с вопросами, перечитывая одни и проматывая другие.
- так, вот есть - что тебе нравится в себе, но ты стесняешься это признать? - с хитрым прищуром вновь посмотреть на нее - хватит разговоров о тревоге и чем-то, что вызывает волны первобытных инстинктов, тебе хочется услышать, что ей нравится в себе /тогда как ты готова отметить в ней все, всю ее целиком без разделения на составные части и элементы/. - давай ограничимся тремя вещами.
на периферии твоего взгляда что-то блестит, посылая тебе молчаливые световые сигналы [азбукой морзе?], отвлекая тебя - смотришь в окно, совершенно забыв, что нужно дышать. вдали виднеются горы, по горизонту хребты выступают подобно человеческим позвонкам, поросшие хвойной зеленью леса - словно достающие почти до небес великаны средиземья прилегли отдохнуть /моргнешь - и увидишь прошмыгнувшего бильбо с низкорослыми гномами/. а у их подножья разлилась лазурь, теряющаяся в переплетении ветвей: огромное блюдо блестящей волнующейся воды, уводимое бесконечностью к самому краю мира - замираешь, тепло улыбаясь.
- озеро Тахо? это наша точка назначения? - голос дрожит нетерпением и сдерживаемым восторгом - только улыбка так широка, словно пытается объять необъятное озеро_море, выдавая тебя. ты не была здесь будто тысячу лет - и теперь рада вернуться обратно /среди такого объема воды - тебе очень спокойно/. - ты делаешь меня настолько счастливой, что мое сердце может не выдержать, не вместив, - в порыве целуешь ее щеку быстрым движением, замирая на поверхности кожи, чтобы вложить весь тот спектр брызжущих внутри тебя чувств пьянящими пузырьками - но стараясь не помешать ее обзору и процессу вождения. - ты будто умеешь читать мои мысли, милая.
сердце так учащенно бьется.

Отредактировано Elen Vakarian (2020-04-21 15:09:12)

+2

16

ты передёргиваешь плечами, будто сбрасывая с себя тень наваждения, возникшую от её вопроса.
говорить об этом, омрачая грядущее, не очень хотелось — ты знаешь, что если начнёшь размышлять, то за одной негативной мыслью придут остальные, сразу скопом, по очереди изнуряя тебя, как призраки рождества, только скорее — полтергейсты загонов и комплексов, наполняющие существования ядом и трупным запахом разложения.
ты старалась изо всех сил от них избавиться — и прямо сейчас кажется, что всё нормально.
эту хрупкость не хотелось портить, ведь хотелось просто быть счастливой рядом с элен — поэтому молчишь в неопределённости, просто потому что время для этого разговора ещё не пришло.
только не сегодня, ладно?
в следующий раз.

сегодня ты улыбаешься и смеёшься над её рассказом, представляя, как она убегает — пятки сверкают.
конечно не увижу! ведь буду бежать впереди тебя,
смехом отпечатывается, забавная синхронность. спасать, правда, вас было в таком случае некому — но может ради любви откроется способность побороть свой страх?
звучит как великий подвиг.
способны ли?
задумчивостью по красному цвету пройтись: заметочкой на полях оставить отсутствие преобладания красного в повседневной жизни. у тебя было лишь одно, кажется, красное платье, ты почти никогда не красила губы яркой помадой, ты в принципе относилась к этому цвету нейтрально, отдавая свою любовь и предпочтение серым/нейтральным либо зелёным/коричневым оттенкам.
интересно,
говоришь лишь.
правда было интересно, от чего так, но...
это разговор ведь тоже не сегодняшнего дня, верно?
сегодня не хотелось портить.
сегодня было страшно испортить.

боже, какой странный и сложный вопрос,
размышляешь, пытаясь вникнуть. что тебе нравится в тебе?
всю жизнь проще было перечислить, что не-, занимая обвинительную позицию.
но подумать было достаточно интересно, хоть ты и растерялась значительно.
я даже не знаю... а что тебе нравится во мне? — 
обращение за помощью // хватаешься за соломинку, чтобы смутиться от её слов и последующей реакции, когда сквозь тоннель вы выезжаете на открытое пространство: у самой сердце, если честно, перехватило от восторга, хоть ты и составляла маршрут по гугл картам, просматривая каждый дюйм дороги.
предвкушением замираешь.
чтобы расплыться в довольной улыбке от прикосновения к щеке: лёгкого, незаметного.

да, мы скоро подъедем. но это ещё не всё на сегодня, — 
ведь на заднем сидении лежит упакованный тщательно подарок, который тебе очень хотелось вручить вот_прямо_сейчас. дорога витками уходит ближе к озеру, ты приоткрываешь окно со своей стороны, позволяя ветру играть с вашими волосами — чувствовать безграничное счастье.
просто отражением в её глазах: этого достаточно.
тебе бы стать этим блеском навечно, замерев в моменте бытия.
стать бы её улыбкой.
не покидать __ навсегда.
мы скоро уже подъедем, милая.

на финальном пути до `edgewood tahoe`, где был забронирован номер.
секунды до откладываются трепетом, ты даже ведёшь себя как-то иначе — более уверенно паркуясь на автостоянке перед отелем, более уверенно беря её за руку, в другой руке — коробка с заднего сидения.
загадочно улыбаешься: не откроет, пока не пройдёте в комнату.
мне было очень волнительно вот это вот всё,
признаёшься ей, идя по проложенной дорожке вперёд.
в холле вас встречают улыбками, доброжелательностью — протянуть документы, необходимые для заселения. всего на ночь позволить себе провести время так, вернувшись завтра днём обратно: всё же волнительно было оставлять котов надолго, да и.. страхом было, что что-то может пойти не так или ей не понравится.
в следующий раз — уже позволить себе больше // дольше.

комната — хотя это было целых несколько комнат, — встречает вас видом на озеро и хвойным запахом напополам со свежестью.
кажется, ты не ожидала такой красоты в такой близости от вашего дома — улыбаешься, смотришь по сторонам. камин тихо трещит дровами, а заснеженность непривычно ослепляет своей красотой.
ну, тебе нравится?
говоришь с волнением в голосе,
мы можем сейчас через веранду пойти прямо к озеру, но подожди.
сначала открой подарок, ладно?

кладёшь коробку на кровать, отступая на шаг.

[NIC]Kai Vakarian[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/9hXFMf7.gif[/AVA][SGN][/SGN][STA]душа расколется подобно хрупкой ёмкости[/STA]
[LZ1]КАЙ ВАКАРИАН, 23 y.o.
profession: стример, блоггер
my sun: elen[/LZ1]

+2

17

оторвать взгляд от мерцающей миллионами золотистых помех воды - сложно, практически невозможно. как бывает сложно отвести взгляд от ее глаз, в которых столько же бликов, преломляющихся причудливо в маленьких кристаллах ледников - только все равно по итогу отводить, не выдерживая ее пристального, каждый раз смущенного взгляда /всякий раз поправляя волосы, словно защищаясь от вопросов - ``почему ты так смотришь``/. но на самом деле - как и сейчас, смотря на перекатывающиеся на поверхности озера волны, ты не могла до конца, до основания насытиться ею. если бы ты умела хорошо рисовать - наверняка бы проводила время за очередным ее портретом: акрилом или карандашом, сохраняя ту мягкость, сплетающуюся, вопреки всему - с надломом, которые замечаешь в ней, снова и снова проходя по ее изгибам тонкими пальцами;

пока покрываешь ее ключицы чередой поцелуев мягкостью губ;
пока твои глаза изучают каждый миллиметр ее силуэта, стоит ей уснуть, а тебе встретиться с привычной бессонницей.

вода - умиротворяла тебя; кай - дарила покой.
пытаешься держаться как можно ближе, каждый раз снова погружаясь в статическое пространство беспокойства, стоит лишь на мгновение отдалиться. постоянно находишься в непрерывной борьбе между ``не отпущу`` и ``не привыкай ко мне``, не находя баланса, все время срываясь вниз с протяжным и противным свистом, ломающим виски от напряжения, сомневаясь в следующем шаге в бесконечном зацикленном воспроизведении одного и того же момента.
стоишь на месте -> делаешь выбор в пользу одного из вариантов -> в любом случае проигрываешь, оставаясь ни с чем у развилки злосчастного выбора.
                        по кругу.
- это не честно! - отвечаешь не сразу, словно погруженная под толщу воды, что растекалась пятном у черты горизонта, но пусть с опозданием - широко улыбаешься, смотришь на нее с шутливым укором, ведь ждала ее ответа. но все же замираешь в задумчивости: ты не можешь выбрать, ведь три пункта не могли вместить в себя того спектра, что ты любила и ценила в ней. - твои глаза, твоя улыбка - и твои глаза, когда ты улыбаешься, - скользишь по ее силуэту в осознании - что это все лишь малая толика, все остальное внутри штормит прибоем, но слова застревают в гортани, удушая тебя в сразу оставленной попытке расщепить твое единое чувство к ней на разрозненную совокупность кружащих в воздухе атомов.
это было невозможно в этой реальности.
оставшееся время чувствовать ее нетерпение, возрастающее с сокращающимся расстоянием, ветер в волосах, завязывающий узелки на удачу /позволить ей потом расчесать тебя, погружаясь в пучину умиротворения, словно в кокон/ - открыть окно и запустить пальцы в толщу воздуха, словно ловя поток /представлять его под полуприкрытыми веками, на которых беззастенчиво пляшут солнечные лучи/.

пока ты не переступаешь порог номера - ты почти не дышишь. боишься сделать один неосторожный шаг, который бы разрушил эту удивительно тонкую иллюзию - ты не веришь, что это реальность. тебя хватает лишь на рассеянную улыбку для кай, когда та оборачивалась на тебя у ресепшена, и на удивление, затопляющее твою радужку. на мгновение переносишься в детство, пока звук шагов утопал в древесине, преобладающей в интерьере - когда отец наконец-то взял и тебя с собой в поход на озеро тахо, когда в представившемся случае вы с адрианом улизнули из палатки и в своем небольшом путешествии наткнулись на заброшенный дом егеря, который уже давно не дышал присутствием человека /запустение лишь подстегивало любопытство искрами на кончиках пальцев/.
лишь ее уверенность в твоей ладони - которой прежде не замечать в ней - возвращает тебя обратно из закоулков памяти и приводит в чувство, позволяя наконец вдохнуть полную грудь воздуха, расправляя немного затекшие плечи.
- кай, я.. - нерешительно /непривычно ворочается под кожей/ переступаешь порог, утопая в пространстве уютного, красивого номера, залитого светом из панорамных окон. взгляд не успевает перескакивать с одного на другое, моментально отпечатывая воспоминания на пленке твоей памяти - в кадрах которой вплести ее имя двадцать пятым кадром. ты не успеваешь сказать ей спасибо. ты не успеваешь сказать ей слишком многого.
- ты так много сделала для меня сегодня.. все это и так уже огромный подарок - а ты приберегла и еще что-то, - кровать встречает мягкостью, на которой от шквала испытываемых эмоций - почти что обмякнуть, в попытке окончательно вернуть себе контроль над чувствами, эмоциями, телом и разумом /все разбивается на черепки и не поддается восстановлению/.
невесомо коснуться прохлады белоснежной панели проигрывателя, пока сердце учащенно бьется в груди, в попытке проломить; завороженно проводишь по крышке, с недоверием переводя взгляд на кай - но вернуться почти сразу обратно к созерцанию элегантных линий и минималистичного дизайна /сами собой возникают шорохи иглы по виниловой поверхности пластинки/. - спасибо, - в едином порыве взять ее за руку, притянув к себе и крепко прижать /не отпускать, не дать ей исчезнуть/ - в голове призрак несуществующей мелодии, на губах привкус ее губ; таковы ли они на вкус?
или таково на вкус счастье?
- мне кажется, я совершенно тебя не заслуживаю, - шепчешь в ее запястье, доверяешь секрет переплетениям ее вен и сеточке шрамов, поднимаясь поцелуями выше по коже, пока не находишь ее губы. - еще раз спасибо тебе, кай, - улыбаешься в своей искренности, целуя ее ярче, порывистей, глубже - выражая все то, что лежало под твоим полу_мертвым сердцем, зашедшемся в слишком опасном для него ритме. - можно сегодня будет сесть у камина, взять вина, включить музыку. будет такой небольшой романтический вечер, - прикрываешь глаза, касаясь лбом ее и замирая, все еще крепко обнимая.
- если хочешь, можем остаться, - прижимаешь ее ближе, сцепляя руки за ее спиной. - а можем прогуляться все же до озера и пройтись вдоль берега или, если есть лодка - то взять ее на прокат. насладимся свежестью. тут даже воздух совершенно иной на вкус, заметила? - слегка отстраняешься от ее лица, ловя свое отражение на голубом космосе радужки. - а потом вернемся, - задеть ее щеку своей по касательной, касаясь ее мочки горячим дыханием, смешанным с шепотом, - и согреемся.

+2

18

бака-элен, не бывает `слишком много` когда речь идёт о том, чтобы порадовать тебя,

выдыхаешь шёпотом в её спину, улыбка застыла на твоих губах — немного волнительно, хоть ты и знала, что ей понравится твой подарок, ведь сведения для всего этого сюрприза цеплялись из тех обрывков фраз, которые ты запомнила более тщательно, чем другие, активизируя за пару месяцев до — режим поиска и выбора подарка, который бы сделал элен счастливой.
наверное, дарить счастье — это и есть проявление любви.
сама ты всё ещё со смущением и внутренним трудом принимала подарки, предназначенные тебе, но тебе нравилось безусловно их планировать и дарить — с детства ты блистала лучшими идеями для них, потому что умела слушать и запоминать, а оброненная за пару месяцев до события фраза о любви к озёрам или мечте о вечерах, наполненных тихим звуком джаза от проигрывателя, стоящего на кухне, всегда становилась чем-то ключевым, хоть и не замеченным со стороны одариваемой элен.
сердце внутри наполняется теплом и радостью как отражение эмоций элен, от счастливых искорок в её глазах, от её улыбки — ты сама наполняешься таким огромным количество счастья, что в самых уголках глаз невольно становится мокро и солёно на вкус, ведь внутри  — такое количество любви и нежности к ней сейчас, что невозможно высказать вслух, ведь такого языка не существовало в принципе, ведь глубины английского — да к чёрту, любого известного человеческого языка не хватало, чтобы об этом поведать.

я очень рада, что тебе понравилось,
хватает тебя сказать перед поцелуем, тёплым дыханием — в её губы, поддаваясь навстречу: язык тела был хоть как-то ближе к тому, что хотелось высказать, что хотелось показать:
раскрыть свою грудную клетку, эту хрупкую крепость из рёбер, и отдать своё ещё бьющееся сердце в её руки.
фантомно — оно уже было в её руках, когда ты отвечала на её поцелуй нежной кроткостью, когда ты целовала её сама в ответ, когда сплетала свои руки вокруг её талии, не в силах остановиться, но всё же — отстраняешься, улыбкой что в глазах, что губами, пляшущей костром вечного огня, который полыхал внутри вас обеих.
[ теплообмен ]
никаких больше `не заслуживаю`, хорошо? ведь я тебя люблю, элен, не за какие-то твои заслуги, а потому что ты — это ты. и так было всегда, и будет всегда.

её лоб был тёплым, как и она сама — прикосновение приятное в своей близости,
да, конечно, так и поступим. только вместо вина по обычаю может лучше сакэ, если найдём здесь?
в своих привычках ты неизменна: всё также не любила вино и пиво, в отличии от элен, шутя про то, что ей больше достанется — предпочитая рисовый оттенок вкуса сакэ либо хвойность джина, смешанного с лимонной содовой — цитрусовый привкус флешбэком у тебя на языке из-за окружающего вас запаха, который доносился из открытого окна.
воздух да, совсем другой на вкус и дышится как-то.. не то что легче, а кажется, что здесь слишком много кислорода, а я от этого отвыкла в городском пространстве,
смазанным поцелуем прикоснуться к её щеке, отстраняясь окончательно — но оставляешь её руку в твоей, сплетая пальцы.
мне нравится идея про лодку, правда я на них не когда не каталась и не умею плавать, так что если она перевернётся — я пойду на дно как старый трухлявый пень,
смех вырывается у тебя, смена настроения — на задорное и смешливое, потому что счастье внутри искрилось как снежинки на солнце.
поэтому на лодке не шалить! чтобы не пришлось меня спасать,
щуришься,
кажется, с нашей веранды должен быть проход прямо к озеру, пошли посмотрим?
ведёшь её за собой, к прозрачности дверей, открыв которые — вдыхаешь полной грудью, заполняя лёгкие этим избытком кислорода, который лёгкостью отдавался во всём теле.
знаешь, это как-то удивительно — у нас там поля, пальмы, почти нет деревьев и очень тепло, а здесь, всего в паре часов езды — под ногами похрустывает тонкий слой снега и всё в зелёной хвое,
взгляд на неё бросить, чтобы следом сказать:
я просто редко сама куда-то выбираюсь, если это не какой-нибудь фестиваль, но там сама понимаешь — я провожу время тоже в основном в помещении, а не разгуливаю по чужим городам и тем более не на природе это всё происходит.

[NIC]Kai Vakarian[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/9hXFMf7.gif[/AVA][SGN][/SGN][STA]душа расколется подобно хрупкой ёмкости[/STA]
[LZ1]КАЙ ВАКАРИАН, 23 y.o.
profession: стример, блоггер
my sun: elen[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » мы поджигаем бумажного феникса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно