внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост:
северина дюмортье
считать падение невесомых звезд и собственные тяжелые. собственные — они впитывались в тебя сладострастным искушением, смертельным ядом; падения собственного духа... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 23°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » утопление утопающих - дело рук самих утопающих


утопление утопающих - дело рук самих утопающих

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/3Wy4s1K.png


помогать бывшим - всегда п л о х а я  и д е я
сакраменто -----> пригород, сентябрь 2017 года

+1

2

— Бля, Дэниэлс, какого хуя опять? – Маркус захлопывает крышку ноута, в сердцах кроя себя хуйзнаетсколькиэтажным матом за то, что втянул её в эту блядскую историю с Уолдорф.

/несколькими неделями ранее/

Он покидает её обитель, снимает автомобиль с сигнализации и второпях садится за руль. Видеозаписи уже попали в руки копов, так что сыграть на опережение (как бы ему этого не хотелось) уже не получится. Так или иначе, придется валить в суд и там оправдываться, рассказывать, какого хера они забыли в квартире убитой и доказывать свою невиновность. Непричастность. Нелепую случайность происходящего. Нихера не смешное совпадение. Бля. В предвкушении ебучей вакханалии, которая ожидает их в близлежащем будущем, возбуждение очень скоро сменяется недоумением.
Спустя какое-то время ему удается совладать с собой. Он заводит авто, направляясь теперь к Джейсону в надежде услышать, что всё не так хуёво на самом деле, как ему кажется на первый взгляд. И, как не странно, его надежды находят отклик. Копы изъяли все возможные записи с камер, растыканных по подъезду. Одна из них чётко зафиксировала предполагаемого подозреваемого. Ясное дело, Маркусу и Мэриэн придется присутствовать на судебном заседании. Правда, теперь скорее в роли свидетелей, обнаруживших труп на месте преступления.

/сейчас/

Звонок сотового разрывает тишину в клочья. Отвлекшись от фигурной бутылки многолетнего, элитного вискаря, Каннингем жмет “ответить”, не взглянув на номер звонящего. Незнакомый, сиплый голос не дожидается стандартно-принятого “алло” в ответ на входящий. Мгновенно оповещает, что хорошо знакомая ЭмДжею блондинка сейчас с ним. Каннингем уже было подумывает о том, чтобы самым грубым образом поздравить шутника с этим воистину охуительным достижением, а затем отправить его на три буквы, но… шутник сбивает с мысли, оповещая о том, что Мэриэн будет свободна только тогда, когда все вещественные доказательства, которые имеются у копов окажутся у него. Вещественные доказательства (видео), миллион баксов и личный вертолет, чтобы съебаться подальше, пока копы не поймали шизика за задницу.
— Откуда я могу знать, что ты не ебучий шизофреник и она действительно у тебя? – на что получает ответ, что видео уже имеется в его электронном почтовом ящике. Сорвавшись с места, Каннингем находит лэптоп, включает его и действительно замечает “+1” во входящих. Бля, только не это. Открывает блядское видео с участием Дэниэлс, крепко привязанной веревкой к деревянному стулу. Её лицо “украшают” многочисленные ссадины. Светлые волосы растрепаны. Руки связаны за спиной.
Последующие фразы теряются. Маркуса интересует только одно:
—  Где она? – наивно полагать, что ответ будет вот прямо сейчас поднесен ему на блюдце. —  Тронешь её еще раз – и ты не жилец, – шизик усмехается и сообщает, что у Каннингема на всё про всё двадцать четыре часа. Приведет с собой копов – блондинке конец. В этом же месте связь обрывается.
— Бля, Дэниэлс, какого хуя опять? – Маркус захлопывает крышку ноута, в сердцах кроя себя хуйзнаетсколькиэтажным матом за то, что втянул её в эту блядскую историю с Уолдорф и тут же набирает номер Джейсона:
— Жди через полчаса.

+1

3

Люблю выпивать, но не люблю последствия такого времяпрепровождения.
Потому что после обычного "кофе с подружкой" неожиданно я оказываюсь в клубе, чтобы "немного развеяться", а домой попадаю только под утро с гудящими от танцев и высоких каблуков ногами. Хотя, кажется, гудели у меня не только ноги...
Так что новый день для меня начинается в 10 утра, через два с половиной часа, после того, как я успешно отложила будильник "ещё на пять минуточек". Начинается с раскалывающейся головы, в который раз напоминающей мне о том, что мешать разные напитки - плохо. Вот вроде бы скоро тридцатка этой женщине [мне], а она [я] до сих пор ведёт себя, как подросток, первый раз вырвавшийся за гаражи, чтобы выпить с друганами пивка. Радует только то, что первая встреча с клиентом назначена на 10.30 - хоть не на 9, так что у меня в запасе ещё как минимум тридцать минут, чтобы попытаться не опоздать.
Чёрт, я, и правда, не опаздываю - только вот не завтракаю и не крашусь, решив устроить сегодня для своего организма своеобразный "детокс". Так я себя утешаю от того, что осталась без утренних тостов и карамельной помады на губах.
Вот только с парковкой мне везёт гораздо меньше - под офисом нет ни одного свободного места, как и желания парковаться в нескольких кварталах отсюда. Поэтому я решаю заехать в какой-то двор рядом с заброшенным зданием, абсолютно не придавая значения тому, что за мной следом заезжает ещё какая-то тачка - ну, конечно, я ведь ищу в бардачке зарядку от телефона, который не успела зарядить ночью. Нахожу её на удивление быстро, поэтому из салона выбираюсь в довольно приподнятом настроении, пытаясь не думать о том, как заставляю своего клиента томиться в ожидании.
И тут неожиданно чувствую, как что-то твёрдое упирается мне в спину.
Твёрдое и холодное.
Совсем, как дуло пистолета, которое я отчетливо ощущаю сквозь тонкую ткань блузки.
Я даже крикнуть не успеваю прежде, чем грубая потная ладонь затыкает мне рот. Таким же ловким движением мне подбивают колени сзади, и спустя несколько мгновений брыкающуюся закидывают в багажник неизвестной тачки.
А перед тем, конечно, вырубают ударом электрошокера.
Прихожу в себя я спустя какое-то время в незнакомом месте. Затылок ноет, ноги затекли. Оглядываюсь по сторонам. Старый дом с деревянными стенами. Я сижу на стуле. Руки связанны за спиной. Вокруг тихо. Такое ощущение, что я здесь одна. Внутри пробегает холодок, хотя чего я вру. Холод обдаёт меня с такой, блять, неимоверной силой, что я едва сама не превращаюсь в глыбу льда. - Эй, кто здесь? - неуверенно зову злоумышленника, пока ещё не понимая чьих это рук дело, но на мой голос никто не отзывается. Дергаю руками, надеясь, что веревка завязана неплотно, но тугие волокна лишь больнее впиваются мне в запястья. Хорошо хоть ноги не связали, но подниматься я всё равно не спешу. А вдруг этот псих сейчас где-то за мной наблюдает из-за угла?
В прочем, это оказывается недалеко от правды - потому что спустя несколько мгновений передо мной показывается "тот самый мужчина".
- Очнулась, сука... - сычит на меня сквозь зубы, тут же оставляя на лице горячий след от пощечины. Скулю, пытаясь увернуться, но в ответ мне лишь заряжают разок под ребра, "чтобы не брыкалась". - Не бойся, ты мне ещё нужна. Я тебя не убью... Но скорее всего тебе будет очень больно... - а вдогонку злобная ухмылка на лице незнакомца, которая, вероятно, не сулит мне ничего хорошего и подступающий к моему горлу ком, который тоже едва предвещает мне сытный ужин на десять персон. - Что вам надо? - хриплю, чувствуя, как от боли после удара сжимается грудная клетка, но в ответ лишь... - Не твоё собачье дело, - и очередной удар.
Честно сказать, я не знаю, сколько ещё ударов мне пришлось вытерпеть.
Но было больно, адски больно - жаль лишь, что не настолько, чтобы в какой-то момент меня снова вырубило.
Не вырубило.
И мне приходилось терпеть каждое издевательство, колким импульсом отдающеея в моём мозгу.
- Хватит, пожалуйста... - шепчу сквозь слезы, не представляя, сколько ещё смогу вытерпеть, но получают только очередную оплеуху.
- Здесь я решаю, когда хватит! Теперь вот да... - и снова эта душераздирающая ухмылка, отдающаяся в моей душе злобным оскалом.
А потом вспышка камеры на телефоне и короткое видео "для моего дружка Маркуса".
Тут-то всё и становится на свои места, чёрт подери.
Но удостовериться в своих догадках я не успеваю, потому что снова получаю электрошокером под ребра.
И снова вырубаюсь.

+1

4

Если зрители нетерпеливо ждали, пока я разорву на себе рубашку, демонстрируя униформу с буквой «S» во всю грудь — они ошибались. I’m no Superman. Было бы нечестно выдавать себя за кого-то другого. Нечестно по отношению к Мэриэн, которой сейчас в разы хуевее, чем мне самому. Эта мысль вызывает сейчас куда больше эмоций, чем желание прыгнуть выше собственной головы, зато выебнуться. Умышленно игнорирую многочисленные звонки (уже, кажется, бывшей) девушки и, нарушая все возможные пдд, лечу на всей скорости к Джексону. Его коллеги помогут. По крайней мере, мне хочется в это верить.
По приезду понимаю: всё не так просто. На подготовку к операции по освобождению заложницы потребуется время. Буквально дохуя времени. Намного больше, чем мы имеем в запасе на самом деле. Отлично, что не додумались обратиться к вышестоящим, решив обсудить ситуацию между собой, с глазу на глаз.
— Я не могу столько ждать. Она не может, — хуй знает, что чертов шизофреник может с ней сделать, — альтернатива возможна? — например? Прослушать телефон, во время звонка определить геолокацию — точный адрес, где этот моральный урод удерживает не мою охуительную блондинку.
В итоге на предложенном мною варианте и останавливаемся. Рассматривать иные элементарно нет никакого желания.
— Поехал, дай команду прослушке. В первую очередь заезжаю к старым знакомым — арендовать тачку. Защищенную куда лучше, чем моя личная. Сейчас критично важно предусмотреть все варианты. Иначе — пиздец котёнку.
Звонок мобильного раздаётся как нельзя кстати. На том конце уточняют, нашёл ли я деньги, обозначают точное время и место встречи для так называемого обмена. Терпеливо выслушиваю, борясь с желанием послать урода на хуй и сбросить вызов. Отключаюсь по завершению разговора, надеясь, что коллеги Джексона успели определить местонахождение ублюдка.
Набираю знакомый номер и, без лишних реверансов уточняю:
— Адрес? — на том конце Джексон торопливо диктует слова-числа. Записываю в блокнот, чтобы не утонули в захлёстывающих, накрывающих с головой, подобно цунами, эмоциях. Благодарю за проделанную работу и принимаю пожелания удачи, параллельно завожу авто. — Ага, — произношу на выдохе и швыряю кнопочный сотовый с одноразовой симкой в бардачок. Больше он не понадобится.
Навигатор ведёт на окраину. По обе стороны жилые дома. Кажутся не живыми. Полузаброшенными или покинутыми вовсе. Рядом с одним из них в густых зелёных зарослях неухоженного сада останавливаю машину.
Ожидаю в тачке, скрестив руки на груди. Терпеливо выжидаю, пока мудила выйдет из дома. У меня нет нужной суммы. У меня нет подстраховки, подкрепления за спиной. И, к сожалению, я не имею возможности сохраниться перед заходом в дом с сюрпризом (читай: психом) внутри. Спустя полчаса мои ожидания оправдываются. Шизик выходит из дома, двигаясь к ближайшему мини-маркету. Как только он исчезает из поля зрения за автоматически открывшимися дверями, перехожу к выполнению плана. У меня нет времени возиться с замком, поэтому в тупую выбиваю дверь, срывая её с петель.
Нахожу такую дорогую сердцу блондинку на холодном бетонном полу без сознания. Блять, блять, блять! Злость переполняет. Хочется дождаться и пристрелить урода, который посмел сделать ей больно. Пристрелить, вызвать копов и свалить всё на самозащиту. И будь что будет. Плевать.
— Мэриэн, — хватаю за плечи, — блять, Дэниэлс! — хорошенько встряхиваю. Бесполезно. Прислушиваюсь на мгновение. Дышит. Живая. Подхватываю блондинку на руки, осматриваюсь по сторонам и, удостоверившись: чисто, двигаюсь в сторону выхода. К счастью, нам удаётся свалить незамеченными. Кладу Мэриэн на заднее сидение арендованного бронированного автомобиля, сам занимаю водительское, вставляю ключ в замок зажигания. Авто срывается с места. Следующий пункт направления — ближайшая больница.
Где, надеюсь, блондинка вернётся в сознание.

Отредактировано MJ Cunningham (2019-12-05 23:16:36)

+2

5

[Чёртов псих]
Они убегают. Убегают, сука!
Две фигуры, удаляющиеся от заброшенного дома, замечаю сразу. Конечно, трудно их на заметить в этом пустующем районе. Направляются куда-то в заросли. Там, наверное, припаркована тачка для побега. Ага, так просто не отделаетесь. И с каждым их шагом я чувствую, как внутри закипает злость. Сука! Тут же бросаю пакеты с покупками на землю и кидаюсь с места в сторону беглецов, попутно доставая из кармана старой куртки револьвер. Вот и пригодился, не запылился. Выстрел. Ещё один. Но я не попадаю. Ещё. Они садятся в автомобиль. И ещё. Заводят мотор. И ещё. Сейчас уедут...
Так что в следующее мгновение, настигнув их автомобиль выруливающий на дорогу, я без раздумий просто бросаюсь под машину, выпуская последнюю пулю прямо в лобове стекло.
А дальше глухой удар и... Всё.

[Мэри]
Медленно открываю глаза.
Вокруг необъятные голубые стены и много света: от лампы на потолке, от торшера в углу комнаты, сквозь жалюзи с коридора и через окно. Угнетающая стерильная бесконечность.
Моргаю, не понимая, где нахожусь. Хочу пошевелить головой, чтобы осмотреться, но всё тело ужасно ломит, будто бы меня пропустили через мясорубку, потовкли, пожевали и выплюнули. Выгляжу я сейчас, наверное, где-то так же.
- Эй, - хриплю, надеясь привлечь чьё-то внимание, после чего тяжко выдыхаю, пытаясь справиться с новой волной накатившей на меня мучительной ноющей боли. 
И опять закрываю глаза.
Что последнее я помню?
Удар тока под ребра. Пронзавший меня насквозь спазм. И темнота.
Ладно, а до этого?
Какой-то заброшенный дом. Неизвестный мне парень, угрожающий расправой. И видео для "дружка Маркуса".
А потом?
Потом и сам Маркус. Буквально на мгновение. А ещё его постепенно утихающий голос, умоляющий меня очнуться.
Чёрт...
Снова резко распахиваю веки, и тут же жмурюсь от света, понимая, что обстановка вокруг вряд ли напоминает мне пристанище чёртового психа. Скорее больницу. Да, определенно, учитывая несколько проводов, отходящих от моих бледных просвечивающихся рук. Оказывается, руки, за неимением ничего остального, осматривать очень даже интересно. На этом меня и застаёт вошедшая в палату медсестра.
- О, милочка, пришли в себя. Вот и хорошо, - добродушно улыбается женщина, записывая в журнал показатели с приборов возле моей койки. - Вы в Мэрси Дженерал Хоспиталь. Вы были без сознания, но сейчас вашей жизни ничего не угрожает, - закончив с бумажной работой, она становится возле изголовья кровати, чтобы осмотреть мне голову и поправить повязку. - Со мной был мужчина. Что с ним? - Маркус... Где же он сейчас? Что с ним? - Я не знаю, мэм. Вы поступили в отделение скорой помощи. А сейчас мне нужно идти. Позже к вам заглянет врач, - медсестра улыбается и выходит, давая понять, что разговор закончен. Хотя и без этого вопросов у меня всё равно остаётся более, чем достаточно. Например: где мой телефон? Я же могу позвонить Каннингему, чтобы узнать, что с ним всё в порядке?
Но в поле зрения мои личные вещи не попадают. А вот что я замечаю, так это то, что палата у меня повышенного комфорта. Откуда?
И откуда эта усталость?
Я вдруг снова чувствую, как меня одолевает желание уснуть. Глаза медленно закрываются и я, не сопротивляясь, проваливаюсь в сон.

+1

6

А потом выстрел.
Если бы не моя предусмотрительность и мимолетное, но такое правильное, решение взять бронированную (защищённую на 99,9%) тачку, блядская пуля совершенно точно пробила бы мою многострадальную голову, успешно миновав лобовое стекло. В таком случае мой чертов героизм не принёс бы должного (или желаемого?) результата. Более того — сыграл бы против, уготовив местечко два на метр на ближайшем кладбище.
Повезло. Пуля не задела. Не покалечила. Не убила. Не тронула. Даже не пробила толком лобовое стекло. Отрекошетила ублюдку аккурат в лоб и (ввиду чрезвычайной одновременности множества событий, слившихся в одно единственное, хреновое) уже в следующую секунду он оказался под машиной с десятком переломанных косточек. Самое время вызывать копов и скорую помощь. Если больному ублюдку уже ничего не поможет, то Мэриэн чуваки в белых халатах точно приведут в чувство.
Не повезло, кстати, только в одном моменте. Вся эта еботня с дачей показаний и (чего там ещё захотят копы?) бла-бла-бла займёт слишком дохрена времени, которого у нас (опять) нет. Что само по себе уже становится чуть ли не традицией. Хуевой какой-то традицией, но сейчас не об этом. Не мою охуенную блондинку мне не удастся сопроводить. Но я клятвенно обещаю себе на днях к ней заехать.
Если удастся в столь короткий период времени не угодить в очередную передрягу.

/сейчас/

И «тот самый» день, в конце концов (спустя пару-тройку дней, если точно), наступает.
Торопливо забираюсь в салон авто, бросаю на заднее сидение многострадальный бумажный пакет, заполненный мандаринами, бананами и... что там ещё тащат с собой для коротающих своё время в бесконечно белых стенах больницы? Яблоки? Завожу авто и, не дожидаясь какого-то там по счёту пришествия, оно срывается с места.

По приезду первым делом плетусь на ресепшен, типично шурша бумажным пакетом, заполненным полным комплексом витаминов.
Мэриэн Дэниэлс в какой палате?
В 105. А Вы кем ей приходитесь?
Я к Мэриэн, — минуя её (неудобный) вопрос.
Кто Вы? — звучит уже куда более настойчиво с целью наконец-таки услышать ответ.
Муж, — практически муж. Не столь важно. Короче. Скажи я, кем на деле прихожусь этой охренительной блондинке, стопудово услышу нечто вроде: «так какого хрена ты здесь забыл, мудила?», ловко-красиво завуалированное чем-то вроде: «навещать разрешено только близким родственникам». Посему спешу откланяться (тем более желаемое я уже получил).
Тороплюсь скрыться в палате недожены, нагло оставляя любопытную медсестру за бортом. Sorry, по ту сторону двери. Не давая ни единого повода для сплетен.
Взглядом тут же нахожу блондинку.
О, привет. Хреново выглядишь, — выдыхаю, киваю в сторону шуршащего пакета, — это тебе. Надеюсь, помогут прийти в норму куда быстрее положенного, — и оставляю его на тумбочке поодаль её больничной койки, опасаясь, что этот самый пакет (находись он в опасной близости от блондинки) может полететь в направлении... меня (ещё одна хреновая традиция). Не дожидаясь её приглашения, присаживаюсь рядом, — как ты? — первое впечатление обычно обманчиво, так что вдруг всё не так дерьмово, как показалось на первый взгляд.

Отредактировано MJ Cunningham (2020-05-14 22:18:27)

+1

7

Я не знаю, сколько уже прошло времени с тех пор, как случилось похищение.
И не знаю, сколько времени я уже в больнице.
Помню только, как заснула.
И вот проснулась опять.
Одна. В огромное палате. С десятком проводов, идущим от разных частей тела.
Единственное, что радует - в этот раз боль намного меньше.
По крайней мере так кажется - возможно, просто действие обезболивающих.
В любом случае, я даже могу себе позволить вдохнуть полной грудью, чувствуя некое облегчение, будто все эти дни я держала на плечах как минимум три горы. И вот - я от них избавилась.
Со мной всё будет хорошо. Я поправлюсь.
Конечно, куда я денусь!
Но с каждым последующим мгновением возвращения в реальность, ко мне так же возвращается осознание случившегося, пока в один из моментов не пронзает мой мозг ядовитой стрелой: Маркус!
Я тут же порываюсь встать с кровати, но медицинские приборы, оказывается, держат меня крепче, чем ожидалось. В итоге я лишь закашливаюсь, попутно наконец-то ощущая отголоски боли от свершенных неосторожных движений.
Шиплю, пытаясь вернуться в удобное положение - за этим занятием меня и застает знакомый голос.
- Хреново выглядишь, - и тут же я буквально слышу, как обрывается всё внутри: мне так страшно поднять глаза, мне так страшно, что на расстоянии нескольких метров я сейчас увижу такого же побитого человека.
Близкого мне человека.
Я же не помню деталей происшествия - так, только отдельные отрывки в чреде тяжелых погружений в темноту: удар элэктрошокера, выстрелы. Последние особенно четко звучат у меня внутри. Мне даже несколько раз, уже находясь в больнице, казалось, что выстрелы происходят прямо в моей голове. От того мне и страшно, что сейчас я могу поднять глаза и увидеть человека, у которого вот только что вытянули пулю из брюшной полости.
Но я поднимаю глаза и... Вижу красивого Маркуса, благоухающего жизнью.
Всего лишь на долю мгновения я даже хочу разозлиться на него, что он сейчас видит меня в таком потрепанном виде, а сам истощает флюиды сексуальности, но потом я выдыхаю, и на меня снисходит очередное облегчение - с ним всё хорошо.
И со мной будет. Кажется, возможно, даже уже.
Но слегка подкрасить губы всё же бы не помешало - для уверенности.
- Согласна, бывало и лучшее, - ухмыляюсь, стараясь казаться беззаботной, в то же время провожаю взглядом мужскую фигуру, спустя мгновение уже приземляющуюся на стульчик рядом со мной. - Спасибо кстати - за пакет и... за то, что спас меня... - последнюю фразу говорю на выдохе, чувствуя, как к горлу снова предательски подбирается комок. Ещё лишь заплакать не хватало. - Чувствую себя уже лучше. Но это лишь относительно к тому, что я помню. А вообще, так себе, - снова очередная попытка вернуть уверенность своему голосу - совсем как качели. Хотя кого я обманываю - Маркуса, который ради меня рисковал свей жизнью? Кажется, хотя бы за это он заслуживает от меня честности. - Я рада, что ты не ранен. Просто этих несколько дней я отчетливо слышала в памяти звуки выстрелов и... Признаюсь, мне было очень страшно, - голос снова начинает дрожать, и поддавшись минутному порыву, я просто протягиваю Маркусу ладонь, чтобы ощутить в ней его ладонь, и ощутить искупление.
Искупление на исповеди, ведь...
- Я не хотела, чтобы всё вышло вот так.

+1

8

— Ты ни в чем не виновата, солнышко, — звучит непривычно мягко. Непривычно даже для меня самого. Ты ни в чем не виновата. Только, пожалуй, в том, не довела разговор об отказе от гребанной сделки до конца, тем самым остудив меня, поставив на место. Не очертила жирную точку, в конечном итоге упрямо добившись своего, как, впрочем, делаешь это всегда обычно. Только в том, что связалась со мной. Это единственная твоя осечка, которая повлекла за собой ворох блядских необратимых последствий. Если бы я только знал, чем обернется эта затея… поспешил бы предотвратить. Переиграть. Передумать, в конце концов, связываться с придурком Лебовски и с тобой соответственно. Но уже, чёрт возьми, поздно. Поздно менять то, что уже сделано.

— Мне жаль, что втянул тебя в это дерьмо, — дрожь в её голосе пробуждает молчаливое беспокойство в моем взгляде, сжимаю её хрупкую руку в своей широкой ладони, искривляю губы в хреновом подобии полуулыбки, — стоило сразу отказаться от твоей помощи. Прости, что не сделал этого, — оставив призрачный поцелуй на тыльной стороне её ладони, продолжаю, — Я бы хотел всё исправить, настолько, насколько это возможно, поэтому… после встречи с тобой поговорю с твоим лечащим доктором и возьму на себя все расходы за реабилитацию. Хочу, чтобы ты как можно быстрее восстановилась. Надеюсь, ты не станешь спорить, — впрочем, даже если станешь, это будет пустой тратой времени, ведь для себя я уже всё решил, — спасибо, — авансом за её молчаливое согласие со всем сказанным. Авансом за её решение не спорить.

— Что же касается выстрелов… тебе не показалось. Этот уёбок преследовал нас. Мы вовремя скрылись в машине, так что, если вкратце... пуля отрекошетила ублюдку в лоб, задела мозг и, как ты уже поняла, спасти его не удалось. Так что тебе больше не о чем беспокоиться, возвращаясь поздно с работы. Можно сказать, что всё позади. Бояться больше нечего. Нам еще предстоит пережить расследование копов, суд и, в общем-то, потом спокойно продолжать жить дальше, — вплоть до первого подобного этому случая. Я откидываюсь на спинку стула, всё так же не выпуская её руки из своей, запрокидываю голову назад с мыслью о том, в какое русло направить наш разговор дальше, чтобы отвлечь её от всего произошедшего. И идея приходит незамедлительно, когда взгляд цепляется за настенные часы, а воспоминания возвращают в утро, в котором я успешно остаюсь без завтрака, потому что на всех скоростях лечу сначала в маркет, а потом прямиком в больницу к блондинке.

— Ты уже успела пообедать? — спрашиваю, возвращаясь к Мэриэн взглядом, — Не голодна? Можем заказать что-нибудь, если хочешь, — пиццу, роллы, тако, какой-нибудь салат-травку (вроде “цезаря”, например; деликатеса для всех, кто пожизненно на диете) или аппетитный, хорошо прожаренный стейк? Или вообще всё сразу? Вряд ли доктора озвучили ей какие-то серьёзные ограничения, касающиеся меню, — Рассказывай, постараюсь исполнить любое твоё желание, — или почти любое? Нахожу в кармане смартфон, в полной готовности оформить заказ в каком-то из излюбленных заведений, — что скажешь?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » утопление утопающих - дело рук самих утопающих


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно