внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
джеймс рихтер
Боль в ноге делилась на сотни импульсов, а вместе с ней закипала запоздалая злость... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » [whore] ‡2008 - 2016


[whore] ‡2008 - 2016

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

before: [master and servant]
2009 - 2014
USA
Angelica    &    Laurent
in this moment    —    whore

I can be your whore
I am the dark you created
I am the sinner
I am your whore

https://i.imgur.com/bjCVx8U.gif

[NIC]Laurent Dupont[/NIC] [STA]rumpelstilzchen[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2Q25T.jpg[/AVA] [SGN]http://funkyimg.com/i/2LnU2.gif http://funkyimg.com/i/2LnU3.gif[/SGN]
[LZ1]ЛОРАН ДЮПОН, 38 y.o.
profession: французский фазан, шибари мастер;
mon cher: Angelica.
[/LZ1]

Отредактировано Grant Hall (2019-09-18 22:05:04)

+1

2

После возвращения из Ниццы между близняшками словно чёрная кошка пробежала. Анжелика очень сильно обиделась на сестру, и первые дни девочки даже не разговаривали. Они не спали больше в одной постели, не расчесывали друг-другу волосы перед отбоем. А если Мина пыталась что-то рассказать о мистере Говарде, Анжи её не слушала.
Всё чаще Жасмин царапала что-то в своём дневнике, пока Анжелика молчала. И это отчуждение действовало угнетающе. Давило на плечи, так и норовя прибить к земле. Анжи терпела. Она всегда была очень спокойным ребенком. Не причиняла взрослым неудобств и лишний раз никого не привлекала для решения их с сестрой конфликтов.
По возвращению в пансионат ситуация не изменилась кардинально. Анжелика всё так же молчала. Разве что отсела от сестры за свободную парту, поближе к окну.
Учителя отмечали, что девочка стала более рассеянной и меланхоличной. Не интересовалась ни уроками, ни хореографией. Хотя раньше ей очень нравилось изучать основы классики.
И как будто в противовес ей Жасмин вела себя из рук вон плохо. Она громко шепталась на уроках, всячески привлекала к себе чужое внимание. Шумела и нарушала правила. Грубила учителям и казалось, будто никакие наказания уже не действуют. Мина нарочно раздражала всех, лишь бы её дорогая сестра обратила внимание на эти выходки.
Анжи обращала. Вновь и вновь ловила себя на том, что не смотря на обиду, не может отвести взгляда от близняшки. Украдкой разглядывает её, если Мина выходит отвечать к доске.
Девочки взрослели, меняясь на глазах. Теперь по вечерам они обсуждали у кого какой размер груди, кто начал носить лифчик и, конечно же, свои похождения. Мина на эти беседы откликалась охотно, ей нравилось рассуждать о сексе и удовольствии. Нравилось выглядеть лучше и опытнее других. Другие слушали её внимательно, восхищаясь и в тайне завидуя. Все знали, что Жасмин расскажет о первом сексе куда больше и правдивее, нежели кто-то ещё. Родители могут не одобрить, а старшие сестры - настучать. И только Мина ответит на волнующие вопросы.
Но каждый раз, когда об этом заходила речь, Анжелика морщилась и отворачивалась к стене. Ей было не интересно.
Эта холодная война продолжалась бы и дальше, однако, случай расставил всё по своим местам.
Как обычно, Жасмин кривлялась на уроке, и тогда Анжи попросилась выйти. Сказала, что ей не хорошо. Правда, вместо кабинета мед.сестры направилась в женский туалет. И она, конечно, никак не ожидала, что Жасмин придет туда тоже. Близняшки столкнулись в дверях, и Мина загородила сестре проход. Спросила, как долго ещё Анжи собирается от неё бегать. Практически отрезала все пути к отступлению, и девочке не оставалось ничего иного, кроме как молча смотреть сестре в глаза. Это было чертовски сложно, ведь подавленные эмоции рвались наружу.
-Пусти меня, Мина. - произнесла осипшим голосом. Опустила взгляд, будто сама была во всём виновата. Теперь, когда Жасмин была так близко, она казалась необыкновенно красивой.
Красивая, гадкая сестричка. Мина поцеловала её в губы совсем по-взрослому. Попросила прощения, когда Анжи расплакалась. Пообещала не говорить о том, что близняшке неприятно. Всё очень просто. Жасмин тоже безумно любила свою сестру. Анжелика ничего не знала, но даже после ссоры Жасмин никому не позволяла обижать сестру. А если кто-то из девчонок на неё вдруг заглядывался, Мина быстро отучала их от этого. Всё же жизнь в замкнутом пространстве накладывает свой отпечаток. Все эти ленточки, кружевные носочки, короткие юбочки от школьной формы и кружево нижнего белья, делают каждую девочку желанной в глазах соседок. А если добавить бушующие гормоны, смесь получается огненной.
В подобных школах не обучаются дети простых родителей, у каждой семьи есть свой счёт в банке и возможность дать своему ребёнку самое лучшее. И дети этим активно пользуются. Учатся даже при наличии жестких правил искать лазейки, позволяющие совершать те или иные вольности.
Например, спать в одной постели. Разумеется, после вечерней проверки, чтобы никто не заметил. И да, Анжи простила сестру. Просто потому, что её невозможно было не любить. Невозможно было не желать.

Они обе знали, что после поступления в университет получат право жить самостоятельно. По-крайней мере, отец пообещал, что купит каждой по небольшой квартире. И если Жасмин всё это мог обеспечить мистер Говард, то вот Анжелика не была избалована чужим вниманием. Она упорно готовилась к вступительным экзаменам и надеялась, что Мина по-прежнему будет проводить с ней как можно больше времени. Будет прижимать к себе во сне и гладить по узенькой спинке. Целовать в шею и обещать, что не бросит.

- Маленький, ты совсем один?- Анжи сидела на корточках и гладила какого-то рыжего котёнка. По виду тот был домашним и вполне ухоженным. Возможно, просто вышел погулять. Так же, как и она сама решила пройтись до книжного магазина. Жасмин не захотела сопровождать сестру, аргументируя это тем, что они недавно вернулись домой, и после завершения учебного года ей хочется немножко побездельничать. Поэтому Анжи не настаивала и нашла себе другую компанию. Котёнок, кажется, заинтересовался висящим на сумке слоником и пытался потрогать его лапой, когда девушка заметила, как кто-то остановился рядом. Она подняла голову и замерла от удивления. Честно говоря, Анжи не ожидала увидеть Лорана прямо сейчас. И, конечно же, она смотрела на него снизу вверх. До тех пор, пока не выпрямилась. Она ничего не знала о том, кем он был на самом деле. Или, что мужчина мог заставить её подчиняться, но  не стал этого делать. А он правда мог. И ему не пришлось бы прикладывать усилий, ведь Анжи готова была на это пойти, нужно было лишь попросить. Любовь подростка так легко использовать в своих целях. Но нет, Лоран к ней даже пальцем не притронулся, помня о приступе. Хотя приезжал неоднократно и после скандала.
- Лоран!- Анжи обняла мужчину, утыкаясь носом в его грудь - Отец не говорил, что ты приедешь. - она выглядела удивленной, но не переставала улыбаться.
- Значит, скажем ему это вместе. - Лоран привычным движением взлохматил волосы и рассмеялся.
- Ты останешься?- Анжи не хотела, чтобы Жасмин опять её дразнила тем, что Лоран их бросает. Близняшка всегда её чувствовала и недовольно морщила носик, если на горизонте появлялся кто-то ещё, вызывающий у Анжи интерес.
Она и в этот раз подозрительно прищурила глазки, когда Лоран и Анжелика вошли в квартиру. Только взрослые пошли в кабинет к papa, пока девочка принялась заваривать чай. Специально не оборачивалась, зная, что Мина будет её караулить, сгорая от нетерпения и любопытства. А ещё постарается продемонстрировать свою особенную близость. Она всегда так делала в компании мало знакомых людей.
Сейчас, например, обняла близняшку со спины и поцеловала в висок. Капризно надула губки и заявила, что Анжи слишком уж долго гуляла одна. Но они обе знали, в чём настоящая причина обиженного голоса Мины. Старшая из близняшек ужасно ревновала свою половину к странному французу. Это было не честно, ведь сама Жасмин только и думала, что о мистере Говарде. Но Анжи не обижалась. Она погладила ручки своей сестры и улыбнулась -Я люблю тебя, Жасмин.- сказала именно то, что и хотела услышать близняшка.
[NIC]Angelica Gilbert[/NIC] [STA]плечи терпеливые под плеть[/STA] [AVA]https://a.radikal.ru/a35/1901/f3/863cb4ac5c3f.png[/AVA]

Отредактировано Linda Green (2019-09-19 13:46:29)

+1

3

Джек наебал всю семью ...
Джек, конечно же, этого не хотел ...
Джек развлекался ...
Большая французская история о том, как НЕ НАДО делать.
Они собрались в Ницце. Сбежались после вечеринки и притащили с собой Бёрше. Точнее, старый диабетик пришел сам. Его не шибко звали, а он не спрашивал. Просто приперся. Привел с собой парнишку с ехидным оскалом и сказал, что это Кристиан и теперь он новый член семьи. Я не сильно вдавался в подробности, но этот фазан вызывал недоумение. Словно он был из низшего сословия, но очень старался показаться крутым. Так часто бывает, когда беднякам дают власть; они ведут себя по-свински, мечут бисер и громко рассказывают о своих подвигах, тратят деньги направо и налево, но нисколько не обладают природными качествами l'élite. В наше время частое явление. Истинных фазанов в мире осталось очень мало. И все они зачастую стоят на высоких рангах в том или ином государстве, прикрываются бизнесом. И что самое важное, наоборот, стараются не выделятся из толпы. Как Девон.

Они пили коньяк, курили. Кто сигары, а кто сигареты с ароматизированными фильтрами. Девон любил красный Мальборо и обычно в кофе добавлял коньяк, но редко пил отдельно и много. Для этого у нас был Бёрше. Эрик выжирал из бара в Ницце практически все. Ну или выбирал самое лучшее, выжирал и ворчал, что выбор слишком скудный. Камилла единственная могла выпить водку, если приезжали русские. Причем она фактически не пьянела. Сестра всегда общалась с русскими и находила к этим варварам подход. А я нюхал кокаин. Кажется, новый член семьи тоже что-то употребляет. У него слишком болезненный взгляд и временами заторможенная речь. Мы долго друг на друга смотрели, и потом резко переключились на остальных. Среди нас так же было еще несколько дальних родственников. Я бы сказал сотая вода на киселе. Никакого отношения к Дюпонам эти люди не имели. У некоторых бельгийские или немецкие корни. Джиллиан имела англо - саксонские корни и была чопорной до ужаса, а, например, Матеуш - поляк; но мы его называли Мати. Еще был Алекс. Алексей, и ясен хер, корни у него русские. Все они появлялись, так или иначе, в разное время и редко собирались. Даже дела лож решали аккуратно. Они приезжали со своими сабмиссивами. И мы знали многих любовников. Алекс часто таскался с разными девушками, однажды привез парня из Беларуси, но, по-моему, смазливый славянин просто использовал Алексея; пробился и нашел себе нишу в фото-индустрии, и они расстались. Джиллиан всегда приезжала с одним и тем же английским денди. Он целовал ее ноги, ползал на четвереньках и смешно говорил с британским акцентом. Одним словом, dandy.

Боже храни канцлера, — выдал Бёрше, поедая цукаты.
Я подпирал голову и молчал. Мне очень хотелось вот прямо сейчас встать и выйти в окно. Да чтоб наверняка разбиться. Семья затараторила о немецком и американском бизнесе. Совместном проекте в Штатах. И я — Лоран Дюпон, как всегда, все просрал. Я повел бровью и отвернулся. Все смотрели на меня словно волки. А Алекс хихикнул. Он был изрядно пьян, от него несло смесью алкоголя, табака и хорошего парфюма.
Камилла закурила. Все находились в каком-то полу дрёмном состоянии для этой истории. Слишком вялые и спокойные, не как обычно. Раньше всегда был хаос, в подобных ситуациях в Ницце стоял крик; реже кого-то нарочито и показушно наказывали в подвале. И обычно это делал саб Камиллы. Сегодня Кристоф просто ковырялся лениво в ухе, на его груди спала малолетняя и очередная родственница, а Камилла сипло спросила меня:
Зачем ты это сделал, mon cher? Ты же знаешь, как для нас был важен этот тандем.
Эрик хрюкнул, чавкнул и ответил, тыча в меня толстым пальцем с перстнем:
Чего ты спрашиваешь, Камилла. Он дебил, все ясно и так. Лучше думайте, что дальше делать будете.
Будете? Дядя, это было общее вложение. Какого черта тогда ты сюда приехал?
Алексей, будь добр, — Эрик помахал рукой перед своим лицом, — не дыши на меня русским перегаром. Мне абсолютно безразлична Америка, и лично я в этот проект не вкладывался. Штаты слишком импульсивны и, — хотел еще что-то добавить, но Девон всунул ему в руку стакан с виски, продолжил вместо старика.
И напористы. Дядя хотел сказать, что с американцами сложнее договариваться, — кузен всунул руки в карманы брюк, присев на край стола, — с европейцами легче, даже с русскими.
А чё не так с русскими то? — но Алекс не унимался, добавил еще что-то на родном языке, но его никто не понял.
Кузен слабо улыбнулся. Он всегда долго думает, прежде чем что-то сказать. В этот раз его опередил даже не Бёрше. Кристиан - новый гребанный член семьи. Он говорил так, что казалось, будто скрипят звериные когти по стеклу. Противно и слишком вызывающе. Я все пытался понять, почему он в кепи, ...в помещении. А еще мне показало, что он альбинос.
Всё с вами не так. Одни проблемы.
И Алекс уже полез бы в драку, но сестра возвращала всех к moralité. Джек опять захотел выйти в окно. Я даже смотрел в него, пока Камилла искала любые словосочетания и фразы, чтоб задеть меня сильнее. У нее отлично получалось воспитывать, а еще подавлять. В конечном счете, Эрик поковырялся в пупке и медленно, театрально проговорил:
Оставьте вы этого сосунка. Когда-то ему придется выбирать между самолюбием и семьей. Не тем вы сейчас заняты.
Джек встал и вышел ...
Не в окно, конечно же ...
 
Я летел в США, потому что так захотел Девон. Он решил, что я теперь буду часто с ним ездить, ходить его тенью, чтоб больше американцам не бил морду. Кузен всегда выходил из положения так, что даже ненавидеть его нет сил. Мне в общем-то было все равно. Я слегка был не в себе, хотел поскорее прилететь. Я старался не думать о том, что Лея (моя студенческая любовница и подруга из Ульма) выходит за Франсуа. Даже она выбрала его. И мне кажется, наше соперничество не прекратилось даже тогда, когда он обрел всё, а Джек — Лоран Дюпон так и остался в семье, ...клоуном. Я хотел закинуться чем-то.
По привычке.
Да просто так.
Девон сказал, что я буду присматривать за девочками. Какими? Тогда машинально поинтересовался Джек. И мне напомнили историю о бабушке, да-да. Как я мог забыть. Два подростка - близнеца. Две юные американки. Одна до жути напориста и эгоцентрична — типичная американка; а другая скорее мечтательная и ранимая. Помнится, сидя в машине тогда, я еще сказал, что та которая мечтательная похожа на француженку. Я вел авто, а кузен ухмыльнулся и посмотрел в сторону. Он ничего не ответил, но уже на следующий день, я опять должен был ехать к Гилбертам. И опять с подарками, прочей херней, которую я выполнял, а Девон Говард говорил, что лучше так. Конечно, конечно, блядь, от отца Гилбертов зависело будущее их вложений в проект. Мой кузен никогда и ничего просто так не делал. А я вот выходил только что из цветочного магазина и столкнулся с одной из дочерей Гилберта. С той самой мечтательницей, очень ранимой душой, с рыжими волосами и веснушками.
Она сама меня обняла. Джек просто не успел. Все-таки вспомнила, значит. Мне было неудобно что-ли. Анита, Ал.., Анжелика, точно. Я как можно радушнее улыбнулся. Пока, конечно же, она не бортанула меня.
Значит, скажем ему это вместе.
Отлично. Девон даже не предупредил друга. Сейчас я буду выглядеть типичным французским олухом, который отвечает только Oui или Non. При этом главное активнее кивать головой и заглядывать в глаза. Чушь собачья.

Мы, конечно же, приехали к Гилбертами. И естественно, я вручил Жасмин розы. Не успел купить и Анжелике. Она перехватила меня так быстро в тот момент, что я и не подумал ее пригласить выбрать себе самой.
Джек только заметил, как девочки повзрослели ...
Джек не понимал, почему Гилберт ничего не знал ...
Но Джек догадался, что еще многое Девон не раскрыл своему другу ...
Не впутывай меня в ваши дела, — прошипел Девону, когда девочки ушли, а Гилберт повел нас в кабинет, — я не собираюсь этим заниматься.
Он приложил палец к губам в ответ. Потом тихо добавил:
Твоя задача заниматься девочками. Беречь их.
Джек махнул рукой, мол, поделом им — бизнесменам. Тогда - то я и вспомнил про того котенка. Естественно Лоран вернулся на улочку, где несколькими часами ранее столкнулся с Анжеликой. И конечно же, котенка он узрел. Недалеко возле цветочного магазинчика. Поднял его и понес. Вместо цветов. Должен же я хоть что-то сделать хорошо в этой жизни. Например, обрадовать кого-то, поднять настроение. Не только же морды бить да плетью стегать.
Первое, что пошло не так. Я не должен был это вообще видеть. Джек должен был пресечь их порывы. Хотя, о чем мы это! После Ниццы ничем не удивишь. Даже лесбийскими игрищами сестер — близнецов! Я спалил их, когда Жасмин ласкала Анжи. Это случилось именно тогда, когда Девон и отец близнецов сидели этажом выше в кабинете. Пока я искал злополучного котенка, Жасмин умудрилась затащить в койку сестру. И естественно, она не закрыла дверь. Она очень хотела, чтобы это увидели взрослые. Но явно не Лоран. Шоу предназначалось для Девона. Хотя, как выяснится несколько позже, не только для него.
Джек гладил рыжего котенка и смотрел сквозь щель ...
Джек взлохматил голову, не хорошо это ...
Джек перевел взгляд и прикрыл дверь ...

[NIC]Laurent Dupont[/NIC] [STA]rumpelstilzchen[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2Q25T.jpg[/AVA] [SGN]http://funkyimg.com/i/2LnU2.gif http://funkyimg.com/i/2LnU3.gif[/SGN]
[LZ1]ЛОРАН ДЮПОН, 38 y.o.
profession: французский фазан, шибари мастер;
mon cher: Angelica.
[/LZ1]

Отредактировано Grant Hall (2019-10-24 23:52:05)

+1

4

Когда даришь что-то одному из близнецов, забывать о другом нельзя. Такое простое правило, известное девочкам уже с ранних лет. По-крайней мере, взрослые всегда поступали именно так. Они дарили близняшкам совершенно одинаковые коробки, с одним и тем же содержимым. И если Анжелике доставался плюшевый заяц, Мина получала таких же размеров мишку. Всё просто. Нельзя выделять одного ребёнка на глазах у другого, иначе последний будет чувствовать себя обиженным и обделенным. Ну, или делать это аккуратно, максимально незаметно. Ведь даже сестрам разного возраста бабушки привозят одинаковые сувениры, а особенные подарки передают через родителей, иначе скандала не миновать.
Анжи точно знает, что Жасмин в такой ситуации наверняка принялась бы язвить и вгонять Лорана в краску, указывая на его очевидную ошибку. Но у близняшки был один огромный недостаток, она ужасно любила внимание других людей. А раз уж цветы вручили именно Жасмин, девочка просияла в ответ. Конечно, ведь мистер Говард тоже присутствовал там.
Анжи в очередной раз почувствовала себя маленькой и незаметной. Ужасное ощущение. Но, в отличие от сестры, она никогда не закатывала глаза и не высмеивала глупых взрослых. И всё же, если быть достаточно внимательным, можно научиться различать эмоции и там, где их сдерживают.
Анжелика некоторое время смотрела на Лорана. От её прежней наивной радости не осталось и следа. Наоборот, девочка посчитала свои восторги неоправданными и ужасно неуместными. Так обычно бывает, если приписываешь другим людям не свойственные им черты. То, что она когда-то приняла за особенную близость, оказалось обыкновенным исполнением обязательств. Тогда Анжелика глубоко вздохнула и отвернулась. Не сказала и слова, но в этом молчании было гораздо больше смысла. В конце концов, тишина тоже хочет быть услышанной. Иногда даже - сильнее самого громкого крика.
Странно, что девочку это так сильно задело. Не в первый раз Мина получала особенные знаки внимания тогда, как её половина просто сидела в стороне. Возможно, всё дело было именно в Лоране. Когда-то Анжи выделила мужчину среди всех остальных взрослых. Она действительно верила ему и хотела увидеть, но больше не была уверена, что их желания и правда совпадают.
Хорошо, что взрослые ушли в кабинет отца. Так обычно и происходило, если друзья семьи появлялись в доме Гилбертов. Они обсуждали детали сделок и строительный бизнес. Девочки же всё это время были предоставлены сами себе, и раньше это их ничуть не смущало.

Анжелика сказала сестре, что любит её. Но предательские белые розы так и притягивали взгляд. Их сладковатый аромат витал в воздухе, напоминая о том, какими невнимательными могут быть другие люди.
-Давай вернёмся в комнату? - Анжи обернулась к сестре и слабо улыбнулась. В самом-то деле, не станут же они подслушивать взрослые разговоры, совсем не предназначенные для детских ушей. Хотя, именно детьми девочки себя больше не считали. Ещё бы! Они ведь закончили школу и готовились вступить во взрослую жизнь. Лишь пара месяцев отделяла близняшек от такой заманчивой свободы.
Уже в комнате Анжи уткнулась в одну из новых книг. Старалась не думать о белоснежных цветах, и постепенно этот образ удалось вытеснить из мыслей. Зато девочка снова вспомнила о маленьком рыжем котёнке, что так забавно к ней прижимался. А что, если он совсем ничей? Тогда животное можно забрать себе. Обнимать каждый раз, когда Жасмин будет смотреть в сторону мистера Говарда или рассказывать о собственных познаниях в сфере чувственных удовольствий.
Тяжело вздохнув, Анжелика запрокинула голову и закрыла глаза. Всё было так хорошо, но лишь до тех пор, пока на горизонте не появлялся папин друг. И привычная жизнь вновь трещала по швам, как плохо простроченные джинсы на бедрах какой-нибудь толстушки.
- Тебя это расстроило? - Жасмин всегда умела её чувствовать. Она неосознанно выбирала именно тот момент, когда её половина была максимально беззащитна. Когда во всей фигурке Анжи сквозила плохо прикрытая уязвимость. В такие минуты девочка всегда нуждалась в ласковых прикосновениях и нежных пальчиках близняшки. Вот только Анжелика даже не представляла, насколько изощренное воображение у её сестры. На что Мина готова пойти, чтобы привлечь внимание мистера Говарда к своим выходкам.

Разве это плохо? Не понимаю, почему бабушка так злилась. Мы не в первый раз спали вместе, да и попались тоже не впервые. Почему-то взрослых это всегда шокирует. Они говорят про инцест и смотрят неодобрительно, но что они вообще понимают? Для этих людей секс - всего лишь секс. Иногда им даже плевать - с кем и как.
Никто из них даже не представляет, насколько Жасмин прекрасна и удивительна.
Да и могло ли быть иначе? Мы же всегда были вместе. Нас вместе купали и укладывали спать. Мы не занимались чем-то ужасным, просто учились любить.
И мы умели любить. Дело было не только в ласках, хотя, и в них тоже.

На этот раз девочки даже не шумели. Ну, почти. Анжелика, как всегда оказалась снизу. Она охотно отвечала на поцелуи и прикосновения. Её будоражила сама мысль о том, что взрослые могут застать их на месте преступления. По-крайней мере, Мина именно так обосновала своё желание оставить дверь открытой. И если Лика ещё сопротивлялась первые минуты, то после того как пальчики близняшки затронули самую чувствительную точку, девочка даже ясно мыслить уже не могла. Она послушно выгибалась и двигала бедрами в такт. Весь мир перестал существовать, сузив свои границы до маленькой комнатки.
Анжи лежала, прижавшись к сестре. Шумно дышала, пока близняшка гладила её личико и покрывала его поцелуями. Тогда Лика даже не думала, что это всё - часть хитроумного плана.
Первый звоночек прозвенел, когда девочка подошла к двери и обнаружила, что её кто-то закрыл. Спросила об этом Жасмин, но ответа так и не услышала. Зато разглядела в глазах сестры какое-то незнакомое чувство. Мина как будто пыталась продемонстрировать собственное превосходство. Не факт, что это касалось именно Анжи, но из комнаты девочка вылетела пулей. Стояла в коридоре, прижавшись лбом к стене. И даже не знала, что в эти минуты за ней наблюдало две пары глаз. А потом Анжи заметила какое-то шевеление на ковре. Пройдя чуть дальше, девочка обнаружила того самого рыжего котенка с улицы. Догадаться, откуда он взялся, было не трудно. Подхватив животное на руки, Анжи аккуратно прижала его к себе. Так бы они и стояли, но звонкий голосок Жасмин разрушил тишину. Она интересовалась, кто притащил в дом кота и делала это весьма громко. В итоге на них, конечно же, обратили внимание.
Анжелика почувствовала на себе пристальный взгляд мистера Говарда. Тот молчал, но не спускал с неё глаз. Как будто пытался увидеть что-то, скрытое глубоко внутри. То, что было спрятано за легкостью и наивностью. И Анжи выдержала этот взгляд. А потом она повернулась к Лорану и улыбнулась ему. В конце концов, даже отец смягчился и сказал, что если Анжи хочет оставить котёнка, это не проблема. Тем более, что уже совсем скоро девочки будут жить отдельно. Разумеется, если поступят в учебное заведение.
За ужином они именно об этом и говорили. Точнее, говорил мистер Говард. Он спрашивал, чего хотят девочки, и Мина ему отвечала. В её словах было очень много дерзости, как будто близняшка бросала вызов целому миру. Анжелика молчала, за неё отвечал отец.
Иногда девочка поглядывала украдкой на Лорана и не могла понять, какова его роль во всей этой истории. Почему мужчина кривится, если Мина переступает границы допустимого поведения. А между тем котёнок вился где-то у её ног, и пару раз Анжи даже спускала ему под стол кусочек колбасы. Никто, кажется, не заметил. Все были увлечены ужином и обсуждением будущего девочек. Разве что Лоран прятал улыбку, и Анжелика почувствовала, как близняшка сжала под столом её коленку, заставляя напрячься и перестать разглядывать француза.
[NIC]Angelica Gilbert[/NIC] [STA]плечи терпеливые под плеть[/STA] [AVA]https://a.radikal.ru/a35/1901/f3/863cb4ac5c3f.png[/AVA]

Отредактировано Linda Green (2019-10-26 15:51:24)

+1

5

in this moment  —  whore Я застал Лорана с поличным. Кузен стоял перед дверью, ведущей в комнату близняшек. Было уже поздно, их отец захотел побыть один. Мой план по задействованию Гилберта в семейном проекте задел его. Я бы даже сказал — вдохновил.
Всё начиналось именно здесь в Америке. Дюпонам предстояло взять еще одну нишу. Ложа требовала определенных поступков, а сильные мира сего не терпели поражения. Попросту говоря, мы все стояли на пороге новых свершений и будущих побед. Обострялась ситуация на ближнем Востоке. А Алексей, как показали переговоры, дал понять, что русские по-прежнему не жалуют сотрудничества с Европой и, уж тем более, Америкой.
Кузен стоял у двери. А я за его спиной. Он был растерян. Я приказал ему беречь девочек, а он понятия не имел о скрытых талантах юных девушек. Лоран выглядел настолько глупо, насколько мог выглядеть француз, столкнувшийся с американской распущенностью. Я склонил голову. Держал руки за спиной. Вот Жасмин разводит ножки сестры. В большом мире это считают болезнью, как и эфебофилию или герентофилию, или к примеру, свингерство. Богам любви приходилось скрываться не один век, начиная с Вашингтона и заканчивая Лениным. И если первый имел прямое отношение к Александрии, то другой относился к Союзу Бельвилля. Хотя, и не сильно-то скрывался Ленин. Секс как стакан воды - сексуальная революция в Советской России и террор, который сам Ленин принимал, как должное в становлении власти большевиков.
[float=right]I can be your whore
I am the dark you created
I am the sinner
I am your whore *
[/float]
ОНА.
ЗНАЛА.
ЧТО.
КТО-ТО.
СМОТРИТ.

Я ухмыльнулся и похлопал брата по плечу. Он уже готов развязаться. Это проскакивало во взгляде и резких движениях. То что было близко Дюпонам совершенно противоречило образу Гилбертов. Да, он так думал. Я покинул Лорана и девочек, не досмотрев до конца их сексуальные игры. Мне это было не нужно. Всё что было нужно, я успел извлечь, за время, проведенное с семьей. Жасмин готова была идти на край света за мной, подавать патроны, при надобности и верила каждому слову. Но мне претила ее распущенность, открытость и максимализм. Отчаянные романтики. Большой мир не потерпит своеволия и безмерной откровенности. Мне следовало преподнести маленькой строптивой Лолите несколько уроков. И несомненно, она придет ночью ко мне. Мина слишком импульсивна, захочет узнать мою реакцию.

И она пришла. Сама.
Я читал перед сном. Маленькие ступни быстро шагали по паркету. Жасмин запрыгнула на кровать. На ней был короткий топ. Растрепанные волосы, порозовевшие щеки и искусанные губки. Она младше меня вдвое. Годится в дочери. Я молчал. Она тихо щебетала о том, что я должен был увидеть. Слишком откровенно и страстно, как умеют исключительно молодые люди. Чем старше становишься, тем менее испытываешь будоражащую страсть, тем осторожнее относишься к выбору партнера, тем спокойнее переживаешь расставание.
Знаешь, как она кончила? — лукаво смотрела рыжая Лолита.
Она не спрашивала мнения или совета, скорее утверждала. Была в том особая прелесть. Она меня забавляла, да только в подобные моменты следовало расставлять точки над «i». Я хотел провести урок, меня опередили. Мартышка уселась на мне верхом. Сняла очки и стащила боксерские трусы. Она шептала, что хочет показать, как выросла. Ни минутой больше, она хотела здесь и сейчас. Сама направляла и возбуждалась. Ловкими пальчиками онанировала член, сама вводила его в узкое влагалище.
Упиралась ручками о мою грудь и в какой-то момент прикрыла мой рот ладонью. Жасмин управляла, а я всего лишь придерживал её. Сдерживал эякуляцию. А когда она кончила, вовремя вышел. Она не растерялась и взяла возбужденный член в рот. Вылизывала до последней капли. Маленькая девочка давно уже выросла. На моих глазах, в моих руках, под моим покровительством.
Она приподнялась и улыбнулась. Я переводил дух. Думал, что ее сложно будет перевоспитать.

ОНА.
МОЖЕТ.
ПОГУБИТЬ.
СЕМЬЮ.

И я ударил девчонку по лицу. Наотмашь. Звонко. Так что она свалилась. Тихо всхлипнула и схватилась за покрасневшую щеку. С ненавистью и обидой зыркнула на меня. О! Ее злость была изумительно — страшной. Она была способна разнести Белый Дом, а в последствии и полмира в придачу. Маленькая огненная змея.
Никогда больше не давай волю чувствам там, где не стоит. Научись управлять своими эмоциями. Я всё видел, но это так же мог видеть твой отец. Более глупого поступка я от тебя не ожидал.

Мы сидели за столом. Ужинали. Практически весь последующий день я обходил стороной Жасмин. Вел переговоры с семьей по поводу нового отеля в Филадельфии. Камилла сообщила, что старик Бёрше со своим любовником уехали первыми после нашего уезда. Тогда я заподозрил, почуял подвох. Наша семья целовалась и трахалась между собой, но имела столько подводных камней, что ими можно было забить до смерти сотню людей.
Итак. Мы сидели за столом. Ели впятером. Тогда — то Жасмин и посмотрела на меня с вызовом.
Я буду рисовать. Я буду свободна. Никто не имеет права мне указывать, — она хотела сказать «и ты в том числе», но вовремя сдержалась, а я кивнул в ответ, посмотрел на её сестру, затем на Лорана.
Мне предстояло через час отдать приказ киллеру. Уничтожить соперника Гилберта, или оставить в живых. Я отложил столовые приборы в сторону и допил минеральную воду. Потом почесал висок и сказал другу, что хочу взять одну из его дочерей сегодня вечером, показать квартиру — студию. Опять взглянул на Мину. Она надула губки, судя по всему, до сих пор обижалась.
Лоран, присмотришь за Анжеликой? Думаю, ей тоже следует подобрать себе местечко, — указал на кузена, — а у кузена отличный вкус, и он умеет торговаться.

[float=left]https://i.imgur.com/0n3WDy9.gif[/float] Мы сидели в машине. Точнее, Мина лежала на заднем сидении, задрав ноги вверх. У меня оставалось немного времени, и девчонка уже оценила выбранную мной квартиру. Я хотел иметь доступ к Жасмин в любое время суток.
Мина задрала голову вверх и посмотрела на меня. Я думал над предстоящей грязной работой. А она прервала:
Извинения приняты, — и отвернулась.
Тогда я посмотрел на бегущую мимо улицу Фили и спокойно проговорил:
Ты по-прежнему думаешь, что целиком свободна?
Она повела ногой и звонко ответила:
Я всегда буду свободна, даже если ты меня сделаешь своей рабыней.
Почему ты так решила?
Потому, что ты меня хочешь.
Запомни. Даже если ты думаешь, что свободна, всегда найдутся те, кто тебя захочет нагнуть. И это буду не я. Не существует по истине свободных людей.
Есть.
Нет.
И тогда Мина подорвалась. Резко перевернулась и уткнулась теперь ногами в мой бок. Она злилась. Чертовски бесилась, когда не могла взять верх надо мной.
Никто. Никогда. Меня не поработит, — американка ступней слабо ударила меня в шею, а затем и вовсе начала брыкаться. Пару раз даже зарядила пяткой по щеке. Она пела, смеялась и возмущалась. Юбка ее платья задралась, обнажив бедро и прозрачные трусики. Девчонка целилась ногами в мою голову. И мне пришлось обхватить ее за щиколотки, стянуть их вместе. Она стала походить на извивающуюся русалку, что брыкается на берегу моря, да не может приблизиться к воде. Тогда Мина приподнялась. Начала бить меня ручонками. Пыталась царапать. Шипела и заводила одну и ту же пластинку, что она свободна. Я зажал ее ноги между своими и схватил за глотку. Вдавил в кожаное сидение автомобиля. Холодно смотрел на нее:
Никогда не выходи из себя. Это первая слабость, которая может тебя уничтожить. Запомни. Никогда не позволяй эмоциям брать верх! Это наивысшая глупость. Лень, истеричность и алчность. Ты навсегда избавишься от дурных привычек, если хочешь чего-то достичь в большом мире.
Потом пришло время. Мина со мной не говорила, но наконец притихла. Тогда я достал телефон. Она кивнула отрицательно головой. Я все так же удерживал ее рядом. Держал за затылок. Заставлял смотреть вперед через лобовое стекло. Скоро должна была подъехать другая машина. И за нами на здании сидел снайпер. Одно нажатие на курок.

ЖАСМИН.
ДОЛЖНА.
ПРОЙТИ.
НАКАЗАНИЕ.

Мина брыкнулась опять. Я сдавил шею сильнее и сказал:
Ты. Именно ты отдашь приказ. Этот человек может погубить карьеру твоего отца. Сейчас ты должна научиться выбирать между смертью и жизнью.
Она зашипела. Потом рявкнула:
Да. Пусть сдохнет.
Уверенна?
Машина подъехала. Из нее вышел американец в костюме. Открыл дверцу машины. Вышла еще женщина с младенцем на руках. Я почувствовал, как напряглась Жасмин. Ее глаза округлились. Она замотала головой в разные стороны, и взвыла:
Ты подставил меня. Ублюдок! Ты заставил меня пойти на это. Там ребенок. Чертов ребенок.
Но твой отец. Неужели, тебе всё равно на него.
Прекрати. Скажи им, чтоб не делали этого.
Ты сама отдала приказ. Через двадцать секунд.
Нет.
Да.
Я держал её. Она брыкалась. Телефон выскользнул и свалился к ногам. Мина взвыла. Начала кричать, пытаясь привлечь внимание американца и его супруги. Тогда я дал оплеуху. Двадцать секунд давно прошли.

НИЧЕГО.
НЕ.
ПРОИЗОШЛО.

Она поднялась резко. Вцепилась в спинки передних сидений, а я поднял телефон. Пара спокойно шла мимо нашей машины. Мина проследила за ними, обернулась ко мне. Я как раз поправлял галстук и приглаживал рубашку. И она по новой вцепилась в меня. Начала колотить, укусила. Визжала и возмущалась. Не скупилась на грязные словечки, но всего американского сленга я не понял.
Ублюдок. Чертов, блядский ублюдок. Почему?
Я рассмеялся в ответ:
Да потому, что приказы отдаю только я. Снайпер слушается меня. Это была проверка, — тогда она дала мне затрещину и выскочила из машины.
Я позволил ей это сделать. Мина уверенно зашагала прочь от машины. Водитель вопросительно на меня посмотрел. Я указал рукой в ответ. Сказал ему следовать за ней, только медленно. Американка была слишком красивой посреди дороги, слишком откровенной. Ей сигналили, и это меня забавляло. В конечном счете она обернулась и резко пальчиками убрала прядь с лица. Кто-то опять просигналил ей. Даже остановился рядом. Жасмин быстро вернулась назад. Я открыл дверцу машины навстречу. Она забралась на сидение. Скинула туфли и уселась. Уткнулась подбородком в колени. А я проговорил ей:
Еще раз сбежишь, и я поставлю на тебе клеймо. И поверь тебе это не понравится.
Ты не собирался его убивать, так ведь?
Нет, конечно. Как я уже говорил, это была проверка для тебя.
Чудненько. Ты учишь меня убивать.
Я не отдал приказ. Еще перед выездом отменил все. Весь фарс и цирк был спроецирован и поставлен для нее.
* Я могу стать твоей шлюхой,
Я твоё жуткое творение.
Я грешница,
Я твоя блудница.
(англ.)

[NIC]Devon Howard[/NIC] [STA]Du bist mein Gral [/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2LU65.png[/AVA] [SGN]http://funkyimg.com/i/2LU61.gif[/SGN]
[LZ1]ДЕВОН ГОВАРД, 48 y.o.
profession: владелец двух отелей в США; меценат; мастер Великой национальной ложи Франции, масон;
submissive: Jasmine & Amelia.
[/LZ1]

Отредактировано Grant Hall (2019-12-11 01:28:08)

+1

6

blutengel \\ disobedience
I am the new drug ... bring me to life,
I'm the light in the dark ... bring me to life,
and if you refuse me ... bring me to life,
it will tear you apart ... bring me to life.

[float=left]d i s o b e d i e n c e
https://i.imgur.com/gBM7OPl.gif
t e m p t a t i o n
[/float] Дом, который строил Джек ...
Я облизнулся, когда брат хлопнул меня по плечу. Посмотрел ему вслед и ушел в противоположном направлении. С этого момента всё летело в американскую жопу. Точнее не скажешь. Всё начиналось в этом доме и кончалось. Да, собственно, кончали в разных комнатах. Прикрывая за собой дверь и озадаченно моргая, я по прежнему держал котенка в руке. Тот уже барахтался, как мог. Лоран Дюпон был в том состоянии, что впору вызывать нескольких элитных шлюх. Но нет. Не здесь. Не в этом доме.
Я брел назад. Котенок, да. Он не давал шлюхам вернуться в голову. Сначала я наблюдал за лесбийским инцестом близнецов. А когда тенью брел по дому, то и вовсе прозрел. Жасмин уже была в комнате кузена, и восседала на нем. Котенок жалобно мяукнул. Мы вместе побрели черт знает куда, я видел как работал ночью за графическим планшетом отец этих маленьких валькирий, абсолютно не подозревая, что его дом медленно превращался в бордель.
Идиот, — едва слышно прошептал и сложил губы уточкой, озираясь; смотрел на дверь с инициалами девочек.
Джек ничего такого не собирался делать.
Джек никогда не прикоснулся бы к ребенку, в отличии от кузена.
Джек стоял у кровати Анжелики. Она мирно спала. Конечно же, она бл..дь спала после оргазма, как младенец! Я прижимал котенка к груди, хотя следовало достать член из штанов и сделать то, что умела лучше всего наша семья. Именно, трахнуть спящую девку. Но нет. Не ее. Я уложил котенка на кровать и вышел.
В этом  доме было двое идиотов. Я и отец, работающий над своими чертежами.

Рано или поздно, так или иначе. Джек вызвал такси. И уже в машине водитель опять спросил:
Так куда?
Я моргнул несколько раз, посмотрел на таксиста и выдохнул:
Где у вас можно снять элитных проституток?
Он рассмеялся:
Француз? Нал есть?
Я моргнул в ответ. Многозначительный диалог закончился, машина скрипнула шинами и выкатилась на трассу. А дальше Джек плыл по американским идеальным дорогам, под музыку кантри на встречу местным шлюхам. В эту ночь я, естественно за блядские доллары, узнал о неком отеле Парадиз. Долго дуплился, вспоминая название. Моя семья должна была знать о всех учреждениях, где зарабатывали древнейшим ремеслом. Проституция. На мой взгляд, женщины из публичных домов весьма честны, я понимаю их. А они просто делают свою работу.
Скажу сразу, когда вы увидите, как мужчина слегка испуганно и зажато направляется в неизвестное место. Оглядывается по сторонам и аккуратно говорит по мобильному телефону, что-то вроде: "я уже на месте", или "куда дальше?" Знайте, он идет к проститутке, ну или реже за дозой. К проститутке, говорю вам!
В Парадиз мы не поехали. Я не рискнул. Не хотел светить своей прекрасной физиономией, и чтоб мелькал семейный перстень. Проще говоря, Джек зассал, что могла позвонить Камилла или любой из Дюпонов и завести ебучую беседу о том, что ты просто мог попросить, и мы бы сами. Все сами. Но нет. Джек нуждался. А впрочем, я не знаю. И наверное, не стоит даже пытаться разбираться в своих скрытых мыслях и желаниях.
Я просто дал таксисту денег, и на чай оставил. Просто нервно озираясь, зашел в здание. И просто попросил двух белых женщин до тридцати лет, желательно моложе и не крупных. Еще лучше, чтоб были гимнастками. А если миниатюрные и согласны на все, то это идеально! У меня спросили в ответ:
Француз? Нал есть?
Я завис. Нет, правда. Наверное, стоило включить мозг. Не тот, а тот, что в черепной коробке. Но нет. Мне нужна была разрядка. Пока то самое серое вещество в башке не начало показывать проекцию одной из фантазий, в которой Джек насилует Анжелику Гилберт, душит ее и выкручивает соски.
Эй, француз!

Но Джек опять не понял, что он делал. В какой-то момент уже в номере. Когда девочки были готовы, я осекся. Одна - та, что была с тату между маленькими, практически плоскими грудками, хмыкнула:
Ты в курсе, что мы нестандартные и берем больше?
Я кивнул. Но не дал им себя раздеть. И не спешил. Я не знаю, какие ебучие планеты не сошлись в эту ночь, и почему Меркурий стал резко ретроградным, но все пошло даже не в пизду. Две вон сидели на кровати, а я стоял перед ними как древняя статуя Аполлона.
Ты хочешь, но не можешь?
Нет. Не совсем.
Женатик что-ли?
Я закивал отрицательно. Прикрыл глаза и потер веки. Ни один из наших богов любви меня не поймет никогда. Я сам себя не понял!
Они понятия не имели, кто был их клиентом. А я попал в состояние возбужденного ступора. Пока маленькая кукла Барби с искусственной грудью не спустилась с кровати и не поползла к моим ногам. Посмотрела на меня:
BD? Или?
Вторая приползла чуть быстрее.
SM? — добавила она.
Простите, девочки. Просто минет,блядь, что я несу?если хотите, я в ответ проведу с вами сессию и только. 
Они переглянулись. А потом ерзнула собачка на молнии штанов. Disobedience. A temptation.


Камилла, не трахай мой мозг словно мамочка, — хрипел сипло, мордой в подушку.
Джек не построил блядский дом. Джек выпорол двух проституток, затем связал одну и оставил ее для другой. Заплатил сверху и ушел, довольствуясь профессиональным минетом с глубокой глоткой. Техническая разрядка.
А утром мы все сидели в доме Гилбертов за обеденным столом и притворялись перед отцом, что все бл..дь выспались этой ночью. Правда, как выяснилось, в действительности не выспались только мы с Гилбертом. Тот рисовал до утра, а я порол.
Лоран, присмотришь за Анжеликой? Думаю, ей тоже следует подобрать себе местечко, а у кузена отличный вкус, и он умеет торговаться.
Я уронил вилку и поднимал ее с пола, ударился головой о стол и вопросительно уставился на Девона.
А. Что? Ну да. Наверно, — обрывистыми фразами, смотря на него снизу верх, а после переводя взгляд на будущую подопечную.
Моргнул. Не стоит проговаривать в культурном обществе то, что пронеслось в голове Лорана Дюпона. Я понял, что и этой ночью Джек потратить хренову тучу долларов на проституток. И если повезет, то на тех самых, что были ночью. Когда мы остались с кузеном, я тихо прошипел:
Девон, я не могу. Понимаешь, не могу.
Он смотрел на меня долго и тихо рассмеялся.
Я в курсе. Мне уже сдали тебя.
Камилла?
Почти. Бёрше. Он Камилле, а она.
Гребанная мамочка.

Я сидел в солнцезащитных очках за рулем авто. Она села в машину на пассажирское сидение. Кротко, очень аккуратно. Пристегнулась ремнем безопасности. Обернулась ко мне. А я. Да какая разница, что я? Джек всего лишь прислуживает этой семейке.
Она что-то спросила. А я завис. Потом обернулся к ней и спросил:
Может сначала выпьем кофе? И ты расскажешь, — как тебе нравится трахаться с сестрой, — что тебе бы там хотелось и, — что тебя заводит, — кхм, — сквозь кашель сипло добавил, — какой стиль предпочитаешь.
Джек заказывал кофе. Ходил следом и все время молчал. Слушал. А впрочем, Анжелика не была многословна. Она отвечала по делу или не охотно. Иногда мне приходилось заглядывать в ее глаза и вытягивать по ниточке. В их дуэте с сестрой она занимала такую же позицию, как и я сам у Дюпонов. В какой-то момент я не выдержал и картавя проговорил:
Послушай, это твое будущее гнездышко. Твое, а не Жасмин. Ты можешь выбрать все, что хочешь и не спрашивать, какой свет там должен быть или какие окна. Студия или может небольшой домик там? — повел рукой, — у тебя ведь теперь есть подопечный рыжий, — улыбнулся и подмигнул.
Надо будет ночью попросить рыжую проститутку, так думал Джек. Хреновый из меня вышел сопроводитель и помощник. Пока Анжелика рассказывала о приятных стенах и желаемом интерьере, я думал о кровати кинг сайз в пустой комнате и дыбе - кресте для бдсм сессий.
Лоран?
Я моргнул и мотнул головой. Она повторила:
Лоран, о чем ты думаешь?
Я? Ну. О компактности и, — облизнул губы, — и том, что таких студий хватает, наверное. Сейчас мы просмотрим и договоримся.
Я плелся за ней. Мы были в трех разных апартаментах. Мне, конечно, больше понравилась студия с панорамными окнами, джакузи и большой кроватью на подиуме. Но Анжелика была безучастна и не заинтересованна. Я чесал затылок. Наблюдал за ней. Она подняла голову. Зеркала на потолке.
А что. Мне нравится, — вырвалось у меня.
Но мы ушли. Вернулись в машину. И поехали дальше. В какой-то момент я подумал, что надо ей предложить монашескую келью, скрипнул зубами. Она то ли боялась меня, то ли хрен его знает почему закрывалась в невидимый кокон. Потом она резко положила свою руку на мою, я обернулся к ней. Мы притормозили на светофоре:
Да, есть еще один вариант. Но я думал, что он не понадобится. Точнее, я присматривал изначально эти апартаменты для себя.
Иногда, например как сейчас, я смотрел на Анжелику и думал, что она уже не фига не ребенок. Что она вполне может делать рациональные выводы и здраво рассуждать. Причем, это происходило именно тогда, когда рядом не было Жасмин. И чем дольше отсутствовала последняя, тем откровеннее и веселее становилась другая. У меня начало складываться мнение, что Жасмин, как маленький вампир, высасывала из всех энергию и счастье. Ну или порабощала, заполняла собой пространство и вытесняла всех, кто был рядом.
Сейчас Анжи прищурившись, с интересом смотрела на меня. Ее очень интересовали эти апартаменты. Как будто я мог там скрывать какую-то истину или клад. И неважно, что я договаривался раньше о том, что там будет жить холостяк. Совершенно не имеет значения, что это жилье находилось далеко от родительского дома. А впрочем, это тоже могло сыграть свою роль в данной истории. Я опять посмотрел на нее и вынул ключ из зажигания. У Анжелики был шанс начать ту жизнь, на которую она раньше не решалась или не думала.
Я не уверен, что тебе понравится. Она небольшая. Я бы даже сказал, что компактная.
[NIC]Laurent Dupont[/NIC] [STA]rumpelstilzchen[/STA] [AVA]http://funkyimg.com/i/2Q25T.jpg[/AVA] [SGN]http://funkyimg.com/i/2LnU2.gif http://funkyimg.com/i/2LnU3.gif[/SGN]
[LZ1]ЛОРАН ДЮПОН, 38 y.o.
profession: французский фазан, шибари мастер;
mon cher: Angelica.
[/LZ1]

Отредактировано Angel Grey (2021-04-28 03:09:01)

+1

7

Предложение Девона застало Анжелику врасплох. Как оказалось, не только её. Например, сидящий напротив француз выронил вилку и явно не высказал жгучего желания сопровождать младшую Гилберт. И это, пожалуй, было самое сложное - понимать, что взрослые никогда не будут воспринимать её как-то иначе, кроме как болезненным ребёнком с кротким нравом. Анжи перевела взгляд на отца. Тот, как обычно, не возражал, находя идеи своего друга весьма разумными. Тем более, кто же откажется от подобного рода помощи? Уж точно не человек, после смерти жены с головой погрузившийся в работу. Жасмин же сохраняла непроницаемое выражение лица, так что сложно было угадать, что за мысли скрываются в её хорошенькой головке. Наверняка Мистер Говард был для неё единственным, кто заслуживал пристального внимания. Так что, в конце концов, Анжи посмотрела на Лорана и ответила тому извиняющейся улыбкой. Девочка не собиралась навязываться и причинять кому-то неудобства. К тому же, прошло столько лет, она больше не нуждалась в том, чтобы её спасали. От сумасшедшей бабушки или же - приступов каталепсии. Но, увы, решения здесь принимались в обход её желаний. Впрочем, как в большинстве случаев. Оставалось только подчиниться, в глубине души надеясь, что уж с выбором квартиры они смогут справиться оперативно. Уж точно раньше, чем Дюпону это успеет осточертеть.
Занимая в машине место рядом с водителем, Анжелика чувствовала себя невероятно смущенной. Потому и вела себя тихо как мышка. Ей казалось, что детскую влюблённость удалось если и не пережить, то хотя бы запрятать глубоко внутри. Повесить на сердце столько железных замочков, чтобы даже самому опытному взломщику надоело заниматься такой чепухой.
Однако, чувства никуда не исчезли. Анжи была так рада встретить Лорана вновь, что сразу же обняла мужчину. Конечно, она помнила его облик, имя и умение говорить английские слова, смешно картавя на французский манер. А вот его эмоции оставались девочке непонятны. С тех пор, как в доме Гилбертов появился рыжий котенок, Лоран кривил губы, словно в один присест съел целый пуд соли. И эту тайну разгадать не получалось.
В итоге Анжелика решила отдалиться, пряча свои наивные детские попытки вызвать у мужчины интерес. Это так привычно, скрывать истинные чувства и желания. Как будто они когда-то имели решающее значение.
Анжи делала всё, что Лоран говорил. Предлагал выпить кофе? Она соглашалась. Показывал квартиру? Смотрела внимательно. Вот только ни один из вариантов девочке не нравился. Последняя квартира оказалась вообще огромной по площади и слишком претенциозной. Джакузи, большая кровать, зеркальный потолок. Разве Анжи сможет чувствовать себя уютно в такой обстановке? Особенно, когда ночь опустится на город, и комнату скроет мрак. И даже положительный отзыв от самого мужчины не изменил отношение мисс Гилберт к происходящему.
Кажется, Лоран начинал закипать. Тогда Анжи дотронулась до его руки. Не может быть, чтобы варианты так стремительно закончились. Впрочем, если мужчина не настроен продолжать, всегда можно прерваться и уехать домой.

- Не понравится? - переспросила, как будто плохо расслышала ещё в машине - Ты, верно, шутишь! - это была, пожалуй, самая яркая демонстрация эмоций. Анжелика, плохо скрывая волнение, прошла по периметру студии, время от времени замедляя шаг. Всё же интуиция не подвела девочку - Она потрясающая. - произнесла уже значительно тише. Лоран действительно скрывал настоящее сокровище. Грамотное зонирование, небольшая, но уютная квартира, идеальное цветовое решение, большие окна. Много белого, но не до такой степени, чтобы этот оттенок сделал помещение безликим. И, наконец, правильно расставленные штрихи. Тёмные подушки на диване, чёрная стена с орнаментом. Анжелика любовалась обстановкой, после чего подошла к аккуратной кровати и провела ладонью по покрывалу. Сесть не решилась. Мало ли, вдруг мужчина ещё не принял окончательное решение, тогда он точно не порадуется, развались кто-то на его спальном месте. В итоге Анжи просто опустилась на диванчик - Мне правда можно будет остаться здесь? - подняла на мужчину взгляд, ожидая услышать вердикт прежде, чем они вернутся в машину. Невинную беседу прервал хозяин, появившийся в комнате.
- Всё таки для спутницы? - Анжи аж в жар бросило от таких слов. Хотелось бы ей стать кем-то, без кого мужчина не сможет представить свою жизнь. Но, увы, Анжи - лишь подопечная, никак не любовный интерес. Ну, ничего страшного. Пусть лучше всё остаётся на своих местах.

- Мы торопимся? - спросила, когда они сели обратно в машину. Обычно, когда люди задают подобные вопросы, они хотят взамен что-то предложить. Так же и Анжелика, у неё были свои мысли и планы, но всё летело к черту из-за Жасмин и её нового увлечения по имени Девон Говард. Потому младшей близняшке нужно было знать, ждут их дома к определённому времени или же можно прогуляться, оттягивая момент возвращения. Лоран в ответ отрицательно качнул головой.
- Можно заехать в парк, сегодня отличная погода. - а ещё там нет назойливых, спешащих по своим делам людишек. Сама атмосфера предполагает неспешные прогулки и релакс. Максимум, что может раздражать - снующие туда сюда детишки с самокатами. Но и на этот случай у Анжи была припасена пара идей. Так что она подняла взгляд на мужчину, ожидая его одобрения. В самом деле, если им суждено провести день в компании друг друга, лучше уж получить удовольствие.
К счастью, Лоран согласился. То ли потому, что хотел поскорее отвязаться, то ли и впрямь заинтересовался.
Не то, чтобы Анжелика пыталась таким образом заменить свою вторую половинку, скорее просто собиралась отвлечься. Так или иначе, до парка они доехали. После чего, оставив машину на парковке, направились ко входу. И сразу же едва не столкнулись с очередным любителем самокатов. Шумно вздохнув, младшая близняшка картинно закатила глаза. Что и говорить, активные дети всегда будут немножко раздражать окружающих. На то они и дети, им полагается бегать и искрить энергией.
- У меня есть идея! Умеешь кататься на роликах? - и не дожидаясь ответа, схватила мужчину за руку, чтобы утянуть следом. Разберутся по ходу дела, а пока лучше занять очередь, чтобы разжиться новым средством передвижения. - Давай наперегонки? - в голубых глазах загорелись озорные искорки - Я бы предложила поспорить на желание, но тебе вряд ли интересно такое. - пожала плечами. С Жасмин они много чего делали, обещая потом исполнить маленькие прихоти. Иногда цена вопроса заключалась в написании доклада, реже желания становились более откровенными. Но одно дело - сестра близнец, и совсем другое - взрослый мужчина. Что она может ему предложить? Особенно, с учётом того факта, что подобные обязательства ему навязали?
-Кто последний, покупает победителю мороженое. На счёт три. - поднялась с лавочки, занимая воображаемую линию старта - До вон того киоска. Раз, два, три! - Анжелика с лёгкостью сорвалась с места. Конечно же, Лоран поддался, пропуская её вперёд и позволяя ощутить восторг от скорости. Когда же девушка чуть не столкнулась с кем-то, француз прижал Анжелику к себе, не давая упасть.
Сердце билось как безумное, а радостный смех так и не успел смениться испугом. Анжи замерла, щекой прижавшись к груди мужчины.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » [whore] ‡2008 - 2016


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно