внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
– Мм, что? Нет, – я медленно, словно задумчиво, отвожу взгляд от окон, задерживаясь вниманием на размытой точке у горизонта, прежде чем...читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » одной рукой


одной рукой

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

elias d. marder & dominica sharp

https://i.imgur.com/0OJNJQO.jpg

https://i.imgur.com/VftuG1s.jpg

https://i.imgur.com/bERXfye.jpg

https://i.imgur.com/5MSts3L.jpg

 

ты сказал, что можешь сделать его одной рукой.
неужели думаешь, что мне не захочется проверить?

+3

2

— да какая травма, ну ерунда же, старый. - помощник тренера смотрит на меня с недоверием, я собираю спортивную сумку одной рукой, и наш диалог начинает напоминать спор двух детей в детском саду.
— мардер, бой через две с половиной недели, если ты пойдёщь к врачу прямо сейчас, есть шанс поучаствовать в этом бое. - сарказм, неприкрытый, отвратительный сарказм, хотя я сам тот еще любитель отвесить комментарии в этом стиле. но сид знает, что для меня значит ринг. и давит на больное. я же, как и полагается, как баран, стою на своём, но молчу. упорно собираю сумку, скидываю вещи всё также, одной рукой, не в силах даже пошевелить пальцами другой руки. сид наблюдает. теперь тоже молча. это дурацкое противостояние заканчивается, когда в раздевалку входит тренер. он чуть не сносит дверь с петель, берёт меня за грудки, прижимая спиной к стенке. — что за чёрт, тренер? остыньте, я в норме. - испепеляющий взгляд должен был напугать меня, но куда уж там. отрицательно качаю головой. да, вот такой я упёртый и тупой болван. юношеский максимализм бьёт изо всех щелей. почему - то ухмыляюсь действиям тренера, понимая, что это может его разозлить. но вместо того, чтобы отвесить мне по роже, он отпускает меня. обстановка накалена но предела. начинаются киношные фразы.
— значит так, элиас, варианта два. первый - ты засовываешь своё баранье упрямство в свою же задницу, и сейчас мы едем в больницу, где тебя осматривает врач и назначает лечение. проходит дней семь тире десять, и ты в норме, возвращаешься на ринг. - ууу, тренер назвал меня полным именем, ситуация совсем критичная. — и второй вариант. - театральная пауза выдержана, взгляды друг на друга кинуты, продолжение совсем феерично: — ты уходишь на хер с ринга, потому что мне не нужен такой тугой и недальновидный боец. - тренер чуть наклоняет голову, явно удовлетворенный своей речью. я закипаю. дым валит чуть ли не из ушей. я в натуральном виде представил, как мог бы его избить, покалечить, истерзать. вот только рука, действительно, болит. приходится сдаться. возможно, в его словах есть толика правды. возможно, в его словах правды больше, чем я думаю. голова склонена вниз, отрицательное покачивание. мне нужно пару минут тишины для раздумья. спустя две - три минуты, киваю утвердительно. — идёт, тренер. первый вариант.  - у самого до жути нахмуренный вид, и пусть я слишком помешан на ринге, мне абсолютно не нравится происходящее, но что делать. я хочу драться дальше, идти за своим титулом, чего бы мне это не стоило, а значит, нужно включить мозг и восстановиться максимально быстро.

наушники в ушах, заднее сидение автомобиля тренера, и я не произнес ни слова, пока мы ехали в больницу. нельзя назвать эту ситуацию сломом, но я чувствую себя не комфортно. не люблю, когда решают за меня. не люблю, когда мне говорят, что и как нужно делать. не люблю, когда указывают. да, это мне во благо. да, обо мне все заботятся, а я такой говнюк, не ценю это. но, методом проб и ошибок. ничего больше не скажешь. машина тренера останавливается возле больницы, и мы вместе шагаем в сторону входа. я всё также не вынимаю наушников. тренер что - то обсуждает с помощником. смотрю на них озлобленным мальчишкой. недовольно хмыкаю. вынимаю только один наушник. моё внутреннее поражение не мешает никому, кроме меня самого. решаю, что пора бы прекратить закипать. оказывается, что в больнице нас уже ждали. моя недовольная физиономия говорит о многом. врач пропускает нас в палату, и я усаживаюсь на кресло рядом с ним, для осмотра. ну вот, начались эти ненавистные больничные процедуры.

+3

3

двадцать третий лунный день всегда не сулит ничего хорошего. я это хорошо знала, а посему совершенно не удивилась, когда волосы никак не хотели собираться в аккуратный хвост без "петухов", которые, меня бесят. врач должен быть аккуратным. по крайней мере, именно это говорили нам постоянно. когда не первый год являешься резидентом, многие вещи уже будто бы  зависают в твоей голове. и пока сверстницы постигают азы макияжа, красят ногти в яркий алый цвет, я целый день хожу в белом больничном халате. хотя, не без гордости, надо признать. спасать жизни - работа благородная, хотя, как иногда кажется, лицемерная. зато один батист [хорошо, что он проходит практику не со мной] говорит, что все врачи попадут в рай. и хотя я - натура суеверная, но в мир с ангелами и демонами давно уже не верю. какая разница, как ты жил, если твое тело рано или поздно окажется в деревянном ящике, оббитом красным бархатом? медицина лишь помогает склонить чашу весов в стадию "поздно". не всегда успешно, но все же.

в конечном итоге, я чуть не опаздываю на пятиминутку. мой ментор считает, что наставлять нас в самом начале дня - просто сногсшибательная идея. и признаться, не закатать глаза - то еще испытание. сначала идет тирада, что все мы молодцы, затем он повторяет, что при любых непонятных случаях мы должны обращаться к нему. и что самостоятельно никаких лекарств выписывать права не имеем. собственно, дежавю у меня каждый день. ничего нового, если не считать, проблемных отношений, которые рискуют перейти в громкой расставание. вот кто заводит романы на работе? такие же идиоты, как я.

вообще мне кажется, что я совершенно не подхожу человеку, с которым я рядом. я всегда встаю с правой ноги, верю в астрологию и на операции хожу ассистировать исключительно по лунному календарю. так спокойней. еще я знаю. что лечиться лучше всего на убывающую луну. и хотя мои подруги смотрят на меня с неким опасением и считают, что мне пора к психотерапевту, но их натальные карты реально работают. я все еще не допустила ни единой большой ошибки. да и не профессиональный астролог я, чтобы что-то предпринимать. зато из меня неплохой врач. но не тогда, когда звезды сходятся в какой-то супер странной комбинации. и не тогда, когда я не высыпаюсь и выгляжу словно зомби, почти как сегодня. вообще, медиков, которые высыпаются крайне мало. хотя, давайте посмотрим правда в глаза и спросим, сколько в мире людей, которые каждый день высыпаются. но сегодня тот день, когда я должна буду провести в приемном отделении 8 часов, выслушивая жалобы пациентов. ушибы, переломы и прочее. никаких операций [плановых точно] у меня не предвидеться. но это и к лучшему, когда меркурий ретроградный.

все вполне спокойно, пока меня и еще пару ребят не собирают в небольшой комнатушке после обеда. наш куратор готовится к плановой операции, спрашивать как у всех дела и тут внезапно решает задать вопрос, после которого в комнате начинаются оживленные обсуждения: — кто-то из вас слышал об элиасе мардере? — я вот лично нет и совершенно не понимаю, к чему все эти разговоры: — а кто это вообще какой? актер что ли? — селебрити меня никогда не интересовали. но вместо ответа я получаю кратное: — отлично, ты его и осмотришь. рейчел, карло, вы сегодня будете мне ассистировать.

игнорирую завистливые взгляды ребят и отправляюсь обратно в приемную. у меня есть минут 20, чтобы выпить чаю и загуглить, кто же такой этот мардер, которого знают все, кроме меня. оказывается, боксер, местная гордость и знаменитость. а мне то что? для меня все пациенты одинаковые. понимаю, почему я буду его осматривать. мне и в голову не придет просить автограф и кидаться парню на шею. у него, наверное, много фанаток. все же, парень симпатичный. и я даже знаю время его визита ко мне.

встречаю делегацию спортсмена почти что у дверей, мило улыбаюсь. той самой вежливой улыбкой, которую хотят видеть пациенты от людей в белых халатах. впускаю боксера в кабинет и жестом указываю на стул, — я - доктор шарп, — как всегда надеваю перчатки и дезинфицирую их около умывальника, — что вас беспокоит? - замечаю, что наушник из одного уха он так и не вытащил. чувствую, что начинаю немного вскипать, проявил бы хоть элементарную вежливость, тоже мне, знаменитость нашлась, — буду признательна, если вы не будете слушать параллельно меня и музыку. - а мелодию я могу распознать, звук то далеко не на минималке.

+3

4

вдох - выдох. и так раза три. каждая новая попытка успокоиться никоим образом не заканчивается успехом. мардер внимательно осматривает кабинет. спокойно. от вычищенных стен до пейзажа за окном. абсолютная скука. съезжает на стуле ниже. абсолютная отрешенность. если честно, в его планы не входила больница. тем более за две с половиной недели до боя. а потому все отторгающие факторы имеют место быть. по крайней мере, элиас может их оправдать. как и то, что вести он себя будет, как последний говнюк. вслед за ним в кабинет заходит врач. девушка. лет тридцати, не более. это по оценке мардера, конечно же. моет руки. дезинфицирует. сейчас начнётся официоз. сложно сказать в какой момент своей жизни, элиас всем сердцем возненавидел больницы. а вместе с ними и врачей. хотя, на счёт последнего пункта его ненависти, стоит ещё разобраться. он, скорее, их недолюбливал. относился с настороженностью. боялся ли? в детстве, возможно. кстати, сейчас он сам себе очень сильно напоминал того самого ребёнка, которого тащили к стоматологу или в травмпункт, а он сопротивлялся всеми возможными способами. и никакие уговоры, ни тогда, ни сейчас не могли заставить его думать и чувствовать иначе. возможно, была какая - то детская травма. надо бы спросить у ближайших родственников. а пока мардер пытался вспомнить свои детские обиды, девушка напротив представлялась и озвучивала просьбу. — очень приятно, доктор шарп. - нехотя вытаскивает из уха наушник, складывает их и убирает в карман спортивных штанов. — меня зовут элиас. и как вы понимаете, находиться здесь я хочу меньше всего. - мардер пожимает плечами. так себе знакомство, конечно. но за то правда. все же любят правду, верно? нет? какая жалость. — те серьёзные дядьки за дверью вашего кабинета притащили меня сюда, предполагая, что покой, мазь и перевязка не помогут моей руке зажить за пару дней. я же был другого мнения. - протягиваю вперёд левую руку, всё ещё без возможности пошевелить пальцами. замечаю, как рука стала чуть больше правой. ччёрт.

— док, давайте вы просто убедите их, что всё в порядке, и что через три, максимум - четыре дня, я смогу драться. - собственно говоря, мардеру больше было ничего не нужно. он даже не думал о том, что с такой рукой он не то, что по груше ударить, он и перчатки - то натянуть не сможет. но горел же, горел рингом, как умалишённый. любой здравомыслящий человек, наверняка бы, покрутил пальцем у виска, и ушел бы восвояси. затем вернулся бы и снова покрутил, как бы пытаясь сказать "алло, ты нормальный вообще, или что - то не удалось в жизни?". ему было плевать, и так было всегда, когда дело касалось его любимого занятия. не существовало ровным счётом ничего. только ринг, и соперник, которого он готов был разорвать в клочья. и в следующий его бой - соперник - то что надо. мардер это понимал. странно, что он не понимал то, что с такой рукой у него вряд ли что - то получится. для него это был обычный ушиб, подумаешь, ну что такого там ещё могло случиться. ерунда же. мардер выдыхает. старается успокоиться. и чем дольше рассматривает руку, тем вернее к нему приходит осознание, что парой дней он точно не отделается. старается отбросить эти мысли куда - то подальше, потому что даже и думать не хочет о том, что не выйдет на ринг. пожалуй, ему нужна другая тактика. вспоминает слова тренера о том, что недальновидный и тупой боец ему не нужен. сразу становится чуть серьёзнее. — доктор шарп, у меня очень важный бой через две недели. и драться я буду. с вашей помощью или без неё. но эти двое за дверью, им необязательно знать точный диагноз. - в принципе, в просьбе элиаса не было ничего такого. клятву гиппократа никто не просил нарушать. он просил лишь о том, чтобы оба его тренера ничего такого не узнали. а мардер обязуется всё соблюдать. ну, почти всё. наверное. душераздирающая речь элиаса подошла к концу, как раз в тот момент, когда дверь в кабинет открылась. показалось лицо тренера, на которого мардер кинул почти угрожающий взгляд. надо бы выгнать его, доктор шарп.

+2

5

надо же, какой оказывается вежливый. доми кидает взгляд на парня, оценивая. вроде накачанный. если бы ей не сказали, кто он, то вряд ли бы обратила внимание. спорт - это всегда травмы, если конечно не заниматься шахматами. но тут явно не в этом дело, - все хотят тут находится меньше всего. не встречала человека, который бы хотел в больницу, - действительно. ни парень, у которого что-то с рукой, не женщина с инфарктом. никто не хочет очутится в этих стенах. и чтобы эта констатация факта не выглядела хамством, подмигивает, - можно руку, пожалуйста? - сначала надо осмотреть и понять, что с ним такое. сразу же обращает внимание на отек, осторожно прощупывает тот пальцами, - не хочу расстраивать тех дяденек, но сдается мне, что пары дней тут не хватит, - потому что похоже на разрыв связок, - скажите, если будет больно, - принимается осторожно двигать его верхней конечностью, что со стороны, наверное, выглядит даже комично. кровоподтек, припухлость, ограниченная подвижность сустава. и парень, который маскирует боль, почти что классика. можно ставить диагноз сразу, но доми отчего-то хочется его помучить, назначив ультразвуковое исследование. чтобы понять, насколько все серьезно, хотя. серьезно, да.

- через четыре дня? нет, точно нет, - какой самоуверенный. надо же, - посмотрите на свою руку, покажите ее любому человеку, он скажет вам, что тут проблемы посерьезнее, чем просто ушиб, - берет его ладонь и готовится показывать наглядно, - вот тут находится связка, - показывает пальчиком на кисть, словно учитель, - и она частично порвана, - повреждена, пусть называет, как хочет, - на заживление обычно уходит недели четыре, а на полное восстановление - все десять, так что никаких боев-мордобоев и прочего. убеждать в обратном никого я не буду, но вы можете попробовать, - отодвигается от него, снимает перчатки и принимается писать заключение. никого она мучить не будет, все ясно, как божий день. тем более, что фразы "убедите их", "скажите что-то другое" надоели еще с самого первого года обучения.
- уверена, что эти двое за дверью потребуют с меня письменное заключение, как только мы отсюда выйдем. но если они мне не поверят, я могу назначить ультразвуковое обследование, - заполняет карточку своим кривым докторским почерком, хотя старается писать как можно разборчивее. зато назначения уже печатают, прямо целое достижение. засовывает подальше свою раздраженность, все же напротив сидит пациент, - лечение это эластичная повязка и противовоспалительные препараты, последние я выпишу отдельно, - отодвигает ящичек стола, достает оттуда бинт, который наверняка ему знаком, - и самое главное никаких физически нагрузок ближайшие недели четыре. или можно попытаться бить левой, - последнее, конечно же, сказано в шутку, чтобы разрядить обстановку. но драться ему определенно ни с кем не стоит, не в ближайшее время. надеялась, что  элиас это понимает, - мое мнение, драться вы не будете. не важно с моей помощью, или же без нее. а если будете, то эта травма может перерасти в более серьезную и ждать придется уже не четыре недели, а недель шесть, - предупреждает, взывая к его благоразумию. хотя, не думает, что тренер выпустит его на ринг в таком состоянии, - так что, бинтуем руку? или хотите убедиться, что это действительно не ушиб? - хотя убеждаться тут особо не в чем, но если ему это так важно...

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » одной рукой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно