внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » и чинить безобразие


и чинить безобразие

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/b9bLJnT.gif https://i.imgur.com/6HLwory.gif https://i.imgur.com/mbfvRqO.gif
rita & shay
12.02.10 // n e w  y o r k

[NIC]Rita Gorski[/NIC]
[LZ1]РИТА ГОРСКИ, 16 y.o.
profession: школьница[/LZ1]
[AVA]https://i.imgur.com/Ts2o1pz.gif[/AVA]
[SGN]  [/SGN]

Отредактировано Sierra Falcone (2020-06-13 12:37:28)

+1

2

{ внимательно вчитываясь }
очередная теорема без доказательств, к которой — не подступиться нахрапом, но разгадать постепенно пережевывая, вкладывая в себя по переваренному обрывку прочитанных страниц // статей // разбивок по пунктам определений, только вот страх внутри колышется мерно, распространяясь по телу тревожным сжатием: п е р е к р у ч и в а л о.
вздрогнуть от ветра, который подняло крыло пролетевшей мысленной чайки, выкрикиваемое которой игнорировалось наушниками с трансляцией повседневного белого шума, придающего призрачный смысл твоим телодвижениям.
расшифровать каждый твой удар шифром // азбукой морзе — получить сигнал о спасении, требуемом буквально. запутавшись в собственной голове, хотя, казалось бы, умный малый, избегал возможных ловушек, но чтобы попасть в них, похоже, требуется наоборот сущая глупость, создающая приятную пустоту между ушами: смотришь так на тех, кто сидит вокруг тебя, оцениваешь неликвидно со стороны блуждающего и горечью отдающего высокомерия, которое впитывалось чёрт знает откуда, но, к счастью, быстро забывалось под грузом копошащихся терзаний-червей.

в поперечном разрезе коридора посмотреть на дисплей часов, выдающих время с точностью до секунды — нельзя опаздывать, но вот бы также просто запретить себе сомневаться, запретить глупым мыслям ворошиться в очередном мусорном мешке, подкинутым подсознанием, с вероятностью обнаружить там всё, что угодно: утомляло.
утомляло и бесконечное сравнение себя с другими, бесконечный бубнёж на фоновом островке осознания, который не сдавал позиций последние.. сколько времени? чёрт его знает.
сначала стать образцовым сыном: не отвлекаться ни на что, кроме учёбы, зубы стачивая до дёсен, дёсна — в кровь, но это ничего страшного, ведь знания прокормят, верно? наука, которую разгрызли на куски, размягчается, опускаясь по пищеводу, а не застревая костью в горле, но в этом было много и от твоей приспособленности.

затем обнаружить себя в старшей школе с аккуратно сложенными в чемоданах достижениями: только вот беда, придётся доплачивать за перевес выслушиванием насмешек, непониманием себя и других, обособленностью стены, которая незримо была всё время между. хотя, казалось бы, весёлый малый — тебе нравилось быть смешным и забавным, тебе хотелось проявлять доброту и шутливость, да зажимает невысказанность внутри плотными жгутами-канатами, даже не перед другими — сам чувствуешь странные привкусы в бессознательном, наблюдая за разворачивающимися во снах событиями: будоражат, но признаться в них как-то.. как?
эй, смотри, куда прёшь, — выловить из настоящего момента возмущенный окрик, заметить, что болью пронзило левое плечо. последовательность действий проанализировать поочередно, прорываясь сквозь туман задумчивости, которая как всегда настигла тебя не к месту. ловля ворон — дело, казалось бы, увлекательное, но очень мешающее на практике.
прости, Алан, — бросить вслед удаляющейся спине, чувствуя, как тревожность приподнимает свои длинные уши медлительно. вы вместе ходите на уроки, связанные с математикой, физикой и информатикой: иногда ты ловишь на себе его задумчивый взгляд, а иногда — сам смотришь будто бы сквозь него [обманчиво].

подойдя к шершавым потёртым дверям [описать бы их как-то величественно — да нет, обычные двери, как и в других кабинетах], вдруг будто бы вспоминаешь, кто ты на самом деле. личная договорённость с собой: все заботы оставить за ней, ведь дальше следовала твоя любимая обитель кабинета биологии, изученная вдоль и поперёк за большое количество часов, проведённых там как за уроками, следующими по расписанию, так и в свободное время. тебе повезло, что в твоей жизни была сильная страсть, за которую ты мог цепляться, чтобы забываться от прочих забот.
скидываешь с плеч рюкзак-груз покорно, улыбаешься, стоит зайти внутрь. увидев знакомое лицо, поспешить к ней, несуразно споткнуться в пяти шагах от стола, но всё же выправить управление в достаточной мере для того, чтобы не разбить себе нос [такое уже было], — привет, Рита, — в твоём голосе тепло и искренняя радость от встречи, — видела, нас поставили вместе на проект опять? какую тему в этот раз выберем? можно взять по нуклеиновым кислотам, многообразие трутовиков или про биологические ритмы растений. или возьмём что-то по типу нашего прошлого арбуза на тыквенных корнях? — возможно, слишком сильно тараторишь, но для Риты это вполне нормально — когда вы начинали что-то обсуждать, слушать вас было невозможно никому, кроме вас двоих, быстрая беглая речь с кучей вопросов и тонной информации была испытанием для неподготовленных слушателей.
от этого - смешно и тепло.
мы же на одной волне, да?

[NIC]Shay O'Lanigan[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/UkNHkGF.png[/AVA][SGN]thx, яснеть[/SGN]
[LZ1]ШЭЙ О'ЛЭНИГАН, 16 y.o.
profession: школьник
[/LZ1]

+1

3

Рита-Рита-Рита! – быстрее, чем я успеваю закатить глаза, меня прихватывает за локоть сзади Джина, стабильно попирающая как общепринятые, так и индивидуальные нормы личного пространства, предпочитая вторгаться в жизнь любого из удобных ей людей по своему усмотрению, нежели по согласию последних. Её массивные серьги в форме ядовито розовых фламинго трясутся в лихорадке от нетерпения поскорее обратить на себя внимание. В настоящий момент, к сожалению, моё. – Нам срочно нужно подойти к мистеру Дженкинсу, пока не начался урок и он принялся лить нам в уши про свои рибосомы-космодромы, скука смертная, как ты это терпишь только, не представляю. Стали известны списки пар на проекты по биологии: мы не вместе, но это поправимо. Ещё не все в курсе, поэтому мы легко поменяемся. Ну же, Рита, мы же договаривались – в декабре, помнишь?

Не помню, – я аккуратно высвобождаю рукав блейзера из пережатых кольцами пальцев Джины, отступая назад ровно на шаг и одно намерение соскочить с предприимчивости Додсон объединиться. – Сомневаюсь, что я тебе что-то подобное обещала. Ты уверена, что это была я? Может быть, Челси? Кажется, тогда она тоже хотела с кем-то поменяться, обратись к ней, – говорю быстро и вслед за отказом предлагаю альтернативу, пока Джина не пускается в слезливые и настойчивые уговоры – рот уже разевает, а серёжки уязвлённо дрожат в унисон нижней губе. Выбываю из надуманной и утверждённой точно не мною сделки,  тороплюсь потеряться в хлынувшей из соседней лаборатории толпы и не оглядываюсь назад, не давая и малейшего повода уцепиться Джине за мной вновь. Её назойливость не оставляет выбора обращаться в резкой форме и в некоторой степени бесцеремонно. Впрочем, точно так же, как и она лишает остальных право выбора в общении и вынужденных контактах, которые иногда ей всё-таки удается организовать, если вовремя не воспрепятствовать. Вряд ли Додсон уже успела пообщаться с учителем насчёт замены, раз сначала разыскала меня, но решаю принять все доступные меры предосторожности и спешу в нужный кабинет заранее. Кто бы ни был в паре – любой на голову выше бестолковой и трепливой Джины, только отвлекающий от работы. Если снова Шэй – отлично, прекрасно. Это невероятная удача, которая обидно не случится дублем. Так просто не везёт. Сомневаюсь, что и сама Челси обрадуется перспективе поучаствовать с Джиной в общем деле, ведь та не просто не помогает, но и мешает, а зачастую вовсе портит. Неумышленно, скорее по собственной дурости, но невыносимо. И мне нисколько не совестно приврать в добродетели и всего лишь согласиться с очевидно правильным выбором мистера Дженкинса.

О, привет, Шэй! Да, я уже знаю, и сам мистер Дженкинс подтвердил, я только что спросила. Очень рада, что так совпало, хотя, думаю, он намеренно подтасовал наши имена, хотя и не признаётся, – только завидев Шэя, подхожу ближе и говорю практически в параллель с ним, в два голоса, каждый из которых слышен и ясен – страсть как быстро и увлечённо, словно нужно обсудить и выяснить все детали прямо сейчас и никак позже. – Тема? Любая на самом деле, – искренне пожимаю плечами в возросшем кpeдите доверия к однокласснику после предыдущего проекта, перекрывшего стократ все предыдущие – и результатом, и самим процессом. До этого выходило через раз на третий – и обычно по вине провальных напарников, пополам являвшимися либо лентяями, либо бестолочами, а набившая оскомину Джина – квинтэссенция сразу обоих типов. Её, кстати, я замечаю краем глазом, как она недовольно заходит в класс и обиженно сторонится нас, подходя к своему месту. Поймав мой неосторожный взгляд, Додсон преисполняется последней надеждой, выпрямляется и почти поднимает ладонь. Помахать и позвать к себе, вероятно, но я мгновенно предвосхищаю любые её намерения и по-дружески широко обхватываю рукой Шэя, приближая к себе для рассмотрения и взвешивания таких интимных моментов, как определение темы проекта. – Нуклеиновые кислоты будут в самый раз, ты не против? Построим молекулы из папье-маше, все эти полимеры из мономеров, оформим, презентуем и… ты вообще занят после уроков? Может, сразу пойдём в библиотеку? Не будем откладывать. Мистер Дженкинс не объявлял, но сроки наверняка будут в две-три недели, но сделаем раньше, подготовим, что думаешь? – постепенно поворачиваясь к Джине спинами, я оставляю Додсон за полем зрения и жестом настоятельно рекомендую О’Лэнигану усесться на стул, ослабляя, наконец, хватку. Всерьёз переживая за потенциальные козни утратившей шансы заиметь себе в коллеги меня или Шэя (а вдруг?), я выискиваю прищуренным взглядом владельца парты, находящейся позади, и узнаю в нём Хью Бенсона, уже раскидавшего по столешнице тетради. Судя по всему, для видимости – чем-то, кроме кипы изрисованных каракулями бумаг, Хью похвастаться не мог, как и связать двух слов, когда я прошу его временно поменяться местами. Моё же вероломно ближе к Джине, и я не хочу лишний раз провоцировать Додсон. На прощание сердечно благодарю бормочущего себе под нос парня, собирающего разбросанные вещи в разваливающуюся на ходу кучу. – Если не успеем в библиотеке, можем пойти ко мне домой, – добавляю в затылок Шэя уже шёпотом, чуть приподнимаясь с места и облокачиваясь локтями на стол, ведь мистер Дженкинс ранее воззвал ко вниманию и тишине.
[NIC]Rita Gorski[/NIC]
[LZ1]РИТА ГОРСКИ, 16 y.o.
profession: школьница[/LZ1]
[AVA]https://i.imgur.com/Ts2o1pz.gif[/AVA]
[SGN]  [/SGN]

Отредактировано Sierra Falcone (2020-06-13 12:37:40)

+1

4

у тебя, конечно же, не было никаких планов: одиночество и отстранённость в социуму играла своё дело, когда ты отдавал предпочтение больше погружению в выдуманные миры, засиживаясь порой до прикосновений золотистых рассветных лучей до растрёпанных кончиков волос, в которые ты регулярно запускал пальцы, вороша в задумчивости. затем, правда, было тяжело приходить на уроки и вкалывать в достаточной мере активно, боясь опустить свои стандарты ниже ожидаемого уровня, но ты не мог себе позволить пропустить ни единого дня из программы, готовясь активно к своему будущему, не навязанному извне: над тобой никто не кроптел, позволяя тебе самому лепить из себя памятник.
правда, поощрение не приходило из кровных связей, ведь твоим родителям хотелось бы больше, чтобы ты пошёл по их следам простоты и фермерства, взращивания чего-то, не задумываясь о глубине действия, может, они были и правы, ведь как аксиома давно известно: горе от большого ума гораздо глубже, шанс нарваться на экзистенциальный кризис у них явно был меньше ( как нарываться на то, чему в твоей метрике нет словесного описания? ) по сравнению с твоей вечно встревоженной, алчущей что-то натурой, жадной до знаний, вгрызающейся во все возможные доказательства и факты.

быть в суперпозиции: в глазах разведённые пламенные костры-маяки, но также встревоженность общего состояния, будто бы что-то позабыл, не огласил внутри что-то важное для себя, в сомнениях и неопределённости прозябая.
это, безусловно, раздражало, ведь пока ты не знал, как найти к самому себе научный подход, основанный на экспериментах и испытаниях, которым ты мог себя подвергнуть, ведь пока что тебя не осеняла полноценная мысль, что именно происходило в твоём созревающем теле, наполненном гормональными неурядицами.
рад, что ты выбрала их, по секрету — очень надеялся, когда предлагал, — задорность речи, тем не менее, всё равно присутствует, пока ты увлечённо откладываешь все сторонние размышления в сторону, концентрируясь на более важном и увлекательном, — идея про папье-маше восхитительна, я уже вижу, как это можно будет оформить, у меня возможно есть даже доска, чтобы их было удобнее презентовать, сделав на ней разные подписи, — в гараже отца ты по крайней мере видел что-то похожее, что можно было использовать в своих целях, — да, конечно же пойдём, у меня следующая информатика, а потом я свободен как ветер, — понижаешь голос, говоря Рите, будто бы по секрету, — кстати, я видел Алана поспешно отдаляющегося, кажется, он опять свалил из школы, — вздыхаешь, — миссис Морриган грозилась вызвать родителей, если он ещё раз пропустит её урок, может, ты сможешь с ним как-то связаться?
все учителя почему-то спрашивали за отсутствие рипли с Риты, что ты считал крайне несправедливым: у того была своя голова на плечах, и на прилежную Горски сваливать излишний груз ответственности им не стоило, ведь ты находил в ней что-то от себя, не способной отказаться и отмахнуться, но в безнадёжности что-то сделать в достаточной степени отчаявшейся. правда, сам ты сказал эту информацию больше из заботы о ней самой, ведь не знаешь, чем грозил возможный исход Рите, и хорошо, если дома её не третируют также, как здесь.

окрик мистера Дженкинса о тишине заставляет тебя замолчать на несколько минут, в которые Рита проворачивает план-капкан со сменой мест: и, когда она находилась за твоей спиной, ты чувствовал себя гораздо комфортнее, чем когда там был Хью. не то чтобы он тебя особо активно задирал, но несколько раз тебе в затылок прилетали точные выстрелы ластиков, а на контрольных была вечная просьба помочь и дать списать, которую ты в основном игнорировал, так как вполне справедливо считал, что ему явно не было здесь места, а предмет выбрался достаточно случайно либо с гыгыканьем по памяти об уроках, где рассматривалась система размножения, что, разумеется не было ни смешным, ни смущающим в контексте предмета.
ты слегка растерянно вскидываешь бровь на её последующее предложение, которое, тем не менее, звучало в достаточной степени естественно, чтобы ты кивнул, прислушиваясь одновременно к словам мистера Дженкинса, объявляющего сегодняшнюю тему занятия: открываешь учебник на нужной страницы, открываешь тетрадь и готовишь ручку, чтобы конспектировать всё необходимое. правда, после попытки расписать её, выясняешь, что она досадно закончилась, — Рита, у тебя нет запасной ручки? — слегка поворачиваешься прежде, чем поймать строгую кристальность взгляда мистера Дженкинса, всё-таки более тёплую, чем если бы он посмотрел на кого-то другого, а не шушукающихся вас.

выдыхаешь, когда уже закрываешь учебник и складываешь его в сумку вместе с тетрадью, возвращая Рите взятую у неё ручку: на следующем предмете она тебе уже не понадобится, — тогда встретимся у входа в библиотеку? — произносишь, прежде чем сорваться с места и побежать на следующий урок. волнительное предвкушение от подготовки к проекту всё же перекрывало всё остальное: стоило признать, в этом скрывалось твоё безумие, поэтому ты изо всех сил спешил сам, чтобы освободиться по возможности пораньше, заставив собственной суетой часы всё-таки идти быстрее ( иррациональная убеждённость, что это действительно работает ).

[NIC]Shay O'Lanigan[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/UkNHkGF.png[/AVA][SGN]thx, яснеть[/SGN]
[LZ1]ШЭЙ О'ЛЭНИГАН, 16 y.o.
profession: школьник
[/LZ1]

+1

5

[NIC]Rita Gorski[/NIC]
[LZ1]РИТА ГОРСКИ, 16 y.o.
profession: школьница[/LZ1]
[AVA]https://i.imgur.com/Ts2o1pz.gif[/AVA]
[SGN]  [/SGN]

К старшим классам любые упоминания об Алане складываются в изощрённое, на первый взгляд, но простое бинго: опоздал на урок, не пришёл в школу вообще, не сдал домашнее задание или пререкался с учителем – каждый месяц всегда новые комбинации. Однако стоит отдать должное – воображаемая карточка с клетками никогда не закрывается целиком, словно намеренно находится под ленивым присмотром брата, хотя сейчас я зачёркиваю сразу два пункта и напряжённо поджимаю губы. Надо же. Опять ушёл из школы, и миссис Морриган в довесок. Если первое уже никак не изменить, то со второй можно переговорить, отвадить от мысли вызывать родителей, а заодно узнать подробности.

Да, я с ним поговорю. Спасибо, что сказал, – обо всех проступках Алана лучше знать наперёд и слышать о них от знакомых или друзей, чем от преподавателей постфактум. А очередную новость воспринимаю уже без раздражения или злости: подобные дёрганья входят в число неписанных обязанностей на правах старшей сестры, которая ещё и ответственнее на порядок. Кто, если не я?

Держи мою, – на просьбу Шэя о ручке откликаюсь мгновенно, без раздумий протягивая ему свою, проверяя кнопку щелчками туда-обратно. Так экономлю время на поиски запасной, не переживая о собственной задержке. Сегодняшний параграф, как и несколько будущих, уже прочитаны, выучены заранее, а конспекты носят характер формальности, но ничуть не утомляющей – занимательной и с неослабевающим интересом держать все тетради в исключительном порядке. Страница к странице ровным, почти печатным почерком без полей, но с редкими рисунками-орнаментами в зависимости от предмета. На биологии в уголках каждого листа появляется абстрактный узор из зелени и цветов по настроению. Доставая из пухлого, набитого разнообразной канцелярией пенала новую ручку, я снимаю колпачок и расписываю её, дважды обводя ранее обозначенную сверху темы дату. – Ничего больше не нужно? – тихо-тихо, незаметно для мистера Дженкинса, спрашиваю О’Лэнигана, перебирая свободной рукой содержимое пенала. Попавшийся стертый на половину ластик крутится в руке ещё некоторое время – вдруг понадобится? Я быстро нахожу ему применение, замечая обсценную лексику, накарябанную скачущими неровными буквами по краям парты. Культурное наследие Хью, успевающего вместо записей только портить имущество школы, но теперь уже карандашом, чтобы не оказаться привлечённым к выписке предупреждений повторно. Принятое между рассказом учителя о стадиях мейоза и ожиданиями от будущего проекта решение оставить ругательства нетронутыми цепляется за невыносимо страшный, но определённо читаемый стиль и содержание, а потому ближе к концу постепенно стираю все письмена от Бенсона, возвращая парте первозданный чистый вид.

Хорошо, подожду тебя там, – ненадолго прощаюсь с Шэем, не спеша складывая вещи в сумку – для меня биология оказывается последней, но образовавшееся окошко из свободного времени быстро занимается коротким визитом к миссис Морриган, которую я бОльшую часть времени выискиваю, будто та нарочно от меня прячется, зная, что я явлюсь перед нею в разы быстрее Алана. Десять минут увещеваний – и брат действительно избавляется от нависшего над ним дамоклова меча, но получает несколько моих гневных сообщений. Так отвожу душу и выдыхаю, зная, что тот вряд ли мне ответит и тем более откликнется на просьбы относиться к учёбе серьёзнее.

Остаток времени провожу на ступенях школьного кафетерия, располагая на коленях увесистый томик Дон Кихота. Перечитываю его в третий раз, на этот – беря издание из школьной библиотеки, куда и собираюсь, найдя отличный повод дочитать заключительную главу. Тишина коридоров в отсутствие людей очаровывает и склоняет меня здесь и оставаться, не ища общества кого-либо в столовой или той же библиотеке раньше времени. Раскрывая книгу на нужной странице благодаря яркой цветастой закладке, я читаю, облокачиваясь на стену, и зачитываясь, не слыша гулкие шаги, раздающиеся сзади, низких каблуков. Те стучат по лестнице и резко обрываются, а замечаю я, лишь когда боковом зрением наблюдаю чьи-то несимметричные колени, которые даже сквозь прозрачные чулки складками напоминают неприятные морды мопсов.

Джина? Ты что, всерьёз обиделась? – её насупленное лицо, сдвинутые брови и до сих пор трясущиеся полные губы подсказывают, что мой уход Додсон принимает чересчур близко к сердцу. В глазах читаются предательство, измена и вероломство, но мы обе понимаем, что если претензии обретут устную форму, то сразу рассыпятся из-за их необъективности и глупости. Это чётко вижу я, Джина чуть расплывчатее – не соображает, скорее чувствует, что лучше не выходить на прямой конфликт – скоро экзамены.

Я вам оставляю желать лучшего, – бросает резко, язвительно и нервно, а затем быстро уходит, не оборачиваясь. Развёрнутая на пустом месте драма вынуждает всё-таки чувствовать себя неловко. Может, случилось у Джины что, а пары для проектов – последняя капля. Нарастающее беспокойство не даёт вернуться к размеренному чтению, и я поднимаюсь, обращая взгляд на часы – назначенное время в назначенном месте случится совсем скоро, а остатки свободных минут я трачу на ненавязчивые и необязательные поиски одноклассницы. Впрочем, её нигде не видно.

О, Шэй! – окликаю со спины и быстрым шагом догоняю на единственном пути к библиотеке после развилки проходов. – Всё? Ты освободился? Пошли? Я хотела заодно сдать книгу, но не успела дочитать, надо продлить. А ты читал Сервантеса? Дон Кихот – моя любимая книга. Образ. Символ. Метафора. Столько всего, – задумчиво улыбаясь, я стараюсь выкинуть расстроенную физиономию Джины из головы, по кругу прокручивая ранее возникшие мысли по поводу общего с Шэем задания. – Если постараться, то уже сегодня соберём всю необходимую информацию, раскидаем по блокам и все силы бросим на нашу презентацию. Что ты делаешь, допустим, послезавтра? – от нетерпения ускоряя шаг, я неосознанно обгоняю О’Лэнигана и иду спиной вперёд, продолжая с ним разговаривать и тем самым загораживая ему обзор. А чтобы самой не упасть – иногда оборачиваюсь и в один момент наблюдаю, как мисс Новак, школьный библиотекарь, запирает главный вход. – Ты это видишь? Почему? Зачем?.. Мисс Новак! Вы куда? А как же библиотека? Мы хотели с Шэем позаниматься, а вы уходите…

Рита! Здравствуй! Сегодня библиотека закрывается раньше – новое расписание на ближайший месяц. Объявление об этом висит со среды, – мисс Новак, крупная женщина с радушным лицом и странными очками-кошками на веревочке, указывает рукой на стенд. Я подхожу ближе и действительно замечаю свежий распечатанный лист с изменениями графика работы. – Не грустите, что вы. Впереди выходные, – говорит о них с плохо скрываемым благоговением; она торопится, но ей неловко и отчасти стыдно нас оставлять у закрытых дверей. – Вы не собираетесь на танцы завтра? Рита? Шэй? – она переводит загадочный взгляд из-под очков сначала на меня, потом на Шэя и снова на меня, опуская подбородок все ниже. – Я только вас и вижу каждую неделю, сходите – развейтесь, а в понедельник буду вас ждать, – заручившись нашим молчанием, избавившим её от других вопросов, мисс Новак поспешно уходит, оставляя нас посреди рухнувших планов, наколотых поверх броского плаката о мероприятии, назначенном на вечер субботы.

Отредактировано Sierra Falcone (2020-06-13 12:38:01)

+1

6

время, как назло, быстрее идти никак не хотело — урок информатики оказался на удивлении нудным, хотя обычно таким не был. простая тема, которую зачем-то решили пережёвывать, будто для младшеклассников, которыми они, разумеется, уже не были.
ты чувствовал себя готовым к большим свершениям — но ныть о том, что бы ты по-настоящему хотел изучать было однозначно бесполезно, потому что к тебе бы всё равно никто не прислушался — да и остальные не были готовы погружаться настолько сильно. с этой стороны ты даже начал понимать Алана, который своевольно решил уйти, не тратя время на бесполезное — уж по информатике он был даже на голову выше тебя, как ты не стремился его догнать.
хотя это внутреннее соревнование, лишенное злости и зависти, принесло тебе полезные плоды в виде тем для самообразования, которому ты любил предаваться на каникулах и выходных.
хотя биология и химия были, конечно же, в приоритете. на следующем месте, пожалуй, физика — которая манила слишком большим количеством интересных направлений и ответвлений.

было тяжело сосредоточится на уроке полностью из-за отсутствующей мотивации — поэтому ты с облегчением, что с тобой бывает редко, выдохнул, когда прозвенел звонок, оглашающий конец занятий.
быстро схватив сумку, на ходу запихивая туда вытащенную книгу — в этот раз ты решил перечитать сагу Толкиена, которая тебя вдохновляла своим миром и языком на какие-то свершения, природы которых ты пока ещё не знал, но, признаться, следить за приключениями маленьких хоббитов было достаточно интересно и без этого.
на самом деле событие это достаточно уникальное в своём роде — раньше ты не позволял себе наглости читать что-то своё, не относящееся никаким образом к предмету изучаемому, оставляя себе лишь лазейку на `ну это может быть круче изучаемого на уроке, но должно быть хоть как-то с ним связано` — по крайней мере, это всегда спасало, если у тебя интересовались, чем это ты так заинтересованно шебуршишь вместо того, чтобы листать учебник на столе.
по крайней мере, в глазах учителей это было гораздо лучше, чем разрисовывание задних парт, что уже было успехом, хоть попадаться в таких ситуациях ты не любил.

в коридорах было достаточно много людей ( и это тоже тебе не очень нравилось, если уж начали перечислять ) из-за окончания основных занятий почти у всех — мало кто оставался на следующий урок, поэтому все спешили домой либо же прочь из школы — в этом плане вы с Ритой на фоне других были двумя ненормальными, любившими заскочить в тихие покои библиотеки, а не отправиться куда-то веселиться.
но вам же было весело, тогда в чём заключалось различие?
Рита! — улыбаешься ей, почти_испугавшись окрика со спины — ты почему-то ожидал, что она будет ждать тебя на месте, поэтому немного вздрагиваешь от неожиданности, — да, я всё, не думал, что это скажу, но урок был ужа-а-асный, — возводишь глаза к небесам, вздыхая, — нет, знаешь, не читал, досадное упущение! но мне уже интересно, напомнишь мне, как соберёшься сдавать, я бы тогда её взял вслед за тобой сразу же? — на самом деле не сказать, что тебя бы ждала высокая конкуренция, даже если Рита вдруг забудет это сделать, но это было уже вашим стандартным обращением, когда вы начинали обсуждать литературу.
иногда мисс Новак смотрела на вас из-под очков, когда ваше увлечённое шушуканье переходило с шёпота на более высокие ноты.
послезавтра у нас воскресенье же, да? думаю, я свободен — сделаю всё на понедельник необходимое в субботу тогда, постараюсь также избежать всех возможных ловушек на моём пути.

ты почти не видишь пути перед собой, поэтому замечаешь уходящую мисс Новак на пару мгновений позже Риты, добавляя к её пламенной горе вопросов своё веское, — а? а! а...
грядущие выходные уже не так радовали, но у тебя возникла идея про то, что можно попробовать поискать информацию в городской библиотеке — хотя, в принципе, и интернет бы сгодился. хотя это всё уже усложняло дело. ты качаешь головой в ответ на вопросах о танцах, точнее — делаешь какой-то неопределённый жест, который высказывал всю твою неопределённую позицию насчёт танцев. не то чтобы ты был любителем таких мероприятий — честно сказать, ты о них даже забыл, хотя где-то в инфополе это витало даже на уровне витрин, украшенных к празднованию тематическими сердечками и прочей красно-розовой лабудой.
вот же, — хмуришься вслед ушедшей мисс Новак озадаченно ( и, стоит признать, с некоторой секундной надеждой, будто она сейчас развернётся со словами `я передумала` или `я доверяю вам ключи от этого подземелья, полного секретов` — что было очевидно безосновательно, как и абсурдность последней фразы )придётся менять планы и что-то придумывать, — начинаешь ходить взад-вперёд, задумчиво потирая переносицу.
к тебе был идти не вариант — насколько ты помнил, в эти выходные к вам заваливалась толпа родственников, от которой ты сам бы с большой радостью сбежал, особенно от двоюродных кузин — и в этой перспективе даже танцы казались заманчивой возможностью избежать тяжелого вечера в стиле `фермерский шик`.
а ты не собираешься случаем на танцы? может, — запинаешься, немного не веря, что говоришь это вслух, — правда сходим?

[NIC]Shay O'Lanigan[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/UkNHkGF.png[/AVA][SGN]thx, яснеть[/SGN]
[LZ1]ШЭЙ О'ЛЭНИГАН, 16 y.o.
profession: школьник
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » и чинить безобразие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC