внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от лис суарес Неловко – и это еще мягко сказано – чувствует себя Лис в чужом доме; с чужим мужчиной. Девочка понимает, что ничего страшного не делает, в конце концов, она просто сидит на диване и... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » dead by buglight


dead by buglight

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

..................
dead by buglight
мир глиномесов, Хэллоуин
https://i.imgur.com/cf2dGwE.gifhttps://i.imgur.com/onoLsgl.gif

Отредактировано Candace Elphick (2019-11-08 08:04:14)

+3

2

Согнувшись вдвое, Мэг прижалась к дверному косяку. Темно-синяя краска поблекла и облупилась, перхотью забиваясь под короткие обкусанные ногти. Несмотря на то, что дом выглядел заброшенным, он еще хранил в себе воспоминания о прошлых хозяевах. В подвале Мэг нашла комнату с некогда замурованной дверью — тут сидел уродливый сынок четы Томпсонов. На втором этаже, обыскав один из шкафчиков пыльного стола, она обнаружила пачку пожелтевших от времени писем и крохотный медальончик в форме сердца. «М + Э», Макс и Эвелин, родители Макса, более известного выжившим как Деревенщина, питали друг к другу теплые чувства: в письмах Эвелин подробно расписывала свою тоску по супругу, а он, в свою очередь, посвящал ей низкопробные, но искренние мадригалы. Ни слова о единственном ребенке, который рос, не видя солнечного света.
Мэг осторожно вытянула шею. Она заметила шевеление кукурузы, но не могла рассмотреть, кто прячется в ней. А может быть, это ветер, который гонял по Колдвинду клубы тошнотворного запаха разлагающейся плоти. Зловоние было таким насыщенным, что первое время Мэг не могла даже заводить генераторы, а забивалась в угол и очищала желудок, пока последняя желчь не впитывалась в землю. Или пока ее не находил какой-то привлеченный шумом маньяк. Чаще, увы, второе. Сейчас Мэг не обращала на запах никакого внимания. Череда перевоплощений от ржавого крюка до ласкового тепла костерка выбили из нее всю брезгливость. Она почти перестала что-то чувствовать, радость и печаль стали для нее двумя равно бессмысленными осколками существования. Мэг чувствовала себя зомби, который умирает и возрождается, одинаково далекая и от смерти, и от жизни.
Кукуруза снова зашевелилась. Все здесь давно умерло: хозяева фермы были найдены в подвале, домашний скот забыт, выпотрошен и развешан на деревьях, работников фермы подъел ядовитый грибок разрушенного хлева. И только кукуруза продолжала расти. Кто-то собирал плоды, вспахивал и засаживал землю, ухаживал за всходами... Впрочем, нет. Не кто-то. Придурок, оседлавший бензопилу. Но сейчас Мэг не слышала специфического механического звука взвода. Она вообще ничего не слышала, только видела шевеление травы, как вдруг раздался звук битого стекла, и над одним из участков кукурузного поля поднялась розовая дымка. Клоун.
- Жирный мудила Кеннет Чейз. - Мэг спряталась за стеной, продолжая наблюдать за розовой дымкой. Вскоре показался и сам Клоун. Он шумно кашлял, с трудом откупоривая бутылку тоника. Мэг давно искала способ выкрасть немного тоника и попробовать его на вкус. Знаете, чего на самом деле не хватало этому сумасшедшему миру? Алкоголя.
Выживший затаился в траве. Мэг с высоты второго этажа видела едва уловимое трепетание кукурузы, но Клоун, шагнувший через розовый дым, его не замечал. Он осмотрел небольшой участок поля, бросил наугад бутылку и направился к дому. Мэг испуганно распахнула глаза. Только этого не хватало. За спиной Клоуна показалась синяя кепочка Дэвида Кэппа. Мэг пообещала высказать ему все, что она думает о его таланте сливаться с землей, при первой же встрече у костра, а пока ей нужно было бежать. Прыгать вниз? Прятаться за угол и надеяться, что Клоун ее не заметит? А может, в шкаф?
Мэг посмотрела вниз: Клоун кружил вокруг дома, значит, прыгать вниз небезопасно. Она быстро спустилась вниз по скрипящим ступеням. Справа была лестница, с которой можно было рассмотреть ворота (бесполезно, пока не подано питание), слева — выход в кукурузные поля. А впереди был подвал.
«Хочешь спрятать бриллиант от лучшего сыщика — зашей камень в его плащ», - говорила матушка, и в мирек Сущности Мэг убедилась, как она была права. Маньяки никогда не проверяют подвалы. Понятно дело! Там четыре крюка, так и ждущих свежей крови, воющие стены и холодный воздух. Мэг быстрым шагом спустилась вниз. Подвальный сундук стоял открытый. Возможно, детектив Кэпп, прежде чем сбежать в кукурузные поля, успел пошариться в нем в поисках ящика с инструментами. Чтоб ему досталась половина ключа, чертовому невидимке.
Мэг как раз закончила изучать донышко сундука (может, там осталась хотя бы пачка печенья?), когда услышала над собой приближение Клоуна. Маньяки в мире Сущности обладали какой-то особенной тяжелой аурой. Сказать, что Мэг именно «услышала» его приближение, значит, соврать. Она его почувствовала. От приближения убийцы воздух становился более плотным, а сердце колотилось в горле. Клоун был рядом. И он мог оказаться тем самым особенным маньяком, который не забывает про подвал. Мэг сглотнула.
На цыпочках приблизившись к ближайшему шкафчику, она быстро потянула дверцу на себя. За ней, прижавшись спиной к стене, стоял другой выживший. Это зрелище было таким неожиданным, что Мэг насилу проглотила крик, рвущийся из груди: она выпустила дверь шкафчика (которая тут же закрылась), согнулась пополам и укусила себя за тыльную сторону ладони. Она уже начала двигаться в сторону соседнего шкафчика, но, к счастью, Клоун прошел мимо. Сердце успокаивалось, а виски больше не стягивал металлический обруч.
- Я чуть не обосралась от страха! А ну вылезай!
[NIC]Meg Thomas[/NIC]
[STA]нас не догонят[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/10OvkqG.jpg[/AVA]

+2

3

Знаете ли вы, как стучит человеческое сердце? Да нет, не просто стучит, не в обычном ритме - как оно ускоряется от прилива адреналина, как колотится о рёбра, будто просится наружу, будто так и норовит выпрыгнуть из грудной клетки, как был готов сейчас его обладатель из шкафа? Никакого трогательного "тук-тук-тук", ничего подобного; это оглушительное "тыщ-тыдыщ-тыдыщ", как будто ты вот-вот подавишься собственным криком, застрявшим в глотке. Как будто ты бежишь на пределе своих сил, хотя на самом деле стоишь на месте, прилипнув вспотевшей спиной к холодной железной стенке, и только колени дрожат, словно своей жизнью живут. Вот вам приходилось убегать от чего-то с таким отчаянием, что лёгкие горели от нехватки кислорода? Ему приходилось. Не только в мире Сущности. Ещё в детстве бывало, когда мальчишки покруче кидались камнями вслед. Или пару лет назад, когда какие-нибудь дурацкие обстоятельства мешали доставить пиццу вовремя, а расстраивать заказчиков - себе дороже.
Дуайт научился тонко прислушиваться к биению сердца: оно ещё ни разу не подводило. "Тыщ-тыдыщ-тыдыщ" значило, что не стоит искушать судьбу и выбираться из шкафа раньше времени. Тем более, что совсем близко раздался звук шагов...
Не будь хилый парень так напуган, он бы сообразил, что шаги убийцы звучали бы явно тяжелее: редко какой маньяк передвигался крадучись - зачем? Только Аманда и Крик умели тихонько подбираться к выжившим едва не в упор; даже Майкла Майерса, который, вообще-то, тоже довольно незаметный ублюдок, можно услышать заранее по топоту грубых ботинок.
Дуайт прикусил губу, зажмурился и беспомощно вскинул руки, готовый заслониться ими в момент, когда хлипкие дверцы распахнутся (как будто этот жест поможет остановить психопата с ножом!). Ближе... ближе... скрип... Он открыл было рот и даже набрал побольше воздуха в грудь, чтобы закричать, но, как ни странно, грубая рука не спешила хватать его за горло. Дверца так же резко захлопнулась.
Выживший осмелился открыть глаза и ошалелым взглядом уставился прямо перед собой, силясь рассмотреть сквозь щёлку между дверцами что-нибудь кроме тёмной пустоты мрачного подвала и угрожающе покачивающихся крюков. Никого не было видно. Странное поведение для Клоуна... если бы на охоту вышел Крик, вопросов бы не возникло - этот идиот может глумиться над жертвами, как ему вздумается, вплоть до селфи с их окровавленными трупами, но Клоун, насколько Дуайт мог судить, всегда относился к охоте серьёзно. Хотя... что с него, старого алкоголика, взять? Нажрался своего говна из бутылок...
Требовательный женский голос, однако, никак не мог принадлежать жирному астматику.
"Мэг?.." - он побоялся озвучить догадку, хотя стук сердца постепенно стихал, возвращая обалдевшую мышцу в привычный ритм. Парень надавил на дверцу, высовывая наружу лишь кончики пальцев, затем надавил сильнее и, решившись наконец, выбрался из шкафа целиком. Так и есть: перед ним стояла хорошо знакомая девушка, товарка по несчастью, и, судя по её диковатому виду, насчёт страха она не шутила.
- Если честно, я тоже, - признался Дуайт, судорожно сглотнув. Мэг не из пугливых, она, конечно, преувеличила про "чуть не обосралась" - у неё, спортсменки с буйным темпераментом, просто лексикон такой. Он же в самом деле чуть не наложил в штаны (и отнюдь не кирпичей). Колени до сих пор тряслись.
- О-он ушёл? - выживший заикнулся, и пальцы сами собой потянулись в рот. Его изуродованные ногти, обгрызенные до крови, снова очутились между зубами.
Но грузная походка Клоуна не приближалась. Подвал окутывал замерших людей холодом, полумраком и тишиной. Жуткая атмосфера, из которой так и хочется вырваться.
- Тогда идём отсюда, - Дуайт осмелел и требовательно глянул на Мэг, будто это она трусливо пряталась в шкафчике минуту назад.
Дуайт Фейрфилд всегда мечтал быть лидером. Сколько себя помнил. Но мечты на то и зовутся мечтами, а не целями, чтобы оставаться недосягаемыми. Где бы он ни оказался, в любой компании, в любом обществе, всегда находился кто-то сильнее, кто-то остроумнее, кто-то приятнее, кто-то круче... Никому никогда не было дела до тощего очкарика в помятой рубашке. И, наверное, до сих пор нет. Иногда он задумывался, ищет ли его кто-нибудь, кроме матери; обратил ли хоть один прохожий взгляд на листовку с невзрачным бледным лицом? Выходили ли волонтёры толпами в лес, вооружившись фонарями, завела ли полиция дело? А те, те, кто издевался над ним все эти годы - чувствуют ли они хоть капельку раскаяния? Уютно ли им спится по ночам в тёплой постели?
Кощунственно так думать, но иногда Дуайту казалось, что Сущность подарила ему шанс. Шанс доказать, чего он стоит. Шанс показать, на что он способен. Стать лидером среди таких же испуганных одиноких людей, как он сам. Кажется, какое-то время ему что-то удавалось, но... снова появился кто-то сильнее (Дэвид), кто-то остроумнее (Эйс), кто-то приятнее (Кейт), кто-то круче (суровый дед Билл)... а что Дуайт? Дуайт продолжал обгладывать собственные пальцы и поправлять вечно сползающие очки (у них и то и дело расшатывались дужки). Он, слепой, как маленький крот, и в тусовке пропащих отщепенцев оставался самым беспомощным и бесполезным звеном, но любил притворяться, что это не так.
- Идём, Мэг! Я видел генератор. Вдвоём починим быстрее.
Ветер неторопливо шевелил высоченные ростки кукурузы. Найти здесь генератор или тотем - всё равно, что иголку в стоге сена, но Дуайт действительно видел одну махину, вот только... в какой стороне? Привстав на цыпочки и в сотый раз поправив очки, он, пожалуй, смог бы разглядеть торчащие среди стеблей куски металла, но клубы густого серого тумана застилали обзор.
- Что за чёрт... - раздражённо прошептал парень, напрасно вращая головой. Туман, как заколдованный, окутывал всё вокруг; сизой змеёй он подполз к выжившим, обнял их худые фигуры, скрывая от чужих глаз и в то же время скрывая чужое от них. Какие там генераторы - им бы друг друга не потерять!..
- Мэг! - он позвал девушку по имени, стараясь не потревожить голосом ворон, кое-как нашарил её локоть и потянул наугад - кажется, влево. - Генератор был там, но я не уверен...
Они двинулись с места, уворачиваясь от хлёсткой кукурузы, прошли десяток метров... и упёрлись в деревянный забор, окружающий дом.
- Тьфу ты, что за ерунда! - Дуайт начинал нервничать. - Мы кругами, что ли, ходим?.. Заблудились в тумане, в двух соснах, в двух кукурузинах! - кому пришла в голову офигенная идея кинуть в костёр бутылку реагента?!
В этот раз крик возмущения вспугнул притаившихся в тумане птиц. Громко каркая, вороны взмыли в небо, заставив парня тихо зашипеть от злости на них, безмозглых куриц, и себя, такого же безмозглого петуха.
И, может, одной бы злостью и обошлось, но сердце неожиданно забилось быстрее. Где-то вдали зашевелилась кукуруза, и не просто мягко зашелестела - нет, она захрустела так, словно кто-то вдавливал колосья ногами в землю.
Дуайт снова сглотнул и крепче сжал локоть спутницы; Мэг бегает быстрее всех, ни для кого не секрет. Если убийца приблизится, она даст дёру, оставив его одного, а он до жути не хотел оставаться один.
- Мэг... - перед лицом опасности он растерял свои лидерские замашки. - Ты только не убегай, а? Мне страшно. Я тут не выдержу один.

[NIC]Dwight Fairfield[/NIC] [STA]death is not an escape[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/vOAvtGP.png[/AVA] [SGN]https://i.imgur.com/0sJKa2p.jpg[/SGN]
[LZ1]ДУАЙТ ФЕЙРФИЛД, ??? y.o.
profession: выживший
my teammate: Meg Thomas
[/LZ1]

+2

4

Сущность забрала Мэг в числе первых. Когда она впервые проснулась у костра, на полене сидели трое: Джейк Парк, Клодетт Морель и Дуайт Фэйрфилд. Это было… Когда? Здесь не было календарей, день и ночь смешивались в вязкую липкую массу. Потом появлялись новые жертвы, напуганные и растерянные, но если у костра был кто-то из первой четверки, переживать путешествие в мир Сущности им было проще. Они, четыре первых всадника Апокалипсиса, лучше всех знали мир Сущности, по крайней мере, лучше всех, кто еще остался в сознании. Мэг что-то знала о нем: что он работал в крупной компании, производящей и распространяющей канцелярские принадлежности; что однажды он с коллегами отправился в лес, где вусмерть напился; что он проснулся совсем один в дремучей чаще. После долгих часов безрезультатных поисков он вышел не к городу, а к полянке, где горел теплый костерок. Он говорил, что там уже сидел Джейк. Чуть позже пришла Клодетт. Потом пришла Мэг.
Если бы кто-то спросил, с кем Мэг предпочитает предпринимать попытки к побегу, она без раздумий назвала бы Уильяма Овербека, сурового пожилого мужчину с сигаретой, зажатой в зубах; Лори Строуд, нервную бледную женщину с решительно поджатыми губами; и Фенг Мин, сообразительную азиатскую девчонку. Дуайта в списке не было не потому что он был плох, просто… Мэг хотела бежать, а Дуайт слишком много времени проводил в шкафах и не краю карты. Но выбора не было: где-то бегал детектив Тэпп, здесь стоял Дуайт. Оставался еще четвертый выживший, и Мэг до сих пор не имела никакой информации о нем. А на карте все еще не горел ни один генератор.
- Ладно, пойдем. – согласилась она, подумав немного. Кое-что особенное в Дуайте все-таки было: рядом с ним спорилась любая работа, он умел поддерживать и мотивировать на работу. Если бы они были обычными людьми, а не марионетками в руках непостижимой когтистой Сущности, возможно, он мог бы проводить отличные тренинги личностного роста: пустой, как мыльный пузырь, он красиво переливался на поверхности и очаровывал взгляд. – Здесь Клоун, я видела его в кукурузном поле. Если найдем немного воды, можем оторвать рукава и использовать их как повязки.
Со временем они многому научились. Если осветить руны Ведьмы фонарем – они исчезнут. В ловушки Охотника можно кидать камни, заставляя их схлопнуться. Прятаться от Охотницы можно прямо за генераторами, а вывести Дэнни Джонсона из невидимости можно практически в любой точке, если сесть повыше. Несколько перерождений назад Дэвид предположил, что яд Клоуна можно пережить, если изготовить мокрые маски, как при пожаре. Они рвали на себе одежду, а потом она снова становилась целой. Это не давало абсолютной защиты, но… Лучше немногое, чем ничего.
Они тихонько выбрались из подвала, озираясь, и с порога окунулись в густой темный туман. Мэг надвинула кепочку пониже и повела рукой в воздухе: туман был влажный и прохладный. Может статься, что их четвертый член команды – это Клодетт Морель, которая отлично себя чувствовала в клубах тумана. Дэвид обожал отпускать расистские шуточки по этому поводу. Что ни говори, а в тумане, кустах и за камнями она пряталась просто отлично. А вот Дуайт заблудился, и Мэг, которая шла за ним по пятам, выглянула из-за его плеча и увидела безразличную деревяшку забора, опоясывающего дом. Отлично. Вот тебе, Мэгушка, и генератор, на блюдце с голубой каемкой.
- Охренительно. Мы заблудились. Заблудились в тупом тумане. Кто вообще бросил в костер реагент?!
Поссориться они не успели. Кукурузное поле зашелестело под тяжелыми шагами. Мэг напряглась, всем телом ощущая энергию, пульсирующую в мышцах. Она была готова в любую секунду сорваться с места и убежать – только пятки блестели. Бег – это ее способ выживания. Раньше, когда она еще была живой (свое нынешнее состояние назвать жизнью она не смела), он помогал ей уложить мысли в голове по полочкам; сейчас бег буквально спасал ей жизнь. Разбежаться, оторваться от маньяка, прыгнуть в окно, а потом, когда расстояние станет достаточным, чтобы красные следы-трещины потухли, спрятаться в укромном местечке, оставляя убийцу в недоумении. Дуайт – он не такой. Он не бежит. И не сражается, как Лори. Он прячется, пережидая худшие времена, но по близости не было ни шкафчиков, ни камней, только спина Мэг, к которой он инстинктивно отступил, крепко сжимая ее за локоть.
- Соберись. – повелела Мэг, нахмурившись. Шаги в кукурузе становились все громче. – Бежим через четыре, три, два…
Из кукурузного поля вышла Нея. Мэг сначала заметила ее яркую макушку, и только потом узкие плечи, майку со следами баллончика и вечно недовольное лицо. А заметив, выдохнула с облегчением. По крайней мере, это не Клоун.
- И что вы тут уселись? – строго спросила Нея.
- Мы искали генератор и немного заблудились. Этот туман…
- И не говори. Наверное, детектив опять накидал реагентов, чтобы сливаться с землей. Придурок. Ладно. – Нея оглянулась и указала рукой куда-то на восток. – Я видела генератор в той стороне. Вот, возьмите. А я пока развлеку этого жирного тупицу.
Нея протянула им ярко-оранжевый фонарь. Взвесив его в руке, Мэг прочитала на корпусе, что он «чрезвычайно увеличивает вероятность встречи с дружелюбным призраком». Какой к черту дружелюбный призрак? Хэллоуин и вещи, которые они находили в это время, вызывали в Мэг подозрения о том, что Сущность – это не что-то мистическое, как злой древний бог, а человек или даже целая корпорация, которые забавляются тем, что наблюдают за их мучениями. Об этом она подумает у костра. А сейчас нужно было найти генератор.
- А тебе разве не нужен фонарь?
- Я знаю, где лежит еще один. – суховато, но ободряюще улыбнулась Нея. – Так что не беспокойтесь. Идите.
«Чрезвычайно увеличивает вероятность встречи с дружелюбным призраком», - еще раз прочитала Мэг информацию на крепкой пластмассовой ручке. Она щелкнула рубильником, и на клубах тумана показался маленький улыбчивый призрак: контуры его тела подрагивали, а кривая улыбка периодически превращалась в оскал. Разве бездумная Сущность могла создать подобное? Нет! Мэг решительно кивнула и, высвечивая путь фонарем, двинулась туда, куда указала Нея. Их ждал праздничный генератор, украшенный тыквами, паутиной и бумажными конфетти. Так неуместно в этом жестоком месте.
- Взялись. – подбодрила и себя, и Дуайта Мэг, усаживаясь рядом с генератором. Она сидела на корточках, готовая в любой момент сорваться с места. Например, если Клоун найдет их быстрее, чем смелую Нею, которая сама отправилась к нему. Она всегда была такой, с самого начала. Очнувшись у костра, она громко материлась, а впервые оказавшись на карте с убийцей, бросила шумно перекатываться через доску, чтобы привлечь его внимание. Позже Лори научила Нею, как видеть маньяка, где бы он ни находился. У этого знания была другая, опасная сторона – он тоже видел тех, кто смотрит на него. – Хэллоуин… Здорово, а, Дуайт? Ты помнишь свой последний Хэллоуин?
Свой последний Хэллоуин Мэг помнила прекрасно. Она даже не украсила дом из-за больной матери, но все равно купила пару кульков леденцов, желейных червячков и кислых конфеток, чтобы раздавать их разряженным детям, которые заходили к ней на огонек. Ей бы тоже хотелось нарядиться и повеселиться, но… Мать нельзя было надолго оставлять одну. Мэг ни за что не ушла бы по доброй воле. Только Сущность могла забрать ее. Бедная мама…
[NIC]Meg Thomas[/NIC]
[STA]нас не догонят[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/10OvkqG.jpg[/AVA]

+2

5

Паника поползла по их напряжённым телам, перебирая косточки своими тонкими корявыми пальцами, совсем как паучьи лапы Сущности. Ползла медленно, с садистским удовольствием наслаждаясь нервной дрожью парня, прежде чем вскрыть грудную клетку и, поддев рёбра, добраться до сердца. Но, оказывается, напрасно она ползла.
Дуайт внимательно слушал голос Мэг, шепчущий команды; когда туман приоткрыл сизую занавесь, впуская к ним третьего выжившего, очкарик в самом деле чуть не рванул с места, чисто инстинктивно. Он ещё и заорать хотел, даже приоткрыл рот, но любой близорукий дурак и без очков сообразил бы, что таинственно выплывшая из тумана худенькая фигурка ничем не похожа на проспиртованного до самых рисованных бровей жиртреста.
- Нея?.. - с облегчением выдохнул Дуайт, поправляя очки и зачем-то ворот рубашки. В мире Сущности всем давно наплевать, как они выглядят - ну, кроме, пожалуй, Джейн Ромеро, которая провела здесь пока недостаточно времени, чтобы избавиться от профессиональных привычек одёргивать лацканы пиджака или поправлять укладку. Нею внешний вид точно не заботил, ни чужой, ни свой; она ходила в каких-то огромных майках, штанах, количество дырок на которых только увеличивалось, но за баллончики с краской переживала явно больше, чем за отлетевшую пуговицу. Она, нелюдимая шведская девица, всегда держалась в стороне, но значение командой работы было ей не чуждо. Честно говоря, что-то из этого в ней Дуайту очень нравилось, вот только он сам не понимал, что - то ли майки (майки ли? Такие дурацкие, безразмерные?), то ли дырки на коленках (совсем как у хулиганов в школе, да, наверное, в своей школе Нея тоже была хулиганкой), то ли молчаливо поджатые губы (есть люди, которым очень идёт улыбка, которых так и хочется заставить улыбнуться, завалить всякими приятными словами, чтобы они светились счастьем, а Нее была к лицу именно кислая мина с кривоватой усмешкой).
Пока парень развивал свою робкую цепочку несвязных мыслей, девушки оперативно обменялись предметами и информацией, игнорируя его, как пустую пластмассовую бочку. Только когда Нея решительно развернулась, собираясь вновь исчезнуть в тумане (судя по всему, Тэппу придётся долго оправдываться, когда они выберутся наконец к костру; надо отобрать у него все бутылки к чёрту!), Дуайт очнулся и торопливо заговорил:
- Нея, п-погоди! - она замерла на месте, но не обернулась, и он затараторил ещё быстрее. - Может, лучше вместе починим? Ну, этот, генератор... В смысле... Нас ведь чем больше, тем быстрее, так? Щёлкнем лампочками быстрее, чем жирдяй успеет рассовать свой токсин по бутылкам!..
-...А потом он придёт на свет и мы втроём задохнёмся в ублюдском розовом облаке, - неумолимо отчеканила Нея, - чините, говорю. Я им займусь.
Бесстрашный шаг в неизвестность - и кукуруза поглотила её вместе с клубами тумана. Дуайт расстроился, но вида не подал.
- Что ж, договорились... Идём?
Время в мире Сущности текло свои чередом, подчинялось собственным законам, игнорируя все известные выжившим научные постулаты. Они пачкали и рвали одежду, но она никогда не превращалась в лохмотья. Они теряли кровь, но никогда не умирали от кровопотери. Растрёпанные волосы Дуайта не отрастали настолько, чтобы лезть в глаза, косички Мэг не становились длиннее, а уважаемый всеми Билл курил одну и ту же сигарету. Мир, в котором они теперь существовали, являл собой замысловатый пространственно-временной парадокс, и многое здесь казалось абсурдным - то, например, что и Луна на небе всегда была полная. Дуайт поднял голову, желая убедиться в своих наблюдениях, пробежался взглядом по хмурым облакам и наткнулся на сюрреалистично гигантский круг, сияющий, как прожектор, как фонарь на велосипеде.
Но кое-что в мире Сущности всё же менялось, и эти изменения, конечно, не помогали отслеживать время в полном понимании этого процесса, но намекали на определённые его отрезки: иногда поляна вокруг костра покрывалась снегом, так что можно было (если оставались силы после побега) поиграть в снежки или слепить снеговика - детская забава, но некоторые выжившие с радостью ей предавались; не так уж много простых мелких удовольствий у них осталось, чтобы привередничать. А крюки и генераторы в снежные дни оказывались опутаны рождественскими гирляндами, сверкали цветастыми лампочками, и Дуайт каждый раз боялся, что их закоротит и они заживо зажарятся на крюке, как сочное барбекю. Сейчас снега не было - видимо, зима ещё не наступила, но непременно последует за осенью, а именно на осень намекал причудливый вид генератора, к которому Дуайт и Мэг вышли, следуя ценным указаниям Неи.
Причудливо разрезанные тыквы, какие-то декорации, присущие Хэллоуину, украшали машину и с одной стороны поднимали настроение - во всяком случае, Дуайт улыбнулся - с другой же откровенно мешали чинить, закрывая обзор на некоторые детали. Совсем не удивительно, что Сущность почтила своим вниманием Хэллоуин - наверняка это её любимый праздник, если, конечно, у Сущности вообще есть чувства и предпочтения. Никто не мог со стопроцентной уверенностью сказать, что Сущность за тварь и как она устроена.
- Взялись, - эхом отозвался парень, присаживаясь по соседству. Четыре руки заскользили по шестерёнкам, скрежет металла и щелчки встающих на место механизмов заполнили тишину. Сначала всегда так: начинаешь чинить, сосредоточенно крутя головой, смотря то на генератор, то по сторонам, а потом расслабляешься, потому что действия доведены до автоматизма; главное - не дать себе расслабиться пуще дозволенного.
- Здорово, - он искренне согласился, бросив беглый взгляд на собеседницу, - всё, что выбивает из рутины, здорово. И напоминает о прежней жизни. Нормальной, то бишь.
Дуайт бы ни за что не назвал свою прежнюю жизнь нормальной, но она хотя бы действительно была жизнью, а начальники-идиоты и клиенты-грубияны не пытались его убить.
- Мой последний Хэллоуин... смутно, если честно. Я давно его не праздновал. Работал, - он небрежно дёрнул плечом, выплёвывая последнее слово как отговорку, потому что на самом деле в Хэллоуин он не работал, ну разве что во времена, когда доставлял пиццу; просто... не с кем ему было праздновать. У него никогда не было друзей, а ходить по домам в одиночестве - удел настоящего неудачника, которым Дуайт изо всех сил пытался не быть. Конечно, в детстве родители подбодряли его, наряжали в костюм какого-нибудь дурацкого вампира и отправляли в путь за карамельками, но ребята постарше всегда отбирали у него сладости. Может быть, поэтому он вырос в такого вредного взрослого, который никогда не давал конфеты детям и вообще предпочитал никому не открывать дверь.
- А ты?
У Мэг наверняка есть какая-нибудь классная история в запасе. Может, даже что-нибудь жуткое, в хэллоуинском стиле. Страшные истории Дуайт очень любил, хотя ему никогда не позволяли их рассказывать; сидя у костра в кругу одноклассников и робко протянув к огню маршмеллоу на палочке, он с удовольствием слушал рассказы о Кровавой Мэри, Вендиго и прочих монстрах, якобы живших среди людей. Может, и в самом деле живших - теперь-то, когда его жизнь сама превратилась в страшную историю, Дуайт ни в чём не был уверен.
- Знаешь, а я однажды вызвал Кровавую Мэри, - вдруг заявил он на полном серьёзе, - во всяком случае, я уверен, что вызвал. Знаешь, как дело было?
Кошмарный случай, вряд ли на самом деле паранормальный - скорее всего, мальчишки просто пошутили над ним, но сейчас, вкручивая винтики на место и глядя на аномальную луну, он отбросил скептицизм в сторону.
- Наш школьный учитель устроил нам поездку в соседний город. Поехали почти всем классом. Остановились в отеле, таком... ну... таком, в общем, в каком обязательно должны жить привидения: скрипучие лестницы, завывание ветра, занавески, колыхающиеся сами по себе... И вот собрались мы вечером в столовой и, разумеется, начали под такую атмосферу рассказывать всякие жуткие байки. А я...
...А юному Дуайту так хотелось показать всё, на что он способен! Когда Норман в красках живописал, как бледная старуха вылезает из зеркал, многие девчонки завизжали и разбежались по комнатам. Дуайту тоже хотелось убежать в свой номер, но он вдруг понял, что вот он, шанс! Если он вызовет Кровавую Мэри, если он переживёт встречу с ней без тени испуга - вот тогда-то его зауважают!..
-...Ну и я, значит, заперся в ванной, как полагается, расставил там свечи, что-то написал, нарисовал, прошептал заклинание... И, не поверишь, я увидел её в зеркале!
Вообще-то, Дуайт так и не понял, что он там увидел - вполне возможно, что лишь искажённое собственное отражение, но этого хватило, что у пацана замерло сердце. А потом все свечи потухли разом, и он с диким воплем бросился наружу, но не смог - кто-то запер дверь с другой стороны, и бедняга провёл несколько ужасных минут, разрывая лёгкие криком, а глаза - слезами, пока подбежавший на вой учитель не вызволил его из плена. Судя по тому, как нехорошо гоготали в чьей-то комнате мальчишки, дверь заперла всё-таки не Кровавая Мэри. Но Мэг Дуайт рассказал, конечно же, другую концовку.
-...Но я ничуть не испугался. Ни капельки! Спокойно задул свечи, хладнокровно включил свет - и её уже не было. Вот так. Ерунда какая-то, даже страшно не было.
Страшно им обоим стало через пару секунд, потому что очкарик, занятый хвастовством, пропустил момент, когда рука предательски дрогнула, и... генератор коротнуло. Оглушительный взрыв в сопровождении искр, словно праздничный фейерверк, огласил округу, заставив парочку ворон немедленно сорваться в воздух.
- Ах ты, чёрт! - Дуайт испуганно отдёрнул руку и прислушался. Две-три шестерёнки вылетели, как пробки из бутылки шампанского, но в целом, кажется, всё было спокойно. - Извини, Мэг, извини! Я это не специа...
И не зря он вспомнил бутылки - до содержимого той, что летела, как граната, сверху, было далеко до шампанского. Отскочить на безопасное расстояние выжившие не успели - слишком поздно заметили снаряд.
С лёгким "дзынь!" стекло разлетелось о землю, и к туману реагента примешался другой, нарядно-розовый, блестящий, как глюки наркомана, но и Дуайт, и Мэг знали цену этому обманчивому веселью. Теперь пришла пора не просто бежать - удирать со всех ног.
Дуайт резко выпрямился, сделал шаг и случайно вдохнул мерзкий тоник ртом; дышать стало совершенно невозможно, и он закашлялся, пытаясь выгнать заразу из лёгких. Инстинктивно он пытался переставлять ноги, но для полноценного бега ему не хватало воздуха. Сердце заколотилось, как безумное, и парень не сомневался: Клоун направляется к ним. Где-то позади Нея отчаянно кликала фонарём, пытаясь отвлечь внимание убийцы на себя.
[NIC]Dwight Fairfield[/NIC] [STA]death is not an escape[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/vOAvtGP.png[/AVA] [SGN]https://i.imgur.com/0sJKa2p.jpg[/SGN]
[LZ1]ДУАЙТ ФЕЙРФИЛД, ??? y.o.
profession: выживший
my teammate: Meg Thomas
[/LZ1]

+2

6

Мэг не могла вспомнить ни одной действительно страшной истории из прошлой жизни, потому что все, что с ней происходило раньше, не шло ни в какое сравнение с существованием в мире Сущности. В детстве она каталась на велосипеде и, задрав к небу руки, кричала матери, что «может совсем без рук». Местом для катания она выбрала спокойный пологий склон улицы, но даже на нем она не заметила фургончик с мороженым, который ехал ей на встречу. Мэг успела вывернуть руль, и это спасло ей жизнь, но от резкого движения она слетела с дорогу. Приземлившись, она увидела осколок кости, торчащий из окровавленной руки – ничего страшнее этого в свои юные годы Мэг не видела. Ей бывало страшно и позже, в юности. Например, они с друзьями как-то пробрались в дом одного криминального элемента, просто так, ради забавы, наткнулись на спрятанное оружие и вдруг услышали, как открывается входная дверь. Так быстро Мэг не бежала еще никогда, разве что в свои последние секунды жизни на земле – та пробежка стала ее последней. Сначала вокруг был туман и хрустящие под ногами ветки, потом становилось все холоднее и холоднее. Наконец, ее забрали когтистые лапы Сущности. Страшно было провалить экзамен в школе, страшно не понравиться мальчику из параллельного класса, страшно возвращаться домой в темноте. А потом страхи вырастают, и боязно становится не за табель, а за свою жизнь.
Мэг вздохнула и села за генератор. До попадания в мир Сущности она мало что понимала в технике, и, оказавшись здесь впервые, постоянно взрывала генераторы. Возмездие приходило быстро. Иногда прилетало — топором Анны или мертвой медсестрой, возникающей за спиной. А сколько возмущений она услышала от товарищей по несчастью, которые садились чинить генератор рядом с ней!.. Время шло. Теперь Мэг могла заниматься починкой автоматически, почти не погружаясь в этот процесс головой. Важнее было слушать, выжидая маньяка. И думать о своем, чтобы не сойти с ума.
- Мой последний Хэллоуин... Да там не было ничего особенного.
Дуайт не знал ничего о болезни матери Мэг. Никто не знал. Она не особо любила распространяться о прошлом, особенно о таком болезненном. Каждый раз вспоминая о матери, Мэг хотелось расплакаться от мысли, что, пока ее дочь бьет досками по лицу очередного агрессивного психопата, она осталась там, в нормальной жизни, совсем одна. Нужно было рассказать что-то, не вдаваясь в подробности.
- Все как всегда. Украсила дом всякими жуткими гирляндами, зажгла разноцветные свечи, приготовила сладости. Знаешь, моя любимая часть — это костюмы и возможность ходить по домам. Мама в детстве наряжала меня в Чаки. Я была маленькая, рыжая и шустрая, самое то. - Мэг мечтательно улыбнулась, на секунду погружаясь в добрую ностальгию о прошлом. - В последний раз мне не удалось пойти никуда, но я осталась дома и приготовила много конфет для соседских детишек. И знаешь что? Ко мне пришел малышка Чаки! Он был совсем крошечный, года четыре или даже три. Его вела старшая сестра. Я так обрадовалась, что не только дала ему конфеты, но и подарила свой бутафорский нож. От старого Чаки молодому Чаки.
Мэг улыбнулась, замолкая. Наверное, странно дарить бутафорский нож малолетнему ребенку, но она видела в этом что-то почти пророческое. Как в мультике про короля льва, где Муфаса учил Симбу, что жизнь это круг, в котором львы сначала пожирают антилоп, а потом умирают и становятся травой, которой питаются антилопы. Да, Мэг любила «Короля льва». Так сильно, что однажды даже нарядила соседского кота в львиную гриву.
А вот Дуайт любил пощекотать себе нервы. Мэг удивленно приподняла бровь. Ей казалось, что Дуайт был не из тех, кто готов рисковать своей шкурой. Не из тех, кто наслаждается ужастиками. Да что там! Она была уверена, что Дуайт всегда ходит только по освещенной стороне улицы, чтобы избежать неприятностей. Ах да, ходил. Потому что в мире Сущности не было освещенных безопасных улиц.
- Наверное, тебе что-то почудилось. - в сомнениях протянула Мэг. - Хотя я уже ни в чем не уверена. Если существует Сущность и все эти уроды, может, в нашем мире тоже есть призраки.
Они могли бы поговорить об этом. Поспорить. Узнать друг друга получше. Но Дуайт опять облажался. Он дернул что-то, генератор закоротило и раздался оглушительный взрыв. Мэг отлетела от генератора, испугавшись, и тут же приподнялась. Она умоляла Сущность — почти молилась ей! - чтобы Клоун прошел мимо и был увлечен погоней за кем-то другим, но жирный ублюдок Кеннет Чейз уже отправил им посылочку.
Все просто: он уже двадцать минут бегал на Мэг, которая крутилась у досок и окон. Дважды схлопотал досками по голове, трижды терял ее в траве и находил снова, а теперь чувствовал злость пополам с безнадежностью. Когда рядом появилась другая цель (да не одна, а целых две), он с удовольствием оторвался от неуловимой Неи и повернулся на звук взрыва. Бутылка приземлилась точно в цель — Клоун услышал стон и кашель. Мерзко крякнув от удовольствия, он оглянулся и замешал несколько реагентов в бутылку. Никуда не убегут. А с Неей он разберется позже, возможно, убьет ее с помощью коллапса, чтобы эта быстроногая зазнайка знала, что бывает с теми, кто светит фонарем в глаза после падения досок или приседает перед маньяком.
- Какого хрена, Дуайт! - закричала Мэг и тут же заткнула себе рот. Она закрыла ноздри рукавом и задержала дыхание. Нужно было скорее выбраться из мутного розового варева, окружившего их генератор.
Но сказать проще, чем сделать. Перед глазами плыло, и Мэг едва ли видела что-то дальше своего носа. Где-то справа мелькнула белая рубашка Дуайта. Она уперлась в стену, чертыхнулась и обогнула ее на ощупь. За спиной она слышала мерзкое хихиканье Клоуна. Дуайт побежал направо, Мэг решила пойти налево. Если маньяку и суждено поймать кого-то из них, то только одного. И было бы честно, если бы он поймал Дуайта, который взорвал генератор. Жаль, в мире Сущности не было места справедливости. Мэг побежала, что было сил, но затормозила у уроненных досок. Оглянулась. Кажется, Клоун побежал не за ней. Мэг осторожно перебралась через доски и опустилась на корточки. Выждала несколько секунд — в нее так и не прилетела бутылка — и потянулась к пустому тотему, спрятанному между стен. Лучше уничтожить его, чтобы не получить неприятный сюрприз после открытия ворот. К тому же, Клоун мог предположить, что она побежала дальше и срезать путь. Тут-то она его и обставит.
Тотемы — один из самых странных предметов в мире Сущности. Они таили в себе странную силу, могли служить и ключом к победе, и ловушкой. Но самое странное в том, что они, хоть и были собраны из костей, палочек и тонких нитей от одежд жертв, разрушались с большим трудом. Когда Мэг впервые попыталась разбить тотем ударом ноги, она получила такую отдачу, что еще полчаса не могла бегать, и первая отправилась на трюк. Их нельзя было сжечь, сломать, разбить, утопить. Только осторожно нейтрализовать, перебирая и ласково снимая составные части. Мэг потребовалось несколько секунд, чтобы прикончить тотем, и, когда она услышала желанный хруст, в другом углу карты раздался громкий крик.
Это был голос Дуайта.
- Попался, засранец. - зашипела Мэг, испытывая странное внутреннее удовлетворение. По крайней мере, это была не она. Почти сразу же ее уколола совесть. Возможно, Дуайт взорвал генератор, потому что заболтался. Возможно, не стоило отвлекать его разговорами про Хэллоуин. И, возможно, теперь ее прямая обязанность его спасти. - Твою мать...
Мэг глубоко вздохнула и по большой дуге двинулась туда, где слышала крик.
[NIC]Meg Thomas[/NIC]
[STA]нас не догонят[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/10OvkqG.jpg[/AVA]

+2

7

Чувствуя, как отвратительные пары вонючего дерьма из бутылки, извиваясь, пробираются в лёгкие, Дуайт силой воли заставил себя переставлять ноги. Они будто ослабли, едва сгибались, механически несли его тело по упругой земле, но совершенно не ощущались живой частью тела, словно из здоровых человеческих конечностей превратились в деревянные палки, протезы, как у пиратов из сказок, или вон те доски, из которых сколочены паллеты...
Паллеты!
Если что-то и могло помочь сейчас дезориентированному парню, так это смачный удар тяжёлыми досками по увесистому брюху мерзавца. Дуайт слышал, как рванула с места Мэг, как она промчалась мимо него; ей повезло больше - она успела заслониться от туманной мерзости в воздухе, а ещё она, бывшая спортсменка, и в мире Сущности не растеряла физическую форму, поэтому бегала быстрее многих здесь, Дуайта в том числе. Разумеется, Клоун проигнорировал шуструю девушку - зачем утруждаться, когда в двух метрах ковыляет более податливая добыча? Слабая, жалкая, ничтожная, захлёбывающаяся соплями из обожжённых носовых пазух добыча, чудом не уронившая очки, круто заворачивая за стенку... Дуайт всегда был неудачником, и в мире Сущности ни черта не изменилось.
Тяжёлые шаги за спиной задавали ритм хриплому дыханию; казалось, жирного ублюдка вот-вот прикончит приступ астмы, но выжившие прекрасно знали, насколько впечатление неповоротливости обманчиво. Вопреки всем законам физики и анатомии, Клоун перелезал через окна быстрее самых проворных убийц и без устали преследовал выбранную жертву, взбалтывая новую партию бутылок на ходу. Ощущение неумолимо надвигающейся опасности придало Дуайту сил и концентрации; он справился с приступом кашля, быстро сморгнул влагу со слезящихся от едких токсинов глаз и побежал навстречу выцветшей паллете, терпеливо ждущей его, как девушка, первая пришедшая на место свидания, прислонившись уголком к деревянной стене. Откуда, впрочем, Дуайту знать, как выглядят девушки на свидании?.. Никто бы никогда не согласился встретиться с ним, неудачником, нервным жухлым очкариком. Но он не сомневался, что опоздал бы. Просто потому что неудачник.
Шаги Клоуна звучали громче; его громадные башмаки сотрясали землю под ногами, словно по ней бежало стадо бешеных быков. Дуайт не видел, что происходит у него за спиной, и не имел возможности обернуться, но воображение услужливо рисовало страшную картину: звериный оскал этого психопата, размалёванные потрескавшимся гримом губы, растянутые в хищной усмешке - усмешке настоящего садиста, получающего истинное удовольствие от чужой боли; дрожащие пуговицы, с трудом удерживающие ткань одежды на безобразном пузе, подпрыгивающем при каждом движении; пухлые пальцы-сардельки, сжимающие короткий, но острый нож с грязным ржавым лезвием... И как раз сейчас лезвие взмыло в воздух.
Интуитивно предчувствуя удар, как загнанная в угол дичь, Дуайт вцепился в паллету, навалился на неё всем телом, заставляя сухие доски потерять равновесие, и юркнул под них, отрезая себя от убийцы. Этот манёвр должен был выиграть ему две-три секунды, погоню можно было повернуть в свою пользу, но Клоун, хоть и пропил последние мозги, всё же не был клиническим кретином и предугадал бросок парня. Возможно, замахнись он чуть позже - лезвие ножа садануло бы доски, оставив на дереве длинную рваную царапину, но сукин сын идеально просчитал время. Лезвие успело чиркнуть по плечу Дуайта, прежде чем между ним и Клоуном возникло препятствие.
Дуайт охнул от боли; плечо обожгло, будто Клоун ткнул его не ножом, а раскалённой железкой. Он оступился, пролетел несколько метров, путаясь в собственных ногах, удержался и побежал дальше, не разбирая дороги. Со всех сторон выскакивали жёсткие кукурузные стебли, били по локтям, по бокам, норовили хлестнуть по лицу. Боль не замедлила его - напротив, адреналин в крови заставлял бежать быстрее, но и Клоун почувствовал запах крови, который разжёг в нём азарт. Разжёг в нём... кровожадность. Громоздкие башмаки застучали по земле совсем близко.
Старый амбар выплыл из зарослей кукурузы, как спасительное убежище. Дуайт на полном ходу влетел внутрь, задел раненым плечом тюк сена, окропив его бордовыми каплями, и кинулся к окну: если получится перепрыгнуть через него, не сбавляя скорости, он выиграет себе ещё несколько секунд...
Дзынь!
Дуайт снова пошатнулся. Клоун знал своё дело: глазомер и меткость у него были не хуже, чем у Охотницы с её топорами. Удачно разгадав очередную попытку бегства, убийца, злорадно хохоча, метнул бутылку с тоником прямо перед окном, и она стукнула выжившего по голове. Звон осколков эхом раздавался в ушах, тошнотворная вонь хлынула в лёгкие, зато боли Дуайт почти не почувствовал. От боли он вскрикнул позже - когда, запнувшись об оконную раму, он собрался было перекинуть ногу, но заточенное лезвие вонзилось в бок, мягко вошло в уступчивую плоть, как в пачку подтаявшего масла.
Дуайт понял: ему конец.
Волна боли моментально разлилась по всему телу. Крича, он вдохнул ещё больше ядовитых паров, от которых закружилась голова. Клоун не торопился ловить его грубыми ручищами: он знал, что жертве некуда деваться, и наслаждался её беспомощностью против своей власти. Бессмысленно протянув руки к окну, от которого его теперь отделяла целая вечность, Дуайт покачнулся и сдался. С трогательно лёгким стуком его тело встретило землю, голова боднула тюк сена, но это было в кои-то веки не больно, а приятно. Почти как лицом в подушку после изматывающего рабочего дня.
Едва успев расслабиться, парень почти равнодушно наблюдал, как убийца склонился на ним, дыхнув перегаром в лицо. Мощным рывком Клоун подхватил обмякшую тушу с земли и закинул на плечо.
Тут-то у Дуайта открылось второе дыхание. Он представил, что с ним произойдёт в следующий момент. Он слишком хорошо знал этот сценарий. Они проходили его не одну сотню раз.
- Нет... - слабо выкрикнул выживший, словно надеясь разжалобить убийцу - не то дрожащим голосом, не то слышной в нём мольбой. - Нет! Оставь! Отпусти меня! Х-х-х-й-а-а-а! - он замычал, зарычал, как животное, и начал выкручиваться из мёртвой хватки. Кулаками Дуайт стучал по горбатой спине, ногами брыкался, рассекая воздух у самого лица Клоуна (вот бы съездить ему подошвой по роже!), но тот не обращал никакого внимания на отчаянные трепыхания добычи. Доски амбара стонали под объединённым весом их тел. Сначала скрипел пол. Потом заскрипели ступеньки.
Дуайт осознал, где ему предстоит очутиться. Увидел, как мелькнула в окне и исчезла луна на небе, а затем исчезло и небо, и тюки сена пропали из поля зрения. Длинная лестница вела в подвал - главный алтарь марионеток Сущности.
Дуайт взбрыкнул с утроенной силой, стиснул зубы от усердия; его сердце замерло, когда грубые пальцы приподняли его с плеча. Он слишком хорошо знал, что сейчас будет.
Глаза за толстыми линзами очков широко распахнулись от боли. Голова запрокинулась, рот открылся в душераздирающем вопле. Пальцы судорожно метнулись к источнику боли, нащупали мясной крюк, пронзивший насквозь его тело и торчащий теперь из-под ключицы, вцепились в него, как будто он мог остановить или облегчить боль этим беспомощным жестом. Инстинктивно хотелось звать на помощь, набрать в грудь побольше воздуха и заорать "Помогите!", но сил хватало только на то, чтобы скулить и всхлипывать. Как и положено неудачникам.
Сколько прошло времени?.. Дуайт крепко зажмурился, надеясь очнуться от этого кошмара или потерять сознание - что угодно, лишь бы прекратить пытку! Он слышал тихий треск щупалец Сущности, которая возбудилась ароматом жертвы и тянула к нему тонкие паучьи лапы. Вряд ли кто-то из выживших рискнёт спуститься в подвал. Ему никто не поможет, и вскоре Сущность с удовольствием пожрёт первую жертву.
Торопливый и в то же время осторожный топот на лестнице вывел Дуайта из морока. Приоткрыв глаза, он с удивлением уставился на...
- ...Мэг?
Не говоря ни слова, девушка протянула к нему руки, крепко сжала где-то под рёбрами, подсадила - и с невероятным облегчением Дуайт ощутил, как проклятый крюк выскользнул из него, оставив кровоточащую сквозную рану. Миг - и он снова стоял на твёрдой земле.
- Мэг... - он выдохнул её имя с благодарной улыбкой, но спасительница не оставила ему времени как следует высказаться. Схватив раненого за локоть, она потащила его наверх, назад к тюкам сена, к небу, к причудливо яркой луне.
Облокотившись о стену, оба прислушались: Клоун, судя по звукам, на противоположной стороне поля развлекался с Неей, которая уже порядком взбесила его своим фонарём. Редкая возможность перевести дух.
- Мэг... спасибо, - наконец выговорил Дуайт, стараясь не опускать глаза на дыру под ключицей, - спасибо, что вытащила меня оттуда. Я думал, мне конец. Честное слово.
Мэг не закончила благие дела на спасении. Пользуясь передышкой, она решила наскоро перевязать рану Дуайта, чтобы не кровоточила так сильно.
Тем временем издали донёсся истошный крик Неи - не отчаянный призыв о помощи, а яростный рёв досады - и победный гогот Клоуна. Чудом не ослепнув от очередной вспышки фонарика, грёбанный убийца добился цели.

[NIC]Dwight Fairfield[/NIC] [STA]death is not an escape[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/vOAvtGP.png[/AVA] [SGN]https://i.imgur.com/0sJKa2p.jpg[/SGN]
[LZ1]ДУАЙТ ФЕЙРФИЛД, ??? y.o.
profession: выживший
my teammate: Meg Thomas
[/LZ1]

+1

8

Пальцы Мэг торопливо разворачивали бинты. Нервно сглотнув, Дуайт прислушивался к посторонним звукам: не шелохнётся ли кукуруза, не заскрипят ли доски под грузным телом убийцы? Глупости, конечно - тому было не до беглецов; Клоун наслаждался победой над Неей. Вместо ожидаемого приближения душегуба парень услышал протяжный визг раненой девушки. Её тело повисло на крюке так же, как висел сам Дуайт десять минут назад, и могло стать кормом для Сущности, если никто не вмешается.
Тугая повязка остановила кровотечение. Уроки Клодетт не прошли даром.
- Спасибо, - выдохнул Дуайт с благодарностью - снова. Мэг кивнула в ответ. Она не смотрела на него; вместо этого выжившая пыталась разглядеть сквозь кукурузу силуэт генератора.
Дуайт поправил очки, осторожно подвигался. Боль не исчезла совсем, но заметно утихла, потерпеть можно. Подслеповато прищурив близорукие глаза, он уставился вдаль, не на генератор, к которому уже начала красться Мэг, а на ветвистые лапы Сущности, спустившиеся с неба.
- Мэг, - тихо позвав девушку, он кивнул на паучьи конечности, подбирающиеся к Нее, - ей бы тоже помочь...
Мэг, вообще-то, девица не из робкого десятка. Спортсменка с крутым нравом, она не страдала чрезмерным альтруизмом - не как Дэвид, например, который всегда стремился закрыть собой товарищей - но если могла помочь, помогала. Но сейчас Томас только-только нацелилась на их основную цель - починку генератора; к тому же, спасение Дуайта далось ей нелегко, о чём явственно говорили сбитые колени, измазанные в грязи кроссовки и растрепавшиеся косички. Мэг требовалось немного перевести дух. А это значит, что...
Дуайт поймал её взгляд, снова кивнул, неуверенно, но его голос звучал твёрдо:
- Окей. Я сниму её.
Он пригнулся, и высокие стебли заслонили тёмную макушку. За спиной раздался мерный скрип шестерёнок, изредка прерываемый ругательствами, которые шептала под нос Томас. Постепенно генератор остался далеко позади, и Дуайт больше не слышал, как работают заведённые поршни. Зато он слышал, как трещат чёрные лапы и стонет от боли Нея - сцепив зубы, чтобы не показывать глубину причиняемых ей мучений. Она будто не боялась ничего - ни убийц, ни смерти, ни Сущности.
На мгновение парню померещилось, словно сердце забилось быстрее; он замер, притворяясь одним из сотни кукурузных ростков, завертел головой по сторонам, но не увидел резких линий клоунского пуза. Вонючий туман давно растворился в воздухе. Ложная тревога? Может ли подвести собственное чутьё? Дуайт решил, что очень даже может. Мир Сущности превращал людей в неврастеников с обгрызенными ногтями, что удивительного в том, что опасность чудится за каждым углом?
Теперь он видел крюк прямо перед собой. Нея безвольно повисла, не шевелясь, чтобы лишний раз не тревожить пробитую острым концом дыру, и упрямо наблюдала, как паучьи лапы дрожат в предвкушении лакомства. Дуайт оступился, хрустнул стеблем, случайно привлекая внимание. Жертва дёрнулась, повернула голову в его сторону, и парню показалось, что усталое, измазанное кровью лицо вдруг приобрело выражение не радостного облегчения, а ужаса, как будто Нее не нравилось, что кто-то пришёл ей на выручку. Может, она приняла товарища за убийцу?
В любой другой ситуации сравнение с жирным пропитым ублюдком оскорбило бы тощего очкарика, но в момент полной сосредоточенности он не думал об эмоциях.
- Это я, - на всякий случай прошептал Дуайт и резко выпрямился, - всё хорошо, я...
- Б...б... - Нея раскрыла рот, и струйка крови потекла по подбородку. Жуткое зрелище.
Дуайт обхватил её, обнял вокруг талии, как возлюбленную после долгой разлуки.
- Всё хорошо, - повторил он, стремясь успокоить разволновавшуюся выжившую, - ну-ка, сейчас я тебя сниму, потерпи...
- Б...беги, придурок, - кое-как выговорила шведка.
По спине пробежал холодок. Неожиданно сердце Дуайта заколотилось, как поршни полностью заведённого генератора.
На плечо легла огромная, крепкая пятерня и с силой отдёрнула от крюка и Неи.
- Какого?!.. - успел вскрикнуть парень, прежде чем Клоун одним ударом сбил его на землю. В голове шевельнулась паническая мысль, что это всё неправильно, это было так неправильно... Почему сердце подвело его? Да, оно ударилось пару раз, будто предупреждая, а затем вернулось в прежний ритм... Неужели убийцы научились так маскироваться, что интуиция выживших над ними более не властна? Если так, то им всем конец. Конец.
Дуайт ещё не понял, что конец действительно настал. Он собрал ноги в кучу, хотел подняться, но Клоун мощным пинком заставил парня упасть лицом в кукурузные стебли. Очки съехали набок, листья царапнули щёку. Парень ожидал острую боль от лезвия где-нибудь между лопаток, он научился с ней справляться, он бы вытерпел... У убийцы были другие планы. Кровожадно усмехаясь, Кеннет Чейз поднял жирную ногу и с размаху опустил её на голову парня. Раз, другой, третий. Дуайт не вскрикнул - скорее ахнул, от изумления больше, чем от боли; когда его голова с каждым ударом вдавливалась в землю, он трепыхнулся, как выброшенная на берег рыба, и замер. Нея угрюмо наблюдала за происходящим - ей некуда было деться от жестокого зрелища.
Но то, что случилось дальше, заставило выносливую девушку закрыть глаза - иначе её бы стошнило прямо на себя. Выхватив нож, Клоун сцапал бессильно повисшую в его пальцах кисть Дуайта. Придирчиво рассмотрел пальцы, словно выбирал лучший трофей, наконец, определился и приставил лезвие к мизинцу. Чётко выверенный жест - и четырёхпалая рука упала обратно на землю, поднимая небольшое облачко пыли, а мизинец остался у Клоуна в руке. Он поднёс окровавленный обрубок к глазам, покрутил его, любуясь бликами солнца на бурых каплях, шумно втянул ноздрями запах плоти... и с наслаждением облизал отрезанный палец, пройдясь языком по нежной коже, по кости, которая раньше соединялась с суставом.
Вылизав мизинец дочиста, убийца снял с пояса прикреплённое к нему кольцо, что-то вроде связки для ключей, только вместо ключей он нанизывал на него пальцы - сувениры в память о собственноручно убитых жертвах. Бледный, ещё слабо кровоточащий палец Дуайта занял среди них почётное место.
Раздались шаги. Кеды Неи с глухим стуком коснулись земли.
Клоун крепче стиснул рукоять ножа и зловеще улыбнулся.
[NIC]Dwight Fairfield[/NIC] [STA]death is not an escape[/STA] [AVA]https://i.imgur.com/vOAvtGP.png[/AVA] [SGN]https://i.imgur.com/0sJKa2p.jpg[/SGN]
[LZ1]ДУАЙТ ФЕЙРФИЛД, ??? y.o.
profession: выживший
my teammate: Meg Thomas
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » dead by buglight


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC