внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » пока ты спал


пока ты спал

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

https://i.imgur.com/9RTKShX.png


ты проснулся через полгода, как поцеловал её и уснул, а она, сука такая, выходит замуж
квартира ричарда и лили, 6 мая 2018 года

+4

2

Мне частно снится родной Сиэтл. На самом деле, он не шибко отличается от Сакраменто, хотя мне кажется что последний - более невзрачный и скучный. Наверное   моя любовь к Сиэтлу связана с детскими счастливыми воспоминаниями, легкими прикосновениями моей матери, ее трепетными жестами, тяжелым вздохам, суровым, но мягким взглядам, семейным поцелуям... И всем тем, что сейчас мне давно не доступно. Возможно, будь со мной мама, не уйди она так рано, я бы был совершенно другим человеком, но пережить утрату самого близкого без окаменения сердца невозможно.
Сиэтл такой современный, удобный, живописный, его как будто планировал один человек, четко зная, где какой дом построить, где сузить дорогу, а где сделать магистраль. В центре города, там, где каждый день шастают многочисленные туристы, там, где Сиэтл является перевалочным пунктом для путешественников, стоит наш первый отель. Отец управляет им дистанционно и полностью доверяет своем управленцу, однако я, съездив туда недавно ненадолго, заподозрил утечку капитала, которая очень складно описывается на листах бумаги. Учебу на иностранных языках, как дань памяти матери, я не забросил, но увлекаюсь отнюдь не романо-германской филологией, я - экономист, и пропуская пары по литературе, время от времени бегаю на дополнительные занятия, кстати, о выпуске - он близко, но пока мне никак не подступить к своей выпускной работе, все мешают красивые девушки, серьезные дела и тараканы в голове.
Кстати, о девушках. На данный момент у меня нет пары, но если честно, я хочу, чтобы обо мне кто-нибудь заботился. Есть на примете одна девчонка не достигшая совершеннолетнего возраста. но довольно милая, неглупая, напористая. Мне надо, чтобы кто-то гладил мне одежду и готовил мне еду, желательно - одно лицо, я устал от разных горничных. Мне тупо не хватает простого общения без пафоса, домой поехать я не могу, ведь со дня свадьбы отца мы ни разу не созванивались. Джек, конечно, пробалтывается, что отец часто допытывает его, как у меня дела, но лично мы еще ни разу не пересекались,  а прошло уже до хера времени. Забавно, что у отца теперь есть дочь, но нет сына. О дочери...
Ева.
Я испугался ее и сбежал, как трус. Я впервые совершил такой дурацкий поступок - каюсь. Но она - мое уязвимое место; смогла добраться до глубинного "я" и на пару месяцев там прочно задержалась, но спасли тусовки. Когда девушек очень много, ты понимаешь, что все они одинаковые и не стоит париться из-за одной, когда у тебя их сотни. Я четко вбивал в свою голову эту позицию, и через недель десять мне это помогло. Меня раздражало, что первое время Ева писала мне в соц.сетях, пару раз звонила, я очень хотел ответить, но не мог. Пришлось обрубить связь и на недельку уехать на острова, благо отец доступ к финансам мне не урезал.
- Джек, в Сиэтле происходят какие-то махинации. Пожалуйста, сообщи об этом отцу. - я зевнул, потянулся и продолжил телефонный разговор с человеком, которого я смело могу назвать членом нашей семьи. - Ты не хочешь сообщить ему об этом сам? Ты проделал неплохую работу.  - Хочешь, чтобы отец меня похвалил? Мне всё равно. Можешь даже сказать, что это ты ездил в Сиэтл и все пронюхал. - Нет, Джон, ты же знаешь, что я не буду этого делать. Хорошо, я сообщу ему об утечке. Береги себя.
И Джек сообщил, а через пару дней мне лично позвонил отец и поблагодарил за участие в его делах. Оказывается, я потянул тогда лишь за тонкую нить, а кубок состоял в передаче контрольных акций неподотчетным нам людям. Фактически, мы бы остались не с чем и нас быстренько бы выпиздили из совета директоров, но я просто вовремя оказался там, вот и всё.
И если первая часть диалога с отцом меня порадовала, то вторая ввела в смятение. Он что-то бубнил про семью, праздник, счастье, встречу, ужин, Еву, а я толком ничего и не понял, но так как отец настоятельно просил меня приехать впервые за почти полгода, я под давлением сдался и пообещал исполнить его желание.
Я так и не понял, что меня ждет и к чему мне готовиться, если бы я тогда обо всем знал, я бы поступил иначе.

+3

3

Я сижу напротив зеркала и смотрю на себя, не узнавая девушку, которую там вижу. Её глаза безжизненны, а улыбка, в которую она пытается спрятаться, так и остаётся проблеском лишь на её губах. - Что же ты наделал, - бормочу, прикасаясь тонкими пальцами к фарфоровой коже на щеке, будто до сих пор так и не смогла поверить в своё собственное существование...
Со дня свадьбы мамы и Ричарда прошло полгода, ровно столько же прошло с того времени, как Джон меня поцеловал.
Поцеловал и пропал. Пропал, не смотря на мои звонки и несколько попыток достучаться к нему в социальных сетях. Каюсь, я даже ездила в отель, надеясь застать его в комнате, в которой мы виделись в последний раз.
Но нет. Его не было. И на рецепции мне передали, что мистер Картер уехал на неопределенное время.
Может, действительно так, а, может, мне просто так сказали.
Но с тех пор я бросила попытки его отыскать. Я видела, как переживает Ричард, даже пыталась подбодрить его позвонить первым, но, видимо, упрямство - это их семейная черта. Первый контакт состоялся лишь несколько дней назад, когда Картер-старший всё же решил поблагодарить сына за наводку, спасшую их бизнес, и пригласить на семейный ужин. К моему огромному удивлению, Джонатан согласился. Но я была рада. Мы все были рады. Нам всем его не хватало...
... - Милая? - в разъёме двери появляется озабоченное мужское лицо, перехватывая мой взгляд в отражении зеркала. - С кем ты говорила? Всё хорошо? - в его голосе я слышу искреннее беспокойство, и на мгновение даже чувствую себя виноватой за мысли о Джоне. Джереми этого определенно не заслуживает...
Джереми - это мой жених. Он сделал мне предложение две недели назад, спустя несколько месяцев после нашего знакомства. А я взяла и согласилась.
На самом деле мне нравится этот высокий, ухоженный парень, носящий фамилию семьи одного из родов-основателей города. Он нравится маме и Ричарду, нравится нашей прислуге. Он всегда приветлив, обворожительно улыбается и искрометно шутит. А ещё он во мне души не чает. И чего ещё можно хотеть, спрашивается. Ну, как бы, перестать думать о своём сводном брате - и вообще было бы отлично.
... В ответ на вопрос Джереми я лишь встряхиваю головой, поднимаюсь с мягкого пуфика и оборачиваюсь к нему, зазывая в свои объятия. Хочу заглушить плохое предчувствия, бурлящее внутри, и в цепком кольце рук моего будущего мужа мне это на какое-то время удаётся. - Всё отлично, дорогой. Пойдём вниз, нас уже заждались, - и, переплетая наши пальцы, мы направляемся к выходу, чтобы спуститься на первый этаж, где уже накрыт стол. - Ещё раз спасибо, что согласился поужинать с нами. Ты ведь теперь тоже почти... - но договорить я не успеваю, потому как на половине лестницы, когда взгляду открывается уже добрая часть гостиной, я замечаю Джона. - Привет, - киваю, раздумывая о том, стоит ли мне подойти его обнять, но вместо это - лишь сильнее вцепляюсь в ладонь Джера, чувствуя, как у меня подкашиваются ноги. - Вот и все в сборе, - провозглашаю чинно, когда мы подходим ближе к столу [и к Джонатану], отчаянно пытаясь сделать вид, что всё в порядке. - Кажется, ещё совсем недавно мы с вами сидели здесь же и впервые знакомились, - наверное, слишком звонко говорю я, потому как, чувствую на пояснице ободряющее поглаживание жениха, после которого он отодвигает мне стул и я, расправив невидимые складки на платье, наконец-то сажусь, благодаря Бога, что не упала раньше.

Отредактировано Eva Hamilton (2020-01-16 13:36:25)

+3

4

В последнюю ночь в Сиэтле перед отъездом в Сакраменто я многое переосмыслил. Решил, что пора бы мне повзрослеть, научиться отвечать за свои поступки, не убегать, краснея, а настоять на своем, даже если придется ради этого наступить себе на горло и выкинуть парочку своих принципов на ветер. Надо быть мягче, более покладистым, любить свою семью в конце концов, и не вечно мне ходить одиноким волком... А алкоголь? Непонятные знакомые? Эти танцы? Они приносят лишь одну головную боль и иллюзию того, что жизнь, якобы удалась, но нет. Фальшивка.
А что не фальшиво, то в Сакраменто, и, наверное, ждет меня, только потребовалось полгода. чтобы понять, что я чертовски ошибся.
Я разгуливал в гордом одиночестве, предоставив себя своим собственным мыслям. Настроение - меланхоличное. Я скучал по отцу, скучал по Еве и Лили.
Прохожу мимо магазина "Tiffany & Co", делаю пару шагов назад, стремительно врываюсь за пять минут до закрытия, сам пока не понимая, что мне там надо. Может, ожерелье для Лили?
- Вы ищите помолвочное кольцо? - я утвердительно качаю головой. - Тогда пройдемте к этому стенду. - молодая и милая девчушка низкого роста доброжелательно смотрит на меня и умиляется. Смотрит на меня, будто я жених. А я и сам не понял, в какой момент я стал потенциальным женихом. Глазею на все эти кольца, будто проглотив язык. - Какой у нее размер? - я беру руку девушки и тщательно осматриваю ее пальцы. - Скорее всего, такой же, как и у вас. Длинные, тонкие, аккуратные пальцы. - медленно  хриплым голосом проговариваю я.  Это, конечно, будет очень странно, если я приеду с кольцом, не отвечая на ее звонки полгода. Но ведь она все поймет, я уверен. Да, и не сестра она мне вовсе. Думаю, родители не будут препятствовать нашей свадьбе. Пора мальчику Джонатану взрослеть. Назад время уже не вернешь, зато я могу исправить то, что натворил. - Вот это. - вижу аккуратный большой круглый камень, примеряю на консультанта. - Отличный выбор. Чистый бриллиант. Вашей невесте очень повезло. - выхожу из магазина с фразой "она мне не невеста", смеюсь над физиономией девчонки, которая очень удивилась услышать такой ответ, она еще переспросила "тогда, кто она вам?" и чуть не упала в обморок, когда я ответил "сестра".
А дальше я продолжил свою прогулку, вертя дорогущей коробкой перед своим носом. Цвет красивый. Такой насыщенный бирюзовый, махровая приятная коробка... Я не думал о том, как вручу ее ей, что скажу, зачем, где и каков план действия на будущее. Я просто купил, просто вручу, а там будь, что будет.

- Здравствуй, Джон. Как настроение? - Джек забрал меня у аэропорта, спросил, как дела, как учеба. - За полгода я не проебал учебу, все экзамены сдавал дистанционно, приближается выпуск. Как твои дела? Как малышка Рита? - в лимузине растянул ноги, зевнул, приоткрыл окошко и закурил. - Она сказала свое первое слово "мама". "Папа" пока не говорит. - обиженно буркнул Джек. - И не скажет, ведь ты все время проводишь на работе. Тебе надо в отпуск, я поговорю с отцом. - Джек не возразил, значит, я попал в точку. Иногда я бываю крайне проницательным, а иногда тупой, как валенок.
- Отец! -даю волю своим чувствам, и как только вижу отца во дворе дома, тут же кидаюсь в его объятия. Он, видно, не был готов к таким телячьем нежностям, но тут же в ответ обнял меня крепко и поцеловал в макушку. - Ну расскажи, как дела у моего сына? Есть ли у тебя дама сердца или все гуляешь от одной к другой? -я почесал затылок и смущенно ответил: - Отец, скоро все узнаешь. Где Ева?
- Все внутри, ждут тебя. Джереми тебе понравится. - кто такой Джереми? Собака что ли? Я удивленно поднимаю бровь, но отец ничего не объясняя, жестом приглашает меня в дом. Сзади идет Джек с моим чемоданом и почему-то с тоской в глазах смотрит в мою сторону. Да, надо было Джеку меня сразу предупредить, но Джек, в отличие от всей семьи Картеров, единственный знал, как я отношусь к Еве и что у меня в кармане пиджака лежит колечко Тиффани. Он знал, но молчал....
Джереми - не собака.
Хотя для меня Джереми - еще та собака.
Джереми - будущей муж моей невесты.
И, черт подери, почему я снова оказался в центре какого-то дерьма?!?
- О, Лили, шикарно выглядишь! Дай, я тебя расцелую! - галантно целую ее ручку, а затем расцеловываю ее щеку. - Привет, сестра. Привет, Дерек. - приветливо улыбаюсь. - Извини, Джереми. Да, здравствуй. Добро пожаловать в наш дом.
- соплежуй на моей территории. Вот так новость.
Я присаживаюсь за стол. - Все главное происходит, когда я нахожусь в отъезде. Как тогда, когда я вернулся из Швейцарии и мне сообщили, что отец и Лили поженятся. Они шикарная пара, что сказать. - все также улыбаюсь, смеюсь. Никто и подумать не может, что я чувствую. Только Джек, который стоит поодаль, у окна и курит в форточку. - Джо, я помню, ты был против нашей свадьбы. - не со злобой припоминает мне Лили. - Дорогая Лили, я был глупцом! Я просто защищал свою семью, а теперь вы все часть моей семьи. Джереми, ты кстати тоже. Уже назначили дату свадьбы? Расскажи о себе. Что закончил? От куда ты родом? - я больше не зеленая сопля-выскочка-Джо, я Джонатан Картер, и я проявлю верх своего актерского мастерства, своего коварства, своих связей, чтобы это ничтожество не путалось под моими ногами.
Ева... Ева улыбается, но немного растеряна. Зато какая красотка! Стала еще краше, и я хочу ее больше, в жилах стынет кровь, стук сердца отдает в голову, но я выпиваю стакан виски до дна, весело чокаясь со всеми, и мне становится легче. - Ева, ты очень красива. Давайте выпьем за мою красавицу сестру. И конечно же за ее жениха!

+3

5

Этот стол слишком узкий. И комната слишком маленькая. И Джон слишком близко, а Джереми слишком далеко, не смотря на то, что жених сидит рядом, а сводный братец на другом конце огромного деревянного стола в гостиной, по размеру сравнимой с двумя выставочными залами музея.
И всё же я чувствую себя хреново. Мне кажется, даже фальшивая улыбка на моём лице не спасает ситуацию. Создается ощущение, что моё самочувствие - общее достояние всех присутствующих в этой комнате.
Но, возможно, и нет. Потому как незатейливая беседа долгое время вообще никак не крутится вокруг моей персоны. Ричард расспрашивает Джона о его жизни, а тот любезничает, словно за время отсутствия посетил Шаолинский монастырь и стал совершенно другим человеком.
Но я не верю своему братцу. Даже когда слышу с его уст благородные фразы о семье. Не верю, что он просто так взял и смирился с присутствием в моей жизни другого мужчины. Не верю! Даже когда ничего не подозревающий Джереми с улыбкой отвечает на расспрос о своей персоне. Зато благодарю всевышнего, что мой будущий муж закончил Йель, а не что-то в грёбанной Пенсильвании, и принимает участие в бизнесе матери. Отец его умер в авиакатастрофе.
- У нас свадьба 18 августа. Ты, конечно же, тоже приглашен, - обращаюсь к Джону, неожиданно прерывая мужской разговор. Он кивает, а Джереми понимающе сжимает мою ладонь.
- Предлагаю выпить, - но лучше бы я этого не говорила, чёрт подери, потому что слушать слова Картера о том, какая я красавица - невыносимо. Невыносимо настолько, что мне приходится залпом выпить бокал вина, после чего показательно поцеловать Джереми в губы, наверное, даже задолго, как для поцелуя на семейном ужине, и сбежать на кухню, уповая на то, что нужно принести ещё сока.
- Чёрт, - ругаюсь себе под нос, когда остаюсь наедине с собой, понимая, что ко всему прочему, меня теперь одолевает ещё и чувство вины. Я поступаю с Джереми очень не хорошо. Очень. И всё равно не могу ничего с собой сделать. - Чёртовый Джонатан Картер, - фыркаю про себя, надеясь, что сейчас мне станет легче. Ведь всё же было хорошо, пока не появился этот засранец. Да и в целом сегодняшний день не предвещал беды. Мой братец вёл себя совершенно сносно, но, наверное, именно это меня больше всего и напрягало. Я ожидала от него какой-то подставы, хотя глубоко внутри понимала, что дело совершенно не в этом, что, в свою очередь, только усугубляло ситуацию. И всё стало лишь хуже, куда я, взволнованная, неожиданно не справилась с дрожью в руках и случайно опрокинула на пол стеклянный графин с только что налитым апельсиновым соком. - Чёрт, чёрт, чёрт! - снова ругаюсь себе под нос, попутно ища швабру, чтобы ликвидировать последствия погрома.
Нужно поспешить, а то меня и так уже нет слишком долго. Не хватает ещё, чтобы Джереми что-то заподозрил. Или Джон.
Но я понимаю, что опоздала, когда слышу позади себя шаги.
Господи, пусть это будет мой будущий муж... Разве я много прошу!

+3

6

Я так спокоен, потому что нахожусь в шоковом состоянии. Пришлось руки на какое-то время опустить под стол, ибо они тряслись, как осиновый лист. Так странно, внутри и снаружи - тишь, да гладь, а руки трясутся, будто я махровый пьяница. Я уже привык, что плохие новости обрушиваются на меня без предупреждения, но предстоящая свадьба Евы - это перебор. И вообще, почему я посчитал, что между нами что-то есть? Гребаный романтик, мы с ней даже не переспали, а я уже притащился с кольцом. Краснею от стыда, осушаю бокал сухого вина, заедаю его нежнейшим мясом, приготовленным лично Лили [или поваром?!] - хотя мне вообще все равно кем, но я пытаюсь переманить свои мысли на такую ерунду, перестав думать о глобальном.
Этот ящер лупится на меня и ни черта не понимает. Он не знает, о чем я думаю, а если бы узнал, то охуел. Ну ничего, дружок, подожди немного, и ты будешь в курсе всего. - Я закончил Йель, увлекаюсь большим теннисом, читаю книги. - рассказывает о себе Джереми с расстановкой, красиво излагает свои гребаные мысли и вообще судя по его рассказу о себе он всесторонне развитая личность, с манерами, при деньгах, имеющий великолепное образование, постарше нас с Евой. Мужик старше - мечта любой девчонки. И вот мы сидим такие счастливые, улыбаемся, смеемся, тепло разговариваем... Черт возьми, когда я буду сидеть за этим столом и делать всё искренне?  Ева сюсявит со своим женихом, изредка поглядывает на меня, я, напротив, пытаюсь словить ее взгляд, да только все напрасно - в мои глаза она за это время так и не посмотрела. Боишься, Ева? Тебе стыдно, Ева? Да, я не отвечал на звонки, но я хотя бы не женился.
Добивает ее показательный поцелуй. Меня тошнит. Благо мимо пробегал Цезарь, наш лабрадор. - Цезарь, иди ко мне, давай тоже поцелуемся. - зазываю своего лабрадора и беру на руки. - Джон, не тащи его за стол. - тут же грозит пальцем отец. - Да ладно, па. - отмахиваюсь и продолжаю гладить ушастого. Я так рад, что собакен пробегал мимо, он лижет мне лицо, я отбрыкиваюсь. Все-таки собаки такие вонючие. Ее Джереми, полагаю, пахнет не лучше.
- Извините, пойду умоюсь. - выхожу из-за стола через минуты две после того, как Ева вдруг изъявляет желание принести еще сока. - Давай помогу. - вижу разбитый графин на полу [а ручки-то ее трясутся] - И чего ты убежала за соком, его могли бы принести. - не в упрек говорю ей, скорее растерянно и наклоняюсь, чтобы поднять осколки. В этот момент из кармана с глухим звуком падает моя драгоценная коробка. Тут уже я понимаю, что это пиздец. Ее взгляд, мой взгляд зацепился за эту коробку, все молчат, время остановилось. Я первый прихожу в себя, просто убирая коробку обратно в карман, заканчивая с осколками графина, как будто никакого падения и не было. Мало ли что там? Да, Тиффани обычно ассоциируются с помолвочными кольцами, но ведь не обязательно. - Ты слышала, что сегодня вечером будет студенческая вечеринка, организованная общиной  ΚΚΨ. Мы ведь не можем пропустить посвящение новобранцев, будет весело. - это первое, что пришло мне в голову. Kappa Kappa Psi всегда измываются над своими новенькими. Я это поощряю и всегда в центре событий. Я не вступил ни в одно из сообществ, при этом получил море приглашений. Джонатан Картер - единственный в своем роде и не поделится своей уникальностью с общинами, зато я как приглашенная звезда на таких мероприятиях. Если ребята слишком заигрываются со своими конкурсами, я настоятельно прошу их закругляться, но по большому счету мне плевать и я развлекаюсь вместе с ними. - Ну и отметим мое возвращение за одно и твое предстоящее замужество. - улыбаюсь я, наконец-то посмотрев в ее глаза. В ее взгляде знак вопроса. Она думает о выпавшей коробке, я читаю ее мысли  и мне приходится придумать байку. - Друг попросил купить в Сиэтле кольцо для своей девушки. - достаю из кармана, открываю и показываю. - Тебе бы понравилось?
.......

+4

7

Это Джонатан.
Это, мать его, Джонатан.
Джонатан, хочу расторгнуть все свадьбы в мире, Картер.
И мою свадьбу он теперь хочет расторгнуть в первую очередь.
Даже если и не хочет, то самое ужасное - что пусть всего на несколько мгновений, сидя за общим столом и сжимая в руках ладонь Джереми, я думаю о том, что хочу расторгнуть её сама.
А потом просто беру и разбиваю графин.
Так мне и надо!
Но что хуже всего - главным свидетелем моей капитуляции становится, конечно же, Джонатан, мать его, Картер собственной персоной, когда входит на кухню, весь такой благородный и добрый, тут же готовый броситься мне на помощь с ликвидацией последствий.
- Мне просто захотелось развеяться, - стараюсь улыбнуться как можно более естественно в ответ на услужливую фразочку со стороны сводного братца. - Да и зачем напрягать людей, мне не сложно... - пожимаю плечами, собираясь сказать ещё что-то в своё оправдание, но тут неожиданно всё моё грёбаное внимание обращается к грёбаной бархатной коробочке, случайно (?) вывалившейся у Картера из кармана.
И время останавливается.
Я не знаю, сколько мы так молчим, просто смотря друг на друга. Как и не знаю, о чём думает каждый из нас, потому что лично я, кажется, не могу думать ни о чём другом, кроме как о содержании бирюзовой коробочки с белоснежной лентой, которая так же неожиданно, как и появилась, вскоре прячется обратно в нетрях мужского пиджака.
И я просто беру и встряхиваю головой, как будто ничего и не произошло, так и оставив надоедливый вопрос висеть в раскаленном воздухе.
- Ага, слышала, - вздох облегчения. Я была рада сменить тему. - Мы думали с Джереми сходить, но вечером ему надо срочно улететь в Нью-Йорк по работе. Так что я, наверное, останусь дома, - я бы, конечно, могла пойти туда с подругами, но все они берут своих парней, а мне бы не хотелось чувствовать себя одиночкой при живом-то женихе. Или я бы могла сходить только с Джонатаном, но что мне это сулит? Муки совести или просто отличное времяпрепровождение? Может, я просто всё себе надумала? Может, нет между нами никакого притяжения? И тот несчастный поцелуй полгода назад просто для меня как незакрытый гештальт, с которым можно разобраться... Вот прямо сегодня? - Или ты готов поняньчиться со мной? И спасти от вечера французского кино в компании родителей? - легкий смешок. Неужели между нами всё действительно может быть так просто?
Или это просто минутное помутнение рассудка?
Или мы всё же можем быть п р о с т о друзьями?
Друзьями, которые говорят об обручальных кольцах для других своих друзей.
Друзьями, которые облегченно выдыхают, услышав это.
Друзьями, которые понимают, что облегченно выдохнуть тут может только один из них.
И это явно не девушка, увидевшая диамант размером с её зрачок.
- Чёрт, да он просто... огромный! Твой друг до ужаса расточителен, Джонатан. Надеюсь, его невеста оценит. Но также надеюсь, что ценит она не только это... - я стараюсь быть максимально дружелюбной. Но я впечатлена - во всех смыслах.
Неужели правда существуют парни, готовые тратить состояния на обычные украшения?
И неужели так думает та, у которой на пальце диамант лишь немногим меньше...
- Ладно, пойдём. И, наверное, не говори Джереми о вечеринке пока, хорошо? Ему сейчас не до этого...
Я пожимаю плечами.
Но мы оба понимаем, что дело тут вовсе не в Джереми.
Понимаем.
И ничего не говорим.
Мы ведь можем быть друзьями, которые просто тактично молчат, когда это нужно...

+4

8

В целом ужин прошел нормально. Да. Мысленно подытоживаю, не переставая пялиться на Еву. Надо перестать быть таким уверенным в себе и своих действиях. К моему сожалению в этом мире есть миллиарды других людей, которые не хотят танцевать под мою дудку. И черт с ними, с этими миллиардами, но что же я за Картер, который не может усмирить одну маленькую хрупкую темноволосую девушку? История складывалась бы по-другому, если бы я честно признался, что это кольцо принадлежит ей, и я хочу, чтобы она, Ева, стала моей, но так ведь было бы неинтересно, правда? К тому же ее жених за время моего отсутствия пустил свои корни глубоко в Еву в прямом и переносном смысле, и поэтому мне предстоит трудоемкая работа. Да и не факт, что Гамильтон приняла бы мое предложение даже, если бы этот хер не существовал в природе - скорее, она бы опешила и растерялась. Да. Я фантазер. Ты меня называла и все такое, но ты будешь моей, просто не сейчас. Просто крайне не подходящее время. Главное, не застрять во френдзоне или того хуже в сиблинфрендзоне. Если и дружки становились парнями, то братья - мужьями....
Внезапно я почувствовал невыносимую усталость, я эмоционально перегорел, и мне хотелось закончить ужин, а точнее именно свое участие в нем, как можно скорее. Как часто у вас нечаянно выпадает коробка с кольцом перед глазами той, которой вы хотели подарить это гребное кольцо? Я испытал весь спектр эмоций от отчаянной растерянности до невероятной злости на себя, свою тупость, свою самонадеянность. Ну как я мог подумать, что всё будет так просто? Нелепая шутка.
- Позволь, я тебя все-таки украду. Домашние посиделки оставь для замужней жизни, а пока... - начинаю медленно крутить бедрами в разные стороны, пританцовывая. - Пока ты ничем не обременена, и это круто. - резко останавливаюсь, делаю серьезное лицо без тени улыбки. Такой резкий переход может ее напугал, но я, наоборот, хотел всего лишь навсего ее рассмешить, поднять настроение. Мы, может, и не говорили по душам, откровенно на тему отношений, но я вижу, что уползла она на кухню, чтобы попытаться совладать со своими мыслями. И если с кольцом все получилось довольно глупо, и как я уже сказал - самонадеянно, то факт того, что Ева переживала, увидев меня, не стоит отрицать. Я чувствую, она рада меня видеть, но я вызываю в ней трепет. И это даже хорошо... Нет, конечно это хорошо, значит, у меня есть все шансы. Но как долго я смогу продолжать обуздывать свою дикую натуру и быть хорошим мальчиком, совершая сугубо милые поступки. Это ведь против моей природы, но, Боже, Ева, если бы ты знала, как я стараюсь ради тебя, ты бы посмотрела на меня совершенно другими глазами. Я тут стою перед тобой, улыбаюсь, но ты сделала мне больно, а я парень злопамятный, могу и отомстить. Отмщением в твой адрес я не горю, а вот твой хахаль заслуживает отдельного внимания.
- Ладно, пойдём. И, наверное, не говори Джереми о вечеринке пока, хорошо? Ему сейчас не до этого... - молча пожимаю плечами. Сообщать ему о наших с тобой передвижениях? Да пошел он на хуй.

-Па, мааа [дружелюбно с улыбкой, ведь я могу называть ее мамой, а Джереми пока нет], Джереми, я, пожалуй, откланюсь. С дороги устал, поел, теперь хочу спать. - протянул руку Джереми, пожал и поднялся к себе наверх.
Осторожно открываю дверь в свою комнату, будто захожу в нее впервые. На мебели нет даже тонкого слоя пыли, мою комнату регулярно убирала прислуга. Но несмотря на то, что здесь чисто, я все равно чувствую атмосферу одиночества и заброшенности. Будто это не моя комната, а перевалочный пункт за последние пару лет.
С удовольствием плюхнулся на большую кровать, завел руки за голову и долго лежал, внимательно изучая потолок. Снизу еще долго раздавался смех, громкие голоса, и меня это дико бесило. В тот вечер я больше не вышел к родне, принял душ, побрился, привел себя в порядок [моя личная ванная комната сопряжена с моей спальней]  Уснуть быстро, вопреки моим ожиданиям, мне не удалось. Я еле сдержался, чтобы не пройти тайком в соседнюю спальню и поговорить по душам. Ночь - время откровений, и меня распирало. Руки тянулись к телефону, в ее профиль, она "онлайн" в фейсбуке и "онлайн" в соседней комнате.
В итоге, где-то в час ночи я написал ей "сладких снов" и стер еще два важных предложения, которые она никогда не прочитает.
Ну а утром, за завтраком, когда рядом не было этого Джереми, мое настроение стало на порядок выше. Я шутил и смеялся, снова чувствовал себя на коне. Тем более, вечером мы будем вместе, и я не буду придумывать стратегический план. Я просто чувсьвую, что хочу выпить. Отдохнуть, повеселиться и выпить. Я как проклятый пахал в Сиэтле, не тусовался, был работягой, переволновался из-за кольца, коробку с которым запульнул в первый ящик прикроватной тумбочки, и считаю, что сегодня я заслужил тусу.

+4

9

Остаток вечера проходит спокойно. Наверное, потому, что рядом нет Джонатана.
Я возвращаю себе былое спокойствие и даже позволяю расслабиться, когда на столе появляется десерт. Джереми продолжает шутить, Мама и Ричард - смеяться, ну а я ковырять вилкой шоколадный торт, наслаждаясь идиллией. И почему-то, к сожалению, в этой идиллии я не нахожу места для своего брата, как не стараюсь. А я стараюсь. Мне и в самом деле хочется наладить с ним отношения. Хочется стать его младшей сестренкой, за которую он горой. Но почему-то такая перспектива мне кажется даже менее реальной, чем то, что стрелки часов начнут крутиться в другую сторону.
А им бы не помешало, потому как семейная трапеза заканчивается около полуночи, после чего Джер сразу же хватает заготовленный саквояж и, поцеловав меня на прощание, обещает скоро вернуться, что я даже и не замечу его отсутствия.
Но его отсутствия я как раз и боялась больше всего. И была уверена, что в страданиях проведу каждую его грёбаную минуту.
Особенно после того, как на экране мобильного высветилось такое обычное "спокойной ночи", полученное не с того номера.
Или с того... Я не знала, поэтому, застонав, перекотилась на другую сторону кровати и попыталась уснуть, так и оставив доброе пожелание без ответа.
Утром я убедилась, что оно таки действительно мудренее вечера, потому как тяжелый груз ответственности вдруг неожиданно свалился с моих плеч в неизвестном направлении. Хотя, таком уж ли неизвестном? Не в направлении ли Нью-Йорка случайно? Об этом я старалась не думать. И не думать было не сложно, когда главный триггер сейчас заключает очередной контракт на другой стороне континента. Мы обменялись приятными смсками и пообещали созвониться ближе к моему полудню. К тому времени у меня была возможность снов насладиться семейной идиллией за завтраком, не понимая, что вдруг неожиданно произошло в стенах этого дома и привело к таким положительным изменениям.
- Ну что, Джон, наш план сегодня в силе? - беспечно спрашиваю я, налива я себе ещё немного сока. - Что за план? Вы куда-то собрались? - интересуется Ричард. - Ага, на университетскую вечеринку сегодня вечером, - киваю. - Это чудесно, дети мои, - мама всплескивает руками и добродушно улыбается. Они с Ричардом ещё с самого начала надеялись, что мы с Джоном поладим. И вот после десятка пакостей, мы наконец-то можем делать вид, что поладили. - Ладно, хорошего вам вечера, - Ричард тоже улыбается, после чего поднимается из-за стола и, попрощавшись, отправляется по делам. Мама удаляется следом, оставляя нас с Джоном наедине. - Так что? - повторяю я свой вопрос, будто действительно верю в то, что всё может быть так просто. - Какая тема? Мне, наверное, нужно прикупить себе что-то. Не хочешь по магазинам, подружка? - и лишь только после сказанной фразы, я понимаю, что прикидываюсь слишком уж натурально, что даже сама забывая, что Картер мне не друг. Не друг, чёт подери, и не может помогать мне засовывать молнию в примерочной. - Хотя, наверное, у тебя и так много дел. Я позвоню Лизе. Мы давно не виделись. Встретимся дома или уже на месте? - тараторю слишком быстро, будто обезумевший нажимает тысячу раз на кнопку отмены.
Но механизм дружбы с Джонатаном Картером и так уже запущен...

+4

10

Я люблю ранние утра, поскольку такими ранними я их застаю только по праздникам. В основном, гуляя до упора, проснуться не можешь даже в десять утра, и по-хорошему начинаешь приходить в себя только ближе к обеду. Не люблю это, потому что такой день безвозвратно просран: завтрак в три часа дня, к вечеру снова тусовка. Я, как вампир, чаще вижу тусклый свет уличных фонарей и клубный неон, чем солнечные пробуждающие лучи. На мой режим даже учеба не может повлиять. Я постоянно пропускаю первые пары, все уже привыкли - преподы не делают мне замечаний. На их месте я бы тоже не замечал мои косяки, иначе будут проблемы [и не у меня].
Так вот сегодня я встал по будильнику, чтобы позавтракать вместе с семьей. Лили и отец меня не очень волновали, а вот Ева... Я хотел еще раз услышать от нее, что мы идем на вечеринку. Что если ее мужик запаниковал и попросил ее остаться дома? Хотя, готов поспорить, он ничего не понял. Я для него - просто Картер; Картер, который названный брат Евы. Мне смешно. А.... Кстати, а этот тип знает, что Ева вовсе не Ева? Или моя любимая сестренка так же как и со мной не слишком честна? В голове созрел план, мерзкий план, который останется запасным, ведь я должен не подставить Гамильтон, а расположить к себе. И уж если не получится по-хорошему, то я, как обычно, буду по-плохому.
- Ага. - отвечаю Еве, вполне доволен тем, что она спросила первой. Вишневый круассан делю на две части и быстро поглощаю его, забывая запить крепким эспрессо. Ева отвечает родителям, я не успеваю вставить свои колкие фразочки [и слава богу].
- Тема проста как божий день. Бал-маскарад. Новички, естественно, в специальных масках, мы увидим все их похождения. - усмехаюсь я. Не хочешь по магазинам, подружка? - пару капель кофе проливаются на мою шелковую ночную рубаху. Мы переиграли. Я не хочу так быстро уходить во френдзону. И вот теперь я вижу последствия своего выбора, надо было вчера сказать, что выпавшая коробка предназначалась ей, тогда она хотя бы не стала списывать меня со счетов мужчины, и я не превратился для нее в пидора-подружку. - Не забывай, что Картер младший часто занят делами государственной важности. ΚΚΨ просили внести лепту в организацию вечеринки. Я им помогу. Кто как ни я знает всё о доминировании, издевательствах, веселье и прочем... - в шуточной форме проскандировал я. Конечно, провести с Евой целый день - это круто, но при этом я не хочу жертвовать своим мужским достоинством, которое вчера и так было подбито.
- Встретимся там. Попробуй меня найти. Людей будет много. - допил кофе, подмигнул Еве и встал из-за стола. - Ты придешь с подругой? Я внесу и ее на всякий случай в список. - уже уходя из комнаты я бросил еще одну фразу: - Если хочешь, скинь мне варианты твоих нарядов в фейсбук, я одобрю самый лучший.
Итак, с Евой разобрались, теперь мои мысли плавно переходят к помощи организации вечерики.
Университетские традиции - очень странный предмет. И то, что мы сегодня придумаем с ребятами, будет отнюдь не самое эксцентричное, что вообще придумали в этом мире. Например, я точно знаю, что в Гарварде есть традиция под названием "первобытный крик". Это когда студенты раздеваются полностью, не оставляя на себе даже нижнего белья, и  в полночь, накануне недели итогового экзамена, совершают трехминутный спринт через двор университета. Я, конечно, уверен в себе и своем теле, но что-то не могу представить, как стою рядом с Евой, беру ее за руку, вокруг еще море голых тел, и мы такие бежим и смеемся. Б - бред. Говорят, что отцом-основателем этой традиции является сын второго Президента США Джона Адамса и брата 6-го Президента США Джона Квинси Адамса - Чарльза Адамса. Когда Чарльз учился в Гарварде, он и несколько его друзей попали в неприятный скандал – их поймали, когда они бегали голышом под воздействием алкоголя  по Harvard Yard. Думаю, я бы тоже побыстрее превратил оплошность в традицию. Но что мне до каких-то там Чарльзов? Я хочу, чтобы в историю вошли мои идеи. Ну, или полумоиидеи, поскольку я знаю, что часто такие вечеринки заканчиваются несчастными случаями, а то и умышленными убийствами, я не хочу, чтобы моя фамилия фигурировала в официальных источниках. Я всегда побаиваюсь именно последствий от таких действий, поэтому предпочитаю выбрать одного олуха и вдалбливать ему мои идеи. Он думает, что крут, и при форс-мажоре получает пиздюлей, а я остаюсь в стороне и наблюдаю [мое любимое занятие].
На самом деле я еще пару часов остаюсь валяться в кровати, лениво читаю новости, просматриваю всех, кто вступил в событие сегодняшней вечеринки, переписываюсь со знакомыми, зеваю и слушаю музыку. Лишь ближе к обеду я беру себя в руки и иду в душ.
- Джонатан! Джонатан, привет. Мы тебя заждались. - я захожу в огромный особняк, где меня окликивает девушка, и ее голос раздается эхом в разных уголках длинной комнаты.  Девушка с очень тонкими и длинными ногами обвивает руками мою шею и целует в щеку. - Что на этот раз? - интересуюсь я. Сзади подходит Дэн, мой хороший знакомый, я оборачиваюсь и жму ему руку. - Склеп, гроб... И когда новички будут лежать в гробу, помочиться на них. - я невольно сморщился. - Фу, Дэн. Последнее точно лишнее. А вдруг среди новеньких будут девушки? - встряла в разговор девушка. - Судя по информации, сегодня будут шесть парней, поэтому за девушек не стоит беспокоиться. - зевнув, ответил я. - Хорошо, мочиться не будем. Короче, мы загоняем их пинками в мрачных склеп, перед этим предварительно раздев, затем высекаем их плетьями, на них падают ведра с кровью животных, мы заставляем их лечь в гроб... - жестикулируя вдохновлено рассказывает Дэн. -  И пока они лежат, будут рассказывать с кем спали и спали ли вообще. В подробностях. Кто, где, когда и как. Достанется еще тем, кто будет на вечеринке. - хмыкаю я. -А потом помочимся. - добавляет Дэн. - Нет, не помочимся. - я закатываю глаза и делаю пару шагов назад в сторону девушки. Далее со второго этажа спускаются еще две девушки и трое парней.  - Только на вечеринке будет море людей, никто не поедет в этот богом забытый склеп, чтобы потом вернуться обратно. Да и в маленьком склепе места будет только для участников и организаторов, поэтому  несколько человек останутся здесь и организуют веб-трансляцию на большом экране. - заключаю я. - Извините. - прерываю свой гениальный монолог на сообщение в телефоне. Ева шлет первое платье. Длинное в пол, красное, закрытое полностью. Пишу ей: "Красивое. Красный цвет тебе идет. Но не слишком ли строгое? Руки, плечи, грудь и спина - все закрыто. Откройся =)"  - Ты пойдешь с нами в склеп? - спрашивает меня Дэн. - Эм, нет. Вы делаете для общины гораздо больше, чем я. Я останусь здесь. - что на самом деле будет для меня куда безопаснее. - И я останусь здесь. - сказал еще один парень и та девушка, которая поцеловала меня в щеку при встрече. Она адски напоминала мне бывшую, ту самую, что уебала вместе с дружком Евы. Тем самым эта девчонка бесила меня и, возможно, немного притягивала. Хм, бедные новенькие. Им сегодня здорово достанется.

+3

11

Ситуация разрешилась именно так, как должна была. Джон вежливо отказался от похода по магазинам, а я лишь вежливо улыбнулась в ответ. Потом улыбнулась ещё раз, когда он предложил мне взять с собой Лиз - тыл мне в любом случае не помешает.
На том и разошлись. Договорились встретиться уже на месте.
После я набрала Джереми, рассказала, что иду на вечеринку. Упомянула подругу. О брате почему-то не сказала. Мы же не идём с ним вот прямо вместе - встретимся уже там, так что по факту я даже не соврала. Хотя, конечно, ситуация не из лучших. Всю дорогу к торговому центру я пыталась понять для себя, почему поступила именно так. Но удовлетворяющего меня ответа, к сожалению, не нашлось. Поэтому я пошла на сделку с совестью и решила подумать об этом завтра, а там, может, и вообще не придётся думать.
Тем более, что только что моему взору открылось несколько рядов изысканных платье. Первый и, наверное, единственный магазин, который я сегодня посещу. Оскар де ла Рента... Умеет же ублажать женщин изысканными нарядами. Вот как это длинное красное обтягивающее платье, которое спустя несколько минут любования тут же улетел Джонатану во входящее. Конечно, с самого удачного ракурса.
Но, увы, у братца моего вкус оказался куда более изощрённым. Длинное красное платье было забраковано как слишком строгое. А я даже не попыталась сопротивляться. Мне просто захотелось ему интуитивно поддаться. Для успокоения совести отправила ещё фото Джереми, но он был не в сети.
Ладно, следующее платье - голубое, струящееся, не доходящее до колен, с полупрозрачными вставками по бокам. Ключицы открыты, но теряются в тени пышных длинных рукавов. Этот наряд уж точно нельзя назвать строгим. Так что выкуси, Джонатан Картер. Ещё одно фото улетает братцу во входящее. А следом и на почту будущему мужу. Но он по-прежнему не в сети. Кривлюсь.
Ладно, нужно ещё, наверное, что-то среднее между тем, что я уже видела - к примеру это смарагдовое атласное платье на тонких бретелях, длинное, с разрезом сбоку и манящей складкой, прикрывающей грудь. Мне нравится. А что скажут мальчики? Снова фото улетает по двум адресам. Неожиданно появившийся в сети Джер голосует за красное, но я отшучиваюсь, что нету моего размера, и без зазрения совести беру смарагдовое, потому что оно понравилось Джону...
С Лиз мы встречаемся у меня дома. Днём у неё были ещё какие-то дела, но вечер она с удовольствием пообещала провести со мной. Подкрашиваем губы, ждём такси. Подруга тем временем как-то слишком очевидно интересуется моим братом. Неожиданно. Особенно вопрос о Саманте, потому что перед глазами тут же всплывает картинка, где они с Бобби в кладовке. Кривлюсь. То ли от воспоминаний, то ли от неожиданного чувства собственности. Вот уж не ожидала, что моя подруга положит глаз на моего брата. - Кажется, они разошлись. Но я не уверена, есть ли у Джона кто-то сейчас. Он долгое время был в Сиэтле, а вчера у него из кармана вывалилась коробка с обручальным кольцом. Сказал, что для друга, но я бы на твоём месте выбрала себе сегодня другую жертву, - улыбаюсь, пытаясь не подать виду, что говорить о похождениях Джона мне не так уж приятно. Почему-то думать о том, что он готовится кому-то сделать предложение руки и сердца - невыносимо. Но лучше бы я в этот момент думала о своих, уже отданных, руке и сердце. - Ладно, пошли, такси уже на месте.
Мы здесь. Печатаю Джону смску, когда мы с подругой подъезжаем к месту назначения. Она успевает заметить получателя сообщения и коварно улыбается. - Сегодня я проверю, кому предназначалось это кольцо. Пожелаешь мне удачи, милая? - ну конечно. Но в ответ я лишь криво улыбаюсь, потому что таксист спешит сообщить о прибытии. Мы расплачиваемся и выходим из автомобиля. Ещё несколько минут топчемся у входа, после чего Лиз сообщает, что отправляется на охоту на Картера-младшего, пока её кто-то не опередил, а я лишь дергаю плечом, расправляя невидимую складку на платье.
После осматриваюсь вокруг. Вижу сначала своё отображение в зеркале возле двери - красная помада, небрежный пучок и тонкая подвеска, лишь подчеркивающая изящность моих плеч. Вроде неплохо. Уж точно не хуже многих новичков, надевших, наверное, самые изысканные и вычурные наряды, которые только нашли у себя в шкафу. Ещё чуть-чуть, и я ослепну от изобилия стразов на один квадратный метр.
Ладно, нужно выпить.
Где тут бар? Надеюсь, Джонатан, внося свою лепту в организацию вечеринки, позаботился о наличии текилы. А то, кажется, от подступающей к горлу тошноты меня сейчас вывернет.
И зачем я вообще сюда приперлась...
Выпивку мне, сюда и немедленно!

Отредактировано Eva Hamilton (2020-04-25 12:41:43)

+3

12

Восемь вечера проскандировали: "да будет вакханалия!" Ровно в это время двери особняка открылись, и просторный зал начал постепенно заполняется молодыми людьми, предварительно прошедшими зону проверки приглашений. - Джек, как мы знаем, идеальных людей не существует. Не нравится мне этот Джереми. Давай по старой схеме. - в двадцать ноль пять Джонатан еще разговаривал по телефону с Джеком, прося его об одном маленьком одолжении. - Джон, я сейчас говорю не как правая рука твоего отца, а как твой друг и старший товарищ, может ты просто поговоришь с Евой? Джереми вроде бы неплохой малый... Не думаю, что наш обычный способ к нему применим. - как обычно, Джек пытался облагоразумить амбициозного паренька, но тот упирался. - Джек, у меня хорошо развита интуиция. Я подловил его на не состыковках в истории о его жизни. - возможно, то не были не состыковки, просто Джону очень хотелось в этой верить. Так или иначе, Джек сдался. Разговор окончен. Скоро [скоропостижно или не так скоро] Джонатан узнает о женихе Евы чуть больше, чем он должен знать, а пока вечеринка в самом разгаре, и нужно пользоваться присутствием на ней Евы.
Пробираясь сквозь быстро образовавшуюся толку, Джонатан увидел за барной тонкий стан, облаченный в настоящий шелк. Струящаяся тонкая ткань, казалось, была частью тела Евы, облачая ее в нужных местах и оголяя сладкие участки ее плоти. Джонатан узнал ее по цвету платья - платья, выбранного, несомненно им, а не Джереми. - Не скучай. - тихо подошел он и прошептал Еве на ухо, близко-близко, почти целуя мочку уха. - Привет, Лиз. - небрежно поздоровался он с подругой своей новоиспеченной сестры, усевшись за барную рядом с Евой. - Ты решила начать этот вечер сразу с крепкого? Похвально. - дабы не отставать от нее, Джонатан тоже взял стопку текилы. - Как дела, Джонатан? - Лиз вытянулась на барной, подперев поверхностью зону декольте так, чтобы Картер непременно заглянул в ее глаза. - Было неплохо, но сейчас, любуясь твоими глазами, стало еще лучше. - томно проговорил Джон. Он, понимая, что Лиз флиртует с ним, решил проявить взаимность, чтобы раззадорить Еву. Пускай глупышка Лиз говорит своей подружке, что тот на нее запал. И Ева не сможет даже возразить, потому как ее аргумент, что Джонатан запал на НЕЕ будто только лишь высмеян. Ни у единого человека нет доказательств. Никто никогда не видел, как Картер целует Еву. Никто никогда не замечал проявления к ней особых чувств. Для окружающих они теперь часть одной семьи, в которой он - ее брат, а она - его сестра. Это, конечно, усугубляет положение для Картера, но в некоторых случаях даже на руку. Они просидели за барной где-то полчаса, выпили по стопки три - четыре текилы, Джонатан флиртовал с Лиз, но в меру, и Ева могла бы уловить его сарказм в каждом слове. Лиз достаточно быстро набралась, встала из-за барной, подошла к Джону сзади и обвила его шею руками, наваливаясь всем телом на него, от чего тот испытал дикий дискомфорт, улавливая нотки пота, смешенные с дешевым ярким парфюмом всех цветов, разбавленных спиртом. Джонатан закатил глаза и умоляюще посмотрел на Еву. Он не хотел обижать ее подругу, беззлобно подтрунивая над ней, но еще один жест, и он за себя не отвечает. Ева в это не вмешивалась, казалось, она испытывает от увиденного удовольствие. Джон набрал полную грудь воздуха, и уж было начал что-то говорить, как к нему подошла та длинноногая блондинка, с которой он общался в первой половине дня по поводу организации вечеринки. Она сделала вид, что не видит на нем повисшую Лиз, наклонилась к его уху и что-то шепнула, поспешно удалившись. Джонатан посмотрел на часы, резко отпрял, тем самым Лиз чуть не повалилась на пол, подтянулся к Еве и сказал: - Новенькие прибыли, еще где-то полчаса, и начнется представление. Держи телефон при себе, я сейчас улажу кое-какие дела и напишу тебе.
Из шестерки новобранцев до места встречи добрались только четверо, двое не решились на столь рискованный шаг и остались дома. К слову, к братству ΚΚΨ двери перед ними закрыты плотно и до конца выпуска, а сами они попали в чернейший из всех черных black листов. Вокруг этих четверых образовалась кучка людей, которые с интересом осматривали их внешность, манеру общения и делали ставки между собой. Один из них был рыжим и пухлым, глаза маленькие, крысячьи, бегали из стороны в сторону в поисках поддержки [или, не удивился бы Картер, в поисках чего-то пожрать]; второй был очень высоким и худым, на его тельце не было ни граммы мышцы или жирка, от того он выглядел, как ходячий скелет. Казалось, сильный ветер вполне может сдуть его на другой конец дороги. Третий и четвертый, подумал Картер, могут сегодня стать новыми членами братства. По крайней мере, сейчас у них есть все шансы. Однако один из них уж очень  самоуверенный и уже мнит себя одним их них. Что, по опыту, должно сыграть с ним злую шутку в последствие. Картер подошел к членам братства, и они вместе задали новичкам пару вопросов. - Прежде чем мы поедем, выпейте это. - каждому протянули 0,5 бутылки с непонятным содержанием. - Кто последний выпьет, с нами не поедет, а отправится домой. - новички скептически посмотрели на бутылки, мол, кто не выпьет о,5? Но кто из них знает, что там внутри? Итак, резко шум сменился на тишину, каждый в помещении замер. Начался отсчет. Бутылки открыты, и по выражениям лиц парней, сделавших первые глотки, можно было предположить, что внутри бутылок находится что-то очень мерзкое. Тот, кто был слишком самоуверен, выпил содержимое быстрее всех. Остальные тоже допили все, но с приличным отставанием. И когда победитель пожинал свои лавры, его стошнило прямо на платье какой-то девицы. - Ты проиграл. - громко сказал Картер. Дальнейшие попытки облеванного паренька поспорить ничем хорошим не обернулись. Его выкинули за пределы особняка, взяв под руки, как надоедливого щенка. Победители уехали на второй отбор, а у гостей был еще где-то час свободного от шоу времени.
- Я бы ни за что не стал пить содержимое этих бутылок. Если бы ты знала, что там, тебя бы стошнило от одних моих слов. - Картер повернулся и увидел Еву, стоящую чуть сзади. - А  я бы попробовала. - возразила Лиз. Картер очередной раз закатил глаза и взял за руку Еву, протягивая через толпу на балкон. Здесь он взял сигарету и с наслаждением затянулся. - Шикарное платье. Оно тебе безумно идет, Ева.

Отредактировано Jonathan Carter (2020-05-05 12:16:47)

+3

13

- Не скучай, - его голос раздался над моим ухом неожиданно, хотя, конечно, мне стоило немного раньше обратить внимание на то, как просияло лицо Лиз в ответ на появление Джона. Я же успела только встрепенуться от обдавшего мою шею тепла его дыхания, но пока я соображала, то не заметила, как вдруг очутилась третей лишней. Мой брат и моя подруга уже в следующее мгновение обменивались любезностями, пока я сверлила глазами пол, думая, что я здесь делаю. Да и вообще, чёрт бы меня побрал! Что за реакция?! Я без пяти минут жена замечательного парня, который, к счастью, не носит фамилию Картер, поэтому мне стоит успокоиться, выпить и перестать всё воспринимать на личный счёт. Мы просто родственники, и я просто должна выбросить из головы все эти предательские мысли. Сегодня я отлично повеселюсь, а завтра уже и думать забуду о неловкости, проскользнувшей между мной и Джонатаном.
Ну же! Я должна хотя бы постараться...
- Ты отлично справился. Кажется, вечеринка обещает быть шумной, - наконец-то улыбаюсь и выдавливаю из себя несколько фраз, чтобы незаметно вклиниться в разговор. Выходит неплохо. Непринужденно. Именно, как мне и надо. - Ну что, выпьем за первокурсников? Мне уже их жалко, ребята, - легкий смешок, который я тут же прячу в стопке текилы. Сладкая парочка повторяет за мной, после чего мы громко смеемся, и, кажется, меня немного отпускает. Особенно после третьего захода. Даже картина повисшей на Джоне Лиз сейчас меня скорее просто веселит, особенно учитывая умоляющее лицо моего братца. По-моему, ему компания моей подруги уже не столь приятна, как в начале вечера. Ну что же, я его понимаю - Лиз и правда иногда может быть слишком настырной. Но, к счастью Картера, к нашему трио спускается ещё один белокурые ангел, видимо, тоже имеющий причастие к организации вечера, потому как по первому её зову, мой брат тут же скидывает с себя флиртующее женское тело и, бросив несколько фраз на прощание, скрывается в толпе. Подруга сразу пользуется моментом. - Чёрт, Ева, ты видела, как он на меня смотрел? Мне кажется, он готов был трахнуть меня прямо здесь... - в ответ я лишь киваю, потому что никто и не нуждается в моём одобрении. После мы опрокидываем в себя ещё по стопке и решаем переместиться в другую комнату, где сейчас в самом разгаре находится представление новичков. Им как раз предлагают выпить поллитры неизвестного пойла. И, к несчастью второкурсницы в розовом платье, один из кандидатов спустя минут пять знакомит её с тем самым содержимым бутылки, а ещё своего желудка. Я фыркаю и прикрываю рот рукой - зрелище не из самых приятных, как вдруг неожиданно меня кто-то хватает за локоть и тащит на балкон.
Это Джон. Я улыбаюсь. Или, может, улыбаются четыре стопки текилы во мне, разливая по телу приятное тепло. Или, может, тепло по телу разливается от прикосновения Картера?
Тем не менее, когда спустя несколько мгновений мы оказываемся на прохладном вечернем воздухе - мне не холодно.
- Шикарное платье. Оно тебе безумно идет, Ева, - проговаривает парень, путая свой голос с клубками табачного дыма. Киваю. Дергаю плечом. Внутри меня разливается какое-то неожиданное спокойствие, словно сейчас всё именно так, как и должно было быть... Всегда. - Спасибо, Джон... И за помощь с выбором платья тоже, - осторожно на несколько мгновений накрываю ладонью свободную от сигареты руку Картера и приподнимаю уголки губ в улыбке. Возможно, мои пальцы слишком долго соприкасаются с теплой кожей брата. Возможно, мы даже оба этом замечаем, на пару длинных минут зависши в томном молчании. Но потом я, словно ничего и не бывало, убираю ладонь и отворачиваюсь, опираясь на балконные перила. - Лиз немного назойлива, да? - перевожу тему, словно и не было только что между нами никакого "особенного момента", словно мы просто брат с сестрой, которые решили проветриться на свежем воздухе. - Можно мне тоже несколько раз затянуться? - киваю, указывая на всё ещё тлеющую сигарету меж пальцев парня. Киваю, словно мы не просто брат с сестрой, которые решили проветриться на свежем воздухе.
Так в чём же правда? Я не знаю. Знаю лишь то, что любой мой выбор будет неверным...

+2

14

Картер пристально смотрит на изящную, стройную Еву. Глаза щурятся, не моргая, пытаются разглядеть в ее глазах отражение его глаз. Карие Евы блестят, как два наполированных стекла. Она пьяна. Да и сам Картер не пытается сдерживать себя, плотно налегая на стаканы виски, коих на тот момент уже было три с половиной. Ее руки на мгновение закрывают его, он кивает, пальцами вжимаясь в перила балкона, лишь бы не схватить ее в этот момент и не прижать к своей груди. Ева, чувствуя нарастающее между ними напряжение, убирает ладонь - диалог продолжается. - Лиз немного назойлива, да? - вопрос бьет Картера легкой пощечиной, заставляя вернуться на вечеринку и вспомнить все реалии жизни. - Она - глупенькая. Возможно, если у меня будет настроение, я преподам ей мастер-класс по общению с противоположным полом.... И. Да. Она назойлива. А парням всё же нравится добиваться девушек. Когда они сталкиваются с холодностью, безответственностью, то теряют голову и по уши влюбляются. Пытаются добиться... Отказ лишь подстегивает... - тихо прошептал он, подходя к Еве ближе и нарушая ее личное пространство. В этот момент она просит затянуться, наклоняясь к Джону еще ближе, тянется за сигаретой, которую тот держит на уровне своего лица. - Смотри, они крепкие. - Джон предупреждает ее, но сигарету не отбирает. Ему хочется, чтобы она написались, обкурилась, попала в неприятности, и чтобы он оказался в нужное время в нужный час тут как тут, спас ее из всех бед, помог. Джонатан рад, что на балконе уже довольно продолжительное время только они вдвоем. Многие знают их и знают, что совсем недавно Джон и Ева породнились, а это значит, что любые романтические отношения пресекаются на корню. Хотя бы формально. Легкий ветерок колышет ее локоны. Тонкая прядь попала на липкие от блеска губы. Джонатан аккуратно притянул прядку к себе, очень бережно держа ее в своих руках. Отпустив прядку, взял двумя пальцами ее подбородок, другую руку положил чуть выше талии, чтобы Ева не смогла сделать шаги назад, если бы захотела. Но она не хотела. Стояла на месте с замиранием сердца и ждала. Его горячее дыхание обжигало ее. Сигарета давно дотлела и упала куда-то вниз. Табачный дым, алкоголь, близость - одурманивала. Он был готов эгоистично взять ее прямо здесь и сейчас, не взирая на предстоящую свадьбу, окружение, множество других факторов, не дающих быть им вместе. - А я по всюду вас ищу. Вот вы где. - на балкон протиснулось глуповатое от выпитого личико подружки Евы. Картер нехотя отпрянул, швырнув в сторону Лиз недовольный, яростный взгляд. - Еще увидимся. - проговорил Еве и спешно вышел, оставив их двоих. Видела ли Лиз нарастающее напряжение между ними, он не знал, и ему, собственно, на это было глубоко плевать.
Тем временем вечеринка становилась еще жарче. Оставшиеся новобранцы заползли в склеп, где надеялись пройти посвящение.
Для пущего эффекта везде погас свет, лишь большой экран отображал происходящее в склепе. Картеру уже не было так интересно, хоть эту часть он ждал с нетерпением. Мыслями полностью погрузился в то, что было на балконе, а точнее в то, чего там не было. Возбуждение и решительность не исчезли. Напротив, Картер уяснил для себя, что в стороне он не останется. Еще с утра он хотел быть пай-мальчиком для счастья Евы, но сейчас Джонатан понимает, что ее счастье - с ним. Да, возможно ее жених даст ей светлое будущее, но оно будет блёклым и театральным, она всю жизнь будет мечтать о том, кто украдет ее из этой рутины. От его мыслей отвлек общий шум. Люди стали громко кричать и шуметь. Что происходит? Подняв глаза на экран, он увидел трясущуюся камеру, один из новобранцев лежал на полу склепа и не двигался. Пока Картер размышлял о своих отношениях, худой и высокий мальчишка оступился и ударился. Картер ругнулся, встал из-за барной и начал метаться между людьми в поисках Евы. В темноте было плохо видно, свет никто не включал. - Ева! - проходит еще через десяток людей. - Ева! - он обернулся и встретился с ней. - Поехали. Сейчас сюда приедут копы. - Джонатан будто смотрел в воду, предчувствие его не подвело. Организатором вечеринки он не числится, иначе это грозила бы отчислением. Его могут сдать, но вряд ли они посмеют. - До "Мариотта" пожалуйста. - Картер быстро словил такси и усадил туда Еву с Лиз. Гамильтон, конечно же, не могла бросить подругу. Они высадили ее у ее дома по пути к отелю. Лиз не была напугана, больше воодушевлена этой ситуацией и без конца что-то спрашивала у Картера. Как только она вышла из такси, в машине стало тихо и спокойно. При водители они не стали обсуждать подробности вечеринки и заговорили только тогда, когда поднялись в номер Картера. - Мне пишут, что мальчишку увезли в реанимацию. Это несчастный случай. Он после того выпитого поила был в неадеквате, пошатнулся, ударился о каменную плиту... Всё с ним будет в порядке. - Картер откупорил бутылку вина. - Но я не хочу, чтобы вечеринка так заканчивалась. Устроим свою? - не дожидаясь ответа, налил вино в два большим пузатых бокала. Он не повез Еву домой и не поехал сам. Номер отеля сейчас гораздо уютнее. Он сел на другой край дивана. Сядь он ближе, она могла почувствовать западню. Особенно после тех прикосновений на балконе. Там он был довольно настойчив, но сейчас отступил. На время.

Отредактировано Jonathan Carter (2020-06-07 21:11:50)

+2

15

Я играю с огнём.
И огонь этот сейчас стоит напротив, дьявольски ухмыляясь, раздевая меня взглядом, но в первую очередь, обнажая мою душу.
Мне становится неловко, из-за чего я тут же поспешно стараюсь спрятаться за молочным клубком табачного дыма, но в итоге лишь неуклюже закашливаюсь. - И правда крепкие... - бормочу, отряхивая пепел, и неожиданно чувствую, как на мою талию ложится мужская ладонь, под весом которой прохладная ткань шелкового платья немного остужает и без того уже разгоревшееся пламя на моей коже. - Джон, - шепчу тихо-тихо - настолько что последний звук и вовсе теряется в глубинах моей груди. Кажется, мне вот-вот не хватит воздуха - я одновременно боюсь и страшно желаю того, что должно случиться в следующий момент. И это явно не должно было быть появление Лиз, которая сваливается нам на голову, как ушат холодной воды. Чёрт. Ругаюсь мысленно, тут же резко отскакивая от Картера в сторону, словно обожглась. Но я ведь чуть не обожглась, так что, вероятней всего, мне стоит потом направить подруге благодарственную открытку, потому как сейчас ей явно не до меня. Пьяный хищный взгляд, кажется, интересовался только одним из присутствующих на балконе. И, очевидно, это была не я.
Ну что же, Джон, как раз пришла пора преподать парочку уроков своей поклоннице. Всё, как ты и хотел.
Но прежде, чем я успеваю оставить сладкую парочку наедине - сама становлюсь её частью. Братец спешит ретироваться, ну а я ещё несколько минут утешаю гореподругу, уверяя, что её любовная история с моим родственником ещё только впереди.
Но кто бы знал, как каждое слово дерёт мне горло.
- Пойдём выпьем ещё, милая? - воркую, стараясь унять в голосе неприятную дрожь. Лизи обреченно вздыхает - и ей не остаётся ничего другого, как согласиться. Но, как только мы оказываемся в общей комнате, от моего взгляда не успевает ускользнуть резко сменившаяся атмосфера вечера. Все о чём-то взволновано перешептываются, странно переглядываясь между собой.
Неужели все спалили нас с Картером? Ничего ведь не было!
Вот только, прежде, чем я успеваю сориентироваться, тот самый Картер хватает меня за локоть и тащит вместе с подругой к выходу из дома. - Поехали. Сейчас сюда приедут копы - видимо, дело всё же не в нас, и даже не во мне, но я ничего не спрашиваю. Понимаю, что сейчас вокруг слишком много лишних ушей, особенно одна парочка, последовавшая с нами в такси. И как только мы высаживаем Лиз у дома в салоне автомобиля, кажется, сразу даже дышать становится легче. - Мда, - только и могу, что проронить, а дальше, всю оставшуюся дорогу до отеля мы проводим в абсолютной тишине, и лишь дряблый звук из динамиков чем-то напоминает песню Джеймса Бланта, под отголоски которой мы и вваливаемся в номер Картера в "Мариотте". - Слава богу, мы дома... - вздыхаю, скидывая туфли с ног прямо в пороге, после чего шлепаю босыми ногами по прохладному кафелю в гостиную и плюхаюсь на диван, попутно слушая рассказ Джона о произошедшем. - Ну, он сам виноват. Мы ему не мамочка, - довольно поддатая от алкоголя, делаю совершенно смелое умозаключение в ответ на услышанный рассказ. Радует, что события совершенно не касаются нас с братом, потому что очередной порции сплетен мне сейчас не надо. А вот судьба пострадавшего парня меня почему-то совершенно не волнует. Можно я не буду о нём думать вообще? Мы ведь даже не знакомы. Лучше подумаю о вине, которое только что заботливо откупорил Картер и разлил по бокалам - Предлагаю выпить за этот вечер!Пусть хоть у кого-то он закончится удачно, - тянусь через весь диван, чтобы чокнуться с братом, а после поднимаюсь на ноги и подхожу ко встроенному музыкальному плейеру. - Как на счёт потанцевать? Если честно, только ради этого я и собиралась на вечеринку... - хихикаю, совсем как школьница, опустошая свой бокал до дна и отставляю его в сторону, чтобы было удобнее шариться в отельном плейлисте. - О, у нас тут Бритни Спирс, сто лет уже её не слышала, - не сказать бы, что я её огромная фанатка - скорее наоборот, но есть во всём этом какая-то ностальгия - забавно двигать задницей под знакомые ритмы. - Присоединяйся! Обещаю никому не рассказывать, чем ты занимаешься по вечерам, - я снова смеюсь, на этот раз более звонко, запрокидывая голову назад - вино спешно ударяет мне в голову, и я без зазрения совести протягиваю Джону руку, приглашая на импровизированный танцпол. - Покажи мне, как умеют веселиться истинные нью-йоркские богачи!

+2

16

- Ну, он сам виноват. Мы ему не мамочка - Картер усмехается. Он не был готов слышать безразличие в голосе Евы. Ему казалось, она такая правильная, такая милая, не пройдет мимо маленького бездомного котика, всегда поможет и близкому, и тому, кого знает без пяти минут. Но так ли это на самом деле? Может, его присутствие в ее жизни раскрывает в ней потенциал дьяволицы. Он не хочет, чтобы она становилась такой, как он; но не может отметить, что это ему не нравится. Джонатана судьба того паренька совершенно не волновала, а вот за своей он приглядывал. - Послушай, если у тебя кто-то будет спрашивать об организаторах этой вечеринки, говори, что ничего не знаешь. Если спросят про меня, то я к этому не причастен, даже косвенно. - он не считал Еву глупой, и знал, что она никогда не выдаст его, но все же решил озвучить свои опасения вслух, чтобы она понимала, что возможно кто-то захочет потащить его ко дну вместе с остальными. Он ведь поддерживал все их идеи, воплощая их в жизнь. Кроме того, он выделил им немного денежных средств для организации вечеринки. Повода для беспокойства не было, но эта ситуация оставила неприятный осадок. Ненавидит, когда его фамилия мелькает в подобных историях. - Если парень откинется, будет стоять вопрос об отчислении всех замешанных. - задумчиво сказал Картер, всматриваясь куда-то вдаль. Он еще немного порассуждал на эту тему, закончив тем, что с его персоной в любом случае всё будет хорошо, и осушил горло глотком  дорогого алкоголя. Через несколько минут они оба забыли о том, как вообще здесь оказались. Им было хорошо вместе. - За этот вечер. - кивнул головой Картер, хитро прищурившись. Здесь только он и она. Никто не позвонит. Никто не нарушит их уединение. Он этого не допустит. Рука ловко взяла ее телефон с кофейного столика, пока та включала музыку. Картер зажал кнопку, и через пару секунд ее телефон был выключен. Также ловко он положил телефон обратно. Она - рядом с ним, и он будет пробуждать в ней всё самое плохое. Смс от ее жениха может резко привести ее в чувства, надавив на совесть. Картер свято верит, что Джер ее недостоин. Он скучный, рутинный, банальный. Да, не глупый, да - возможно верный, семейный. Но скопление этих прилагательных вызывает тошноту.  Ева, стоящая перед ним, играющая огоньками в глазах, слишком яркая, чтобы ее жизнь так быстро потухла, смиренно пребывая где-то в ползунках и скучных семейных ужинах. Джер - не авантюрист. Таких как Джер - миллионы, ничем не приметные миллионы. И сейчас он докажет ей свою точку зрения. А если не сможет доказать, то навяжет. 
Раскрепощенная, веселая, милая Ева танцует перед ним. - Я покажу тебе, как умеют веселиться истинные нью-йоркские богачи. - с этими словами Картер берет свой телефон и куда-то отходит. - У нас есть полчаса прежде, чем нам придется подняться на крышу отеля. - раз богачи, то по-богатому, так сказать. - Танцуй. - приказывает ей, не вставая с дивана. - Как в клипе Бритни, где она трусы поверх джинсов натянула. - смеется Картер. Когда ее песня закончилась, он включил свою.

All These Things That I've Done
The Killers

Зоркий взгляд пал на быстро опустевшую бутылку вина. - Не порядок. - открыв дверцу барной, достал еще одну бутылку вина, облизнувшись на бурбон, но для девушки он будет слишком тяжелым. - Все нормально? Как себя чувствуешь? - получив в ответ счастливую улыбку, он откупорил вторую бутылку, которую ребята принялись прямо из горло, танцуя. Картер кружился в танце с Евой, чувствуя, что только сейчас, в эту секунду он самый счастливый человек на этой планете. Только сейчас боль от потери матери наконец-то ушла на второй план. Боль от обиды за равнодушие отца испарилась, как вода в пустыне. Желание насолить всем и вся тоже куда-то пропало. Сейчас он просто парень - студент, стремительно взрослеющий. Прихватив на припеве Еву за талию, он в припрыжку танцевал с ней вальс, пока у обоих не закружилась голова и они устало не рухнули на диван, взявшись за руки.
Внезапно посерьезнев, осмелев от выпитого, он вдруг резко выпалил. - Коробка предназначалась тебе. Я был в Сиэтле и невыносимо скучал по тебе. Я не знаю, как описать это чувство, ведь мы даже не спали вместе, ха. - рассмеялся он, отворачиваясь, но продолжая держать ее за руку. В дверь постучали. - О! Прекрасно. - быстро посмотрев на часы, просиял он. Тотчас сменив напряженное выражение лица детской беззаботностью. - Эй, улыбнись. Пошли наверх. Нас уже ждут. - захватив бутылку в одну руку, и сцепив ее и его руку взамок, они быстро побежали по лестнице. Почему не на лифте? Потому что он так захотел. Когда оба поднялись на крышу, умирали от жажды и усталости. На крыше их ждал чартерный самолет. - Первой моей идеей было отвезти тебя в Париж. Когда я узнал, что туда ехать тринадцать часов, решил, что такую поездку оставим на следующий раз. Затем Нью-Йорк - до него ехать около пяти часов. На твою родину мы отправимся, но позже.  Поэтому мы едем... В Сан-Франциско. Всего чуть больше часа. - он затолкал Еву в самолет. - Боишься высоты? - спросил он, когда они начали взлетать, крепко взяв ее за руку. - Как ты там говорила? Показать, как веселятся богачи? Ну... Как-то вот так. - смущенно сказал он, притягивая ее в свои объятия. И несмотря на то, что объятия были вполне дружескими, между ними этой ночью зарождалось нечто новое. Путешествующая с ними бутылка вскоре вновь опустела. Третью они уже не начинали, потому что язык у них изрядно заплетался. Причем как у Евы, так и у Джонатана. - Ты любишь своего Джера? - спросил он, наклонив голову набок. Спустя долю секунды вдруг перебил ее. - Нет, ты его не любишь. Ты внушила это себе в голову, чтобы жить как все. Но зачем тебе как все, если ты можешь вот так? - он осторожно притянул ее к себе за подбородок, как тогда, на балконе, когда к ним бесцеремонно зашла Лиз. В салоне самолета никого не было.
[float=right]https://66.media.tumblr.com/cf13e1bacab1bdc457c00767f75e2ba1/tumblr_inline_pfku10XD8E1qlt39u_250.gifv[/float]- Ева... - горячим дыханием прошептал ей в губы и наконец поцеловал. Несмотря на то, что он едва касался руками ее тонкой талии, поцелуй был требователен. Он не терпел ее отказа. Язык по-хозяйски блуждал по ее нижней губе, страстно заходил глубже, пальцы сильнее вдавливались в ее талию. Не отрывался, не давая ей времени прервать поцелуй и подумать о том, что они делают.
Усадив ее на свои колени к себе спиной, он продолжил поцелуи, переключаясь на ее шею. Рука, не дожидаясь чьего-либо одобрения, смело и быстро заползает под тончайшую шелковую ткань платья. Сжимая ее грудь, он продолжает целовать ее шею, спускаясь ниже к плечам. Раздается глухой, смиренный стон. Она поджимает ноги. Рука Картера крепко сжимает ее шею, другая раздвигает ноги и проникает через тонкую ткань кружевных трусиков. Еще стон. Его сбившееся дыхание. Сердце, которое она слышит в тишине. Она елозит по его коленкам, усидеть ей мешает его нарастающее желание. Пальцы доводят ее до пика. Всё это время он без устали целовал и покусывал ее, ни разу не прервавшись. Как только она кончила, он усадил ее обратно на место. - Проголодалась? - заботливо спросил он, будто бы сейчас ничего не произошло.

Отредактировано Jonathan Carter (2020-06-13 14:59:22)

+2

17

Сегодня со мной случился один из лучших вечеров в жизни. Кто бы вообще мог подумать, что танцевать под Бритни Спирс в компании своего брата может быть так весело. Я не думала ни о чём. Ни о своём оставленном где-то телефоне, ни о Джереми, ни о предстоящей свадьбе, ни тем более о раненном парнишке. Я просто наслаждалась происходящим здесь и сейчас. Тем более это было совершенно несложно, особенно после двух выпитых бутылок вина. Я не обратила внимания, как Джон куда-то отходил и на его предупреждение об оставшемся полчаса развлечений. Мне казалось, что впереди у нас ещё вся ночь, и я была полна решимости выдавить из нашей домашней вечеринки всё до последней капли. Поэтому, когда в перерыве между Бейонсе и Рианной, мы уставшие плюхнулись на диван, я всё ещё продолжала думать о том, какой хит из двухтысячных я хочу послушать следующим, и даже не сразу поняла, что брат обращается ко мне, а не подпевает сменившемуся треку, слов которого я не знала. - Коробка предназначалась тебе, - эта песня очевидно была мне не знакома, и я даже не сразу поняла, о какой коробке идёт вещь. Коробке с моими платьями, которую я собиралась отдать на благотворительность? - Я был в Сиэтле и невыносимо скучал по тебе, - и тут во мне будто что-то щёлкнуло - речь шла о коробке с кольцом? Твою мать! Или всё же о моих платьях? Может, Картер просто скучал по мне, как по сестре, как по своему другу? Мы ведь так отлично сейчас проводим время. В Сиэтле ему не хватало именно веселья - бедняжка, совсем заработался. И прежде, чем я успеваю подтвердить или опровергнуть худшую из своих догадок, в дверь номера кто-то стучит, и я, пьяная, со спокойной душой, просто беру и отодвигаю мысли о бархатной коробочке, которая предназначалась мне, в самые дальние закрома души. Под воздействием текилы и двух бутылок вина я просто заставляю себя забыть о только что услышанном, будто этого разговора и вовсе не было. Тем более, что Джон ведёт себя также. Он не ждёт от меня ответа, он просто задорно подрывается на ноги, и спустя несколько минут мы уже поднимаемся на крышу, держась за руки.
- Вот это нифигашеньки себе, - только и могу выпалить, когда моему взору неожиданно показывается целый, твою мать, грёбанный САМОЛЕТ, красиво отражающий огни ночного города, мерцающего внизу. Но, самолёт, чёрт подери... - Ты серьёзно? - шепчу я, всё ещё удивлённо прикрывая рот ладонью, пока Джонатан рассуждает о месте нашего предназначения - оказывается, это Сан-Франциско. И, услышав это, я начинаю прыгать, как мелкая школьница, которой на день рождения наконец-то подарили собаку. Конечно, на этом фоне мысли о бархатной коробочке отодвигаются ещё дальше, как и о той, которую я уже успела принять. Я даже на мгновение не задумываюсь о том, что надо предупредить Джера или вообще хоть кого-то. Я просто стрекозой запрыгиваю в самолёт, предвкушая впереди самую лучшую ночь в своей жизни, потому что такого для меня не делал ещё никто.
Так что, когда мы оказываемся на борту, меня всё ещё переполняют эмоции. На частном самолёте летать как-то совсем по-другому, должна признать. Поэтому в ответ на последовавший вопросы Джона, я лишь блаженно улыбаюсь, крепко сжимая его ладонь при взлёте. После мы обнимаемся, после допиваем прихваченную бутылку, после звонко смеемся и наконец-то неожиданно замолкаем, будто от переполняющего нас доселе веселья не осталось и следа. - Ты любишь своего Джера? - вдруг спрашивает Картер. И только я со всей присущей мне пьяной уверенностью, не задумываясь, будто заученную наперёд фразу, собираюсь ответить, что да, парень делает это вместо меня, огорошая кардинально противоположным мнением. Я возмущена - настолько, что, как порядочная невеста [которая: а) выбрала не то платье, которое понравилось жениху; б) не сказала ему, что идёт на вечеринку с братом; в) не предупредила, что внезапно отправляется на ночь в Сан-Франциско на частном самолёте в компании брата], недовольно хватая воздух ртом, уже вознамериваюсь что-то возразить, но тут неожиданно чувствую на своих губах губы Джона и забываю абсолютно обо всём. Кроме него. Опять. Забываю, и покорно впускаю его язык в свой рот, не намереваясь сопротивляться. Я подумаю об этом завтра. Или не подумаю совсем. Я же пьяная - мне простительно, как и то, что я вдруг оказываюсь у Картера на коленях - вся такая возбужденная и податливая. Я пытаюсь осторожничать, какие-то жалкие остатки здравого смысла, ещё не утопленного в вине, пытаются взвыть к моей совести, но, когда ладонь Картера проскальзывает под кружево моего белья, я тяжело опускаю голову на плечо парня, полностью принимая своё поражение.
Ещё несколько минут и моё падшее достоинство запечатывается громким стоном от только что накрывшего меня оргазма.
- Проголодалась? - и пока у меня в висках всё ещё пульсирует кровь, Джонатан, бережно опускает моё платье и садит меня обратно на моё сиденье - так, что в следующий момент мне кажется, будто всё только что произошедшее просто выдумка моего пьяного мозга. И, если честно, будучи под воздействием такого огромного количества совершенно разного алкоголя, я была недалека, чтобы поверить в собственно сочиненную выдумку. - Ага, давай, - улыбаюсь, потому что в который раз за вечер, это единственное, что мне остаётся.
А потом перед нами неожиданно откуда появляется два Цезаря, запеченный лосось и ещё два бокала вина. Я залпом выпиваю свой и принимаюсь за салат, попутно отвлекаясь на какой-то глупый рассказ о своём детстве.
Мы с Джоном смеемся, вспоминаем свои старые клички, и мне в самом деле кажется, что и бархатная коробочка и оргазм от пальцев чужого мужчины - это просто моя выдумка.
В отличии от голоса пилота, который сообщает нам, что спустя несколько минут мы будем совершать посадку в аэропорту Сан-Франциско.
- Твою мать, Джон, - восторженно выдаю я, когда он открывает передо мной дверь чёрного БМВ. Мы на удивление быстро прошли весь контроль и вот теперь садимся в подогнанный ко входу автомобиль. - Скажи, что мы едем в казино тратить все твои деньги. Богачи ведь поступают именно так? - смеюсь я, удобно размещаясь на заднем сидении. Если честно, это было просто шуткой. Я не предполагала, что мы и правда сейчас поедем в казино, но кто, чёрт подери, знает этих богачей.
Я не предполагала и бархатную коробочку, оргазм и Сан-Франциско этой ночью...
Как и не предполагала то, что всё происходящее покажется мне до жути правильным, не смотря на мою предстоящую свадьбу с другим мужчиной.

+2

18

Джонатан пытается балансировать в общении/поступках с Евой, каждый раз едва не оказываясь на тончайшей грани ее храбрости, честности, верности. Он хотел и получил какую-то часть ее, но не всю. Отнюдь не всю. Слишком правильная. Констатация факта. Всему виной ее привязанность к Джеру или отсутствие каких-либо чувств к  Картеру как к мужчине ?..  Или безумное количество выпитого алкоголя, которое мешает ей трезво оценивать его слова и свои поступки? Она непреклонна. Она не хочет говорить о чувствах, не хочет полностью поддаться необузданной страсти и забыться в водовороте блаженства и истинной любви. Джонатан стискивает челюсти так, что проступают желваки, руки машинально превратились в два кулака, которыми он с удовольствием разнесет бошку занудного идеалиста, так нагло посмевшего сделать ЕЙ предложение. Чертово предложение... После этого его поступка последовала череда бесконечных обязательств, а зная, как Ева ответственна, Картер понимает, что его дела плохи. Чтобы Ева раскрыла свою темную сторону [потенциал все же имеется] нужно очень-очень сильно постараться. Она будто телом и душой сейчас с ним, такая счастливая и открытая, но скована узами условностей и обязательств. Это его раздражает. Кто такой Джер и кто такой Джонатан Картер? Это как небо и земля [самое стандартное сравнение]. Все эти душевные переживания не вслух, не сейчас, нет. Он не будет портить такую ночь ни себе, ни ей. Возможно, стоит просто отпустить ситуацию и посмотреть, что будет [и будет ли]. Он вымученно ей улыбается, но она не замечает всех его переживаний. Ей слишком хорошо и весело.  Тогда Картер, чтобы залечить свою душевную рану и залатать дырку в груди, налегает на алкоголь. Специально, чтобы забыться. Специально много, залпом, не соблюдая какие-то временные интервалы и не закусывая. Раз так, то пошло оно все к черту. Это ее жизнь, и пускай она плавает в ней сама, бесконечно ошибаясь, выбирая не его. Может, проснувшись завтра, он будет рассуждать по-другому. А пока так - в неизвестность, но беззаботно.
Щелчок.
Сердечные переживания будто рукой сняло. Он уже вовсю смеется вместе с ней и уплетает салат, увлеченно рассказывает ей об интересных фактах своего детства, она не отстает. Они друг друга перебивают, оживленно жестикулируют руками, кричат и очень громко смеются, давясь от смеха и слез. - Вообще-то меня боялись дети. Моя мама была нашей классной руководительницей, и они переживали, что задев меня,  я настучу матери, а они получат плохую оценку. - Картер поддался воспоминаниям, улыбнувшись меланхоличной краткой улыбкой. - Вообще-то, тогда наша семья была не богатой, самой обычной, но я все равно умел ставить людей на свои места. Без денег. Просто потому что я - это я. - он доел последний сухарик в цезаре и без зазрения совести свистнул его из тарелки Евы. - Ну а ты... У тебя были школьные подруги? - любезно поинтересовался он, представляя молоденькую глупенькую Еву в окружении таких же милых девочек-подростков. - Моей маме ты бы понравилась. Ты вся такая честная и правильная. Она была такой же. - тихо, заплетающимся языком сказал он, крепко сжав руку Евы и резко ее отпустив. Качели настроения расшатывались всё сильнее. И так стремительно, не давая ему понять самого себя и свои чувства. Очередной глоток алкоголя. Такими темпами они вряд ли смогут вспомнить на утро всё то, что творится этой ночью.
Обстановка резко сменилась. Для Джонатана то были скомканные кадры. Он лишь смеялся, пока их проводили по всем контролям и продолжал смеяться, когда они оказались в машине. - Я маршрут забыл. - виновато сообщил он Еве, когда та спросила про казино. Забыл или сделал вид, что забыл? Может, он хотел, чтобы они приехали к Золотым воротам, где он, встав на одно колено, уже наконец сделал ей предложение или этого у него вообще в планах не было? Сложно теперь сказать, что он хотел первоначально. Он этого не вспомнит [или не захочет вспоминать]. - А ты знаешь, что Золотые ворота называют мостом самоубийц? - забвенно произнес он, закидывая руки в стороны. Как раз в этот момент они поехали по нему.  -Нет. Он слишком красив, чтобы с него прыгать. - завороженно сказал он, приобняв Еву за плечи. - Остановимся здесь на обратном пути. А пока вези нас в самый дорогой клуб этого города. - заплетаясь в словах, скомандовал Картер. - Ты же хотела танцевать, так давай танцевать. - они увлеченно смотрели на ночной красивый город, пока машине не остановилась перед высоким стильным зданием, подсвеченным разными неоновыми цветами. Картер вышел из машины, подал Еве руку. Не отпуская ее и быстро заплатив за вход, они зашли в здание с оглушительно громкой современной музыкой. Картер, не дав ей оглядеться по сторонам, тут же завел ее на танцпол, где оба начали танцевать, будто давно знают это место. - Скажи мне, что ты сейчас хочешь, и я все сделаю. - притянув к себе, прокричал ей в ухо. Хочет купить слона, он купит ей слона. Хочет посмотреть спектакль, он разбудит актеров и заставит их играть на сцене. Единственное желание, которое он не сможет исполнить - так это отступить и забыть ее.

+2

19

Когда мы на несколько минут молча откинулись на спинку сидения, лениво наблюдая за проплывающими мимо огнями ночного Сан-Франциско, я вдруг неожиданно отчетливо осознала, что сейчас происходит -
я в другом городе, собираюсь провести ночь с парнем [моим родственником], который свинцом разливает желание по моему бедному несчастному телу, жаждущему оказаться в его объятиях, но благородно отданному другому мужчине. И если до сегодняшнего дня мне казалось, что я поступаю правильно, собираясь выйти замуж за Джера, то сейчас в моей голове крутились слова, брошенные тогда Джоном в самолёте - я просто поступаю, как все. Но так же, как эта мысль неожиданно осенила мой мозг, так она вдруг и угасла - на очередном светофоре я просто потеряла нить, связывающую меня с реальностью, оставленной в Сакраменто, чтобы снова с головой окунуться в ту мечту, которая была у меня здесь и сейчас, готовую раствориться, как только первые лучи утреннего солнца коснутся верхушек стеклянных небоскребов, паутиной которых усеяны городские улицы.
- Я не знаю, на самом ли деле я люблю Джереми...
И то ли я правда сказала это в слух, то ли просто подумала, но ладонь Джона вдруг неожиданно нашла мою - и мне стало легче.
- А ты знаешь, что Золотые ворота называют мостом самоубийц? - в ответ я захихикала, совсем по-девичьи, не забыв толкнуть Картера в бок, чтобы не болтал ерунду. Вечер вернулся в свою колею, и мы снова упивались прекрасным настроением, а мир снова был у наших ног. Ну, по крайней мере, мне так казалось, когда я была рядом с Джонатаном. - Я думаю, с него потому и прыгают - он слишком красив. Должно же в жизни самоубийцы случится хоть что-то красивое, раз не случилось доселе, и он решил вот так всё исправить. Тем более, наверное, с шатающегося подвесного моста без некоторых досочек прыгать не так...
- я как-то слишком серьёзно восприняла этот разговор о самоубийцах, хоть и рассуждала о всей этой ситуации с напускной легкомысленностью. - Не так торжественно, - в итоге другого слова подобрать я не смогла, чтобы описать свою мысль, поэтому снова захихикала и толкнула Джона в плечо, словно это он виноват в отсутствии у меня части словарного запаса.
В ответ же получила предложение потанцевать, которое встретила, радостно хлопая в ладоши.
Так что спустя несколько минут мы уже вовсю отжигали на танцполе под какие-то современные биты в окружении ещё десятка разгоряченных тел.
Должна признать, Картер двигался хорошо, и я с удовольствием отмечала, как на него засматриваются другие девушки. Чего греха таить, я и сама сейчас им наслаждалась. Он казался мне таким беззаботным и радостным, что в какой-то момент я даже подумала, что ни разу не видела Джона таким до этого - и от этой мысли в моей груди разлилось какое-то нежное тепло. Поэтому, когда спустя ещё несколько танцевальных па мне вдруг поступило предложение загадать любое желание, обещанное быть исполненным тотчас, я неожиданно даже для самой себя выпалила - поцелуй меня, - потому что мне в тот момент так отчаянно захотелось запечатлеть в своей памяти Картера именно таким, и после всего, что сегодня уже и так случилось, я пьяная решила, что один поцелуй и так ничего не изменит. Я просто разрешила себе не думать о последствиях, которые уже вот-вот готовились обрушиться на меня острыми осколками. Я просто разрешила себе хоть одну ночь побыть счастливой и беззаботной. Я просто разрешила себе ещё раз почувствовать вкус губ Джона лишь потому, что я так захотела, а не потому что так надо было.

+1

20

- Я не знаю, на самом ли деле я люблю Джереми...
Картер едва заметно кивнул и положил свою ладонь на руку Евы. Я знаю, что ты сомневаешься. Я знаю, что ты ошибаешься. Колеблешься. Борешься. Мучаешься Но лучше сейчас, чем потом, в мгновение поняв, что совершила ошибку. Исправить ее [ошибку] конечно можно, но уже с большим усилием и падением в глазах окружающих. Картер не утверждает, что будь она с ним, то ошибки миновать. Вовсе нет, возможно, с ним будет еще хуже. Чувственнее. Сложнее. Слезливее. Драматичнее. Но от поступающего спектра эмоций она по крайней мере будет чувствовать себя живой и молодой, а не блеклой своей копией. "В детстве к уроку литературы я готовил стихи наизусть. Иногда я вообще не понимал их смысла, но исправно учил, чтобы получить пять. Если посередине стихотворения меня прерывали, я уже не мог продолжить его и запинался. Так и с тобой, Ева. Ты выучила фразу: я люблю Джереми, но мои действия, мои чувства сбили тебя с толку, и ты уже не знаешь, как быть и куда идти."
Танцы. Бесконечные танцы. Картер никогда раньше не отжигал с таким рвением и забвением. Да, было видно, что он изрядно выпил, но смотрелось это не глупо и стыдно, а скорее забавно. Он зоркого взгляда Джонатана не проскальзывал ни один женский силуэт, направленный в его сторону. Он знал и чувствовал, что желанен. Так исторически сложилось уже давно и будет продолжаться в этом же духе. Он, казалось, специально завораживает все большее количество противоположного пола, чтобы заставить Еву ревновать и чтобы она почувствовала себя особенной, ведь он с ней. Но все это принимает довольно комичную ситуацию, и никто по-серьезному не обижается. Это часть заигрывания - шаг вперед, два назад, и так далее... Раскрасневшиеся щеки и влажные лбы, липкая одежда, желание окунуться сейчас с головой в океан вместе с ней. Широкая улыбка и нескончаемый звонкий смех, который Картер слышал даже сквозь оглушающую музыку. Или этот смех навсегда застыл в его сердце, как самое счастливое воспоминание за последние годы? Все было круто и предсказуемо, кроме ее желания. Она будто сорвалась с цепи, и Джон, услышав "поцелуй меня" удивленно округлил свои глаза, не скрывая эмоций. - Нет. - прищурился, лукаво посмотрел на нее, а затем наклонившись, прошептал свой ответ ей на ухо. Теперь настало время удивляться ей. Джонатан не смог долго сдерживать холодную паузу и сохранять маску равнодушия, через три долгих минуты напряжения он громко рассмеялся. - Ты бы видела свое лицо. Пошли. - он взял ее за руку и потащил за темные толстые занавески, где находились двери "ж" и "м". В этом "предбаннике" никого не было, и Картер, воспользовавшись обстановкой, резко вжал Еву в стену и поднял ее руки над головой так, чтобы она не смела рыпаться. Прильнув к ее губам и не дотянувшись до них буквально на миллиметр, он вновь рассмеялся. - целую. - выдержав еще паузу, дразня ее, он наконец мягко коснулся своими губами ее губ. Целовал сначала нежно и без языка, а затем, сжав ее запястья крепче, он страстно поцеловал ее, как целовал уже сегодня, но уровень дерзости, граничащий с нежностью был сейчас на пределе. При этом, его руки оставались неподвижными - на ее запястьях, губы не гуляли где-то в области шеи, груди и плеч. Он не позволял себе большего и позволит только тогда, когда она сама попросит его об этом. - Что ж. Я исполнил твое желание. Что-то еще? - отстранившись от нее, спросил он, оставаясь в таком же положении. Он слышал ее сбитое дыхание, но оставался хладнокровным.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » пока ты спал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC