Yola Guidewill [Hargy Boydleen]
Это оказывается не так уж и сложно. Забыть про все установки, привыкнуть... читать дальше
RPG TOP
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
Jack

[telegram: cavalcanti_sun]
Aaron

[telegram: wtf_deer]
Lola

[telegram: kellzyaba]
Mary

[лс]
Tadeusz

[telegram: silt_strider]
Amelia

[telegram: potos_flavus]
Anton

[telegram: razumovsky_blya]
Darcy

[telegram: semilunaris]
Matt

[telegram: katrinelist]
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The gay times of Gino Caruso


The gay times of Gino Caruso

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

THE GAY TIMES OF GINO CARUSO
3 января 2020

ADAM PLACENTINO, LIVIA ANDREOLI, AGATA TARANTINO

О том, чего стоит один интимный секрет.

Отредактировано Livia Andreoli (2020-01-14 18:06:51)

+5

2

С чего начать? И как вообще это лучше преподнести? "Эй, Лив, а ты знала, что у нас в мафии не всё так чисто" или "Ты не поверишь тому, что я сейчас скажу". Можно было бы придумать множество вариаций на тему того, что один из наших ребят оказался геем. И не просто геем, а ряженным. Такое трудно представить, пока сам не столкнёшься с этим в жизни. Гангстер в платье. Подумать только! Но самым главным было сегодня не светиться от счастья, как рождественская ёлка, когда буду говорить об этом Андреоли. А радоваться было чему.
Карузо! Этот мудак попался на горячем. Ха! Эта скотина имела наглость распускать слухи о моём отце, мол тот бы геем. То тут, то там мне приходилось выслушивать от людей фразы наподобие «а это правда, что… ну… ну ты понимаешь… твой батя по мальчикам» и это выбивало из колеи. Одному богу известно, как этот прайдоха вообще мог о таком узнать. В семье было не принято говорить об ориентации отца во избежание казусов и на случай прослушки, а сам он был очень аккуратен в своих связях, да и прилично приплачивал своим любовникам за молчание. Да так, что им было намного выгоднее молчать, чем открыть рот и оказаться в мусорном мешке в сточной канаве. Но этот Карузо! Стоит мне только подумать об это наглой толстой роже, как кисти рук сжимаются в кулаки до белой кожи на костяшках. Тысячу раз я порывался начистить ему рожу и вспороть брюхо, которое не помещалось в пёстрые шёлковые рубашки, которые он так любил, но... Но приходилось лишь снисходительно улыбаться и делать вид, что его грязный язык меня совершенно не интересует. Стоило только на мгновение показать, что грязные сплетни меня хоть немного задевают, как тут же лавиной сошло на меня это противное "если ты так бесишься, значит так и есть".
Большинство гангстеров геев недолюбливали, воротили нос и считали чем-то грязным и позорным. Видимо поэтому в наш семейный бизнес никто не лез. Впрочем, они могли просто почитать память моего деда и из-за этого не трогать ни отца, ни меня. Поэтому мой бизнес не доставлял мне особых хлопот и не прибавлял седых волос на голове, за исключением недовольных клиентов, которых отшил какой-то мальчишка. Но хуй с ним. Думать об этом сейчас не хотелось вовсе. К тому же все мысли были о том, как Ливия воспримет эту новость, а главное - расскажет ли кому-нибудь ещё. Конечно, я бы мог напрямую всё рассказать Риччи и дело с концом, но не хотел рисковать. Каждый знает, что Карузо я не переваривал и ждал того дня, когда смогу пустить ему пулю в лоб. Так что пусть кто-нибудь другой его разоблачит.
- Лив, папочка дома.
Зайдя в Парадиз я привычным тоном сообщаю хозяйке, кто объявился на пороге её заведения. Можно было бы, конечно, скромно зайти, сесть за бурную стойку и попросить официанта пригласить хозяйку. Но скромность не мой конёк. Кому она нужна вообще? Тем более тут в Парадизе среди дорогой отделки и лоска.
- Джилл, детка. - Не могу удержаться от восхищенного взгляда, когда первой ко мне выходит мулатка небольшого роста. Она тут же приторно улыбается мне и вышагивает в мою сторону, как кошка. Видимо думает, что я пришёл по её душу, ведь знает, что моя любимица и пользуется этим. Да и я не возражаю.
- Не скажу, что не рада тебя видеть, но не ожидала, что ты можешь прийти в час дня. Неужто твои мальчики тебя замучили?
Тихо мурлычет Джилл, когда я обнимаю её за талию, спускаясь ладонями вниз до больших ягодиц.
- Я бы рад сейчас сказать, что пришёл сюда ряди тебя, но... - пожимаю плечами глядя на то, как улыбка на лице девушки замирает и понемногу сходит на нет. - Но мне нужна Ливия. Она у себя в кабинете?
- Да.
Джилл недовольно фыркает, когда понимает, что денег от меня ждать не придётся, но тут же натягивает дежурную улыбку, ведь я обязательно приду потом.
- Пойдём. Провожу тебя, а то по пути успеешь ещё кого-нибудь подцепить.

- Где самая красивая из... - захожу в кабинет и одновременно стучу по косяку. Да, надо было сделать всё иначе, но Ливия и так знала, что сегодня я приду и была готова к тому, что один рослый мальчишка, как она меня называла, ворвётся в её кабинет без спросу. Мои слова обрываются в тот самый момент и сам я замираю на месте, когда рядом с Андреоли вижу Агату. Обе смотрят на меня так пристально, что мне в пору подумать не застал ли я их за делёжкой денег. - Хотел сказать самая красивая, но теперь даже не знаю. Агата. - на моём лице появляется улыбка мартовского кота, а сам я уже подхожу ближе, чтобы склониться над Тарантино и поцеловать её в щёку. - В губы целоваться не будем, а то опять наемся твоей помады, что в обед не смогу ничего проглотить. Лив, - так же целую итальянку, когда дохожу до неё, а после смотрю наигранно заворожённым взглядом глаза в глаза, - услада моих очей. Тебя бы ко мне домой, чтобы после работы можно было бы посмотреть на что-то прекрасное. А вы тут по какому поводу собрались? - Обведя кабинет взглядом, тяжело выдохнув, плюхаюсь в кресло напротив. - подгузники? Цены на корм? У кого-то платье красивее вашего? А хотите сплетню поинтереснее? И да, выпить у вас что-нибудь есть, а то как-то не гостеприимно.

+5

3

Новый год в Венесуэле в компании Ливия и Майкла раскрыл мне глаза на их роман. Ах, Ливия, она же в числе первых с осуждением и предупреждением говорила о моем первом браке с солдатом мафии Сантино Пульсоне. Но в итоге сама ступила на эту опасную дорожку в компании с боссом Семьи. Сказать чем это закончится? Помимо ожидаемого разрыва через пол года или год, когда оба наиграются в отношения. Так вот, от напряженности и конфликтной ситуации после расставания никуда этим двоим не деться. Можно сколько угодно сохранять деловые отношения и слыть профессионалом своего дела, но личное все равно оставляет отпечаток. А учитывая ядовитый характер Андреоли уж не знаю будет ли дон вообще жив в конце этой аферы с чувствами.
С Пульсоне я разошлась тихо. Возможно, один из единичных случаев, когда удается сохранить, если не дружеские, то рабочие отношения. Мы с ним по-прежнему сотрудничали на теме стрелкового клуба. Но на предложение выпить кофе в обед он тактично всегда отказывается...

- И какие теперь перспективы перед тобой открываются? - с улыбкой спрашиваю у Ливии, сидя в ее кабинете. Учить женщину жить, а уж, тем более, выбирать любовников, не в моих интересах и обязанностях. И пока меня эта ситуация негативно не коснулась, я готова сохранять нейтралитет и молчание. То же самое и в разборках итальянки с Барракудой. На одном из посвящений Ливия бросила фразу о том, что я как-то подозрительно шушукаюсь с Ренато. Это она еще не знает, что благодаря Барриано мне открывался новый трафик-канал перевозок оружия через мексиканскую границу.
Да, женской солидарностью здесь и не пахнет, но уже всей мафии, кажется, надоели их игры во врагов. Не зря же Ринальди решил дать им бизнес на двоих.
- Тебе с легкой руки на день Святого Валентина будут отстегивать новый бизнес? И не говори мне о том, что он, как никогда, останется объективен к тебе. Это же билет в высшую лигу. Почти как выйти замуж за члена мексиканского картеля - подмигиваю женщине - Почти. - и я засмеялась. Потрепаться ни о чем в начале года - то редкое, что мы можем себе позволить пока снова не погрузились в суматоху дел.

Наш разговор прерывается внезапным появлением Пласентино на пороге. Мужчина стоит с широкой довольной улыбкой, она стала еще шире и лицемернее, когда оказалось, что Ливия не одна в своем офисе. Противный тип. Но хоть бизнес свой ведет без проблем и всегда готов к сотрудничеству.
- В губы целоваться не будем, а то опять наемся твоей помады, что в обед не смогу ничего проглотить. - не уж то намеки на сексизм?
- Адам, ты, видимо, давно меня не целовал и попутал вкус этих шикарных губ с губами своих постоянных клиентов. - с ответной выдержкой и добродушием произношу я, придерживая улыбку.
Солдат опускается в кресло рядом. Его бестактность меня нервировала и я переглянулась с Андреоли. Мне одной его присутствие кажется неуместным? Но, хорошо, я согласна попридержать своих тигров, если Пласентино огласит цель своего визита. Просто так не врываются. Хотя у Лив с постоянными клиентами борделя свои правила.
- Подгузники? Цены на корм? У кого-то платье красивее вашего? А хотите сплетню поинтереснее? И да, выпить у вас что-нибудь есть, а то как-то не гостеприимно.
- На самом деле мы ведем спор хватит ли патронов на каждого, кто является с такими вопросами. - мне казалось, что ни Ливии, ни мне уже не надо доказывать то, что мы имеем право занимать место в Семье. Что можем зарабатывать больше и стрелять быстрее мужчин. Но при том, что в командах лаве поднимается с наших дел на львиную долю (если не большую), все равно останутся такие шутники типа Пласентино.
- Сплетня поинтереснее это то, что теперь можно сделать пирсинг на яичках? - ну же, давай, Пласентино, дай огня, удиви нас. Меня, правда, не отпускает стойкое ощущение, что мужчина пришел помериться достоинством. Или я гляжу поверхностно и Лив просто с ним потрахивается в тайне ото всех, и теперь еще и в тайне от своего благоверного дона всея Торелли?

Отредактировано Agata Tarantino (2019-11-29 19:59:06)

+5

4

- Это ты мне скажи, - какие перспективы открывает интимная связь с боссом Семьи. Агата ведь сама какое-то время назад спала с бывшим боссом Торелли! Сидя за чашкой кофе в своем кабинете, Ливия веселилась над вопросами испанки. Надо признать, настроение у нее было отменное. Оказалось, роман с Майком вопреки опасениям несет в себе сплошь положительные эмоции, если абстрагироваться от того, что он возглавляет Семью, периодически впадает в агрессию и лишает людей жизни. Учитывая, что по ее просьбе встречались они в тайне от боргаты и прочих знакомых, сделать это было не так уж и трудно. Когда они были вместе, ничто не напоминало о том, кто они такие на самом деле. Путешествия, яхты, рестораны, развлекательные шоу, потрясающие ночи... Сама того не замечая, Ливия с каждым днем все сильнее увязала в этих отношениях. Вместо того, чтобы заниматься делами, теперь она могла часами шерстить интернет, выбирая события и места, где можно отдохнуть, а потом скидывала все это Майку, чтобы узнать его мнение. Вокруг замечали, что она стала какой-то рассеянной, все время думала о чем-то своем, была непривычно мягкой и в хорошем расположении духа. Все заботы внезапно отошли на второй план и показались такими незначительными. Ей было по-настоящему хорошо.
Новогодние выходные в Венесуэле не стали исключением. Сегодня первый день, как они вернулись, и хозяйка "Парадиза" встречала его неспешно и беззаботно. На кофе к ней заглянула Агата, и они сплетничали обо всяком разном, вспоминая в том числе и прошедшую совместную поездку. Признаться в том, что они с Майклом перешли черту, она рискнула только испанке, уже наверняка зная, что та действительно умеет хранить секреты. Проверено на унизительной истории с Альтиери, когда по его вине Лив загремела в больницу с сотрясением. - Ты ведь сама крутила с боссом! Сколько ты была с Данте? - с усмешками вела сейчас расслабленную беседу, покачиваясь на вертящемся кресле. - Тебе ли не знать о перспективах и подарках на праздники? - Тарантино с кем только не мутила из их организации. Данте Альваро, бывший босс, который и пробил ей место в Семье, Куинтон, Сонни... Риккарди? С ним у нее, кажется, тоже что-то было. Теперь вот самый опасный - член мексиканского картеля. Да, Тарантино в отличие от Ливии совсем не боялась мешать работу и личное, а еще путаться с жестокими убийцами. Важно, что каждый раз эти связи доставляли испанке целый ворох проблем. За Сантино, тем не менее, она даже вышла замуж. И все равно ничего не вышло. Расходились они, кстати, не так уж и тихо. Ливия помнила, как страшно Пульсоне тогда пил, демонстрируя всем свои страдания. Агата тоже переживала, но маскировалась гораздо лучше. Произойдет ли то же самое у Ливии и Майкла? Андреоли не хотела загадывать и просто наслаждалась тем, что есть сейчас. Она не планировала крепко привязываться и тем более влюбляться, поэтому верила, что держит все под контролем. - Я не хочу ни о чем думать. Пусть идет так, как идет, - отхлебнула кофе с корицей из чашки, которую держала навесу перед собой. Затем достала тонкие сигареты из верхнего ящика стола и, вытащив одну для себя, подтолкнула пачку подруге. - Будешь или ты все еще в завязке? - на время беременности Агата, кажется, бросила эту вредную привычку, но, как правило, все курильщики рано или поздно возвращаются к своей страсти.
Внезапно дверь в кабинет распахнулась, и на пороге появилась нахальная морда Адама Пласентино. Делая затяжку, Лив приветливо вскинула брови и с улыбкой на губах выпустила сигаретный дым наверх.
- Привет, наглец, - подставила щеку, когда очередь с поцелуем дошла до нее. Пласентино всегда общался довольно развязно и фривольно, но Ливию это редко когда задевало. Наоборот, забавно даже. Сексизм, сквозящий из его шуток, сегодня не звучал обидно или жестоко, хотя вот Тарантино на это чего-то взъелась. Ливия пронаблюдала за их перепалкой с широкой ухмылкой. Ей даже на мгновение подумалось, что у Агаты и с Адамом что-то когда-то было. Или ей хотелось, а он отказал? Слишком уж ершисто испанка к нему настроена. Слушая их с легким прищуром, Андреоли успела сделать еще несколько затяжек. Затем поднялась с кресла и, не выпуская сигарету из пальцев, на положении хозяйки подошла к мини-бару, распространяя в округе аромат своего терпкого и манкого парфюма вперемешку с запахом сигареты. - Что будешь? - добродушно поинтересовалась у члена северной команды насчет напитка, который он незамедлительно потребовал. Пласентино был частым гостем "Парадиза" и всегда оставлял здесь хорошие деньги, так что иногда выпивкой можно было его и просто угостить. - Ты меня уже с самого утра заинтриговал, - когда позвонил, сообщив, что хочет приехать поболтать. Видимо, сплетня не касалась Тарантино, иначе, застав испанку в кабинете, он предпочел бы повременить с беседой.
Ливия вернулась за стол, передав Адаму напиток. Опустилась обратно в кресло, вальяжно откинувшись на его спинку и став покручиваться из стороны в сторону. Посмеялась над версией про пирсинг на яичках. Адам работал, пожалуй, еще в более щекотливой сфере, чем Ливия, и разумеется, шутки вокруг него ходили всегда с каким-то таким подтекстом. - Что там за сплетня? Колись уже, - вытянув руку, ударила оголившуюся сигарету о пепельницу. Ничего не делать по утрам и трепаться обо всем на свете - это вполне привычное занятие для тех, кому не надо вкалывать на заводах или в банках у касс. Счастливые они все-таки люди.

+5

5

Моё появление не всегда и не всем нравится. Кто-то картинно закатывает глаза, кто-то и вовсе уходит, чтобы не терпеть моё общество, другие же просто молчат. Можно было бы им посочувствовать, но честно говоря, мне всё равно. Потерпят и заодно погреются в лучах моего величия.
- Уф, Агата, - сладко выдыхаю имя испанки, наблюдая за тем, как она неприкрыто ершится на мои слова. Как же сильно я её, должно быть, бешу. Нельзя упускать такую возможность и не поиграть на нервах Тарантино ещё. Не убьёт же она меня. Хотела бы, я уверен, да не может. - Хочешь сказать, что твои губы можно перепутать с губами моих клиентов? Не думал, что ты о себе такого мнения.
Лукаво улыбаюсь, удобнее устраиваясь в кресле. Руки ложатся на подлокотники и сжимают дорогую кожу. Признаться, у Ливии был хороший вкус на вещи и, она никогда не скупилась на обстановку своего рабочего гнёздышка.
- Виски. И я знаю, что у тебя есть хороший. Не жадничай. Моя сплетня того стоит. Вот увидишь.
Хотя, какая это сплетня, если я видел всё собственными глазами. Так что это была новость из первых уст, которая точно не сможет оставить никого равнодушным.

29 декабря 2019 год. Около 1:30 ночи.

- Эй, Адам. Там опять пришёл этот странный тип.
Я сидел за вип столиком, который оставил для себя на втором этаже. Заказал шлюху из Парадиза, чтобы моё пребывание в зале не казалось таким одиноким. Да и хотелось провести время с пользой. Мы уже прилично выпили, что руки девушки уже наглаживали моё колено, мягко говоря "нам уже пора идти". И я был готов оставить клуб, чтобы уединиться с Джилл, когда к нам подошёл Марк. Он давно заприметил странного клиента и часто рассказывал мне о нём. Старый мужик, который рядится в платья и приходит к нам только на костюмированные вечеринки. Всегда один. Всегда в маске. Мы с парнями строили догадки о том, кем он мог быть, но всегда сходились в одном - его положение в обществе было высоким, иначе зачем ему было скрывать своё лицо? Да, конечно, он мог быть обычным семьянином, который лишний раз хотел перестраховаться на всякий случай. Но такие по обыкновению перестают стрематься, когда посещают наш клуб в третий или четвёртый раз. Чужих тут не бывает, а работникам заведения нет никакого дела до клиентов. Точнее до того, кем они являлись в обычной жизни. Шантаж исключён. Это я вдалбливал ещё на испытательном сроке. Любая такая выходка каралась очень жестоко. Так что все клиенты со временем начинали чувствовать себя в безопасности в моём клубе.
Вот и сегодня этот чудак пришёл в красном бархатном платье и в золотой маске. Седую плешь скрывал парик из белокурых волос. Кто он? Мне было настолько любопытно, что я решил посмотреть на него лично. До этого как-то не удавалось его застать. То была куда дел, то он успевал ускользнуть от меня.
- Я на минуту.
Шепнув Джилл на ушко, я быстро поднялся и спустился следом за Марком на первый этаж. С танцполе его было не рассмотреть, поэтому я скользнул между людей и встал около бара. От сюда было хорошо видно, как этот мужик зажимается с молодым мальчишкой. Ласкает его ширинку и что-то шепчет на ухо. Готов поспорить, что сейчас он уламывает паренька на то, чтобы покинуть вечеринку и уехать в ближайший мотель. Со стороны выглядит довольно комично. Марк за спиной прыскает от смеха и прячется за мою спину, а я сам продолжаю смотреть. Уломает или нет? Достаточно ли он наобещал юнцу, чтобы тот охотно согласился на ночное рандеву? И ответ не заставляет себя долго ждать. Парень толкает горе ухажёра да так, что с него слетает маска. В следующую секунду в спину мне прилетает слабый удар и хриплое:
- Да это же...
- - Ебать...
А дальше я почти не думаю, просто достаю из кармана пиджака телефон и фотографирую ночную фурию. Как он поправляет парик, как ещё раз прижимается к молодому пареньку и пробует его поцеловать. Фееричная ночь!

Парадиз. 3 января 2020 год.

- Ждала меня и ни о чём больше не могла думать? - принимаю бокал из рук Андреоли и взглядом провожаю её округлые бёдра до кресла. Жаль не все шлюхи так хороши. - Пирсинг на яичках? Агата, милая, неужели этим можно кого-то сейчас удивить? Ну разве что твоего мужа, который застрял в Ренесансе. - любезность за любезность. Колкость за колкость. - Как прошли ваши новогодние каникулы? - Делаю глоток виски и замираю, смотря на две пары глаз, которые на меня уставились. Так хотелось потянуть время ещё, но чувствую, что ещё немного и меня порвут на части от любопытства. - Ах, сплетня, мы же поэтому тут собрались. Вы же знаете, как много у меня бывает любопытных клиентов, с которых можно писать интересные истории жизни. Так вот. На прошедших новогодних праздниках, где я работал не покладая рук и ног своих, - вальяжно скидываю несуществующую пылинку с колена, - пока другие отдыхали. И ко мне в бар пришёл очень любопытный клиент. - Растягиваю слова, как масло по свежей булке, делаю глоток виски и смакую его вкус, когда взглядом прохожу по обстановке кабинета. - Почему я так редко тут бываю? Лив, отличный интерьер. Чувствую себя как дома и даже не хочется уходить. Да-да. Клиент. - Меня подгоняют и это вызывает только улыбку от нарастающего накала любопытства. - Он вырядился в красное бархатное платье. Ну такое, как если бы девочки Ливии работали лет сто пятьдесят назад. В маске и в белом парике. О! Я даже сделал его фото. - После этих слов выуживаю из внутреннего кармана пиджака телефон и нахожу в нём фотографию Карузо во всей красе. Передаю его в руки Ливии. Пусть сама посмотрит на нашего голубка. Тут даже не нужно было называть имён. По тёмным, как смоль глазам было видно – она его узнала. И главное – ни Ливия, ни Тарантино не знали о том, как Карузо развлекается на выходных. Отлично. Мне даже не пришлось называть имён, фотографии были куда красноречивее. – Зажимался с молоденьким мальчишкой и сосался с ним, как пятнадцатилетняя девчонка. И не листайте там фотографии дальше. Я там не одет. Не сможете потом заснуть.
Конечно, моих голых фотографий там не было, но не пошутить я не мог.

+5

6

Возможно, к удивлению или разочарованию Ливии, но связь с Данте походила на ужасно сыгранную партию в пинг-понг. Это сложно было назвать отношениями, но мне не было стыдно за этот роман. На момент начала отношений я была соучастницей, погрязшей в большой беде. Альваро был андербоссом, любившим приложиться к бутылке, а потому радушным и открытым в такие моменты. Он помог мне с сыном и делами в Нью-Йорке, я была его утешением. До тех пор, пока мужчина не погряз в собственной лжи. Но в итоге сам стал игрушкой в руках нашей черной вдовы Анны, которая просто использовала новоявленного дона. В то время в Семье царил хаос и мои амурные дела с Данте терялись на этом фоне. С Куинотом было все острее, но с иглы я спрыгнула первой, а он не смог. Мне кажется, что у меня есть дар расставаться с людьми. Секрет в том, чтобы не загадывать на счастливое будущее, может от того я и легко вступала в отношения? Хотя, с Сантино это "будущее" почти ломилось на порог нашего дома. Почти... Его переживаний я не застала, так как все больше проводила времени в Мексике, где крепче и крепче втягивалась в жизнь картеля и харизму Гуэрра. Загадываю ли я сейчас, когда у нас общий ребенок? Отнюдь. Но я прекрасно понимаю, что развод или разлад нам не выгоден. В такие моменты вспоминаю одну прекрасную поговорку: семейная жизнь как задница. Сколько бы ни было трения между половинками, они все равно остаются вместе.
Примечательно, что мы с Давидом половинки жопы. Такое отношение к браку делает жизнь проще. Даже несмотря на частые разлуки и вытекающие из этого ссоры.
- С Данте была иная иерархия. Мне он достался на стадии андербосс, а я ему - соучастник. Думаешь мы были единственными кто перешел черту? Просто делали это громко и с песней! - я засмеялась, намекая на горячий секс. Если в отношениях я была не самой прилежной и послушной женщиной, часто выводя из себя мужчину, то секс любила и этим сглаживала все острые шипы своего испанского характера.
Мужчины Торелли жалуются, что с женами нельзя вытворять то, что может творить проститутка. Так вот, с женой надо вытворять. В этом незамысловатый секрет верности: я тебе рай оргазмов, но и ты не крути головой в поисках дешевого удовольствия.
- А как насчет верности? Майкл же любитель дорогих шлюх. В "Доллз" у него есть любимицы, которые не просто танцуют. Ты на это будешь закрывать глаза? Не получится ли как с Марчелло? - вопрос верности всегда остро встает, особенно, если отношения двое решают скрывать. Ринальди же умеет широко и красиво отдыхать с друзьями, с виски, стекающим по усам, с сигарами и коксом, с голыми телками...
От предложенной сигареты отказываюсь. Раз уж получилось завязать с никотином, то следует этого и держаться. К тому же, Давид не одобрял это баловство, хоть и сам был любителем подымить. Правда, бывали моменты, когда особо хотелось курить. К счастью, появление Адама на это не влияло. Он, пусть и раздражал меня, но нервы не расшатывал. Скорее воспринимался жужжащей мухой.
Ливия в общении с Пласентино держалась лицемерно дружелюбной. Глядя на то как женщина растекается в улыбке вспоминаю почему мы не так часто общаемся.
- Хочешь сказать, что твои губы можно перепутать с губами моих клиентов? Не думал, что ты о себе такого мнения. - эту ремарку пропускаю мимо, лишь разочаровано опуская плечи и чуть склоняя голову. Боги, Адам, ты ведешь себя как ребенок! Неужели среди голубых стало настолько скучно, что ты решил позадирать меня?
А вот когда мужчина заикнулся о моем супруге, я сдвинула брови и поднялась с кресла.
- Агата, милая, неужели этим можно кого-то сейчас удивить? Ну разве что твоего мужа, который застрял в Ренесансе.
- Я тебе не советую шутить о моей личной жизни и, тем более, о моем супруге. - свирепо произношу, наклоняясь к Адаму - Напомнить о том, кто мой муж? - чтобы испускать такие дерзкие шутки про главу вооружения картеля надо иметь или большие яйца или сидеть на психотропных препаратах. Не знаю о чем думает Пласентино, но надеюсь я донесла информацию о том, что юмор мужчины перешел дозволенную черту.
Я тяжело выдыхаю носом, раздумывая о том как поступить, если итальянец продолжит и дальше сыпать пренебрежением. Но пусть пара козырей остаются в рукаве до тех пор, пока мы удерживаем нейтралитет. Хотя проучить гаденыша захотелось.
И пока я пылала от злости, то интерес к речам Адама потеряла. К тому же, он так растягивал подаваемую информацию, что если в нее вслушиваться, захочется утопить мужчину в бокале виски здесь и сейчас.
Когда же Андреоли был передан мобильный телефон с провокационной фотографией во весь экран, я подошла к женщине и заглянула через плечо, облокачиваясь на спинку крутящегося кресла.
- Это кто? Карузо что ли? - на картинке было четко видно лицо, но я решила назвать имя вслух. - У него же жена, дети? Вот дает - рассмеялась я. Меня эта новость не разозлила, как могла бы вывести из себя и оскорбить старых членов Семьи, а, наоборот, повеселила. В ком-ком, а в семейном человеке старой закалки таких заскоков я не ожидала. Это почти тоже самое, как мир однажды узнал, что красавчик Рикки Мартин или Элтон Джон геи.

Отредактировано Agata Tarantino (2019-12-06 11:04:11)

+4

7

- Да какая разница? - дон или андербосс. Ливия вальяжно отмахнулась от поправки Агаты. - Ты работала на него. Ты была в подчинении. Как и я, - она перестала улыбаться, вернувшись на мгновение к не очень приятным мыслям. Сомнениям, которые периодически все еще проскальзывали в голове относительно ее отношений с Майком. - Единственное, чего я боюсь, это стать зависимой, - призналась испанке на полном серьезе, отрешенно смотря куда-то в сторону. - Что личное будет влиять на рабочее не в лучшую сторону... - у нее не самый покладистый характер, и нет способности прогибаться под мужчин вопреки своей воли, мириться с тем, что считает неприемлемым. Собственно, она именно из-за этого сполна получала в своем браке. - Я не хочу потерять деньги и свою свободу, - свободу личности, возможности поступать так, как считает нужным. Давая ей сейчас новые площадки для развития, в какой-то момент Майкл с легкостью может воспользоваться рычагами своей власти, чтобы так же запросто все их отобрать. Помолчав немного, затем отхлебнув капучино, Ливия решилась задать вопрос, который давно ее интересовал. - Тебе не бывает страшно с Давидом? - страшно не только от мощи его влияния в Тихуане, но и просто потому, что он как за здравствуй отрезает людям конечности и посылает "сюрпризы" их родне. Хотя Агата тоже ведь не невинная овечка. Ливия почти забыла, что когда-то испанка занималась терроризмом. Пачками губила абсолютно невинных людей... Да, есть вещи, о которых лучше никогда не помнить.
Когда Агата бесцеремонно указала на то, что Ринальди не самый моногамный из мужчин, Ливия взъерепенилась, приподнявшись в кресле.
- Ну хватит портить мне настроение, - ей перестал нравиться уклон их разговора. Тарантино как будто нарочно врывалась в ее сознание, едва залатанное обольстительным поведением Ринальди, и отрывала скотч на глубоких ранах. Если раньше она относилась к распутным холостяцким привычкам Майкла спокойно, даже с юмором, то сейчас отчего-то внутри все сжималось и сворачивалось при одной только мысли, что где-то там он не один. Присовывает какой-нибудь шлюхе. Задыхается от наслаждения. - Не хочу об этом думать, - произнесла уже менее нервозно. Затем и вовсе улыбнулась, возвращая себе душевное равновесие, в которое с таким трудом погружалась. - Можно мне хоть иногда ни о чем не думать? - снова откинулась на спинку кресла, размещая руки на подлокотниках и расслабляясь. - Все будет по-другому, - успокоила саму себя. Усыпила тревоги. Попросила Агату заткнуться.
Вела ли она себя лицемерно с Адамом, который разбавил их женское общество чуть позже? Да нет. Ей правда была забавна его манера поведения. Почему-то он ее не раздражал. Может, потому что не шутил над ее личной жизнью? Она даже приоткрыла рот в немом то ли удивлении, то ли восхищении от той сцены, которая разыгралась в кабинете, когда Адам позволил себе отпустить шутку в адрес Давида. Тарантино, прямо как львица, бросилась защищать своего мужа. Поднялась с кресла, засверкала своими темными глазами. Ну и, конечно, не преминула козырнуть положением своего благоверного. Последнее время у Агаты это частенько проскальзывало в поведении и речи. Она как будто специально внушала всем, что теперь ее надо бояться втройне. Иначе пожалуется папочке, и тот возьмется за ремень. Ливии это не нравилось. Но накалять атмосферу она не собиралась.
- Да все уже и так в курсе, - кто твой муж. Твердо кивнула с веселой ухмылкой. - Успокойся. Адам ничего дурного не хотел сказать. Он просто ему завидует. Сядь.
Пока горячая испанская кровь остывала, Ливия отвлекла Адама от бесконечного обмена любезностями с Тарантино. Агата нравилась ему, это же очевидно.
- Не томи. Мне дико любопытно, что ты там раскопал, - Андреоли всегда с интересом слушала все домыслы и слухи, которыми питалась их Семья. Никогда не угадаешь, когда они могут превратиться в оружие. Однако на этот раз принесенная сплетня напоминала целую бомбу. Получив в руки телефон с фотографиями Карузо, Ливия выпрямилась в кресле и широко распахнула глаза.
- Да нет. Не может быть, - не поверила сначала ни собственному зрению, ни заключению Агаты, нагнувшейся к экрану. Увеличила фото, чтобы не осталось никаких сомнений в том, что на ней именно Карузо, и не сдержала собственного возгласа: - Охренеть! - взметнула взгляд, полный ужаса, на Пласентино. В отличие от Агаты ей не было смешно. Она сразу догадалась, что эта новость куда взрывоопаснее ориентации Рикки Мартина и Элтона Джона. - Ты кому-нибудь это еще показывал? - требовательно задала вопрос доморощенному сплетнику. - Это ни хрена не весело. Если дойдет до Мэнни или Майка, будет настоящий пиздец. Педик среди нас? Вы серьезно? - повернувшись, посмотрела на Агату в поисках понимания. - В бабской одежде и парике? Его же порвут на части!.. - никто из представителей Коза Ностра не поймет такую шутку. Никто не захочет с ним больше работать. Если Адам в чем и перегнул, так это в отношении к данной теме. Он вообще понимал, насколько серьезно то, что он имел на руках? Он так помпезно пришел сюда заявить о том, что член их боргаты гей. Для чего? Чтобы развлечься и вдоволь поржать? Не та это тема, чтобы закатываться от смеха. Хотя учитывая, что Пласентино ежедневно вращается среди педиков и всяких извращенцев, для него все это выглядит наверное не столь вопиюще. Андреоли же была абсолютно сражена. Притом, что к голубым в принципе относилась нейтрально, имела некоторых из них в своих знакомых - такие водились и в городской власти, и среди прочей элиты, - тем не менее, когда речь заходила о членах Семьи - это никак не вписывалось в ее представление о мире. Кто бы мог подумать! Джино? Старый добряк, примерный семьянин Джино Карузо втихомолку трахает мальчиков?
- Боже, - на смену шоку пришло осознание всего ужаса нынешнего положения Карузо. - Бедный Джино... Бедная его жена!.. А дети?.. - Узнать, что твой отец переодевается в бабу и подставляет кому-то свою задницу? Что может быть больнее и унизительнее? - Ты должен удалить это и никому никогда не рассказывать, - твердо посмотрела прямо на Пласентино. - Скорее всего, это вообще какая-то ошибка. Может, жестокий спор? - нет, ну не могла она поверить, что Джино Карузо гей. Она ведь его отлично знала. Не было ни одного повода усомниться в его ориентации. Да, он добрый, мягкий, деликатный, но с каких пор это должно быть подозрительным?

Отредактировано Livia Andreoli (2019-12-06 22:40:52)

+5

8

Не нужно было быть особо умным, для того чтобы понимать - мои слова про мужа Агаты не останутся незамеченными, хотя она могла бы из вежливости промолчать. Но куда там. Каждый солдат мафии и соучастник слышал о том, что у Агаты взрывной характер и лучше её не бесить, можно было даже не вспоминать про жаркие испанские корни. И мне бы тоже прислушаться голоса разума и не разводить грызню там, где ей не место и не время. Но все эти угрозы и театральные выпады. Я почти поверил. Но... но мне то что до этого? Можно подумать меня никогда раньше не пугали, не угрожали? Ооо, сколько чудных воспоминаний о том, сколько дивных угроз сыпалось в мою сторону. И короткие фразы в телефонных звонках поздней ночью, и длинные записки с кучей грамматических ошибок, что я было подумывал о том, что прикончить меня хотели именно ими. Но это не всё. Меня поджидали у клуба, выискивали у подъезда дома и… шуганным я не стал. Напротив, каждая последующая угроза казалась мне смешнее предыдущей потому, что я уже слышал это по сто раз. Ничего нового в этом нет. Так что на этот детский выпад мне и остаётся только что игриво приподнять руки вверх в жесте «сдаюсь» и сдержать смех.
- Агата, милая, каждый раз, когда начинаешь кого-то подъёбывать, будь готова сама держать оборону, а не реагировать так, словно тебя задели за живое.
Молчу.
Сразу затыкаюсь, когда в нашу перепалку вступает Ливия. Всё-таки я пришёл сюда не для того, чтобы меряться силой с девчонкой. Которой к слову, не мешало бы пересмотреть своё поведение и подучить мат часть о ведении войны. Да, быть открытым и сразу заявлять о своих чувствах и намерениях может быть и хорошо, но… в этих ситуациях ты выглядишь слабым и очень уязвимым. Теперь я знал куда бить, знал на что можно надавить у этой испанки, чтобы она взорвалась. А таким людям, как я лучше не показывать свою оголённую душу. Слишком велик соблазн этим воспользоваться.
Но. Выдох-вдох и пора продолжать свою игру. Я снова тот самый Адам, который улыбается. Который с упоением тонет в глазах Андреоли и махом допивает свой виски, не отводя взгляда от хозяйки борделя. Интересно, тут можно попросить добавки или после того, как Ливия поняла, кто на снимке, мне лучше сидеть и помалкивать? Он и в правду оказался хорош. Она удивлена. Шокирована. И даже… даже напугана? Её глаза увеличиваются постепенно. Вижу, как она с каждой секундой всё больше осознаёт, что будет с этим самым Карузо и что будет с его семьёй. Вы же видели, как улыбается Гринч? Я улыбался сейчас точно также. Улыбка росла синхронно с удивлением в глазах Андреоли.
Вот и всё Карузо. Мудила ты заднеприводный. Пришёл конец твоим счастливым траходням. Хотя, быть может, тебя трахнут напоследок, но не уверен, что тебе это понравится. Уж я-то точно на это посмотрю.
- Нет. – Стоит Ливии перевести взгляд на меня, как улыбка с лица испаряется мгновенно. Взгляд полный сопереживания, насколько это возможно. Хотя, кого я обманываю, многие знали о том, что с Карузо мы не убили друг друга только из-за того, что своих трогать нельзя. Поэтому надо было обыграть этот полный тоски взгляд, как-то более правдоподобно. – Я знаю, что будет, - тяжёлый выдох и драматическая пауза, взгляд в пол и можно дальше играть свою роль, - Лив, ты же знаешь, мне абсолютно похуй на Карузо. Куда больше в этой ситуации меня беспокоят его жена и дети. Я сам ребёнок развода и пиздеца, - грёбанная, ГРЁБАННАЯ сука мать, - поэтому знаю, что его семье в любом случае будет хуже всех. Поэтому я пришёл к тебе, как женщине. Ты сможешь думать более рационально нежели тот же Альберто. Готов поспорить, что все остальные вспылят на этот счёт. Будут твердить что-то про позор и прочее. Правда, я хуй знает, как теперь выпутываться из всего этого дерьма. Если его увидел я, то кто ещё мог его увидеть?
Тяжело выдыхаю и поднимаюсь с кресла. Вроде бы и легко вот так просто играть роль озабоченного этой проблемой человека, но как же трудно сдерживаться, чтобы не улыбнуться широкой улыбкой и сказать «я говорил ему, суке, что буду танцевать на его костях». Нет. Я не имел права на такой финт поэтому держался изо всех сил. Осталось лишь дойти до Ливии, аккуратно взять телефон из её рук.
- Лив, это не случайность. – Мне приходится сесть на корточки перед Андреоли, чтобы взять её руки в свои, как бы успокаивая и поймать взгляд тёмных глаз. – Мои ребята постоянно видели этого чудака на костюмированных вечеринках, но не могли понять кто это. Так что это не в первый раз. Вы с Агатой подумайте, как из этого выйти. – После этих слов снова поднимаюсь и уже смотрю на Тарантино. – Убить взглядом меня всегда успеешь. А пока есть проблема посерьёзнее. Я постараюсь удержать информацию в своих стенах, но вы то знаете, как быстро сплетни разлетаются. И рано или поздно мне придётся явиться к Ринальди с этим, чтобы не подставить нас всех.
Конечно я надеялся на то, что дамы не то чтобы не решат проблему, а создадут ещё больший ком. Они любят поговорить. А где разговор там и сплетня, где сплетня там и новость достойная заголовков газет. Осталось только выждать момент, когда тайное станет явным.

+5

9

Опасения Ливии по поводу романа с доном я понимала. Но раз вы переступили черту, значит, вас настолько сильно тянет друг к другу. В конце концов, сколько лет вы сопротивлялись этому? Страсть ведь не возникает из ничего, не появляется там, где нет никакой химии. Влечение, возможно, всегда было ними, но заглушалось громким голосом здравого смысла. Я не стану спрашивать что изменилось теперь и кто первый сдался. Потому что я искренне была рада, что одиночество Андреоли прервалось, что она выглядела и чувствовала себя счастливее.
- Тебе не бывает страшно с Давидом?
- Страшно? За себя? - за то, что Давид может сделать со мной? Нет, конечно нет. Я не видела своей смерти от рук любимого человека. - От того, чем он занимается? Нет. - да, связь с картелем не дарует мне иммунитета перед их разборками, наоборот, я одна из первых попадаю под удар. И это пугало бы меня, если б сама не была замешана в опасном бизнесе. В этом и была ценность отношений: женщину из робкого десятка надо защищать, до трясучки переживая за ее жизнь. Это, конечно, вовсе не отменяло, что Гуэрра волнуется за меня, но он знает, что я не растеряюсь во время перестрелки.
Про Ринальди Ливию я решила больше не нервировать и не капать на мозги. То как она встрепенулась и заершилась уже говорило о том, что похождения дона ее волнуют. Мера в том, чтобы вторгаться в личное пространство, у меня имелась. А вот Пласентино этому искусству хотелось поучить. Дубиной по голову поучить. Потому что мужчина раздражал меня даже пребывая в молчании. Хотя, стоп, когда это он молчал?
В каждых подколах, что у Адама равнялось обыденному общению, должна быть мера. И в Коза Ностра эта граница проходила на теме семья. Мало кто смел проявлять неуважение к родственникам или близким солдата, к личным и постельным темам. Такое грязное белье перебиралось где-то в баре, расслабленно смакуя все подробности многих членов Торелли. Грубо говоря, за спиной. И то в разряде перетирания косточек, да желания поддержать беседу, а не в контексте унижения, как это выходило у Пласентино.
- Может потому что, блять, меня и задели за живое? - скрывать то, что мне не дорог супруг и его репутация, будет полным абсурдом. Давид был не только стеной, опорой и защитой для меня, но так же и я для него. Нас часто разделяло расстояние, мы могли спорить из-за бизнеса, ревновать друг друга до лопающих в глазах сосудах, но я бы никогда не подумала о том, чтобы предать его. Хочется верить, что и он тоже. И тем более, наши разногласия не будут выставлены напоказ. Мы поддерживали вокруг своего союза идеально выстроенные любовно-деловые отношения. Может потому что каждый понимал, что разрыв окажется болезненным не только на личном уровне, но и на бизнесе. Хотя я все-таки верила и настраивала себя на то, что наш брак держится не на расчете, а на понимании, что с другим так не будет. И, естественно, желала, чтобы и мексиканец это ощущал: что его ждут, любят и всегда прикроют. Пусть даже и прикрывать приходилось от итальянского бескостлявого языка.
Ливия одергивает меня, призывая успокоиться. А это меня бесит еще больше, поэтому бросаю на женщину хмурый взгляд. - Ливия, ты то куда?! - утешения из разряда "не твоя, вот и бесится" мною не воспринимаются всерьез. Мы не в школе, чтобы дергать друг друга за косички, когда тебе нравится девочка.
Поэтому в какую-то симпатию Адама не верю и видимость этого мне не нужна. Со мной не надо быть милым и обходительным, чтобы вести бизнес. Будь открытым в общении и это расположит меня. Из разряда тех женщин, которые любит не ушами.
Но пререкания и перетягивания каната отошли на задний план, когда Адам озвучил цель своего визита. У Ливии от увиденного седых волос поприбавилось и она без промедления начала бить тревогу.
- Та брось, это наверно какая-то шутка. Пари, да - киваю головой, словно услышав мысли Андреоли. - Он же мужик старой закалки и просто отправился на карнавал. Лив, не перегибай палку. Зачем убивать того, кто исправно набивает карман капитану? - мое отношение к ориентации было куда проще и легче. А уж если Джино просто решил над кем-то прикольнуться, разыграть, так вообще проблем нет. Может этот юнец, к которому Карузо прижимается на фото, его сын и он так его проучить решил?
Хозяйка борделя тоже отказывалась верить фактам, но Адам давил информацией.
– Мои ребята постоянно видели этого чудака на костюмированных вечеринках, но не могли понять кто это.
- Если вы не могли понять кто приходил раньше, то почему так уверены, что это был Карузо? Еще один любитель переодеваться, а Джино... - на самом деле я могла сейчас придумать много отговорок и случайных совпадений вплоть до того, что наряд просто похожий и это двое разных мужчин. Что между нашим Карузо и завсегдатым педиком нет ничего общего, но...
- Может позовем его на разговор? Спросим в лицо, попробуем понять как замять ситуацию. - обратилась я к Андреоли, возвращаясь в уютное кресло с высокими подлокотниками, на которые так удобно засесть в позу мыслителя.

Отредактировано Agata Tarantino (2019-12-12 17:51:30)

+4

10

Когда Адам иногда напоминал, что он - ребенок развода, у Ливии в голове словно собирался распавшийся паззл. Она слышала, что Плейса бросила мать, когда тот был еще совсем маленький, и это многое объясняло в его эпатажном вычурном поведении, стремлении обратить на себя излишне много внимания. Дети, недолюбленные в детстве получали такие мощные психологические травмы, что, вырастая, и сами были мало способны на любовь, нежность, теплоту, заботу. За внешней легкостью и колкими шуточками у Пласентино скрывались холод, жестокость и, возможно, даже озлобленность. Впрочем, среди членов их организации такие черты были скорее правилом, чем исключением из него.
- И?.. - Ливия уставилась на Адама, который взывал к тому, что она - женщина, менее горячая на голову, чем мужчины у них в Семье. - И что, по-твоему, я должна сделать? - ни для кого ни секрет, что Плейс и Карузо давно уже друг друга недолюбливали, и вся эта ситуация немного отдавала какой-то подставой со стороны Адама. Однако как же надо было так повлиять на человека, чтобы тот переоделся в женское платье, нацепил парик и зажимал яйца другому мужику? - Ой, прекрати паясничать, ладно? - скривилась и выдернула свои ладони из рук Плейса, когда он почти по-шекспировски кинулся ее успокаивать. Да, она расстроилась за Карузо, потому что его жена и дети были ей хорошо знакомы - приятные воспитанные люди, нормальная счастливая семья, которой повезло с отцом и мужем - так всегда считала Андреоли. Расстроилась. Но убиваться она все же не планировала.
- Думаешь, наши могут его за это убить? - повернулась к Агате, понизив голос. Говоря, что Карузо - конец, Ливия выражалась фигурально, подразумевая, что с ним никто не захочет вести дела. А если с тобой прекращают вести дела, ты превращаешься в мыльный пузырь, в ничто. Джино попросту не сможет больше зарабатывать и набивать тот самый карман не только боссам, но и себе. В каком-то смысле наверное это и есть смерть. Что же касается бизнеса... незаменимых людей нет. Молодежь на подходе только и ждет, чтобы им отщепнули хоть кусочек сладкого пирога. - Я полагаю, в худшем случае его "отправят на полку", - выведут из бизнеса и из всех дел Коза Ностра. - То, чем он занимается в этих клубах, однозначно заденет многих ребят. У нас дико все гордые. И вряд ли гомофобные шуточки, которые я тут слышу у себя регулярно, всего лишь юмор, - Адам дал ясно понять, что рано или поздно, все это говно всплывет на поверхность. А значит с его подачи узнают все, вплоть до босса.
- Ну не знаю... - скептически сначала отнеслась к предложению Тарантино позвать Джино на разговор. - Как ты себе это представляешь? "Привет, Джино. Садись, выпей с нами. Ты случаем не пидарас?" - Лив шутила, но не смеялась. Откинулась в кресло, сложив руки перед собой в замок и слегка покачиваясь. Размышляла. - Но вообще ты права, - согласилась в итоге с Агатой. - Давай позвоним ему хотя бы.
С этими словами она дотянулась до своего айфона и, отыскав номер Карузо, набрала. Послышались долгие и нудные гудки.
- Не берет... - проинформировала Плейса и Тарантино, но тут же осеклась, потому что услышала на том конце линии осторожный голос Джино. - Привет, - бодро воскликнула в трубку, - Джино, как дела, друг?
- Э-э... неплохо вроде. А что? - судя по всему, Карузо, оказавшись в гей-клубе с сорванной маской, уже подозревал, что кто-то мог его вскрыть. - Привет, да.
- Мы тут сидим с Тарантино у меня в заведении, и нам пришла в голову идея на миллион. Давай поможем друг другу. Приезжай. По телефону не хочу. Сам понимаешь.
В трубке тишина. Карузо напрягся. Наверное чуял какой-то подвох. Примерно так же любезно некоторых ребят увозили туда, откуда они уже не возвращались. Поэтому Лив поспешила добавить для убедительности своего предложения.
- Если сейчас не можешь, давай в другой день.
- Да нет, я подъеду, - подумав, разродился Джино. - Я тут недалеко как раз. В кондитерской. Сладости для детей покупаю. Захватить вам каноли? - по интонации Ливия поняла, что Карузо улыбается. Добродушно, как и всегда. Ничем себя не выдав, Ливия с жалостью простонала:
- Я на диете, Джино, - правда, она собиралась закруглять с калорийной едой. Если в ее отношениях с Майком за это время и был выявлен какой-то минус, то это те деликатесы, которыми он ее без остановки угощал. - А вот Тарантино передает, что будет тирамису. Два! - для дамы после родов она выглядела неправдоподобно хорошо. Подумать только - такая же стройная, как и раньше! Только грудь увеличилась, что, естественно, считалось за плюс. Небось, ничего не жрет. Ну или по старинной схеме голливудских див - два пальца в рот после банкетов.
Посмеявшись немного с Джино, Ливия попрощалась с ним и отключилась.
- Будет здесь минут через десять. Плейс, тебе наверное лучше перед ним не мелькать.

+3

11

- Думаешь, наши могут его за это убить?
- Надеюсь нет. Но у меня на счет ориентации отношение проще: спите с кем хотите, только чтобы это не касалось моей семьи - нет, я вовсе не имела в виду, что Карузо станет засматриваться на моего мужа, пусть в контексте это и прозвучало так.
Что же касалось положения Джино после того как всем станет известно про его ориентацию... Тут мужчине надо избежать сенсации. В шоу бизнесе это и идет на плюс, особенно сейчас, в век тоталитарности, возведенной до абсурда, но в мире криминала излишний акцент на его любви к мальчикам может быть воспринят как оскорбление. Особенно лицами старой закалки. Поэтому Карузо или скрывать до конца или сделать первым шаг. Мне кажется только так можно избежать болезненных последствий в виде позора.
- Как ты себе это представляешь? "Привет, Джино. Садись, выпей с нами. Ты случаем не пидарас?"
- Ну да! - изумленно ответила я, разведя руками - Эти игры в намеки будут неуместны. Пусть поймет, что его спалили и начнет действовать. Это лучше, чем молча ждать когда кто-то менее лояльный прознает о нем - я косо посмотрела на Адама не скрывая своего недовольно взгляда. В чем профит для Пласентино во всей этой игре? Он ведь мог тихо замять ситуацию, сделать вид, что ничего не видел и не приходиться сегодня к Ливии. Пойдет ли он еще к кому-то с этой новостью? Или уже сходил?
Никак не могу разгадать игр этого юркого итальянца. Ему или скучно, и он решил себя позабавить такими тонкими играми, или взыграло острое чувство справедливости - что как это, в наших кругах гей! Поэтому когда Адаму, под намеком Ливии было указано уходить, я уже серьезнее отнеслась к происходящему.
- И скажи мне, что не считаешь Адама тем_еще_жуком. Он в жопу без вазелина влезет. Думаешь надолго замолчал? Ну, не побежал ли он сейчас к Денни? И вообще, зачем к нам то пришел? Ведь логичнее эту бы ситуацию решить тихо, между собой. - я пыталась переварить озвученное здесь Пласентино, но в голове все расплывалось среди череды его прелюдий и тихий заигрываний. - Значит, понимает, что Джино пизда?
Отхожу бару, чтобы по-хозяйски налить себе чего-нибудь из спиртного. Взглядом блуждаю по бутылкам, останавливаясь на каком-то ликере.
- Будешь что-нибудь? И Джино карвалол приготовь - усмешка иронии. Тишина. Только звук разливающегося алкоголя по фужерам. - Слушай, насчет бурной реакции других солдат на педика в рядах я поняла. А что насчет женщин? - точнее нас, чего уж юлить - Если ты или я решим загулять по девочкам, это будет считать позором? Или можно будет со знанием дела, наоборот, поддерживать похабные шутейки мужчин? - делаю глоток сладковатого ликера с нотками миндаля - Ты не подумай, я просто заполняю паузу. - не по каким девочкам я не пойду, только если с топором, заметая следы супруга. Но я продолжаю отгонять мысли о том, что пока он в разъездах, то не трахает в отеле очередную воблу.

Джино появляется на пороге кабинета, когда от первой стопки ликера на дне остались лишь капли. Обаятельный мужчина с коробкой сладостей в руках, но при этом серьезно изогнутыми линиями бровей и отсутствием улыбки.
- Привет, девчонки. - он ставит белую коробочку на стол перед Андреоли и, помявшись, опускается в кресло, где еще недавно сидел Пласентино. Судя по тому как заерзал Джино, он словно чувствовал эту теплую жопу, распускающую сплетни о нем. Точнее, уже не сплетни...
- Так о чем вы хотели поговорить? Какое-то выгодное дело? - мужчина перекинул взгляд на меня, затем на Ливи.
- Джино, а как ты провел новогодние праздники? - начала я издалека, но тут же мысленно плюнув под ноги внесла пояснение: - Короче, кое-кто видел как ты провел новогодние праздники. - и я поджала губы в сожалеющем выражении лица - так уж вышло, Карузо, давай теперь соображать дальше.
- Черт, Джино, ты идиот?! О чем ты думал? Почему не ухал веселиться в ебучий Лос-Анджелес или Вегас?

+3

12

- Соглашусь, - с мнением насчет всех этих нетрадиционных отношений между полами. Кто с кем трахается, Ливию заботило лишь на уровне - чисто потрепаться. В остальном она не осуждала ни геев, ни лесбиянок, ни тех, кто меняет себе пол... Она могла спокойно с ними общаться, ходить на вечеринки и вести дела. Однако это вовсе не значит, что она бы одобрила и толерантно приняла новость о том, что кто-то из ее родственников или близких свернул на другую дорожку. Все-таки воспитание и, как следствие, менталитет у нее носили довольно традиционные оттенки. Поэтому в голове сразу и нарисовалась трагедия в Семье Джино, когда жена и дети узнают о нем правду. Как ни крути, им не позавидуешь.
Когда след Адама испарился из кабинета, ожидаемо, что Тарантино тут же бросилась его обсуждать. В отличие от нее Ливия примерно понимала, зачем он устроил все это шоу.
- Думаю, тут два варианта. Либо он просто распространяет эту новость как вирус, и сейчас уже тычет фото кому-то еще, либо ожидал от нас другой реакции. Хотел, чтобы эту новость разнесли мы. А он как будто бы и не при делах, - то, что Пласентино - хитрый жук, понятно всем. Но кто вообще из них прост и прощелкивается на раз-два? Каждый выбивает себе место под солнцем, как может. И ничто - абсолютно ничто - не совершается просто так. У всего есть причина и следствие. - Я давно слышала, что между Плейсом и Джино отношения в говно, - наблюдая за тем, как Агата отходит к бару и наливает себе чего-то покрепче, Андреоли по-прежнему сидела в кресле, раскинув руки по подлокотникам и лишь отрицательно качнула головой, когда испанка поинтересовалась, не налить ли и ей. Вместо этого она снова закурила, чиркнув зажигалкой. - Карузо как-то трепался, - струя дыма разрезала воздух у нее перед лицом, - что отец Адама, держа гей-бары, и сам любил мальчиков потискать. Может, влезать в жопу без мыла - это у них семейное? - она коротко усмехнулась, вспоминая ремарку Тарантино насчет Плейса. - Но я лично этого не слышала. Только слухи... Не исключено, что Плейс затаил на него обиду и выждал нужный момент, чтобы нанести ответный удар побольнее. По-моему, неплохая вышла месть, - сделала очередную затяжку, поглубже, и решительно выдохнула. - Но марионеткой в чужих играх я быть не люблю, - а Плейс именно что пытался втянуть ее и по случаю оказавшуюся рядом Агату в какие-то свои хитросплетенные ходы. - Поэтому плясать под его дудку не собираюсь. К Джино я всегда относилась с уважением и не хочу участвовать в публичном порицании его грешков, - для себя Ливия определила это быстро. Кто бы что теперь ни говорил о Джино, присоединяться к этим обсуждениям она не будет, как и раздувать из ситуации нечто из ряда вон. Авось, все со временем утихнет само собой.
- Да хрен его знает, - усмехнулась на размышления Агаты, касательно отношений женщины с женщиной. - Мы с тобой и так столько правил уже нарушили... А что, у тебя были мысли? - так и знала, что стандартная семейная жизнь не для этой знойной красотки. Кажется, кого-то тянет на приключения? - В тюрьме ко мне подкатывали лесбиянки, - все, что вспомнилось на тему однополой любви из собственного опыта. - Но они были все страшные, как атомная война, - иначе... кто знает, что бы было иначе? Может, и поддалась бы. Два с лишним года без секса - та еще пытка. - Слыхала теорию, что все женщины по природе своей бисексуальны? Наша сексуальность многогранна и все такое, - игриво глянула на испанку исподлобья, отставляя запястье с тлеющей сигаретой в сторону. - Если что, придется оправдываться этим.
Они разбавили время ожидания Карузо еще несколькими репликами на эту тему, но когда он появился на пороге, смех и веселье сами собой улетучились из комнаты. Агата никогда не умела выжидать. Вот и здесь сразу ринулась в нападение. Карузо прямо на глазах все сильнее вжимался в кресло и превращался в жалкое подобие мужчины.
- Ты о чем? - последние попытки откреститься. - Я совершенно не понимаю...
- Джино, - Лив с сочувствием вздохнула, - есть даже серия фото.
- Что... - его глаза растерянно забегали как часовой маятник - от Ливии к Агате и обратно. Было видно, что эта новость добила Карузо, и скопившееся за эти дни напряжение взорвало его нервные клетки. Закрыв лицо руками, он внезапно взвыл, как какой-то маленький ребенок. Было не ясно, плачет он или просто стонет, выплескивая эмоции ужаса и горечи от сложившейся тупиковой ситуации. Еще некоторое время он продолжал выть, раскачиваясь в кресле вперед-назад и все так же стыдливо закрывая своими большими пухлыми ладонями лицо. Ливия смотрела на мужчину с сожалением, периодически поглядывая на Агату в молчаливом понимании того, что фото с телефона Пласентино не лгут. Карузо, и правда, гей.
- Кто еще знает? - его стоны постепенно сошли на нет, и он наконец смог заговорить. Тихим и разбитым голосом. Его ладони хоть и сползли с лица, представив женщинам раскрасневшуюся физиономию, но взгляд Джино по-прежнему прятал. В носках своих начищенных ботинок, в ворсе ковра, в картинах, что висели на стене... Он смотрел всюду, но только не в глаза женщинам.
- Пока только мы... и сотрудники клуба, - не стала уточнять, кто именно, но Джино и так все понял.
- Плейс, да? Ну, конечно... - тяжелый выдох напомнил усмешку, и Карузо подскочил с кресла. Теперь он нетерпеливо мерил комнату шагами и беспрестанно прилизывал свою и без того скудную шевелюру. - Слушайте, да это все какая-то хрень. Несерьезно. Это случилось-то один раз всего, - Лив глянула на Агату. Они ведь только что слышали, что мужчину в маске видели в баре не раз и не два. - Ну было дело, я нажрался тогда в хлам. А теперь этот гандон, - видимо, Адам, - натреплет всем всякую хренотень про меня. Я ж не педик, девочки, - он развел руками в немой просьбе поверить в эту самозабвенную ложь. - Ради бога, у меня жена, дети... Вы же знаете! Я нормальный!
Настало время, когда и Ливии захотелось потупить взор. Не смотреть на то, как взрослый мужчина выкручивается словно ребенок, убеждающий родителей, что не брал из вазы запретных сладостей. Ей нечего было ему сказать. Все, что она хотела - это предупредить о том, что скоро над его головой хорошенько бомбанет.

+3

13

В то, что Адам мог затаить месть и пронести злобу через года из-за своего старика-отца, над которым кто-то из солдат испускал шуточки гейской направленности мне не верилось. Слишком незначительный масштаб. Адам и похлеще шутит, что в пору хочется его порубить моментально.
- Не исключено, что Плейс затаил на него обиду и выждал нужный момент, чтобы нанести ответный удар побольнее. По-моему, неплохая вышла месть.

- Пффф - фыркнула я, отмахиваясь рукой - Как-то по-детски. Мне не видится, что Пласентино стал бы ждать разоблачения Карузо, чтобы таким образом поквитаться. Мог бы гораздо раньше его подставить в бизнесе, чем устраивать самое настоящее шоу. Только если... - если шутки Джино не были взаправду? Я не была тогда при семье и не знаю насколько серьезно бескостлявый язык молодого Карузо подпортил репутацию Пласентина-старшего. Раз, бары до сих пор при семье, значит, все было не так серьезно, не тянет на месть из-за каких-то сплетен. А вот если сплетни эти были правдой, то больше похоже на реальную картину. Но в такое я вникать была не готова, а уж тем более ворошить прошлое покойного отца Адама. Как бы тот был мне ни мил. Такие жонглирования фактами и выдумками не для меня.

- Ты права - не став продолжать, соглашаюсь с Ливией по поводу линии поведения в отношении Карузо. Мне он был симпатичен как человек, как собеседник (хотя как таковых бесед у нас с ним не состоялись), поэтому копать яму Джино я не желала. Не собственными руками.
- Слыхала теорию, что все женщины по природе своей бисексуальны? Наша сексуальность многогранна и все такое.

- Я слышала только, что все животные бисексуальны - один хрен разница, да? Я усмехаюсь. - Нет, я не по девочкам. Тут дело даже в другом: в том, кто сверху. - в том, кто доминанта. Я, пусть и была сильна духом и волей, но не хотела тянуть своего партнера за собой, тащить на своих плечах. Мне хватало двоих детей и разрастающегося бизнеса.

Появление Карузо разделило события на "до" и "после", смывая с лица улыбки и шутки. Выждать и расплываться в лирике перед Джино не хотелось. Он ведь чувствовал, что не зря здесь оказался. Поэтому не став излучать призрачное спокойствие, выдаю информацию в неприкрытом виде.

Разоблачение бьет по мужчине сильнее, чем я ожидала и он сгибается, пряча лицо за ладонями. Это зрелище вызывало сострадание, но все же не давало понимая того зачем Джино так рискнул. Он поставил на кон многое, явившись в клуб солдата мафии. И проиграл. Может его забавлял адреналин и факт быть узнанным. Как трахаться в общественном месте. Вот этот момент и настал. Но Карузо не отделается административным штрафом. Что будет? Этого ответа не имелось не у кого из присутствующих в комнате. Ясно лишь то, что семью Карузо ждут непростые времена. Хотя может его супруга в курсе ориентации? Он же явно вел себя в любовных делах не как подобает мужчине. И, возможно, миссис Карузо предпочла скрывать пристрастия мужа, чтобы не клеймить себя позором.

Я слушала эмоциональную речь Джино, прикрывая губы ладонью - комментировать не хотелось. Андреоли была в этом солидарна, потупив взор и сохраняя холодное молчание.
- Джино, мы тут не за тем, чтобы тебя пристыдить или разрушить брак. Это сделают за нас. Поэтому перестань оправдываться! Один раз или не один, но виноват ты. И не вздумай это нытье повторять своему капитану. Будь мужиком, а не пидорасом. - и я не имела в виду ориентацию. Пытаюсь призвать солдата собраться, напомнить ему, что он человек мафии и все так же может приносить деньги. Хотелось бы верить, что стереотипы внутри Коза Ностра идут в ногу со временем, как приходят и более молодые солдаты со свежим взглядом на жить. Что у большей части мафии есть понимание, что не ориентация делает бизнес. Но в Семье все так же оставались и гангстеры старой закалки с влиятельным мнением.

- Пласентино намекнул, что информация рано или поздно дойдет до босса. Полагаю, что с его помощью. - не стану советовать гангстеру идти к кому-то с поличным, как и не стану поддерживать желание отмолчаться. Где-то стрельнет рано или поздно. И я пока не знаю какую сторону принять. Не лучше ли уйти с этого поле боя? Это не моя война.

Отредактировано Agata Tarantino (2020-01-13 11:52:51)

+3

14

- Вот сученок! – Карузо со всей силы треснул кулаком по столу. Чашка с остатками кофе подпрыгнула на блюдце, издав перезвон. Реакция эта была на упоминание Пласентино и на замечание Агаты о том, что тот намеревается донести информацию до босса. Майка Ринальди Карузо боялся до дрожи в конечностях. Он знал о хладнокровии босса, о его способности без лишних эмоций избавляться от людей – как в фигуральном, так и в прямом смысле. За его кривоватой улыбочкой порой скрывались такие жуткие помыслы, что лучше ближайшие лет двадцать наверное вообще не попадаться ему на глаза. Но разве это возможно? Судя по разворачивающимся событиям, придется предстать и перед собственным капитаном, и перед боссом и перед остальными членами боргаты довольно скоро. – Господи… - в какой же позор он превратится. В самую настоящую грушу для битья. Даже если его не отправят на полку, пощадят и закроют глаза на его безобидные увлечения, от шуток в свою сторону не избавиться уже никогда. – Меня растопчут, - посетовал Джино, безвольно опускаясь обратно в кресло. Тут он вдруг подумал, что девушки дали ему фору. Вызвали на разговор, посвятили в ситуацию первым, чтобы для него хотя бы потом не оказалось сюрпризом, что все вокруг в курсе его ориентации. – Спасибо, - он поднял раскрасневшиеся глаза и посмотрел сначала на Лив, а потом на Тарантино. – Спасибо, что предупредили... У меня хотя бы есть время, чтобы продумать себе оправдания, да? – он грустно ухмыльнулся и снова опустил свой взор в пол. – Что, по-твоему, быть мужиком, Текила? -  вслед  Агаты часто раздавалась эта кличка, полученная ею не только за то, что она наладила поставки этого напитка в Штаты, но и слишком много времени в году торчала в Мексике. Среди пацанов эта кличка как-то сама собой закрепилась за Тарантино, и они ее часто так величали за глаза.  Теперь вот услышала напрямую. Джино был слишком озабочен всей сложившейся ситуацией, чтобы контролировать сейчас свой поток эмоций и слов. Кажется, он больше не злился. В его интонации звучало нечто похожее на обреченность. - Придти к Майку и сказать, что меня, блять, возбуждают парни? Что я прихожу в гей-клубы, потому что меня непонятным образом туда тянет? Что только там я могу получить то, что дома или среди друзей мне никто не может обеспечить? Так? - он махнул рукой, дескать забудь обо всем этом, и прикрыл глаза.
- Подожди пока, - заговорила Ливия ровно. – Может, все еще обойдется, - и Адам по каким-то причинам не захочет разносить эту новость по всем верхам. – Не думаю, что самому заявиться к Майку или Дэнни с повинной будет хорошей идеей, - если Майк хотя бы переспит с этой новостью, то, возможно, сможет оценить ситуацию со всех сторон, все взвесит и не будет пороть горячку.
- Да чего ждать? За мной сразу явятся, как только до него дойдет. Мое желание тут не сыграет… Разве что… - он поднял глаза на Лив. – Разве что исчезнуть на время? Уеду, скажем, по делам...
Ливия отнеслась к этому предложению скептически, и это мгновенно отразилось на ее лице.
- По каким делам? Первая мысль - что ты подался в федеральную защиту, - испугавшись за свою шкуру, пошел крысятничать против своих же. – Тогда будет еще хуже, - станут искать жучки в заднице. - Хм… может, тебе тут у меня пересидеть грозу? Парадиз – увеселительное заведение, гостиница… Тут легко можно зависнуть на несколько дней. Заодно и прикрытие для твоих предпочтений, - скажет, что трахал тут девок. Заедал, так сказать, медом горчицу. Во всяком случае, у нее в заведении девочки подтвердят любую версию, какую их только попросят. У Хэнка натренированные мускулистые доводы.
- Ты позволишь? О, Лив. Я не знаю, как тебя благодарить… - Карузо подскочил с кресла и чуть было не кинулся на Андреоли с объятиями, но она его остановила.
- Потом сочтемся. Если все обойдется, - они, конечно, тут все друзья, но услуги просто так оказывать не привыкли, они приучены платить по счетам, и рано или поздно приходит запрос об ответке.  Ливия посмотрела на Агату. – Мы можем на тебя рассчитывать? – спросила у нее и моментально получила согласный кивок Тарантино.

Отредактировано Livia Andreoli (2020-01-16 16:12:11)

+4


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » The gay times of Gino Caruso


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC