внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
гнетущая атмосфера обволакивала, скалилась из всех теней в доме, как в мрачном артхаусном кино неизвестного режиссёра... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » кошка спит на тоненьком покрывале


кошка спит на тоненьком покрывале

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.imgur.com/Twx909y.png
alan & rei
02 aug'19// alan`s apartment

+1

2

в какой-то момент тебе начиналось казаться, что ты уже просто вошёл во вкус коротких дедлайнов — соглашаешься каждый раз на проект с пометкой `СРОЧНО!!!` в первую очередь, предвосхищая азарт и интерес: дойти до финишной черты любой ценой, пусть даже не спав по несколько суток, что сейчас давалось крайне тяжело. с июня — чист во всём, кроме алкоголя и травы, первое из своей жизни исключить всё же не получалось по инерции, а второе исключать не было никакого смысла. ты не врёшь себе в том, что давалось это крайне тяжело — поэтому проводил весь июль рядом с рэй, прописавшись в её квартире и уходя только под угрозой скорого появления её родителей, к счастью, визиты эти были редки и не затягивались надолго.
ведь касаться нежности её кожи, купаться в её поцелуях, перевязывать её запястья красной верёвкой, от которой на нежной коже по её телу оставались следы — было также необходимо, как дышать. кружащей эйфорией она опьяняла лучше всего, отвлекала от пагубности и разложения в мыслях, с ней рядом — было не просто терпимо, а хорошо.

только вот ты не мог слишком долго концентрироваться на одном, поэтому праздное безделье, хоть и заполненное той степенью уюта и любви, которой тебе не хватало, наверное, почти всю осознанную жизнь, тебя быстро настигла усталость, которая заставляла открывать вкладки с предложениями, пока ты не наткнулся на заветное слово, из-за которого ты, к возникшему через несколько дней после согласия сожалению, не виделся с рэй с прошлой пятницы. это было, по сути, не так долго по сравнению с тем месяцем без неё, в котором ты опустился на дно; но время тогда текло совсем иначе, ускоренное веществами.
сейчас, внося последние правки, ты даже гордился собой, ведь, несмотря на возникающие в голове шальные мысли [остро чувствуя её отсутствия рядом], ты героически смог сдержаться от того, чтобы не заскочить к своему барыге — опасностью было ещё то, что жил то твой верный товарищ по всем делам прошлого совсем недалеко, в парочке кварталов [с усмешкой: всегда умел устроиться].
вместо этого, ты закрываешь в задумчивости открытое окно телеграма, переключаясь на другое — ставшее родным. с восхищением замереть, смотря на присланную тебе фотографию — дразнящую и раззадоривающую.
ты закусываешь губу и очень глупо улыбаешься, раскинувшись на кресле.
прикрыть глаза, воспроизводя её образ перед глазами — блять, недавно же совсем проснулся; а её плечи ласкает не твёрдость // нежность твоих прикосновений, а всего лишь солнечные лучи. эта мысль не даёт покоя больше, чем мысль замутить себе что-нибудь: это несказанно радует тебя, заставляя рассыпаться любовью к ней хотя бы в словесно-текстовой форме.

отвлечься позволить себе ты можешь совсем ненадолго: осталось внести, вроде бы, последние правки. открываешь переписку с заказчиком и вглядываешься в неё долгих и медленно тянущихся десять минут, осознавая себя и чувствуя гложущее чувство тоски — сил хватало всю неделю на то, чтобы провалиться только в недолгий сон, открывая после глаза под звуки противного будильника.
ты никогда не чувствовал себя настолько влюблённым — да чтобы не отпускало ещё столько времени к ряду, даже после того, как всё стало настолько хорошо и почти_буднично. наверное, весь секрет был в этом `почти`, ведь каждый раз она находила, чем разжечь костёр у тебя внутри с новой силой.
вливаешься в работу, отвлекаясь на всплывающие окошки сообщений — тихо мурчать, но неопределённостью отвечать о сроках встречи, не хотелось что-то намеренно сглазить и расстроить переназначенной датой.
но, не смотря на всё отвлечение, ты успеваешь закончить работу до обеда, потягиваясь лениво, словно кот. дождаться сообщения о одобрении правок, улыбнуться ему и набрать её номер. спустя несколько гудков:
привет, солнышко, не отвлекаю? — слышишь на фоне звук текущей воды, — ты в ванной? а фотографии пришлёшь? — смеёшься, хотя фотографий такого содержания у тебя накопилось достаточно, став неотъемлемой частью вашей переписки за это время, — ладно, я вообще звоню тебе не только в сотый раз рассказать, насколько соскучился, но и заказать тебе.. тех блинов, помнишь, ты уже мне готовила? — она не видит хитрость улыбки, но наверняка её чувствует, — я наконец-то закончил работу и смогу к тебе приехать, так что готовься, буду где-то через час.

+1

3

// слиться бы с потоком времени, ускоряя его движением мысли,
но против ожидаемого и желанного — чувствуешь его стагнацию, полное отсутствие движения, словно все вокруг замерло в мертвом и тянущем ожидании. время без него тянется слишком долго — даже во сне ты снова и снова просыпаешься из-за холода, проходящего по спине неспешным размашистым шагом, где обычно всегда было тепло его кожи: руки не прижимают тебя к себе, не проходят по линии талии невзначай [в полудреме], - зациклился сон кошмаром, в котором по кругу мечешься в беспокойстве. ведь с момента приезда в японию он все время был рядом, словно бы дышал в унисон с тобой, деля с тобой кислород по малым порциям, кружа тебе голову — поэтому эта неделя показалась тебе собственной интерпретацией ада, в которой роль жертвы и палача досталась тебе /почти что параллель с театром кабуки в извращенной манере и форме/.
не можешь вспомнить, как без него прошел в прошлом тот длительный месяц, когда ты уехала [словно в прошлой жизни]. что-то внутри тогда тянуло надрывной струной, издававшей протяжный звук от каждого порыва дыхания, но так остро одиночество не впивалось в той живот. сейчас же в первый день отсутствия алана:

» тишина оглушала: казалось, что ты даже можешь услышать как дышат соседи за тонкими стенками твоей жилой коробки;

» волнение сжималось тисками вокруг сердца и горла: в первый день ты выкурила вопреки всем своим принципам и привычкам половину пачки, невидящим взглядом уставившись на проплывающие мимо машины, чувствуя как на балконе вальяжное солнце лижет твои ноги, колени и линию бедер до кружева шорт. сигарета тлела одна за одной, а вслед за ней тлело п е р е ж и в а н и е, ведь ты же видела как ему тяжело все это время /но гордость переполняет, плещется внутри золотыми искрами — он держал свое слово, крепко вцепившись в него, не желая отступать и вернуться к искусственно взращенной радости/. не могла отделаться от назойливой мысли, что работа с сумасшедшими сроками вихрем вернет его на несколько месяцев назад, где он снова утонет, вот только тошнотой и головокружением от выкуренного, смолами стекая по стенам твоего разума, тебя прошивает осознание четко очерченной мыслью — тебе остается только

продолжать доверять ему.
это - делаешь ты для него, для себя же находя упоение и отвлечение в собственной работе, разбирая завалы личных сообщений от подписчиков, от редакторов, от агента — от всего того мира, в который тебя выплюнуло отсутствие рядом чьей-то руки, насильно и с долей бесцеремонности. времени оказывается так много, что ты без труда планируешь работу по блогу на месяц вперед, готовя письма о сотрудничестве; в календаре отмечаешь все ближайшие встречи [предпочитая онлайн, ведь ты все еще не очень любишь общаться в реальности]; начинаешь работу над новой главой тома манги. даже сон постепенно ушел на второй план, из-за чего часто получала от алана возмущенные сообщения /трогают тебя улыбкой, ведь сам он, ты в этом уверена, толком не спал, справляясь со своими дедлайнами и совершая почти невозможное/. каждый раз останавливаясь над очередной проводимой на молочном листе линией — захлебываться в ощущении переполняющей тебя влюбленности.
вода уносит тревоги. ты почти закончила главу, осталось добить всего одну раскадровку, поэтому ты позволяешь себе праздно полежать в теплой ванне. ловишь интересный кадр, делая фото по уже сложившейся привычке и уже готова была его отправить выверенным движением с довольной улыбкой и неизменным румянцем на щеках — но в удивлении замираешь. он менялся, но и ты менялась вместе с ним, становясь намного более открытой [лишь для него]. беглым кадром перед глазами встает первый раз, когда тебя посетила подобная мысль — как тебе хотелось отправить ему свою фотографию, но ты никак не могла решиться, чувствуя как сердце разрывало тебя неловкостью и смущением: сейчас же ты даже не задумываешься над подобным [внутри лишь томная нега и волны нежности]. четыре буквы на экране заставляют сердце затрепетать в легком приступе.
- на самом деле лучше бы отвлек уже основательно, - чуть сползаешь ниже, прячась в тепле воды, ощущая тоску кожей, словно материальную, но сменяешься смехом, проходящим щекоткой. от его слов внутри теплеет больше, чем от плещущихся вокруг тебя вод; прикрываешь глаза, представляя его, мысленно прикасаясь к щеке и его полу_улыбке. внутри разрастается цепной реакцией радость мелкой дрожью нетерпения. - заказ принят, а я тебя очень жду. постарайся не задерживаться - иначе все одна съем.
тебе не требуется много времени для того, чтобы вылезти из обволакивающего кокона, чуть просушить волосы полотенцем и отправиться на кухню. тебе нравилось готовить [но для алана в особенности]: неизменно включала музыку, постепенно смешивая ингредиенты [сейчас звук венчика успокаивает], следуя инструкциям, уже отпечатавшимися на подкорке памяти - где-то подпевая, иногда - пританцовывая. радость из самых недр поднимается выше, застревает в горле, но находит выход - даже не обращаешь внимания на боль, когда рукой неосторожно касаешься раскаленности бока сковороды. бабушкин рецепт - как коснуться ее в воспоминаниях, выразив свою благодарность: каждый блинчик - тонкое солнце с мелкими дырочками-окнами через призму которых можно залить весь мир ласковыми теплыми лучами. тебя затягивает, с головой ныряешь в процесс, прикрыв глаза и выставляя на стол сметану, икру, кусочек масла и баночку варенья, собственноручно закатанную - даже не слышишь мира вокруг, полностью растворившись в моменте и наконец-то не замечая потоков времени.

+1

4

тихой усмешкой под нос: конечно, съест всё одна, ага. рэй ела чертовски мало по соотношению к тебе, хоть ей и могло казаться наоборот.
эта мелочь была милой и забавной, как и перед закрытыми веками её плавные перемещения по кухне. хотелось подойти сзади и обнять её, пальцами забираясь под одежду, натыкаясь на игривое наличие красных верёвок, сжимающих, но не лишающих свободы передвижения — пока он не потянет за заготовленные узелки, затягивая туже. хотелось сорваться с места прямо-сейчас, телепортом миновать пробки и не заезжать никуда по пути, чтобы застать её в этой фантазии.
только вот необходимо было, всё же, собраться: потянуться, разминая плечи, скинуть с себя одежду, запихивая её в корзину для белья — стирать не было смысла, потому что у рэй хотелось задержаться как можно дольше, зависнув до следующего прихода её родителей. хорошо, что чувство внутреннего такта позволяло им писать предупредительные смс, планируя встречу заранее, плохо — что сам волновался быть застигнутым врасплох однажды перед их присутствием. наверное, потому что это стало почему-то важно: стать насколько неотъемлемой частью её жизни, что бороться с возможными ( и справедливыми ) сомнениями было особенно тяжело начинать.
слишком много всего нужно было умалчивать — не в первой, конечно, но.

контрастный душ помогает взбодриться, находя в себе замену скоростям, которые хранились в тайничке. ты мог испытывать за себя гордость: не прикасался всё это время, хоть и тянуло, хоть и эта неделя была особенно тяжёлой в этом плане. спасало только осознание её взгляда, который проскальзывал тяжестью возможного исхода событий, разочарование в нём и, конечно же, дудка, которая подходила к концу.
ещё один пункт в список: заехать по пути в кофешоп или к своему барыге, смотря что будет быстрее, чтобы купить что-то на двоих, позволив телам перейти на новый уровень чувствительности. натянуть на себя шорты и футболку поэтому особенно быстро, но неизменно зависнуть на выборе кроссовок — сегодня ты предпочёл серость всего образа. выдыхать дым сигареты по пути на парковку, набирая на ходу сообщение, идущее разведкой: всё-таки в кофешоп было заехать в этот раз удобнее по итогу. в этом находишь плюс отсутствия соблазна взять что-то ещё прямо сейчас с хорошей скидкой для постоянного клиента: оберегать себя, чтобы уберечь её.
звуком мотора ознаменовать начало пути.

заворачивая на знакомую улочку всё ещё ближе к твоему дому, чем к её, тормозишь не только в выборе из ассортимента ароматных шишек, но и поглядывая в магазин через дорогу: витрина манила яркостью букетов, которые ей бы понравились. каждый раз доверяясь интуиции, поставив цель себе для получения скрытой ачивки: подарить ей как минимум по цветку каждого вида. но что-то тебя останавливает на полпути к нему.
конкретно: тихое жалостливое мяуканье, еле слышное в общем эмбиенте дневного города.
первым делом посмотреть наверх, подумав, что источник находится по классике на дереве, но не обнаружить среди листвы никакого силуэта, прислушаться вновь, обнаружив, что звук доносится снизу.
кажется, из водосточной решётки: ты присаживаешься на корточки рядом, прислушиваешься, пытаешься поддеть её голыми руками — на удивление легко снимается. просовываешь наугад руку, сразу натыкаясь на мягкость шерсти и подцепляя её.
в ответ: паническое царапанье, красными следами остающееся на ладони.

смотришь на выловленную добычу пристально. трёхцветный котёнок в мордой двуликого и белым воротничком: симметрией одна сторона рыжевато-коричневая ( второй оттенок - больше от грязи? ), вторая — чёрная. аккуратно опускаешь на тротуар рядом с собой, спрашивая вслух, — ну и как ты тут оказался, кот? — в небольшой растерянности пребывая.
если девонек, попавших в беду, худо-бедно уже привык спасать, хоть и отрицанием было в начале пути, то вот котиков — ещё не доводилось. в один миг проскальзывает слабовольная мысль: ну, вытащил, можно и оставить так, поехав наконец-таки к Рэй, скука по которой съедала с каждым часов всё сильнее ( оттого что возможность встречи — маячила явно на горизонте ), только вот, когда видишь, как прижимается к пушистому телу лапка — что-то внутри переворачивается.
в пяти минутах быстрой езды, совсем недалеко от твоего дома есть ветеринарка, которую ты проезжаешь достаточно часто, чтобы запомнить её вывеску.
одним движением открыть чат, чтобы записать голосовое: тут случилось небольшое чп, можешь приехать ко мне сама? только будет одна промежуточная точка, я тебе вызвал такси, через три минуты подъедет.
пушистое тепло прижимается к груди, испуганно смотрит по сторонам, тихо мурчит: нести аккуратно до вызванного себе такси ( рисковать с байком нельзя ).

+1

5

когда чего-то ждешь в бездействии — время тянется подобно талой ириске, слишком медленно, тягуче и словно бы неохотно. если же увлечь себя каким-то процессом — то время летит, перескакивая по невидимым ступеням через одну, унося все дальше и дальше по спирали. твой взгляд опрометчиво не обратил внимания на часы, не засек точку отсчета — только сердце гулкими ударами вело счет тем минутам, что приближали его появление на пороге твоей квартиры [поделенной мысленно на двоих], но и оно начало надрывно тянуться куда-то за пределы жилой коробки, перестукивая натяжно. берешь телефон в звездной пыльце муки — но на экране лишь часы и минуты, ни одного сообщения. проверяешь время созвона, прикидывая, что алан уже должен был появиться: могла бы подумать, что он не торопится, что заехал куда-то по пути /ведь он часто устраивал небольшие сюрпризы, приезжая не с пустыми руками, словно заглядывая в твои мысли и находя там одно сокрытое даже от тебя желание, за другим/ - но ты знаешь его, вторющую твоей, ненасытность к прикосновениям, к особой наэлектризованной между вами тактильности, поэтому ты не верила, что обычная медлительность могла задержать его хоть на мгновение.
уже собираешься набрать ему, уточнить скоро ли будет, заодно попросив зайти за соком в магазин по пути — натыкаясь на голосовое. слушаешь знакомый голос, переворачиваемым внутри валом трепетности [его голос действовал на тебя забавным образом], но когда смысл доходит - внутри тебя поднимается из-за прочерченного тонкой линией горизонта: липкий страх, повисший тяжестью на запястьях. первое, на что ты обращаешь внимание - на слова; замираешь в покалывающей по коже панике и тревоге, думая, что что-то случилось. в голове двадцать пятыми кадрами проносятся /прям как в тех артхаусных фильмах, которые вы недавно смотрели под покровом глубокой ночи/ ужасные сцены аварии, ведь ты до сих пор не смогла до конца привыкнуть к той скорости, что трепала твои волосы красочными всполохами, пока ты вжималась в спину алана, прижимая ладони к его груди и успокаиваясь под мерный ритм его пульса.
но следом до тебя наконец-то доходят интонации: в которых слишком много спокойствия для того, что так живо нарисовало твое гибкое и неуемное воображение, разыгравшееся не на шутку вместе с этим ощущением разрастающейся пустоты [в одно мгновение собирается обратно в умиротворенную точку]. если бы с ним что-то случилось, его голос не был бы таким спокойным, вокруг фоном не было бы так тихо по меркам города, в конце концов, навряд ли бы он записал тебе что-то, наверняка бы не смог. шумно выдыхаешь, замирая в задумчивости, тратишь долю секунды, чтобы еще раз прослушать и пойти собираться. тебе хватает пары минут, чтобы быстро накрыть остатки теста пленкой, убрав в холодильник, снять с плиты сковородку и убрать обратно все то, что ты успела достать, закинув на полки. быстрым шагом пересечь пространство квартиры, взметнув в повороте коридора розовые блики солнца, окрасившиеся от волос, в них запутавшись: еще немного времени, чтобы переодеться в футболку, влезть в юбку и схватить висевшую на ручке двери небольшую сумку. черные кеды под тон остальных вещей -> выскочить вон из квартиры, щелкнув замком. в голове нет мыслей о том, чтобы прихватить с собой немного еды, в голове - лишь небольшая свинцовая тяжесть, давящая неизвестностью и непониманием.
дверь подъезда выплевывает тебя в чрево такси, в котором - протяжно выдохнуть, неловко перебирая пальцами, пока за окном один пейзаж внутреннего двора сменялся другим - более оживленным. и когда перестаешь бежать, остановившись, наконец-то позволяешь себе улыбнуться: ты никогда бы не подумала, что из-за одного только произнесенного его губами слова ``чп`` ты стремглав бросишься к нему, тем более прекрасно понимая, что чп и правда небольшое, что с ним все в порядке. быстро пролистываешь твиттер и инст, в надежде натолкнуться мыслями на разгадку о происшествии, но соц_сети встречают тебя лишь равнодушием уже просмотренных публикаций.

_еду в такси, надеюсь и правда ничего страшного. вроде скоро буду_
пальцы печатают быстро и слажено, ты почти что не смотришь в экран, набирая по памяти. тебя больше интересует то, что происходило сейчас за окном: петляющий незнакомыми улицами маршрут немного меняется, уходя в траектории по другой меридиане, пропуская один из поворотов. несколько минут, прежде чем ты слышишь голос водителя, тормозящего напротив какого-то здания, оповещающий о конце твоей поездки и об уже внесенной оплате [все еще не привыкла].
высаживаешься с легким чувством настороженности, сменяющимся удивлением все нарастающим, когда взгляд скользит по вывеске - совершенно не можешь представить по какому поводу промежуточным пунктом твоей поездки могла стать ветеринарная клиника. думаешь, что, наверное, где-то в координатах закралась ошибка; думаешь, что, наверное, нужно куда-то пройти, чуть подальше или обогнув здание.
- алан, - гудки монотонностью так долго раздражали тебя, что ты уже хотела повесить трубку, когда наконец-то на том конце звуки знакомого голоса успокаивают. - я приехала, но.. ты уверен что не ошибся адресом? ты где?

Отредактировано Rei Ripley (2020-02-05 20:55:56)

+1

6

распахивая дверь ветеринарной клиники, рипли движется уверенно, будто не в первый раз: на удивление, повезло не столкнуться с очередью из других зверей и их людей, встретив только несколько сонную девушку на регистратуре. — срочно нужно на первичный осмотр... — без излишний прелюдий выдаёт сходу, но спотыкается об простую, но забавную мысль — а если у кошачьих врачей свои терапевты, хирурги или все врачи общей специализации? — у него, кажется, что-то с лапой, может сломана, может ещё что, — от волнения ( что раньше не было замечено во взрослом периоде жизни ) рипли начинает тараторить, — а ещё этот кот с улицы, наверное, нужно взять какие-то анализы?
улыбкой его успокаивают, беря крошку из его рук бережно, сюсюкаясь с ней тут же ( на удивление ) нераздражающе, — успокойтесь, я сейчас её отнесу в кабинет, где её осмотрят, а вы посидите здесь, паспорт есть? — рипли тянется сначала за своим, но потом понимает, что речь идёт про кота, поэтому качает головой, — хорошо, держите, заполните пока что.
чистота строчек встречает его растерянностью, несколько раз щёлкает ручкой, облокачиваясь об ресепшен, и задумываясь. с непривычки выводит буквы слишком старательно, записывая в имени первое пришедшее на ум, пусть он не был полностью рыжим: `джонси`. пол пока оставляет пустым, во владельцах записывая пока что свой контакт — всё равно прежде чем отдавать её кому-то придётся дождаться её излечения.

вернувшаяся девушка говорит подождать ещё, всё также успокаивающе улыбаясь, алану до жути хочется курить, и, как нельзя кстати, его заставляет встрепенуться мелодия входящего вызова, — вдохновение такое у меня, — говорит с тихим смешком, всё ещё не спеша раскрывать всех карт: не раньше, чем взглянет в её глаза ( какого они цвета сейчас? ), — я сейчас выйду, жди.
из кармана сразу же вытаскивается в нетерпеливости пачка сигарет, но откладывается обратно, стоит с глотком свежего воздуха увидеть её, быстрым шагом сокращая непозволительную сейчас дистанцию. — как же я скучал по тебе, — выпаливает прежде, чем дать какие-либо объяснения: всё подождёт до того момента, когда он насытится её поцелуем.
рипли притягивает к себе рэй, изо всех сил вжимая в себя ( от нетерпения, возможно, слегка грубовато ), касается её губ в нежном поцелуе, проводя по ним горячестью языка, увлекая её — в нетерпеливый, жаркий танец, опаляющий больше, чем жара вокруг. оторваться лишь затем, чтобы вернуться к этим прикосновениям вновь с новой силой, урча от удовольствия, — рэй, — но всё же, с сожалением, отринуть тепло её тела, сжимая крепко в ладони — её ладонь, переплетая пальцы узлом.
пошли, — кивает на дверь ( покурить так и не удалось ).

за дверью встречает та же спокойная улыбка за столом-стойкой, а рипли наконец-то произносит, — а ты не взяла с собой еду?.. ладно, не важно, я тут по дороге к тебе случайно спас котёнка, — интонацией, будто это не что-то из ряда вон выходящее, даже скрывая своё собственное тревожное волнение, дарующее гиперактивность и резкость движений, — пришлось ехать сюда, это было быстрее, чем к тебе, — улыбка, — а заодно отличный повод затащить тебя в свою берлогу, — рипли нежно касается её щеки, убирая с неё прядь волос, откровенно любуясь.
душу перехватывало от осознания её рядом: терапевтическое свойство разлуки, позволяющее всё же ценить этот момент рядом, возможность прикоснуться к ней.
а вот и джонси несут, — чужой голос отвлекает, заставляя всё же слишком резко вскочить, и направиться выслушивать рекомендации от мужчины с фамилией Робертсон, поддакивая: ещё, конечно, когда бы же, да, естественно.
повезло: ничего серьёзного, всего лишь небольшой ушиб, все необходимые прививки сделаны, но нужно будет прийти через неделю на вторичную вакцинацию и оставшиеся, следить внимательно, чтобы не напрягалась лапа, кормить побольше — истощена, но это поправима.
сначала не акцентирует внимание, что это всё-таки оказалась девочка, но потом думает — имя всё равно подходящее.

рипли осторожно берёт джонси в руки, делает пару шагов к рэй, — так, давай я тебе дам ключи, и ты дойдёшь до моего дома, хорошо? тут недалеко, вон, видишь, — указывает на высотку, возвышающуюся над остальными домами в окрестности, — а я пока съезжу за своим байком, кормом и.. что ещё необходимо?
целует рэй в висок, передавая котёнка и на мгновение переносясь воспоминаниями во времена, когда вечером на горячих источниках было также жарко и влажно на веранде, на которой он попивал сакэ, нежась в её объятиях.
шепнуть ей на ухо, заставив румянцу появиться на щеках: ты не взяла с собой верёвки?
прежде, чем убежать быстрым шагом к уже вызванному такси: иногда рипли сам удивлялся своей ураганной последовательности действий.

+1

7

любопытство пушистым комком щекочет живот изнутри, ворочаясь нетерпеливо. убираешь телефон, пряча его в один из карманов /потом ведь непременно будешь искать, не зацикливая внимания на том, куда именно его положила/, сцепляя руки в замок и нервно теребя пальцы, пока ветер играл с волосами, розовым облаком вздымая их позади твоих плеч. убираешь прядь с губ, попутно облизывая - почему-то и правда нервничаешь, хотя его голос и нес с собой покой и уверенность [он почему-то всегда умел успокаивать]. по ощущениям пол минуты проходят с пугающей медлительностью, словно ты простояла еще полчаса, переминаясь с ноги на ногу и замерев в ожидании.
пока взглядом не увидеть приоткрывающейся двери и силуэт, по которому так успела соскучиться /непростительно долго не виделись/. видеть его улыбку /что всегда нахально переворачивала все внутри тебя, поднимая с самого дна твоего нутра приятную дрожь/, наполненную нежностью и непередаваемым счастьем - и заражаться как вирусом, сбиваясь с ровного ритма дыхания. - и я очень сильно скучала, - настойчивость движения, с которым он притягивает тебя - заставляет твои щеки алеть розовыми бутонами полураскрытых пионов; тебе уже начала нравится эта реакция, тебе нравится смесь нежности и напора, что так причудливо переплетались в каждом его движении, сменяя одно на другое - и играя с тобой на контрастах. встретиться с мягкостью его губ, скользя горячностью языка и жадно прижимаясь ближе, но растягивая каждую секунду нахождения рядом. руками скользить по спине, крепко сцепляясь на лопатках, не желая больше никогда отпускать. еще никогда прежде, ни на одном из свиданий ты не трепетала так, как рядом с ним [сердце прошивает неровной строчкой кардиограммы].
переплести пальцы, сжав их и вымещая за пределы себя - неуверенность. ты все еще не до конца понимаешь, почему вы здесь и почему переступаете порог ветеринарной клиники, меняя залитую солнцем улицу на белоснежную стерильную плитку и вычищенные стены. он говорит, но ты прикладываешь немало усилий, чтобы действительно слышать их прямое значение: растворяешься в звуках его чистого голоса, без электронных помех и приглушенности телефона. замираешь, погружаясь глубже в его зрачки, в которых отражается уменьшенный мир - и с тяжелым вдохом, не проходящим через гортань в сжатые легкие, осознать - насколько большим миром стал он для тебя за короткое время [тебя немного это пугает]. мотаешь отрицательно головой с запозданием.
- прости, я начала торопиться и.. - смотришь на него скептически, взгляд сменяется тревогой за жизнь того, кого еще ни разу не видела - спас. что значит спас? - погоди, с ним все в порядке? господи, рипли, почему ты постоянно попадаешь в какие-то ситуации? у тебя какая-то суперспособность, правда, - но на душе становится как-то по-особенному тепло, ведь он не проехал мимо. в очередной раз убеждаешься в чистоте его сердца и что ты, все-таки, приняла правильное решение, выбрав его. прильнуть к его ладони - не отводя взгляда. ты была рада возможности побывать у него - только все время почему-то откладывала, не желая покидать привычных стен собственной уютной квартиры, в которой чувствовала себя в безопасности. ты рада тому, что обстоятельства все же вытащили тебя из собственноручно созданного кокона. - что ж, тогда, надеюсь, у тебя есть дома еда, из которой я смогу нам что-нибудь приготовить.
на лице помимо твоей воли расцветает улыбка, когда на его руках ты видишь пушистый комочек с перепуганными, но все еще достаточно любопытными глазками. протягиваешь руки, чувствуя как пятнышко искрящегося и дышащего тепла растекается на твоей грудной клетке, расползаясь по периферии. - привеет, - произносишь негромко, чувствуя как мягкие лапки выпускают коготки и жамкают футболку - с головой накрывает волна нежности и умиления. - да, хорошо, мы доберемся в целости и невредимости, - киваешь алану, замечая высотку и забирая ключи, сжимая прохладность металла в руке.
- не забудь лоток с наполнителем и возьми этому чуду какую-нибудь игрушку, правда, не знаю, как ты это все довезешь.. - аккуратно поглаживаешь пальцем мягкую шубку с причудливым и необычным окрасом. перенасыщаешься счастьем, стоит алану коснуться мимолетно виска - прикрыть глаза, но вспыхнуть подобно алеющему закату. - ты нашел где и когда спрашивать.. - смущенно отворачиваешься, взметнув волосами, но незаметно для него улыбаясь [его шепот взволновал и тебе нужно немного времени, чтобы унять всколыхнувшийся жар].
от шума на улице котенок вжимается, сворачивается на твоих руках, но даже почти не мяукает, озираясь по сторонам любопытным взглядом, принюхиваясь к окружающим его запахам. сорвать около дома цветок со свисающей ветки дерева, заправив его за ухо - маленькая мимолетная внезапность причуды. - ты почти дома, - чуть наклоняешься к пушистому ушку, открывая дверь и вспоминая на каком этаже находится квартира алана /он рассказывал тебе, что-то мелькало в одном из разговоров - роешься в памяти, проматывая красочные кадры/.
кажется, находишь нужную дверь. кажется, приглашающе щелкнул замок. переступаешь порог, чувствуя себя немного неловко в незнакомой обстановке и в ощущении - что ты в его доме. становится как-то спокойно, ведь каждая деталь напоминает о нем.
- добро пожаловать! - аккуратно опускаешь маленькое чудо на пол, наблюдая как он осторожно, шаг за шагом, продвигается в глубь квартиры, обнюхивая попадающиеся предметы. пушистый комочек с первых секунд не проявляет признаков страха, исследуя мир нагло и с чувством собственничества - вызывает улыбку. проходишь следом, разувшись, садишься на край дивана, не выпуская из вида котенка [ты даже не успела узнать его имени] - долго роешься в сумке в поисках телефона.
_мы на месте, ждем твоего возвращения_

+1

8

встреча отозвалась внутри сильной тягой: рипли был сейчас наркоманом даже в этом, просто подменив одни зависимости другой, сейчас кажущейся более сильной, но и разрушающей в случае потери гораздо сильнее. заместительная терапия в действии, ломотой отзываясь в конечностей — симптоматика психосоматики.
рипли смотрит в окно на родной район: где-то под ложечкой заноет от воспоминания, в котором яркость солнечного дня смешалась с зеленью газона и босыми ногами на ней (присоединяйся, рипли, чего замер, как истукан, — тихий смех, которому он про себя до сих пор вторит, присоединяясь во всём ), но настолько мимолётно, что промелькнёт — исцелился?
прикосновениями к рэй, любовью к ней же: очевидно, что любовь других не могла исцелить его в полной мере, а вот его собственное стремление работало.
признаться про себя, что за эти года никого не любил по-настоящему, кроме своего опаляющего солнца.

рипли заботливо проводит по кожаному сидению своего байка, делая внутри забавную поправку: ладно, ещё его любил бесконечно сильно, но тут больше дружеские чувства и настоящая мужская взаимовыручка. интересно было бы, конечно, жить в кибернетическом мире, где вовсю развит искусственный интеллект и призрак в доспехах мог появится даже у средства передвижения.
рипли спешит к зоомагазину ( пришлось смотреть на картах местонахождение ), превышая допустимую скорость: на почту опять придёт штраф, если по пути встретится фиксирующая камера, который придётся оплачивать. правда, этот вопрос не очень волновал его сейчас, когда без беспробудного торчева деньги уходили всё равно не так сильно и мощно.
в зоомагазине непростительно долго копошится, выбирая наиболее забавные миски ( хотя вслух всё равно скажет: мы найдём ей хозяев, пока не признаваясь себе что всё, в сущности, уже решил про себя ), доёбываясь до консультанта насчёт видов наполнителей и пользы разнообразных кормов, выбрав, разумеется сразу супер-премиум качество, а в довесок бросив на кассовую ленту пару игрушечных мышей и мячей, десяток разнообразных лакомств и кошачью мяту.

код домофона приходится выуживать из закоулков памяти, тогда как дверь входная осталась незаперта: с пакетами наперевес рипли заходит, включая свет в коридоре, — я вернулся, — копаешься со шнурками, прежде чем встретить рэй с улыбкой — диван, на котором она сидит, ещё пахнет новизной и спонтанностью покупки после пролистывания нового каталога икеи, — меня ондатра покусала как будто, набрал кучу всего в этом зоомагазине, даже карту дисконтную дали. как вы здесь?
разгружает пакеты, наполняя сразу миски едой и кормом: джонси прибегает на перестукивающий зов и с котячьей жадностью набрасывается на еду. прихрамывает ещё, конечно, но рипли спокоен, что это не перелом: почёсывает за ушком, — я прописал ей имя джонси — ведь это образ. символ. метафора. то, конечно, был кот, но я не знал её пол до того, как начал заполнять её паспорт — даже у котов есть паспорта, в какое время мы живём, — но у рипли не могло быть всё равно кота с другим именем, — запинается, переваривая смысл своих слов, — конечно, её будущий хозяин сможет назвать её как захочет, но надеюсь, оставит это или хотя бы не будет стандартных имён, — внутри всё ещё сомнение — потянет ли такую ответственность? жизнь его, конечно, круто изменилась за последнее время, но всё же у него никогда не было домашних питомцев из-за аллергии сначала матери, а потом мачехи ( как будто отец выбирал их по единому признаку в медкнижке ).
ну, и как тебе моя берлога? — по привычке мельтешит и заглядывает в холодильник, не обнаруживая там, естественно, ничего нового, — давай закажем еды? тут море неплохих доставок, какую кухню ты бы хотела?
оборачиваешься, любуясь ей: сразу стало как-то.. уютнее? будто бы она принесла с собой частичку из своего мира и дома, посадив эти зёрна, пока его не было.
однозначно: стоит почаще переманивать её на свою территорию.

+1

9

慰め
[у ю т]

с головой затопляет, стоит его голосу отразиться от стен под ломанными углами, падая перед твоими ногами гулким эхом. внутри словно что-то подается навстречу, отзывается, просыпается после долгого сна, в который одиночество вогнало что-то бесконечно теплое и солнечное внутри тебя /что ты так отчаянно подавляла весной, но что расцвело нежными бутонами благодаря его упрямству/.
что ты все еще неосознанно отрицаешь.
что принимаешь в себе постепенно, хотя и призналась ему в самом глубоком.

засевшем внутри, непростительно глубоко, отравляя тебя счастьем, гоняя его по венам сродни эйфоретикам - но им, в их последующем действии и эффекте, никогда не сравниться с тем, что дарило тебе:
     его присутствие;
     его дыхание;
     его нежность, смешиваемая с напором, под которым так сладко сдаваться;
     его улыбка, заставляющая внутри все дрожать неустанным трепетом, от которого

задыхаться
                 задыхаться
                                  задыхаться
ловя воздух глубокими, но короткими вдохами, прикрывающими легкость стонов; смешивающимися с искрящимся в глазах счастьем.
все еще боишься признаться себе в нем, но рядом с аланом испытываешь его неустанно.
ты так и не пошевелилась, лишь осматриваясь осторожно по сторонам - и когда он вошел не находишь сил, чтобы встать и обнять. но даришь улыбку: в тебе столько нежности, что ты теряешься на мгновение, продолжая лишь сидеть и не отводя взгляда смотреть на него, слушать, впитывать так удивительно наполняющее тебя ощущение от его присутствия рядом. на глазах отчего-то - призрачность слез, а на губах привкус умиротворения, растекающегося по твоим венам сладким ядом [отравляющим].
- джонси? - смотришь на маленький комочек, жадно поглощающий еду, наконец улыбаясь - словно вспомнив те функции, что были доступны твоим сбитым с настроек системам. - мне кажется, что это чудесное имя, - чуть пожимаешь плечами - имя словно изначально просилось на язык, стоило тебе только увидеть пушистый хвост_морковкой и любопытный взгляд. но взгляд немного тускнеет от его слов - тебе не хочется в них верить. молчишь, немного поджав губу и не сводя взгляда с джонси /ласкать нёбо перекатом языка/ - идея отдать ее кажется немного немыслимой, не укладывающейся в голове. ведь она же - нашла его.
дышать так тяжело, но шаги даются легко - сократить расстояние, рассекая атомы воздуха, прижаться в едином порыве к его груди, вслушиваясь в пение его сердца, сжав руки на его спине и не давая отстраниться. найти покой. точку отсчета собственному сердечному ритму - забыть про все волнения, переживания, просто вдыхать его запах и чувствовать себя действительно д о м а [рядом с ним]. хочешь дать то же самое небольшому существу, вьющемуся у ног [и, конечно, ему].
- ты правда хочешь ее отдать? - заранее знаешь ответ, слыша его между гулкими ударами - улыбаешься, прикрыв глаза и прижимаясь к нему сильнее. - мне кажется, это опрометчиво. сам подумай - она так старалась, искала тебя, а ты хочешь, чтобы у нее был другой хозяин? - сжать пальцы на ткани его одежды, утопая в ощущении, ставшим сном, пока он отсутствовал.
ты никогда не могла даже представить, что так сильно будешь переживать из-за чьего-то отсутствия.
никогда не думала, что менять внешность будешь в оглядкой на кого-то.
тебе всегда казалось, что твое первое мнение о нем - все же окажется правдой, несмотря на всю ту штормящую внутри тебя прибоем любовь, что заставляла стаю мурашек бежать время от времени по позвоночнику - туда и обратно, щекоча тебя до радостной улыбки в никуда /отдаешь ее солнечному теплу взамен/.
поднимаешь не него взгляд, опираясь подбородком о грудную клетку. - я тебе в любом случае помогу - просто посмотри.. кажется, она уже дома, - киваешь в сторону уверенно шагающего котенка, измеряющего своими маленькими лапками пространство комнаты. из легких наружу рвется легкость смеха, уносящегося под потолок.
ты, кажется, никогда не тянулась к алану так, как сегодня.
ты, кажется, никогда не обнимала его первой.

/немного краснеешь./
- а квартира твоя не такая, какой я ее себе представляла, - отстраниться, делая пару шагов вглубь, размашисто преодолевая расстояние и разворачиваясь резко, внимательно смотря в его глаза и утопая в их блеске, словно поглощенный его пучиной солнечный луч. - но мне нравится. довольно уютно и такой стиль мне вполне по душе. правда.. прям чувствуется какое-то холостяцкое настроение, - приглушенно смеешься, но в действительности и правда проникаешься какими-то пока еще непознанными чувствами к этому месту, пуская - незаметно даже для себя, - непрочные пока еще корни. коснуться спинки дивана по касательной, бросая взгляд на окно - иногда физически ощущаешь себя маленькой песчинкой между огромных механизмов, пробуя на вкус собственную незначимость, облизывая мягкость губ.
- а.. еда - давай, может, что-то корейское? - взметнуть волосы, разворачиваясь по началу медленно, словно оттаивая ото сна, но затем сойти с орбиты - натыкаясь на его взгляд, скользящий, сводящий с ума - замереть, просто вслушиваясь в перестук своего сердца, молящего пощады азбукой морзе по ребрам. - жаль, что не взяла с собой еды - но ты тоже хорош, - опереться о спинку дивана, чуть подаваясь вперед, лукаво улыбаясь. - напугал меня до ужаса! - напускно хмуришься, сдерживая смех - между лопаток прикосновение бытового счастья.
- кстати.. а ты давно здесь живешь? - приподнимаешь голову, пробегая взглядом по лестнице с железными перилами, небольшой площадке с кроватью и высокому потолку. - часто устраиваешь какие-то вечеринки, вписки?.. - оборачиваешься на него, слегка прищурившись, но все еще тепло улыбаясь.
ты слишком соскучилась.
ты чертовски влюблена и продолжаешь тонуть в нем, делая вид, что чувствуешь под ногами твердую землю.

Отредактировано Rei Ripley (2020-05-15 01:00:02)

0

10

волны твоего сомнения разбиваются о скалы её слов, вроде бы хочется сказать `но..`, высказать всю неуверенность, шевелящуюся внутри лавкрафтовскими щупальцами подводных чудовищ, но ты лишь —
улыбаешься,
во взгляде её растворяясь, любуясь жестами и всем её существом.
влюблённый, как в первый день.
заключаешь её в ответные объятия, по волосам проводя — будто сама она была кошкой, требующей ласки. хотелось целовать её бесконечно — соскучился.
чёрт, кажется ещё ни с кем в тебе естественным путём не выделялось столько нежности и тепла — удивляешься этому каждый раз, находя в себе силы не только впитывать всё чёрной, поглощающей весь свет, дырой, но и давать что-то в ответ.
поэтому ты задумываешься, всё же — признавая её веру в что-то магическое, чем очерчена была встреча. переводишь взгляд ( еле отрываясь от пленительности и просьб дальнейших прикосновений ) с неё на рыжесть меха, у которого, кажется, отсутствовало чувство страха и осторожности напрочь — джонси уже заприметила лежащую на полу толстовку, в которую забирается и ложится, щуря довольно взгляд.
доносится тихое мурлыканье, поэтому, когда рэй отстраняется и отходит, ты подходишь к джонси и чешешь её за ушком — получая новую порцию тарахтения заведённого моторчика.

да? и какой же ты её представляла?

тебе правда становится интересно, поэтому у самого прищур — не отличишь от джонси. возможно, твоя квартира рисовалась по полузабытым тонам наполненной кучей людей, хотя чёрт его знает, конечно.
ты уже не припомнишь точно, когда звал себе кого-то домой, а уж о чём-то масштабном речь — тем более не стоило заводить. не сказать, что ты полностью отрицаешь возможность тусовок, но.. сейчас было кое-что важнее, на чём твоё внимание сосредотачивалось сполна. хотя, возможно, стоит устроить party-time специально для рэй?

я лично полюбил лофт — и рад, что никто не стал тогда выёбываться, что она будет именно такой,

несмотря на всю твою готовность срываться с места по щелчку пальцев, несмотря на то, что большую часть времени сейчас ты проводил у рэй, почти не заглядывая домой — ты всё равно любил эти аппартаменты, скованные из кирпича красных оттенков. балкон застилало зеленью, за которой ты почти никогда не ухаживал, поэтому вид бетонной поверхности был неряшлив, как при апокалипсисе — забавно же.
ты садишься на диван, утопая в мягкости его подушек, но не отводя взгляд от рэй,

корейское? я не против, хоть и не шарю особо.. там же фо бо или он где-то в другой кухне? в любом случае, будь моим гидом,

в телефоне уже вбивается `корейские рестораны сакраменто`, выбирая по отзывам что-то более приемлемое — протягиваешь ей, передавая руководство процессом
[с удивлением подметить: никаких внутренних волнений от того, что она берёт в свои хрупкие руки часть твоего личного пространства, контакт с которым обычно воспринимается как покушение, ответной реакцией — раздражение. но сейчас же тебе было нечего скрывать;]
— сам же приподнимаешься, тянешься к ней, чтобы обхватить за талию, оторвать от устойчивости пола, и затащить к себе на диван — упасть с ней несколько нелепо, отчего рассмеяться прежде, чем коснуться уголка её губ поцелуем.

я живу здесь с времён института, последнего курса. и на самом деле не так часто устраиваю что-то на своей территории, ну просто меня чаще всего подмораживает, что нужно потом убираться,

тихо смеёшься,

давай, заказывай уже что-нибудь,

она переворачивается на тебе, поэтому ты чувствуешь грудью её спину и утыкаешься носом в розоватый ворох волос — вспоминаешь почему-то мысленно все цвета, в которых она представала пред тобой — кажется, во всех, кроме её натурального, хотя его ты находил на фотографиях в семейном альбоме из красного бархата, спрятанном в комоде — случайно, конечно же, ища куда можно деть несколько пар сменных носков, время которых пришло обосноваться у неё.
руки начинает свободно гулять по её телу, забираясь под футболку — игриво, дразняще, щекоткой проходясь по вздымающимся от дыхания рёбрам,

прости, что напугал тебя,

шёпотом, затем более тихим, обжигая дыханием мочку её уха,

я люблю тебя, рэй.

+1

11

внутри тебя постоянно растет беспокойство - неосознанное, почти что размытое по границам и не имеющее четких очертаний, неуловимое, которое с упорным постоянством заталкивать обратно в темную червоточину, притаившуюся в самом углу твоего сознания /ты уверена, что все проблемы идут из присущего тебе гипертрофированного рационализма/. пытаться не думать, отдавшись на волю собственных чувств, уносясь их течением в обволакивающий со всех сторон эфир, в невесомости которого плыть, прекратив анализировать и строить догадки. он помогает тебе познать чувственную составляющую - каждый из вас врачует глубокие раны другого, но оба процесса требуют времени и характерны тревожной вероятностью регрессии.

иногда тебе действительно страшно
все испортить // что все разрушится до основания.

но его прищур, каждое касание трепетной нежностью, звуки голоса, в котором так часто слышатся отзвуки смеха / усмешки над миром, твоими беспочвенными /как ему кажется/ страхами - каждый раз с нуля возводят стену между тобой и серыми волнами легкой тревоги.
пытаешься воспроизвести в голове свое представление его квартиры - но сделать это труднее, уже видя перед собой то, что собиралась описывать. в задумчивости прикусываешь нижнюю губу, на мгновение прикрывая глаза.
- ну знаешь.. до того момента, как я узнала, кто твои родители - я думала, что это будет вот прям такая небольшая темная квартира, почти лишенная воздуха, с разбросанными везде вещами и вот этим всем, - усмехаешься, вслушиваясь в мерное урчание, разливающееся по комнате и эхом отдающееся от кирпичной шероховатости стен, - конечно, безумно стереотипно, нооо что есть. потом я думала, что ты живешь в огромной квартире, почему-то либо с белыми стенами, либо с элементами черного в интерьере, такое знаешь  - что-то очень пафосное, совсем лишенное чего-то.. личного, что ли, - осознаешь свою болтливость с опрометчивой задержкой, спохватываясь когда уже поздно, - только не думай, что я очень часто тогда размышляла над твоей квартирой. - надеваешь наспех маску серьезности, только губы все равно предательски трогает улыбка и просящийся наружу смех.
- но лофт - это круто, - взгляд теплеет, когда ты смотришь на него сверху, откликаясь на шорох подушек; волосы розовым шелком стекают вниз, щекоча оголенные участки кожи, а сердце пропускает пару ударов. - кто им будет, если не я, м? фо бо - вьетнамское, - тихо смеешься, принимая телефон из рук алана. пробегаешь глазами по предложенным блюдам, но даже не успеваешь полностью ознакомиться с меню - чуть вскрикиваешь от неожиданности, когда мир подается навстречу,

пока тепло его рук согревает даже через призму ткани футболки,
пока его губы касаются невесомостью твоей кожи.

- я бы с радостью уже заказала, если бы кое-кто позволил мне это сделать, - касаешься кончика его носа своим, замирая в мгновении, прежде чем перевернуться. со второй попытки выбираешь дакжим, кимчи и порцию пулгоги с рисом [даже если останется - у него будет что поесть позже]. отложив телефон - прикрываешь глаза, растворяясь в биении его сердца, гулко бьющим в область лопаток, в его дыхании, мурашками опускающемся ниже, по шее на плечи: тебе не хватало его присутствия рядом, поэтому заранее пытаешься насытиться всеми дарованными им ощущениями, на тот случай, если вас снова будет разделять раздражающее расстояние [но насыщение не происходит, тебе все равно мало]. дрожащим выдохом встретить его извинение, неосознанно подаваясь навстречу его проходящим по коже пальцам /чувствуешь, как пылает каждая точка/.
переворачиваешься обратно, встречая свое отражение в маленьких черных дырах зрачков - близких настолько, что на мгновение перехватывает дух - касаешься пальцем мягкости его губ, ощущая их жар, медленно распространяющийся от точки касания по периферии тела, заражая.
- я тоже, - подаешься чуть выше, опаляя его шею и ухо горячим дыханием, все еще немного дрожащим - отражается внутреннее, волнами по телу проходящее. - я тоже люблю тебя, - поцелуями по скуле вернуться к его губам, накрывая их своими, робко, словно боясь коснуться их без разрешения.
несмотря на проведенное время вместе - ты все еще продолжала стесняться его, все еще испытывала неловкость, когда его взгляд и руки скользили по очертаниям и изгибам твоего тела, напористо касались кожи, стеснялась каждого стона, зависающего под потолком, каждого своего действия - стеснение бесконечно горело в твоих пылающих кострах, распаляемых им так умело всего-лишь одним движением по касательной.
пока твои щеки пылают алым закатом - руками забираешься под ткань одежды, ведя выше от около_бедренных впадинок, к ребрам и солнечному сплетению, слегка царапая ногтями /нравится снова и снова изучать каждый участок его тела, познавая словно впервые/.
- такие расставания может быть и полезны, - отстраняешься, отводя взгляд и находя спасение на его груди, чуть сползая ниже /руками все еще обнимая/, - но мне не понравилось, - сжать руки сильнее.

Отредактировано Rei Ripley (2020-10-18 23:37:32)

+1

12

у рипли на губах
плывёт счастливая улыбка.

заплывает в глаза, пересекая шёки,
поры искрятся ею.

редко кто видит рипли таким.

он сам себя редко видит таким — а в моменты настолько переполняющего счастья не смотрит обычно, не оборачивается к отражению к зеркалу, чтобы проверить//убедиться.
это было уже лишним.
особенно, когда об этом счастье вопила каждая клеточка его тела м
с этой улыбкой рипли отвечает на поцелуй рэй, наслаждаясь вкусом её губ
( всколыхнулись флэшбеки ).

я тоже соскучился, милая,

коснуться в нежном поцелуе её макушки,

мне тоже не понравилось,

потому что рипли действительно говорил правду.
сказать три слова, не вкладывая в них смысл — было легко всё время.
рипли даже не боялся, что они обесценятся, но иногда задумывался об этом — а потом в характерном жесте посылал к чёрту эти мысли, ведь не верил, что однажды всё будет так, как есть сейчас.
это гипнотизировало.
рипли смотрел на огонь внутри себя заворожённо:
этот огонь странным образом успокаивал, отличаясь от обычного всепожирающего дымного пламени тёмных оттенков —
вместе с оттепелью внутри пришло тепло согревающее, а не обжигающее.

хотя кончики пальцев у рипли горели,
когда он забирался рэй под футболку и проходился по мягкости светлой кожи,
несмотря на калифорнийское солнце, остающейся таковой.
рипли любил в рэй всё,
а больше всего — румянец, расползающийся по щекам от её смущения.

рипли задирает её футболку, задирает свою —
соприкосновение голой кожи.
между клетками ходят искры.
рипли выводит узорами по её спине признания в любви,
высказанность всех тех чувств, для которых уже не хватало слов.
рипли приподнимает её, целует шею — к чёрту, доставка приедет через час, а он уже не мог это терпеть.

томность желаний прикасаться к её коже,
возбуждение от одного нечаянного прикосновения сквозь толстые слои одежды.
алан целует страстно, кусает, оставляя на шее — засосы и лёгкие синяки,
которые уже завтра пройдут, но пока будут его меткой принадлежности.
руками скользит по её коже, от талии по рёбрам к груди, накрывая прохладой ладони.
рэй,
выдыхает теплом на ухо,
мне тебя так не хватало.

и дело было даже не в тактильном контакте —
хоть и общаться на время разлуки они старались много и в переписках, и созваниваясь, — 
этого всё равно было мало.
не было момента такого нужного молчания, когда разговор продолжался телами, жестами, одним наблюдением за движениями близкими.
рипли не прикасается к губам рэй, хоть она тянется к ним,
рипли целует её щёки, рипли переходит на ключицы, снимая с рэй мешающую уже футболку.
её сопротивление насчёт возможного приезда курьера в самый неподходящий момент разбиваются об уверенность его жестов, забирающихся под джинсовую ткань к хлопковой кружевной.
рипли нравилось её смущать — каждый раз замечая тот самую красноту щёк,
рипли был бы даже немного рад, если бы этот чёртов курьер приехал как раз в самый неподходящий момент — элемент минимального риска, не сравнимого, конечно, со сдерживаемыми стонами в тесном пространстве, когда от людского потока отделяло всего-ничего.

+1

13

находиться рядом с ним бок о бок каждый день - означало плавиться в раскаленном до вязкости воздухе, доведенном до предела искрами тока, гуляющего между вами, стоит подойти слишком близко друг к другу. каждый раз срываться до хриплых, приглушенных стонов в очередном не предназначенном для этого месте - в случайности задевая оголенный участок тела по касательной; заметив его улыбку; или неаккуратно позволив себе засмущаться. каждое действие - с неизбежностью сближало до соприкосновения тел лоснящейся от желания кожей: по началу твердо отказываться, теряя уверенность с каждым прикосновением, доводящим до исступления - в риске быть обнаруженным найти новый источник удовольствия, не похожий ни на что, испытываемое ранее /адреналин сплетается с желанием принадлежать только ему, здесь и сейчас, заставляя сердце трепетать под ребрами в безумии сумасшедшего ритма/.
казалось, что когда-нибудь ты должна была присытиться.
возможно, через несколько месяцев бурность ваших реакций под кожей уляжется, напоминая равнодушие штиля.
только пока его пальцы выжигали на тебе все невысказанное, пока твоя кожа запоминала каждое касание, остающееся внутри, накладываемое одно на другое бесконечно_повторяющимися слоями - ты не верила в то, что даже через несколько лет /если допустить возможность вашего долгого ``вместе``/ эта жажда его напористых прикосновений к тебе пропадет или сойдет на нет безразличием. оставляя на тебе свои метки узорами космических горизонтов, губами в мягком извинении касаясь оголенных проводов нервов на шее, вырывающих тихий стон из глубин где-то внутри, где течет сладкой патокой раскаленная магма, в мгновении переходя на укус, взметающий стаю мурашек по телу - он неосознанно поселял внутри тебя покой и умиротворение, контрастирующие с вызываемым его действиями возбужденным состоянием. заверял, что все это будет длиться снова и снова, приумножаясь, не теряя яркости красок, сейчас немного размазанных разбуженной им жадностью.
в разлуке понять, что без него разрастется пустая дыра, смотрящая на тебя белыми звездами глаз леденящего одиночества.
в расставании узнать отголоски тех чувств, что будут рвать твою кожу, если он вдруг просто исчезнет из твоей жизни.

мимолетно вспоминаешь кошмар, в котором проснулась на днях, терзаемая тоской и внезапностью поглотившего тебя ужаса, рвущими сердце на части - во сне ты осталась одна, во сне он оставил тебя, подтвердив опасения, которым предавалась весной /сейчас кажется такой нелепой глупостью/.
в секундном отчаянии провести по груди, движением порывистым касаясь его шеи, прижимаясь к нему телом, ощущая теплую кожу сосками - поцелуями и легкостью покусываний от ключиц - выше, осознаешь всю реальность действительности: это не сон, где все обернется как в прошлые ночи. он правда был здесь, не отпуская тебя.
реальность через секунду мгновения слабости и вспарывающего страха - обрушивается на тебя возможностью приезда курьера в самый неподходящий момент. ты не помнишь, закрыл ли алан дверь на замок - внутри вновь просыпается это странное чувство покалываем, переворачивающее нутро дрожью легкой тревоги /по венам струиться адреналин, отравляя и туманя рассудок/.
- алан, давай после.. - задыхаешься, не успевая и не позволяя себе продолжить оборвавшуюся тихим полу_стоном на его солнечное сплетение фразу, ломаясь под его напором как и всегда, по не_надоедавшей и приятно сложившейся привычке. щеки горят и покалывают /вспыхивая, стоит его пальцам коснуться сосредоточения нежности/, от перекатывающихся внутри волн, от расползающегося по телу жара, вторящего его собственному - который делить на двоих, как и воздух, между рваными поцелуями. с легким, скользящим в движении, раздражением стягиваешь с него футболку, ведя пальцами ниже, касаясь края одежды, которую так ненавидишь сейчас.
- скажи, что закрыл дверь, - ритм дыхания сбит, твоя грудь тяжело вздымается и опадает, ища кислорода, поглощенного вашим огнем, разрастающимся. твой тихий шепот разбивается о его полу_улыбку, перед которой никогда не могла устоять, становилась податливой. - алан. - но ты не можешь в серьезность и строгость, пока его пальцы лишали покоя, создавали помехи блуждающим мыслям - склоняешь ниже, кусая его за губу, слегка оттягивая, опускаясь легкостью укусов ниже /отдающихся в твоем нутре трепетом/, по шее, ненадолго задерживаясь, словно дразня; еще ниже, будто случайно задевая сосок. стягиваешь с него остатки одежды, сбрасывая на пол за ненужностью - смыкая губы вокруг его напряжения, влажностью и горячим дыханием опаляя его оголенные нервы. медленными движениями раскалять его до предела; и пусть в тебе осталось еще капля тревожности - ты слишком скучала, чтобы позволить ей завладеть тобой окончательно.

+1

14

алан не скажет ничего вслух, лишь пожмёт плечами:
— потому что не знает сам;
— потому что слишком увлечён
диалогом их тел.
его — уверенно напирает,
её — податливо, но с жаром, отвечает.
это кажется сейчас самым правильным в мире, как и неторопливая мягкость движений:
улыбаться взглядом прикрытых глаз,
сквозь опущенные ресницы рассматривая вблизи её лицо в момент поцелуя — поддаться ему, чтобы потом опасть на диван под её плавным движением вниз — выпустить от собственного прикосновения, проходясь пальцами по коже её рёбер, переходя на плечи —
рипли закусывает собственную губу на мгновение,
полное неожиданности электрических разрядов, проходящих щекоткой по нервным окончаниям от.

сама же просила только что после,
вылетает с нежной усмешкой лавой шёпота, когда пальцы касаются её волос, вплетаясь в них, вороша — всё также с нежностью и неспешностью,
с которой совершались её движения,
от которых теплом расходилось приятное до дрожи
и тихого выдыхаемого стона.
рипли жмурится, словно довольный кот,
но вспоминая о сегодняшней находке даже под увлечённостью текущим моментом — бросает взгляд по сторонам,
находя _теперь уже, стоит признать_ родное разноцветное пятно на барной стойке —
мирно и сладко спящее,
настолько, что речь о непозволительном не заходила —
тем более сейчас,
в данный момент времени, когда мысли крутились лишь вокруг рэй.
но, стоит признать, рипли рад, что увидел джонси крепко спящей, а не смотрящий на них:
неиспытываемое до этого чувство неловкости, если бы пришлось встретится с ней взглядом.

алан приподнимает рэй к себе, покрывая поцелуями её шею — иметь в доступности только малый участок её тела ему было мало, хотелось —
гораздо больше, слаще, ненасытнее.
по ключицам проходится укусами, прижимая к себе —
со всей нежностью,
пальцами скользя вдоль позвоночника —
аккуратным прикосновением снимает с неё мешающуюся одежду,
сказал бы вновь — жаль, что не захватила из дома верёвки, но это успеется, и на самом деле не было настолько жаль,
когда её пальцы обжигают,
а тело вопрошает, нависая над ним слегка сверху.

давай больше не будем делать таких пауз?
а то мне кажется, я взорвусь от того, что переполняет меня внутри,

дорвавшись наконец-то до возможности передать копящуюся внутри сердца любовь
не только через тона голоса и слова,
а через движения, жесты, ощутимое сейчас;
долго оставлять это внутри нельзя: загниёт, покроется плесенью.
улыбкой на губах остаются капельки крови от её слишком_жаркого поцелуя, слизывает их, не испытывая боли —
какая может быть боль, когда оно продиктовано страстью и нетерпением, ведь он всё ещё предпочитал её подразнивать, заставляя озвучивать // самой делать желаемое
сквозь смущение,
которое не уходит с румянца щёк.

если бы кто-то сказал рипли, что он будет так по кому-то скучать ещё год назад — он бы, скорее всего, не поверил.
если бы кто-то сказал рипли, что рэй такая чертовка, которая сводит его с ума — он бы, скорее всего, не поверил.

оглядываясь назад:
он мало кого любил настолько сильно, чтобы каждая клеточка его тела вопила об этом,
пожалуй даже — не сравнится сейчас ни с кем, выйдя на передний план его существования, породив новый смысл для того, чтобы выдохнуть:
не зря он держался всю эту неделю,
не зря он держался всё это время до.
только вот сейчас больше не нужно сдерживаться — поймать её стон в свои губы от возможно резковатого движения внутрь.

+1

15

его отсутствие - отзывалось внутри непрошенными страхами, в которых снова тонуть и задыхаться, ощущая как легкие прожигает нехватка кислорода. когда его не было рядом - всегда казалось, что ты вновь возвращаешься в то время, когда он еще не наполнил твою жизнь собой, затопляя тебя ощущениями_эмоциями_чувствами, от которых огни внутри и костры - лишь распалялись сильнее, не затухая. когда ты была чрезмерно осторожной в своих желаниях, мыслях, высказываниях - боясь оступиться и сделать ошибку. когда ты была такой одинокой - что боялась себе в этом признаться, натягивая каждое утро в томности пробуждения пропитанную ложью улыбку человека, довольного жизнью и ничего от нее не просящего.

только сердце тянуло и ныло в протяжной мольбе - пока ты улыбалась на камеру, делая вид, что тебя все устраивает.
только тело корежило от холода той пустоты,
                             в которой ты боялась ступить лишний шаг - просто стоя на месте.

рядом с ним - чувствуешь себя гораздо легче. даже спустя то время, что вы провели вместе - по твоему убеждению достаточно короткое, но по ощущениям - длящееся вечность - ты постепенно начала привыкать к тому, что диктовало собственное сердце. делала, что казалось желанным, а не сугубо правильным. сгорала в собственном смущении - но была с аланом предельна откровенна /какой не была никогда прежде сама с собой, вечно обманываясь/. в этой же искрящейся искренности тебе хочется, чтобы внутри него гулял электрический ток неровностью всполохов от каждого ожога на коже, оставляемом твоими губами. в этой же откровенности тянешься выше, поддаваясь его напору и рукам, отдавать контроль которым - с легким стоном на губах, но неизменным желанием. которого в тебе - с лихвой хватит на двоих. каждый укус запоминаешь - чтобы потом спустя время, в том же томящем тебя одиночестве после его близости - к которой [ оказалось ] так опасно привыкать - вспоминать, переливающимся воображением воспроизводя каждое в исключительной правдоподобности.

от касаний его пальцев взметается стая перелетных,
                                                        сжигаемая в бушующем внутри тебя огне.

- я больше не позволю тебе так надолго оставлять меня, - в легкости улыбки шепчешь в его губы, попеременно кусая_оттягивая в нетерпеливых теперь поцелуях, от которых сходить с ума в заведенности - и сгорать в собственном пламени горящих яблочек щек. замираешь, практически не дыша - касаясь его скул ладонями_пальцами - всматриваясь в его глаза, такие сейчас близкие. тебе не хватает слов, чтобы выразить все кипящее внутри. тебе не хватает способностей тела, чтобы донести через него до алана - все то невысказанное, что бушевало внутри горячими порывами ветра. на дне твоих глаз плещется море любви, которое не измерить и не излить.
- но я не хочу, чтобы ты чувствовал себя загнанным в рамки.. больше чем те, о которых мы изначально договорились, - отводишь глаза, потому что эта тема все еще продолжает отзываться внутри тебя легким сомнением - не имеющим веса по сравнению с той степенью поглощающей тебя любви /пожирающей каждую твою разгоряченную клетку/, что ты ощущала внутри треском ломаемых ребер [ не выдерживающих ].

он открывал внутри тебя блуждающий спектр новых созвездий и акварелью расписанных галактик.
он требовал слишком многого - заставляя тебя говорить / делать / желать гораздо большего, чем ты могла бы позволить прежде.

он дразнит тебя, скользя руками по коже - и все внутри отзывается и тянется к нему с возрастающим нетерпением. внутри тебя с самого начала лета поселился безотчетный и почти неразличимый страх, благодаря которому выуживаешь из небольшого кармашка на юбке, брошенной на пол, презерватив, нехотя расправляя его на его возбуждении, которое бы со всем доступным тебе желанием хотела бы почувствовать без даже малейшего намека на преграду /но не можешь без защищенности/. целуешь его протяжно и долго, направляя_помогая ему - выдыхая резко и шумно, с легкостью стона - в приоткрытые губы.

с самого первого вашего раза ты поняла, что этого тебе не хватает для ощущения целостности. не заполненности - а ощущения внутри именно алана, с которым делить кислород на двоих в по началу размеренном темпе - с каждым жадным вдохом все учащающимся. целовать его прерывисто, скользя руками от плеч - ниже, впиваясь ногтями под кожу полу_месяцами, двигая бедрами в обратном такте_ритме - в ощущениях и координатах сталкиваясь более чувственно.
- я безумно скучала по тебе, - зардеться личным пламенем рассвета алого цвета, прогибаясь в спине, губами касаясь его шеи, прикусывая нежность кожи. - хочу почувствовать - как ты скучал, - ты рада, что не смотришь в его глаза - произнося столь интимно_личное, прячась рядом с его пульсирующей артерией - по которой вести кончиком языка по касательной /припадая, в желании оставить проекцию несуществующей галактики гематомой/, ощущая его внутри себя пульсацией: глубже, пронзительней, более чувственно. ускорить темп в нетерпении, пожирающим сразу с костями.
ощутить напряжение током по телу - от самого нутра, по периферии - сжимая плотно веки от переизбытка реакций.

Отредактировано Rei Ripley (2021-01-16 13:47:03)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » кошка спит на тоненьком покрывале


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно