внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от скорпиуса малфоя [эппл флорес] Сегодняшний день просто одно сплошное недоразумение. Как все могло перевернуться с ног на голову за один месяц, все ожидания и надежды рухнули одним только... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ты будто вообще не с лестничной клетки


Ты будто вообще не с лестничной клетки

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

[NIC]Cameron Collins[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/WPGZDKs.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]КЭМ КОЛЛИНЗ, 19 y.o.
profession: студент, блогер[/LZ1]

https://i.imgur.com/m4oNkDF.png
Cam/Allie, Andy & Mickey (cameo)

+5

2

[NIC]Cameron Collins[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/WPGZDKs.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]КЭМ КОЛЛИНЗ, 19 y.o.
profession: студент, блогер[/LZ1]

Начинаешь, как обычно, включаешь заезженную пластинку, надеваешь маску из белозубой улыбки, ведь ты прекрасно знаешь, что он смотрит. В твоих словах он - это Алекс, ему девятнадцать, и у него красивая задница. Ты бы хотел смотреть в зеркало на потолке в его комнате, как он трахает тебя, как на красивой заднице напрягаются мышцы, когда он входит на полную, рукой сжимая твои волосы на затылке. Ты часто о нём думаешь, тебе кажется даже, что ты немного одержим, но он не замечает твоего существования, ведь ты младше, у него есть девушка и вообще, он слишком красив, чтоб ты мог ему приглянуться. Ты из кожи вон лезешь, пытаясь стать заметнее, совершаешь глупости и наконец обращаешь на себя внимание, позорно уронив полный еды поднос прямиком ему на колени. Ты понимаешь, что всё очень хуёво, когда слышишь разгорающийся со всех сторон смех, и чуть приободряешься, когда он хлопает по плечу, присаживается на корточки рядом с тобой и с явной усмешкой говорит, что обязательно хочет услышать об этом в следующем выпуске твоего блога. Ты принимаешь всё буквально, и получаешь от него лайк. Ну вроде бы мелочь, но сердечко пошаливает, и ты в шутку говоришь своему соседу по комнате, что пора вызывать скорую, у тебя похоже инфаркт.

Через два дня вы трахаетесь в туалете во время занятий. Красивым оказывается не только зад, но и член, вот только химии, которую ты себе рисовал, не произошло. Грубый быстрый секс тебя немножко покарябал изнутри, и ты, сдвинув брови и натянув на нос в задумке солнцезащитные, в целом же бесполезные, очки-половинки, невозмутимо вернулся в класс, чтоб получить своё законное "неудовлетворительно" за пропущенный тест. Когда он прижал тебя вечером под лестницей в общаге, отказываться ты не стал, дав ему возможность намотать твои значительно отросшие волосы в кулак, прогнуть в спине и трахнуть. В этот раз ты кончил без собственной руки, и почти поверил, что это любовь. На утро сердце не забилось, но ты решил дать себе шанс, а ему возможность поиметь тебя ещё пару раз до того, как вы разъедетесь по разным городам на каникулы. Если опустить нюансы, тебе нравилась его сдержанная жёсткость в сексе и расслабленная наглость в поцелуях, общении, общая тайна что ли, когда будто невзначай касаешься его, проходя мимо, или раздевая взглядом, сидя за соседним столом в кафетерии. Вы не выносите на публику свои отношения {выносить вообще есть что?}, ведь ему светит место в команде штата, а ты будто бы и не мешаешь, но лучше не стоит.

После каникул ты вернулся в пустую комнату: оказалось, что Стенли, твой прежний сосед, перевёлся в другой университет, и, хотя соседом он был весьма сносным, ты уже успел обрадоваться, что никого так и не подселили. Медленно опустившись спиной на кровать, ты вдруг подумал о том, что не отказался бы от быстрого секса с Алексом сейчас. А следом поймал себя на том, что всё лето вообще не думал о нём. Так, наверное, и бывает, если долго не видишься, теряются связи и эмоции уходят в глубину. Но теперь, когда ты вытащил их силком наружу, тебе интересно, изменился ли он за два месяца, что ты его не видел. Комнату находишь без труда, хотя он никогда не звал тебя в гости, равно как и к тебе не ходил. Открывают тебе не сразу, и когда наконец тебе удаётся достучаться, замотанный ниже пояса в простынь парень сообщает, что Алекса нет, а его тёлка просит тебя свалить побыстрее. Ты откровенно разочарован, но звонить ему ты не станешь. Ты даже не думаешь о том, что стоит, ведь какой смысл, если приедет он только завтра, что изменит твой звонок. Правда, стоит признать, что то, что он ещё год пробудет с тобой бок о бок, тебя несомненно радует. Пробуешь мысль о грядущем сексе на вкус и улыбаешься, потому что, честно сказать, не много соскучился. Совсем чуть-чуть, на пол-шишечки, не больше.

- Ты кто такой? - Останавливаешься на пороге уже своей комнаты, ловя в объектив взгляда незнакомую фигуру возле своей кровати. Он тебе совсем не нравится. Бритый почти под ноль, чуть выше тебя и с серёжкой в носу, смотрит с вызовом, оглядывая с ног до головы, ухмыляется, хмыкает небрежно и отворачивается, бросая дорожную сумку на твою кровать. Смекаешь, что тебя не собираются обворовывать, но не расслабляешься, потому что сваливать он точно так же не собирается. Глубоко вздыхаешь, закатываешь глаза, пытаешься успокоиться. Тщетно. - Здесь вообще-то я сплю! - В пару шагов преодолеваешь расстояние от двери до кровати и толкаешь в плечо, заставляя обратить на себя внимание. Тебе не нравится подобное отношение, ты не привык, что на тебя смотрят свысока, ведь ты всегда должен нравиться, и уже тебе решать, кто достоин внимания, а кого можно проигнорировать, фактически выплюнув своё отношение в лицо.

- Тут этого не написано. - Разворачивается медленно, нехотя, и нарочито издевательски с вызовом смотрит тебе в глаза. Ты думаешь, что он хочет тебя ударить, а ты сам не отказался бы его поцеловать несмотря на всё пренебрежение, что он выражает тебе одним своим видом. Но ты не целуешь, отталкивая его и заваливаясь на свою кровать. - Теперь ты в курсе. Холопам вот здесь накрыто. - Указываешь на кровать рядом, понимая, что он свалит, ведь ему не принципиально, просто нужен был повод с тобой сцепиться. Он не реагирует на твои выходки, пропуская мимо последние слова, хотя ты бы точно подобное мимо ушей не пропустил. Смотришь ему в спину, и в тебе просто закипает. Ты держишься из последних сил, отворачиваешься к стене и быстро строчишь в Твиттер о неудаче с новым соседом, о не вернувшемся бойфренде, и ... выходит длинно. Переобуваешься быстро, ведь этих соц. сетей у тебя дохулион, и везде найдутся сочувствующие. Быстро поправляешь волосы, фоткаешь себя и забиваешь на Твиттер, выкладывая фотку в Инсту. Дверь за спиной хлопает резко и громко, что аж подскакиваешь, сжимая телефон в руке до побеления костяшек. Что-то тебе подсказывает, что это только начало.

+5

3

[NIC]Andy Baker[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/G9N65yb.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]ЭНДИ БЭЙКЕР, 19 y.o.
profession: студент[/LZ1]

Твоя жизнь уже с десяти лет разорвана на два континента, на два дома, на два языка, оба ставших абсолютно родными. У матери каждые полгода новый любовник и тогда ты уезжаешь к отцу. С ним тебе проще. Он молчалив, много работает и вообще не лезет в твою жизнь больше, чем ты ему позволяешь. Мать названивает часто и как только начинает скулить в трубку, значит, уже рассталась с очередным мужиком. Ты знаешь, что она любит тебя, но свою личную жизнь она любит не меньше. Это больше не причина для обид, с этим ты смирился и научился как-то жить. Ты вообще быстро приспосабливаешься, привык жить постоянно на чемоданах и ни к кому толком не привязываться.
Тебе абсолютно чужды социальные сети и максимум, что ты постишь в Инстаграмм – это фото младшей сестрёнки, которую ты невероятно любишь и из-за которой постоянно возвращаешься к матери. Не было бы её, ты бы просто остался с отцом. Твиттера и Фейсбука у тебя нет, кажется, ты даже не особо знаешь, что это такое. Твоя жизнь просто вертится вокруг немного других вещей. Наверное, это не хорошо, но ты презираешь у кого не так. Тебе вообще кажется, что все вокруг считают тебя не самой приятной личностью, впрочем, от этого ты не страдаешь. Ты быстро находишь друзей и так же быстро расстаёшься с ними. Наверное, поэтому ты такой колючий, резкий в выражениях и действиях.
Втиснуться куда-то посреди учебного года, для тебя дело привычное. На этот раз повезло больше, ты успеваешь прямо к началу занятий. Мать может думать, что угодно, но ты намерен задержаться тут хотя бы на полгода. Ты всегда не очень ладил с её мужиками, а последний оказался ещё более мерзким. Не каждый способен принять чужого ребёнка, ещё и мальчишку семнадцати лет, ещё и такого, у которого на всё и всегда своё личное мнение. Дело дошло почти до драки, и ты едва дотерпел до конца учебного года, собрав свой чемодан и купив билеты ещё за две недели до последнего экзамена.
- Ты кто такой?- не оборачиваешься на голос, но по манере разговаривать, по тембру голоса уже понимаешь, что его обладатель тебе не нравится. Кажется, тебе в этот раз несказанно повезло и твой сосед, а это именно он, одна из тех личностей, которых ты терпеть не можешь. Тебе даже особое презрение выказывать не приходится, твоя мимика делает всё это за тебя самого и ты, абсолютно не собиравшийся разводить конфликт в первый же день, делаешь это почти бессознательно. - Здесь вообще-то я сплю! - Толкает в плечо, но ты не злишься, не выходишь из себя, полностью игнорируешь, как игнорируют маленькую комнатную собачку, которая пытается укусить тебя хотя бы за палец. Ты понимаешь, что с твоим опытом в занятиях в боксе, просто размажешь этого тепличного блондина по ближайшей стене, а этого совсем не хочешь, ведь гораздо веселее будет постепенно доводить его до кипения.
- Тут этого не написано, - он подходит близко, лицо к лицу почти и тебе даже кажется, что сосед разглядывает тебя не только с раздражением и досадой, а словно и с каким-то интересом. Тебе даже кажется, что ты ему понравился и это вызывает у тебя новую, ещё более ехидную улыбку, как и то, что он ведет себя совершенно по-девчачьи. За пару минут он уже успел дважды тебя коснуться, а теперь отвернулся от тебя и надул губы. В любом случае, сидеть тут с ним весь вечер и слушать его ворчание, ты не собираешься. Уходя, дверью хлопаешь совершенно нарочно и достаточно громко.
Занятие себе по душе ты находишь быстро. Новенькие всегда привлекают много внимания, и познакомиться с девчонкой не составляет для тебя большого труда. Она подходит к тебе сама, завязывает разговор и через пару-тройку часов ты уже ведёшь её к себе в комнату.
- Тебя не смущает, что здесь твой сосед? Может, попросишь его уйти? – косится на мальчишку, так и лежавшего на кровати, на том же самом месте. Толи боится, что ты всё-таки посягнёшь на его кровать, толи просто притворяется спящим.
- Да плевать на него, - притягиваешь к себе и целуешь. – Пусть подглядывает. - Тебе достаточно одного лишь взгляда на него, чтобы понять, чтоб он не спит, слишком напряжённым выглядит его тело. Ты не станешь прогонять его, да и зачем, ты хочешь совсем другого и присутствие постороннего зрителя только сильнее распаляет. Быстро стягиваешь с девчонки всю одежду и усаживаешь на себя верхом. Даже если он не смотрит, то точно услышит. Ты заставляешь её громко стонать и извиваться, а перед тем, как кончить, резко меняешь положение тел и ускоряешься уже сам, заставляя спинку кровати гулко биться в стену.
- Мы увидимся завтра?
- Может быть, - ты улыбаешься вполне издевательски, точно зная, что она этой улыбки в темноте не разглядит, и отворачиваешься к стене. Засыпаешь быстро и очень крепко, не смотря на новое для тебя место, а просыпаешься уже от возни на соседней койке, когда в комнате совсем светлеет. – Ну, как? Подрочил уже? – забираешься на парня верхом, прямо поверх тонкого одеяла и с интересом ждёшь реакции. Ты знаешь, что на тебе нет одежды, нет ничего, кроме ехидной улыбочки на губах, а ещё прекрасно понимаешь, что просто так он из под тебя не свалит, ведь ты гораздо сильнее.

Отредактировано Yaroslav Gromov (2020-06-03 16:21:22)

+4

4

[NIC]Cameron Collins[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/WPGZDKs.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]КЭМ КОЛЛИНЗ, 19 y.o.
profession: студент, блогер[/LZ1]

Спустя час он притаскивает какую-то девицу, ни лица, ни имени которой ты не знаешь. Ты тут же списываешь её в утиль, как серую мышь, потому что со всеми топовыми девчонками ты знаком лично, а значит её не жалко. План зреет в твоей голове мгновенно. Делаешь вид, что не обращаешь внимание на происходящее, а сам в это время включаешь прямую трансляцию и чуть выдвигаешь камеру из-за плеча. Увлечённый собой, плоской бабой и указанием тебе на твоё место, твой новый сосед не замечает ничего, как и не замечает и его баба, стонущая в голосину и извивающаяся на его члене с выделкой дорожной проститутки. Ты не считаешь своё поведение аморальным или неправильным, ведь вы: а) не друзья; б) никто не заставлял его дёргать спящего льва за хвост; в) не ты начал войну, но раз уж перчатка брошена, то пусть действует извечный принцип, говорящий, что в противостоянии все средства хороши. Тебе нравится тенденция роста подключившихся к трансляции, количество которых перевалило за тысячу. Ты точно знаешь, что, не считая твоей подписоты, половина университета сейчас наблюдает за происходящим, и кусаешь себя за указательный, чтоб не ржать в голос. Ты бы мог отделаться лишь трансляцией, но для пущего эффекта оставляешь висеть видео в сториз ещё на сутки. Возможно, твой акк после этого заблокируют, но нужного эффекта ты всё же достигнешь.

Засыпаешь довольным собой, выключаешься мгновенно, но так же мгновенно и подрываешься, когда понимаешь, что тебе не хватает воздуха. - Ну, как? Подрочил уже? - Непонимающе смотришь в незнакомое лицо, вычерченное в темноте лишь падающими косыми от фонаря с улицы, а когда понимаешь, то тебя обуревает негодование и лёгкий страх, что он всё видел и попросту сейчас придушит тебя подушкой или своей жопой, в зависимости на что хватит фантазии. Ловишь себя на мысли, что разочарован тем, что не увидишь эффекта от сделанного тобой ролика, и успокаиваешься, когда понимаешь, что это не жест гнева, а всего-лишь попытка спровоцировать тебя, смутить и дезориентировать. - Слезь с меня, любитель разделочных досок. - Сталкиваешь его с себя не без труда, поджимаешь нос и отворачиваешься спиной, пытаясь снова вернуться в сон. Заснуть тебе удаётся под самое утро, и во сне ты сидишь на нём вместо этой девчонки, хотя вот таких снов, пожалуй, тебе совершенно не хочется сейчас. Ты решил для себя чётко, что с этим парнем у тебя не склеится ну никак, и своим вчерашним поступком ты, пожалуй, подвёл под всякого рода "а если вдруг" жирную черту "никаких если".

Алекс приехал рано утром, а ты решил сделать вид, что совсем его не ждал. Он зажимает тебя в углу и целует так, как раньше не целовал. Говорит, что скучал, даже других не трахал, только подрочил на порнушку несколько раз, чтоб яйца не болели. Ты веришь, хотя в целом, ты готов схавать любую правду, если он кончит ею тебе в рот. Он не врёт, позже ты понимаешь это максимально отчётливо, когда эмоционально вжимает тебя в постель всем немалым весом, когда целует амплитудно-жадно, когда валяетесь в обнимку в его комнате, куда раньше он тебя и не думал звать. Он кажется тебе странным, будто за лето что-то изменилось. В нём, потому что в тебе - нет. Он нравится тебе, и его сдержанная грубость, без синяков и засосов, как ты считаешь, признака неуверенности в себе и попытки опустить партнёра на свой уровень. Нравится, но ты постепенно теряешь интерес, понимая, что высота взята, и ты снова добился своего. Красоты, сексуальности и популярности тебе мало, чтоб успокоиться и остановится, тебе нравится сам процесс, а не итог, хотя проигрывать ты в самой своей сути не любишь.

Вы прогуливаете весь день, всё равно никто не следит, и расстаётесь только к обеду, когда он уходит на тренировку, а ты, обещая, что к вечеру будешь в его распоряжении всецело и безотлагательно, одеваешься и идёшь набивать подвывающий от голода желудок. Все твои друзья собираются в кафетерии после занятий, и какое-то время вы обсуждаете то, что случилось за время недолгих каникул, а потом замолкаете, чтоб через пару десятков секунд дружно разорваться хохотом, когда твой новоиспечённый сосед проходит мимо вашего столика. Он непонимающе смотрит, но быстро собирается и проходит мимо, будто и не замечая вас вовсе. Но игнорировать становится сложнее, когда оказывается, что вы такие не одни, и из каждого угла за новеньким наблюдают, отвешивая комментарии и комплименты нарочито издевательского характера. И даже это он выносит весьма стоически, скорее всего, просто привык или был изгоем, однако, ситуация всё же достигает своего пика, когда в столовой появляется главная героиня снятого тобой порно-шедевра, и весь немалых размеров зал замирает, взглядом провожая даму от входа до столика, за которым уселся отобедать твой сосед. - Ну ты и мудила. Зачем было так делать? Ты совсем идиот, или это шутка какая-то? Хоть бы у тебя хер отвалился, скотина! - Звонко шлёпает ладонь о лицо, и ты просто давишься суперполезной стручковой фасолью, уже не смеясь, а фактически завывая от смеха. Ты ожидал феерии, но эффект превзошёл все твои ожидания!

Ещё больше тебе нравится то, что до вечера твой идиот-сосед так и не появляется в комнате, давая тебе возможность привести себя в полноценный порядок перед свиданием с Алексом. Ты тщательно подбираешь одежду, которую, скорее всего, он сорвёт с тебя, даже не заметив скрупулезность подбора деталей, обувь так же не пускаешь на самотёк. Тебе нравится готовиться, нравится ожидание, хотя, скорее всего, после того, как кончишь, снова ощутишь обыденность. - Странный ты, Кэм Коллинз. Странный, хотя кого волнуют твои странности, ну правда. - Подбадриваешь сам себя, смотря в зеркало. Ты действительно неплохо выглядишь, даже учитывая то, что спорт - совсем не твоё и всякие бабские бьюти-примочки тоже. Наклоняешь голову в бок и встречаешься взглядом со взглядом соседа. Не помешало бы всё же узнать, как его зовут. Если, конечно, его не выгнали после сегодняшнего. Ты бы не отказался остаться в гордом одиночестве, ведь среди года уж точно никого не подселят. Но сейчас ты находишься в том настроении, когда даже этот пресловутый раздражитель в виде соседа тебя не раздражает. - Ты чего такой злой? Хотя, когда злишься, становишься красивее. - Издевательски поглаживаешь его по вычерченной в напряжении скуле, снисходительно сжимая подбородок в пальцах. - Твоё кончающее лицо вышло вполне удобоваримо, могло быть и хуже. Смотри, неплохо же! - Пихаешь чуть ли не в нос телефон, издевательски улыбаясь и похихикивая. Реагирует быстро и чётко, выбивая телефон из руки, и толкает к стене, вжимая с силой горло до побеления костяшек. Он снова критически близко к тебе, но больше целовать его ты не хочешь.

+4

5

[NIC]Andy Baker[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/G9N65yb.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]ЭНДИ БЭЙКЕР, 19 y.o.
profession: студент[/LZ1]

Тебе нравится испуг и растерянность, которые ты читаешь у него на лице, пока прижимаешь к кровати. Правда, ты не совсем понимаешь, откуда такие пиковые эмоции, не решил же он, что ты сейчас сделаешь с ним что-то плохое? Да и за что? Ты слишком сдержанная личность, чтобы за такие пустяки кого-то обижать, слова и провокации не в счёт – это неизбежные спутники любой ситуации. Ты знаешь себя, знаешь, что часто бываешь не сдержан, но редко, когда заходишь дальше колкостей. Улыбаешься, разглядывая его сверху-вниз, от спутанных, разметавшихся по подушке русых волос до пухлых, чуть приоткрытых губ, и позволяешь освободиться.
Утром ты уходишь на пробежку, пока мелкий ещё дрыхнет, а когда возвращаешься, то его уже нет. Тебе даже немного скучно без него, некого подначивать. Вздыхаешь, заваливаешься на его кровать, где и проводишь всё время до начала занятий. Он не возвращается за своими учебниками, и ты понимаешь, что в соседи тебе достался не просто наглый пиздюк, но ещё и откровенный разгильдяй. Ты же всегда ответственно относился к учёбе, ещё бы, с твоим образом жизни иначе никак, поэтому к началу занятий не опаздываешь. Странное дело, но твоё появление производит гораздо больше эффекта, чем ты ожидал. Садишь поодаль и долго наблюдаешь за кучкой недоумков, которая шепчется, явно обсуждая тебя. Ты уверен, что им не в чем тебя упрекнуть, поэтому всё списываешь на их идиотизм и погружаешься в учёбу. Тебя мало волнует, что с тобой никто не общается, друзей ты заведёшь сам, когда захочешь, а какие-то непонятные люди в окружении вовсе не нужны.
Спустя пару часов ты стараешься не грузиться чуть сильнее, а к обеду и вовсе чувствуешь, как твои кулаки начинают чесаться. Ты понимаешь, что всех ты не побьёшь, хотя может попробовать и стоит? Такое ощущение, что ты что-то упустил. Вот только что? Может у них тут просто традиция такая новеньких принимать?
- Какие-то проблемы? – сталкиваешься в дверях кафетерия с каким-то смеющимся амбалом, но он тут же тушуется и сваливает. Терпения и выдержки тебе не занимать, хотя ситуация нравится всё меньше. Садишься за столик и только тут понимаешь, что догадываешься, откуда у этой проблемы растут ноги, ведь напротив тебя сидит твой сосед-блондин со своими дружками и именно они смеются над тобой больше всех. Но нет, ты слишком гордый, чтобы выказать хоть какую-то реакцию и поэтому просто молча втыкаешь в телефон. Ты просто знаешь, что время для расплаты ещё придёт, а тебе торопиться совсем некуда.
- Ну ты и мудила. Зачем было так делать? Ты совсем идиот, или это шутка какая-то? Хоть бы у тебя хер отвалился, скотина! – вчерашняя знакомая отвешивает тебе пощёчину, а ты лишь сдвигаешь брови и молча проглатываешь то, что происходит. Ты не собираешься бежать за ней и пытаться выяснить отношения, ведь это предприятие заведомо провальное. Единственное, что ты хочешь сейчас, на что способен – это избить до полусмерти того мальчишку, но лишь стискиваешь зубы и просто проходишь мимо. Тебе нужно что-то, чтобы просто не убить его, и ты знаешь, что спортзал лучшее место. Ты не даёшь себе отдыху несколько часов, пока не чувствуешь, что совершенно обессилел, пока не понимаешь, что, чтобы сосед не сказал тебе или не сделал, это тебя не спровоцирует. Долго и с наслаждением стоишь под душем, чувствуя, как уходит постепенно напряжение из уставших мышц, и лишь тогда возвращаешься к себе в комнату.
Он там и явно в отличном настроении, а ты точно переоценил свои возможности к самоуспокоению. Ведь стоит лишь ему обратить на тебя своё внимание, стоит коснуться, как ты весь напрягаешься. Его пальцы проводят по лицу нежно, хотя и с явным вызовом. Он совсем тебя не боится, вызывая этим усмешку, которую ты внешне никак не выражаешь, продолжая сверлить его колючим взглядом. Ты даже позволяешь его рукам задерживаться на твоём лице и не предпринимаешь  ни одной попытки оттолкнуть или ударить. Ты уже решил для себя, что не станешь его бить и эта решимость не колеблется, даже когда мальчишка пихает тебе в лицо свой телефон и ты, наконец, видишь то, о чем до этого момента лишь догадывался. Цепляешься глазами за картинки лишь доли секунды, прежде, чем вернуть их к его лицу и выбить телефон из тонких пальцев. Пригвождаешь к стене, сплетая сильные пальцы вокруг тонкой белой шеи, видя, как контуры, вокруг твоих пальцев быстро наливаются красным. Эти синяки будут единственными, которые ты сегодня оставишь на нём, большего тебе не нужно, а ему никогда не доказать, что это сделал ты. Ты уже понял, что он за личность, смекнул, что с ним лучше быть осторожным и просчитывать каждый свой шаг. Тебе даже нравится играть с ним, ты получаешь удовольствие, что он такой язвительный и изобретательный, а не какая-то жеманная нюня, которой показался тебе на первый взгляд. Но ещё больше тебе нравится страх, который ты читаешь в его глазах и то как он рефлекторно приоткрывает губы, пытаясь поймать спасительного воздуха, как пытается сопротивляться, хотя выходит у него не очень.
- Не бойся, я сроду девчонок не бил, - чуть ослабляешь пальцы на шее, давая хлебнуть мальчишке воздуха, но отпускать не собираешься. – Знаешь, думаю, другие девчонки после такого не скоро будут мне давать, так что мне придётся трахать тебя, - улыбаешься, видя, как расширяются его глаза после твоих слов, а затем резко меняешь положение тела блондина в пространстве. Прижимаешь к себе крепко, обвивая плотно руками извивающееся тело и проскальзываешь одной ладонью от груди и до паха. Он все ещё брыкается, но скорее для вида, а ты очерчиваешь ладонью округлости под тонкой тканью штанишек и контуры набухающего члена. Он возбуждается, возбуждается против воли, а ты лишь хмыкаешь ему в ухо, продолжая поглаживать, постепенно сосредотачиваясь на головке. Ты готов поклясться, что тебе и под ткань лезть не придётся, он кончит и так, причем довольно скоро, но это вовсе не входит в твои планы.
- Закончи сам, хорошо? – тихонько смеешься ему прямо в ухо и отстраняешься, чувствуя, как он судорожно вздыхает, как только ты убираешь руку. – А мне нужно позаниматься. Ты же не подумал всерьёз, что я захочу тебя трахнуть?

Отредактировано Yaroslav Gromov (2020-01-29 12:29:47)

+3

6

[NIC]Cameron Collins[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/WPGZDKs.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]КЭМ КОЛЛИНЗ, 19 y.o.
profession: студент, блогер[/LZ1]

Ты почти срываешься на слёзы от того, что не можешь сопротивляться, но удерживаешь эмоции в себе, как бы тебе не хотелось их выплеснуть. Нет, ты вполне можешь выбраться из его тисков, он не настолько сильнее тебя, чтоб это было невозможным, но что можно сделать быстро с собственной физиологией, ты понять не можешь. Он трогает тебя, будто вещь, будто свою собственность, а ты только и можешь, что брыкаться и попытаться его оттолкнуть. Всё это хорошо, конечно, но чёрт из табакерки уже выпущен, и запихнуть его обратно не представляется возможным. Твой член встал, очевидное отрицать попросту невозможно. Тебе всё это дико не нравится, но проигрывать и показывать слабость ты не станешь. Он отпускает тебя, как надоевшую игрушку, отвешивает ехидные комментарии и уходит к своей части комнаты, оставляя тебя у стены. Краем глаза ты выхватываешь отражение в зеркале: раскрасневшиеся щёки, расширенные зрачки и припухшие губы. О порядке на голове вообще упоминать не стоит. Ты невозможно зол, тебя колотит, но ты собираешь волю в кулак и приводишь в порядок внешний вид, чтоб не давать очередного повода для того, чтоб этот хлыщ почувствовал себя на высоте. Хватит высот, пора падать на землю. Подходишь к нему со спины, чуть наклоняешься и тихо цедишь сквозь зубы,- Если проснёшься с бутылкой в жопе, не удивляйся. И не удивляйся, если потом об этом станет известно всем. - Встряхиваешь головой, возвращая непослушные локоны на место, и разворачиваешься уже только в дверях, сияя ехидной улыбкой, которую он не увидит, но уж точно услышит в интонации. - Хороших снов, сосед.

В первые минуты с Алексом ты не можешь сосредоточиться и переключиться, хотя ты и без лишних телодвижений возбуждён. К слову, тебе удаётся вполне удобно трансформировать наличие стояка в удобоваримую отмазку о том, что это всё результат длительного отсутствия секса {да, полдня - это долго} и твоих о слишком живых представлений, тем самым не только избежав лишних вопросов, но ещё и получив приятный глубокий минет. Смотря на Алекса сверху вниз, поглаживая его чуть отросшие жёсткие волосы на затылке, ты думаешь, что всё не так уж и хуёво. Быстро выбрасываешь из головы надоедливого новенького, отдаваясь на откуп момента, в котором тебя с наслаждением трахает самый красивый парень футбольной команды университета, по которому текут и сохнут добрая половина студентов вне зависимости от половой принадлежности. Ты понимаешь в какой-то момент, что этот дикий бычара, которому ничего не стоит сшибить пару людей на поле и запулить их на больничную койку, похоже, в тебя влюбился. Ты тоже хочешь в него влюбиться, потому что это идеальный вариант, ну правда, что может быть лучше для тебя в любом из аспектов, но ты не понимаешь, что чувствуешь. Ты без сомнения хочешь его, тебе нравится быть с ним, но почему тогда тебя с пол оборота смогли завести руки совершенно чужого человека. Ты ведь не безвольная машина, которую можно завести по нажатию кнопки, ты работаешь иначе, и этим рукам, супротив самому себе, ты почему-то сопротивляться не можешь.

Он кончает в тебя и вскоре засыпает, а ты так и лежишь, смотря в потолок, будто хочешь найти в его белизне все ответы на свои вопросы. Ты никак не можешь взять в толк, как в твоей полупустой голове их набралось столько, что хватит выложить путь до Китая и обратно. Ты вообще не привык жить в сомнениях, упрощая и округляя всё окружающее тебя до самой запятой, отрубая ненужное и оставляя за гранью своего мира. Тебе так было проще, не думать, не сомневаться и не заморачиваться, тем более, если проблемы были не твоими собственными. Ты на отрез отказывался признавать, что этот зарвавшийся Ганс стал не просто занозой в заднице, которую можно вынуть и забыть, а самой настоящей проблемой. Как ни крути, тебе с ним жить минимум год, переселять никто и никого не будет, даже и просить не стоит. Ты, конечно, можешь договориться с соседом Алекса, но это до первой проверки, потом вас всё равно вернут на свои места, и повезёт, если не влепят в личное дело отметку о нарушении режима. А тебе твоё нужно чистым как минимум на бумаге.

Уснуть тебе так и не удалось. Тихо одевшись в трусы и брюки и забрав остальные вещи в охапку, ты вернулся в комнату уже под утро. Постояв немного за дверью, чтоб удостовериться, что он не привёл очередную второсортную шмару, не стесняя себя в движениях, впираешься в помещение, и... находишь соседа спящим на своей кровати в обуви и поверх одеяла. - Что за нахуй, а. - Глубоко и тяжко вздыхаешь, понимая, как сильно успел заебать тебя этот парень за какие-то два дня. По сути ничего криминального, если бы это сделал бы кто-то другой, но вот его выходки бесят тебя просто капитально. Некоторое время ты стоишь, наблюдая, как медленно-гипнотизирующе вздымается его спина на вдохах, и ловишь себя на мысли, что может стоит быть умнее и забить болт первым, но после сегодняшней его выходки, доставившей тебе столько проблем и оставшейся безнаказанной, ты просто не можешь сдать назад и спустить всё на тормоза. Ты прекрасно знаешь, что стоит дать слабину однажды, и всё, считай подписал себе приговор ходить в прославленных лохах всю оставшуюся жизнь, а на такое ты не подписывался. Аккуратно подходишь, чтоб не разбудить, что было бы слишком легко, и стягиваешь его вместе с пледом на пол. Тебе кажется, что всё происходит очень медленно, но на последних сантиметрах у земли, расслабленное тело падает резко, и ты отчётливо слышишь, как ломается кость в носу с характерным хрустом. Кто-кто, а ты уж этот звук ни с чем не спутаешь. - Упс.

+3

7

[NIC]Andy Baker[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/G9N65yb.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]ЭНДИ БЭЙКЕР, 19 y.o.
profession: студент[/LZ1]

  Наблюдать за этим раскрасневшимся и растрёпанным мальчишкой, который судорожно пытается привести себя в порядок перед зеркалом, просто одно удовольствие. Заваливаешься на кровать, беря учебник скорее для виду, а сам глаз не сводишь с него. И если ему удаётся отдышаться и привести хоть как-то в норму цвет лица, причесать волосы, то со стояком в штанах, ничего не поделать. Ухмыляешься, весьма довольный собой, понимая, что задел его довольно сильно и не только тем, что насильно трогал, а тем, что ему это понравилось. Ты прекрасно понимаешь, что подобные неконтролируемые реакции организма вещь самая позорная. С тобой самим тоже подобное случалось.
- Если проснёшься с бутылкой в жопе, не удивляйся. И не удивляйся, если потом об этом станет известно всем. Хороших снов, сосед. – Ухмыляешься, ты думаешь, что он тебе обязательно отомстит, теперь ты даже не уверен, что он шутит насчёт бутылки. Ты вообще не понимаешь, что у этого мальчишки в голове, но спать заваливаешься совершенно спокойно, причём на его кровати, и даже не раздеваясь. Ты практически бросаешь ему вызов, засыпая к верху жопой, хотя прекрасно знаешь себя и то, как крепко ты способен спать.
Просыпаешься от резкой боли, хватаешься за болевую точку, даже не понимая, что это твой собственный нос. Ты вообще не особо понимаешь, где ты находишься и что с тобой происходит, но когда видишь блондина рядом, а самого себя на полу возле его кровати, картина становится чуть чётче.
- Schlampе! - встаёшь с пола, прихватывая одной рукой покрывало и делаешь шаг к мальчишке. Дальше бубнишь очень тихо, наступая,  видя, как расширяются его глаза за секунду до того, как накидываешь ему на голову тряпку и валишь на пол. Он брыкается, тихонько и очень глухо вопит из под ткани, он напуган и не понимает тебя. Ты и сам не сразу смекаешь, что не сказал ещё и слова по-английски, ты вечно материшься на немецком, когда кому-то удаётся вывести тебя из себя. Чувствуя себя совершенным победителем, усаживаешься сверху и начинаешь искать мальчишку где-то в ворохе ткани, а находя, тут же затыкаешь ему рот. Ты вовсе не хочешь, чтобы он задохнулся, вовсе нет, но и не хочешь, чтобы перебудил добрую половину общаги, у тебя на него другие планы. – Заткнись, - шепчешь тихо, склоняясь к лицу и чуть отодвигаешь ладонь, потому что он отчаянно пытается тебя укусить. – Заткнись, говорю. Вправишь мне нос, и я тебя отпущу, обещаю, - он кивает и ты ослабляешь хватку, чтобы тут же снова взвыть от боли, когда мальчишка хватает тебя за нос. С одной стороны ты рад, что он тебя на наебал, а с другой снова делает тебе больно и за руки ты хватаешь его уже скорее рефлекторно, заводя их ему за голову. Смотришь сверху-вниз несколько долгих секунд, наблюдаешь, наслаждаешься тем, как он разъярён. – Нет, обманул, я тебя не отпущу, - склоняешься к лицу максимально близко, окидываешь взором раскрасневшиеся щёки, а затем и пухлые, влажные губы. Целуешь его против воли, подавляя сопротивление, чувствуя, как он брыкается под тобой и тяжело дышит. Тебе нравятся отдача, нравится то, что он не сдаётся, хотя бы первые несколько минут. А затем, ты мог бы подумать, что он просто устал, просто опустил руки, позволив себя целовать дальше, если бы этим вечером, сам же не возбудил его дважды проведя ладонью по члену в штанах. Ты уже более чётко осознаёшь, что нравишься ему, нравишься пусть даже и совсем бессознательно, на уровне каких-то инстинктов и вот тогда достигаешь поставленной самим собой цели – проводишь языком по нижней губе, дразнишь, касаешься нежно, заставляя полностью расслабиться, а затем прихватываешь зубами его губу и кусаешь довольно больно. – Не понравилось? – снова смеешься, спеша убраться от блондина подальше. - Иди спать и считай, что мы квиты.
Он смотрит на тебя с обидой, зализывая рану на губе языком, а ты отворачиваешься к стенке и засыпаешь, думая о том, что всё-таки будет стрёмно проснуться с бутылкой в заднице. Хотя, утром просыпаешься без какой-либо тревоги. Ты не ждёшь подвоха, наверное, зря, но у тебя слишком хорошее настроение для этого дерьма. Блондина нет, ты пожимаешь плечами, гадая, куда его унесло с утра пораньше и думаешь о том, что, пожалуй, ленишься сегодня пойти на пробежку, а вот в душ всё же сходить стоит. В общаге тихо, большая часть студентов ещё спит и тебе нравится эта мысль, особенно, если учесть, что все они о тебе не лучшего мнения.
- Какого хера, - доносится до тебя сквозь шум воды, как только ты закрываешь за своей спиной дверь душевой. Хмыкаешь, видя блондина совершенно голого и всего в мыле, тут же понимая, что он никуда в ближайшее время не сбежит, по крайней мере, пока всё это  себя не смоет.
- Ты так уставился на меня, потому что теперь боишься мыло уронить или что? - подходишь ближе, настолько близко, что капли воды попадают и на твоё тело тоже. - У тебя немного потрёпанный вид после вчерашней ночи, - пялишься на его чуть припухшую покусанную губу и не можешь сдержать улыбки.

Отредактировано Yaroslav Gromov (2020-01-25 09:43:13)

+2

8

[NIC]Cameron Collins[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/WPGZDKs.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]КЭМ КОЛЛИНЗ, 19 y.o.
profession: студент, блогер[/LZ1]

Не понравилось? А что в подобном поведении вообще может нравиться. Тебе не нравится абсолютно всё, начиная от наглости и нарочитого пренебрежения, до того, что он метит тебя весьма однозначно. Ты психуешь, потому что не знаешь, как объяснишь отчётливые шрамы у себя под губой Алексу и на утро глупо замазываешь успевшую поджить рану тональником одной из своих подруг. Выходит уёбищно, и ты решаешь, пусть останется как есть. В сути ты не виноват в том, что какого-то ебанутго настигла белая горячка, это не твоя вина, что один человек решает, что ему все должны и мир вертится лишь вокруг его персоны, а несогласие выливается в подобное. В душ плетёшься без настроения, и совсем лишаешься и грамма позитива, когда на пороге пустой душевой показывается он. Ты даже запомнил, что его зовут Энди, одной из твоих подруг он нравится, и она все уши тебе прожужжала тем, какой он крутой. Тебе же так не кажется, ты не хочется оставаться с ним наедине. Ты не боишься, что у тебя встанет на его голый зад, тебе наоборот кажется, что больше у тебя не встанет на него никогда в жизни, тебе просто противно. Ты игнорируешь его слова, хотя поставить его на место тебе хочется сейчас сильнее всего. Домываешься молча и уходишь в комнату пока он намывает свои телеса, давая тебе возможность побыть одному. Рассматриваешь себя в зеркало критично, придирчиво, и ты сейчас так себе не нравишься, что просто плюёшь на то, что видишь, заклеиваешь пластырем подбородок и валишь на пары, где сидишь, как примерный ученик до конца дня, собирая даже те занятия, на которые, в общем-то, и не нужно было идти. Роль тени самого себя тебе не привычна, но ты принимаешь её, чтоб не создавать трудностей.

Ты игнорируешь его существование и дальше, не отвечаешь даже на самые банальные вопросы, будто и нет человека вовсе. Со временем до него начинает наконец доходить, что лучше так, чем в состоянии вечной войны, ожидая бури в любую минуту. Тебе по-началу нелегко его игнорировать, тебя тянет отколоть остроту, да погаже, чтоб испортить ему настроение, потому что после инцидента с прокушенной губой, Алекс значительно от тебя отдалился. Ты всё же рассказвал ему правду, не всю, конечно, только то, что у вас с соседом не заладилось, и он вот так отомстил тебе за сломанный нос. Рассказывать про вставший стараниями чужих рук член ты, естественно, не стал, но от чего-то тебе показалось, что он либо уже сложил дважды два, либо когда-нибудь эта мысль всё же разорвёт ему голову. Сейчас он сделал вид, что поверил, даже порывался сломать нос соседу ещё раз, но ты попросил не делать этого и вообще не связываться. Ты даже пошёл на отчаянные меры и попросил переселить тебя хоть к чёрту лысому, но, как и ожидал, получил отказ. Возвращаться же к себе каждый день, зная, что встретишь в комнате того, кого видеть не хочешь тебе неприятно, к Алексу напрашиваться тоже было бы не самым лучшим решением, и ты просто замыкаешься в себе на какое-то время, хотя внешне стараешься держать марку, пусть и не без труда.

Течение времени без сомнения играет на руку, постепенно эта история начинает изглаживаться и перестаёт довлеть над тобой дамокловым мечом, ты вообще легко отходишь, не умеешь быть в миноре, а приближающийся Хэллоуин и подавно выветривает из тебя все отрицательные эмоции. Алекс снова целует тебя, как и раньше, каждое утро, а трахает в два раза усерднее, видимо, так и не отделавшись от мысли о конкуренции. И когда вы всей компанией собираетесь в комнате у девчонок в рамках ежегодной традиции выбора нарядов и темы грядущей вечеринки, ты уже вполне себе привычный прилипший к камере балабол Кэм-Сорри-Нот-Сорри. Ты быстро включаешься в процесс, хотя немного опаздываешь, возвращаясь от Алекса, который решил не участвовать в "этих глупостях" и отправился на тренировку. Ты садишься на мягкий ковёр между Оливией, своей лучшей подругой, и Дином, парнем Оливии, который очень любит тебя подъёбывать, да и в целом тебя любит и, о удивительно, без всяких подтекстов, а, скорее, как брата.

- Опоздавшие выбирают следующими! - Оливия смеётся звонко в голос, хлопает тебя по коленке и совершенно не стесняется наблюдающего за ней цифрового глаза. Ей легко быть перед камерой, она никогда не прячется, когда ты снимаешь, и даже наоборот, предпочитает быть рядом, мотивируя тем, что сама не звезда, так хоть будет повод измазаться в чужой звёздности. Периодами ты задумываешься, что зря она выбрала режиссуру, а не актёрское, потому что кто, если не она, должен сиять на сцене. В твоём представлении ей подошёл бы Бродвей и роль не безызвестной Рокси Харт из оригинальной постановки, возрождённой в современном взгляде, но с сохранением антуража и духа своего времени. Ты не любишь мюзиклы, но послушать Оливию бы пошёл в первых рядах. Вот только твоих убеждений она слушать не хочет, предпочитая гнуть свою линию.

- Ребят, знайте я этого не хотел. - Обращаешься к камере, а собравшаяся публика замирает в ожидании. Ты не заставляешь никого долго ждать, включая рандомайзер на своём телефоне и чуть прикусывая кончик языка, смотришь на экран. - Пять! Кто у нас под номером пять? - Переводишь взгляд на девчонок, нарочито усердно и долго листающих список героев "Марвел" на планшете. Ты понимаешь, что они специально тянут, создавая интригу, и даже слегка напрягаешься, когда Мэг хмурится, уточняя, точно ли у тебя пять. - Точно! - Почти выкрикиваешь ты, размахивая руками и пытаясь поторопить подруг, чтоб не заставляли мучиться тебя ожиданием. - Блять, только бы не Халк. Просто представьте, как нелепо я буду выглядеть зелёным и рахитным, лол.

- Кэм, ты не будешь Халком... - Оливия хмурится ещё пуще Мэг, и отталкивает тебя, когда пытаешься посмотреть ей через плечо. - Кэм, ты должен быть стронг. Кэм, ты понимаешь меня? Кэм? - Она закрывает глаза, медленно открывая их через минуту, и ты ловишь во взгляде всю мировую печаль, ровно до того момента, как она сжимает твои щёки в ладошках и покатывается со смеху, сообщая тебе твою реальную роль. - Ты будешь Алой Ведьмой! Ахаха!

Сводишь брови и выключаешь камеру.

Ближе к делу ты всё выложишь, ну а пока у тебя всего неделя.

Вызов принят.

+2

9

[NIC]Andy Baker[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/G9N65yb.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]ЭНДИ БЭЙКЕР, 19 y.o.
profession: студент[/LZ1]

Ты явно добивался не этого. Он игнорирует  нарочито и практически всё время, исключая те моменты, когда просто смотрит на тебя с некоторой долей осуждения или скептицизма. Ты подозреваешь, что порой ему очень трудно сдерживать себя, но нужно отдать ему должное, он продолжает вести себя тихо и очень отчуждённо. И в один из дней ты просто понимаешь, что тебе надоело играть с ним, наскучило. Отчасти, оттого, что он просто не отвечает на выпады, но и ещё и потому что ты посмотрел на него немного с другой стороны. Он перестал казаться тебе излишне слащавым и мерзким, ты смотрел на него иначе, отмечая каким красивым он бывает, когда задумывается над чем-то втыкая в свой телефон и покусывая губы, не замечая ничего вокруг. Интересно где пошло что-то не так в твоей голове? Ты не понимал, но лезть к парню перестал, ровно, как и провоцировать.
Жизнь твоя потекла тихо и размеренно, как и до приезда сюда. Учёба, спорт, на выходных ты всегда уезжал к отцу, предоставляя комнату в единоличное распоряжение соседа. Ты знал, что у него есть парень и при мысли о том, что в те моменты, когда ты трогал Кэма, когда ты его целовал, а он отвечал тебе весьма охотно, этот парень уже был, ты ощущал себя немного странно. Какие у них там были отношения тебя не касалось, да и вообще вся жизнь соседа по комнате в целом, но ты очень часто возвращался мыслями в те первые пару дней и думал о том, что возможно был слишком жесток. Пожалуй, ты никогда не был так близок к тому, чтобы просто подойти и извиниться, но из раза в раз, что-то тебя останавливало. Ты был гордым, да, иногда даже слишком.
Со временем отношение и к тебе тоже изменилось, время сгладило углы и шероховатости, и ты обрёл вполне ровное общение со своими сверстниками. Девчонкам ты нравился и теперь они не видели ничего постыдного, чтобы к тебе подкатить. В комнату, правда, ты больше никого не водил, так, на всякий случай. Да и никто особо из тех, кто крутился рядом, тебе не нравился. Ты предпочитал тратить своё время на боксёрскую грушу и учебники.
- Энди, ты идёшь на вечеринку в субботу вечером? – соседка по парте шепчет тебе на ухо и жмётся ближе. Ты закатываешь глаза и отодвигаешься, но не слишком резко. Вроде и обидеть не хочешь, но как ещё сказать, что больше одного раза у вас не будет, уже не знаешь. Поворачиваешься к ней и по твоему недоумённому взгляду, она понимает, что ты просто не в курсе.   – Ты что не знаешь? Хэллоуин же.
- У меня тренировка, Джесс, - шепчешь в ответ и делаешь вид, что ловишь каждое слово преподавателя, который уже бросает на вас двоих раздражённые взгляды.
- В субботу вечером? Ты серьёзно? – протягивает разочарованно и отодвигается на вполне приличное расстояние. – А я с тобой пойти хотела.
Ты, и правда, туда идти не собираешься, поэтому не готовишь себе костюм, да и вообще полностью игнорируешь всеобщий ажиотаж. Наблюдаешь за блондином, который пребывает в неком предвкушении и возбуждении, строчит что-то беспрестанно в телефоне, кому-то звонит и бегает туда-сюда, как Золушка перед балом, наблюдаешь и лишь усмехаешься, впрочем, уже совсем беззлобно. Ты не знаешь, что, в конце концов, заставляет тебя напялить обычные джинсы и футболку и смешаться с шумной разодетой толпой. Они все не выглядят странно, странным и совсем не к месту выглядишь ты, хотя ты к этому вполне привык, так что с лёгкостью не заостряешь внимание. Берёшь пиво и устраиваешься в уголке, надеясь снять какую-то симпотичную девчонку хотя бы к концу вечера. Делая маленькие, ленивые глотки, не ставишь себе цель напиться, а взглядом с интересом скользишь по лицам и фигурам. Большая часть из них тебе уже знакома и мало интересна и через какое-то время ты немного разочарован, пиво пьёшь охотнее и больше, думая, что надерёшься гораздо раньше, чем найдёшь себе цель.
- Кто она? – пихаешь в бок своего однокурсника и указываешь на симпотичную брюнетку, чей красивый зад в облегающий штанах  ты только что заприметил в толпе. Он лишь пожимает плечами и сваливает, оставляя тебя одного с острым желанием подойти и познакомиться. Ты отнюдь не робкого десятка, поэтому подкатываешь почти сразу, дождавшись, когда незнакомка отойдёт чуть в сторону от парочки орущих во всю глотку ребят. – Привет. Хочешь что-нибудь выпить? – подходишь со спины и замираешь, ожидая, когда она повернется к тебе лицом. Ты успеваешь удовлетворённо отметить, что она красивая, как глаза девчонки расширяются, брови ползут вверх, а затем она выдаёт голосом твоего соседа по комнате:
- Энди, ты совсем уже?
- Я всегда говорил, что ты девчонка, - рассматриваешь лицо напротив совершенно изумлённо, угадывая в нём знакомые черты, но в тоже время и видя что-то, чего раньше не замечал. – Знаешь, тебе идёт, - трогаешь волосы, накручиваешь тёмный локон себе на палец, касаешься лица напротив, вдруг думая о том, что чувствуешь себя немного странно, но не от того, что видишь, а от того, что он только что впервые назвал тебя по имени. – Интересно, целуешься ты так же, как Кэм или как девчонка, на которую я повёлся? – хмыкаешь и тут же целуешь его, ловя момент, пока парень смотрит на тебя совершенно растерянно. Ты уже знаешь, что этот поцелуй будет совсем другим, конечно, если он вдруг не захочет тебе отомстить и не укусит.

Отредактировано Yaroslav Gromov (2020-01-25 09:43:30)

+2

10

[NIC]Cameron Collins[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/WPGZDKs.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]КЭМ КОЛЛИНЗ, 19 y.o.
profession: студент, блогер[/LZ1]

Включаешь камеру, комментируя процесс превращения мальчишки с недельной щетиной в, по идее, красивую девушку, даже не пытаясь вызнать у девчонок, где они достали подходящую тебе одежду и настолько круто исполненную грудь третьего размера. Ещё перед началом записи ты сам решил, что до окончания сей магии перевоплощения не взглянешь на себя, как это издревле делают на шоу с преображениями уродин в красавиц, чтоб потом охуеть с конечного результата. Тем более, тебе нечего опасаться. Мия - бьюти-блоггер {подписана, кстати, на тебя}, учится на гримёра, ей ты полностью и всецело доверяешь и себя и природнившуюся уже грудь. С макияжем, конечно, непросто, даже хуже, чем с линзами, с которыми ты провозился по полчаса на каждый глаз, не меньше. Ты бы мог и сам нарисовать себе подобие лица, сестра раньше часто практиковалась на тебе, породив семейную шутку, что педика в тебе взрастила именно она, но тебя осекают в четыре руки, прижимая к креслу и приказывая сидеть и не двигаться. Но гладенько не выходит даже после угроз, Мия прикрикивает на тебя и шутливо прихватывает за ляжку, когда ты в десятый раз жмуришься во время нанесения туши и херишь весь предыдущий процесс. И всё же между её профессионализмом и твоей неусидчивостью побеждает профессионализм, давая возможность не нестись на вечеринку сломя голову, а ещё и оставляя время прибухнуть на дорожку, чтоб не ехать трезвыми, как не родные.

Когда тебя всё же пускают к зеркалу, чтоб оценить плоды трудов, сказать, что ты охуеваешь, ничего не сказать. - Где вы откопали у меня талию? Ребят, только гляньте, это же просто пушка! - Подносишь камеру к зеркалу и крутишься, демонстрируя, как круто на тебе сидит чёрное до колен платье, не совсем такое, как в кино, но чуть более откровенное, подчёркивающее формы, где они обычно есть у девчонок. - Был бы парнем, влюбился бы. Я мега-доволен! А как вам? - Тебе без сомнения нравится то, что ты видишь. Девчонкой ты принимаешь себя с удивительной лёгкостью, обживая роль и откровенно наслаждаясь собственным видом. И нравится в итоге не только тебе, на вечеринке ты производишь фурор, привлекая взгляды нетрезвых парней, отпускающих недвусмысленные комментарии, обещающие горячий секс, каждый из которых, если верить словам, стал бы лучшим в твоей жизни. Но тебя до поры это только забавляет, хотя про себя ты и отмечаешь, что девчонкам не так уж просто и живётся, и когда к тебе подкатывает очередной подпитый казанова, ты закатываешь глаза отставляешь стакан в сторону, поворачиваешься и замираешь на пару десятков секунд с открытым ртом. Ты теряешься, ржать тебе или всё же стоит повременить, но в конечном итоге ты не выдерживаешь. - Энди, ты совсем уже? - Приторможенный алкоголем, он не сразу догоняет, что перед ним тот самый сосед, которого он до сих пор не придушил собственными трусами во сне лишь только потому, что сидеть потом будет обидно, а когда до него доходит, ты думаешь, что лучше бы просто отшил его, нежели выслушивать очередную порцию уколов и подъёбов. В целом, ты ничего другого не ожидал, хотя...

Ты упускаешь тот тонкий момент, как вы оказываетесь в ванной, собирая по пути все косяки и выступающие поверхности. Дверь гулко хлопает, и ты только успеваешь упереться ладонями в раковину, как его руки ныряют под твою юбку, скользя от середины бедра, к ягодицам, поглаживая и сжимая в нервных от возбуждения руках. Цепляясь за резинку боксеров, он быстро стягивает их до колен, проскальзывая пальцами в тебя без растяжки сразу на два. Разворачиваешься к нему, ища поцелуев, но вместо них стонешь ему в губы, когда добавляет третий и четвёртый. Ты стонешь, прося большего, хотя почему вообще позволяешь ему себя даже в одетом виде трогать, не думаешь совершенно. Мозг переключен в режим холостых оборотов автопилота, ведь накатившие проблемы ты всенепременно решишь завтра, в том числе и ту, в которой добрая половина универа, в том числе и твой Алекс, узнает, что твой сосед тебя всё-таки нагнул. То, что происходящее не развод, маловероятно, но этот факт не мешает тебе, размазывая помаду, кусать и без того припухшие губы, выгнувшись в спине и насаживаясь задом на его член сразу, как только он входит в тебя на всю длину. Ты слегка пьян, слишком возбуждён, и наконец-то с крамольных фантазий картинка перешла в реальность. Ты хотел его, ты его получил, остальное на откуп момента, в котором кончаешь, сжимая свой собственный член в пальцах. Он кончает в тебя несколькими толчками позже, сжимая шею, и утыкаясь носом в затылок. Ты слышишь, как он дышит: сначала тяжело, запинаясь на каждом вдохе, но постепенно успокаивается, сглаживая углы, и чуть отстраняется, рассматривая тебя в зеркало. Ладонью ведёт по шее к подбородку, большим пальцем обводя нижнюю губу, оттягивая и проникая в рот. Чуть задерживается, и ты сжимаешь его губами, немного втягивая и касаясь языком. Наблюдаешь за тем, как Энди наблюдает за тобой, встречаешься взглядом, вбираешь палец в себя полностью и чувствуешь, что одним разом всё не обойдётся. Двигаешь задом, давая понять, что вполне себе не против повторить не отходя от кассы. Ведь, почему бы и да.

+3

11

[NIC]Andy Baker[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/G9N65yb.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]ЭНДИ БЭЙКЕР, 19 y.o.
profession: студент[/LZ1]

Единственное, о чём ты сейчас думаешь - его приятно целовать. Мягко переминаешь в своих, нежно, легко, а затем чуть грубее, когда он отвечает, слишком охотно, слишком скоро, словно давно этого ждал. Тянет тебя куда-то, сжимая и комкая в согнутых пальцах ворот футболки и ты тоже поддаёшься ему, где-то на задворках сознания смутно осознавая, что всё это для того, чтобы остаться наедине.
Дверь закрывается за Вами со звонким щелчком, делая звуки музыки и десятков голосов чуть приглушённей. Ловишь мутный взгляд из под густых ресниц, пока разворачиваешь Кэма к себе задом, следишь за кончиком языка, которым он проводит по влажным губам, явно провоцируя тебя. Красивый. Его внешний вид, макияж, одежда, блядский взгляд из зеркала напротив вас, чуть приоткрытые губы, даже размазанная по лицу помада - возбуждают тебя слишком сильно. Торопливыми нервными пальцами проскальзываешь под ткань задранной тобой юбки, цепляешься за резинку трусов, быстро стягивая их вниз. Ты уже совсем не думаешь о том, что ещё какое-то время назад вы с ним друг друга ненавидели, что ты сам сказал ему, что никогда не станешь его трахать и что, наконец, у Кэма просто есть парень, которого если и нет рядом, то точно есть люди, которые ему расскажут уже завтра. Пожалуй, тебе сейчас плевать, что ты подставляешь Кэма, ведь ты хочешь его, а он хочет тебя, поэтому пальцами проскальзываешь в него вовсе без раздумий. Какие-то мысли проносятся в голове лишь на долю секунды, а потом ты уже забываешь о них под его стоны. Трахаешь его быстро, порывисто с какой-то жадностью и нетерпением, не слишком сильно заботясь о том, сколько шума вы создаёте. Он подстёгивает тебя своими стонами, прогибаясь в пояснице чуть сильнее каждый раз, когда ты входишь до самого упора, а потом ты ловишь в зеркале напротив особое выражение лица с закусанной до побеления губой и кончаешь следом. Расслабляется в твоих руках, откидываясь спиной тебе на грудь, дышит тихо, почти неслышно. Ваши взгляды снова встречаются и ты наблюдаешься за ним, разглядывая новый облик уже более трезво и пристально. Одна рука всё ещё у него под юбкой, а другая на шее, составляя красивый контраст с абсолютно белой кожей. Чуть сжимаешь пальцы, ведя ими выше, по подбородку, по остаткам красной размазанной помады и, наконец, по губам. Парень принимает условия игры быстро, вбирая в себя палец целиком и от взгляда, который он кидает на тебя из зеркала при этом, ты чувствуешь, как тугой комок возбуждения снова завязывается где-то внизу живота. Одного раза, и правда, мало и судя по тому, как Кэм настойчиво двигает задом, потираясь о твой член, не только тебе одному.
- Ты такая сучка, Кэм, - вытаскиваешь палец у него изо рта и ведёшь им по подбородку, оставляя влажную дорожку, видишь как он наблюдает за этим, полностью затаив дыхание, затем снова обвиваешь пальцы вокруг его шеи, резко притягиваешь к себе. Он шумно выдыхает, прижимаясь всем телом,а ты медленно подаёшься в него, замирая, когда входишь на всю длину. Касаешься губами шеи, затем языком, неспеша ведя к уху и не спуская глаз с его отражения в зеркале. Двигаешься медленно, давая прочувствовать каждое движение, ловишь каждый ответный взгляд, каждое касание и вздох.
Ты никогда не ощущал подобного, такого странного, такого всепоглощающего чувства желания, когда кто-то находился рядом с тобой. Смотришь на него в зеркале, как он приоткрывает пухлые губы, как закатывает глаза, уже не глядя на тебя и совершенно теряясь в моменте, когда ты проскальзываешь ладонью под юбкой от бедра к паху и сжимаешь его член в ладони, смотришь и не хочешь торопиться, стараясь максимально растянуть этот момент близости. И даже, когда кончаешь сам, твои руки всё ещё ласкают его, мягко переминая шляпку пальцами и подводя к самой грани. Он дрожит в твоих руках и тихо стонет, нетерпеливо подаваясь в сжатую ладонь несколько раз, а затем замирает, так и не открывая глаз, лишь снова облизывая пересохшие губы кончиком языка.
С той стороны двери кто-то долбится ногой в дверь, нарушая момент и Кэм чуть отстраняется, поправляя юбку. Странно, что вы вообще догадались закрыться изнутри, ты вообще подобного не помнишь. Он включает воду и запускает руки под струю воды, разглядывая своё отражение в зеркале. Ты снова подходишь к нему вплотную и протягиваешь руку, стирая большим пальцем остатки помады из уголка его губ. Кажется, нужно что-то сказать, но ты теряешь все слова.
- Я пойду, - ты выходишь из ванной и слышишь, как дверь за спиной закрывается на замок вновь. Единственный вопрос, который тебя сейчас волнует: ЧТО ЭТО ТОЛЬКО ЧТО БЫЛО? Ты ложишься в кровать сразу и засыпаешь, не дожидаясь, когда он вернётся.
Кажется, вам нужно поговорить, но вовсе не о том, что ты сожалеешь о том, что было, вовсе не об этом, ведь он сейчас точно подумал именно так.

Отредактировано Yaroslav Gromov (2020-01-25 10:19:41)

+3

12

[NIC]Cameron Collins[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/WPGZDKs.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]КЭМ КОЛЛИНЗ, 19 y.o.
profession: студент, блогер[/LZ1]

Тебе нравится смотреть, как он тебя трахает, как чуть приоткрываются губы, как закусывает губу, как закрывает на мгновение глаза, потираясь носом о щёку и как встречается с твоим взглядом. В купе в движениями его члена в тебе и пальцев на твоей головке, к развязке подходишь даже слишком быстро. Кончаешь в его ладонь, и хочешь повернуться, чтоб поцеловать, может сказать что, но больше всего хочешь повторить, ведь даже двух раз мало, насколько сильно ты сейчас пропал в нём, и скорее всего, второго шанса у тебя не будет. Но кто-то ломится из вне, обламывая всю малину, и Энди, пользуясь моментом, сваливает, скорее всего к себе, потому что сколько ты не искал его в толпе после того, как привёл себя в порядок и вышел в люди, так в итоге и не нашёл. В целом ты не удивлён, ведь он получил именно то, что хотел в моменте, когда увидел насколько ты похож на девчонку, да и ты тоже урвал свой кусок, так что грех жаловаться. И раз уж тебе больше не светит секс, а быть резиновой Зиной ты не планировал, ты напиваешься в щи, трезвеешь и напиваешься снова, чтоб не выходить из этого эйфорического состояния, когда то, что ты говоришь, мало похоже на речь человека, а на происходящее вокруг тебе попросту наплевать.

В комнату возвращаешься, хотя правильнее было бы сказать вваливаешься, уже далеко под утро и шипишь Оливии, закрывая ладошкой рот, чтоб она не ржала и постаралась собирать не все углы с шумом, когда понимаешь, что Энди уже спит. По-хорошему тебе должно быть похуй, но ты от по непонятной причине не хочешь, чтоб он проснулся, пока вы в комнате не одни. Вряд ли он станет рассказывать Лив о том, что вы трахались, да и какая к чёрту разница, ты и сам расскажешь, когда протрезвеешь, потому что обязательно почувствуешь острую нехватку совета по поводу того, что тебе со всем этим делать, ведь ты в отношениях как бы. Да, ты никогда не считал, что любишь Алекса и не пытался подменять понятия и врать самому себе, а с ним вы сильно-то и не сюсюкали ввиду обоюдной не_склонности к нежностям, но всё же раньше ты никого за спиной не обманывал, и тебе нужно пережить перемены, и лучше, если ты будешь с ними не один на один. Лив раздевается, оставаясь в одних трусах и заваливается к тебе, бросив платье у кровати, она пьяна сильнее тебя, хотя {казалось бы, куда} до душа не добредаешь и ты, заваливаясь с ней рядом в чём мать родила. Некоторое время вы шёпотом обсуждаете своих парней, секс и прочие пьяности, а потом ты обнимаешь её и наконец засыпаешь.

К счастью, тебе не снится ничего пошлого и крамольного, что могло бы воскресить твой член из вяло-спящих, породив массу не самых желательных вопросов у твой подруги, начиная от "ты врал, что гей, чтоб залезть ко мне в трусы" до "а что тебе такое интересное снилось, и только рискни соврать, что встал на чупа-чупс с жвачкой во рту у симпатичного продавца из местного конфетного". Конечно, вы бы свели всё в шутку, но (!) даже в шутку ты не хотел изгаляться, потому что не привык заморачиваться, а профессиональным лгунам, как известно, нужно помнить всё и, чтоб не проебаться в итоге, в самых мелких деталях вранья. У тебя же в одно ухо влетело, в другое вылетело, так что подобный вариант ну совершенно тебе не подходит. Как и не подходит вариант вставать сейчас и куда-то плестись в десять утра в выходной, но ты встаёшь и плетёшься, потому что обещал Алексу утренний минет как минимум, раз уж на вечеринку пошёл без него, и плевать, что не идти с тобой он сам решил. Ты отдираешься от кровати с превеликим трудом и с ещё большим трудом осознаёшь себя в зеркале, из которого на тебя смотрит явно перебравший с алкоголем Джокер, подравшийся с Харли Квин за косметичку и бутылку виски. В борьбе ты явно выиграл, но вот итог всё равно был не алло.

Вопреки всем ожиданиям, душ не бодрит, а, наоборот, расслабляет и настраивает на умиротворённый лад, и по возвращении в комнату, ты совершенно точно не хочешь никуда идти. Разваливаешься на так у не убранной кровати и закрываешь глаза, рискуя снова провалиться в сон. Из зоны риска тебя выводит неожиданный хлопок двери и голос Энди, громом отзывающийся в твоей больной голове, - Здарова. - Ты резко подтягиваешь на причинное место сползшее полотенце {можно подумать, тебе нужно что-то скрывать} и садишься на кровати, полностью лишаясь желания спать. Осматриваешь соседа, отмечая, что ему идут спортивные шорты и как красиво блестит чуть взмокшая после пробежки кожа. Он ловит твой взгляд и усмехается, а ты хмыкаешь и отворачиваешься, скидывая полотенце и нарочито медленно роешься в ящике с трусами будто тебе не плевать, во что облачить свою задницу. Одеваешься тоже неспешно, нехуй думать, что ты пытаешься сбежать, хотя сушкой волос ты пренебрегаешь именно по этой причине. В зеркало перед выходом осматриваешь себя максимально критично, и не замечаешь, как сзади тебя возникает Энди, встречаясь с ним взглядом и отшагивая назад, упираешься ему в грудь спиной. Надо было валить, пока есть время, но ты и сам не понял, хочешь ты свалить или всё же намеренно тянешь время, чтоб этого не делать.

+3

13

[NIC]Andy Baker[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/G9N65yb.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]ЭНДИ БЭЙКЕР, 19 y.o.
profession: студент[/LZ1]

Когда ты просыпаешься, разговора не выходит. Отчасти, потому что он крепко спит, а ты не очень хочешь его будить, но а в большей степени, конечно, от того, что он спит в обнимку с абсолютно голой девицей, одной из своих подружек, так тебе хочется думать, по крайней мере. Раньше ты не замечал в нём бисексуальности, но, будем честными, ты вообще не особо хорошо его знал, исключая те пункты, что он мастерски может дерзить, отменно трахается и совершенно великолепно может сойти за красивую девчонку. В конце концов ты просто переодеваешься в спортивные штаны и майку и сваливаешь на пробежку, уповая на то, что к твоему приходу эта девица, которую ты даже не подозреваешь, как зовут, уже проспится и свалит. Бегаешь долго и монотонно, наматываешь круги один за одним, тянешь время, чтобы наверняка. И вот, когда возвращаешься, то понимаешь, что не прогадал.
- Здорова, - ты хочешь казаться совершенно непринуждённым, словно вчера ничего особенного не произошло, но такое ощущение, что выходит не очень, особенно, когда глаза твои запинаются за съехавшее в бёдер полотенце и завитки светлых волос, выбивающиеся из под него прямо в паху. Ты сглатываешь довольно нервно, но при этом улыбаешься, как полнейший идиот. Ты знаешь, что он и не заметит, потому что чувствует себя сейчас примерно так же, ведь ты прекрасно видишь каким взглядом он оглядывает тебя и думаешь о том, что очень удачно недавно снял майку. Усмехаешься, давая понять, что заметил, а после собираешься сделать вид, что теряешь к нему интерес, но уже не можешь оторвать глаз от бесцеремонно оголенного зада, который он, как тебе кажется, и не собирается ещё долго во что-то облачать. Роется в ящике, совершенно игнорируя твоё присутствие, а ты так и застываешь посреди комнаты, как полный еблан. Ты ясно понимаешь, что он нервничает, ты замечаешь это в его мимике и движениях и не сразу понимаешь, как начинаешь нервничать и сам. Сегодня утро воскресенья, куда он ещё может отправиться, как не к своему дружку, капитану футбольной команды. Тебя странным образом подтачивает эта мысль изнутри, пока ты наблюдаешь, как Кэм собирается, изо всех сил стараясь изображать совершенно непринуждённый вид и к самому концу, когда ты понимаешь, что он уже готов уйти и вот сейчас бросает на себя в зеркале последний, финальный взгляд, ты вдруг решаешься. Подходишь сзади и замираешь, как только ваши глаза встречаются в отражении зеркала.
- Куда-то собрался? - он не отвечает, лишь пристально и выразительно смотрит тебе в глаза, да ответ и не нужен, ты сам прекрасно его знаешь. Делает шаг назад, прижимаясь спиной к твоей груди, совершенно неожиданно для вас обоих, а ты всё четче понимаешь, что не хочешь, чтобы он уходил. Ты испытываешь какое-то странное чувство при мысли о том, куда он отправится, едва выйдя за эту дверь, но понимаешь, что не сможешь остановить, если он, и правда, захочет уйти. У него есть парень и, чтобы не произошло между вами вчера ночью, можно списать на блажь момента и алкоголь, хотя, ты прекрасно знаешь, что ни ты, ни он не были настолько пьяны. Он может испытывать к нему какие-то там чувства, просто хотеть быть с ним из каких-то своих убеждений и ты никогда не осудишь его за это. Опускаешь ладони на плечи и чуть сжимаешь, давая понять, что хотел бы его тут удержать, но не слишком сильно, предоставляя ему всё-таки возможность уйти. Он не двигается с места, давая тебе тем самым зелёный свет и абсолютно гипнотизируя своим взглядом из отражения. Ты смотришь в ответ, видя, как заблестели его широко-распахнутые голубые глаза, как только твои руки заскользили чуть ниже по плечам, а затем и по груди. Заползаешь пальцами под ткань, скользишь подушечками по  гладкой белоснежной коже и поникаешь под макушку джинс. Он оказывается возбуждён гораздо раньше, чем ты касаешься его там. Смотришь в отражение, видя, как он кусает губы предвкушая, как темнеет его взгляд, как только ты расстёгиваешь джинсы и касаешься возбужденной плоти пальцами. Откидывается назад, задирая подбородок и, словно, подставляя шею для поцелуев, закатывает глаза и приглушённо стонет от каждого движения пальцев. Ты не сводишь глаз с его отражения, ускоряя движение пальцев, видя, как и он наблюдает за тобой.
- Таким ты мне нравишься гораздо больше - шепчешь, когда он кончает тебе в руку, а затем целуешь, давая понять, что это ещё не конец. Ты готов поспорить, что он подумал, что ты клюнул на него из-за того, что он переоделся в девчонку. Как теперь ему объяснить то, что ты запал на него гораздо раньше, наверное, в тот самый момент, когда он сломал тебе нос?

Отредактировано Yaroslav Gromov (2020-01-29 12:34:41)

+3

14

[NIC]Cameron Collins[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/WPGZDKs.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]КЭМ КОЛЛИНЗ, 19 y.o.
profession: студент, блогер[/LZ1]

Был момент, ты помнишь его чётко, как мечтал смотреть на ваш с Алексом секс в зеркало на потолке, но твою потребность в вуайеризме утолил не он, а тот, с которым ты о таком уж точно мечтать не мог. С Энди ты не мечтал даже заговорить хоть раз в жизни нормально,именно с ним всё в целом и в мелких нюансных частностях получилось гораздо... правильнее? Ты не совсем понимаешь, что значит "правильно" в вопросе тебя и Энди, но точно знаешь одно, что когда он касается тебя, твоё тело выдаёт ту самую реакцию, которой с головой хватает, чтоб забыть обо всём на свете, забить на обещания, на пунктики по поводу вранья, на свои принципы; хватает, чтоб сломаться, вывернуться на изнанку, стать кем-то другим и, вот парадокс, истинным собой хотя бы на пару минут, пока ты, не сдерживаясь, стонешь в голос. Тонкие пальцы проскальзывают под ткань свободных джинс и, почти не ощутимо минуя преграду в виде боксеров, касаются уже весьма крепко возбуждённого члена. Ему не приходится долго тереть лампу, чтоб вызвать Джинни. Ты кончаешь, пусть и не сразу, но довольно быстро и крайне ярко, выгибаясь в спине и до крови прикусывая губу внутри. Инстинкт срабатывает, не травмировать себя больше, хотя получается это, скорее, на самом бессознательном первобытном уровне, потому что сознательного в тебе сейчас нет и в помине. Голова пустая, как мыльный пузырь, и, тебе кажется, что она и ты весь вот-вот взорвёшься и исчезнешь, перестанешь существовать, но этого не происходит.

Ты долго целуешь его уже без всяких зеркал, прижатый к стене и почти готовый отдаться за орешек, но ты прекрасно понимаешь, что дверь не заперта, а тебя ждут, и если не явишься, то пойдут искать с мигалками, и найдут. Останавливаешь сам, хотя очень не хочется, и уходишь в туалет, быстро передёргивая в кабинке ещё раз, но уже чисто технически, не вдаваясь подробно в эмоциональную составляющую, а лишь для того, чтоб яйца не болели. Выглядишь по итогу, мягко скажем, не фонтан, и Алекс это замечает, как только ты заходишь к нему в комнату. Он сидит на кровати спиной к стене, и до того, как ты зашёл, явно читал какой-то спортивный журнал, в которых ты, равно как и в футболе, не разбираешься от слова совсем. Он спрашивает, что с тобой, а потом сам же и отвечает вторым вопросом на первый. Тебе удобно, что он думает, будто ты до сих пор не отошёл от вчерашней пьянки, о концовке которой, где ты падаешь через бортик рандомного автомобиля типа кабриолэт-поедем-куда-нибудь, ему стало известно из тобой же репостнутой сториз. Ты не возражаешь, а лишь одобрительно закрываешь глаза и кладёшь голову ему на колени, слушая не то что бы внимательно, как прошёл его день, как они с парнями сгоняли в город в бар, и тебе ни капельки не обидно, что он не позвал тебя с собой, ты не ревнуешь даже для проформы, ты ведь и сам не плохо провёл время. Не плохо, ха! Очень удобное определение для измены. И утро у тебя началось не плохо, и думаешь ты тоже о весьма не плохих вещах. А ещё о том, какой же ты идиот, что до сих пор не решил вопрос даже в своей голове, потому что впервые понять себя тяжело. Ты сомневаешься в своих чувствах и поступках; ты боишься, что твой сосед или сам, или спелся с теми, кому ты успел наступить на хвост одним своим существованием, а таких, к слову, не мало; ты не до конца уверен, что он с тобой честен, потому что сам в прошлом поступил совсем не на сто баксов. Вопросов много, с ответами же беспорядок.

Просыпаешься уже у себя, за окном глубокая ночь, а ты лежишь поверх пледа, укрытый чужим. Пахнет приятно, ты утыкаешься в него носом, кутаешься, и тебе становится бесконечно уютно. Ты снова засыпаешь, убаюканный теплом и таким родным запахом, и просыпаешься только утром, когда у Энди срабатывает будильник на утреннюю пробежку. Ты вовсе не понимаешь, как можно вставать в такую рань, что-то делать, куда-то бежать, но встаёшь, потому что смысла ложиться больше нет, только изведёшься весь, когда только удастся заснуть, а сосед вернётся и начнёт хождения то в душ, то из душа, то со сборами, то пожрать, то скучно станет. Ты так и проспал в одежде, и она стала совершенно негодной, как и твоя причёска, которая, как и весь ты, совершенно никуда не годится. Собирая сознание в кучу, ты понимаешь, что не годишься не только внешне, но и морально ты всё ещё в полнейшем раздрае. Да и как быть не в раздрае, если вопрос так и остался не решённым, как минимум с самим собой. - Гони плед, мне кровать застелить нужно. - Ты непонимающе смотришь на Энди, стоящего перед тобой с протянутой рукой. Ты не помнишь, чтоб был вообще хоть что-то ему должен, и когда он наклоняется, чтоб выдернуть у тебя из-под жопы плед, ты сначала отшатываешься, а потом хватаешь его за руку, в неожиданно быстром для только что проснувшегося человека движении подминая его под себя. Он смотрит непонимающе, наверное, осознавая, что сегодня придётся пропустить пробежку.

+2

15

[NIC]Andy Baker[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/G9N65yb.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]ЭНДИ БЭЙКЕР, 19 y.o.
profession: студент[/LZ1]

Ты чертовски зол. Где-то во всем этом хаосе ты просто потерял нить происходящего и вот теперь стоишь, подпирая стену плечами, один и чувствуешь себя полнейшим ебланом. Тебе сложно понять, почему он просто оттолкнул тебя и ушёл, ведь ты явно чувствовал его возбуждение, когда вжимал в стену и целовал. Ты не понимаешь смысл в такой мести, если это она, ведь это же совершенно глупо и бессмысленно. Скорее дело в том, что ему было важнее уйти к тому, другому парню, ведь они вместе уже давно, а кто ты такой в самом деле? Тебе сложно его в этом винить, правда, ты понимаешь и больше не злишься, по крайней мере, после нескольких часов у боксёрской груши у тебя больше нет на это сил. Возвращаешься в пустую комнату, хватаешься за учебники, но учёба не идёт. Твои мысли не здесь и не о том, ты скорее в собственных воспоминания, ровно в том отрезке от ночи хэллоуина и до сегодняшнего утра.
Дверь открывается тихо, а ты даже головы не поднимаешь от учебника, делая вид, что очень занят учёбой. Нарочито громко шуршишь страницами, словно что-то ищешь, но через мгновение понимаешь, что вся твоя маскировка ни к чему - по тяжёлым шагам ты быстро понимаешь, что это не Кэм. Поднимаешь глаза и наблюдаешь, как Алекс укладывает парня в кровать и тихо уходит, кидая на тебя тяжёлый взгляд уже в самых дверях. Мнёшься в кровати несколько минут, а потом всё же подходишь и накрываешь его своим пледом. Глупо на него пялиться, по-детски как-то, тебе приходится завалиться спать, чтобы прекратить это делать.
Просыпаешься по будильнику, натягиваешь спортивные штаны, кеды, стараясь игнорировать тот факт, что Кэм тоже просыпается и начинает ворочаться в кровати.
- Гони плед, мне кровать застелить нужно, - подходишь к его кровати, долго и, кажется, даже строго смотришь. - Я спешу, ну же, - наклоняешься, но Кэм блокирует твой манёвр, затягивая к себе в кровать и усаживаясь сверху. Ты смотришь не него удивлённо и немного смущённо, но быстро приходишь в себя. - Сегодня тебе тоже нужно на свидание с парнем? Хочешь, чтобы я тебя снова разогрел? - Поднимаешь бровь и смотришь возмущенно в склонившееся к тебе лицо. Он должен понять, что ты обижен из-за вчерашнего. А ещё... ты ревнуешь? Целый день вчера ты пытался всячески отогнать от себя картины, как его трахает Алекс, трахает сразу после того, как ты ему подрочил, а сегодня они вновь предательски встали перед глазами.
Кэм просто смотрит сверху-вниз и ты думаешь, что вот сейчас он психанёт и слезет с тебя, но парень действует совершенно в противовес твоим мыслям. Склоняется и мягко касается губ губами, заставляя тебя замереть на выдохе, стушеваться, а затем просто отдаться во власть момента. Поначалу ты не понимаешь, что происходит, как он может крутить с вами обоими одновременно, нет, ты не такой уж и правильный, просто не хочешь его делить не с кем, и ты даже готов оттолкнуть его, но это совершенно секундная блажь, ровно до того момента, пока он не присаживается на твой член задом и не трётся о него прямо через ткань. Опускаешь ладони ему на талию, прижимаешь к себе чуть сильнее, хочешь, чтобы он чувствовал, как ты возбуждён. Сегодня ты точно не позволишь ему сбежать на самом интересном месте, у тебя ещё со вчерашнего дня болят яйца и, если он там где-то ебался со своим парнем, то ты даже не дрочил. Расстегиваешь на нём джинсы, пока он стягивает с себя футболку и склоняется, чтобы возобновить поцелуй. Целует уже иначе, с нескрываемой страстью и желанием, жмётся всем телом, ты же больше всего на свете хочешь поменять местами ваши тела в пространстве кровати и взять его быстро и грубо. Сдерживаешься, позволяя ему всё, что он хочет, лишь отвечая на поцелуи и давая волю рукам и, когда, наконец, он опускается задом на твой член и начинает двигаться, ты понимаешь, что ждал всё это время не зря. Стонешь ему в губы, закатываешь глаза, ты даже не пытаешься скрыть, как тебе нравится то, что он с тобой делает. Грубыми ладонями по спине, пояснице, сжимаешь молочно-белые ягодицы пальцами, а затем приподнимаешься, усаживаясь. Так он ещё ближе, двигается менее амплитудно, но гораздо резче. Высовывает кончик языка и касается твоих приоткрытых губ, а ты ловишь его ими, сминаешь жадно, требовательно. Тебе так хорошо в эту секунду, ты оттягиваешь момент разрядки, как можно дольше, позволяя двигаться лишь губам и языку, но он резко сжимается на тебе и ты не выдерживаешь. Горячий стон выдаёшь прямо в губы.

+3

16

[NIC]Cameron Collins[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/WPGZDKs.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]КЭМ КОЛЛИНЗ, 19 y.o.
profession: студент, блогер[/LZ1]

Опускаешься на его член, сжимая бёдрами бока и упираясь ладонями в грудь. У него красивое рельефное тело, тебе приятно касаться его поцелуями, возбуждая его сильнее, и возбуждаясь самому. Первый раз подаёшься пробно, ведь до этого с ним не ты был сверху, ты не знаешь его тела в таком ключе, но отдача весьма однозначно мотивирует тебя продолжать. Быстро входишь во вкус, понимаешь прелесть управления процессом и контакта взглядов не через стекло, всё вживую, не на экране зеркала, отражённое и преломлённое, а с натуры, красиво и целостно. Он стонет под тобой, когда увеличиваешь скорость с робких и не несмелых, наращивая амплитудность, насаживась на всю длину и сжимаясь, заставляя его выгибаться в спине и подаваться в тебя бёдрами. Без контакта долго не выдерживает, отталкиваясь от кровати и прижимаясь грудью к твоей. Хочет ближе быть, целует, сжимает ягодицы в чуть влажных ладонях, скользит по спине выше, поглаживая и на контрасте впивая пальцы в тонкую кожу непроизвольно. Тыкаешься головкой члена в мускулы пресса на животе, напряжённые и ярко ощутимые чувствительной головкой, и даже не собираешься себя трогать, чтоб кончить. Тебе и не нужно, ты кончаешь следом за ним с небольшим интервалом, выгибаясь в спине и утыкаясь носом в шею за ухом.

На занятия ты не идёшь, решив доспать то, что не доспал стараниями Энди, да ладно, вашими общими стараниями, и, когда он всё же поддаётся велению совести, одевается и уходит, ты падаешь лицом в подушку и мгновенно отрубаешься, вымотанный до нуля. Тебе абсолютно ничего не снится, и несколько часов, как ты потом поймёшь по настенным часам, проходят, как несколько минут. Пробуждение происходит резко, и на мгновение ты перестаёшь дышать, подскакивая на кровати и встречаясь взглядом в налитыми от злости кровью глазами Алекса. Он не подходит к тебе, лишь смотрит несколько секунд ненавидящим взглядом чуть выше твоей головы, и ты не выдерживаешь этого напряжения, осторожно, почти неслышно задавая повисший в воздухе вопрос. - Что происходит? Алекс, что с тобой? - Делаешь неловкую попытку встать, подойти к нему и успокоить, как ты обычно делал, когда его обуревал гнев, а выплеснуть эмоции на поле не было возможности. Твоя близость всегда работала, но сейчас он не позволяет даже с места тебе двинуться, указывая пренебрежительным и несколько брезгливым жестом, чтоб ты сел на место и даже не пытался рыпаться в его сторону.

- Происходит то, что ты идёшь нахер, Коллинз. И уебана своего тощего прихвати, раз уж вам по пути. - Алекс делает шаг назад и вталкивает в комнату Энди, вместо лица у которого месиво, в котором ты на первый взгляд не можешь понять, откуда идёт кровь. Тебе кажется, что отовсюду. Внутри всё холодеет, а к горлу подкатывает тугой ком, сглотнуть который ты пытаешься и пытаешься, хотя всё тщетно. - Думаю, ему хватило, чтоб врубиться, а если нет, то милости прошу. А тебя я чтоб больше не видел, понятно? - Ты подхватываешь опасно накренившегося Энди за талию, не давая упасть, в то время, как Алекс бросает на тебя очередной полный ненависти взгляд, хотя тебе и слов было вполне достаточно, и громко хлопает дверью уже на закрытие, обозначая тем самым жирную точку в вашей истории. Ты сейчас совершенно не думаешь об этом, тебе бесконечно страшно за Энди и ты дико на него зол за то, что он решил провернуть просвещение Алекса в одиночку, даже не посоветовавшись с тобой, хочешь ты или нет. И всё же волнение превалирует, и ты затыкаешь фонтан обид, берёшь себя в руки и доносишь его до кровати, пусть и не без труда. Завтра тебе это аукнется, но эту проблему ты будешь решать по мере возникновения,

В твоей аптечке нихрена нет, кроме нескольких пачек обезболивающего, которое ты прихватил у сестры, когда был дома, на случай грандиозной пьянки, после которой вместо головы чудесным образом материализуется треснутый арбуз. Насильно впихиваешь её протестующему Энди, и убегаешь искать по этажам что-то для обеззараживания, и находишь лишь початую бутылку элитного виски, которую выкупаешь за полсотни у студента-первокурсника. Деньги тебя не волнуют, ты и сотню, и две отдал бы за бутылку самой хуёвой водки. лишь бы в ней был спирт. Ваты у тебя тоже нет, но бегать ещё полчаса, теряя время, ты не хочешь. От чистой футболки отрываешь кусок и сквозь подавляемые крики боли, сжав Энди в тисках рук и колен, касаешься ран тканью. Постепенно, очищая его лицо от крови, ты понимаешь, что повреждения минимальны, а учитывая габариты и возможности Алекса, он его, считай, просто неаккуратно погладил в рамках обмена нежностями. - Замолчи и хватит брыкаться! Никто не просил тебя идти и нарываться на кулаки, идиота кусок! - Тыкаешь свеже смоченной тканью в самую большую рану над бровью и долго не отнимаешь, заставляя его орать в голос. Рот затыкаешь ладонью, и держишь, пока он не заткнётся, чтоб не собрать у себя в комнате весь корпус. - Если кто-то из преподов или из администрации узнает, что ты подрался с Алексом, тебя попросят с вещами на выход. И плевать, что ты даже пальцем его тронуть не успел. Придётся тебе забыть о пробежках, занятиях и прочей лабуде, ясно? Я хоть высплюсь. - Небольшой урок в рамках большого мстительного процесса, как ты понял, он вполне усвоил, потому что притих, всхлипывая по инерции и совсем тихо. Тебе его даже жалко, хотя волнение и отступило, давая тебе возможность в полной мере насладиться злостью на этого безмозглого валенка. Спать уходишь к Лив, оставляя его одного с ночью на подумать.

+3

17

[NIC]Andy Baker[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/G9N65yb.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]ЭНДИ БЭЙКЕР, 19 y.o.
profession: студент[/LZ1]

Снова одеваешься и оставляешь его одного, досыпать в собственной кровати. Завтракаешь, слоняешься какое-то время по коридорам, а затем идёшь на занятия. В зал идёшь скорее на автомате, надеваешь перчатки и застываешь перед снарядом, проваливаясь в плотный вакуум мыслей. Тебе нужно многое обдумать, а так же понять, как ты вообще оказался в подобной ситуации. Теперь, когда всё это зашло довольно далеко, ты хочешь ясности и тебя невероятно злит то, что ты не можешь её добиться. Кэма все, вроде как, устраивает, тебя же бесит просто до трясучки, которую не возможно ничем унять. Ты знаешь, что способен возбудить его за пару секунд и он смотрит на тебя так, что совершенно выдаёт то, что запал, но при этом всё равно продолжает возвращаться к тому, другому парню. Он явно ходит к нему не просто поболтать и скромно посидеть рядом на одной кроватке. Однако, при этом ты абсолютно уверен, что Кэм не испытывает к Алексу каких-то там великих и светлых чувств, иначе он не поддавался бы так с лёгкостью на твои провокации, не отвечал бы с такой жадностью и отдачей. А, если ему на него плевать, то почему он не сделает, наконец, выбор? Ну, или, на худой конец, не выберет какую-то другую тактику, если сомневается в тебе, а не продолжит трахаться одновременно с вами обоими. Ты способен понять его сомнения и недоверие, ведь в ваши отношения как-то не заладились с самого начала, но то, что происходит сейчас, нет.
- Ты так и собираешься болтаться тут, как кусок дерьма, или всё же займешься делом? - знакомый и не особо дружелюбный голос врывается в твою, до предела загруженную голову, заставляя тут же напрячься. Ты буквально чувствуешь тяжёлый взгляд Алекса на себе, прямо где-то между лопаток, но оборачиваться не спешишь. - Ты что оглох, придурок?
- Тебе, что мало объектов для избиения? Их здесь несколько, - наконец, поворачиваешься и усмехаешься парню прямо к лицо. - Выбери вот тот, в углу, что подальше от меня, если я тебя так раздражаю. - Ты не знаешь, чем вызвал у него такую неприязнь. Может, всё дело в том, что он догадывается о чём-то, ведь ты до сих пор не в курсе, как тогда удалось твоему соседу объяснить ему свою покусанную губу и тот стояк, с которым он тогда от тебя ушёл? Или его просто бесит, что ты живешь в одной комнате с его парнем? Или, что ещё проще и очевиднее, ты просто сам бесишь его, без каких-либо веских причин? Ты понимаешь, что никогда не узнаешь причин этого наезда, да это, в сущности, не так уж и важно, главное, ты понимаешь свои эмоции, осознаешь то, почему у тебя так пригорает в этот момент. Нет, вовсе не потому, что он продолжает тебя оскорблять и указывать на какое-то твоё место, где в самом конце иерархической цепочки. Он твой соперник, вот и всё. Личные мотивы всегда сильнее какой-то интуитивной неприязни. Ты ненавидишь его за то, что Кэм возвращается к нему раз за разом и ты знаешь, что вернётся снова. Ты едва сдерживаешь гнев, из последних сил подавляя желание просто дать парню в морду и плевать, что он старше тебя, на голову выше и гораздо сильнее, плевать, что ты потом огребёшь. Пожалуй, единственное, что останавливает тебя в этот момент, это мысли о Кэме и о том, что у него могут быть проблемы. А вот Алекса не останавливает ничего. Он унижает тебя с удивительной лёгкостью и определенной долей непринуждённости. Ты не понимаешь, от какой конкретно фразы срывает чеку, но после себя уже не контролируешь. Не возможно удержать гранату от взрыва, если уж ты пнул её ногой и предварительно "позаботился" о предохранителе. - Ты такой крутой, Алекс. Ты почти идеальный. Вот только я, полное убожество в твоих глазах, трахаю Кэмерона и уже давно трахаю,- выпаливаешь на одном дыхании, буквально выплевываешь ему в лицо. В первые несколько секунду внутри у тебя всё холодеет, как только ты понимаешь, ЧТО только что сказал. Встречаешься глазами с наливающимися чернотой собеседника и тут же храбришься. Назад дороги всё равно нет, ты подумаешь об этом после, а пока нужно высказать всё до самого конца. - Теперь он мой, понял? Так что отвали, - идешь в ва-банк, деля вид, что всё давно решено и бьёшь первым. Бьёшь не особо удачно, хотя синяк там всё же будет, ты уверен, а вот что останется от тебя к концу разборок, вопрос очень даже спорный. Уворачиваешься, но все равно пропускаешь и того, одного раза, достаточно, чтобы ты слегка потерялся в пространстве и получил, как следует. Он бьёт тебя раз за разом, а ты уже не особо защищаешься, думая о том, что пусть выместит на тебе всю злость здесь и сейчас, а для Кэма её не останется.
Удивительно, но у него всё же есть какие-то внутренние стопы. В какой-то момент, он останавливается, а потом просто тащит тебя куда-то за собой. Грубо прислоняет к стене, что-то цедит сквозь зубы, видимо, давая понять, чтобы ты не смел сдвинуться с места. Хотя, ты итак не собирался проворачивать ничего подобного, тебе просто пофигу сейчас, где находиться в данный момент времени. Грубые слова ловишь лишь краем уха, а смысла не улавливаешь вообще. Мозг запоминает их, чтобы осмыслить позже, откладывает где-то в памяти, как это бывает с пьяными, но допуска не даёт. Плевать. Всё это после, а теперь ты в чьих-то теплых и нежных руках, но совсем ненадого. Лежишь долго, почти проваливаешься в совершенную темноту сна. Реальность возвращается к тебе с болью. Разум проясняется постепенно, с каждым касанием полотенца к ранам на лице и через несколько минут ты уже способен понять, что рядом с тобой Кэм и, что орать не стоит.
- Если кто-то из преподов или из администрации узнает, что ты подрался с Алексом, тебя попросят с вещами на выход. И плевать, что ты даже пальцем его тронуть не успел. Придётся тебе забыть о пробежках, занятиях и прочей лабуде, ясно?
И о тебе.
Ты смотришь на него не отрывая глаз, всё ещё тихонько поскуливая от саднящих, растревоженных ран и очень хочешь попросить остаться рядом, но он уходит раньше, чем ты собираешься с силами, чтобы открыть рот. Переворачиваешься на бок, засыпаешь, но спишь тревожно и очень беспокойно. Ты не знаешь куда он ушёл и почему не возвращается. А вдруг он опять ушёл к нему. К чему тогда все эти мучения, если всё останется по-прежнему? Он приходит утром, садится рядом, на краешек кровати и не спешит заговорить с тобой первым, хотя, понимает, что ты уже не спишь.
- Ты снова был у него? - Тебе ничего не известно о их отношениях. Быть может Кэмерон имеет на Алекса какое-то влияние, а Алекс настолько ведом, что поверит ему и просто, в конце концов, сделает вид, что ему плевать. - Если он тебе так важен, я пойду и скажу ему, что выложил всё это лишь для того, чтобы вывести из себя.

Отредактировано Yaroslav Gromov (2020-01-29 12:35:57)

+2

18

[NIC]Cameron Collins[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/WPGZDKs.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]КЭМ КОЛЛИНЗ, 19 y.o.
profession: студент, блогер[/LZ1]

- Пойдёшь со мной на классы актёрского? - Лив не смотрит на тебя, увлечённая чулками, психует на неудобные застёжки, и тебе приходится отказаться вслух, придумав какую-то максимально голимую отмазку, хотя предпочёл бы всё же просто отрицательно помотать головой и, чтоб избежать неудобных вопросов, смыться в душ. Ты выдаёшь ту дичь, что выдаёшь, и всё же уходишь, прекрасно понимая, что она ни одному твоему слову не поверила. Коридор проходишь быстро, чуть ли не пробегаешь, и в свою комнату заходишь полный уверенности, что выскажешь сейчас ему абсолютно всё, может ещё сверху понадаёшь по поджившим щам, чтоб не принимал подобных решений в обход тебя, но когда видишь худую спину, нервно подрагивающую лопатками от резкого хлопка двери, вдруг теряешь всякую решимость орать на него. В общем и целом, если не брать конкретные точечные случаи в виде исключений, ты всегда предпочитал личный комфорт, не задумываясь о комфорте других, и раньше бы просто вылил ушат накопившегося дерьма и пнул бы пяткой в зад, но вместо этого просто садишься на край его кровати и смотришь себе под ноги, понимая, что кроме той самой гневной, в качестве альтернативы ничего не заготовил. Первым тишину нарушает Энди, чуть поворачивая голову, и ты замечаешь здоровенный синяк у него на скуле, когда всё же отвлекаешься от своих кроссовок на его голос.  - Ты снова был у него? - Смотрит испытующе, а ты молчишь. - Если он тебе так важен, я пойду и скажу ему, что выложил всё это лишь для того, чтобы вывести из себя.

- Какой ты наивный. - Усмехаешься как-то совершенно не весело, сжимая в ладони, которой будто бы ищешь точку опоры, тот самый плед, в который кутался некоторое время назад. Теперь ты понимаешь, что тем запахом, который ты принял за родной, пахнет Энди, и мозг тебя как-то недобро обманул. - Алекс никогда в жизни не поверит, что ты соврал. Он уже сложил твои слова и моё поведение в пазл, так что сиди и не отсвечивай, понял? - Тебя почему-то бесит, когда он начинает лезть в твою жизнь, считая, что имеет на это право, но ты снова не кричишь на него, и вместо этого лишь встаёшь и уходишь туда, откуда пришёл, так и не облегчив ни душу, ни совесть перед самим собой. Тебе совершенно не нравится, как Энди влияет на твою жизнь, как он распоряжается ею, и больше всего тебе не нравится то, что ты сам не в состоянии ничего с этим сделать. Ты не можешь утихомирить его, послать нахуй или попросить больше к тебе не подходить, ведь стоит тебе только поставить рамки, ты тут же сам захочешь их преступить. Тебе гораздо проще уйти, чем объясняться с самим собой, с ним тоже не лучше, и ты уходишь в нейтральные вод с надеждой, что цепкая пиранья, способная раскрутить тебя на любые откровения, окажется вне твоей зоны максимального дискомфорта.

и правда не оказывается в комнате, она, скорее всего, как и говорила, отправилась покорять актёрские классы, и комната была в полном твоём распоряжении. Соседки у Лив не было, ею была Мэг, пока не съехалась с парнем, а новую так и не подселили, хотя и собирались. И даже в этом спокойствии ты не находишь себе места, не понимая, как себя приладить к этой реальности. Снимать видео тебя не прёт, хотя твоя личка забита гневными сообщениями приблизительно одинакового содержания, смысл которых можно уложить в один единственный вопрос: "а не охуел ли ты?". Но тебе плевать, ты не хочешь заниматься съёмкой или монтажом, прекрасно понимая, что в таком поганом пиздострадательном настроении ты не сделаешь ничего путного, а гнать порожняк ради денег и просмотров тебе никогда не нравилось. Ты меряешь шагами комнату, пытаясь заниматься, чтоб подтянуть материал, который ты пропустил, а поняв, что путное в голову не лезет, садишься мочить монстров в так любимой твоей подругой русской игрульке. Тебе наскучивает на середине, когда ты сталкиваешься с противником, которого не можешь одолеть, и выключаешь комп, возвращаясь к измерению комнаты шагами. На пятом круге ты усилием воли останавливаешь себя, и решаешь сделать хоть что-то, для начала немного привести себя в порядок и переодеться из спальных шорт и футболки во что-то поприличнее. Ты лезешь в шкаф Лив, где хранишь свои вещи на всякий случай, и утопаешь в куче приятно пахнущих ещё духами вещей. - Хм, почему нет. - Ловишь себя на крамольной мысли, и даже не пытаешься остановиться. - Я же актёр, вдруг придётся. - Убеждаешь сам себя, перебирая платья подруги и останавливаясь наконец на кэжуальном сером, которое прекрасно тянется и налезет даже на любительницу пончиков и тортов Бри, к которой ты часто бегаешь, если хочется сладкого среди ночи. Бри крутая и у неё всегда есть заначки, что весьма и весьма удобно.

Ты не делаешь ничего сложного, что не смог бы любой, кто хоть раз пробовал, хотя ты никогда и не думал, что тебе нужно быть девчонкой, вести себя, как девчонка или одеваться, как девчонка. Конечно, ты гораздо нежнее большинства парней, у тебя мягкая кожа и миловидное лицо, ты пахнешь приятно и не ведёшь себя, как альфа самец, разглядывая сиськи и задницы каждой мимо проходящей особы, но ты никогда не жеманничал, не красился без повода и не коверкал голос в несносной голубой манере, пытаясь как-то выделиться и привлечь к себе тем самым побольше внимания. Тебе нравилось быть парнем, но сейчас ты собой быть не хочешь, тебе нужно перейти черту, выйти из зоны комфорта, отвлечься, поменять полюса наконец. Ты находишь у Лив то, что на тебя точно влезет, выбираешь парик из множества имеющихся в арсенале твоей подруги и слегка подводишь глаза, делая акцент на помаду. Тебе нравится, как на тебе сидит короткое серое платье и длинные волосы, на несколько оттенков темнее твоего собственного уже не кажутся тебе чем-то глупым. Критично осматриваешь себя в зеркало, отмечая, что в этом образе тебя от себя уж точно не воротит. Регаешь акк в Тиндере, выкладываешь туда получившееся сэлфи и забываешь о своём поступке, как только выключаешь камеру. Смываешь макияж и полностью отключаешься от происходящего, укладываясь на кровать с новой книгой Стивена Кинга, руки до которой доходят только сейчас, когда на пороге комнаты Лив появляется твой сосед. - Тебя кто-то звал? - Внутренне ты удивляешься, что он нашёл тебя, что припёрся, да и зачем, ты ведь определённо дал понять, что видеть его сейчас для тебя не самое приятное предприятие. Внешне же ты спокоен, даже слишком, учитывая твой тон. Тебе сложно простить его за то, что он лишил тебя стабильных отношений, хотя в целом, он огрёб за свой длинный язык и без твоих пассивно-агрессивных методов воспитания.

+3

19

[NIC]Andy Baker[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/G9N65yb.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]ЭНДИ БЭЙКЕР, 19 y.o.
profession: студент[/LZ1]

- Алекс никогда в жизни не поверит, что ты соврал. Он уже сложил твои слова и моё поведение в пазл, так что сиди и не отсвечивай, понял? - Лишь поджимаешь губы, тебе не приятно это слышать, но ты терпишь. Вот только совсем не ясно, говорит он так потому, что ему жаль потерять этого качка-переростка или все же от обиды, что ты сделал все это за его спиной. И ты решаешь, что скорее первое, чем второе. Он отвечает тебе так, словно, Алекс, и правда, значил для него гораздо больше, чем ты мог подумать. В этот момент, глядя на, как он сжимает руки на коленях и явно злится, ты вдруг чувствуешь себя полнейшим идиотом. И надо бы извиниться, но и ты в свою очередь тоже чувствуешь на него злость. Зачем вообще нужно было тогда морочить тебе голову, зачем нужно было поддаваться? Ты не понимаешь. И если первый ваш секс в туалете можно списать на алкоголь и тупо какую-то случайность, то вот второй уже нет. Молчишь, чувствуя, как закипаешь внутри, отводишь глаза, жмешь руки в кулаки. Тебе хочется высказать ему всё и, когда ты почти собираешься с мыслями, а он просто вскакивает и убегает, громко хлопая дверью.
- Вот ещё. Подумаешь, - снова укладываешься на бок и залезаешь под плед почти с головой. Ты даёшь себе слово, что не побежишь за ним, ни за что не побежишь. Глупо было вообще затевать это всё. Он просто именно такой, каким ты его увидел в первый день вашего знакомства: избалованный и капризный, как девчонка.
Ты лежишь час, два, три, сон к тебе не идёт и ты сам не можешь понять как твои собственные мысли тебя предают. К вечеру ты начинаешь чувствовать себя виноватым. Вылезаешь из кровати и долго бродишь по вашей с Кэмом комнате, ждёшь его, но он все не приходит. Ты не можешь понять почему тебе так важно, что он о тебе думает. Девятнадцать лет было без разницы на всех окружающих, а тут вдруг засосало под ложечкой тревожно и противно. Ты и сам не заметил, как он проник в твое личное пространство, в твои мысли, как занял там настолько много места.
- Да где его носит? - Ты не уверен, что он вообще сегодня придёт ночевать, а тебе вдруг так стало необходимо с ним поговорить, что ты психуешь от собственной беспомощности. Обходишь все возможные места и только тогда вспоминаешь о его подружке, имя, который ты так и не знаешь. Через минут десять, тебе указывают на ее комнату, но ты не сразу решаешься туда постучать. Если Кэма нет там, то путь один - к Алексу, а туда ты точно ни ногой, ты никогда не позволишь себе так унижаться.
Видишь его и твое сердце вдруг пропускает удар. Он явно не ожидал тебя тут увидеть, ты понимаешь это по взгляду, который он кидает на тебя, отрываясь от книги.
- Тебя кто-то звал? - Пожимаешь плечами, ты и сам не уверен, что стоило сюда идти, но к кровати все же подходишь. Смотреть на него не просто, ты решаешься не сразу, как и говорить. Тебе не просто перед ним извиняться, кажется, ты это делаешь сейчас впервые в жизни и начать совсем не просто.
- Это получилось случайно. Я не искал с ним встречи первым и уж точно не собирался рассказывать о нас. Так вышло, - ты придирчиво изучаешь свои колени, сидя на краю кровати, тебе всё ещё трудно смотреть на Кэма, боишься, что увидишь осуждение или неприязнь и расстеряешь все слова. Конечно, ты большую часть фактов, которые могли бы тебя оправдать. Ты не говоришь Кэму о том, что Алекс затеял разборки первым и совершенно на пустом месте, как оскорблял и пытался указать на одно ему понятное место. Все это потому что оправдываться ты не собираешься, а вот извиниться очень. - Извини, наверное, я все испортил. - Он молчит, а ты не понимаешь, что у него на уме и тогда решаешься посмотреть в лицо напротив. Его широко распахнутые голубые глаза встречаются с твоими и тогда ты понимаешь, что ничего кроме удивления и расстерянности в них нет. Ни гнева, ни насмешки, ничего из того, что ты ожидал. Вдруг думаешь о том, как давно не был так близко от него, не смотрел, не имел возможности коснуться. Ты соскучился по нему, а понял это только сейчас.
- Это что? - касаешься большим пальцем нижней губы. - Помада? - Убираешь руку, вдруг понимая, что задаешь совсем не те вопросы и по-хорошему тебе стоило вообщё бы сделать вид, что ты ничего не заметил и свалить, но не выходит. Тебя цепляет, цепляет как-то болезненно и совсем не правильно. - Погоди, это здесь ты провёл сегодняшнюю ночь? И тогда, после Хэллоуина... Вы были в одной кровати и абсолютно голые, полагаю, - поджимаешь губы и уже не смотришь на него. Да и чего ты ждал собственно? Вы друг другу никто и предъявлять ему ничего ты совершенно не в праве. Какое ему вообще дело до твоих чувств? - Знаешь, иногда мне кажется, что тебе просто всё равно с кем, - разворачиваешься и уходишь, тихо, даже не хлопнув дверью.

Отредактировано Yaroslav Gromov (2020-01-29 12:36:54)

+2

20

[NIC]Cameron Collins[/NIC] [STA] [/STA] [AVA]https://i.imgur.com/WPGZDKs.png[/AVA] [SGN] [/SGN]

[LZ1]КЭМ КОЛЛИНЗ, 19 y.o.
profession: студент, блогер[/LZ1]

Он садится рядом, и ты мысленно прогоняешь возможные варианты предстоящего диалога, начиная от просьбы занять денег, до попытки залезть к тебе в трусы, но ты оказываешься многократно не прав в своих домыслах. Он мнётся, будто кислый лимон, выжимая слова оправдания, почему он взял на себя ответственность за вас обоих, хотя вы, сука, чужие друг другу люди, а потом извиняется, и это действительно удивляет тебя. Ты думал, что он попросту не умеет, слишком горды, а переступить через себя и признать, что не все принятые им решения верные, максимально выше его сил. Он будто приоткрыл одну из своих скрытых дверей, куда абы кого не пускают, и вдруг снова захлопнул, сквозанув претензионным тоном и холодным взглядом. - Это что? Помада? Погоди, это здесь ты провёл сегодняшнюю ночь? И тогда, после Хэллоуина... Вы были в одной кровати и абсолютно голые, полагаю. - До тебя не сразу доходит, о чём он вообще говорит. Какая помада? Какой Хэллоуин? И кто такие "вы"? А когда соображаешь, тебя забирает праведное негодование. Это он сейчас о тебе и Лив, только что там в этой дурной голове сложилось воедино? Ты для себя уложить никак не можешь, но тут он собирает остатки своей дерьмодедукции и выдаёт рецензию на объект, - знаешь, иногда мне кажется, что тебе просто всё равно с кем. - И тут начинает забирать и тебя, от злости за его скоропалительность в выводах; от обиды за то, что он может считать, что ты шлюха, готовая лечь под кого угодно, кто даст; и больше всего от того, что не можешь парировать. Ты смотришь на него минуту, пытаясь уловить хоть какой-то намёк на шутку, пусть тупую, пусть издевательскую, но это было бы гораздо логичнее чем тот бред, что он несёт. Резко отнимаешься от подушки, комкая в руках книжные страницы, но он оказывается быстрее, ведь он знает, что сделает, а ты импровизируешь.

- Да какого хуя ты себе позволяешь? - Только и успеваешь сказать ты, и почему-то тебе нравится то, что ты сейчас увидел. Ты увидел неподдельные эмоции, и чтоб решиться у тебя всего несколько секунд, потом ты можешь начать соображать и анализировать удобоваримость своих поступков, и момент истины будет упущен. Не исключено, что без права возврата и ты срываешься босиком, с размазанной помадой, растрёпанный и раскрасневшийся. Пытаешься догнать его в коридоре, задевая плечами идущих с занятий ребят и даже не извиняешься, тебе глубоко похер, что они подумаю, а вот то, что он себе придумал, тебя, какого-то хрена волнует до трясучки. Догоняешь на повороте, хватаешь за шкирку, разворачиваешь к себе резко и целуешь без лишних слов прямо при всех. Тебе сейчас настолько всё равно, что кто-то смотрит, да на тебя и без того смотрят постоянно. Тем более в последние дни твоих отношений с Алексом все прекрасно поняли, кто ты есть, ведь вы сидели разве что не в обнимку в кафетерии, и ты даже начал ходить на его скучные тренировки, куда раньше и не думал даже соваться. И всё же люди смотрят, говорят, кто-то ржот, называя педиком, а ты просто растворяешься в моменте и теряешь возможность что-либо принимать из вне. Мир вдруг сузился до одного единственного человека, который реально имеет значение, а всё остальное начинает обретать форму только лишь тогда, когда ты отрываешься от его губ. Он смотрит на тебя не понимающе, - ты чего? - Мямлит как-то совершенно неуверенно, но отстраняться или отталкивать тебя не спешит, и вот вы, как два кромешных дурака, стоите и смотрите друг на друга, не решаясь шевелиться.

С тебя первого спадает оцепенение, и ты берёшь его за руку и ведёшь за собой в комнату. Ты сейчас не хочешь трахаться, ты хочешь говорить, спрашивать, доверять, касаться, целовать даже чаще, чем говорить и спрашивать, а потом уснуть рядом и проснуться наконец без стекла в голове. В тебе будто сменились ориентиры, ты наконец почувствовал то, что не чувствовал раньше ни с кем и никогда. Ты смотришь на него совершенно другими глазами, ведь наконец доходит, что он тебя ревнует, а ревность на пустом месте не появляется. Он не похож на собственника, которому нужно завоевать и держать при себе, это, скорее, про тебя, и, скорее, про тебя того, который прибрал к рукам Алекса у его девушки. Дверь за вами закрывается и темнота поглощает всё вокруг. Но тебе совершенно не нужно его видеть, ты чувствуешь и слышишь ровно то, что важно. Ты чувствуешь, как дрожат его руки и как звоном в ушах раздаются нестройные сбивающиеся ритмы пульсирующей крови. Сердце выходит за рамки возможностей, и ты тянешь Энди к себе, прижимая так сильно, чтоб он тебя услышал. Такие глупости, о которых ты раньше любил пошутить, необоснованные жесты и желание не только физической близости тебя пугают, и ты не хочешь скрывать этого. - Ты пугаешь меня, придурок. - Честно, как на духу, признаёшься ему тихо на ухо, обнимая сильнее, словно он сбежит, стоит только ослабить хватку. Романтик из тебя такой себе, из него ещё хуже, как тебе кажется, но хоть не стыдно быть неуклюжим. Тебе вообще не стыдно, если уж быть честным.

И ты хочешь.

Хочешь ему не врать.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ты будто вообще не с лестничной клетки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC