внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
– Мм, что? Нет, – я медленно, словно задумчиво, отвожу взгляд от окон, задерживаясь вниманием на размытой точке у горизонта, прежде чем...читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » .мы зажгли огни, во вселенной только мы одни


.мы зажгли огни, во вселенной только мы одни

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


https://i.ibb.co/kHTHG2N/1.gif https://i.ibb.co/zVyRrp8/ac27991aa4507594b8da818dea744598.jpg https://i.ibb.co/2hhJLtH/tumblr-6fc05ca9bd6c2fd08b7d072fbc6f31cd-c958ffa2-400.gif
Russell Crowe & Jesse Lewis
march, 2018
jesse's apartment

Отредактировано Jesse Lewis (2020-02-15 19:13:13)

+2

2

Рассел раздавлен, его душа трупом на дно, вместо цемента – алкоголь, чтобы не нашли_не спасли_не вытащили из мрака этого. Друзей полно [на самом деле двое только], но и от них тошно. Легче притворяться, что всё в порядке в одиночестве, чем в лицо правде смотреть с кем-либо. Чёртов март, чёртова жизнь. Ботинки погрязли в слякоти – чавк-чавк-чавк – весь путь до магазина и обратно. Рассел начал дома с бутылки пива и продолжил в ближайшем баре. Не самый лучший, потрёпанный и с сомнительной репутацией, совсем как он. Пьёт в одиночестве дрянное пиво. Лучший алкоголь для него сейчас как моча, но он продолжает пить и разрушать себя.

Рассел давно потерял счёт времени. Жизнь превратилась в один нескончаемый рабочий день. Рассел не задавался вопросом, что будет после, а надо было. Казалось, что самое страшное уже случилось, когда его дочь пропала. Но тогда стать лучше должно было, но лучше не стало ни потом, ни сейчас; ни когда они праздновали день рождения дочери в больнице, ни когда наконец забрали её домой. Лучше не стало, а могло ли хуже стать? Да. Нет. Рассел не знал. Но ведь стало?

Кэрол забрала Кристи в другой город, в другой штат, в другую жизнь без него. Бросила его, оставила, вычеркнула из лучшей жизни, в которую он, по её мнению, не вписывается. Рассел не понимал и не мог простить, поэтому пил. Он мог звонить дочери по вечерам между пятью и девятью вечера. Поэтому в 5:30 он звонил дочери, в шесть садился подписывать документы о разводе, которые прислал ему адвокат Кэрол, в 6:30 убирал неподписанные документы обратно в ящик стола и открывал первую бутылку. Обычно Рассел пил пиво. Так он мог пить дольше, напиваться медленнее и не чувствовать себя алкоголиком, но иногда это была лишь прелюдия к более крепким напиткам. Как сегодня.

Разум подсказывал, что нужно позвонить хоть кому-нибудь (или это был алкоголь?), чтобы не переживать всё одному. Но Рассел упрямо выключил сотовый, заказывая первую рюмку водки. Обычно он не напивается в баре, обычно он выпивает дома и ложится спать, но жена уехала, а больше некому урезонить его, не для кого оставаться вменяемым и надёжным. Кроу опрокидывает первую рюмку и за ней, не закусывая, вторую_третью. Бармен потерял надежду на чаевые ещё до прихода Рассела, но всё же предлагает ему заказать картошку фри или хотя бы не глотать водку словно шоты. Рассел отмахивается от обоих предложений сразу. В горле жжёт, в животе пьянеют бабочки. Это ложь, что бабочки в животе умирают – они просто мутируют и начинают пожирать вас изнутри, демонами именуясь. А были ли бабочки?

Время почти двенадцать и для человека, который начал ещё в семь, Кроу неплохо держится. Он опрокидывает в себя очередную рюмку, пытаясь с мыслей о дочери на работу переключиться. Частный детектив, да? В сериалах это такие брутальные мужики, что расследуют сложные_опысные дела в одиночку, пьют только виски и снимают трусы с женщин одним взглядом. Допустим, последнее Рассел тоже умел [когда-то; давно не практиковался], но кому как не бывшему копу знать, что в сериалах и жизни мало общего. Сложные интересные дела на экране – просьба узнать изменяет ли муж в жизни. Рассел сегодня просидел пять часов в машине, испражняясь в пустой стакан из-под Колы. Не думал он, что ещё будет делать так в свои сорок. Пришлось сказать женщине, что ей изменяет муж. Пришлось показать ей фотографии и чувствовать себя так, словно за изменой был пойман он сам. Вроде повидал всякого, но не изменял ни разу и на измену реагирует остро, несмотря на наследственность. Возможно, из-за матери. Не помнит, но догадывается, каково быть любовницей копа, матерью сына его внебрачного, и даже права не иметь на похороны явиться. К чёрту это. К чёрту всё. Рассел ещё одну рюмку пустой делает.

Рядом незнакомая девушка вырывает локоть из рук более пьяного, чем он. Рассел с удивлением прислушивается к змейке совести, огню праведному_справедливому в душе. Нужно защищать слабых – говорила ему мать в детстве, учила морали, как учили большинство детей. И кем он должен был стать с таким воспитанием? Точно не нефтяным магнатом. Рассел выжидает ещё секунд пять, но никто не хочет вмешиваться и вмешаться приходится ему.

Результат вмешательства не телефон прекрасной незнакомки, а будущий синяк и просьба покинуть бар. Рассел забирает недопитую бутылку и себя. Он и так задержался здесь. Его уже тошнит [от выпитого; этого места; всего] и он присаживается на тротуар, чтобы решить, что делать дальше.

Он раздавлен. Он одинок. Он пьёт и уже пьян. Всё-таки включает телефон, ведь надо же вызвать такси, решить, что дальше делать. Пропущенных звонков нет, мог бы и не отключать. Рассел открывает телефонную книгу, чтобы вызвать такси и домой отправиться, но взгляд за номер Джесси цепляется. Он не пользуется приложениями, один из немногих, наверное, кто продолжает звонить в службу заказа такси. Уже в машине понимает, что не тот адрес назвал – не свой, а Джесси. Ну не поворачивать же назад. Таксист и так подозрительно в его сторону косится, кажется, прикидывая не зальёт ли он ему салон водкой, на заблюёт ли и не откажется ли платить. Расселу хочется сказать «не боись, я двадцать лет защищал таких, как ты», но вместо этого лишь неопределённо хмыкает и не оставляет чаевых.

И как его занесло сюда? Рассел уже слишком пьян, чтобы задаваться вопросом, какого чёрта он делает здесь, но ещё достаточно твёрдо стоит на ногах, чтобы наваливаться всем телом на звонок и стучать в дверь, пока ему не открыли. -Джесси, открывай, мать твою, - рычит Рассел, даже не допуская мысли, что Джесси может быть не дома. Конечно, зачем звонить, если можно заявиться в гости к малознакомому парню, впихивая ему начатую бутылку водки, протискиваясь к нему в квартиру без мало-мальски приличного повода. Но Рассел и не собирался оправдываться.

- Надеюсь, у тебя есть алкоголь, потому что этот я собираюсь скоро допить, - всегда легче заявиться к почти незнакомцу, чем попросить помощи у друзей. Всё всегда легче, чем просить помощи. Рассел окидывает взглядом Джесси и невольно спрашивает на кой чёрт он красит волосы. Обычно он задаётся этим вопросом про себя, но пьяный язык всегда длиннее. Зато задница всегда одинаково хороша. А это он вслух сказал или нет?...

Отредактировано Russell Crowe (2020-02-16 07:37:50)

+2

3

сотрудничество с Расселом по рабочим вопросам выстраивалось [да и сейчас находится на стадии разработки] поэтапно; парню все еще не ясна до конца та волшебная цепочка пяти-десяти рукопожатий, благодаря которой на него вышел этот коп. три буквы, заставившие хакера драпать со встречи со всех ног, успевая только обегать прохожих, спотыкаться о собак, пересекать пешеходный переход на красный. с федералами Джесси на короткой ноге, а вот дыхалка у него ни к черту, поэтому Кроу - видимо, бывший претендент на звание олимпийца, - догнал парня быстро, ведь по короткой переписке он не удосужился сообщить, что связан с полицией.
о таком надо предупреждать заранее, но и тогда шанс увидеться с хакером снизится до нуля и без всяких погрешностей после запятой.
при первой встречи от Кроу пахло псиной, а еще крепкими сигарами и каким-то терпким одеколоном, а что до Джесси:
скрип соли на губах, горечь текилы, запах ванили со шлейфа чьих-то духов - запахи, которые дают сомнительное представление как провел выходные этот малец.
малец. так назвал его Кроу, выложив сразу ясно и кратно, что ему нужно от парня. Джесси запугивают контентом шантажа, мол, "мы знаем что ты делал прошлым летом", "знаем чьи банковские карты обчистил", и бла-бла-бла.
Джесси не верит, ведь он тщательно подчищает за собой следы, и его методы не дают сбоев. этот бородатый ублюдок был до звериной наглости убедителен, природное обаяние не пропить?

вынужденно соглашается, без времени на подумать, изверг,  на помощь этому мужику, в негласно утверждаясь на роль информатора, со временем получает повышение на уровень доверия; подлинность информации, контакты девочек, с которыми максимально отвратительной наружности член общества, но ярый поклонник японской анимации с маленькими девочками, ведет переписки, этот маньяк с некоторыми из своих жертв переписывался даже бумажными письмами. в иной ситуации найти в этом можно нотки романтизма, но Льюис тратит не одну неделю, чтобы помочь с расследованием этого дела, которое становится для Кроу красного уровня важности.
он никогда не говорил почему, зачем он этим занимается, и дело здесь не только в долге службы, истинные мотивы его действий, противоречивых, моментами нелогичных, скрываются ловко под ухмылкой и дерзким оскалом, игрой широких бровей, что становятся также жертвой каламбура от Льюиса. искрометный юмор, шутки про пансионат для престарелых, споры о музыке, нервное расстройство молодого человека каждый раз, когда этот не_актер берет какую-то технику в свои широкие ладони. просто это какое-то наказание: у этого человека в руках почти каждый электронный прибор выходит из строя и начинает дымиться. как-то Джесси приволок копу пейджер, но и тот, не выдержал отрицательно заряженных частиц мистера Кроу.

и сейчас, парень ожидал лицезреть на пороге своей квартиры кого угодно, но только не эту бороду, начал забывать как она выглядит, и как она идет мужчине. в глазах хакера этот экземпляр идеальной маскулинности - закоренелый гетеро, о чем также свидетельствовал след на пальце от обручального кольца. оно явно снимается в барах, стриптиз-клубах с такими огромными неоновыми вывесками. почему-то Джесси решил, что этот коп предпочитает небольшую грудь, размер так второй, рыжие волосы, средний рост, а еще любительниц собак. да, шутки про стиль собачки Джесси пускал вход, но отклик не получил.
он не собирался открывать, не ждал гостей, но в дверь стучали столь яростно, что услышал через наушники, весь вовлеченный в просмотр последнего свежего сезона симпсонов. открывает сразу, не всматриваясь в дверной глазок [который так и норовит заклеить, а не встретиться с пулей из пистолета с глушителем по ту сторону коридора].
даже начинает фразу-заготовку для соседа сверху, у которого постоянные проблемы с интернетом и ноутбуком, но нет. он не успевает даже ничего сказать, в руках оказывается вскрытая бутылка водки, а Кроу вваливается в мрак прихожей, умудряется разуться без последний для коленок и пальцев на ногах, бесцеремонно скидывает куртку на пол.
ну, входи, гладиатор, чувствуй себя как дома.

Джесси чувствует этот алкогольный шлейф, тянущейся от входной двери, делает глоток водки, даже не поведя бровью, ну, меня в заначке есть ром, на случай бессонницы, но так и быть, заделюсь по-старой дружбе.
последняя фраза произносится особенно едко, присутствие Кроу побуждает напрячься, начать кусать по старой привычке губы, кромсая в мяса нижнюю, тем временем Рассел, плюхнувшись в кресло в гостиной и закинув ноги на кофейный столик, усыпанный комиксами и тарелками с остывшей тайской едой, кажется, не собирается уходить.
выглядишь стремно.
он хотел еще подкрасить образ словами "побито", "размазня", "жалко", "трагично", но передумал.
    "дерьмо. че ему нужно? адрес перепутал? у него какое-то дело? че за хуйня? мне прятать ножи?"

возвращает бутылку водки законному владельцу чека, если только он не украл ее, и шаркая ногами по пыльному паркетному полу, плетется на кухню доставать ту_самую заначку. не прельщало пить в компании старого копа, посему только один бокал ставит перед мужчиной, и выдергивает из под его ног стопку комиксов, ревностно проверяя их состояние, ну а теперь главный вопрос. какого хуя ты приперся ко мне, гладиатор? не поверю, что тебе некуда пойти, жене что ли изменил и совесть замучила?
нервно пожимает плечами, и садится на безопасное расстояние на диване, на уровне интуиции ощущая необходимость этого, ведь разговор с пьяным полицейским с подобных фраз не стоит начинать, только если ты не морально отбитый. или ты не Джесси Льюис. убирая под себя ноги и спешно прикуривает, у него давно не работает пожарная сигнализация, все не доходят руки поменять. не читабельное лицо Рассела на эмоции, вздрагивает, когда Льюис упоминает жену. бинго. и парень чуть ухмыляется и все еще надеется услышать ответ на свой вопрос: что он здесь делает?

Отредактировано Jesse Lewis (2020-02-17 21:09:33)

+2

4

Тебе что, пять лет? – Рассел неловко поднимает комикс, случайно сброшенный во время аварийной посадки на кресло и размещении ног на столике. Хрипит то ли от смеха, то ли от горечи. Его дочь раньше любила мангу читать. До того, как тот ублюдок похитил её. Вернувшись домой, она первым делом все свои сборники сожгла на заднем дворе, хорошо мать и соседей напугав. В семь-то лет. Рассел в это время, конечно, на работе был. Для него теперь [всегда] между комиксами и мангой знак равно стоит – и там, и там картинки, да слова в облачках. И оба вида ничего у него, кроме отвращения не вызывают. Бедная его Кристи.
Не переживай, малец, я восполню твои убытки, - в усмешке кривится Рассел на дружелюбие Джесси. Он не был таким смелым в их первую встречу. И где он только язык наточил? Каждое слово – разрез вдоль вены. Немилосердно. Рассел пытается не подавать вида, что «гладиатор» из уст Джесси звучит не насмешкой и не оскорблением даже, а как комплимент почти. «Гладиатор» - как псевдоним в индустрии порно. «Чего ты ждёшь, Гладиатор?» «Засади мне поглубже, Гладиатор». Неплохо. Если он решит сменить работу ещё раз, то уже знает, какое имя указать в резюме. Расселу неосознанно плечи расправить хочется. Впрочем, как всегда, будучи рядом.

Спасибо, красавчик, - едко бросает в тон Джесси. Да знает он, что выглядит стрёмно_плохо_ужасно, смотрелся в зеркало, но ему плевать. Внешность не должна быть сильной стороной мужчины. Он из тех, кто чуть красивее обезьяны, остальное добирает харизмой и чувством юмора. Бывшая жена так и сказала, что вышла за него, потому что он смог рассмешить её в первую встречу и потому что никогда не засовывал в нос китайские палочки, изображая моржа. Господи, как мало этим женщинам нужно. И как хорошо, что дочь внешне больше в мать. Это надеяться позволяет, что характером будет вся в отца. Если Кэрол [эта предательница; сука] даст росткам взойти, а не погубит всё к чертям. Он теперь отец по выходным, тот, который на участие в воспитании не имеет права. «Это всё из-за тебя» - в последнюю [каждую] встречу сказала Кэрол. И вот как ему простить себя, если простить не может даже самый близкий. Винить другого всегда легче, но Кроу винить некого. Это он разрешил Кристи возвращаться домой самостоятельно, это из-за его решения она угодила в когтистые лапы монстра.
Каждая падающая звезда – желание, чтобы это никогда с ними не случилось. По-детски глупо и не работает.

Блять, чего ты такой нервный? Успокойся, выпей, мне похуй, чьи карты ты обчистил сегодня, - отмахивается Рассел, вновь забирая бутылку водки себе и наполняя стакан до краёв. Джесси подгон не оценил, ну и ладно, ему больше достанется. Мужчина надеялся на компанию, но, судя по одинокому бокалу, просчитался. Ладно, зато можно будет завалиться спать прям здесь и не бояться упасть с высокого стула у барной стойки. Тоже неплохо. В быту и еде Рассел не прихотлив, совсем как дворовый пёс. Он и внешне похож на бродягу.

Оглядывается. С прошлого раза как он был здесь изменилось мало что. Всё те же комиксы, на которые ему дышать не разрешается, всё тот же Джесси, шипящий, стоит ему подойти к какой-то технике ближе, чем на метр. Стабильность, в чём-то даже успокаивающая. И ведь он нашёл того ублюдка только из-за Джесси, но даже не сказал спасибо. Впрочем, это ведь не было жестом доброй воли со стороны хакера. С другой стороны, главное, что они нашли его.

Ну ты и мелкий ушлёпок, - на слова о жене хрипит Рассел после нескольких глотков водки, выжигая напитком слова благодарности. Бокал слишком большой, чтобы опрокидывать его залпом даже для Рассела. Карандашами, валявшимися на столике, подцепляет остатки тайской еды, как палочками. Вышло совсем беззлобно, все стрелы злости_ярости в жену_ещё_не_совсем_бывшую улетели, хотя и так понятно, что не вернуть_не исправить их брак. Они давно разлюбили друг друга, но Рассел мог бы счастливым отцом и мужем каждый день возвращаться домой ради Кристи, а Кэрол не смогла. Наверняка вернёт девичью фамилию после развода, а Кристи? Хрена лысого он позволит дочери фамилию на фамилию матери поменять.
Оказавшись в квартире Джесси впервые, Рассел решил, что попал в комнату к подростку, чья мама уехала на выходные. Сквозь плакаты и бесконечную паутину проводов проглядывали ничего такие обои, хотя что мог Кроу понимать в обоях? «И как тебе только девушки дают», - вынес вердикт при первом взгляде на эту берлогу и до сих мнение не поменял. У Джесси комиксы и тайская еда, у Рассела на столе бутылки из-под пива и аппаратура для прослушки. Такие разные, но команда неплохая, как показала практика, когда оба не ведут себя как мудаки. Вот как сейчас.

Вопрос, которого ждал Рассел и которого побаивался, прозвучал из глубины кресла напротив, и мужчина вздохнул обречённо. – По тебе соскучился, красавчик, - кривит губы в воздушном поцелуе, капает ядом. Он из тех мужчин, что позволяют себе гомо-шутки, потому что считают себя на 200% натуралом. Возможно, из-за этой самоуверенности они и не замечают, как переходят черту; как пытаются этой излишней беспечностью замаскировать_скрыть то, что наружу просится. «Вот был бы ты женщиной, я бы…» - так себе фраза для натурала. Запомните и не используйте.

Расслабься уже, а? Мы же так и не отпраздновали поимку того ублюдка, - Рассел предлагает перемирие и снова поднимает бокал, чокаясь с несуществующим бокалом Джесси. Он так долго искал того ублюдка, что почти перестал верить в успех. Джесси на какое-то мгновение спас его, ведь после поимки педофила должно было всё наладиться. Другое дело, что не наладилось. Джесси ни разу не спрашивал, почему его так волнует именно этот случай, а Рассел никогда не горел желанием делиться. Им всегда было похуй друг на друга и сегодня Рассел думает, что это просто п р е к р а с н о.

Как думаешь, сложно продать дом? – спрашивает Рассел, чтобы не сидеть в тишине. Если бы он хотел помолчать, то остался дома, а не припёрся доёбываться до Джесси.

Отредактировано Russell Crowe (2020-03-19 03:07:03)

+2

5

промочить горло крепким глотком водки, кашляя и не удосужившись льда добавить, которого вечно в этом доме не бывает из-за забывчивости Льюиса, кажется уже не такой идеей не восприимчивой подсознания, ведь он алкоголь любит, падок и дай только пробку понюхать и все, не обойтись одним бокалом красного сухого перед ужином. с ним, а еще с таким как мистер Кроу, чутье подсказывает, что распить можно сразу всю бутылку.
водка или ром, аль все сразу - вот где действительно надо подумать и взвесить все последствия, но, правильно, Льюис этого не делает, плечами пожимает, мол, к черту все это;

крепкий глоток водки и кашель, слишком много на себя взял, чуть все не полезно обратно, но он сдерживает лихо рефлексы. а слова о жене точным попаданием под твердый панцирь этого бородатого мужлана, спадает на короткий миг вся эта напыщенная агрессия, вываленная, например, как пивной живот из расстегнутых штанов, без власти тугого кожаного ремня.
окей, здесь никакого пивного живота, лишнего сальца, ибо мистер Кроу, несмотря на свой преклонный возраст, держит себя в форме. по десять километров небось бегает каждое утро, когда не просыпается с диким похмельем. представив, какой чугунной тяги будет стоить голова гладиатора на утро, Джесси прыснул себе под нос и сделал еще глоток водки, второй пошел легче, соединяясь со съеденной недавно корейской острой закуской - не хватало еще заработать язву, неожиданно и неприятно. но в удовольствии гурмана отказать сложно. как и во многих других вещах, вредных привычках, а еще обязательств установить замки по-крепче и камеру наружного наблюдения для таких вот неожиданных гостей.
а еще отказать себе в удовольствие не смог не подтрунивать над мистером Кроу.
вообще он выглядит очень хорошо для своих лет, и почему вместо развлечения с какой-нибудь горячей крошкой в мотеле или на заднем сидении собственной машины он приперся сюда - загадка этого вечера.
спойлер: она остается до сих пор не раскрытой.

мужчина оглядывает квартиру как в первый раз - с тем уже знакомым Джесси взглядом скептицизма, видимо, чтобы перестать думать о болезненных воспоминаниях с женой. почему болезненных? слишком уж крепко сжимал он бокал, тонкое стекло норовило треснуть в любую секунду, а Льюис не сводил с крепкой мужской хватки взгляда. правда секундой позднее он пошел выше, по руке до предплечья, даже сейчас он был в одной из любимых цветастых рубашек, с каким-то пионами, кто ему даст в таком прикиде? какая-нибудь престарелая стриптизерша или официантка с катарактой? 
благодаря водке, разгоняешь кровь по всему организму, спокойствие начало заливаться тяжестью в мышцы, поэтому хозяин квартиры с трудом пересилил себя встать, взять себе тоже посудину для распития алкоголя, а еще захватил зажигалку со стола.
и снова неловкое молчание по возвращению Джесси из короткого путешествия на кухню на диван, отпраздновать свершения правосудия?
хах. я просто исполнял свою работу. нечего тут праздновать, главное что этот ублюдок за решеткой, - в этом Джесси сомневался, опрокинул еще один шот водки, вспомнил как изменился голос гладиатора, когда парень позвонил ему сообщить радостные новости;
затянувшее молчание. Джесси показалось, что он бросил трубку. странные глубокие вздохи и шум по ту сторону провода, будто кто-то осел на землю, в нашем случае мистер Кроу, потерявший силу в ногах.
  "ты уверен? скажи мне, блядь, что ты сто процентов уверен?"

он слышал голос Рассела впервые таким взволнованным. и Джесси быстро сообразил к чему такая эмоциональность, раздражение и ломанные стулья в барах, где они встречались; террор общественного имущества, когда сбивались со следа, этот ублюдок несколько раз водил их за нос, они сбивались со следа, но все же смогли это сделать.
и Джесси мог бы гордиться собой, чувствовать себя героем, но в последний день их встречи по этому делу, помнится, даже денег от мистера Кроу не взял, посоветовав пустить их на благотворительность или хорошего стилиста.
он сделал то, что должен был, как по его мнению, поступил бы каждый.
продать дом? за такими вопросами тебе надо к агенту по недвижимости, ничего посоветовать не могу. разве что штат для переезда. хотя, неплохо было бы вообще из сша уехать, продолжительный отпуск себе устроить где-нибудь в тайланде. я никогда не был заграницей, а ты?

видимо, в вопросе с женой все обстоит хуже некуда, следствием чего стал этот пьяный разбег по близким и не очень друзьям, Джесси это не особо понять, так как он никогда не был в браке, серьезных отношениях, один намек на них - хватает вещи, телефон, плетет браслет из красивых бусин лжи (работа, дела, кузен при смерти, засохшая плантация домашней пшеницы), и надевает очередной жертве аллюзий на запястье, он привык убегать и прятаться здесь - в своей задротской квартире, где одиночество стало его домашним любимцем. не самая подходящая атмосферка для мистера Кроу, что на секунду стал еще мрачнее.
хакер нервно перебирает волосы на затылке, зачесывая и вздыбив волосы, теперь он похож на ежика соника, и еще один шот водки плещется в горле, - ну, слушай, я хуевый советчик, но все, что не делается - к лучшему. звучит банально, но это правда работает. а еще я бы на твоем месте лапшу есть не стал. она у меня уже пять дней вот так стоит.
встает снова, решаясь убрать всю лишнюю и испорченную еду со столика, не сделал это ранее из-за запойного просмотра очередного сериала, ну и немного из-за несколько ночей подряд подработки в службе доставки пиццы. думает взяться за более серьезную подработку, не зря же он смастерил себе водительские права?

подходит к мистеру Кроу, и зачем-то хлопает его по плечу, нелепо ободряюще, уже под действием водки.
а сколько дают за поддельное удостоверение? ну там, например, за водительские права? - в процессе своей пламенной речи, которая должна нести ободряющий эффект, но нихрена подобного, переминает пальцами в подобие массажа забитые мышцы, отмечая про себя в очередной раз крепость этого тела, и каким увечьями оно может наградить Льюиса за весь свой сказанный бред, впредь уговаривая себя внутренним монологом больше такое не практиковать, в будущем, - слушай, хватит киснуть, гладиатор, зато теперь ты свободен от уз брака. можешь трахать все, что движется, не стирать носки, не заботится о семейном бюджете, и не нужно праздновать Рождество с родственниками. видишь сколько уже плюсов!

+2

6

Полегче, парень, - Рассел почти заботливо, почти по-отечески в глаза Джесси заглядывает, готовый сходить за стаканом воды, похлопать по спине, дать занюхать рукавом. Казалось, что Джесси умеет пить. До этого момента. Кто знает, что он там в своих клубах пьёт: пиво, мартини, девчачьи коктейли, в которых сахара больше, чем алкоголя? Может ром забыл ночевавший друг или подруга с яйцами побольше, чем у парня. Да какая разница. – Надо было сразу сказать, что пить не умеешь, - вздыхает, выдыхает, очередную порцию водки отправляя внутрь. Ему больше достанется. Заесть бы чем-нибудь. Чувствует себя аквариумом: рыба-меч пытается разбить стекло/проткнуть насквозь, выбраться из западни. Может если выпить ещё, то она уснёт или отравится? Ещё глоток. На язвительность язвительностью отвечает, но ему не уколоть так же сильно, не попасть под рёбра заточкой, в его стакане не кислота в лицо, а всего лишь шипучка щекотит кожу. И в руках козырей на приручение_укрощение нет, только на подчинение один и его он разыграл давно.

- Ты даже не представляешь... – он и сам не представлял. Нет, им определённо стоило это отпраздновать, им и всем отцам маленьких девочек Америки. Смотрит мимо, погружаясь [под воду] в воспоминания с головой, чувствуя призрачную боль в костяшках, вкус крови во рту. В тот день шёл дождь, на улице пахло грязью и сыростью, а у того ублюдка по всему дому были расставлены ароматизированные палочки с запахом лаванды. Рассел потом ещё неделю не мог отмыться от резковатого приторного запаха. Ублюдок. Он избил его до полусмерти и всё равно Расселу кажется, что этого было мало. Он хотел_хочет выкручивать ему суставы, ломать кости, заставлять жрать собственное дерьмо, слушать его стоны и знать, что больше он никому не сможет причинить вред. Он хотел бы, но теперь ублюдок надёжно спрятан за толстыми дверьми и решётками, охраняется камерами и законом, которым сам и пренебрегал. – Знаешь, меня успокаивает только то, что каждый ёбанный день он живёт в страхе, что кто-то может сделать с ним то же, что он делал с этими маленькими девочками, - чуть не оговорился, сказав с моей маленькой девочкой. Во рту вкус крови, перед глазами призрак Кристи в палате зовёт его папой и он борется с желанием отшатнуться, уйти, закричав, что это не его ребёнок, не его дочь. Закричать, чтобы ему вернули его Кристи. И рвать, и метать, и бить кулаками в стену. Дети — это счастье, но и боль тоже. Ещё глоток, чтобы предупредить непрошеные слёзы, выжечь эти воспоминания хотя бы на вечер.

– Я вряд ли скажу это ещё раз, но, блять, ты хороший парень, малец, - смотрит в глаза с благодарностью, даже улыбается кончиком рта искренне. Ему давно следовало сказать спасибо, что Джесси довёл всё до конца, пусть и начал заниматься этим не по своей воле. Джесси терпел его и его срывы при каждой очередной неудаче, огрызался, но продолжал помогать. Рассел знает, каким мудаком бывает [по жизни], но в те моменты он все рекорды бил, сам себя иногда вытерпеть не в состоянии. – Я обязательно как-нибудь куплю тебе выпить, - это уже алкоголь мировоззрение изменяет, наполняя сердце горечью и благодарностью к ближнему. Из ближних рядом только Джесси, вот и отдувается за всех. Рассел протягивает ладонь, чтобы потрепать парня по голове совсем как свою собаку Ариэль. Хороший мальчик. Заслужил. Волосы Джесси вопреки ожиданиям не жёсткие и приятные на ощупь, Рассел не сразу убрал руку, задержав подольше, завороженный ощущением. Наверняка лосьоном каким-нибудь пользуется, совсем как девчонка. Но, чёрт, как же приятно трогать.

-Говоришь прямо как… неважно, - Рассел заметно запинается и клянёт себя за это. Он хотел сказать «жена», но жена ли? Сказать «бывшая» всё ещё не поворачивается язык. Называть по имени Кэрол просто не хочется. Она говорила почти то же самое о том, чтобы уехать, взять Кристи в отпуск, сменить обстановку. Рассел отвечает Джесси так же, как и своей жене, недоумённым «и чем я буду заниматься в Тайланде?» [любом другом месте]. Рассел из тех людей, что отдыхать больше пары часов не умеют и через неделю уже с ума сходить начинают. Да и толпы туристов его не прельщают. Мотает головой отрицательно, ловя головокружение и чуть на бок не заваливаясь. Нет, не был он в Тайландах-Хуйландах, ему и дома хорошо.

Джесси ерошит волосы и Расселу снова хочется прикоснуться к мягкому белокурому вороху. Сглатывает слюну, запивая алкоголем. Остатки водки разлиты по бокалам и пора переходить на ром или ложиться спать. Слова Джесси удивительно похожи на заботу и Рассел думает, что совсем напился и всё это кажется ему_мерещится, и Джесси здесь на самом деле нет вовсе. Вот только разве он не представил бы место поприятнее и собеседника посговорчивее?
- Да похер, забей, - Рассел отмахивается от испорченной еды и попыток Джесси убрать её со стола. У него крепкий желудок, ему ничего не будет. Ладонь блондина легко ложится на плечо, мнёт мышцы, к которым давно никто другой уже не прикасался. Сколько у него уже разрядки не было? Они с Кэрол перестали спать друг с другом после похищения Кристи, но жене он никогда не изменял, так что мимо, Джесси. Не угадал. Джинсы в районе паха становятся теснее, словно постирали на 90 градусах.

- Главное используй номер прав, который есть в базе. Не мне тебя учить взламывать базы данных, - хрипло и пьяно смеётся, наслаждаясь пальцами, играющими с его мышцами. Тянет Джесси на себя, чтобы тот оставил в покое тарелки; чтобы не смотреть снизу вверх; чтобы наконец ещё раз прикоснуться к его волосам. Джесси тёплый, его волосы мягкие, он плохо держится на ногах, а Рассел тянет слишком сильно, заставляя упасть на себя_рядом_закинув одну ногу ему на колени. Да пофиг. Зарывается пальцами в мягкие волосы. Совсем как собачья шерсть, да. Он любит собак. Больше, чем людей, пожалуй. Уже не слушает, что там говорит блондин, полностью алкоголю и ощущениям поддавшись. Не замечает, как ощущений больше становится: на губах горечь чужая, под ладонью второй тёплая_мягкая кожа.

Рассел был уверен, что такого с ним никогда не случится. Он не планировал вваливаться сюда с бутылкой водки и отрывать пуговицы от рубашки хозяина квартиры, потому что расстёгивать по одной слишком долго. Не планировал, но делает, ладонями приминая оголившиеся бока. Чёрт. Не слушает возражений, не даёт им шанса проявиться, обхватывая Джесси за талию, усаживая на себя сверху, упираясь стояком ему между ног, продолжая грубо целовать. Рассел одну ладонь опускает на ягодицы Джесси, засовывая под нелепые штаны, возбуждаясь ещё сильнее, обнаружив, что на парне нет нижнего белья. Сжимает грубо, впечатывая в себя. Вторую ладонь Рассел на волосы парня возвращает, уже не перебирая мягко, сжимает в кулак, отстраниться не давая. Джесси на вкус как текила. Рассел продолжает пьянеть.

+3

7

назойливая песня в голове не дает покоя уже несколько минут. эта песня, выцарапанная из воспоминаний, ленивыми нотами воспроизводится в подсознании, как на старом потрепанном плеере, что жалко выкинуть, ведь там такие подборки, такое обилие песен, навевающих бесконечный калейдоскоп событий, от некоторых из них не в силах избавиться. самые важные события в жизни Льюиса можно заключить в годный трек-лист, наверное, это должно удивлять. или расстраивать подобная лаконичность. саундтрек, чтобы слушать в машине или принимать ванну. чтобы записать на диск и пройтись ударом молотка или слушать сей трек-лист когда ловишь приход от сильных болеутоляющих, выписанных твоим старым товарищем-фармацевтом, что теперь промышляет на "черном рынке" в ночное время и каждый день от заката до рассвета в своем подвале экспериментирует с препаратами. давно от него не слышно весточки, следует навестить старого друга.
хотелось бы посмотреть на этих ребят, сидящих 24/7 перед мониторами и создают эти плейлисты, на угодную тему, заданную оттуда, с верхнего головного офиса корпорации;
музыка для Рождества, на случай зомби-апокалипсиса, на случай когда твое сердце разбито, на случай медитации и концентрации на учебе. слушать ночи напролет музыку, делать заметки, заказывать еду на дом, минимальное количество контактов с внешним миром, все исключительно по интернету, хорошая сочная аудио-система в комнате, полная звукоизоляция - почему-то Льюису все представляется именно так.
тишина, в которой не сложно утонуть, раствориться, получить смертельное удушье и исчезнуть, оставив после себя только подборки с музыкой, которую будут слушать несчастные - лучшие (?) представителя населения Земли.
а от Джесси Льюиса остается лишь созданная матрица, прообраз его существования, заключенный в последние действия, которые зафиксирует ноутбук, сохранится в истории браунзера, уловит нейронная сеть.
не стоит ему, пожалуй, увлекаться водкой.
такие люди, занимающиеся выбором музыки, несчастны, опять таки же по имению парня, ведь в твоей голове постоянно визжит назойливая мелодия, а губы сохнут от переизбытка напевки какой-то попсовой песни.   

и сейчас песня, завывающая в голове Джесси, впиталась воспоминаниями как когда-то выпитый отвратительный кофе в той забегаловке, на одной из заправок по шестой километр на юг Сакраменто: их первая встреча с мистером Кроу.
    When the truth is found to be lies
  You know the joy within you dies

песня из фильма  Терри Гиллиама, 98 год, прорезается в памяти сцены из фильма, где присутствует Джонни Депп. Джесси смотрел этот фильм несколько раз, да и вообще является поклонником творчества этого актера.
эта песня играла в той забегаловке, ненавязчиво брынча в старых колонках автомата. с той поры началось их плодотворное сотрудничество, следует взять в воздушные кавычки -  на добровольных началах.
память воспроизводит, как поджилки тряслись, когда Рассел сказал, что полицейский. не запланированная дискотека в голове передает эти запахи, запомнившееся с того момента;
крошечная капля туалетной воды, для вида, словно лизнули пробник в парфюмерном, едва уловимый запах сандалового дерева (Джесси чувствует его и сейчас, в квартире, он исходит от тела напротив), пивная отдушка, а еще слышимый запах собачника - от этого он морщился больше всего.
я просто даю тебе фору, старик. не льсти себе.
и эта, блядский ты рот, гавайская рубашка, очень напоминающая ту, что была в фильме на Джонни Деппе, тоже самое ляпистое безобразие. и именно эту рубашку Джесси увидит еще не раз, серьезно, у этого мужика нет нормальной одежды? кто-нибудь подберите этого засранца и займитесь им, полиция моды.
и несмотря на то, что злорадство подобно кармическому самоубийству, а у хакера из ценного метафоричного осталось мало чего, условно можно пересчитать по пальцам, Льюис продолжал, высказывал за стиль и тыкал иголкой в локоть, попадая удачно местами прямо в нерв. нарочно делая все, что можно назвать повадками поведения энергетического вампира, чтобы получить в свой адрес выплеск агрессии, чистой, маскулинной, и такой драйвовой, как показывают в фильмах по кабельному, в сериалах, с эпичными героями, разгрызающих стальную рельсу пополам. 
такое впечатление создавал Рассел - человек из другого мира для Джесси, поэтому тыкать иголкой как попавшее маленькое сумчатое в капкан палкой интересно, аморально местами, но интересно. и неебически странно. мистер Кроу не раз говорил парню об этом, а тот давно перевел это в категории фактов и комплиментов.

сегодня образ мистера Кроу осыпался блестками битого стекла от взорвавшейся лампочки. слабости не делают нас хуже, не сделали бородатого ковбоя хуже в глазах Джесси, драматичность дополнила образ, означая что он не такой уязвимый, каким хочет казаться. каким привык быть, например, для кого-то. Джесси хуже, и он не считает мужчину неудачником. тут бы они могли успешно по соревноваться.
      Dont you want somebody to love? Wouldnt you love somebody to love?
  You better find someone to love
Find somebody to love

впервые за долгое время он не чуждается сочувствия, и желание поддержать сковывается в скомканности тараторимых слов, он пытается, правда. возможно давит разница в возрасте, и Джесси не до конца уверен, как следует, как лучше. у него с Гвидо только более-менее начало получатся. но здесь связь совершенно другая, и это Льюиса раздражало от непонимания.
попытка поддержать будущего разведенного американца, что закрепит уверенно в статистике населения свое место, выходит боком, не по запланированному Джесси сценарию - глупый, никогда не учитывает человеческий фактор, а сейчас просчитался с обстоятельством алкогольного опьянения, нарушение личных границ, эмоционального раздрая.
и Джесси теряет равновесия, переключаясь на сразу, падает на мужчину, оказываясь у него на коленях. от такого резкого движения крутится комната в коротком миге, а в следующий все останавливается, и время, как показатель, становится неважным.
эй, эй, блядь, ты что делаешь?!
но тяга к сопротивлению сходит на нет из-за ощущения силы, пусть эти двое почти одного роста, но Джесси проигрывает (намерено), обидно за рубашку: пуговицы раскатываются по полу, отлетая от ткани, звериная грубость ставит в ступор, сердце пропускает удар, а внезапное проявление гибкости в собственном теле окончательно сводит существования в подобие в транса. кто бы мог подумать, кто бы ожидал, что так случится - стоит задаваться этими вопросами сейчас, но
    "я точно пожалею об этом, блядь."
не перепутал ли мистер Кроу его с женщиной? хотя отличия на лицо, на ощупь, на гениталии, вспыхивающие пламенем саженного бенгальского огня. кто бы подумал, что мистер Кроу отважится на этот шаг, крепко сцепит татуированного парня в своих объятиях, медвежьих, пиздец. но Льюис чувствует, что если будет сопротивляться сильнее - его отпустят.
вывернутая на максимальность психология "жилетки для утешения", только в этом случае тела. и Джесси... не очень то против. халявная выпивка в его хмельном состоянии встает в одну линию с халявным сексом.
он не против уколоться о бороду, нет страха, с задержкой в долю секунды отвечает на поцелуй, жгучий и рваный, и та самая борода, вызывающая столько сомнений и тупых шуток, оказывается очень даже приятной на сближение с кожей.

привкус сигарет в поцелуе, и в пору возмущаться, что облизываешь пепельницу, но Джесси нравится и повело от этого будто сильнее, от прикосновений грубых стертых подушек пальцев к голой коже, что тут же покрывается россыпью мурашек, а с приоткрытых губ слетает странный звук. Джесси чувствует задницей чужой стояк, размеров подозрительно внушительных и на секунду начинает беспокоиться, но отвлекается на собственное отражение в карих глазах, переполненных желанием. желанием забыться, уйти от боли, хотя бы на временную станцию, отключиться и забыть сейчас где мы и что мы в этой вселенной, черт, - слетает с губ на шумном выдохе, когда руки мистера Кроу преодолевают инстанцию штанов, он будто как чувствовал, по старой привычке белье не надевая после душа, - ноги затекли.
для гетеросексуального мужчины за сорок его руки двигаются уверенно, лишь в некоторых моментах вызывая щекотку, пальцы не шугаются чужого эрегированного органа, обхватывая и лаская по всей длине. и тяга в волосах от резкого сжатия кулака добавляет ощущений, почти цветных кругов перед глазами, первого стона, который мысленно посылал все нахуй.
ненавижу твои блядские рубашки, - рычит мужчине в губы, припадая к ним первым в поцелуе, кусает за нижнюю и тянет на себя, попутно пытается избавить от одежды Рассела. маниакальное желание лицезреть вкаченное тело перед собой, тяжелое дыхание и крепче почувствовать аромат сандала. треск ткани в собственных ладонях, и Джесси мягко от себя отталкивают, чтобы самостоятельно скинуть проклятую одежду, парень удачно падает на диван, тут же приподнимаясь на локтях, наблюдая воочию картину маслом;
дрожащие пальцы расстегивают ремень, пульсирующая венка в районе шее, отбивающая бешеный ритм сердца, Джесси с жадностью облизывает губы и пытается вспомнить ближайшее нахождение резинок, и желательно смазки . пока ищет на ощупь в тумбочке рядом с диваном, роется в звонком хламе монет, ключей, записных книжек и старых карманных приставок, ему помогают ловко избавиться от последнего предмета одежды.
    When the dawn is rose they are dead,
  Yes, and youre mine, youre so full of red.

+3

8

Какого хрена, Рассел? Какого чёрта ты здесь забыл? Сними девочку на ночь, если так приспичило, но зачем заваливать мальчика? Этими вопросами Расселу бы задаться, пока ещё не поздно. Но нет, поздно, последний рубеж пройден, активное согласие получено и отступать уже как-то не по-пацански что ли. Впрочем, о своей репутации в глазах Джесси_всего мира Рассел сейчас вообще не думает, покусывая чужие губы, грубо сминая чужое тело. Это не просто секс, а терапия, секс-терапия для Рассела, если угодно, а вот на кой чёрт это сдалось Джесси - большой вопрос. Тот,  который вечно смеётся, что Расселу в этих рубашках никто не даст, сам стонет у него в руках. Ну и кто в итоге был прав, Джесси? Гавайская рубашка ляпистым пятном валяется на полу, как будто всегда там и лежала -  просто ещё один элемент бардака, не обращайте внимания.

Рассел был готов отпустить, но уходить, проклиная себя, не пришлось. Не сегодня во всяком случае. Покрывает татуированное тело поцелуями исступлённо, сильно кожу порой прикусывая. Удивляется, что Джесси без одежды всё равно как будто в ней остаётся с рисунками этими - может на то и был расчёт? С краской под кожей чувствуешь себя защищённым, а? Умно. Не беспокойся, сегодня мы трахаем тело, а не твою душу. Расселу своих ран не заживших, кровоточащих достаточно, он не врачевать пришёл, а сам спасение_забытье ищет.

Найти удобное положение на кресле - задача слишком сложная для пьяных любовников. Рассел толкает Джесси к дивану, дрожащими паальцами расстёгивает ремень, нетерпеливо стаскивая с себя трусы и джинсы, любуясь на чужой зад. Сам остаётся только в носках, наконец стягивая с Джесси домашние штаны. Отличный вид. - Блять, у тебя там что, Нарния? - хрипит, прижимаясь сзади, проводя стояком между чужих ягодиц. Заглядывает в тумбочку, забирая у Джесси трофеи - резинки и смазку. Как здорово, что хоть кто-то из них ещё может соображать. Было бы конфузом закончить голыми и неудовлетворёнными на этом диване. Рассел естественно презервативы с собой не брал, он ведь не к любовнице шёл. Теперь, наверное, снова начнёт всегда с собой носить, как когда-то в девятнадцать лет. Никогда не знаешь, когда повезёт, если ты снова свободен.

Кончики пальцев горят электричеством, от каждого прикосновения по телу ток. Задница Джесси вызывает желание пару раз шлёпнуть по ней чёрным кожаным ремнём, но к чёрту прелюдию. Расселу кажется, что стоит хоть на миг остановиться, как всё разрушится, взорвётся лампочкой от перенапряжения и разлетится тысячей осколков, изранив их обоих ещё сильнее. Главное правило - не останавливаться, не думать, наслаждаться.

Разрывает пакетик фольги, раскатывает резинку по своему члену, щедро поливая смазкой, как мороженое шоколадной крошкой. Вот и момент ради которого это всё затевалось, господа. Нажимает ладонью между лопаток Джесси, заставляя выгнуться, упереться лбом в диван, ягодицами сильнее назад поддавшись. Ни слов любви, ни нежного шёпота, тяжёлое дыхание заглушающих, у них не будет. Рассел снова ладонь на затылок Джесси кладёт, волосы сжимая, второй ладонью бёдра чужие удерживает, внутрь [в Джесси] толкаясь, сразу темп наращивая. Жёстко, горько, дико. На губах вкус Джесси - острый и пряный, как его любимая тайская лапша; как чай с имбирём без сахара. Ладонь скользит по уже потному телу, чтобы вновь обхватить чужой стояк, грубо вверх-низ по всей длине в темп. Это оказывается не сложнее, чем дрочить собственный. Джесси выгибается и Рассел расценивает это как знак, что всё   правильно. Джесси, а ты знал, что этим всё кончится?

Рассел бёдрами толкается ещё и ещё, пытаясь выбить всю дурь из Джесси и плохие воспоминания из себя. Продолжает с силой бёдра сжимать, на завтра наверняка синяки останутся, но чёрт, приятно как же. Джесси мягкий, податливый, пьяный, запрокидывает голову и ловит воздух раскрасневшимися губами. Рассел не выдерживает и целует снова рвано, покусывая, чтобы губы раскраснелись ещё больше. Оставляет отметины на том, что не его по праву, отпечаток накладывает, как медведь следы когтей на древе. С женой он не позволял себе подобного, с женой он никогда не ложился в постель пьяным. Кэрол не подпускала к себе с запахом алкоголя и не любила, когда он был грубым. "Со своими преступниками так обращайся", - говорила Кэрол и отворачивалась, стоило ему случайно сжать её руку чуть сильнее. Возможно, они просто не подходили друг другу или перестали подходить однажды - после похищения Кристи какие-то детальки сломались и там, где был слаженный механизм, стало пусто. Блять, блять, блять. Рычит Рассел в чужое ухо, толкаясь быстрее, быстрее рукой по чужому члену водя, загривок целуя_кусая. Блять, я уже скоро, - снова рычит-стонет и не понятно зачем говорит это, но у него давно не было и вряд ли он первый раз продержится долго. Алкоголь всё ещё в венах и крови играет, отвечает за построение планов, в которых Джесси поимеют ещё как минимум раз. Впервые за долгое время ночь для Рассела не одиночества и пустота, а тепло чужого тела и может быть крепкий сон. Кто же знал, что случайный секс с парнем может быть так хорош. Чёрт, не знал, что ты так хорош. Рассел протрезвеет завтра, но сегодня он пьян - Джесси на вкус как текила и он хочет ещё.

+3

9

средства защиты и бесцветная смазка на водной основе - последнее о чем он думает. заставляет себя перестать думать так громко, совершает намеренные метаморфозы с собой, переключая все на физический интерес первородных инстинктов, родившихся вперед всего остального, что делали Джесси личностью и заполняло его душу. за железным занавесом ее оставляет, снова, это дается с легкостью уже несколько лет, играется легкими нотами, особенно во время секса, где каждое твое движение - имитация.
правда, если секс хорош, ему труднее скрывать, что приятно, просыпается жадность. он просто не вывез бы работать на порно-студии, быстро бы кончился во всех смыслах.
Джесси извлекает последнюю здравую мысль, мнимо снижает свои эмоциональные показатели, затирает даже их подобие в мокрый асфальт, сглаживает все пальцами до незаметности, переключаясь на поцелуи, долгие, вызывающие удушье каждый раз, приятное открытие за сегодня - Рассел неплохо целуется, и Джесси, который не особо вкуривает прелесть этого влажного контакта и слюнным обменом, млеет под ним и сам тянется за добавкой. это совершенно на него не похоже и стоит задуматься, но позже. слишком велик риск, что закончатся все искры в неподходящий момент.
все будет быстро, в этом нет сомнений. и Джесси воспользуются в полной мере как игрушкой для утешения, но зато не разобьют сердце, не будет звучать после клише из фраз "ты мне позвонишь?", выяснение отношений. чистый секс по делу, без помарок с продолжением и заявок на что-то.
это "что-то" не для Джесси, сбегающего при удобно возможности и способности ходить. будоражит немного воображение как это будет, насколько сильно на следующие утро будет болеть собственное тело, а задница саднить, точно проваляется в постели целый день, лишь посматривая лениво по ноутбуку очередное тупое скопроментированное ток-шоу. 
блондин не скрывает собственного желания, и без доли стеснения открывается перед мистером Кроу, занимая собственным телом, которое уже не способен контролировать полностью, откровенную позу. подбирает под себя подушку для удобства, укладывая в районе грудной клетки, выпячивает бедра, и шумно выдыхает, чувствуя прикосновение чужого возбуждения задницей.
беспокойство по поводу размеров как члена мистера Кроу, так и размеров презерватива; кажется не совсем подходит, но коп никак не комментирует этот недочет. в следующий раз подготовиться лучше. если он, конечно, будет.
Джесси беззлобно усмехается словам Рассела по поводу сомнительного комплимента своей заднице, это совершенно не возбуждает, Рассел.

впервые за все их знакомство зовет мужчину по имени, но сейчас они оба не предают этому значение. Льюис двигает бедрами, вычерчивая восьмерку, трется о возбуждение мистера Кроу, откровенно выпрашивая, чтобы он поспешил. чем раньше это начнется, тем быстрее они разойдутся по своим важным делам. наконец-то спадет этот жар, которым охвачено все тело. Джесси кажется, что даже рисунки, вызывающие сердечную недостаточность у престарелых дамочек на пешеходном переходе, горят, краска окисляется, попадая в кровь и доводя до искупления. до грязных фантазий, не способных обрести голос, вслух слишком стыдно произносить...
  "быстрее, ну-же".
ожидания вознаграждается, но Джесси радуется относительно; пальцы впиваются в обивку дивана, тело пытается уйти от этого неприятного ощущения наполненности, никакой пощады или промедления, чтобы привыкнуть к размеру, к тому, что тебя трахает мистер Кроу, мнящий себя закоренелым гетеро. как и ожидалось - мало приятного, и Джесси шумно дышит через нос, кусая губы в кровь, попутно еще прикусывая язык. а что он хотел, будучи не подготовленным хотя бы немного? расслабиться получается с натяжкой, так еще крепкие руки держат тело в узде, любое движение в несколько сантиметров в бок вызывает только новую неприятную волну боли.
давится собственным голосом, из-за чего не выходит сказать что-то в стиле: "полегче, гладиатор", натяжение волос заставляет прогибаться сильнее в пояснице, до возможности судорог, вытягивает шею и распирающее ощущение наполненности перестает со временем восприниматься так болезненно. череда вздохов и поцелуй отвлекают блондина, только потом забывает о такой важной функции, как дышать.
Рассел просто не дает ему это сделать, втрахивая что есть силы в несчастный диван, ставший свидетелем а-ля изнасилования по собственной воле. грубые движения не щадят молодого тела, скользящие по нему в короткой ласке широкие ладони наконец-то доходят до главного места возбуждения. пальцы Кроу обхватывают возбужденный, пачкающий смазкой диванную подушку, член, лаская абсолютно не в такт безумных движений. но становится значительно легче, и Джесси льнет ближе, к телу позади себя, запрокидывает голову будто сказать что-то хочет, но все что он может это завести руку назад, обнимая Рассела за шею - как последняя связь с реальностью.

ему до одури хорошо, алкоголь, плескающийся в крови, не дает фокусироваться хотя бы на одном из предметов вокруг, все слишком плывет перед глазами, способен сейчас демонстрировать лишь собственным телом как ему хорошо, двигаться в унисон насколько получается, ибо толчки в собственное тело становятся быстрее, архаичны и глубоко осязают, так что искры норовят полететь из глаз. и Рассел кусает его в шею ощутимо больно, но сейчас это сильнее возбуждает, а загривок можно назвать его ахиллесовой пятой. все тело пробирает дрожь подобно электрическому разряду и дышать становится невыносимо этим спертым воздухом комнаты, каждая частица его накаляется и обжигает, соприкасаясь с кожей, легкими, пальцами.
Джесси теряет себя в ощущениях окончательно, за поворотам в темную бесконечную даль, где нет ничего, только сводит от перенапряжения зубы, больно хочется царапать чужую кожу, плечи, сдирать верхний слой кожи, загоняя под собственные ноги где-то в районе шеи. ощущения затягиваются тугим узлом внизу живота, пальцы Рассела обильно пачкаются, намекая что блондину едва хватает сил держаться. шепот в собственное ухо опаляет горячим паром, а сердце норовит разодрать грудную клетку, вырываясь наружу, по пути ломая ребра.
ему до одурения хорошо, и с трудом сдерживает откровенные стоны, сейчас его не такие громкие и отдающие мощным эхом от стен собственной квартиры, что жадно впитывает каждую секунду происходящего. Джесси засасывает первым в эту ураганную воронку, не имея в запасе больше сил сдерживаться, обесчеловечивает диван собственной спермой, кончая первым и не в силах более устоять на руках, сгибает те в локтях и падает, задыхаясь и чувствует влажность в районе живота. липкость как-то усмиряет, а весь выпитый алкоголь испаряется через кожу. ему хорошо, но Рассел какое-то короткое время продолжает иметь его, заходя на последний круг, двигаясь так, что становится больно, мышцы внутри готовы порваться от такого прессинга, Джесси закрывает глаза, легкий оттенок боли в его выражении лица, но он не смеет останавливать мужчину.
Когда тот наконец-то затухает постепенными толчками на поводу инерции, придавливает сверху тяжестью, как поваленным книжным шкафом. они оба дышат в унисон, а потом Рассел вовсе стихает... кажется, он вырубился, - серьезно?
ватности тела с трудом хватает выползти из под расслабленной туши в отрубе, каждое движение отзывается возмущением в мышцах, особенно ниже пояса.
как это по-мужицки: кончить, вырубиться и пускать радостные слюни во сне. интересно, что ему снится?
интересно, представлял ли он свою жену в процессе?
Джесси сидит на ноющей заднице перед Расселом в позе лотоса, абсолютно голый и дрожащими пальцами пытается закурить. алкоголь окончательно выветрился, словно и не пил вовсе. короткая затяжка и голова тяжестью давит на шею, на глаза, его вырубает, но надо найти в себе силы сходить в душ, отмыть, правда, наставленные засосы по собственному телу, увы, не получится.

наблюдает за посапывающим мистером Кроу не больше минуты. нехотя поднимается и шлепает босыми ногами в горячий душ, плохой выбор;
укусы ноют от контакта с горячей водой, и сладкая нега по всему телу твердеет, делая мышцы каменными и не подъемными. завтра он будет ходить как подбитый цыпленок.
возвращаясь в гостиную, укрывает голую задницу Рассела полосатым пледом, разбросанные вещи кидает на стул, алкоголь и прочее оставляет как есть, слишком впадлу порядки наводить. все утром, тем более оно наступает быстро, ибо Джесси спал как убитый. выебанный голодный малец с приступом мигрени на утро, поднимает свой зад с кровати раньше, чем спящий задницей к потолку гладиатор на диване.
пиздец, поясница сейчас отвалится. хорошо, что я решил взять сегодня выходной.
Джесси заваривает зеленый чай, да по-крепче. кто знает какие утренние предпочтения у этого мужчины? глазунья с беконом или каша для бодрости духа? пусть тогда сам готовит себе завтрак чемпиона.
в холодильнике Джесси находит баночку пива, но решает оставить ее для мистера Кроу, что наконец-то прикрыл свое хозяйство пледом. движение в районе дивана повторились после сорока минут возни Льюиса на кухне, парень сидит за обеденным столом, походивший на барную стойку и пил крепкий кофе в прикуску с тостом, - может ты уже проснешься, старик?
та самая баночка пива летит в мужчину, попадает куда-то в район плеча, благо не по голове. Джесси смотрит на время. и да всего лишь восемь утра, но не пора ли кое-кому валить и притворится, что ничего не было? на блондина только свежее белье, холодные босые ноги и любимая черная толстовка, на груди уже давно стерлись напечатанные слова одной из песен группы Nirvana.

+3

10

Мир сужается до ограниченного круга движений, чужих стонов и собственного удовольствия. Ещё один поцелуй, ещё раз крепко сжатая чужая ягодица, ещё один толчок. Только животные инстинкты и животная страсть. Джесси прекрасен, и Рассел шепчет что-то такое ему на ухо, пытается, но язык не слушается, и кто знает, что там в итоге сказать вышло. Джесси выгибается, прогибается, позволяет всё, что хочется, а у Рассела давно не было ничего похожего и он с ума сходит, упиваясь вседозволенностью_Джесси, который на вкус как текила. Не трезвеет, утопает. И мир взрывается, теплом расплываясь внизу живота, распространяясь по телу, отдаваясь в мышцах приятной истомой. И Рассел проваливается в Джесси_темноту_небытье.

Рассел спит и видит ровным счётом н и ч е г о. Не просыпается ни разу за недолгую ночь, не сжимает кулаки до боли в костяшках, не стискивает зубы, стирая их в порошок. Ничего. Рассел спит и не видит снов, как уставший пёс, пробежавший немало кругов. Ему бы выспаться за все бессонные месяцы, но реальность в виде гремящей посуды, звука чужих шагов, работающей кофеварки вырывают из приятного забытья. Рассел глаза открывает с трудом, как заевшие шторки жалюзи распахивает с треском и шорохом. Во рту удушающая сухость раскинулась по глотке и всем трахеям, после первого вздоха вызывая кашель. Банка пива, больно прилетевшая в плечо, приходится как никогда кстати - Рассел открывает на ощупь и выпивает всю сразу залпом, почти давясь. Стало лучше, но не на много.

Рассел опускает запотевшую банку на пол, мутным взглядом наконец оглядывая обстановку: бардак на столе, включающий вчерашний алкоголь, неаккуратно сложенная на стул его одежда, парень и кофе за столом. Рассел хочет встать, но вдруг понимает несколько вещей: а) всё тело болит б) он не одет. И что с этим делать и в каком порядке не ясно. Молчит. Потому что блять, как же хуёво. Лет с тридцати, когда впервые познакомился с похмельем, мужчина знает, что вряд ли в мире придумано средство лучше шоколада. Всей научной фигни, так называемого обоснования, он не помнит, но то, что шоколад помогает отлично, проверено не раз, не два и не три, но только язык присыхает к горлу, и спросить есть ли сладость у Джесси не получается.

Воспоминания о сплетении руки и содружестве губ взрываются пакетами с краской: брызги во все стороны, ярко, слишком для реальности. Приснилось? Рассел сглатывает их, чешет бороду, продолжая играть в молчанку. Блять. Как он вообще оказался здесь? Тело болит и ноет то ли от неудобной позы, то ли от возраста, то ли от чего-то ещё, но вопрос никак не хочет складываться в слова, а Джесси не спешит прояснять ситуацию самостоятельно. Ладно, к чёрту. Рассел встаёт с места, чтобы сделать шаг к кофе, горячим тостам, к Джесси, но делает несколько в сторону ванны, к унитазу и очищению желудка. Пиво выходит обратно, организм отказывается усваивать алкоголь, унитаз приветствует прохладой, открывая своё белое чистое лоно навстречу Расселу. Мужчина почти полностью погружает голову в него, сидя на полу голым и жалким. Докатился. Почувствовав, что ему больше нечего предложить этой нерушимой дружбе, Рассел утирает подбородок рукой, осторожно поднимаясь на ноги, рассматривая себя в зеркало. Красные глаза и взъерошенные волосы, неаккуратная борода и странные следы-царапины по телу, и презерватив на опавшем члене… Стоп, что? Рассел трёт глаза, с отвращением снимает резинку с члена, выбрасывая в урну, осматривает себя липкого и обессиленного, не в силах постичь действительность. Ему ничего не снилось, совсем, но сейчас он словно заперт в кошмаре, тягучем и пустом, в стеклянном шаре. Возвращаться к Джесси в таком виде [в любом] слишком тягостно, и Рассел забирается в душевую кабинку, надеясь, что вода прочистит ему голову, прояснит воспоминания и поможет прийти в себя.

Делает воду горячее, чтобы смыть с себя засохший пот и сперму, очистить тело и душу, трёт кожу чужой мочалкой [личные границы посылает к чёрту], щедро поливая себя чужим гелем для душа с ароматом манго – ты серьёзно, Джесс? Может у тебя ещё и бальзам для волос имеется? Оглядывает полку и да, действительно. Усмехается, не удивляется. Лучше бы у тебя на полке стоял какой-нибудь Old Spice. Рассел посмеялся бы над этим при других обстоятельствах, но сейчас засовывает язык в жопу, боясь узнать даже о событиях прошлый ночи. То, что он очнулся голым, не считая презерватива, на диване не у себя дома, уже очень плохой знак.
Делает воду холоднее, чтобы проснуться наконец от кошмара. Тело хочет сбежать от неприятных прикосновений, но Рассел заставляет себя простоять так двадцать секунд, он считал, пока пальцы не начинает покалывать от переохлаждения. Не помогает. Рассел вываливается из душа всё ещё в незнании и нежелании возвращаться в комнату. Изо рта пахнет кислым и тухлым – хороший повод задержаться подольше в этих уютных кафельных стенах. Кроу находит зубную щётку Джесси и, посомневавшись секунду-две, щедро выдавливает на неё чужую зубную пасту, отправляя в свой собственный рот – она ведь всё равно останется чистой, после того как смоет пасту с неё, да? И только после трёх лишних минут и примерно 150 движений щёткой туда-сюда возвращается в комнату, предварительно вытеревшись чужим полотенцем. Готов поражать свежим дыханием и немного волосатым торсом.

Соскучился? Я там позаимствовал твоё полотенце, - хрипит Рассел в попытке пошутить, сгладить углы, переключить внимание. Он всё ещё голый и впервые за последние пятнадцать лет ему неловко из-за этого. Поэтому смотрит с вызовом, ложной уверенностью и нарочито медленно находит свои трусы на кресле, облачаясь в них, как рыцарь в доспехи. Так-то лучше. – Есть ещё кофе? И шоколад. Бошка трещит, - подсаживается за стол к Джесси, непринуждённую беседу затевая [пытаясь]. – Не очень помню, что вчера было. Припёрся к тебе пьяный, да малец? Спасибо, что не выгнал старика на улицу, - смеётся и сарказмом в себя стреляет, чтобы предотвратить выстрел Джесси. Так же это работает: смеёшься над собой, чтобы другие не сумели. Называет себя стариком, отбирая любимый подкол у Джесси, заимствует на время.

Тело после душа чувствует себя легко и почти невесомо в противовес тяжёлой голове, что притягивает к земле и не даёт улететь в окно. Давай, детектив, соберись же, осмотри помещение, найди улики, сделай выводы. Рассел подмечает заваренный чай и то, что Джесси пьёт кофе. Значит чай он заваривал не для себя. Для него? Ты можешь быть заботливым, чертёнок-Джесс? Кто бы мог подумать. Рассел умилился бы, но сейчас это настораживает только. Стол с пустыми бутылками из-под алкоголя ни о чём не говорит, кроме как о везении Рассела, что он не слёг с алкогольным отравлением, а всего лишь пережил пару минут унижения в ванне. – Поделишься? – наливает себе кофе без сахара и подцепляет тост с тарелки, пока парень возразить не успел. Всё кричит о том, что нужно сваливать, как можно быстрее, убегать с вещами и одеваться на ходу в коридоре, но Кроу остаётся, вопреки инстинктам и логике, не смотрит в глаза и жуёт медленно, осторожно, прислушиваясь к нуждам собственного организма, чтобы не выблевать всё обратно прямо здесь.

Джесси почти не одет и это отзывается странным чувством, почти возбуждением с желанием защитить эти длинные голые ноги. Хочется прикрикнуть «Оденься, надень носки, заболеешь же!», но Рассел сдерживается, удивляясь как может измениться всё за одну ночь. Он не помнит, а тело да и реагирует по своему – рука горит желанием до волос чужих дотронуться, помнит ощущение мягкости. Рассел удивляется сам себе и продолжает жевать тост. Что же здесь, блять, такое произошло? – Кроме нас вчера здесь ещё кто-то был? – спрашивает в надежде на ответ положительный. С тем, что он припёрся пьяным к Джесси и они вызвали девочек, он смириться как-нибудь сможет.

+2

11

наконец-то фанат острых куриных крылышек и секон-хенда для пенсионеров окончательно просыпается, действуя на автопилоте, заправляясь холодным пивом, дружелюбным ударом брошенное Джесси. он все еще сидит на кухне, попивает кофе, через несколько секунд прикуривает, нарушая собственное же установленное правило, но слишком впадлу идти на балкон или просто стоять истуканом у открытого окна. интересно, что сейчас происходит в башке Рассела? и что конкретно отложилось в его памяти о вчерашней ночи?
по правде говоря, хакера это мало волнует, он радуется факту выходного, что проведет максимально бесполезно в собственной постели. в надежде, что его никто не вызовет решить какой-то вопрос, даже если тот вопрос жизни и смерти.
телефон в авиа-режим и все в шоколаде. кстати, о нем, где-то в холодильнике должна была остаться половина белого с миндалем. кто-то угостил на работе, какая-то девчонка азиатского происхождения, стажерка, на испытательном сроке, и кажется с просроченной визой. но ей уж больно деньги нужны, а еще она снабжает Льюиса вкусными китайскими конфетами и сигаретами.
в общем, милая, и мало болтает, что особенно вкатывает парню.

салютирует пальцами левой руки Расселу, но никакой ответной реакции, мужчина резко убегает в ванную, и характерные звуки выворачивания желудка наизнанку удивительно, никак не портят аппетит. наоборот, блондин сидит ухмыляется, серпает кофе из любимой кружки, - ах, прямо музыка для ушей.
слышит, как включается душ и не особо горит желанием вламываться в ванную объяснять порядки принятия водных процедур в собственной квартире. они оба еще не готовы встретиться лицом к лицу и испытывать дискомфорт неловкости. во всяком случае, со стороны Рассела это ожидается стопудово, интуиция в ухо шепчет.
когда мужчина наконец-то выходит, Джесси наивно хочется верить, что унитаз тот за собой помыл, лишних волос на полу душевой не оставил и не дай бог, блядский ты рот,  не трогал его зубную щетку. об этом не хочется даже думать, Джесси передергивает лишь от одной мысли, ведь сейчас у Рассела во рту словно нассала стая старых койотов. целоваться лезть точно не вариант.
кислая улыбка и хвала вселенной; бородатый дровосек додумался хотя бы нацепить трусы, словно услышал громкие мысли Льюиса.
в глазах того темных сонное недоумение, никакого намека на совесть, но видимо еще рано. и Джесси вновь копу улыбается, еще более приторно-любезно, что самому хочется проблеваться. хорошо, что с алкоголем вчера он не переусердствовал.
значит, на все он согласился по собственное воле. и хрен теперь спишешь все на изнасилование, кивает головой, мысленно в этот момент вскрикивая расстроенное "ну блин". шоколад с утра? ты уверен, старик? сахар не подскочит? извини, танометра у меня нет, к сожалению, - последний глоток кофе оседает в горле неприятной горечью, перебор и слишком крепко, но для утреннего допинга самое оно, - приперся без ордена и на том спасибо.
все фразы колкие, угловатые, и движения тела резкие и короткие, как замыкания робота, Джесси тихо шипит себе под нос, когда зачесывает волосы назад и по неосторожности касается загривка. у него все воспоминания яркие и со всеми дополнениями;
волна легкой возбуждающей дрожжи не вовремя скатывается по грудной клетке к низу живота, болезненная пульсация в мышцах как вспышкой перед глазами от резкого света.
нагло украденный тост из тарелки - повод нервно задергаться глазу, стучать пальцами по столешнице, но Льюис просто сильнее сжимает пустую кружку в руке. этот мужик зашел слишком далеко, хочется кричать, как персонаж из сериала "друзья", что Джесси Льюис не делиться едой, но...
все на, что его хватает, это послать полный ненависти взгляд, сосредоточил всю имеющуюся в закромах злость, а далее тяжелый выдох, словно поднял только что огромную штангу. встает с места, забирая свою пустую тарелку, возвращает через секунду обратно, ставя ее перед Расселом. только теперь там оставшиеся, уже остывшие и чуть подгорелые тосты, остатки. следом плитка шоколада, отламывает небольшой кусочек и босыми ногами проходит в гостиную, нехотя нагибаясь и подбирая весь оставленный мусор и пустые бутылки.

а я думал, когда ты спросишь, - усмехается Джесси, завязывая мешок с мусором и оставляя тот в прихожей. пусть мистер Кроу хотя бы удосужиться за собой вынести не только себя, но и это дерьмо. ну и еще что-нибудь, свою анальную девственность?
блондин замирая в гостиной, прямо напротив легавого, задумчиво чешет свою невидимую бороду, осматривается вокруг, короткий взгляд на кресло, диван, и снова эта волна мурашек по всеми телу, соберитесь, молодой человек, - кроме меня и тебя здесь больше никого не было, гладиатор. вчера ты втрахивал меня в этот самый диван, который теперь надо отдать в химчистку. и ты платишь. я принимаю чеки.
медленно переходит на серьезные ноты, скрещивает руки на груди, будто отчитывает мужчину за то, что он теперь он вступил на путь не верный, анонимный мужеложец.
на самом деле Джесси плевать, всего лишь перепихон по пьяне, без чувств и прелюдий, громких слов, долгих уговоров - важная поправочка. сухо, болезненно. приятно и хочется невольно еще, но блондин не жалеет, сейчас подавляет желание, притаившееся змеей подколодной прямо в уютном темном местечке под коркой сознания, черт, вчера меня будто поимел дикий пес, сорвавшийся с цепи, все тело болит и я весь в засосах, спасибо, блин, большое.
падает в свободное кресло, не то от которого разит вчерашним сексом, а напротив, подбирает под себя ноги, достает телефон, для него все сказанное не значит шибко много, секс с мужчинами для него не в новинку. а вот Рассел...
видел бы ты свое лицо сейчас. хочешь сфотографирую? - мужчина до сих пор ни слова не проронил, а Льюиса тянуло с каждой секундой сильнее на смех, - да ладно, только не говори мне, что это был твой_первый_раз, сладкий? серьезно? ну, тогда с почином тебя, теперь на твоих плечах еще один грешок имеется. звучит как неплохой тост, Джесси начинает смеяться в пол голоса, так и хочется написать об этом в твиттер, чувак, это просто секс, расслабься. считай, неплохая месть твоей жене.

Отредактировано Jesse Lewis (2020-03-20 20:50:18)

+2

12

Неаккуратно качает ногой и пальцами к ноге Джесси прикасается - холодная, как и взгляд парня. Джесси не понять: то он заботится, заваривает чай, делится пивом и шоколадом, а то язвит и смотрит так, словно сейчас убьёт. Так не каждый убийца смотреть умеет, уж Рассел знает и знай он, что всё это из-за тоста, обязательно положил бы его на прежнее место, а лучше вообще не брал. Но Рассел не понимает, его представления о границах податливы и размыты. Готов пить с Джесси с одной кружки, есть тосты с одной тарелки, а Джесси почему-то нет. Для Рассела это странно, для него это не проблема. -Чего такой злой? У тебя недотрах? Я сорвал тебе вчера свидание? Ну прости, малец, - Рассел не может понять ему это кажется или Джесси в самом деле раздражителен больше обычного. По Джесси не понять, он всегда, как оголённый провод, клубок нерв, кот, которого погладили против шерсти. Рассел больше собачник, с котами он ладить никогда не умел и закончил попытки, когда Кристи притащила домой бездомного котёнка, и тот нассал ему в ботинки. Не один раз. И почему-то только в его обувь. С Джесси у него ощущения постоянное, что нужно проверять ботинки прежде, чем надевать.

Рассел жуёт подгоревшие тосты и не жалуется, ему нормально, за годы неблагодарной службы и не таким свой организм травил, патрулируя улицы, пренебрегая ланчем, перекусывая всякой гадостью из ларьков на ходу. Даже вкусно, особенно, если намазать сверху маслом и джемом. Почти королевский завтрак. Рассел обжигается горячим кофе и чуть не выплёвывает всё обратно, но сдерживается, терпит и проглатывает, чувствуя себя драконом, которого чуть не стошнило лавой. В целом даже это ощущение оказывается болезненно приятным - жизнь продолжается, хоть жизнь и сплошная боль.
Рассел заедает это открытие шоколадом, не сводя в Джесси взгляд: стоит отвернуться и тот точно укусит или нассыт в обувь, знает Рассел этих котов. Своенравные и упрямые, то огрызаются, то слишком ласковые и точно что-то задумали. Вот и Джесси отвечает как-то слишком вежливо и чутьё копа кричит Расселу, что что-то здесь не чисто. Шоколад помогает, как и всегда, верный друг, пусть он и с гадостью какой-то, а не настоящий горький. По мнению Кроу белый шоколад для извращенцев, но в гостях выбирать не приходится, спасибо и на этом. Отламывает сразу большой кусок, пока парень беснуется. Мужчина вообще-то его понимал: они не друзья, не были ими, и вот он заваливается пьяным без приглашения, кому такое понравится? Но общение с Нилом научило Кроу пропускать мимо ушей чужие недовольства и лучше людей знать, что именно им нужно. Вот Джесси нужно немного расслабиться и успокоиться, поэтому он, конечно, сейчас быстро допьёт кофе, доест тосты и даже вполне вежливо свалит, сказав спасибо за помощь в деле и ночью. Таков план. Способность устанавливать приоритеты уже вовсю работала, отодвинув вспоминание об использованном презервативе на члене на задний план, сперва завтрак. У Рассела была бурная молодость и как только, где и в каком состоянии он не просыпался. Однажды он проснулся в чьей-то квартире в Нью-Йорке в обнимку с козой, так что теперь просто радуется, что очнулся без татуировок на лице. Кто знает, вдруг у Джесси подпольный тату салон и его любимая месть бывшим - татуировки на лице. Татуировку на своём красивом харизматичном лице Рассел вряд ли бы пережил, а остальное ерунда.

Рассел давится кофе, приподнимая скептически одну бровь на пересказ прошлой ночи? Что? Охуенная шутка, Джесси, - ты же шутишь, да?
У Рассела алкогольная амнезия и он крутится на высоком стуле, чтобы сидеть лицом к парню, а не в пол оборота, словно мог не расслышать и услышать что-то не так. Шоколад действует, завтрак хорошо улёгся в желудке и мышцы ноют слегка, как после хорошей тренировки - последнее косвенная улика в пользу слов Джесси, но с другой стороны, зачем парню врать? Он же знает, что Рассел за такие шуточки ему лицо разобьёт. Ведь знает? В голове бутон воспоминаний о сплетении рук_содружестве губ из сна раскрывается, но из сна ли? Рассел думает, что ему что-то приснилось, Джесси говорит, что они не спали. Чёрт. Блядь. И часто у тебя такие сны? - неуверенно огрызается Рассел, лишь бы прекратить этот смех, рвущийся из Джесси. Этого не может быть, но использованный презерватив в таком контексте улика более чем убедительная. А если сделать тест ДНК? Нет, он точно не понесёт это в лабораторию. Рассела передёргивает от отвращения [к себе]. В век толерантности Рассел оставался пассивно нетолерантным: ты мог стать его другом и остаться им, после того, как он узнал, что ты гей, но быть геем и стать его другом ты не мог, не та последовательность. И если в фильме встречались сцены с отношениями педиков, то он неумолимо их прокручивал под возражения жены, а то и вообще предлагал сменить фильм. Рассел Кроу не из тех, кто будет отсаживаться от вас в метро или не купит у вас начос из-за того, что вы гей, но он из тех, кто будет голосовать против гей-парадов, потому что нехуй. Рассел Кроу из тех, кто никогда не употребит местоимение Я и слово ПЕДИК в одном предложении, но сегодня Рассел Кроу впервые переспал с мужчиной, а ещё через несколько часов вспомнит, что ему понравилось. И будет искать в гугле можно ли считать, что он гей, если это он трахал мужчину в жопу, а не его.

Рассел просит Джесси заткнуться, когда он бросает слова про месть жене и для мужчины это последняя капля. Как же низко, Джесси. Хватает парня за грудь, в кулаки собирая ткань толстовки, поднимая на ноги, удерживая, мечтая о поводе хорошенько врезать. Чувство благодарности улетучилось, съедено гневом, раздражением и стыдом. Встряхивает Льюиса, горя желанием размазать, приложить затылком об стену. Он бывший, но всё же коп с кое-какими связями, что ему сделают, а? Паршивец. Больше никогда не смей говорить о моей жене, понял? или я убью тебя, - рычит Рассел и не преувеличивает, он так чувствует. Сложная семейная ситуация не повод позволять другим плохо отзываться о его почти_бывшей_жене, хотя Джесси ещё и не успел, Расселу просто срывает голову. от стыда, гнева и растерянности. Не ему думать об этом, не сейчас, но в мысль неприятная закрадывается, а вдруг Кэрол уехала не только ради работы, но может ради кого-то ещё? Блять, надо выяснить это. Ставит галочку в воображаемом списке дел. Спаси...а нет, иди к чёрту, Джесси.

Мне плевать, что было здесь прошлой ночью, можешь думать, что хочешь, - (ложь) толкает Джесси обратно в кресло, но, блядь, как же хочется ударить его довольную физиономию. Просто очень. Собирает волю в кулак, делает глубокий вдох и начинает собирать одежду по квартире, чтобы убраться отсюда нахуй уже как можно скорее. На Джесси ожидаемо не смотрит.

+2

13

злость у Джесси по факту напускная, хочется построить из себя жертву, которую заставили, заломали руки за спину, выкрутив запястья, к виску подставили дуло заряженного пистолета. или острый нож, что там обычно таскают с собой частные детективы? швейцарские ножи? расклад не в пользу мистера Кроу, ему предстоит долгое переосмысление собственной жизни в компании уже не Льюиса, а скорее всего крепкой бутылки виси в чертогах темноты любимого трейлера.
серьезно, трейлер?
конечно же мужчина не верит, не стоило ожидать другой реакции. левая густая бровь поднимается стремительно вверх, правая подгоняет ее, сейчас что-то будет, тело подает знаки Джесси заткнуться, а он воспринимает это как показатель бурной вчерашней ночи. спасибо решенному вопросу недотраха, не то чтобы парня это беспокоило, но злить мужчину с бодуна не сулила ничего хорошего, но намеренно идет на этот риск, с утра по привычке находясь в дурном расположении духа. потому, что Рассела здесь слишком много, он, оба, не рассчитывали на ночлежку, еще немного и блондин сам побежит прочь из этой квартиры — может сильно давит факт погонов на чужих плечах, аллергическая реакция, побуждающая выпустить иголки после того, что между ними было;
один секс ничего не значит, все остались невредимы, кроме дивана, ему нужна психологическая помощь.
Джесси лезет на рожон, провоцируя на словесную перепалку аль еще чего похуже — кулаком по челюсти и вот тебе синяк на пол лица, — потому, что злорадство буквально просится наружу. смешок над судьбой, этот случай только на открытом микрофоне теперь представляй перед доброжелательной публикой молодых ребят, давайте все вместе посмеемся над тем, что мистер Кроу теперь гомосексуалист. часами можно строить теории действительно ли это был его первый раз, доказать с пеной у рта, что все гомофобы — скрытые гомосексуалисты, тогда все точно закончится дракой. можно проверить его по сети, пробить телефонные номера и узнать как часто пользовался услугами эскорта, расплачивался кpeдиткой за ночь в дешевом мотеле.
  "наверное, надо было оставить ночевать его на улице? чтобы его кто грабанул? ну, такое себе приключение. копы дотошные доебались бы потом до меня, как и его напарник."

код отмены в жизни не предусмотрен, очень жаль, проведенные вместе почти сутки, на одной территории, из головы выкинешь не скоро, перебьешь алкоголем, чем покрепче, страсть из воспоминаний сотрется, подмени чужими телами, грудью, влажностью сладкой женского тела, прыгающего на коленях мистера Кроу, да, все до примитивного упрощенно, у него получится.
толерантностью Рассел не блещет: его поведение, реакции, взгляд отвращения, вызывает у Джесси сначала разочарование, а после жалость. тотальное отрицание без возможности апелляции, обеления собственной натуру в глазах напротив, залитых еще густым раствором похмелья, Джесси не затыкается даже когда его просят и наконец-то выводит копа из себя.
хакера хватают за грудки, возвышая над креслом, тянут за толстовку, он хватает в ответ руки мужчины на поводу рефлексов, на перед в затылочной части появляется боль как от удара о шершавую поверхность стены. но ничего подобного; близкий контакт, точный укол злорадства в свежую рану, боль, скрытая в словах угрозы, правда колит, срезает верхний слой пальцев, вцепившихся в Льюиса.

бесцеремонно врывается в сознание мужчины, тот не замечает, как в его голове остается темная точка, начинающая разъедать устоявшееся, ценный постамент, на котором держится раздутое самомнение товарища с бородой. неприятно, стыдно признаться в потаенных желаниях, кто такой этот Джесси Льюис, чтобы делиться с ним самым сокровенным. упоминание жены как взрыв щитка от перенапряжения, — какие мы чувствительные, — отсекает первоначальную версию "виноват, перегнул, товарищ полицейский", наконец-то отпускают, возвращают толчком в кресло, что кажется сейчас самым безопасным и девственно чистым в этом доме.
парень тут же подбирает под себя ноги и с интересом наблюдает, как гладиатор рыскает вокруг в поиске своих вещей. торопиться, роняет, прыгает на одной ноге в попытке влезть в старые потрепанные джинсы, словно за ночь они чудесным образом уменьшились на один размер. блядская гавайская рубашка с несколькими оторванными пуговицами не удостаивается злобного комментария к Льюису, к его свинскому отношению к чужим вещам, хотя чья бы корова...
верный посыл напоследок: действительно плевать, что произошло прошлой ночью. вранье Рассела на один укус, но Джесси кивает, мол, я тебе верю, ковбой, ждет не дождется, когда мужчина покинет квартиру, обязательно громко и со всей мощью захлопнет дверь, будоража штукатурку стен.
как и в самом начале: ни приветственного, ни прощального словца, поднимается с места, закрывая за тем дверь, мудила не захватил мусор, но об этом Льюис позаботится позже.
в квартире пахнет им, бесит, открывает окно, ругается громко и отчетливо, так чтобы у мистера Кроу уши загорелись и отвалились, как накипь на сковородке: в ванной тотальный пиздец, горячий душ стирает последние следы вчерашнего секса, не очень справляется с засосами.  кровать с любовью творца встречает холодными простынями и теплым одеялом, в которое Джесси закутывается как гусеница, ставит телефон в авиа-режим, обязательный будильник и проваливается в сон — хотя бы там надеется не гадать какой из секонд-хендов ходит Рассел, чтобы случайно в будущем с ним не пересечься.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » .мы зажгли огни, во вселенной только мы одни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно