внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от тео марино Псих. Наверное, я действительно псих, раз решился на такое. Наверное, я действительно выжил из ума, если поддался похоти и решил, что лучшей местью бывшей жене будет переспать с её матерью... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 30°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Пути господни


Пути господни

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Сакраменто|  .02.2020 | около 17:15

Michael Rinaldi, Adam Placentino, Michael Salgari
https://i.imgur.com/nmlJpG7.gif

Когда святоши встают на тропу войны, ничего хорошего ждать не приходится.
.....................................................................................................................

+2

2

- … Фредо, нам нужно ровно шесть кpeдитов. Ровно шесть. Слегка надави на них, напомни, что раньше они так не чистоплюйничали… -  выкручивая руль своего «мазерати» и говоря в подключенный к очередному «временному» сотовому динамик, Ринальди одновременно встроил свой спорткар в мерно движущийся по автостраде поток. Когда-то, пришпоривая навороченную тачку, он с удовольствием ловил впечатленные взгляды иных водителей – но постепенно все становится рутиной, стала ею и супермашина. Потому сейчас босс Семьи Торелли был больше сосредоточен на разговоре, дымящейся в его правой руке сигарете – и на том, чтобы не поцарапать авто о другие средства передвижения. Был поздний вечер пятницы, и многие обитатели Сакраменто спешили прочь из города, навстречу прохладе озера Тахо и прилегавших к нему коттеджей и домиков.  – Майк, в кpeдитном комитете разногласия… Первый вице-президент за, но начальник службы безопасности залупается… Говорит, что они выдали нам слишком много ссуд за последнее время, и он опасается инспекции из Минфина… На основании директивы о проверке кpeдитов с множественными выплатами наличкой по пяти пунктам…  - Фредерик Клементе говорил спокойно и взвешенно – в банковской сфере он был в своей тарелке. Числясь консильери Семьи,  ее третьим человеком, он выполнял свои мафиозные обязанности добросовестно, но скучливо и неохотно. Его истинная роль заключался в руководстве отмывочными механизмами боргаты, тесно связанными с финансовыми учреждениями. Сейчас шла речь о «Фарго Юнион Банке», крошечной кpeдитной организации в Элк Гроуве. Этот банчок стабильно выдавал Семье Торелли ссуды, помогавшие очистить ее совсем уж черные доходы от наркобизнеса или, скажем, незаконной торговли оружием. Самому Майку сейчас один из этих кpeдитов был весьма нужен. Он подумывал конвертировать полученные от Юля три миллиона кокаиново-амфетаминовых денег во вполне себе легальную инвестицию в покупку элитных апартаментов в Голливуде, почему отреагировал на новость Клементе с понятным раздражением. – Да ебал я в рот этого начальника службы безопасности! Скажи Картеру, этому вице-президенту гребаному, пусть, если что, выгонит этого сукина сына к чертовой матери! И напомни, что мы легальные бизнесмены, с хорошей кpeдитной историей, и что три из этих ссуд потом рефинансирует твой Кей-банк! Опустив трубку, Майкл сосредоточился на вождении – он приближался  к своему стриптиз-клубу «Доллз».
Уже въезжая на парковку, Майк понял, что происходит что-то не то. Было шумно – и этот шум не был обычным, оживленно-веселым. Первым, что Ринальди услышал, были крики. Вернее даже – скандирование. – Иисус против торговли телом! Мужчины, идите к своим женам! Позор обители блуда! -  уже донесшиеся до ушей преступного авторитета вопли заставили его челюсть отвиснуть – а уж когда, через лобовое стекло, он узрел происходящее на стоянке, то и вовсе охуел.
Группа посторонних людей расхаживала по парковке с расписанными какими-то религиозными лозунгами плакатами. Все в белой одежде, с прикрытыми бумажными масками в форме крестов лицами, они вовсю приставали к посетителям и работникам заведения, настырно светя им в лица большими восковыми свечами и размахивая видеокамерами. – Милая, вы не знаете, что сказано в Евангелии от Матфея? Стих 5:28? «Тот, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействуют с ней в сердце своем»? Вы вводите честных людей в искушение, предлагая им свою плоть как рыбу на прилавке! У вас есть мама? Она знает, чем вы тут занимаетесь? – приторным голосом говорила полная старушка в чепце пышнегрудой Трейси, и та, прикрывая лицо и стуча шпильками, побежала в сторону входа в «Доллз». В то же время щуплый парнишка с рыжим ежиком докучал солидного вида мужчине с густой бородой, только что вылезшему из черного «Икс-Шестого». – Сэр, я вижу у вас на пальце след от кольца… У вас есть жена, дети, так? Вы ведь не обрадуетесь, если они узнают, что вы приходите сюда за внебрачным сексом и похабными зрелищами? Лицо бородача побагровело, он выглядел так, словно его сейчас кондрашка хватит – впрочем, и у Ринальди, когда он увидел, к кому именно пристает худощавый крестоносец, под сердце подкатило. Брайан Честнер был председателем городской комиссии по зонированию и весьма нужным для Семьи человеком. Имея весьма любимую, но притом достигшую веса в сто сорок килограммов супругу, чиновник считал бесплатные визиты в «Куколок» важной частью своего гонорара – но при этом спалиться перед семьей опасался даже больше, нежели обвинений во взяточничестве. – Еб вашу мать, что здесь происходит? -  Майк выскочил из машины и бросился к группе фанатиков. Туда же, переваливаясь как утка, двинулся Беппо Горлеоне вместе с несколькими охранниками. Ринальди преградил путь какой-то напоминавший живые мощи мужичок, с впалыми щеками и горящим взглядом. – Брат, ты тоже собрался в этот вертеп? Вдумайся, зачем тебе туда? Не губи свою бессмертную душу… - проникновенная речь миссионера была прервана сильным толчком – и он полетел в сторону. Обрадованный, что его приняли лишь за посетителя, Ринальди нагнулся к уху Беппо, и издал нечто напоминавшее рык. -  Это что за хуйня? Выставляй их всех, камеры прочь – если что похуй, заплатим штрафы… Согласно кивнув головой, Горлеоне пузом двинулся на фанатиков, и вслед за нем, как строй легионеров, зашагали и секьюрити. Медленно, но верно, они вытесняли поборников нравственности за пределы парковки. – Это частная территория. У вас что, есть разрешение местных властей? Нахуй пошли, я сказал! – кричал Беппо, орудуя кулаками как на боксерском ринге. Тут Майк краем глаза заметил вертящегося неподалеку человечка с крысиным личиком и бейджиком «Пресса» на зеленом пуловере – и вполголоса выругался. Вскоре мафиозо скрылся внутри клуба, предоставив все разруливать охране.
Через полчаса они с Горлеоне сидели в кабинете Майкла  - и пытались разобраться в ситуации.  Вернее, Ринальди, с залитым до краев стаканом виски наперевес, кричал на стоящего навытяжку Джузеппе – а тот, с багровым как кумач лицом, безропотно выслушивал претензии дона. – Как они вообще, мать твою, смогли туда войти? Кормишься с моих рук, пузан, а мышей ни хуя не ловишь! Ты все еще директор клуба – или уже забыл? Помощник Ринальди лишь кряхтел и разводил руками – сказать ему было нечего. Босс Семьи Торелли глотнул спиртного и сделал несколько вдохов и выдохов. Он был в полном ахуе – это если мягко выразиться.
Владея «Доллз» уже много лет, Ринальди привык к тому, что его заведение было местом неприкасаемым. Люди, знавшие, кто держит «Куколок», предпочитали относиться к ним с почтением. Исключением были время от времени ошивавшиеся вокруг клуба федералы – но те клоуны в крестовидных масках явно не числились агентами Бюро. – Кто эти гондоны? Ты выяснил? – наконец, успокоив себя очередной порцией «бушмиллза», вопросил Майк. Беппо, немного помолчав, заговорил. – Я не знаю, шкип! Они не из местных, это точно. Но знаешь что? Я тут с тем журналюгой поболтал, он из «Сакраменто Би». В их газетенку был анонимный звоночек. Такую же ебаторию они устроили еще и в «Hungry Bird», и в одном из баров Плейса! Сегодня же, блять!
Когда Майк услышал это,  он едва не подавился вискарем. Вернее, что там, едва – в самом деле подавился, закашлявшись, и Горлеоне пришлось со всем должным почтением постучать крестному отцу по спине. Кулак у Беппо был весьма увесистым, почему Ринальди в какой-то момент отмахнулся от жирдяя, прекращая медицинскую процедуру. – Да ну? Сегодня же? Какое, нахуй, приятное совпадение! – высокопоставленный мобстер многозначительно поглядел на своего доверенного помощника. Адам Пласентино, он же «Плейс», был солдатом мафии из ближнего окружения Ринальди, владевшим в городе рядом заведений для секс-меньшинств. «Ночная Птичка» являлась мужским клубом, навроде «Доллз» - и принадлежала Майку Сальгари, соучастнику, присоединившемуся к рядам местной Коза Ностра в 2018 году. Религиозники явно нацелились на бизнес Торелли – и озаботились проинформировать об этом СМИ. Все это напоминало какую-то тонкую провокацию – и босс счел долгом чести разобраться с ней лично. – Набери Адаму и Майку… Я их жду через два часа… Нет, не тут, блять, а в «502». До бара ведь эти бумажнорылые еще не добрались? А я пока сделаю пару звоночков…

Отредактировано Michael Rinaldi (2020-03-03 13:17:37)

+4

3

- Адам. У..у нас тут проблемы.
Голос Марка был встревоженным, хриплым и он жутко заикался, словно увидел призрак своей покойной матушки. Всё это жутко бесило Плейса, что он едва сдерживался, чтобы не выругаться на него. Останавливало лишь то, что если наорать на помощника, то внятнее говорить он не станет. Если не хуже. Поэтому Адам отодвинул телефон в сторону, глубоко выдохнул, чтобы сдержать поток гнева, и снова придвинул его к уху.
- Эй-эй, парень, ты чего там, объелся чего? – Сдерживать раздражение было сложно, он так и сквозил в интонации, как бы он не старался говорить спокойно и размеренно. – Давай, мой мальчик, отдышись и ещё раз, медленно, размеренно, а главное внятно скажи мне о том, что за ебаная хуйня у вас происходит. А то этот телефонный звонок растянется на долги дали и я не успею сделать всё, что я запланировал. Мне нужно приехать в клуб?
- Да, босс. Вам лучше приехать. Эти паразиты!
- Стоп. – Пласентино, который в это время вальяжно устроился в кресле своего кабинета в квартире, тут же приподнялся и наклонился к столу. – Что за паразиты? У кого-то нашли мандавошек?
- Да нет, Плейс, я образно. Просто… мы приехали в клуб, ну, как обычно, чтобы его открыть, а тут!
- Тараканы, значит. – Подытожил Риччи младший и снова откинулся на спинку кресла, мысленно прикидывая во сколько ему обойдётся сан. Обработка от этих ползучих тварей. Да и клуб придётся прикрыть на пару дней. Придётся соврать, что закрывают его на ремонт, чтобы не отбить у постоянных клиентов желание туда приходить снова. Да и как это вообще могло произойти. Конкуренты? Обиженный уволенный неделю назад бармен постарался?
- Да нет же. В самом деле. Это люди. – Марк оборвал полёт мысли своего хозяина раздражённым тоном, что тот не даёт ему договорить.
- Что? – Плейс нахмурился с разрежением посмотрел на телефон. – Какие нахуй люди?
- Да если б мне знать. Понаехали религиозные ебанашки. И давай ходить вокруг клуба с транспарантами, что мы все грешники и будем гореть в аду. Пройти не дают. Плейс, мы пытаемся мирно их разогнать, но они знай своё, начинают причитать и библию цитировать. Вот умалишённые. Тебе приехать и посмотреть на это.
- Библию цитируют? Я ж там сгорю нахер от их молитв. Сейчас приеду.
- И ещё...
- Ты хочешь сказать, что там ещё что-то? Иисус по воде пришёл? – Плейс медленно, но верно закипал, что шутки о самовозгорании могли перейти в реальность.
- Я позвонил нашим ребятам. У куколок и у Майка, ну, который этот, Сальгари, тоже самое происходит.
- Вот ебанина. Еду.

Через двадцать минут Плейс уже стоял на другой стороне улицы около клуба, оперевшись на дерево, прикидывал ситуацию. Да, зрелище было впечатляющим и громким. Прохожие сторонились протестующих, как от сумасшедших, некоторые даже переходили на другую сторону улицы. Какие там клиенты! Самому бы зайти и остаться целым. Всё это дурно попахивало. Да, у религиозных организаций бывали периоды обострения, когда им было невтерпёж нести добро и свет в массы. Но чтобы это произошло так синхронно? Словно по указке. Слишком хорошее и точное совпадение. В этот момент зазвонил телефон. На том конце был Беппо, который в красках описывал до боли знакомую ситуацию.
- Да, у меня тоже вечеринка во Христе. Смотрю сейчас на них и не знаю, как лучше присоединиться. Думаю, где бы раздобыть белую простыню и терновый венок. Нет никаких соображений? Ладно, давай. Через два часа буду. Пусть Майк готовить успокоительное семилетней выдержки. До связи.
Закончив разговор Адам выпрямился, положил телефон в карман, поправил костюм и бодрой походкой направился к протестующим. Если вечеринку нельзя остановить, то нужно её возглавить. С этим лозунгом он протиснулся в толпу и встал перед людьми.
- Браться и сестры. – Сказал он громким голосом, расставляя в стороны руки, словно был готов сейчас их обнять, и обращая на себя внимание. Люди начали замолкать и с любопытством смотреть на него. Где-то позади ещё слышались реплики недовольных, но и они стали затихать. – Я проезжал мимо и не смог оставить без внимания происходящее. Где-то там меня ждёт жена и дети, но я посчитал своим долгом поддержать вас. В наше трудное время, главное не оставаться в стороне.
- Да-да. – Послышался тихи шёпот.
- Мы должны держаться друг за друга, ведь именно так завещал нам наш Господь.
- А он дело говорит!
- Сегодня эти люди наживаются на наших грехах. А завтра…
- А завтра они зайдут в наши мысли..
- Хорошая реплика. – Более низким голосом добавил Плейс указывая пальцем на тощего паренька о очках перед ним. – Молодец парень, - подмигнув ему, он снова продолжил вещать свою речь во всё горло, завладевая вниманием толпы. - А завтра они вложат в наш разум свои идеи. Но чего мы можем добиться этими криками, лозунгами, приставаниями к прохожим. Мы уподобляемся им! Да-да. Именно! Поэтому, я сделаю лучше. Я сейчас отправлюсь в логово похоти и порока, чтобы вызвать на разговор этого человека и поговорить с ним. Сказать, что мы не можем больше это терпеть.
- Да! Так его. Скажи ему!
- А вы, мои браться и сестры идите домой и разнесите благую весть. Скажите своим родным, чтобы были осторожнее. Чтобы держались подальше от греха.
Томно выдохнув с распростёртыми объятьями и под аплодисменты, Плейс начал пятиться назад, пока не скрылся в дверях.
- Вот ты им заливал. – За той стороной двери его уже поджидал Марк.
- О да, - жеманно поправив волосы, Адам шагнул в клуб, - Вот, мои ключи, подгони мою машину к заднему входу. Через два часа у меня встреча с Майком. И если эти святоши не разойдутся, мне надо выйти инкогнито.

Через два часа, как и обговаривалось, Плейс приехал на встречу в бар «502», где его уже ждал Ринальди. К всеобщему облегчению около заведения толпы религиозных фанатиков не было, поэтому можно было выдохнуть и со спокойной душой войти внутрь.
- Майки,-  зайдя в кабинет, Адам тут же подошёл пожать руку Дона, а после плюхнулся в кресло, день выдался трудным, - как ты, как девочки? Они успели их перепугать? А Лив не звонил? Готов поспорить, что у неё там тоже сейчас жарко. Что это вообще такое? Врата ада разверзлись и черти пустились в пляс?   

+3

4

Альберт Кинтана забыл, как дышать. Он ждал этой минуты весь вечер, с начала шоу-программы, то и дело бросая взгляды на сцену, куда, омываемые светом разноцветных софитов, выходили под музыку новые "птички". Некоторые из них уже закончили выступление, расположились на мягких диванных зонах, смеялись и о чем-то щебетали с немногочисленными пока гостями. Вот, завершив свой "танец огня", в зал спустилась рыжеволосая Лисса и, сделав пальчиками кому-то из гостей, неторопливо направилась к барной стойке, плавно покачивая тонкими красными полосками стрингов, почти незаметными на белоснежных ягодицах. Они были ему не интересны все, Аль ждал только ее.
И вот стал глуше и таинственнее яркий свет, заливавший все вокруг, из динамиков донеслись первые ритмичные звуки трека, который предвещал ЕЁ выход. Молодой крепкий парень в костюме службы безопасности клуба весь замер, в этот момент для него существовали только яркие лучи прожекторов, выхватившие из полумрака стройную женскую фигуру в полупрозрачном светлом пеньюаре и такого же цвета бикини, стремительно выходящую к пилону, разведя в стороны гибкие руки. Альберт Кинтана забыл, как дышать.

Она была старше него года на три и даже была уже однажды замужем - ему было наплевать. Она танцевала для этих жирных, похотливых уродов в зале, пускающих на упругую обнаженную девичью грудь свои вонючие слюни, лапающих ее своими пальцами и уводящих потом с собой в закрытые кабинки и комнаты наверху. Он знал, что там происходит, за этими проклятыми, ненавистными дверями, и каждый раз его сильное сердце грозило вырваться из груди, кровь кувалдами стучала в висках, а кулаки сжимались до хруста в суставах.
- Потерпи, милый, - говорила она ему шепотом, касаясь кончиками своих тонких пальчиков его лица, когда они лежали рядом у нее дома после смены, обнявшиеся и обнаженные. Только он и она, Франческа, Франни. Его Франни... - Потерпи, мой хороший, это ненадолго...
И парень готов был своими собственными руками придушить каждого, кто хоть даже подумает прикоснуться к ней. Пальцами выдавить глаза всем, кто только посмотрит и возжелает, если бы только это приблизило тот момент, когда ее слова станут реальностью. Но так было нельзя. Он обещал.
Они и встречались-то всего несколько раз, тайно, словно малолетние любовники, скрывающиеся от родителей. Такие отношения были категорически запрещены правилами клуба. Дойди информация об этом до руководства - и им двоим пришлось бы делать выбор кто уйдет, а кто продолжит работу. Это не обсуждалось. Франческе была нужна эта работа, она только-только начала наконец-таки зарабатывать неплохие деньги, чтобы начать постепенно выплачивать многочисленные накопившиеся долги и закладные. Хрупкую гибкую итальянку с ослепительной улыбкой и черными, как ночь, волосами любили и действительно ценили в Птичке, было уже даже несколько приглашений на вип-выезды, каждый из которых приносил девушке больше, чем получал Кинтана за целую неделю. И парень скрипел зубами, впивался ногтями в собственные ладони, понимая, что сейчас он не сможет сделать ровным счетом ни-че-го, чтобы этого избежать. А уйти самому было бы вообще немыслимым решением. Так он хоть как-то мог за ней присматривать...

- Нико, Гасси - на выход, на парковку, срочно! - Голос начальника службы безопасности, Чеза Амато, резанул по сознанию из наушника спецсвязи, выдернув итальянца из глубин созерцания и размышлений. Дверь из комнаты охраны распахнулась, и сам Чез быстрым шагом тоже направился к выходу, это уже само по себе говорило о том, что происходит нечто из ряда вон выходящее. - Аль, смени Гасси, на входе останешься, - он тяжелым взглядом скольхнул по несчастному любовнику, стоявшему в это время у колонны напротив подиума, и скрылся за проемом, за которым был холл клуба, с туалетными комнатами, гардеробом и входным турникетом.
- Принял.
- Принял, - послышались в наушнике голоса напарников, которые, похоже, сами пока еще не понимали, что послужило причиной такого распоряжения.
- Принял, - кивнул Кинтана, оттолкнувшись от колонны и бросив последний взгляд на извивающуюся на шесте Франни.

На входе в клуб творилась непонятная суматоха. Люди толпились и галдели все одновременно, но лица их были направлены к выходу. Туда, где на улице, на парковке прямо перед "Птичкой" сейчас, по всей видимости, проходило шоу куда как интереснее, чем в самом зале.
- Разрешите пройти. Разрешите... - Квадратная невысокая фигура Чезаре пыталась боком протиснуться между скопившегося в узком пространстве любопытного народа и при этом никого не покалечить ненароком. Получалось с трудом. Бассани был уже снаружи и держал дверь широко открытой в ожидании шефа, сзади притопал Гасси Манзара.
- Чё там, не в курсе? - Спросил он у Альберта.
- Хер знает, - пожал плечами тот, хмуро проклиная всё и всех, кто заставил его уйти из зала, где его Франческа сейчас рассыпала вокруг лучи своей красоты. - Кипиш какой-то на улице.

Но в следующий момент все внутри у парня заледенело за одно короткое мгновение. Серце сжалось в тисках неконтролируемого страха, а по спине пробежал предательский, липкий холодок. Он знал это ощущение, уже сталкивался с ним однажды. Там, в разрушенной войной Пальмире, когда ему в шею сзади вдруг уперся холодный ствол, и тихий голос человека на каркающем хриплом местном наречии приказал не двигаться. За долгие-долгие мгновения до того, как выстрел дружеского снайпера не снес тому полчерепа.
Но сейчас он был не на войне. Сейчас Аль услышал, как там, скрытая от него углом стены, в зале истошно закричала его Франни. Оттолкнув товарища и уже больше не слыша и не видя ничего вокруг, парень рванулся назад.
Его чуть не сбили с ног. В зале творилось нечто очень нехорошее. Гости повскакивали со своих мест, кто-то, с расширеннми от ужаса глазами и перекошенными ртами, рвался к выходу. Визжали девчонки, взгляды присутствующих были обращены к подиуму, где, высоко подняв вверх перепачканные чем-то ладони, стоял человек. Хохотал и что-то истошно кричал в потолок. А у шеста, согнувшись и молча плача, стояла Франческа. И ярко-красное в лучах прожектора пятно, уродливой кляксой растекалось у нее по животу и жирными каплями стекало в большую алую лужу у нее под ногами...

- Босс, прости, что задержался, - Сальгари широким шагом пересек кабинет и пожал руку Ринальди. Он и задержался-то буквально на несколько минут, но даже в свете всего происходившего два часа назад в "Hungry Bird", это было для него самого недопустимым. Майкл Сальгари очень не любил опаздывать и очень не любил, когда кто-то так поступает. В случае же него и босса семьи Торелли - это был конкретный залёт. Но раньше просто физически не получилось. - Ща всё расскажу, привет. - Он обернулся к третьему человеку, присутствовавшему там сейчас, кивнул ему и тоже протянул ладонь. - Адам, верно? Привет. Майкл.
Сальгари знал про клубы, подконтрольные Ринальди. Знал также, что среди них, в том числе, есть клубы для педиков. Сама по себе эта информация была для итальянца совершенно дикой и малопонятной, но грамотные люди однажды объяснили ему, что педики там или нет, гнойные или не очень, но бабки они приносят немалые, а это главное. Никто же не собирается с ними в очко долбиться или в дёсна жахаться. Пусть сами друг с другом долбятся хоть до усрачки - жалко что ли? Лишь бы к нормальным людям не лезли. А владел ими относительно молодой парень, вроде бы абсолютно нормальный, некий Адам "Плейс", с которым Сальгари раньше встречаться не приходилось, и который, по всей логике, как раз и находился с ними сейчас в этой комнате. Горлеоне, человек Ринальди, звонил ему два часа назад и в двух словах обрисовал ситуацию. В это время в "Птичке" уже был полный пиздец...

- Щас... Щас, парни... - Майкл, собираясь с мыслями и стараясь несколько успокоиться и отдышаться, несколько раз обвел взглядом присутствующих, будто пытаясь прочитать в их глазах отголоски того трэша, который происходил у него в клубе. Потом нашел глазами открытую бутылку с вискарем, налил, выпил, сел в кресло, глубоко вздохнул и только после этого начал свой рассказ.

- Короче. Эти святые пидоры собрались у меня перед Птичкой. Плакаты, вся хуйня. А один из них - с виду абсолютно нормальный и даже приличный - еще раньше прошел внутрь. Охрана пропустила без проблем. Без оружия, всё хорошо...
И он передал им всё, что творилось потом. Этот кретин выплеснул на Франни полпинты крови из мягкого пакета, какой используют в донорских пунктах. Уж непонятно, человеческой или свиной - не суть. В итоге в зале поднялась паника и переполох, потому что все не сразу поняли, что происходит и кровь не её. Кретина увезли в коматозном состоянии, с переломанным всем. Альберт не разбирался он просто пиздил, просто убивал его там, на полу. Совсем с катушек съехал пацан, еле оттащили. В итоге - кипиш, реанимация и копы, конечно...

У него зазвонил сотовый. Андреа, администратор клуба.
- Да! - Бросил в трубку мужчина и несколько секунд слушал, нахмурившись, что говорила ему девушка на том конце связи. - Меня нет... Пусть оставляют повестку и валят нахер. В клубе все хорошо, порядок?.. Хорошо. Работайте.
Он отключился, отложил телефон и устало откинулся на спинку кресла.
- Моему парню шьют превышение должностных и нанесение особо тяжелого вреда... - Майкл помолчал, обводя взглядом Пласентино и Ринальди. - Что происходит, босс? По-моему - какая-то херня... И с этим надо срочно что-то делать.

Отредактировано Michael Salgari (2020-04-28 10:49:41)

+3

5

- … Нет, это ты меня послушай, Гус. Ебал я вашу издательскую политику во все дыры. Статья не должна выйти. -закинув ноги на стол, Майк Ринальди скорее не говорил, а шипел в прижатый к уху смартфон. При этом он прямо ощущал, как на другом конце условного провода нагревается трубка в руках его собеседника. И даже представлял этого самого собеседника. Внешне Аугустус Хоуп, член издательского совета и вице-президент по развитию газеты «Сакраменто Би», напоминал очень умную крысу. С большим заостренным носом, гитлеровскими усиками и пристрастием к запонкам от «Дюпон», он беспокойно взирал на мир из-за золотой оправы дорогих очков – вечно в поисках жареной новости или в ожидании неприятности. Майку так и представлялось, как он сейчас вертится в кожаном «кресле руководителя» посреди своего роскошного кабинета и крутит в руках перьевой паркер. Но ему было искренне насрать на волнение медиамагната. – Если ты не забыл, мы не раз делали для вас то, чего могли не делать -  и не делали того, что сделать бы могли… Потому ты не только ничего не напечатаешь, но предоставишь мне кое-какие расклады… - этой по-сицилийски туманной фразой босс Семьи Торелли обозначал конкретные напоминания и угрозы. Контролируя профсоюз разносчиков и курьеров, мафия могла перекрыть доставку «Пчелы» во многие дома города – лишив Хоупа и представляемую им фирму львиной доли доходов. Кроме того, в прошлом боргата помогла Аугустусу со спонсированием одного нужного ему лоббистского хода в мэрии – так что тот должен был дорожить их взаимоотношениями. И в последовавшем после двухминутного молчания ответе Майкл не сомневался. – Хорошо, я сделаю что могу… Наш репортер вот что рассказал…
Когда в укромный кабинет бара "502" зашел Адам Пласентино, дон Семьи Торелли уже наливал в стакан вискарь, попутно дымя сигарой. Ее, он, впрочем, вытащил изо рта, когда пришла пора приветствовать своего давнего знакомого. – Здорово. Я в порядке, девочки чуть хуже… Они, знаешь, больше привыкли к тому, что в них тыкают членами, а не крестами… - сардонически хмыкнув, Майк предложил солдату северной команды присесть. Затем, взяв в руки стакан, слегка взболтал находящийся в нем напиток. Это был хороший скотч, старый и весьма ароматный – потому льдом Ринальди не злоупотреблял. – Нет, я, конечно, знаю, что всякие БДСМщики распятие для чего только не используют… Но я против такого, добрый католик как-никак… Пошутив, Майкл пыхнул гаваной, понаблюдал за тем, как к потолку поднялись клубы дыма. Делиться сведениями он не торопился – ждал, пока подойдет и Сальгари. Не повторять же каждому одно и то же. – У Лив, как ни странно, все гладко… Видимо, ее ставки на небесах выше наших, а? А твои «девочки» как? Не обрели Бога случайно? К моменту появления Саля крестный отец еще не успел исчерпать все свои запасы иронии и сарказма – однако приберег их на потом. Соучастник опоздал – и сначала дон окинул его пристальным взглядом и пожал ему руку чуть вяловато, словно показывая, что не совсем доволен. – Надеюсь мы с Адамом не отвлекли тебя от каких-то важных дел. – многозначительно сказал преступный авторитет. В мафиозной среде к появлению на встречах вовремя относились с особым вниманием – это считалось знаком уважения. Опоздать, когда тебя к себе позвал босс – накосячить, вовсе не явиться – иногда подписать себе смертный приговор. Сам Майк прекрасно помнил, как его наказал дядя Винценцо, когда он как-то не явился вовремя на назначенную в офисе его компании «Колизеум Продактс» посиделку. В течении двух недель потом начинающий бандит приезжал туда, парковался на стоянке – и тупо часами ждал, пока его дядя вдоволь напьется каппучино и налялякается с ребятами из своей команды. Этот урок Майк запомнил на всю жизнь.
Впрочем, Саль был человеком деловым и серьезным – и просто так не стал бы медлить, будучи вызванным к дону. Это выяснилось и из его объяснений – оказывается, святоши не просто взяли «Птичку» в осаду, а запустили внутрь какого-то ненормального, облившего одну из танцовщиц бычьей кровью. Один из охранников в итоге сильно избил фанатика, едва не искалечил его – и в дело вмешались копы. Это было не слишком круто – ибо теперь шансы того, что эта история станет публичной, становились все более высокими. – Твоему парню надо учиться самоконтролю… Хотя, блять, тут себя, пожалуй проконтролируешь! Он при наших делах или так, просто на тебя работает? – спрашивал Майкл это не просто так. Если охранник как-то участвует в их криминальной деятельности – то, значит, может что-то знать. Тогда есть смысл его отмазывать – при помощи адвокатов и связей в полиции. Расходы на взятки, разумеется, лягут на счет Сальгари. – В каком участке сейчас его дело, не знаешь? – приподнявшись, Майк прошелся по кабинету, попутно прихлебывая скотч. Закончив с прелюдией, он перешел наконец к самому делу. Более важному, чем история с облитой кровью стриптизершей. – Короче, я тут поспрашивал свой контакт в «Сакраментской Пчелке». Все это выглядит как намеренный удар по нашим бизнесам – кто-то сильно хочет, чтобы в наши заведения перестали ходить. Напугать шумихой в прессе, то-се. Микроавтобус, на котором приехали эти уебки -  c номерами Фриско. Кто эта пиздобратия – тоже непонятно, какая-то сборная солянка, что ли. Но одного журналюга распознал. Того, что у них был главным, говорил, что делать и так далее. Вытащив смартфон, Майк вбил пару слов в поисковую строку гугла – и вскоре на экране появилась фотка человека. Длинное постное лицо, прищуренные серые глазки – и характерная родинка в виде дуги на подбородке. Такую хуй не узнаешь – даже Ринальди запомнил, что подобная была у одного из держащихся позади демонстрантов, пусть его физию и скрывала крестообразная маска. – Это некто Кеннет Бризи, сам себя называют «Катехизатор* Кен». Какой-то недоучившийся семинарист, свой портал в сети имеет, что ли. Себя, блять, называет религиозным активистом – и за последнюю пару лет организовал пару таких флешмобов. В том году затеял такую же хуйню – его ребята забросали яйцами самый большой секс-щоп во Фриско. Так вот, если большинство тех гондонов после этой… акции уехало, то он остался. Cнял номер в мотеле «Пирмонт» в пригороде и собирается дать интервью этому вот журналюге из «Пчелки». Ну что ж, теперь даст интервью нам. На губах крестного отца заиграла волчья ухмылка, он посмотрел на Адама и Саля – и подмигнул. – Я думаю, стоит послать кого-то из ваших ребят. Пусть доставят нам этого миссионера…. в багажнике. Вот и объяснит, про чьей наводке дьявола именно в наших заведениях обнаружил.

* Катехизатор - специалист, получивший богословское образование и ведущий духовно-просветительскую деятельность

Отредактировано Michael Rinaldi (2020-04-30 15:01:07)

+1

6

Расположившись поудобнее в кожаном кресле, Плейс чуть хохотнул от слов босса.
- Да, история и впрямь небывалая. Стоят перед тобой девчонки, все из себя красивые и готовые на всё, а в них тычут крестами и говорят всякую ересь. Ничего святого в людях не осталось.
Ответив шуткой на шутку, Адам взял свою порция напитка и поднёс к губам. Пить не спешил, давая себе немного времени, чтобы насладиться ароматом. Что не говори, а Ринальди знал толк в напитках ничуть не хуже, чем в костюмах. Это Пласентино подметил ещё давно. Всё-таки приятно было посмотреть на хорошие вещи, которые и сам любил.
- Да, люди сейчас изгаляются что во что горазд. Уж я-то знаю о чём говорю. – Кому, как не владельцу гей-клубов знать о том, что человек мастак по делу сексуальных утех? Многое пришлось поведать на этом поприще и ещё о большем приходилось услышать за время владения заведениями. Но вот с такими «извращенцами» столкнуться пришлось впервые. Что ж. Плейсу только что и оставалось, что тяжело выдохнуть и сделать глоток скотча и блаженно прикрыть глаза на несколько секунд, наслаждаясь его вкусом. – Тихо? - На эти слова Адам удивился по-настоящему. Как такое могло произойти, в его голове не укладывалось. Все в городе знали про парадиз и только ленивый не захаживал туда для того, чтобы насладиться женскими ласками. Сам Пласентино бывал там частым гостем, что некоторые люди в шутку называли Парадиз его вторым домом и приговаривали «если не можешь найти Риччи младшего в городе, то тебе пряма дорога в Парадиз». Впрочем, после удивления последовал выдох облегчения. Всё-таки было куда лучшим, что Ливию эта напасть обошла стороной. Ливию и девочек, которые уже стали своими. – И в самом деле, наша фурия где-то успела наследить добрыми делами, раз её гнёздышко обошли стороной. Либо, - Адам сделал паузу и уставился в потолок, прикидывая варианты развития событий, - Парадиз будет просто вишенкой на торте. Ну знаешь, у них там есть своя программка, которую он раздают на воскресной службе, где в конце расписаны планы мероприятий. И парадиз там просто на следующий день. Во всяком случае, стоит предупредить её о том, что скоро у неё может поприбавиться «клиентов». Заслать ребят, чтобы присмотрели за всем. Просто эти религиозные фанатики любят крестовые походы. А их уже давно не было.  – Сделав ещё один глоток напитка, Плейс поставил бокал на стол и потянулся за пачкой сигарет, которая лежала во внутреннем кармане пиджака. Выудив одну сигарету, мужчина бросил пачку на стол и прикурил. – Да мои-то что. Те ещё черти. – Чуть усмехнулся и крепко затянулся. – Они и не такое видали. Так и отгоняли их от окон. Им всё интересно посмотреть и пообсуждать. Уже даже придумали новое шоу. Ну, знаешь, с этими нарядами. Балахоны эти чёрные. Виду смурные. Только музычку повеселее. Они ж, и не такое видели. Один из голубков тут же мне напел о том, что был у него один из таких… святых людей, который с утра читал молитвы вместе со всеми, рассказывал о грехе, а после с этим мальчишкой на собственной шкуре в подсобке пробовал этих грехи на вкус. Так что…
На этих словах в комнату вошёл Сальгари. Нет, не зашёл – влетел словно вихрь. Оно и понятно, мужчина опоздал на встречу, так что спешка была понятна. Опоздунов Пласентино не любил. Привычку всегда приходить вовремя в своё время ему крепко вдолбил покойный Плейс старший. В буквально смысле. И теперь Адам сам никогда не опаздывал (если того не требовали обстоятельства) и всегда отчитывал тех, кому привычки хорошего тона были неведомы. Поэтому он даже не встал с кресла, когда Сальгари подошёл к ним, лишь демонстративно поднял левую руку вверх, чуть отодвинул край пиджака, чтобы посмотреть на циферблат часов. Но ничего не сказал, лишь манерно окинул нового человека с ног до головы, выпуская клубы табачного дыма.
- Верно. – Медленно протянул всё в той же надменной манере. – Адам Пласентино.
Чуть кольнул мужчину. Она не были знакомы. Не были близкими людьми, чтобы к нему так обращаться. Адам был слишком заносчив, чтобы вот так сразу перед новым человеком открываться с другой стороны. И слишком не доверчив, чтобы изображать друга с первой минуты общения. Возможно, именно поэтому его и недолюбливали. Но думал ли он об этом хоть когда-нибудь – нет. Впрочем, Майкл сразу принялся объясняться почему опоздал. И это подействовало на Ринальди. Веская причина для опоздания имелась, но Плейс лишь завёл глаза к потолку пока никто не видит, а после затушил сигарету о стеклянную пепельницу. Сейчас он думал о том, что надо бы куда лучше подходить к набору персонала, чтобы потом не расхлёбывать то дерьмо, в котором сейчас оказался Сальгари. Могло ли такое произойти в "The Coleherne". Нет. Работники клуба слишком хорошо знали нрав его владельца. Никто точно не знал на что был способен этот психопат и как потом расплатится сотрудник за свой прокол. Поэтому никто не рисковал переходить черту. Но стал Пласентино говорить об этом? Нет. Были новости куда интереснее того, что работники должны на все сто процентов отрабатывать свою зарплату. Тем более, что босс начал уже рассказывать о том, что успел нарыть за это время.
- Мда, - Плейс глянул на экран смартфона, где красовалась физиономия главного тамады этого веселья. – Ну и рожа. Такую во сне увидишь сам в церковь отправишься грехи замаливать. – Он засмеялся и потянулся за своим телефоном. – Мои парни его доставят. – Опережая Сальгари, Плейс набрал номер своего помощника. – Марк, друг мой милый. Сидишь, да? Хорошо ли тебе сидится? – В привычной шутливой манере защебетал Пласентино, когда на том конце послышался грубый мужской голос Марка. – Надо поработать немного. Я тут понял, что мне страсть как хочется поговорить с одним человеком. Кеннет Бризи. Будь так добр. Найди его и сопроводи в бар 502. В лучшем виде. Как узнаешь? Да вбей его имя в поисковике и по этой серой роже сам всё поймёшь. И не затягивай. И упаковки сильно не помни. Мы с ним поговорить хотим. Жду. Вот и всё. А теперь можем и выпить.
Через полчаса телефон Пласентино разразился звонком. Громким, что Плейс чуть вздрогнул и поспешил ответить.
- Слушаю.
- Плейс, я тут это. Посылка у меня. Я у чёрного входа стою. Мне занести. Или как?
- О, отлично. Сейчас к тебе выйдут.  Мальки, пришло время сыграть в ток шоу и ответить на парочку вопросов.

+1

7

- Ливию мы, конечно, предупредим. – согласно кивнул головой Майк, когда Плейс поделился своими соображениями насчет того, что ее бордель может быть следующей целью. Когда же Адам рассказал, как какой-то святоша оказался клиентом его гей-баров, Майк лишь с осуждением поморщился. К сожалению, даже в его родной Католической церкви гомосексуальные скандалы случались с неприятной регулярностью. Далеко не все священнослужители были способны хранить даваемый обет целибата – а его нарушители порой искали утешения далеко не с женщинами. В этом было немало лицемерия – хотя в принципе, Майк, считая себя верующим, старался относиться к католическим патерам с уважением. На напавших на его клуб фанатиков это уважение, впрочем, совсем не распространялось, И Катехизатору Кену скоро предстояло увидеть это самолично. И почувствовать тоже.
Пласентино отдал распоряжение своему помощнику привезти Кеннета в бар – и мафиози пока оставалось лишь ждать да попивать вискарик. Ринальди, как обычно, потягивал его в чистом виде – он терпеть не мог смешивать душистый напиток с колой или чем-то подобным. Такое, в глазах босса, лишь портило аромат виски  - да и, к тому же, он ведь не какой-нибудь зашедший в ночной клуб молокосос. Это им такие коктейли по нраву. – Этот Марк вроде у тебя толковый парень. По крайней мере, когда эти придурки явились в твой бар, никого там не завалил на глазах у всех. – произнес Майкл, не скрывая иронии в отношении проявленной пацаном Сальгари горячности. – Он ведь давно с тобой? – когда Пласентино унаследовал бизнес отца, он унаследовал и людей, которые работали с тем. Однако годы шли, старое поколение вымирало или садилось в тюрьму – и, как и любой из «посвященных», он должен был подтягивать в свою бригаду и более свежую кровь.  Впрочем, надо было упомянуть, что далеко не все, работавшие на Плейса, Андреоли или любого из «посвященных», считались соучастниками. Таковыми можно считать лишь тех, кого соответствующий солдат или капо официально представил в качестве таковых Семье. Относился к ним и Марк. – Помнишь кстати того мужика, что работал на твоего батю в свое время… Рэнди. Вот уже история. Умереть таким образом. – пока у них было время, можно было и поделиться воспоминаниями. Тот случай Майкл помнил очень хорошо из-за его нелепости. Рэнди Бардаццо был одним из самых надежных людей в бригаде Джеймса, отца Адама – и по сути делал в его барах ту работу, которой сейчас занимался Марк. Весьма крепко сложенный, c гривой седых волос  и вытатуированными на бицепсах якорями, тот производил грозное впечатление. В итоге его убили – и кто? Матерый бандюган стал жертвой раздоров в гейской парочке. Какой-то заднеприводный ферт бросил своего постоянного «партнера» и  зачастил в «The Coleherne». Его «ревнивная супружница» - уже пожилой пузанок, предпочитавший к тому же переодеваться в женское платье – начал прибегать в бар и устраивать там истерики. В итоге Рэнди спустил «супружницу» со ступеней головой вперед. Через полчаса голубок вернулся, подошел к спокойно прихлебывающему пиво Рэнди – и дрожащими пальцами трижды нажал на курок автоматического пистолета. Бардаццо умер прямо у барной стойки, не приходя в сознание. Его убийцу по наводке Торелли удавили в тюрьме ниггеры – там и так пидорасов не очень жаловали. Однако в клане потом об этом много говорили.  Некоторые даже слишком много – одного такого чрезмерно болтливого соучастничка, заявлявшего, что, парней Пласентино  может забить даже трансвестит, Джеймс потом выкинул с третьего этажа офисного здания. Но это уже другая история. – Расскажи что-нибудь забавное. В твоих ведь заведениях на какой только цирк не наглядишься – попросил Майк – так как просто так сидеть и ждать было скучно. Гомосексуалистов он не любил, и сам никогда не переступал порога гей-бара– но вот истории Адама, нередко едко остроумные, вполне могли помочь убить время.
Вскоре, однако посылка к ним явилась – и Майк послал вниз Беппо Горлеоне, потом предложив тому выпить с Марком чего-нибудь у бара.  И вот вскоре перед ними явился растрепанный субъект, гордо называвший себя Катехизатором Кеном. В реале он выглядел еще хуже чем на фото в интернете – но на то было свои причины.
Майку приходилось на своем веку пытать и допрашивать многих людей. Среди уличных парней иногда попадались настоящие кремни, cпособные терпеть побои часами. В итоге, впрочем, говорили все. Однако тут Ринальди столкнулся с самым скучным допросом в своей жизни.
Когда-то преступный авторитет читал статью о болевых порогах людей – мол, если одного человека достаточно  сильно пнуть ногой, чтобы причинить ему страдания, то другой может терпеть даже раскаленный утюг на своем животе. У этого святоши явно был самый низкий болевой порог в мире – ибо несколько синяков, оставленных на его лице Марком, и последовавшая поездка в багажнике, заставили его помочиться в штаны и впасть в состояние полной истерики.
Брезгливо морщась, Майкл теперь смотрел на хлюпающего соплями и валяющегося в его ногах человека. Слушал бесконечный поток его слезливых извинений. Он из Фресно и не знал, что это заведения серьезных людей. Он лишь исполнитель. Он не хотел, чтобы дело зашло так далеко, но его наймиты сами чересчур разошлись…
- Кто тебя послал? – когда Майк разлепил уста, то он задал всего один вопрос. И Кеннет Бризи, продолжавший хныкать, поспешил дать ответ. – П-п-пастор… Преподобный Тедди Брикс из Фресно…. Он д-дал весь список заведений…
Не слушая дальнейших словоизлияний «Катехизатора», Майк достал свой лэптон и загуглил имя – тем более, оно показалось ему знакомым. Ринальди не ошибся – они столкнулись с медийной личностью.
Пастор Брикс не был эдаким иссушенным молитвенником – он был толст, рыж, нагл и богат. По сути, он занимался тем, что превратил веру в хорошо рекламируемый продукт. Потребителем его были те слои жителей Калифорнии, которые по-прежнему нуждались в Боге, но таком Боге, который был бы им удобен и отвечал их либеральным нравам. Пастор выступал по телевидении, имел собственную радиостанцию «Спасительное слово», на котором часами вещал о «толерантности веры и вере толерантности», ежегодно продавал десятки тысячи своих брошюр. Регулярно светился на различных ток-шоу, водил знакомства с политиками и бизнесменами. Врагов у того видимо было немало, потому что пастор, судя по информации с какого-то  недружественного сайта (где преподобного обличали как фарисея), обитал вместе с женой в огороженной вилле, охранявшейся cвирепыми овчарками. Впрочем, главной овчаркой тут был его сосед – шеф полиции Фресно, с которым преподобный Брикс нередко чаевничал.
Испытывая дурное предчувствие,  Ринальди зашел на ютуб-канал пастора – и сразу же нашел видео с очередным обращением Брикса. Содержание обращения было для Майка как очередной удар молотком по голове – хотя относилось (пока что) не к нему. - … Бог есть любовь, дорогие мои собратья, и всех нас создал разными. Черными, белыми, гомосексуалами и натуралами… Кто мы, чтобы судить? Кто мы, чтобы пытаться ввести в рамки все многообразие Божьего замысла? Бог есть любовь... -  неприятно-елейным голосом вещал пастор, старательно придавая своему лицу праведно-огорченное выражение. Оратором он был, впрочем, не таким плохим – потому что в следующую секунду в его интонациях послышались истинные раскаты грома. – Но позор и горе тому, кто топчет эту любовь и превращает ее в предмет торга! В наше печальное время многие бары и рестораны превратились в притоны разврата – и, увы, не только в нашем городе. Мои слушатели, например,  рассказывают мне о грязных сценах, творящихся в сети баров «The Coleherne», что в Сакраменто…. Говорят даже что его владелец  - зовут его Адам, Адам Пласентино -  в своем еще молодом возрасте освоил профессию сутенера, и несчастные мальчики продают там свои плоть за гроши…
Дальше слушать Майк не стал – лишь многозначительно поглядел на Плейса. Пастор совсем попутал рамсы, открыто назвав имя Адама  – он не боялся даже судебного преследования за оскорбление репутации. Или надеялся, что ссылка на слушателей оградит его от ответственности? Или знал, что гангстеры в суды не ходят – хотя нет, знай он, что они гангстеры, наверняка вел бы себя не так борзо… - С чего это твой святоша взъелся именно на наши заведения? Где мы, а где он? -  жестко спросил Майк у Бризи. Тот не преминул ответить – так был напуган, что сам торопился выложить все, что мог. Катехизатор подозревал, что преподобный действовал по наводке, что ему заплатили – мол, он и раньше занимался черным пиаром. Когда в том году они громили секс-шопы во Фресно, шептались, что там нанимателем был бизнесмен, желавший завладеть теми арендными площадями. Самому-то Кеннету тут достались гроши, курам на смех – а пастор, поди, хорошо набил свою мошну…
- Ладно. – Майк прервал излияние горе-миссионера, и посмотрел на Сальгари. – Отвези его за город и отметель так, чтобы живого места на нем не осталось. И выуди у него контакты тех других клоунов. Будешь трепаться – сдохнешь вообще. – последние слова Ринальди были адресованы уже Кеннету. Вскоре Саль вытащил рыдающего паршивца за шиворот из комнаты, и Майкл остался в кабинете наедине с Пласентино. С ним он хотел обсудить их новую главную цель - преподобного. – Значит, за всем стоит этот мудила из Фресно. Надо подумать, как с ним разобраться. Его так просто в багажнике не привезешь…

Отредактировано Michael Rinaldi (2020-06-06 17:19:40)

+1

8

Никогда не знаешь, как день начнётся и уж тем более не знаешь, как он закончится. Про этот день Плейс так может теперь сказать уж точно. Казалось, что он не будет отличаться ничем от других дней, которые были заполнены работой и деловыми встречами. Но нет. Жизнь внесла свои коррективы и вот теперь Адам сидел в клубе своего босса и потягивал хороший и чистый виски в ожидании, когда его помощник доставит нужную посылку для продолжения вечера.
- Марк? – Мужчина отозвался на слова Ринальди и чуть приподнял брови, словно бы плохо расслышал его слова. – О да, - он согласно кивнул на поставленный вопрос, мельком вспоминая все годы работы с Бруно. – Вообще не представляю, что бы без него делал. – Тут Плейс не слукавил. Марк работал с ним уже очень давно. Да так долго, что он и не вспомнит точную дату. Когда-то Бруно начинал работать на его отца ещё совсем молодым парнишкой. С голодными глазами и животом. Так уж вышло, что от плохой жизни пареньку пришлось прибиться к первому встречному, кто протянул ему корку хлеба. И этой рукой оказалась рука Джеймса Пласентино. Пусть он и зарабатывал себе на хлеб воровскими и распутными делами, но был человеком добрым и принимающим чужие беды. Бруно не забыл ту заботу и по сей день. Служил преданно и никогда не задавал лишних вопросов, зная своё место. Так что, когда не стало Джемса, Марк взял на себя роль няньки, зная буйный характер Риччи младшего. – Знаешь, такому и подрочить себе самому можно доверить. Точно знаешь, что ничего не оторвёт и сделает, как надо. - Колкая шутка на грани после которой последовал громкий смех. Да, так пошутить никто из его окружения не мог и это льстило Плейсу. Пройтись по лезвию ножа, а потом соскочить с него без единого увечья. Одна из причин, по которой на него косо смотрели и недолюбливали. Но даже недовольная публика, это прежде всего публика. - Да, он у меня всегда думает головой, - косой и надменный взгляд в сторону Сальгари, - никогда не сорвётся с цепи, только если я не отпущу поводок. - Хуёвое сравнение, но так чётко описывало положение дел. Все в команде Адама знали, что лучше ходить по струнке, чем выбесить этого пиздюка и ждать своей участи, где избиение было самым малым, что он мог сделать. – Я знаю его всю свою жизнь. Он ещё пиздюком начал работать на отца. Regno del Paradiso. – Коротки взгляд под потолок туда, куда по приданиям уходят все покинувшие этот мир души. – Так что он видел меня ещё в пелёнках. А теперь служит мне верой и правдой. Лучший подарок от моего отца. Не считая приданного, которое теперь обеспечивает мою жизнь.
Такой хороший, что Адам всерьёз задумывался о том, что Бруно надо переводить на ступень выше. Этот мужчина ни раз доказывал свою преданность семье. Делом, словом, что по мнению солдата давно заслужил быть одним из них. Почему этого не произошло до сих пор – большая загадка. Но зачем копаться в ошибках прошлого, когда можно было замолвить словечко в настоящем для хорошего будущего?
- Рэнди? – После этого имени в голове мужчина начал возникать образ высоко мужчины. Мало-помалу образ человека начинал обретать чёткие грани. Седые волосы, большие рубцы морщин на щеках и лбу. Россыпь побледневших веснушек около глаз, плечах и на руках. Этот мужик был грозного вида, вечно с хмурым взглядом, словно тот был рентгеном, а не человеком, но для Плейса у него всегда были припасены парочка шуток и интересные истории. Кажется, что это было так давно, будто бы, в другой жизни. -  Рэнди Бардаццо. Конечно помню, как можно его забыть? Стоило ему постоять у входа, как все голубки послушно выворачивали свои карманы и тихими тенями просачивались в клуб. Ох… знал бы ты, сколько мужиков по нему сохло. Но никто, никто, не смел ему об этом сказать. Даже парни из команды отца. Жить-то всем хотелось. И желательно без увечий. - Хотелось жить и самому Рэнди, но судьба распорядилась иначе и теперь он покоился на кладбище Масоник Лон. От этих мыслей улыбка с лица Плейса испарилась и, он поспешил сделать ещё один глоток из своего бокала, чтобы отдать дань хорошему человеку. - Так помереть...- тяжёлый выход полный сожаления, - знаешь, я тогда отца впервые увидел таким злым, когда кому-то показалось, что шутки про лютых пидоров будут смешными. Сам знаешь, Джеймс был на удивление спокойным человеком. Разозлить его... Даже я не удостоился ни разу этой чести. - Навряд ли кто-то мог даже помечтать о том, чтобы его сын был похож на Адама. Даже самую малость. Нервный, молчаливый, драчун. После отъезда Моники в другую жизнь (жаль, что не на тот свет), паренька словно подменили. Он каждый день испытывал судьбу и терпение отца на прочность. Отец оказался терпеливее. - Забавное? - Плейс смотрит под потолок и жестикулирует правой рукой, словно вот-вот напишет какую-то картинку, если бы у кого-то нашлись сию минуту краски и холст. - Дай подумать. С этими людьми каждый день, как праздник. В этом мне нравится с ними работать. Но истерички ещё те. Что мужики, что бабы. Дай подумать. - Мужчина говорил себе уже под нос эти слова, смотря куда-то в сторону, пока не разродился громким: - Ааа, вспомнил! - И вновь хитрая улыбка на всё лицо и лисий прищур глаз. - Был один случай. Как-то на одной маскарадной вечеринке... В самом деле они становятся судьбоносными, - Маленькая ремарочка серьезным тоном, после которого тембр снова стал шутливым, - так вот, на одной вечеринке все пришлю в костюмах этих... Звёздных войн. И вот пришло много народу в костюмах штурмовиков и Дард Вейдоров. Казалось бы - ну бывает. Персонажи популярные и надо быть готовым к тому, что желающих их примерить будет много. И вот зовут меня уже в самый разгар вечеринки. Мол шеф, дело труда. Звезда смерти разбушевалась и угрожает взорваться прямо у нас в клубе. Ты только представь моё охуевание. Что за звезда смерти? Какой взрыв? Неужели каких арабов к нам в клуб занесло. Я руки в ноги и бегом. Выхожу в зал, - тут он развёл и без того длинные руки в стороны, - и наблюдаю картину, как посреди зала пиздятся штурмовики против Дард Вейдоров, пиздят друг друга световыми мечами, а диджей, сука, ещё музыку включил соответствующую для боя. И я смотрю на эту картину, - Плейс взялся за голову, как и в тот вечер, - и думаю кого мне успокаивать первым: пидоров-воителей или охранников, которые ржут суки до слёз. И стою тут я посреди этого побоища и жалею о том, что у меня нет палки побольше. - Здесь Плейс не сдержался и начал смеяться сам от воспоминаний той ночи. - А знаешь, что не поделили? Принцессу Лею, блять. Такую двухметровую дивчину с растительностью по всему телу, как у Чубакки и в золотом бикини. Вот после этой инфы откачивали уже меня.
После истории вовремя подоспел Марк, который за шкирку притащил зачинщика потасовок у заведений. Плейс довольный потирал руки, предвкушая то, что сможет наконец-то выместить свою злость на живом человеке. Но не вышло. Бризи оказался человеком жалким настолько, что не заслуживал внимания. Всего пара ударов, разбитая губа и вот этот слюнтяй без проблем сдаёт всех, кого только мог. Адам разочарованно выдохнул. Ну как же так!
- Тедди Брикс? - Он повторил имя вслед за Кеннетом и брезгливо поморщился, словно подобрал его из жалких ручонок пленника.
Имя не знакомое, так что личные счёты отпадали. Впрочем, он мог его поменять, хотя имя для священника не совсем удачное. Брикс. Короткое, звонкое, скользкое. Брикс - и вот вас уже наебали.
Уже в следующую минуту Плейс, Ринальди и Сальгари припали к монитору ноутбука, чтобы посмотреть на это пастуха. По-другому таких людей не назвать - ищут подходящее стадо и толкуют ему то, что те так жаждали услышать. Что они нормальные, такими их создал Бог и любит их со всеми изъянами. В современном мире появилось столько религий, что можно сбиться со счёта.
- Вот это петух. - Адам не смог сдержаться и проронил небольшую реплику, когда с экрана на них смотрел Брикс. Голос, повадки говорить - мужчина явно был мастером своего дела. - О, это я. Слышал, Майк? Ещё немного и этот святоша потребует деньги за рекламу.
В отличии от Ринальди, Плейс не придал большого значения словам Тедди Брикса. Чёрной пиар, это тоже пиар. Сколько людей смотрели эти проповеди? А сколько среди этих людей было ищущих спасения грешников? Теперь все эти люди знают, где им будут рады. А то до обвинений. Как там говорят? На воре и шапка горит? Адам не смешил поддаваться панике? Он честный делец. И только.
- Я бы покатал его в багажнике, да только чую, такие развлечения он не любит. - спустя время Адам снова сидел в кресле. Теперь вдвоём они с Майком снова смогут придумать, как выбраться из всего этого дерьма, как в старые добрые времена. - Надо подумать. Как можно выманить такого Павлина из клетки, да так, чтобы никто этого не заметил? - На этих словах Плейс достал из внутреннего кармана пиджака пачку сигарет и, вынув одну из них, положил на стол. - И ведь мало просто его схватить за яйца и резануть. Он человек высокого полёта и его пропажу будут искать. - Щелчок металлической зажигалки и к потолку устремился едкий сигаретный дым. - А кто крайний? Мы. Нет, тут надо сделать всё по науке. Шкурку его портить нельзя, хоть и очень хочется. Только если... Майки, а что если наш пастырь не спроста упомянул именно меня? Знаешь, такая оговорка по Фрейду, когда ты случайно говоришь о том, чего на самом деле желаешь. И вот наш пастырь молвит про мои клубы не от того, что они самые гнусные среди наших заведений, а потом что сам не может туда пойти. Хочется, колется, но не может. Ты же прекрасно осведомлён о том, что священнослужители ни раз и ни два были пойманы за потрахиванием мальчиков? Готов поспорить, что этот тот ещё пидор. Нам остаётся только лишь его поймать на этом. Никогда не думал о том, что мне придётся козырнуть своими связями в генсеком мире. - На этих словах Плейс достал телефон и начал копаться в контактах. - Вот он, голубчик. Стивен Джонсон. Ох, Стиви, моли господа нашего, чтобы ты мог мне помочь. - Короткие гудки после которых на том конце заговорил звонкий голос, словно его хозяину было от силы лет двадцать пять. На самом деле Джонсону было сорок пять и этот заядлый гомосексуалист был просто молод душой. Всегда активен в постоянном поиске развлечений. - Стиви, узнал? Ну да, ну да. Слушай, мне нужна твоя помощь, нет, на свидание после не пойду. Даже на чашку кофе. - На этих словах голос у Плейса был более чем весёлым, но глаза смотрели под потолок, то были закрыты. - Да знаю я тебя, чертягу. Но давай о деле. Ты всё ещё поставляешь книжки в новой обёртке своим клиентам? Да нет, я читать не люблю. Ах, ты сучья морда. Ой, не пизди мне. Просто у меня есть на примете один клиент и я бы хотел показать ему свою рукопись. Вдруг понравится. Что скажешь? Сможешь мне сказать где и когда он будет? А там уж я сам подсуечусь. Тедди Брикс. Хорошо? Да. Буду ждать. Всего хорошего милый.
Выдох. Тяжёлый до боли в лёгких. Одному в кабинете всегда было очень просто говорить с людьми подобного круга, но не перед собственным боссом, который геев называл заднеприводными.
- Вот и всё. - Манерно швырнув телефон на стол, Плейс засиял своей лисьей улыбкой. - Скоро мне скинут где будет наш овцевод. Заказал ли он кого себе. Нам останется только подсуетиться. Мальчик на примете у меня есть. На такого точно клюнет эта морда. Осталось только подготовить мальца и оснастить его техникой. Запишем, как этот мудила присовывает мальчонке и всё, Майки, у тебя будет ручной пастырь. Хорошо звучит, да?

+1

9

Спустя пару дней после изобретения хитроумным Адамом шантажного плана Майк и Плейс уже сидели в кабинете  принадлежавшей преподобному пастору Тедди Бриксу усадьбы во Фресно. Надо отметить, что ничего «преподобного», кроме украшавшего стену распятия в модерновом стиле (Майкл поморшился, увидев, что Спаситель на нем изображен чернокожим), в комнате не было. Все тут было под стать полным, холеным телесам пастора, свидетельствовало о желании ублажать эти самые телеса. Мягкие софы, кресла из таких, в которых утопает зад, длинная барная стойка, в шкафчиках которой поблескивали разнообразные бутылки – и огромный настенный монитор, управляемый голосовыми командами. На этом самом мониторе сейчас творилось такое, что не любящий гомосятины Майк старался на него не смотреть – зато вот выпученные как у выловленного из воды карпа служителя культа были прикованы к экрану. Пухлый рот (также как у карпа) распахнут в смеси ужаса с изумлением, пальцы вцепились в край стола. Он пока что не мог не вымолвить ни единого слова – зато Ринальди, вместо того, чтобы смотреть, дал волю своему дару речи.
- Любишь, значит, ролики в интернете выкладывать, сволочь поганая? Совсем страх потерял? Давай вот это выложим, что ли? И супруга твоя обрадуется, и добрые прихожане? – грозно говорил крестный отец, покосившись на экран, где увесистый зад пыхтящего Брикса как раз совершал поступательные движения. Мальчонка Пласентино также работал на славу – издавал  томные стоны и вилял бедрами.  – Думал, не найдем тебя? -  Майк пренебрежительно отшвырнул в сторону окурок сигареты – вернее, швырнул его прямо  в лоснящееся и истекающее потовыми струйками лицо преподобного Тедди. Тот взвизгнул от боли и схватился за обожженную щеку. В тон Тедди-в-комнате взвизгнул и Тедди-на-мониторе – правда, от удовольствия.
Надо сказать, что искать долго им не пришлось – после того, как карманный гомосексуалист Плейса сделал свое дело и предоставил им запись, было достаточно позвонить пастору и упомянуть о ее существовании. Дальше все шло как по маслу – Брикс тут же назначил встречу, а на ней (как и его подручный-религиозник) сразу же начал рвать на себе немногочисленные волосы и каяться. От этого Майк в очередной раз составил себе неутешительное представление о стойкости «святой рати» - впрочем, чего еще ожидать от рядящегося под праведника педераста?
- Я не знал, что с серьезными людьми дело имею… Падлой буду, не знал! – хныкал старый мошенник, совершенно отбросив в сторону свой благочестивый лексикон. Одну руку он держал на сердце – то ли ради пущей искренности, то ли намекая на возможный приступ апоплексии. – Я же не из Сакраменто! Пришел один человек, попросил поспособствовать, за воздаяние... У меня же свой фонд благотворительный, денег на добрые дела много нужно… Ну вот я и ошибся, горько ошибся! Готов компенсировать все убытки, готов даже извиниться, коли надо, публично… Однако Майка больше заинтересовало не это, а слова о нанимателе пастора. Он в коротких и недвусмысленных выражениях поинтересовался, кто же именно подбил оступившегося проповедника на начало информационной войны против заведений Торелли. – Молодого человека зовут Рикки Кессель… Да, да, сын нового губернатора Орегона…. Он ведь в Сакраменто развлекательный комплекс «Феникс» открывает… Майкл здесь поглядел на Адама – кое-что становилось ясным. О том, что некий Джеб Кессель, видный орегонский бизнесмен и общественный деятель, был избран новым главой соседствующего с Калифорнией штата, он читал в газетах. Один из столпов местного отделения Демократической Партии, Джеб некогда был успешным врачом-офтальмологом, а затем сделал состояние на торговле фармацевтическими изделиями. На выборах в Орегоне он победил под лозунгом «Здоровое общество» и откровенно антитрамповской идеологией.
О том, что его сынок оказался замешан в каких-то бизнес-сделках в Сакраменто, Майк не знал – однако слово «Феникс» ему кое-что напомнило. -  Какие-то парни выкупили старое здание кинотеатра в Даунтауне… Кучу бабла вложили в реновацию. Объявили, что откроют тот самый «Феникс» - там и стрипушник, и гей-клуб, и сауна… Типа разбивка по отсекам, на всякий вкус… Получается, в этом был замешан отпрыск губернатора соседствующего штата? Впрочем, преподобный уже торопился сделать заложить своего подельника – у мастеров черного пиара нет постоянных друзей. Есть только постоянные интересы;
Как выяснилось, третий сын губернатора, Ричард Кессель был напористым вашнигтонским брокером, строившим из себя помесь Волка с Уолл-Стрит и Аль Капоне в одном лице. От отца он получал немало денег и многие из них просто пускал по ветру – но когда кокаиновые тусовки и развратные модели уже приелись, мистер Кессель-младший решил заделаться бизнесменом, причем полагал, что ему, видимо, закон не писан. Типичный избалованный мажор, решивший поиграть в рейдера- однако, по крайней мере, одна из этих игр закончилась удачей. Ходили случай, что Рикки вместе с группой своих богатеньких друзей-партнеров уже захватил некие активы в Лас-Вегасе – причем примерно таким же манером, каким Адам с Майком сейчас взяли за яйца Теодора. Накопал с помощью частного детектива некую малоприятную для прежнего владельца бизнеса информацию о его сексуальных предпочтениях – и заставил отказаться от участия в выгодном тендере, где мог бы перебить ставку Кесселя-младшего. Очевидно, при помощи пастора, он решил повторить свой подвиг, поспособствовав закрытию заведений своих конкурентов в Сакраменто, Правда, как и тот, лоханулся, выбрав такую цель, c которой связываться точно не стоило…
- Что со мной будет дальше? Я компенсирую все ваши расходы, клянусь! Я состоятельный человек! – воспользовавшись минутой Майковой задумчивости, пастор с обожженным лицом рухнул на колени. Зубы его выбивали бойкую барабанную дробь. Ринальди при виде этих унижений даже расхотелось его колотить – запал ушел, что называется. А вот с мистером Кесселем потолковать следовало. – Конечно, компенсируешь, с процентами – это во-первых. Адам, во сколько ты оцениваешь свои убытки, например? -  размеренно сказал Майк, возложив ноги в лакированных ботинках на стол телевизионного миссионера. – Во-вторых, ты теперь принадлежишь этому человеку, Будешь делать, что он тебе скажет. – Ринальди не собирался лично водить Брикса на помочах, и к тому же передача его как «ресурса» Пласентино могло рассматриваться как награда за изобретенный им план. Обязанность и вознаграждение в одном лице, так сказать. – Как думаешь, Адам, может, пристроить его в твой клуб подрабатывать? Кажется, способности имеются. Еще немного припугнув пастора, Майк перешел к следующей части их плана. - Думаю, надо нам навестить этого мальчика-колокольчика. И пообрезать ему колокольчики. Пастора Ринальди уже не стеснялся – тот теперь был не человеком, а орудием в их руках. Даже спросил, толкнув преподобного Тедди ногой. – Какие слабости у этого ферта? Тоже как ты, из глиномесов? Презрительное предположение крестного отца Брикс старательно прореагировал – но тут же поспешил показать свою полезность. Сильно обосрался, видать.  – Говорят, устраивает у себя оргии настоящий этот Рикки – наркотиков горы, проститутки разные… Собираются с друзьями тут где-то за городом и гуляют вовсю … Вот ведь засранец мелкий, под какой монастырь меня, священнослужителя, подвел! Дальнейшие причитания лидера секты Майк слушать не стал – вскоре они остались с Пласентино наедине и можно было поговорить посвободнее. – Вот что. За дураком этим приглядывать надо, но это не главное…. Пора нам побеседовать с мистером Кесселем. Cын губернатора, блять! Есть два варианта, как я думаю, Можем выяснить, когда он там свои посиделки устраивает и нагрянуть. Разговор с Тедди этим зачуханным я на телефон записал – есть что предъявить гондону этому. И выбрать момент, когда он оттопыриваться будет – нанюханного да над горой кокса его легче размазать по стенке будет. Тут Майкл усмехнулся. – Или, может, нехер мудрствовать? Поручим этому пастору выманить его в место удобное – они же типа клиент с нанимателем. Устроим им очную ставку, а там и объясним фраеру этому, что к чему. Смог бы организовать? Адам в очередной продемонстрировал свои ум и изворотливость, сыграл ключевую роль в последней операции – и Майк в очередной раз подумал, что не зря отличал способного солдата, не зря в свое время взял его под свое крыло. Потому сейчас не просто приказывал, но и советовался. – Все как в старые добрые времена, да? – заметно повеселевший от грядущей расправы над интриганом-мажором Майкл подмигнул Адаму. Когда-то они спланировали убийство Донато – теперь речь шла о вещах куда более мелких. Однако ощущение дежавю возникало все равно.

Отредактировано Michael Rinaldi (2020-10-01 17:30:16)

+1

10

Пам-пам-пам. Пропел у себя в голове Плейс на манер фильмов ужасов, по-хозяйски сидя в кресле рядом с Ринальди. Всё его внимание сейчас было приковано к лицу (точнее будет сказать морде) преподобного пастыря. Глаза полные страха и злости на самого себя не могли не радовать мужчину. Солдат улыбался сейчас, словно выиграл в лотерею большую сумму денег. Ещё бы – ведь план Адама удался на славу. Сейчас в доме во Фресно они сидели в позе победителей, наслаждаясь своим триумфом и жалким видом Тедди Брикса. Этот жирдяй, казалось, готов был провалиться прямиком в ад. Впрочем, полностью насладиться моментом мешали звуки, раздающиеся позади них. На широком экране во всей красе мелькала жирная задница преподобного, который в тот самый вечер позабыл свои проповеди и поддался греху. И если босс семьи старался не замечать происходящего на экране, то Плейс спокойно переводил взгляд с мыльного лица Брикса на монитор и обратно, отмечая про себя, что выпишет Майлзу хорошие премиальные. Мальчишка отыграл свою роль на все сто процентов. А хороших работников стоило поощрять. Но это потом. А сейчас Плейс внимательно слушал жалкие речи Брикса, в которых он пытался оправдаться. Всё как всегда было в лучших традициях – меня подставили, сам-то я не местный. От таких приторных речей Адам завёл глаза под потолок и нажал кнопку на пульте, чтобы эротический фильм с новой голозадой «звездой» остановился. Говорить о деле было лучше без посторонних звуков, ведь то и дело на фоне раздавались томные стоны и шлепки по обнажённой коже. Если бы не серьёзность ситуации, то Адам не сдержал бы смеха от комичности происходящего.
- Феникс. – Солдат повторил название клуба попутно вспоминая, где слышал его раньше. – Да, слышал о нём тоже. Парни говорили об этом заведении. Сам знаешь, слухи распространяются гораздо быстрее, чем делаются дела. Мне эта идея показалась бредовой с самого начала. – Плейс пожал плечами, глядя на Ринальди, а после бросил беглый взгляд на священника, который одобрительно закивал на его слова. Подмазаться сейчас было для преподобного важнее всего, чтобы добиться милости новых господ. Такие люди будут соглашаться с тобой в любом споре, даже если ты говоришь полную ахинею, ведь ты держишь их на коротком строгом поводке. – Ну знаешь, стрипушник, проститутки и через стенку от тебя ебутся пидарасы. Понятное дело, что там всё разнесли бы по корпусам, здание позволяет, но разве зайдёт нормальный мужик в здание, где может столкнуться с геем? Никто из наших парней ко мне в клубы не ходит. Ты в том числе. Так что он мог бы прогореть с этой затеей. И прогорел бы. В этом я уверен. Теперь понятно почему эта сучья морда решила подстраховаться. Ведь когда нет альтернативы, то пойдёшь и в такое место.
Теперь всё стало на свои места. Адам чётко осознавал, что от заказчика стоило избавиться. Хотелось пересчитать новому дельцу все рёбра поочерёдно, а после сломать хребет. Но Рикки Кассель был фигурой заметной и с хорошими связями. Такого точно будут искать долго и упорно. Так что пустить кулаки в ход не получится. Стоило всё сделать по уму.
Плейс раздосадовано выдохнул, пренебрежительно смотря на то, как Брикс катался по полу, моля о прощении. Сейчас у этого свина появилось новое Божество. Молиться он умел. Делал это с большим усердием и сноровкой не гнушаясь упасть ниже плинтуса.
- Мои убытки? Дай подумать. Это же перепуганные клиенты. Мне самому пришлось успокаивать демонстрантов, а моё время дорого стоит, Тедди. – Манерно зажимая пальцы, Адам изображал, что сейчас мысленно ведёт подсчёт в голове, но на деле уже знал какую сумму запросит. – Так что я жду свои сто тысяч и десять процентов от твоих доходов, милый. – На лице мужчины мгновенно застыла лисья ухмылка, когда Ринальди отдал преподобного в его владения. То, что в церкви уже давно не осталось ничего святого он знал всегда. Но сейчас это было более, чем наглядно: преподобный будет служить и поклоняться человеку, чьё поведение и жизнь напоминали больше отрывки из автобиографии демона. – О да, Майки, он мог бы стать звездой! Такая харизма пропадает за зря. – От этих слов Брикс заметно стушевался и смотрел на Плейса перепуганными глазами. В них без труда читалась надежда на то, что все эти реплики были не больше, чем шуткой.

- Я бы раз размазать по стенке этого дельца, сам знаешь. – Когда Они остались наедине Плейс уже во всю проворачивал в голове, как можно будем выманить Касселя из его логова и прижать к стенке. – Уже сейчас руки чешутся. Ты только подумай! Припёрся в чужой город и решил, что может тут хозяйничать! За такое можно и хозяйства лишиться. Хорошо сравнение, а? – Хлопнув по плечу босса, он внимательно слушал его варианты. Но согласился на последнее. Куда более элегантное и привлекающее меньше всего внимание. – Мы выманим нашу пташку. У Брикса попросту закончатся деньги. Да и обсудить дальнейшие действия тоже надо с глазу на глаз. – Плейс подмигнул Ринальди. – Да, как в старые добрые времена. Люблю наши собрания.

Через три дня Ринальди и Плейс снова были во Фресно с деловым визитом у преподобного пастыря. Только в этот раз их встречали, как дорогих сердцу гостей. Тедди Брикс встречал их на пороге своего шикарного особняка, раскланявшись в приветствии. В кабинете на письменном столе ждала лучшая выпивка из бара и хорошие кубинские сигары. Главное место за столом пастырь услужливо уступил Ринальди, сам же сел в кресле около окна, чтобы лишний раз не мозолить глаза. Если бы не цель визита, то можно было бы подумать, что все трое собрались по какому-то радостному событию. И это «событие должно было приехать с минуты на минуту.
- Это должно быть он.
Брикс подскочил со своего места и отправился встречать нового гостя. Следом со своего места встал и Плейс, чтобы занять выгодное положение для радужного приветствия – рядом со стеной. Дверь открылась и первым в кабинет вошёл Тедди Брикс. Пастырь хорошо вошёл в роль. Сейчас он с видом большого знатока говорил о том, что надо бы проспонсировать ещё несколько протестов. Ведь надо добить противника. Взять измором. Замыкающим был Рикки Кассель. Он шёл молча и внимательно слушал своего подельника. За ним дверь закрылась.
- А это кто? – Паренёк уставился на Ринальди, не замечая, что дверь за ним закрылась без его помощи.
- Ты лучше спроси, кто я. – Плейс сделал шаг за его спиной и тут же ударил пижона, когда тот обернулся на его голос. На шёлковый персидский ковёр брызнули алые капли крови. Рикки получил удар в нос, а после под дых и рухнул на пол с хрипом. – Ну здравствуй. Приятно познакомиться, Кассель. – Плейс сел рядом с мужчиной и схватил его за волосы, чтобы приподнять голову и посмотреть в его глаза. Кассель держался за нос обеими руками, по которым струилась кровь.
- Кто ты? -  Слова вперемешку со стонами через ладони.
- Ну-ну-ну. – Ласковый тон с улыбкой на лице. – Сейчас мы все познакомимся. Да же? – Солдат поднял голову на своего босса, а после, взяв за шкирку «раненную птицу» подтащил его к ногам Ринальди. – Но ты нам лучше расскажи зачем долбишь кокс и потрахиваешь мальчиков из прихода этого уважаемого человека? Тедди, он?
- Брикс тут же оживился и закивал головой.
- Д-д-да. Он.
- Мы же можем позвать этого несчастного израненного человека сюда?
- Д-д-да. Я могу. Хоть и не легко будет это сделать. Посмотреть в глаза своему насильнику. Я не хотел бы травмировать мальчишку ещё сильнее.
Конечно, никакого паренька и в помине не было. Но подобное заявление чётко давало понять Касселю, что был на крючке.

+1

11

- Cогласен с тобой. Не у всякого еще и встанет на стриптизершу, при мысли, что за стеной мужики друг друга в попу трахают. Клиенты моего «Доллз» могли бы еще и драку с пидорами устроить. Просто так, «ибо нехер». – Майк не мог не признать, что концепция «Феникса» была полным говном. Очевидно, Рикки Кассель лучше умел выманивать у отца деньги на свои сумасбродные проекты, чем получать реальные прибыли. Да и зачем они ему, прибыли, если он сын губернатора и мультимиллионера? Сидел бы себе на жопе ровно и тратил батины доходы, как большинство этих никчемных сосунков. Так нет же, щенок возомнил себя преступным гением и решил потяфкать на зверей куда крупнее – даже не на собак, а на настоящих волков. – Да, парнишка не Эйнштейн, это точно. Но считает себя дико хитрожопым. Однако, как говорят клиенты твоих баров… Тут Майкл хитро улыбнулся и подмигнул Адаму. -… На хитрую жопу есть хуй с винтом. Уже принявшийся угождать новым хозяевам пастор закивал головой. Такие на самом деле верят только в деньги – и молятся либо им, либо тем, кто умудрился схватить их за горло или за яйца. – Да, нынешняя молодежь… Однако Ринальди не собирался давать тому витийствовать. Уж точно не этому старому извращенцу тут толкать речи о морали. Чай, не на молитвенном собрании своей секты или на своей приторно-пакостной радиопрограмме. – Да и старичье нынешнее, как мы видели, не очень пошло. Так что, заткнись, Тедди. Мне тоже сто тысяч кусков пришлешь. Это пока. А о дальнейшем подумаем. Спускать Брикса с поводка они не собирались – вот и Плейсу он теперь будет давать постоянную долю со своих доходов, а это бешеные тысячи долларов. Часть этих денег станет идти наверх – так что свои убытки они окупят быстро. С лихвой их окупят. Вымогательство, рэкет? Да, они этим сейчас и занимались – однако возможности заявить на них у пастора не было – с этой записью тот у них находился в кармане.
Не будет такой возможности и у того милого малыша, Рикки Кесселя. И с него можно будет урвать еще больше.
Когда истекающий потом и словно окутанный миазмами трусости преподобный их проводил, то Майкл смог наконец поговорить с Плейсом наедине. – Да, куда катимся! Какой-то сосунок в нашем городе пытается нас же и опрокинуть! Главное, не умеешь – не делай, блять! Оставил бы такие штуки профессионалам – нам, то есть. Здесь Майкл широко ухмыльнулся. Все-таки в ситуации была и забавная сторона. Провернувший свою аферу мальчик-колокольчик поди и не полагал, что в качестве жертвы выберет именно что профессиональных преступников, причем самого жестокого и опасного сорта. Мыслить себя преступным гением – и напороться на мафию? Да, некоторые рождаются долбоебами, некоторые неудачниками – а третьи это в себе совмещают. – Отлично, тогда за дело. Пора нам потусоваться с золотой молодежьи – не пенсионеры все-таки…
Через три дня они снова были в особняке пастора, засев там, словно ожидающие дичь охотники. Ринальди покуривал хозяйскую сигару, попивал хозяйский виски. Свои ноги же он (также по-хозяйски) снова возложил на полированный стол. Им там было привычно и комфортно.  Тедди Брикс не смел противиться – он, напротив, не знал, как посмачнее поцеловать своих новых шефов в задницу. Вот и Касселя он заманил в ловушку мастерски – вводя его в комнату, преподобный продолжал того убалтывать, по-актерски гримасничая и разглагольствуя  о том, как они могут еще насолить злостным конкурентам Рикки. Так что комнате прилизанный, одетый в пошитый дорогими портными костюмчик горе-бизнесмен зашел полный светлых ожиданий – однако получил только кулаком по физиономии. Разбив тому нос, Плейс подтащил ошеломленного мужчину за волосы к Майку – попутно сопроводив умелые удары умелым же блефом. Мол, пастор готов дать на своего подельника информацию о том, что он изнасиловал какого-то парня, и самого парня показать тоже готов.
Сказать, что Кассель охуел – это, значит, ничего не сказать.
- Да кто вы нахуй такие? Тедди, что за блядство? Вы вообще в курсах, кто я? Мой пахан... – Рикки попытался вырваться из рук Адама и встать с колен. Однако Майкл предотвратил эту попытку, с размахом врезав предусмотрительно освобожденным от перстней кулаком прямо в подбородок юного дарования, вновь сбив его на пол. Затем, вскочив с места, ухватил Касселя за волосы – точно так же, как это недавно сделал Адам. Благо, Кассель завел себе пышную, до плеч, шевелюру. – Ого, Адам, у нас тут герой завелся? А вот у нас в Сакраменто герои перевелись. Знаешь почему, малыш Рикки? Мы их всех убили. Проводя разъяснительную работу, преступный босс молотил того лицом по наборному паркету. Пастор лишь покряхтывал – то ли ужасаясь жестокости происходящего, то ли (что более вероятно) прикидывая стоимость грядущих плотницких работ. С большим трудом остановившись (как бы не убить этого ферта ненароком), Майкл  отшвырнул его к ногам Пласентино, передавая эстафету тому. – Очень умный, да? Решил, что пришлешь каких-то уебков с крестами наперевес – и все, Бога за бороду поймал?
Выглядел Кассель теперь ужасно – нос его, до того лишь расквашенный, теперь по размерам напоминал огурец. Он, вполне вероятно, был сломан в нескольких местах. Ничего, пластические хирурги в помощь. Cын губернатора зажал ладонями рожу, из-за его пальцев струилась кровь. Говорить тот не мог  - лишь как-то невнятно всхлипывал. – В…вы что, владельцы тех клубняков? М…мой отец. Мой отец! Майкл хладнокровно пожал плечами, переглянулся с Пласентино. – Что твой отец? Хочешь, чтобы он узнал, как ты под коксом мальчиков насилуешь? Или о том, что ты в Сакраменто творил, вместе с вот этим добрым человеком? Пастор поежился при упоминании своего участия в афере – однако затем, бессовестно сливая Касселя, опять подлизнул новым хозяевами. – А если об этом и другие узнают – твой отец и с поста слететь может, Ричард! Не запирайся уж, повинись перед этими уважаемыми людьми… - c непревзойденным иезуитством заявил проповедник. Украдкой посмотрел на окровавленную половицу, на которой осталась отлетевшая пломба. Явно изо рта избитого Рикки. – У них и видеозапись есть. Повинись, или мне позвать мальчика? Он на тебя сильно рассержен… Переставший что-то понимать Кассель хлопал глазами. В обычной жизни он явно был гоношистым типом, привыкшим к вседозволенности. Однако сейчас его дух был сломлен – уже потому, что он не привык к подобному обращению. Явно этого избранника судьбы никто никогда так не бил – школьные драки не в счет. – Чего молчишь? Любишь молчать? Может, тебе тогда язык отрезать, а? – повысил голос Майк – и сын губернатора поднял на него взгляд. Его распухшие от ударов губы дрожали. – П… простите меня. Однако Майкл считал, что урок не закончен – он кивнул на Пласентино. – Ты, Рикки, не только меня пытался нагнуть. А еще и этого вот человека. Так что проси прощения и у него. Говори – «Простите меня, сэр!». На коленях, мать твою! Кассель поглядел на мафиозного солдата. – Простите меня, cэр! Однако на этом программа не была закончена. Майк и Адам еще не компенсировали все свои убытки. Компенсируют их они только когда вытянут из этого мудака все возможное. – У меня есть для тебя две новости, малыш Рикки. Плохая и хорошая. Плохая в том, что концепция твоего бизнеса, как говорит мой друг – полное дерьмо. Хорошая – в том, что он теперь наш и мы готовы улучшить концепцию. Адам, как ты думаешь, как мы могли бы улучшить концепцию бизнеса малыша Рикки? Кассель беззвучно захлопал ртом. – В… вы что? Хотите чтобы я переписал бизнес? Н…но… там не только мои деньги. Отца тоже. Он… с-спросит, как получилось, что я его просрал! Чтобы его дела выплывали наружу перед губернатором Орегона, Кассель явно не хотел.

Отредактировано Michael Rinaldi (2020-10-11 20:33:09)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Пути господни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно