Сегодня в Сакраменто 25°c
Sacramento
Нужны
Активисты
Игрок
Пост
Чувство невесомости во время полёта каждый раз заставляло...
Читать далее →
Дуэты

    SACRAMENTO

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Once upon a time


    Once upon a time

    Сообщений 1 страница 15 из 15

    1

    FABLES


    https://i.imgur.com/6UPMAqx.png

    [NIC]Bigby Wolf[/NIC][STA]big and bad[/STA][AVA]https://i.imgur.com/llYIfEZ.png[/AVA][LZ1]БИГБИ ВОЛК
    profession: шериф Фейблтауна[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/6H5hoAF.png[/SGN]

    Отредактировано James Richter (2020-06-13 14:38:06)

    +2

    2

    – Всё в порядке, сэр. Настолько в порядке, что я решила пойти в отпуск. У меня уже должно скопиться несколько сотен дней отпуска.
    И правда. Сейчас Снежка даже понять не могла, как вообще можно столько работать. То есть, в принципе, постоянно. На такой должности она ещё как-то умудрялась если не отрастить клыки и когти, чтобы пугать неугодных, то хотя бы стать менее восприимчивой к участи многих. А ведь как временами этого очень хотелось. Сама бы удивилась, скажи ей кто раньше, что она будет способна попросту закрыть глаза на нужды и заботы сказаний, да укатить в закат под ручку с Волком. Впрочем, нет, не удивилась бы – посмеялась. А вышло вон как, они вдвоём бросают Фейблтаун на крепкие плечи остальных. Ну, хотя бы под сомнение заслуженность этого отпуска никто не ставил. Или просто молчали об этом.

    Шестичасовой перелёт рейсом авиалиний Аляски по маршруту Нью-Йорк – Сиэтл уносил их всё дальше от привычных улиц, знакомых лиц, необходимости решать проблемы и от всего этим проблемам сопутствующего. Но справедливости ради – уже вчера Белоснежку не беспокоило ничего из вышеперечисленного: единственно важным планом на следующий день был только отпуск. Было совсем не важно, как это они вдруг взяли и вдвоём собрались в горы – не всё ли равно? Отдыхать нужно всем, и чиновникам, и диким зверям. Ночь прошла на удивление спокойно. В любой другой ситуации она немедленно приступила бы к организации запланированного, но этой ночью простое человеческое желание отдохнуть перевешивало все остальные. В чём не смогла себе отказать – уйти в душ на пару часов, вдоволь насладившись возможностью полежать в ванной с лавандовой солью, до кончиков пальцев ощущая, как расслабляется тело, словно забывая о постоянной боли, сопряжённой с недавней травмой. Боль эта выводила из себя, злила, заставляя Снежку чувствовать себя совершенно беспомощной в моменты, когда в глазах темнело и необходимо было остановиться и присесть, пережидая очередной спазм. Вот и в самолёте приходилось несколько раз выбираться, чтобы пройтись между двумя рядами кресел – размять ноги. Кресла, увы, удобством не отличались.
    – Бигби, – Снежка отвернулась от иллюминатора, в который откровенно пялилась последние минут тридцать едва ли не с открытым от восторга ртом: бескрайний горизонт (который на самом-то деле не очень и виден) и солнце, переливающееся всеми оттенками от огненно-красного до лимонно-жёлтого. С земли это выглядело фантастически прекрасным закатом, здесь же, на невероятной высоте, казалось целым миром. – Ты не мог бы прекратить сопеть мне в ухо, словно огромный сенбернар? Ты проспал большую часть полёта, и теперь нам попросту необходимо обсудить, что мы будем делать дальше. Знаешь, мне нравится путешествовать без багажа, но учитывая наш спонтанный план, похода по магазинам не избежать, – она словно уселась на любимого коня, всегда стремящаяся держать всё под контролем, знать, что и где происходит. – Нам нужна палатка, – Белоснежка начала перечислять, загибая пальцы, – спальные мешки, полотенца, котелок, горючее и что-то из еды, а ещё компас и, может быть, карта, и, – женщина нахмурилась, взглянув на спутника в соседнем кресле, – что там ещё может понадобиться? Нечасто ей доводилось отправляться в походы. Точнее, последний из них, который случился, едва ли вообще можно было назвать приятным, удовольствие в нём она не получала точно. – И ещё машина, обязательно, – ткнула пальцем в пристроенную у стенки почти ведьмовскую клюку, которую ненавидела с самого появления той в её жизни. Хотя, надо признать, та была гораздо симпатичнее своих предшественников, особенно чёртовой коляски, из которой ей не давали вылезти несколько недель. – И ещё нам нужно переодеться, – словно нехотя оглядела себя сверху вниз, цепляясь неодобрительным взглядом за воротник плаща, лиловость костюма – юбка-карандаш была особенно актуальна – и острые носы туфель на каблуке. Одета Снежка была не просто не по погоде – температура обещала быть выше градусов на десять, но и в принципе не для запланированного отдыха. И чем только думала?
    Приземление оказалось мягким, хотя Белоснежка наверняка сказать не могла – нечасто приходилось путешествовать подобным способом. С картой и машиной проблем не возникло: оказывается, простаки подобным образом отдыхают едва ли не каждую неделю! И ведь времени хватает, а… До магазина пришлось немного петлять по улицам, но в итоге добрались без сложностей, и там уже смогли облачиться во что-то достаточно приемлемое для многодневного похода в горы. Продавец очень настаивал на приобретении аксессуаров, и хоть Снежка с сомнением смотрела в зеркало на топор, удобно висящий на боку, спорить не стала. И вообще предпочла бы более закрытую одежду – лес всё-таки! – но высокие температуры диктовали свои правила.
    Запихнув свой нехитрый, но многочисленный скарб во вместительный багажник автомобиля, Снежка и Бигби направились дальше. Впереди было ещё несколько часов пути.
    [NIC]Snow White[/NIC]
    [STA]ice queen[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/OXcp9u3.jpg[/AVA]
    [LZ1]БЕЛОСНЕЖКА
    profession: вице-мэр Фейблтауна
    grrr: косматый злобушка
    [/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/GU8Hy5D.jpg[/SGN]

    Отредактировано Jane Kennedy (2020-07-20 09:43:28)

    +1

    3

    Подставное убийство Розочки, или, вернее, не состоявшаяся (очередная) афера Джека, подавление восстания на Ферме, побег Златовласки, угроза быть обнаруженным простоками и ещё пара местных склок – всё это случилось за какой-то жалкий год. Сказочный городок Фейблтаун – вернее, один массивный небоскрёб в городе Нью-Йорке, окутанный дымкой тайны для всех рядовых американцев – за последние месяцы потрясло от канонады событий так, что его шериф, Бигби Волк, впервые со времён Нового Амстердама собрал скромный заработок в карман и заявил, что ему нужен отпуск. Король Коль едва ли успел ему возразить, как был огорошен вторым внезапным отпуском – мисс Снежки. И поскольку шериф Фейблтауна слыл тем, с кем спорить не стоит, а у Снежки благодаря должности секретаря и заместителя мэра выработался тот самый испепеляющий взгляд, не терпящий отказов, оба они тут же прыгнули в такси и пропали из города.
    По правде сказать, Бигби сам не давал себе отчёта, с какой стати его нутро резко повело в сторону отдыха. Сильнее, чем животный инстинкт. Эта мысль крепла в голове где-то на подсознательном уровне и вопрос не вызывала, поэтому единственное, чем он обременял себя во время перелёта, был крепкий сон без размышлений. Останься он бодрствовать, то непременно сошёл бы с ума. Во-первых, Бигби крайне не любил летать. Несмотря на то, что его отец был Северным Ветром, сам Волк не питал любви к высоте, так что за место у иллюминатора драться было некому. Во-вторых, на борту самолёта категорически запрещалось курить. А четыре стены без забора воздуха – это такая жёсткая клетка пыток для Волка с обострённым обонянием. Бигби паровозил самым дешёвым и вонючим табаком во всей Америке небезосновательно. Сигаретный дым помогал заглушать запахи многомиллионного мегаполиса, позволял сосредоточиться на чем-то более важном, чем сосиски с седьмой Авеню или свежескошенная трава в парке. На борту самолёта Бигби при посадке был удостоен укоризненного взгляда стюардессы и строго предупреждения, когда от нервозности начал раскручивать в пальцах сигарету. Поэтому единственным выходом оставалось хотя бы частично притупить сознание и забыться во сне, куда, однако, всё равно проникали посторонние звуки и запахи. Все шесть часов до Сиэлта он вынужденно терпел густую вонь пота пассажира, который, очевидно, так же не любил летать, пытался отмахнуться от дурманящих духов как минимум пяти разных производителей и с облегчением вздохнул, когда в салоне начали раздавать еду. Однообразие запахов успокаивало, а заодно позволяло выделить среди них единственно важный. Тот, который воплощал в его сне фантазии возбуждённого воображения – белокожая девушка, спускающаяся к ручью, отбрасывает чёрные волосы назад. Тонкая, хрупкая, но запечатавшая в себе силу. Она поворачивается к нему лицом, в развороте являя прекрасный переход от проступающих под тканью лопаток до открытого разреза на груди, дарит ему лукавую улыбку. Протягивает руку – и он вспоминает первый день их встречи, когда эта хрупкость, закованная в кандалы, угрожала проткнуть его шпагой. Бигби ухмыляется и опускает косматую голову к её ногам, чтобы зацепить подол платья зубастой мордой. У неё невероятный, особенный запах, напоминающий о Родных землях и летней листве. Она ещё никогда не подпускала его так близко, чтобы…
    – Бигби.
    Образ растворился, сон сорвался. Голос девушки чётко прозвенел в ушах, но он больше не видел её стройной босой ноги, притупляющей траву возле водоёма. Платье пропало, улыбка лукавости сменилась строгостью взора. Чёрные волосы падали на офисный пиджак, в котором он привык видеть Снежку. Бигби громко всхрапнул. А как хорошо спалось...
    – Иногда ты очень жестокая, ты знаешь об этом? – он разочарованно отнял онемевшее лицо от кресла и поскреб щетину, которая отросла за ночь, чтобы разогнать кровь и вернуть мимику. Выглядел он заспанным, уставшим и одновременно раздосадованным, а смятый излюбленный плащ добавлял внешнему виду неопрятности. Шериф провёл рукой по вспотевшему загривку и откинул голову назад, пытаясь расслабить затекшие мышцы и унять набухающую боль в голове – нос не проведешь, он вновь неустанно начинал собирать каждый загустелый от ароматов уголок самолёта. – Хорошо. Купим всё, как только приземлился. Можно и без машины, – Бигби мог спокойно таскать вещи и хоть ещё целое государство Снежек на своей спине, когда оборачивался Большим и Страшным, – но как скажешь… босс. Я всё равно водить не умею, – а учиться он тоже не собирался. Прожил же как-то несколько веков без этих колёсных колымаг, проживёт и ещё столько же.
    Когда они наконец приземлились, первым делом Бигби стащил с себя плащ и закатал рукава рубашки, обнажив волосатые руки. Жаркий климат он переносил труднее. Когда-то именно благодаря Снежке он приобрёл возможность оборачиваться человеком, но без осложнений не обошлось. Так, волосы на нём отрастали с чудовищной скоростью, поэтому в любой одежде Бигби чувствовал себя как в парилке. Не то, чтобы это не позволяло ему нормально существовать в простаковском виде, но возвращение в облик волка доставляло ему особенно удовольствие.
    Когда они со Снежкой добрались до магазина, яркое жёлтое солнце уже поднялось до самой высокой точки и нещадно заливало округу. Бигби твёрдо для себя решил, что этот отпуск он проведёт на четырёх лапах и с хвостом, поэтому выбор одежды оставил на Снежку, а сам занялся провизией. Сухари, пайки, стандартный набор для розжига костра, котелок... Палатка. Одна. Снежка сказала «нам нужна палатка», он и купил одну палатку. В конце концов, ему, волку, на деле всё это в лесу как ненужная новогодняя мишура. Лес – его стихия, предоставляющая в разы больше пространства для выживания, чем запыленный город. Питаться он мог свежей дичью или рыбой, воду лакать из горных источников, а спать под открытым небом. Правда, о своих планах рассказывать Снежке он не торопился, решив, что лучше убраться поглубже в лес, а уже потом выслушивать её возражения или возмущения. Отчего-то Бигби не сомневался, что они последуют.
    – Мне казалось, что тебя в отпуск вытащить можно только в том случае, если от Фейблтауна однажды ничего не останется, – Бигби лениво откинулся в своём кресле, заводя руки за подголовник, хмуро уставился в окно, за котором пролетала зелёная полоса. Он уже сидел в чёрной безрукавке и летних шортах, а ноги тяготили походные ботинки. Во всей этой походной канители ему больше всего нравилось то, что Снежка точно так же была вынуждена избавиться от своего строго прикида. – Не гони, скоро съезд. Поедем по той тропе, – ткнул пальцем куда-то в лобовое стекло. – А дальше пешком. – Он наклонил голову к Снежке, скользнул взглядом сквозь неё. Из-за боковой дверцы торчала клюка, которой она до сих пор пользовалась несмотря на все усилия доктора Свиное Сердце – лучшего в своём деле хирурга. Бигби почувствовал внутри укол злости, сдавил в себе едва слышное рычание. Попадись ему в лапы сучья Златовласка, он непременно раздерёт ей глотку за то, что она сделала. – Как ты себя чувствуешь? Уверенна, что выдержишь целый поход? Мы могли бы… ну, не знаю, уехать на море и проваляться на пляже. Встань вон там, под деревом. Не хочу, чтобы машина нагревалась, – к тому же, будет проще спрятать её.
    Автомобиль – красный пикап, идеально маневрирующий по кочкам и лесистым пейзажам – мягко вкатился в утопающую зелёную глушь. Они давно съехали с тропы, на которой уже зарастала колея, и теперь двигались под сенью кучерявой листвы. Подальше от цивилизации, поглубже в захолустье. Здесь уже запах дороги и шум редких грузовиков сходил до минимума, сменяясь пестротой ягод, сыростью журчавшего вдали ручья и томностью перепелиных яиц. Весь лесной спектр запахов Бигби с большим наслаждением вдохнул полной грудью, только как выбрался наружу и хлопнул дверцей. Свежий воздух. Горная чистота. Шелест деревьев. Это его стихия. Его дом. Наконец-то он вне клетки.
    Не говоря больше ни слова, Бигби начал торопливо стягивать с себя майку и расстёгивать ремень. Только бы как можно скорее избавиться от этих ненужных тряпок. Размашисто махнул ногой, сбрасывая один ботинок, и уже потянулся за вторым, как внезапно вспомнил, что от Снежки его отгораживает всего лишь машина. И, в общем-то, его дикое поведение ничем не прикрыто. Он застыл в полусогнутой позе, с приподнятой ногой, которую расшнуровывал. Второй – всё ещё в носке – стоял на примятой траве. Взгляд направлен на Снежку, и единственное, что в нём было, это невинное «что не так?»
    – Я… сбегаю на разведку. Эээ… разнюхаю, где нам лучше разбить лагерь. Если я буду волком, так проще и быстрее.
    И почему только он всякий раз оправдывался перед ней, когда делал что-то, что считал правильным?[NIC]Bigby Wolf[/NIC][STA]big and bad[/STA][AVA]https://i.imgur.com/llYIfEZ.png[/AVA][LZ1]БИГБИ ВОЛК
    profession: шериф Фейблтауна[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/6H5hoAF.png[/SGN]

    Отредактировано James Richter (2020-06-13 14:38:21)

    +1

    4

    – Вот совершенно зря ты противишься прогрессу, Бигби, – Снежка не отрывала сосредоточенного взгляда от петляющей дороги, но это совсем не мешало поддерживать беседу. Он действительно упирался всеми своими четырьмя когтистыми лапами всё то время, сколько она его уже знает. Дай ему волю – незамедлительно вернулся бы в лес. И сегодня она внезапно его понимала. – Иногда это очень даже удобно в большом городе.
    Ещё в самолёте Белоснежка задумалась было, с чего это они вдруг сорвались будто бы бегом из города, но после была вынуждена признаться – самой себе-то можно! – что накопившаяся усталость буквально придавливает её к земле. Излишне богатый на негативные события год оказался будто последней каплей, а каждая неудачная попытка снова твёрдо стоять на двух ногах неизменно заканчивалась желанием забиться в угол и выть от безысходности. Может быть, позволь она себе подобное – было бы легче? Но нет, бывшая принцесса себе такого позволить не могла, а потому каждый день лишь крепче стискивала зубы да прибегала к помощи ставшей ненавистной клюки.
    Сейчас было странно ощущать себя без своеобразной брони – строгого костюма, туфель и плаща, но необходимость переодеться, конечно, назрела сразу. Белоснежка даже цыкнула на себя мысленно: как она могла не подумать об этом заранее? Как они вообще могли ни о чём не подумать?! Зелень деревьев простиралась по обе стороны от дороги, в приоткрытые окна доносилось щебетание птиц и прохладный от быстрой езды ветерок, и всё это будто на второй план отодвигало и Нью-Йорк, и постоянные проблемы сказаний, и необходимость решать за всех и вся… Она улыбнулась, понимая вдруг, что вот так вот, на себя, не тратила время уже достаточно давно. Может быть, никогда? По крайней мере, в новой жизни.
    – А сам? – Снежка звонко рассмеялась. – Готов ночами работать ведь, мне иногда становится любопытно, на сколько вообще хватит твоей выносливости в таком ритме жизни, – что уж сказать, она и представить не могла до конца, насколько удачной окажется её идея пристроить Волка шерифом в Фейблтауне.

    – Не уверена, – Снежка вздохнула и скосила глаза на торчащую сбоку уродливую клюку. С некоторых пор она вообще ни в чём – и ни в ком – не была уверена, и ощущение это ей не нравилось категорически. – Но я хочу, понимаешь? – кинула быстрый взгляд на Бигби, и тут же вернула его на дорогу, стараясь не отвлекаться. – Хочу вновь вспомнить, каково это – быть хозяйкой самой себе и своему телу, хочу вдыхать свежесть раннего утра, ощущать на лице брызги горного ручья, чувствовать влагу росы под босыми ступнями, – на этот раз вздохнуть попыталась максимально незаметно, да разве от нечеловеческого чутья такое скроешь? – Хочу быть собой. Да и Бигби, ты просто представь себя на пляже! – вновь по салону автомобиля разнёсся звонкий смех. – Ты же через максимум сутки будешь волком смотреть в сторону лесов и зарослей, отплёвываясь от песка, начнёшь ворчать, что ничего кроме медуз в воде добыть нельзя, а они – я даже представлять не хочу, какие они на вкус, – картина перед глазами возникла презабавная. Снежка, послушно следуя указаниям, сбросила скорость и свернула на неприметную тропинку – машину они, по крайней мере, выбрали удачную для подобного вояжа.
    Припарковав пикап в тени дерева, Белоснежка лениво выбралась на волю, вдыхая окружающую свежесть полной грудью. Хотелось прикрыть глаза, да так и остаться, наслаждаясь воздухом и слушая звуки. Впрочем, именно это и следовало бы сделать. Она стояла, щурясь на солнце, и наблюдала за тем, как Бигби беззастенчиво и бездумно избавляется от одежды.
    Эта картина, признаться честно, весьма её забавляла, но только лишь забавой здесь было не отделаться. Она смотрела, не отводя взгляда, на крепкую спину, таившую в себе поистине нечеловеческую силу. Боялась? Едва ли. Скорее – совсем наоборот. Звонкий смех, заполнив лесную тишину,  распугал птиц с деревьев.
    – Не возражаю, – можно подумать, ему нужно было разрешение, вот только кто бы мог подумать, что окажется так легко его дать? – Вернись только засветло, мне здесь…не нравится?..не особенно уютно, – как просто было признать, что в дикой чаще она предпочла бы находиться не одна. И эта доля зависимости – внезапно – не раздражала. Снежка усмехнулась, глядя вслед убегающему волку, успевая лишь подмечать ветки кустов, непривычно качавшиеся, да принялась неспешно подбирать наспех разбросанные вещи. Торопиться было некуда, покуда он не вернётся.
    [NIC]Snow White[/NIC]
    [STA]ice queen[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/OXcp9u3.jpg[/AVA]
    [LZ1]БЕЛОСНЕЖКА
    profession: вице-мэр Фейблтауна
    косматый злобушка: mr. Wolf
    [/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/GU8Hy5D.jpg[/SGN]

    Отредактировано Jane Kennedy (2020-12-15 16:18:26)

    0

    5

    Кому, как не Большому Злому Волку, знать вкус свободы, это дурманящее, приводящее в трепет ощущение ветра, скользящего вдоль меха? Понять Снежку было легко – Фейблтаун настолько провонял несостоятельностью и проблемами, что немудрено захотеть оттуда сбежать, пусть бы даже не навсегда. Бигби знал Снежку несколько веков и с уверенностью мог сказать, что ей была нужна передышка после всех событий на Ферме. Впрочем, возможно, передышка была нужна вообще всем сказаниям – мысль, возникшая в его голове как нечто данное, но которая вызывала у него смутные сомнения. Как если бы это была не его мысль, как если бы её кто-то вложил.
    Бигби сделал жест головой, намекая, что было бы здорово, отвернись наконец Снежка от него, и стянул с себя шорты.
    - Так и будь собой. Здесь тебя никто не видит, никто не узнает, что ты можешь быть не только… ну, той Снежкой, когда ты на работе, - голос его постепенно снижался в тональности. Бигби припал к земле на четвереньки, чувствуя, как вздуваются мускулы и происходит метаморфоза. За считанное мгновение он вырос до восьми футов. Руки и ноги превратились в могучие, гигантские лапы, обросшие густой шерстью; нос вытянулся в клыкастую морду, а венчали её два жёлтых огня вместо карих глаз. Большой Злой Волк, сошедший со страниц простаков, теперь грозно смотрел сверху вниз на казавшийся рядом недомерком пикап. – Но не забывай, что ты хоть и очень известное сказание, ты не я. На тебе всё не так хорошо заживает даже при стараниях Свиного Сердца. Вдохни полной грудью, Снежка, но не переусердствуй. Будь осторожна, пожалуйста, - с искренним переживанием в голосе. Будь он в человечьем обличии, непременно бы покраснел. Так что Бигби молча благодарил свою природу, что за густым мехом никаких эмоциональных проявлений не разглядеть. – Я вернусь через час, не дольше. Только хочу убедиться, что здесь нет зверей, которые нам помешают, - что на языке волков значило «отметить территорию». Местные дикие животные должны были понимать, с кем им считаться в ближайшие дни. – Ты пока проверь, чтобы мы ничего не забыли. И не отходи от машины, пока я не вернусь, я уже отсюда вижу, какие здесь крутые спуски, - и Бигби развернулся, сдирая боками сухие листья с высоких деревьев. – Кстати, а медузы ничего такие, - об этом он узнал на одном из заданий в Европе, ещё в те времена, когда между материками ходили голландские морские экспедиции. – Как солёная резина. Когда есть хочешь, всё покажется вкусным, - и размашисто махнув хвостом, Волк скрылся в зарослях, наслаждаясь своим звериным обличьем. Будь его воля, он бы непременно бродил в таком виде и по улицам тошного Нью-Йорка.

    Как и обещал, Бигби вернулся под последний блеклый луч солнца. Свет с большим трудом пробивался через деревья, а единственным ориентиром оставалось теперь вечернее небо – ещё бирюзовое, но уже засыпанное лихорадкой звёзд. Волк, несмотря на свою мощь, ступал мягко, едва слышно. Поэтому, чтобы не напугать Снежку внезапным появлением, подал голос издалека, когда взбирался на склон:
    - Снежка? – надавливая всем весом на передние лапы, он вытащил свою огромную тушу на уступ и вытянулся во весь рос. Бигби вдохнул лесной воздух широкой грудью, насыщаясь местными ароматами. Ох... Вновь поймал её запах – усиленный стократно, чем когда он удрал на несколько миль вперёд, этот запах… Такой… Проклятье, он ведь никогда не справится с тем, как всякий раз у него приятно сводит нутро. – Это Бигби. Я нашёл нам приют, тут недалеко. Рядом ручей, а ещё небольшой овраг. Там можно укрыться в случае дождя. У тебя всё готово? – Место и правда идеальное для лагеря, уж он постарался выбрать самое удобное, предварительно разогнав свой запах по всему лесу – в назидание местным обитателям. Волк осторожно приблизился, устроился на земле, сложив лапы друг на друга. Подумал, не проще ли будет добраться на его могучей спине, но вспомнил пожелание Снежки побыть собой. Что же, он не в праве лишать её такой возможности, тем более, что дорогу пока ещё можно было разглядеть, а спуск был не такой уж лихой. Потому Бигби опустил голову на лапы и, мысленно сосредотачиваясь на прекрасных ногах Снежки – дотянуться бы мордой до них! – со вздохом сказал, - дай мою одежду и отвернись, пожалуйста. Мне надо обернуться обратно в человека.[NIC]Bigby Wolf[/NIC][STA]big and bad[/STA][AVA]https://i.imgur.com/llYIfEZ.png[/AVA][LZ1]БИГБИ ВОЛК
    profession: шериф Фейблтауна[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/6H5hoAF.png[/SGN]

    +1

    6

    – Волк! – Снежка предостерегающе повысила голос. Вот уж от кого не хотелось напоминаний о её вынужденной немощности – она же и догадаться не могла, что так всё обернётся в итоге – любой другой не выжил бы, пожалуй, после учинённого Златовлаской. Да и все эти его попытки пусть ненавязчиво, но контролировать её, тоже не отзывались внутри радостным предвкушением отдыха – если он постоянно так будет, придётся выселить его из палатки, только чтобы заполучить немного тишины. Белоснежка, наконец, сжалилась и отвернулась, давая Бигби возможность до конца расправиться с одеждой и обернуться огромным лохматым чудищем.
    – Ладно, ладно, ты сегодня за главного, – с плохо скрываемой досадой в голосе ответила ему, хотя, чего уж скрывать, с другой стороны было даже немного…приятно?..что он вот так продолжает заботиться о ней даже здесь, особенно здесь.
    Природа вокруг была действительно замечательной. Лучи солнца пробивались сквозь густую зелёную листву, рассеиваясь и наполняя лес каким-то особенным очарованием. Снежка решила не терять времени даром, и удостовериться, что у них действительно есть всё нужное, до того, как они окажутся на значительном расстоянии от автомобиля, чтобы быстро добраться до цивилизации. Плана у них не было, поэтому говорить о каком-то обязательном списке необходимых вещей не приходилось. Изучив содержимое багажника, она удостоверилась, что вроде бы всё самое необходимое на месте. Проблемы могут возникнуть только с едой, но в случае необходимости – она не сомневалась – Волк точно справится, и у них будет свежее мясо, или рыба, или…кто ещё водится в этих лесах? Запоздалый вопрос самой себе заставил её нахмуриться. Вот сидит она тут, совсем одна, а если медведь или ещё какой дикий зверь? Она, конечно, не беспомощная, но не в нынешнем состоянии. Но даже это осознание не могло остановить её в желании немного осмотреться. Деревья надёжно укрывали от палящего солнца и жары, позволяя безнаказанно бродить по никем не притоптанной траве – особенное удовольствие, и Снежка скинула обувь, с наслаждением ощущая мягкую зелень. Невозможность ходить быстро невероятно удручала, и ей хотелось верить, что отпуск как-то поможет вновь вернуться в привычную колею – почему не рассматривать его, как необходимую реабилитацию?

    К возвращению Бигби она снова деловито копалась в багажнике, укладывая вещи и провизию по двум большим рюкзакам. Самое тяжёлое, конечно, достанется ему, но она ничуть не хотела уступать в возможности самостоятельно нести часть их нехитрого скарба.
    – Почти! – глухо отозвалась, выныривая из недр автомобиля и отвлекаясь, чтобы передать волку одежду, после чего вновь вернулась к процессу сборки. Что же, они постарались на славу и, кажется, ничего особенно нужного не забыли. – Успеем до полного наступления темноты? – не то чтобы она боялась чего-то, когда рядом – он, но хотя бы дорогу под ногами хотелось бы видеть своими глазами. Застегнув набитые доверху рюкзаки, Снежка дождалась, пока Бигби появится рядом и вытащит их из багажника, чтобы после помочь ей взгромоздить свой на спину. Красный пикап приветливо мигнул фарами, закрываясь, оставленный в тени деревьев ожидать их возвращения.
    Дорога оказалась совсем не сложной, но с несколькими заковыристыми местами, где ей требовалась помощь, и Бигби ненавязчиво её оказывал, и именно эту ненавязчивость Белоснежка оценила больше всего – ему ли не знать, как она не терпела собственную беспомощность, и не готова была о помощи просить, даже там, где та очевидно требовалась.
    – Должно быть здорово, да? – спросила она, когда они неспешно шагали по тропинке. – Иметь возможность бегать вот так по лесу, свободно, не быть ограниченным городскими небоскрёбами? Что бы он там себе не думал, она отлично понимала, каково это – не иметь возможности быть собой и жить так, как привык. Несвоевременно подумалось, что она-то – в её представлении – его спасала тогда, а что, если он этого спасения не хотел? Впрочем, справедливости ради следовало признать, что он мог уйти в любой момент, и она это право за ним признавала безоговорочно. Белоснежка потрясла головой, отгоняя любые мысли, кроме самой важной сейчас – что приготовить на ужин.
    Поляна возникла перед глазами внезапно. Небольшая, можно даже сказать, уютная, чуть поодаль – небольшой овраг с достаточно пологим спуском – Снежка это отметила – чтобы ей было удобно, в случае необходимости, а слева призывно журчал ручей, обещая одновременно и прохладную воду, и возможность полакомиться свежевыловленной рыбкой. Ей здесь нравилось. Дорога была достаточно далеко, чтобы проезжающие изредка автомобили – она видела несколько, пока ждала – не мешали единению с природой.
    – Ты умеешь ловить рыбу? – хитро улыбнулась, зная, что он не может не принять вызов. А рыбы на ужин захотелось просто ужасно.
    [NIC]Snow White[/NIC]
    [STA]ice queen[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/OXcp9u3.jpg[/AVA]
    [LZ1]БЕЛОСНЕЖКА
    profession: вице-мэр Фейблтауна
    косматый злобушка: mr. Wolf
    [/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/GU8Hy5D.jpg[/SGN]

    Отредактировано Jane Kennedy (2021-01-17 09:54:17)

    +1

    7

    Бигби с нескрываемой досадой наспех облачился в людское. В волчьем обличии ему всегда было комфортнее, а человеческий облик напоминал не возможность жить среди простаков, а костную клетку. Иногда он задумывался о том, чтобы бросить Фейблтаун на растерзание Синей Бороды и сотни несговорчивых сказаний, которые не могут самостоятельно решить ни единой проблемы, но потом выделял её запах среди остальных и понимал, что прикован к своей должности. Он слишком дорожил тем единственным, что его влекло, чтобы бросаться в аскетизм.
    Снежка словно прочитала его мысли, застав врасплох – когда они неторопливо спускались по нехоженому холму вниз. Бигби, взваливший на себя поклажу, почувствовал, как щёки начинают лихорадить. Вот, пожалуйста, опять – она всего лишь оборвала его размышления и фантазии, а у него вновь такое впечатление, словноего поймали за чем-то непотребным.
    - Это естественно, - ответил, протерев зардевшийся нос. Поправил сумки за плечами перед хитрым изгибом, боком начал спуск, попеременно оборачиваясь на Снежку. Стерёг, чтобы не сорвалась. – В этом настоящий я. Я зверь, Снежка, а не человек. Большой злой волк. У меня хвост и хожу я на четырёх лапах. Не так просто отказаться от того, кто ты есть, - наверняка и она помнила, как непросто давались Бигби первые шаги в новом теле, с каким трудом он заставил себя подняться с четверенек. Крейн, которого безжалостно приставили к нему в качестве наставника – это было действительно жестоко, но в то же время разумно, потому что его открытая неприязнь и отсутствие веры сработали от обратного и дали Волку прекрасный стимул – лупил его за любые отклонения от человеческих норм. Волку никогда не забыть то унижение, которое он испытал в Салеме, вынужденный в своём обличии посещать лекции по правилам приличия для девушек, впитывал эти уроки с болью и постоянно оглядывался на свою сущность. Он мог просто разорвать Крейну шею и вернуться в свой мир, оставшись в памяти Фейблтауна кровавым чудовищем. Но, в конце концов, он сумел примириться с собой. Для того были причины. – Представь… Представь, что ты постоянно хочешь есть, а то единственное, что ты можешь есть, считается здесь ненормальным. Ты подавляешь этот голод, находишь какие-то альтернативы, но никогда не насыщаешься по-настоящему. Так вот, я вечно голодный, Снежка. Осторожнее, - протянул ей руку, раскрыв ладонь, чтобы она могла ухватиться и мягко перешагнуть через толстый валун. – Но я не жалуюсь. Просто… Даже в этом облике я сохраняю за собой все свои звериные инстинкты. Тяжело забывать о том, что у двуногих мир работает иначе.
    Когда они выбрались на поляну, Волк незамедлительно принялся установкой палатки. Сумки сбились в одну большую кучу под деревом. Снежке была предоставлена свобода, в то время как Бигби с лёгкостью расправился с колышками и растянул брезент.
    - Умею ли? – в удивлении вскинул бровь и отбросил в сторону топор, тупой конец которого использовал в качестве молотка. Ухмыльнулся, показывая белый клык, сбросил с себя обувь и рубашку, оставаясь в одних шортах и майке. Тлеющее солнце обнажило сальный загар – Бигби порядком вспотел, пока они спускались, что не удивительно, учитывая его волосатость. Больше ничего не говоря, он прихватил проволоку и оставил Снежку на поляне найти себе развлечение, пока он рыбачит. Быть может, она тщетно попытается отыскать вторую палатку. К примеру.
    Узкий ручей расширялся поодаль в толстую горловину, и уже там вода доходила Бигби не до колен, а имела глубину. Он без лишних церемоний нырнул, разбивая гладь и пугая стайку зашуганных рыб. Горное течение подхватило его, и Волк вытянулся в струну, придавая телу большую обтекаемость. Замер, сохраняя воздух в бездонных лёгких, а затем впился звериной пастью в проплывающего мимо окуня. Вода разбавилась алыми сгустками. Бигби с наслаждением впитал её вкус, лоснящийся на дёснах. Чужая кровь будоражила, пронзала насквозь до дрожи, взращивая в нём хищнические желания. Волк ловко выбросил рыбину на берег, а затем вцепился в следующую, а затем снова и снова, увеличивая улов. Когда же солнце скрылось окончательно, значительно усложняя рыбалку, он потерял всякий азарт и выбрался из воды.
    Снежка ждала его там же, где он её оставил. На поляне уже появился костёр, который мягко потрескивал и отдавал приятным теплом. Бигби возвращался триумфатором, сжимая в руках рыбный трофей, нанизанный на кольцо из проволоки. Мокрый от воды, с прилипающей к телу одеждой, он победоносно приподнял улов из окуней и взглянул на Снежку самым лукавым и дерзким взглядом, на какой был способен.
    - Вы заказывали рыбу, ваше сиятельство? – иронично поддел её за королевское прошлое. Принцесса в диком лесу и в шаговой доступности, а он её к ногам приносит требуемое. Бигби вновь ухмыльнулся и сглотнул вставший в горле ком – чёрт возьми, как же от неё пахнет, как же от неё пахнет. Это… это запах моря и весны, запах кипящей волны, запах той самой крови, от которой кружится голова, запах женщины. Это запах спутанных эмоций. Запах страсти. Запах вожделения. И будь он проклят, если не прав в том, что в этот самый момент она волнуется.
    [NIC]Bigby Wolf[/NIC][STA]big and bad[/STA][AVA]https://i.imgur.com/llYIfEZ.png[/AVA][LZ1]БИГБИ ВОЛК
    profession: шериф Фейблтауна[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/6H5hoAF.png[/SGN]

    +1

    8

    Конечно, Снежка знала, что ему нелегко. Тогда, давно, поддалась какому-то порыву, убедив его довериться и оказаться запертым в каменных джунглях – ведь, по сути, не иметь возможности быть собой – худшая тюрьма. Но он по какой-то причине был нужен ей рядом, потому и силы убеждать были, и возможность помогать обвыкнуться – всё готова была сделать, лишь бы теперь всё было так, как есть.
    Завидовала ли? Разве что, самую малость. Свобода, которую давало звериное обличье, была неоценимой, но категорически отсутствовала в условиях небоскрёбов. А это страшновато: знать и жаждать того, чтобы быть собой, но не иметь на это ни малейшего шанса. Каково? Часто холодными вечерами Снежка думала, что он ненавидит и проклинает её за всё то, что сейчас их окружало. Вырваться на волю отсюда казалось совершенно невозможным, клетка из обязательств будто сжималась вокруг всё плотнее, отрезая любые пути к свободе…

    Она тряхнула головой, отгоняя такие странные вдруг мысли, которые очень быстро вытесняли другие: например, разложить припасы так, чтобы не достались вдруг диким зверям – хотя кто посмел бы тягаться в дикости с настолько Большим Волком? Снежка не боялась, наоборот, была уверена, что, если и есть здесь кто-то, кто пожелал бы покуситься на их уютное уединение, присутствие Волка враз избавляло их от подобных желаний. Посему она совершенно спокойно, принудительно превозмогая неудобства и тупую, тянущую боль в бедре – считая такие нагрузки принудительным способом терапии – собирала хворост посуше для того, чтобы развести огонь. Пару раз даже ухмыльнулась, чиркнув спичкой, вспоминая тех, кто смотрел бы скептически на принцессу, способную к выживанию в дремучем лесу. Она не была беспомощной, и это казалось главной мыслью уходящего дня.
    Пока тонкие ветки весело потрескивали в занявшемся пламени, Белоснежка занялась обустройством палатки, расправляя спальники и навешивая сетки: не хотелось бы проснуться среди ночи с громким воплем от ощущения быстро перебирающих по лицу тонких паучьих лапок. Она скривилась от одной мысли об этом, вновь вынырнув из палатки и подставляя лицо тёплым лучам заходящего солнца. Неплохо было бы накипятить воды для ароматного кофе, но спускаться к ручью она пока опасалась. Одно дело – бродить по относительно ровной местности, и совсем другое – берег с уклоном. Вздохнула тяжело, признавая временное поражение, нужно будет попросить Бигби, когда вернётся. А так хотелось осуществить всё до его прихода…

    Но он не заставил себя ждать. Мокрая одежда, выгодно облепляющая мускулистое тело, слишком отвлекала женское внимание от непосредственно улова. Снежка смотрела на него, будто бы даже не моргая, и уж точно не задумываясь, откуда было взяться в её хрупком теле этому совершенно нечеловеческому голоду, жажде единоличного обладания, тем более, что вокруг не было ни души. Она машинально, совершенно не отдавая себе отчёт, облизала губы, внимательно изучая его взглядом, удивляясь попутно, почему до сих пор не обращала на него внимания? Почему всё общение сводилось исключительно к работе и необходимости спасать сказания от существующих и грядущих опасностей? Почему нельзя было просто выбраться…в бар, например, где за стаканчиком чего покрепче – а она, внезапно, действительно предпочитала крепкие напитки, в отличие от Бигби – было бы возможным поделиться друг с другом воспоминаниями и опасениями. О, бояться было чего. Но тут Снежка вдруг снова переключила внимание, прекращая мысленно копаться в своих заботах, отдавая всё внимание своей нынешней компании и грядущему ужину.
    – А ты можешь, – пригляделась к свежей рыбе, наглядно показывая пальцем, – ну, избавить её от внутренностей? – так и представила, как он большим когтем вспарывает брюшки всему улову и ей отдаёт уже чистые, готовые для запекания. – Очень не хочу возиться, – честность была её коньком, что в работе, что в обычных взаимоотношениях. Пачкать руки в рыбьих кишках, конечно, не сложно, но уж очень нежелательно. – А я пока могла бы заняться гарниром. У нас тут есть, – она закопалась в огромный холщовый мешок, выуживая оттуда пакет с какой-то свежей зеленью и несколько картошин, и тут же вновь уставилась на Волка внимательным взглядом, будто размышляя вслух, а на деле – утверждая: – Ты же наверняка ограничишься только рыбой, причём, сырой, и, вероятно, непотрошеной?
    Сама мысль казалась ей несколько дикой, но и зверь рядом с ней был, собственно, диким. И тем приятнее была мысль, что он подумал о ней, закупая провизию, и не ограничившись лишь консервами. Было понятно и ежу, что свежие овощи они могли бы приготовить только сегодня, в первый вечер, потому что дальше на такой жаре они попросту не выжили бы. Дело оставалось за малым: выпотрошить рыбу да запечь картофель в углях.
    – Может быть, ты ещё и вина для глинтвейна припас? – не самый подходящий напиток для летнего похода, но самый подходящий – для костра.
    [NIC]Snow White[/NIC]
    [STA]ice queen[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/OXcp9u3.jpg[/AVA]
    [LZ1]БЕЛОСНЕЖКА
    profession: вице-мэр Фейблтауна
    косматый злобушка: mr. Wolf
    [/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/GU8Hy5D.jpg[/SGN]

    +1

    9

    Есть такое понятие, как животный инстинкт – закопанная в подсознании наклонность. Она управляет, она побуждает, отключая разум. Всякий раз, когда инстинкт настигал Бигби в пылу охоты или битвы, его кровь начинала бурлить и кипеть, а внутри всё переворачивалось. Так действуют запах крови или играющее медным привкусом во рту ощущение загнанной жертвы, от которых притупляется сознание –и  так действует запах Снежки. Опьяняющий, как ведро выдержанного виски, лишающий рассудка, искажающий восприятие. Бигби никогда не говорил ей – и вряд ли когда–либо сознается, иначе она его на месте придушит, не иначе – что её запах всегда выделялся среди всех прочих, был сильнее, крепче. Его не скрыть запахом сигарет. Его не задушить на фоне других. По нему Бигби мог запросто определить её эмоциональное состояние. Он не мог найти этому объяснения, знал только одно: каждый волк в своей жизни находит себе и выделяет тот самый, один–единственный запах.
    Бигби стоило определённых усилий вновь вспомнить о рыбе и оторвать взгляд от Снежки, хотя сделал он это явно с нескрываемым недовольством. Раздражённо откинув со лба мокрые волосы, Волк опустился на колено возле костра и принялся обустраивать себе рабочее место, которое скорое будет всё в чешуе, крови и речном запашке. От огня веяло теплом, но едва ли тем же жаром, который расходился у него внутри от присутствия Снежки – настолько близкого присутствия.
    – Думаешь, я за больше, чем четыреста лет, не выучился человеческим манерам и застрял в первобытном состоянии? – в иронично задетой манере спросил Бигби, беря в руки нож как в подтверждение собственной цивилизованности, и позволил себе ухмылочку, за которой даже посторонний мог заметить звериный оскал. Этикет ему был не чужд, всё–таки не зря Крейн хорошенько лупил его по пальцам, когда Новый Амстердам только начинал расширяться. Волк слишком хорошо помнил эти уроки, чтобы игнорировать. В особенности сейчас. – Я люблю сырое, не спорю, – вспорол брюхо первой рыбёхе, вывалил требуху себе под ноги, – но успел проникнуться готовой пищей. Ты знала, что самые вкусные хот-доги готовят в Бронксе? Люди знают толк в еде, Снежка, глупо это отрицать. Жареное мясо, например, ничуть не хуже, – а где–то даже сочнее и насыщеннее, но Волк не стал распространяться о вкусах. Отерев лоб о предплечье, он продолжил выковыривать потроха. Стоило поторопиться – солнце стремительно уходило за горизонт, оставляя потрескивающий костёр единственным источником света. – Картошка мне тоже по душе. К тому же, в твоей компании глупо будет отказаться от чего–нибудь ещё… Только… придётся обойтись чаем или водой, – вино они не покупали – уж точно не Волк. К алкоголю он относился одновременно с осторожностью и почтением – ценил, но довольно быстро хмелел, а потому приручил себя к мере. Горький вкус и разогревающий нутро алкоголь оставляли приятное ощущение пустоты в голове: в ней всегда хватало тараканов, которые легко примирялись между собой под градусом. Главное – не перестараться. Бигби поджал губы, жалея, что не позаботился о какой-нибудь бутылке Ламбруско, нахмурился.  Он отчётливо помнил, что в машине была аптечка с флаконом чистого медицинского спирта. Может, сгодится. – По правде сказать, я об этом даже не подумал. Но... у нас есть спирт.
    Когда Бигби закончил с рыбой, солнце уже примостилось за горизонтом, и лес навис над ними мрачными тенями от крон деревьев. От огня на лица теперь падал глубокий свет.
    Это так чертовски странно – он, Бигби, и она, Снежка, вдвоём в какой–то глуши за сотни миль от Нью–Йорка. Едва ли не впервые за эти нескончаемые годы службы Фейблтауну и едва ли не впервые без необходимости решать чужие проблемы. Едва ли не впервые в неформальной, а не офисной обстановке. Волк вновь поймал себя на этой мысли. Хм. И в самом деле…. Как странно. Увидь их кто–нибудь из сказаний, вот было бы разговоров. На всякие сплетни ему плевать – интересно, плевать ли Снежке? – но из головы не уходил вопрос, как это вообще было возможно. А самое главное, Бигби никак не мог вспомнить день, когда ему удалось её уговорить – и уговаривал ли он её вообще.
    Ему было о чём подумать, пока он умывал руки в реке и возвращался в лагерь с бутылками, наполненными водой, но следом за этими мыслями стелилось назойливое желание не задумываться. И он повиновался ему – как инстинкту. Зачем задавать лишние вопросы?
    – Пахнет недурно, – приближаясь к костру, Бигби стянул с себя футболку и хорошенько отжал – теперь её можно было наконец–таки повесить сушиться; ради прочих приличий пришлось остаться в мокрых шортах, – это я ещё у берега почуял. Этот нос не обманешь, – многозначительно постучал себя пальцем по переносице и устроился рядом со Снежкой на бревне. – Хотя у тебя всегда неплохо получается. Определённо лучше, чем у Пастушка, – Бигби Волк – «мастер» комплиментов. Любите и жалуйте. Однако, если учесть, что стряпню Пастушка высоко ценила добрая половина Фейблтауна, комплимент получился высшей категории.
    Кряхтя больше для порядка, чем из неудобства, Волк отодвинулся назад, вытягивая спину, чтобы небрежным движением набросить футболку на куст. К утру можно будет снова надевать, хотя он предпочёл бы пробегать весь отпуск в своём лохматом обличии.
    – Как твоя нога? – с нескрываемой заботой в голосе. Бигби вновь выпрямился и внезапно поймал на себе взгляд Снежки. Даже не сразу решился заговорить, а попытался понять, что в нём пряталось – любопытство? Быть может, встречное вожделение, от которого он, Волк, не мог избавиться с самой первой их встречи, но которое умело скрывал? О чём ты думаешь, Снежка? – хотелось ему спросить, но вместо этого он чуть сгорбился и смущённо произнёс, – ты же… ну… не возражаешь, если я… посижу вот так?..[NIC]Bigby Wolf[/NIC][STA]big and bad[/STA][AVA]https://i.imgur.com/llYIfEZ.png[/AVA][LZ1]БИГБИ ВОЛК
    profession: шериф Фейблтауна[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/6H5hoAF.png[/SGN]

    +1

    10

    – Нет, – она ненавязчиво пожала плечами, – всего лишь говорю, что это исключительно дело вкуса. В современном мире я открыла для себя, что еда может приносить удовольствие, а не употребляться лишь только потому, что нужно поддерживать силы. И это…поначалу было странным, а теперь я даже как-то привыкла к такой возможности. Согласись, своя прелесть в этом есть.
    Наблюдая, как Бигби споро разделывается с некрупными рыбинами, избавляя их от внутренностей, и готовит их к дальнейшей тепловой обработке, Снежка всё чаще отмечала для самой себя, что едва ли процесс разделки рыбы так её заинтересовал. Крепкие, мускулистые руки перетягивали внимание на себя ежеминутно, позволяя просто любоваться. Она неслышно вздохнула. Отличайся она способностями к рисованию – непременно нашла бы способ запечатлеть именно их, его руки. Перед глазами даже чётко возникла картина, именно эта, с рыбой, и грешным делом подумалось, не стоит ли по возвращении заказать какому-нибудь художнику подобное?..
    Белоснежка тряхнула головой, отгоняя непрошенные мысли, стараясь сосредоточиться на здесь и сейчас, ведь они парочкой счастливых птиц упорхнули именно от забот и чаяний Фейблтауна, а значит, и внимание следовало сосредоточить на настоящем. Тишина леса успокаивала и умиротворяла, но и опасений приносила столько же: как знать, не прячутся ли за отдалёнными деревьями неприятели? Не задумали ли отравить их, чего доброго, водой или рыбой? Бредовость мыслей уязвляла Снежку тем более, намекая, что голова её занята отнюдь не отдыхом.
    – Никакого спирта! – нахмурилась. – Пока ты рыбачил, я с успехом, которого сама не ожидала, набрала разных трав и ягод, так что чай у нас будет отменный. Подашь мне бутылку воды? – глянула на него извиняющимся за свою хромоту взглядом, откровенно уязвлённая, что не может быть полезной в полной мере, не сейчас.
    Ей и в голову не приходило, что однажды она окажется в подобном положении. Уязвимая и уязвлённая, бесполезная в борьбе со Златовлаской, но до сих пор злая на то, что последняя с ней сотворила – Белоснежка казалась самой себе истинным чудовищем, не желающая быть снисходительной к тем, кто вверг её в пучину боли и страданий. Беспомощность действительно уязвляла, хотя – она это знала, как никто другой, – Бигби готов был поддержать её, стоять на её стороне, биться до последнего, но – что это за лидер, не способный вести за собой последователей? Душевная боль затмевала физическую.
    Смеяться больше не приходилось. Принцесса оказалась по другую сторону, не до конца готовая постоять за себя, и потому откровенно нуждавшаяся в помощи и защите, пусть это и претило её самоощущению. Бигби же – он был другим, ни капли в себе не сомневался и был уверен, что сможет защитить их обоих, и от непогоды, и от неприятеля.
    Снежка отлучилась ненадолго, обустраивая палатку для ночлега. Огромный спальный мешок – для обоих? – казался уютным и тёплым, так и манил в свои объятия. Фонарь на батарейках, подвешенный к крыше палатки, послужит отличной лампой. Пока же – он может служить фонарём на улице, пусть они и не планируют выбираться куда-то за пределы импровизированного лагеря.
    Яркие огненные всполохи отбрасывали в темноте красноватые отсветы на их лица, согревая своим теплом, побуждая подсаживаться ближе, не отстраняться от горячего очага. Тепло огня, впрочем, не могло никак заменить тепло человеческое, которое – Снежка была уверена – необходимо им обоим.
    – Ты невозможный льстец, Бигби, – улыбнулась коротко, почувствовав облегчение, – все знают, что переплюнуть Пастушка попросту невозможно, а посему – хорошо, если моя стряпня хотя бы немного уступает его кулинарному искусству. Дело решали прихваченные наспех в магазине травы, которые сейчас отлично дополняли речную добычу, распространяя по округе весьма аппетитный аромат. Снежка продолжала ненавязчиво следить за своим спутником, не слишком отвлекаясь от рыбы на мангале, стараясь не упустить момент готовности.
    – Нога? – спросила она отстранённо, подняв вдруг голову и вперившись взглядом в полураздетого волка. – Честно? Хочется забыть, что с ней есть проблемы, и поверь, я сообщу тебе, если мне понадобится помощь, – а она понадобится, дайте только срок. – Извини, – Снежка вздохнула глубоко, – я не хотела, чтобы это звучало грубо, просто действительно хочу чувствовать себя…свободной, всемогущей.
    Неприлично жадный взгляд тёмных глаз скользил по обнажённому торсу, впитывая впечатления от увиденного. Сложнее всего было скрывать, конечно, как он привлекает её внимание, как её тянет к несносному волку, как хочется забыться и оставить позади многие столетия – и начать заново.
    – Что? – она тряхнула головой, отгоняя непрошенные мысли. – Нет, что ты. Ни капли не возражаю, мы же отдыхаем, – и отдых должен быть комфортным. Даже если ей придётся искупаться в ледяной горной реке. Мне нравится видеть тебя. – Бигби, скажи, а ты…долго привыкал к обличию человека? Сложно, должно быть…
    Странно, что она задалась этим вопросом только сейчас, но ей действительно было интересно, как он выносил эти ограничения и новые для него ощущения.
    – Расскажешь?

    [NIC]Snow White[/NIC]
    [STA]ice queen[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/OXcp9u3.jpg[/AVA]
    [LZ1]БЕЛОСНЕЖКА
    profession: вице-мэр Фейблтауна
    косматый злобушка: mr. Wolf
    [/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/GU8Hy5D.jpg[/SGN]

    Отредактировано Jane Kennedy (2022-04-11 19:16:53)

    +2

    11

    Бигби пожал плечами и спрятал глаза в земле, будто его только что пристыдили за нечто совсем непотребное, как несколько веков назад, когда он мог за столом есть сырое мясо голыми руками – ну, никакого спирта, ну и ладно. Других вариантов он предложить не мог, пусть будет, как Снежка хочет. В принципе, он довольно редко ей возражал, если только дело не касалось его детективной работы, той единственной территории, на которой Бигби начинал упрямиться – и да, перед Снежкой в том числе. Это тайные задания, которые он выдавал агентам в Европе, это вся сыскная деятельность, на которой он выучился не распускать язык прежде времени.
    Волк передал бутылку Снежке, чтобы она могла заняться отваром, а сам принялся следить за рыбой и медленно её перекручивать на вертеле. Поляну начало заволакивать приятными запахами. Чтобы быстрее обсохнуть, Бигби чуть ближе пододвинулся к огню. Мягкое тепло ласкало, но он старался не прислоняться слишком близко: как и у любого зверя, в нём жил инстинктивный страх огня. Переворошив угли, Волк обернулся на Снежку. Тёплый рыже–жёлтый свет костра упал на одну часть его лица, как бы рассекая на две половины: та, что освещалась, выдавала черты человека, в той, что пряталась в тени, светился янтарём глаз.
    – Я не умею льстить, Снежка. Я говорю чистую правду. У Пастушка хороший опыт, готовит он и правда недурно, но кое–какие вещи у него выходят хуже. Говорю, как есть, – и Бигби ведь не врал, хотя и отчасти понимал, что дело не ограничивалось исключительно умениями Снежки. Дело было в ней самой. В твоём голосе, в твоём запахе, в том, как ты ухмыляешься. После того, что он придумал на последнем балу по случаю дня памяти, прикрывшись расследованием ради возможности получить хотя бы один танец, наверняка она это понимала – или чувствовала. «Патетично,» – вспомнился ему ответ Снежки, когда сознался, что боялся пригласить её по–настоящему.
    Волк вновь отвернулся, подставляя взгляду Снежки широкую спину. Когда он наклонился ниже, чтобы раздуть пламя, под этим движением проступили линии крепких, сухих мышц. Он ненадолго задержал взгляд на огне, припоминая их первую встречу – странную, спонтанную, противоречивую. Принцесса и монстр. С того дня, где бы он ни был, он всегда чувствовал её запах.
    Бигби промолчал. Он понимал, как непривычно ей потерять из рук управление, оказаться в повозке, а не на коне. Снежка не из тех, кто любит поддаваться ситуации, даже если с этой ситуацией надо смириться. В этом случае «надо» не поддаётся никаким рациональным законам и просто игнорируется её властным характером. Она будет огрызаться на судьбу – и косвенно начнёт огрызаться на всех вокруг, вот как сейчас. Аккуратно подбирая ответ, Волк наконец произнёс без какой–либо обиды в голосе:
    – Знаешь, просить помощи и принимать её – это не стыдно, – уж кому, как не Большому Злому Волку говорить о смирении и принятии. Ведь именно ему пришлось, в отличии от остальных, учиться жить среди людей, будучи пришельцем в чужом мире. Всё равно что учиться заново ходить: не броди на четвереньках, не принюхивайся на всё подряд, ешь еду в готовом виде, не вой в доме, учи этикет. Бигби очень хорошо помнил и линейку по пальцам, и крики Крейна, стоило ему где–то оступиться и нарушить привычные человеческие законы. В этих воспоминаниях приятного мало, но то была необходимость. Важный опыт и часть пути – пути к ней. Бигби в задумчивости поскрёб поросший щетиной подбородок. – Честно? Всю жизнь, – ухмыльнулся; в свете огня получился наполовину оскал. Глаза его светились отражённым пламенем и некой тайной. – Есть вещи, с которыми я просто смирился, вот и всё. Я научился чистить зубы щёткой и правильно разговаривать с местными вместо того, чтобы на них рычать. И всё же иногда, если ты заметила, я могу осклабиться. По–настоящему, даже вот в этом обличии, – повёл рукой по воздуху плавным движением сверху вниз, указывая на своё человеческое «второе я». – Сперва было сложно, особенно во времена Амстердама, когда… когда моим воспитанием занимался Крейн. Ты же знаешь, он не из сердобольных преподавателей. Но иначе, возможно, я бы не стал так стараться. Я ненавидел его недостаток веры в меня настолько сильно, что тем самым преувеличил собственное желание добиться успеха. Ну а потом… оно всё как–то само стало получаться – все эти дворянские кодексы, какой–то вкус в одежде, чтение философских трактатов… Нам всем так или иначе пришлось привыкать к новым условиям. Вот, – Волк протянул Снежке обжаренную рыбу, сам ловким движением смахнул себе вторую. Под печёный картофель вышло неплохо. Бигби пристроился рядом со Снежкой, держа в руке ещё несколько рыбьих ошмётков, от которых к вечернему небу начинал виться пар. – Но отказаться от того, кто ты есть, невозможно. В принципе. Взгляни хотя бы на Красавицу и Чудовище – они готовы залезть в самые страшные долги, лишь бы сохранить вокруг себя дорогое окружение, хоть какую–то иллюзия дворца. Или взять тебя. Тебе же важно всё контролировать, верно? А когда ты теряешь это чувство, ты с этим не соглашаешься. К такому не привыкнешь, – вот оно, Бигби, твоё известное чувство такта. Браво! Изучение всевозможных сводов этических правил за несколько веков пущено псу под хвост. Заметив, как вечер начал плотнее сгущаться, а лес – заметно холодать, Волк позволил себе подставить плечо для Снежки, чтобы она могла согреться от его тепла. – Ну а я... Я слышу тысячи запахов в районе минимум десяти кварталов Нью-Йорка, Снежка. От себя не уйти. Я от природы дикий зверь, таковым и останусь, даже если буду носить одежду и спать в кровати... – к слову, о последнем – в лесу быстро темнеет. В подтверждение мысли звёзды холодно откликнулись блеском на чёрном небе. По таким видам Бигби скучал. Никакие городские фонари и неоновые вывески никогда не смогут и близко подобраться к красоте дальних светящихся гигантов. Волк осторожно дотронулся до руки Снежки, чтобы обратить на себя внимание не только голосом – для пущей убедительности. – Ты… доедай и иди отдыхать, я здесь приберусь и придумаю, как уберечь костёр на ночь. [NIC]Bigby Wolf[/NIC][STA]big and bad[/STA][AVA]https://i.imgur.com/llYIfEZ.png[/AVA][LZ1]БИГБИ ВОЛК
    profession: шериф Фейблтауна[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/6H5hoAF.png[/SGN]

    +1

    12

    Яркие оранжевые всполохи расчерчивали искрами вдруг сгустившуюся вокруг темноту. Было в этой вылазке что-то первобытное: чай из местных трав, найденных случайно; рыба из ближайшего ручья, выпотрошенная на месте – и в этом же была своя романтика. Белоснежка едва ли могла припомнить хоть один такой отпуск, когда с невероятным удовольствием довольствовалась бы палаткой и сухим пайком. Аромат вокруг разносился просто божественный, и она поймала себя на мысли, что совсем не против вот так почаще выбираться, можно даже не так далеко, как они уехали на этот раз. С волком было не так страшно оказаться в лесной глуши, а возможность оставить проблемы позади будет цениться на вес золота в любое время. Она даже подумала было сказать ему прямо сейчас, что неплохо бы повторить подобную вылазку, но что-то будто помешало, отвлекая всё внимание на беседу, никак не вяжущуюся с беззаботностью палаточного отдыха.
    – Ты не лучшего мнения обо мне, да? – усмехнулась, прижимаясь к услужливо подставленному плечу. Вероятно, он был прав на все сто процентов. Для Снежки пожертвовать собственным мнением всегда было смерти подобно. Излишне самостоятельная, самоуверенная, бесстрашная – в ней всегда было всё слишком, сверх, и поделать с этим едва ли что было возможно: окружающим приходилось лишь мириться. И именно потому сейчас вынужденная беспомощность, ограничивавшая возможности донельзя, выглядела просто издевательством. Снежка злилась, плакала, снова и снова проклинала себя за невозможность существовать как раньше, вынужденно принимала помощь, где-то глубоко в душе желая крушить всё вокруг, словом – абсолютно отказывалась принимать необходимую ограниченность в действиях.
    Да, она привыкла к самостоятельности, неужели это так плохо? Плохо полагаться на себя? Плохо контролировать то, что можешь, лишь бы быть в этом уверенной? Плохо быть сильной? Плохо знать, что завтрашний день не сулит сюрприза, подобного тому, который привёл её в инвалидное кресло и теперь вынуждает ходить с этой уродливой клюкой? Разве это может быть плохо?
    Имя Крейна отозвалось желанием поёжиться, спрятаться подальше, хотя уж ей-то жаловаться не приходилось. Кто-то говорил -  «хорошо устроилась», подразумевая разные способы, которыми она могла оказаться на том месте, которое занимала сейчас. Кто-то изредка испытывал необходимость «пожалеть бедную девочку», но единственно верный способ справиться с чужой навязанной сердобольностью – просто не обращать внимания. И Снежка привыкла, привыкла давно. Быть такой же, как все, прятать многое в тёмном углу шкафа, говорить лишь тогда, когда тебя не просто услышат, но станут слушать – в этом была её сила. А зачастую и слабость.
    – Знаешь, просить помощи и принимать её – это не стыдно, – и ведь было в его словах зерно истины. Снежка задумчиво закусила губу, мысленно уносясь за многие годы и расстояния отсюда, в почти беззаботное детство, где не было необходимости справляться со сложностями, но была решимость до конца оставаться рядом с сестрой. Тяжкий вздох было не скрыть. Конечно, неправильно было корить исключительно себя за то, как всё сейчас складывалось. Жизнь не единожды била её по лицу наотмашь, до крови, но это лишь закаляло, помогало вновь и вновь прямо держать спину, шагая вперёд, не боясь гнёта обстоятельств и обязательств.
    – Нет уж, – она поёжилась, лишь ближе прижимаясь к Бигби. – Я тоже могу помочь, – сверкнула глазами. Уж кому как не ему понимать, как действует на неё беспомощность и лишняя опека. – И потом…я так давно не видела звёзд, – всё отдала бы, чтобы иметь возможность чаще дышать свежим воздухом вот так, слушая треск веток в костре, лакомясь свежей рыбой и опираясь на тёплое крепкое плечо. – Здесь совсем не так, как в городе, да? – проговорила негромко, запрокинув голову и цепляя взглядом холодный свет звёзд, сверкающих, словно маленькие бриллианты, тут и там. – Скучаешь по этому? – улыбнулась чуть смущённо. – Я имею ввиду, ты же наверняка раньше много времени проводил вот так, под сенью деревьев, имея возможность не зависеть от города? И сейчас бы просто напомнить, что город нуждается в нём, что без  него не выстоять, не справиться со всем, что навалилось, что будет совсем не так, что она без него не справится, но – короткий вздох прерывает поток невысказанных мыслей, отодвигая их чуть дальше. Может быть, когда-нибудь потом… Время, отданное созерцанию, почему-то пролетает незаметно, вот и Белоснежка, сама не особенно заметив, почувствовала, что и моргает с трудом, и уснуть готова была бы прямо здесь, пригревшись.
    – Мы можем укрыть его…хм…может быть, несколько валунов? – в темноте Снежка едва ли могла различить что-то большее, чем очертания, но именно они внушали надежду, когда она обнаружила некоторое их количество поодаль. А уж для Бигби не составит труда перетащить их к огню. Может быть, это окажется спасением для очага? – А я пока могу приготовить всё ко сну, и очень надеюсь, что в палатке не окажется насекомых, – последняя фраза прозвучала, пожалуй, излишне ворчливо, но что поделать – с этими существами у неё были куда более сложные отношения. – А ещё, – она снова чуть смущённо улыбнулась, – я бы не отказалась искупаться.

    [NIC]Snow White[/NIC]
    [STA]ice queen[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/OXcp9u3.jpg[/AVA]
    [LZ1]БЕЛОСНЕЖКА
    profession: вице-мэр Фейблтауна
    косматый злобушка: mr. Wolf
    [/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/GU8Hy5D.jpg[/SGN]

    Отредактировано Jane Kennedy (2022-04-11 19:17:19)

    +1

    13

    Возражать Бигби не стал, только бросил красноречивый взгляд на лицо Снежки, в темноте налившееся глубокими медными оттенками от света пламени: ну вот, это то, о чем я говорил, ты не можешь усидеть и лишнюю секунду ровно на месте. В этом вся она. Хочет помогать, игнорируя костыль – ладно, пусть; пусть, если это поможет ей хоть немного затупить боль от собственной беспомощности и бессилия, которые вынуждают терпеть рядом его, Волка, опеку. Он не должен и не будет определять каждый её шаг в этой поездке, по крайней мере, пока речь не идет о чем-то самоубийственном. Бигби поворошил костёр толстой палкой, поднимая под щебетание углей короткие всполохи искр, в очередной раз пожал плечом.
    – Хорошо. Тогда займись палаткой, – добавить к этому было нечего, и он поднялся на ноги, отбрасывая плечистую тень на слабой освещенный участок земли. Волк позволил Снежке вновь почувствовать свою необходимость, пусть бы и через настолько тривиальное занятие, как установка походной палатки, а сам принял ее совет и взялся перетаскивать валуны, чтобы вокруг их костра образовалось плотное кольцо.
    Отмахиваясь от очередного кровососа, Бигби не стал ничего говорить про то, как когда-то мог спокойно жить с блохами. Того, гляди, Снежка еще запретит ему залезать в палатку – ведь у них по-прежнему всего одна палатка на двоих. Волк, конечно, мог бы обернуться зверем и устроиться прямо во мху, но насколько это справедливо?
    – Комаров придётся потерпеть, принцесса, – закончив с костром, Бигби бесцеремонно взялся углублять колышки палатки – с этой работой ему определённо было легче справиться, чем хромой Снежке. – Мы же в лесу. Главное, чтоб никаких клещей, вот они кусаются больнее, – последние доставляли массу дискомфорта самому Волку несмотря на его сказочную природу, стоило ему задержаться четвероногим гигантским чудовищем в какой-нибудь глуши на неделю-другую. По возвращении в Нью-Йорк приходилось отмокать в ванной по несколько часов и мириться с жуткой чесоткой по всем конечностям. Пастушок предлагал ему пользоваться дихлофосом, на что Бигби отвечал глухим рычанием. От запаха этих простаковских оберегов от насекомых его мутило примерно так же, как от путешествий на самолетах. – Ну, может, всё не так плохо – запах костра играет нам на руку. Может, нам все-таки удастся выспаться, – и еще один вопрошающий взгляд, на этот раз в проницательности своей направленный на поиск ответа, а поняла ли для себя Снежка, что совсем скоро ей придется смириться с этим самым «мы»? Волк поджал губы, старательно подавляя звериный инстинкт, который переворачивал всё нутро. Запах Снежки стал нестерпимо и желанно единственно ощутимым. Странные чувства... Бигби понимал, что максимально приблизился к тому, за чем гонялся века, и при этом какая-то часть его, отчего-то бесформенная и едва ощутимая, говорила, что есть в этом нечто странное. Нечто, оставшееся в Нью-Йорке, никак не связанное со Снежкой, но словно требующее все бросить и вернуться в Фейблтаун. Опомниться. Именно это талое чувство сохраняло последний оплот рассудка и сдерживало его звериные порывы откликнуться на запах, забыть об отношениях начальницы и подчиненного и дать волю инстинктам – и вместе с тем стремительно тлело на глазах, сквозь пальцы проваливаясь и растворяясь в вечернем воздухе.
    – Искупаться? – Бигби зацепился взглядами со Снежкой, и в его глазах вместо двух каштанов она могла разглядеть жёлтые огни. Волчьи. Он был не столько удивлён, сколько заинтригован. – Снежка, вода уже не такая тёплая...
    Но королевская кровь дала о себе знать явным пренебрежением любых напутствий, и вот Снежка уже шагает, настолько мягко, насколько позволяет ей клюка, в сторону ручья. Бигби оставалось только сопроводить элегантный изгиб спины взглядом и, чуть поразмыслив, пойти следом.
    – Я буду недалеко. Так, на всякий случай. Просто кричи погромче, если что.
    Отлог у ручья илистый, и со своей ногой Снежка легко могла совершить ненужный реверанс ко дну. – Будь осторожнее, там неровный берег, – незамедлительно напутствовал со спины Бигби, чуть напрягая зрение – для таких же, как Снежка, вечер сгустился до непроглядных, едва различимых теней кустарниковых зарослей. Когда она наконец остановилась, очевидно, чтобы сбросить одежду, Волк сначала подумывал соврать, что сам едва что различает даже со своего расстояния, но одернул себя и вежливо отвернулся, скрестив руки на широкой груди. До ушей доносились слабый шелест одежды и потрескивание молодой травы под стопами, но больше, чем слышал, Волк чувствовал Снежку и только по запахам следил за ней – вот уже нагой, поёжившейся от холодного с непривычки воздуха. Не видел ее перед собой, но знал, что она переминается, чуть замявшись перед заходом в воду. Руками обнимает себя, а когда прохладная вода кусает ее за ногу, вынуждая оступиться, он ловит резкий перелив в ее ощущениях. Что-то между осторожностью, страхом и, быть может, любопытством. Тогда разом в голову ударил такой мощный ток крови, что Бигби едва не ослеп от пены перед глазами. В голове как тумблер щёлкнул – погас разум. Чего ты ждешь, Волк? Понимая, что не в силах противиться своей природе и своим желаниям, он небрежно сбросил с себя остатки одежды и вошел следом в воду.
    Снежка не могла не услышать шум встревоженного ручья, но прежде чем она повернулась, Бигби уже учтиво подхватил ее руку, а после короткого раздумья позволил себе то, чего никогда не позволил бы себе прежде – дотронулся до дрожащей талии, огрубелыми пальцами по гусиной коже, призывая успокоиться, а потом сместил ладонь выше, по каскаду ребер. Прежде, чем она опомнится и упрекнёт в духе «я не кричала, Волк», он позволил себе беглую, пустяковую ремарку:
    – Не хочу, чтобы ты упала. [NIC]Bigby Wolf[/NIC][STA]big and bad[/STA][AVA]https://i.imgur.com/llYIfEZ.png[/AVA][LZ1]БИГБИ ВОЛК
    profession: шериф Фейблтауна[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/6H5hoAF.png[/SGN]

    +1

    14

    Его взгляд, одновременно осуждающий и понимающий, Снежка ощутила кожей в сгустившейся вокруг костра темноте. А в ответ лишь пожала плечами. Кому другому, как не Волку, понимать, как сейчас она себя чувствует: бесполезной, беспомощной, и как непросто ей выносить то, что вокруг неё суетятся буквально все, тогда как единственное, чего хотелось бы ей самой – тишины, покоя и самостоятельности.
    При ближайшем рассмотрении, палатка оказалась не особенно большой, и Белоснежка рассудила, что это даже к лучшему – ночь в лесу обещала быть достаточно прохладной, поэтому в маленьком коконе им будет проще согреться. Где-то на задворках разума комариным писком зудела мысль, что должно быть нечто смущающее её, Снежку, во всём происходящем, но она будто никак не могла уловить, что именно – наоборот, всё было до безобразия логично. А может, это просто настырно жужжали обещанные Бигби комары? Тряхнув головой, она принялась распределять плотный тент по земле, чтобы проще потом было укрепить кольями дно и растянуть палатку как следует, во избежание сложностей, вызванных местными погодными катаклизмами. И хоть ничего подобного не обещалось прогнозом, предвосхитить желания природы не удавалось никогда.
    – О, Бигби, мы ведь за этим сюда прибыли, ты позабыл? – она сверкнула глазами в темноте. – Выспаться. Вот так просто, без необходимости по утрам решать не особенно важные в массе своей проблемы… Я не шучу, – ответила она на его ехидный смешок, – сам посуди: многие из них можно было бы решить гораздо быстрее, проще и без нашего вмешательства. Тебе ли не знать? Прежняя Белоснежка ужаснулась бы подобным словам, так легко и просто упавшим с её уст, ведь всё, что было важным – держать под контролем сказания, город и проблемы. Но сейчас, сейчас она будто была иной, и возмутиться собственной легкомысленностью попросту не пришло ей в голову.
    – Я знаю, для меня она наверняка будет почти ледяной, – звонко рассмеялась и тут же осеклась, вспомнив, что громкие непривычные звуки могут принести малоприятные сюрпризы. Конечно, защита Волка дорогого стоила, но и напрашиваться легкомысленно не стоило. – Мне хочется освежиться. И почувствовать себя всё ещё достаточно живой.
    Путь до ручья оказался длиннее, чем могло бы показаться днём. Темнота, скованность движений, скользкая поверхность под плохо слушающимися ногами – всё это вынуждало привыкшую к стремительности и звонкому стуку тонких каблучков Снежку передвигаться медленно, аккуратно.
    – Я заметила, – проворчала скорее себе под нос, забавляясь.
    Была в этом отпуске доля сумасшедшинки, потому что всё, что она делала сейчас, едва ли могла представить себе всегда строгая и собранная вице-мэр Фейблтауна. Классические костюмы, всегда убранные волосы – Белоснежка словно намеренно не оставляла себе шанса быть другой в этой новой жизни, начавшейся так давно и недавно одновременно. Постепенно прекратившая верить в счастье, но привыкшая верить в правила, так ненавидимые многими. И её за них тоже ненавидели многие. Как оказалось, даже родная сестра смогла стать тем ужасом, которого никому не пожелаешь.
    Очередной осторожный шаг оповестил её о том, что воды она достигла. И Бигби очень преувеличивал, когда называл её «не такой тёплой»! Снежка вздохнула и принялась неторопливо раздеваться. Холодом её не испугать точно, а по сему – первый шаг, второй, третий – едва удерживаясь от того, чтобы взвизгнуть, она продолжала медленно и целенаправленно погружаться в тёмную воду. Илистое дно до щиколоток хватало за ноги, потревоженная гладь ручья отзывалась мелкими волнами, которые кругами расходились то тут, то там. Несколько раз пришлось остановиться, потому что казалось – казалось ли? – что кто-то мягко гладит её по ногам, и она очень надеялась, что это те, кого они смогут отведать на обед грядущим днём: рыбы.
    Шумный плеск за спиной отвлёк Белоснежку от сосредоточенного продвижения вглубь ручья, вынудив остановиться, ещё сильнее увязая ступнями в подвижном грунте дна. Она немного повернула голову, ловя взглядом движение в её сторону, плавное, мягкое, вероятно, чтобы не перепугать её до смерти, ведь из них двоих в темноте лучше видел именно он.
    – Ты как всегда вовремя, – выдохнула она, хватаясь второй рукой за сжатые на её локте пальцы. Всего несколько лет назад она и представить себе не могла подобную ситуацию, а сейчас, казалось, находиться так близко к нему, нагому, горячему, было самым естественным. Кажется, она даже задержала дыхание, ощутив, как его пальцы скользят с её талии вверх по рёбрам, словно придавая ей храбрости и сил вместе с теплом. – Я не звала тебя, если ты заметил, – чуть обернувшись в этих импровизированных объятиях, Снежка внимательно смотрела в его лицо, будто стремясь вглядеться в самую глубину ярко сверкающих в лунном свете зрачков. – Но я рада, что ты рядом.

    [NIC]Snow White[/NIC]
    [STA]ice queen[/STA]
    [AVA]https://i.imgur.com/OXcp9u3.jpg[/AVA]
    [LZ1]БЕЛОСНЕЖКА
    profession: вице-мэр Фейблтауна
    косматый злобушка: mr. Wolf
    [/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/GU8Hy5D.jpg[/SGN]

    Отредактировано Jane Kennedy (2022-04-13 22:11:48)

    +1

    15

    Вот они стоят оба, Большой Злой Волк, жестокая слава которого все еще тащилась тенью за человеком, привыкшем набрасывать на плечи неприметный плащ и всегда прикусывать сигарету зубами, и Белоснежка, воплощающая администрацию Фейблтауна и невиданное хладнокровие перед огромной очередью сказаний, которые выстраивались по утрам под офисом с кучей проблем – от споров с шумными соседями до неплатежеспособности и выселения на Ферму. Бигби и Снежку судьба сковала цепями несколько веков назад, но несмотря на тесноту общения и долгую службу сказаниям на пару, никто и никогда не смог бы представить их в таком обличии, в таком месте и в такое время. Одно дело – Снежка и Прекрасный Принц, развод которых еще долго был предметом сплетен, слухов и судебных процессов по отделению имущества. Другое дело – Снежка и Волк. Как зима и лето, как вода и огонь, как чёрствая земля и безоблачное небо. Квинтэссенция несоединимого, но все же это они стоят по колено в мерзлой вечерней воде, на глади которой усмехается луна, выхватив в рябь две тени.
    Бигби не нашелся, что ответить, потому что не было у него ответа, и довел руку до неглубокой ямки возле шеи – в воде из-за ряби это движение казалось необъятным и вздрагивающим. Дрожали, однако, только стан Снежки от соприкосновения с холодным ручьем, да волчье сердце, лишенное всякого осязания разумного. Оказывается, Большой Злой Волк, вопреки расхожему мнению, подвержен чувствам в той же степени, что и принцы, и корольки. И сердце у него стучит так же громко и усердно, когда рука касается обнаженной кожи той единственной женщины, чье настроение и состояние он способен различать за десятки миль по одному только ее запаху.
    – Мгм, – не звала, да. Вслух, по крайней мере. Но волки слышат не только ушами, но и носом, а последний буквально кричал Бигби о том, что Снежка ждала его в воде. Нагая, подрагивающая от холода и, как утверждали распознающие малейшие изменения в запахе железы – беззаботная, ожидающая. Она могла говорить что угодно, но своему носу волк привык доверять больше, чем чьим-либо словам. Словами можно прикрыть правду. Нос же никогда не лжет. – Мне так спокойнее.
    За огоньком вожделения в двух желтых фонарях Снежка должна была разглядеть боль – дикую, звериную, как в первые мгновения, когда капкан ломает кость. Боль за то, что по придуманным идиотским правилам его, Бигби, не было на Ферме в самый нужный момент. Что он не смог защитить ее от собственной сестры, что не уберег старину Колина, что не бросился под роковой выстрел, сделанный Златовлаской. Пока Снежка лежала без сознания под чутким присмотром Свиного Сердца, а недоделанным революционерам придумывали справедливое наказание, Бигби гонялся за призраком Златовласки с одним неуемным желанием – отомстить. Увы, не получилось.
    Видела ли это Снежка? Видела ли то, что таилось под толстой шкурой зверя? Видела ли эти чувства? Видела ли то влечение, противиться которому он был не в состоянии, да и вовсе не хотел? Волчьи глаза жадно впились в очертания перед собой. Выбившаяся вороная прядь волос падала на освещенную сторону лица Снежки, и Бигби убрал ее за ухо, чтобы оставить контур собственных пальцев на мягкой щеке. Кто бы мог подумать, сколько нежности могло быть в этих грубых, по локоть в крови руках. Волк позволил себе приблизиться настолько, чтобы его горячее дыхание мягко обволакивало её лицо, и наконец мягко коснулся лбом. Быть может, стоило обратиться к мозгам, а не сердцу, со справедливым вопросом, давно ли он замечал за Снежкой подобного безрассудства, но он был слишком очарован всем ее существом, чтобы думать.
    Рука плавно, почти бесшумно перебросилась за лопатки, а вторая подхватила под ноги, вынуждая подогнуть коленные чашки. Снежка не любила власть над собой и контроль, но сейчас эти бразды естественным образом оказались в лапах Бигби – теперь он держал ее на руках и осторожно продвигался вглубь ручья, погружая обоих в воду. Прижимавшаяся к груди Снежка могла чувствовать сумасшедший ритм сердца, беглыми толчками качающего кровь. Держал в руках ее он, а вся его природа парадоксально принадлежала ей. И все движения, помыслы и желания тоже диктовались ей, несмотря на то, что вокруг ручья единственным звуком был шорох от всплесков.
    Оказавшись на той глубине, где полоса воды расчертила Снежку примерно на уровне груди, Бигби приостановился. Тело в его руках ощутимо поддавалось толчкам дрожи – от перепада температур или же от волнения? От того ли, что оказалась в лапах известного чудовища? Или, может, ее пугало какое-то внутреннее откровение – то самое, из-за которого она не подняла крик и все еще не дала Бигби затрещину? Волк внимательно посмотрел в ее глаза. Невесомая, казавшая белой в лунных бликах Снежка и явившая свою красоту без глупой простаковской одежки, беспощадно воротила все его нутро. Бигби никогда еще не испытывал такого зуда во всех своих конечностях, как в этот самый момент – и понял, что если не даст ему выхода, то пропадет прямо тут. Прямо в этом ручье, среди ила и бестолковых рыб. Бигби никогда не нарушал личных границ Снежки, но сейчас, повинуясь спонтанному позыву, он позволил себе нечто большее – ненасытно прильнул губами к ее. Жарко, горячо, с чувством векового голода и настойчивым желаниям чего-то еще, чего-то крупнее, чем просто поцелуй.
    Это точка невозврата. И катись Фейблтаун и весь этот свет хоть в саму Преисподнюю. [NIC]Bigby Wolf[/NIC][STA]big and bad[/STA][AVA]https://i.imgur.com/llYIfEZ.png[/AVA][LZ1]БИГБИ ВОЛК
    profession: шериф Фейблтауна[/LZ1]
    [SGN]https://i.imgur.com/6H5hoAF.png[/SGN]

    Отредактировано James Richter (2022-04-14 09:33:52)

    0


    Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Once upon a time


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно