полезные ссылки
он улыбается радостно, словно звезду с неба украл и спрятал меж ладоней...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » «Сказочник»


«Сказочник»

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

VIII
«Сказочник»

https://i.imgur.com/7KuxRdI.gif

https://i.imgur.com/jfDL2qJ.gif


— Какой твой самый любимый персонаж?
— Ненадежный источник.


место:
Куба, Гавана

время:
2001 год

участники:
Yanko de la Vega, Abigail Presley


[NIC]Abigail Presley[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ПРЕСЛИ, 19 y.o.
profession: студент Бостонского университета на дистанционном обучении
[/LZ1]
[STA]есть такая станция[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/5ynyytN.jpg[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/zbEUmC1.gif
— Самым лучшим другом на всех открытых и закрытых континентах.
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2022-06-16 17:45:35)

+4

2

Если бы все было так просто, Эбби никогда не вернула Янко шлем. Зачем его отдавать если не планируешь останавливаться? Кажется, они скатались только на один конец города, но ведь их как минимум два. А что если объехать все побережье? От западного до южного и от восточного до северного? Разве там не может быть еще одна рыбацкая деревня, в которой затерялся старый шаманы, продолжающие нести свой путь в одиночку? А может плантации сахарного тростника? Точно! Отец рассказывал, что как-то они вынужденно заночевали в одной из провинциальных деревень, которая находилась как раз неподалеку от высаженных полей, хотя сахарный тростник встречается повсеместно, особенно вдоль дорог, а местные работники уговорили их попробовать гуарапо. Это сладкий напиток из сахарного тростника, который можно попробовать только на Кубе. Потому что из-за свойства растения его невозможно консервировать или бутилировать, буквально за несколько минут больше выжимания через пресс, он чернеет, становится более мутным и плотным. Сладость-то остается, а вот товарный вид уже нет. И тем не менее, с самого прибытия на Кубу, Эбби только и вспоминала о том, как тоже хотела бы теперь попробовать гуарапо. Может быть, они бы с Янко как раз скатались бы до усыпанных плантациями дорог, наломали бы несколько стеблей и устроили бы сладкие пробы! Эбби посмеялась сама про себя от этого словосочетания «сладкие пробы». Что может быть слаще еще одно поцелуя? Наверно, именно поэтому она не сдержалась в тот раз, у поворота, на мотоцикле, и все равно подарила Янко дружеский поцелуй. Может она, конечно, не каждого так друга целовала бы при про прощании, но Янко был и не просто другом.
Черт.
Дурные мысли отвлекали от чтения этой нудной книжки, «2001: Космическая одиссея» Артура Кларка. Очень актуально, между прочим, ведь на дворе именно 2001 год, а роман был написан больше тридцати лет назад. Самым забавным было осознавать то, как ученые, футурологи, изобретатели, они же и писатели, с точностью предугадывали те или иные событие еще до того, как человечество становилось готово к таким открытиям. Например, искусственный интеллект, который в итоге смог обыграть любого, даже самого способного человека в шахматы. Даже ее деда! Но вот до подвига капитана Боумена человечеству еще далеко. Или же нам просто еще не суждено узнать? Кстати, именно дед и настоял, чтобы Эбби обязательно прочла данный роман. Ведь Кларк был не просто выдающимся писателем-фантастом «большой тройки», но еще и командор ордена Британской империи. Дед всегда очень гордился тем, что однажды познакомился с ним лично и теперь, стоило только упомянуть его присутствии что-либо связанное с Кларком, то вечер был потерян.
Эбби пока из всего прочитанного больше всего нравилось «Одиссея». Слово, в названии которого она видела отголоски той самой известной поэмы, что приписывается Гомеру о приключениях мифического героя с одноименной судьбой. Но что деду сказки, особенно приключения, которые были написаны пьянчугами от скуки и безделья. То ли дело - пророческие книжки, которые ты можешь постичь в своем поколении и своими глазами увидеть как наступает будущее.
Девушка отбросила книжку в сторону, которая так удачно полетела под письменный стол и решила, что на сегодня с нее хватит. Эти рассуждения о вечной жизни, чтобы стать чем-то большим, когда в твоей вене торчит огромная игла, чтобы ты прожил на месяц другой дольше, никак не вдохновляют на подвиги в сражении со жизнью и смертью, а только наоборот угнетают. Почему нельзя прожить столько, сколько тебе отведено от рождения? Закончится ли она по воли случая или наступи день, когда закончится срок годности одного из жизненно важных органов, какая разница? Если постоянно боятся того, что неизбежно, можно и не заметить ничего, кроме страха. Жизнь, которая лишена свого течения, всего лишь еще одна трещина на чьей-то судьбе. Эбби таким же резким макаром, каким она избавилась от книги, вытащила иглу капельницы из вены, не став дожидаться копавшегося во дворе деда и поспешила зажать руку в локте. Ой, точно. Кажется, там должна была еще быть вата со спиртом, но девушка почему-то вспомнила об этом секундой позже, когда кровь была противно размазана по руке.
Да уж, этот приступ не обошелся без дополнительного вмешательство квалифицированного врача скорой помощи, а не одной лишь подмогой волшебного сундучка из-под стола Эбби. Благо, на Кубе в принципе местами такие дороги и местность, что на стандартном кортеже скорой помощи ты никак не доберешься. Потому врачей сажали в специализированные автомобили, которые больше напоминали внедорожники. Именно на таком агрегате и прибыли они вчера, как обычно пообещав, что «все будет хорошо», ах вот откуда это, принялись ширять иголками направо и налево. Самое обидное, что редко от них можно услышать что-то новое или куда более обнадеживающее, чем: Это безусловно хорошо, что вы решили поселиться на свежем воздухе, в отдалении от города. Но если девушка станет хуже и этого никто вовремя не заметит или протянет немного больше времени, чем обычно, или просто наша машина застрянет где-то по пути, то последствия могут быть куда более плачевными. Бла-бла-бла. Бла. И еще много чего, что Эбби сгребает под одним заголовок очередных указаний из бестселлера «Как ей лучше жить». Как жаль, что там нет главы о том, "как жить так, чтобы тебе хотелось продолжать".
К сожалению, врачи не знают ответ на такой столько философский вопрос. А вот парень из Индая знает как это осуществить. Через несколько минут поисков, Эбби вытащила ту самую черную толстовку из завалов одежды и полезла в карман, выуживая из него несколько деревянных бусин. Даааа, хорошо бы разобрать эти завалы до приезда родителей. А до него оставалось всего ничего, ровно столько, чтобы она еще успела сплети ту самую фенечку, ради которой все и затевалось. Плести узелки из ниток - это полбеды, другое дело расположить бусины по сюжетам. Эбби так тщательно их подбирала, что была на все сто процентов уверенна - отец обязательно заметит. Поэтому мордочки должны были сочетаться с узорами, а профиль животных с цветами, а цвет нити с его ...Ой, да что там, будет красная! Ну, во-первых, это сразу заметно. Подумала Эбби, закрепляя тщательно-крепким узелком каждую бусину. Во-вторых, с деревом всегда сочетается более естественно. Ну и, в-третьих, красная нить во всем мире имеет своей определенный символизм, но наибольшее влияние оказало религиозно-мистическое, оккультное и эзотерическое течение. Вспоминая это, Эбби усмехнулась, потому что хорошо знала, что отец не верит ни в одно, ни в другое, и даже ни в третье, и не в четвертое. Но каков будет взрыв разносторонних споров, стоит ему начать носить комплект с этими бусинами?
Это не могло не забавить и дарить хоть какую-то надежду на то, что следующий день будет намного лучше, чем текущий.
Спасибо.
Оставалась всего несколько, буквально, пара дней, которых еще не настиг жирный выделительный маркер и можно было готовить тесто под пироги, выуживать банки с экзотическим вареньем, чтобы сыграть в одну традиционную игру «Кто последний до порога, то съедает весь пирог!»
[NIC]Abigail Presley[/NIC]
[LZ1]АБИГЕЙЛ ПРЕСЛИ, 19 y.o.
profession: студент Бостонского университета на дистанционном обучении
[/LZ1]
[STA]есть такая станция[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/5ynyytN.jpg[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/zbEUmC1.gif
— Самым лучшим другом на всех открытых и закрытых континентах.
[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2022-06-22 12:46:52)

+3

3

— Поднажми!
Дождь был только вчера утром, но уже успел закончиться до обеда текущего дня. При таком удачном раскладе дороги обещали быть, как минимум, устойчивыми к передвижениям, а уж на следующий день и вовсе выдержать любой табун. Но где-то метеорасчет точно приврал или же облака кочевали точечно, потому что так, как сейчас увяз внедорожник в трясине на той самой дороге, не предсказывал ни один маршрут. Не то, чтобы раньше два заурядных английских путешественника не попадали в такие ситуации, когда погодные условия их сильно подводят. Но на островах Карибского бассейна сложнее всего предугадать намерения здешних богов. К гадалке не ходи, которая к тому же сдерет в два раза больше, стоит ей увидеть что цвет кожи постояльца лучше всего сочетаются с акцентом, что любое божественное провидение будет совпадать с урожаем и выходом в море, но никак не приезжими планами вопреки всему. А так и было: выбора у них не было.
Джонатан изо всех сил и что есть мочи своих широких плеч пытался вытолкать просевший зад потрепанного, но мощного джипа, в надежде увидеть хотя бы закрылки колёс. Но вместо этого он сам уже почти по самые колени провалился в рыхлую, влажную землю, что скоро потребуется трос для путей отступления.
Очередная команда "по газам" только больше усадила автомобильную морду и местные спутники, которых они взяли с собой вместо толкового картографа, закачали головой. Дескать, не выйдет, нужен противовес, которого нет; или что-то с двигателем еще мощнее, а бортом еще шире, чтобы попытаться их вытянуть. Ну или просто расслабиться, подождать денек другой пока подсохнет, а потом приедут местные и вытащит. И судя по бодрому выражению лица Юнга, - один из желающих подзаработать на помощи отважным туристам, - приедет подмога точно не сегодня. Бодрило бы это так Джонатана – не было бы никаких вопросов. И возможно они бы так не гнали, чтобы в более чем очевидном последствии застрять. Но опоздание перевалило уже за неделю, а еще одна отсрочка, даже в один, казалось бы, незначительный на фоне общей задержки день, может просто обесценить эту поездку в одну сторону.
— Ну и погодка выдалась! Кто ж знал, что здесь заливало до утра.
— Я для этого и отправлял тебя по следам посыльного, Юнг. Он точно здесь вчера проходил и наверняка бы дал нам более... точные данные. А ты, видимо, даже не дошёл туда вчера и сразу побежал в El Cantante.
В словах мужчины не было никакого осуждения, лишь усмешка от очевидного, ведь Юнг ещё ни разу не изменял своему маршруту.
El Cantante – сарай посреди поля из трех стен и широким навесом вместо четвертой, выкатанной подъездной дорогой и шумным стоялом рядом. Здесь такое заведение принято считать придорожным баром. Но "придорожным" в привычном названии его назвать сложно, ведь рядом никаких автострад, только поля, фермы и...поля. Однако, учитывая количество работников даже на одну такую ферму, этот El Cantante имел постоянных клиентов, за счет чего и существовал, помимо непробиваемой уверенности владельца в золотой жиле.
Джонатан опрометчиво подумал, что загорелому кубинцу тоже не охота застрять посреди поля и спать в сырой земле, поэтому надеялся на тот мизерный шанс здравого рассудка, который еще оставался у Юнга. Но он недооценил любовь местных к естественным желаниям и познанию мира через любовь к природе. Выпить, подраться, пообниматься с пышногрудой с дамой – и да, это может быть даже посреди поля.
В результате, к превеликому сожалению, нежданно затянувшийся дождь накрыл их планы, а тропа имеет свойство размываться, особенно когда она в субтропических широтах. Они были уже четвёртые сутки в пути, дважды останавливались на поспать. В остальные дни со штурманом и вторым помощником Юнгом меняли роли у баранки тугих колес бронебойного авто, которое теперь стало причиной их незапланированного привала.
Первый помощник, и по совместительству жена господина Пресли, Долорес все это время сидела позади и следила, чтобы они как можно меньше отклонялись от трудно различимой дороги. И чтобы даже когда требовался объезд, находилась возможность вернуться на прежний курс. Они должны были провести целых две прекрасных недели в своём коттедже, недалёко от Гаваны, в поселке, расположенном на живописном холме. Но вместо этого застряли сначала из чистого любопытства, будто два подростка впервые получили возможность опробовать на практике то, что раньше слышали только в занудной теории. А потом продлили свое невезение по стечению обстоятельств, к которым просто не были готовы.

К тому моменту, когда Юнг вернулся с двумя кобылами, которых выторговал на скромной ферме неподалеку, Джонатан уже высчитал, что верхом им останется ехать меньше двух суток. А если не делать больше подобных остановок и оставить часть пожитков у сторожа в конюшне, то к завтрашнему обеду они уже смогут повидаться с одной очень редкой мартышкой, обитающей только в коттеджной местности поселочного типа. Даже мимолетные представления об этой встречи вызывали на заросшем лице улыбку, расчеркивая глубокими ямочками на щеках коромысло от одного уха до другого так, что даже сквозь густую и черную бороду хорошо читались отцовские намерения.
Лошади были дряхлые, худые и старые, но в очередной раз выбор путников невелик. Помимо амбаров с тростниковыми и кофейными запасами, копытный транспорт был единственным, на что еще местное захолустье было пригодно. Ни о какой очередной ночевке речи быть не может, им больше нельзя останавливаться и нужно успеть в Гавану до того, как придется паковать очередные чемоданы.
Увязший в дождевой трясине транспорт безусловно мог потягаться с теми лошадиными силами, которых притащил Юнг, чтобы перекрыть чувство вины. Автомобиль был не просто мощнее, но и куда вместительнее. Поэтому перед скромной экспедицией встала еще одна дилемма.
Долорес была категорически против того, чтобы бросать часть вещей посреди неведомых полей и надеятся на благоразумие местных земледелов. Если бы у них было чуть больше вариантов выбора, чем один единственный, то Джонатан обязательно прочитал бы ей длинную поучительную лекцию о том, что добиваться расположения коренных народов – это высшая степень подобных экспедиций. А чтобы ее заполучить – нужно научиться доверять людям и позволить им поделиться своим опытом с тем, кто ищет новых открытий.
Но поскольку пассажиров было трое, рюкзаков и сумок разного калибра девять, а кобылы всего две – сейчас явно было не до нравоучений и исследований. Ультиматум звучал так: либо они оставляют часть вещей и группируются на том, что есть; либо же Долорес вместе с Юнгом отправляются в путь, а Джонатан останется у джипа ждать подмоги.
Меньше, чем через час, Юнг верхом на жилистой кобыле, груженый со всех сторон, протаптывал тропу сквозь размытую глинистую дорогу остальным участникам экспедиции. Которые вдвоем взобрались на лошадь покрепче станом и взяли с собой лишь одно багажное место.

— Если карта нас не обманывает... - бурчал мужчина себе под нос, поглядывая на тот фантик от какой-то конфеты, что вертела в руках сидящая перед ним супруга, — То El Cantante остался в паре миль позади нас, так?
Миссис Пресли, вымотанная затянувшейся поездкой, не поняла вопроса мужа и попыталась на него обернуться с весьма недоумевающим взглядом. Но из-за положения верхом, которое вынудило ее сидеть спереди, а Джонатана покрепче держать вожжи в двойном обхвате, чтобы придерживать супругу, Долорес не удалось навести лишней возни. Она могла лишь приметить, что муж смотрит на путника впереди и сильно щуриться от яркого солнца.
Они уже несколько часов шли под самым адским пеклом, без какой-либо надежды на тень, привал и чистую пресную воду не только для себя, но и кобыл. Они смогли сохранить движение на пути к своей конечной цели, но значительно замедлились после того, как пересели на копытных. Кто знает, что их еще ждет на той дороге, на которую они рассчитывали с самого начала?
— El Cantante? - переспросил погромче Юнг и порезвее зашевелился вместе со своей кобылой, предполагая что господин Пресли снова начнет припоминать ему недавний прокол, из-за которого они все оказались в таком положении. Поэтому не знал что еще добавить, кроме нервного покачивания плеч.
Затяжное молчание в ответ подразумевало, что вопрос Джонатана был не риторическим, а значит придется на него отвечать.
— Ну... еще немного прямо по тропе, а потом надо свернуть вон туда, ближе к трясине.
— Тебе там не сильно напекло, Джонатан? Какая еще El Cantante?! - Долорес ворвалась в разговор так громко, как только могла. Она была возмущена тем, что муж их подгонял как можно быстрее продолжить путь и даже вынудил оставить вещи, а сам сейчас намеревается отыскать ближайший бар.
— А почему нет? Отметим наше грандиозное фиаско! Ведь было в нем и что-то хорошее, - его смех поддержал и Юнг, но запоздало понял по настроению миссис Пресли, что веселье это было явно не к месту и быстро свернул радостные овации.
— Джонатан!
— Долорес?
— El Cantante? - Юнг вытянул руку и крикнул, указывая на верхушки крыш, что виднелись прямо на горизонте полей.
— El Cantante! - пришпорив посильнее лошадь, да с таким рывком вырываясь на виднеющуюся цель, что Долорес пришлось хвататься за сбрую покрепче. А Юнгу, груженому по самые хомуты, вынуждено поспевать за ними.
Возможно, если бы Долорес и Юнг были не такие уставшие и могли думать о чем-то еще, кроме холодного душа, ароматизированного мыла и мягкой постеле, то поняли бы задумку Джонатана гораздо раньше.

Даже в середине, казалось бы, полноценного рабочего дня, бар не пустовал. Нашлось несколько припаркованных развалюх любителей пригубить подбродившего сахарного тростника да завалявшегося рома. И пока Юнг послушно стреножил кобыл у длинных корыт с дождевой водой, Джонатан уже пытался выторговать их на три билета до Гаваны. Все равно пришлось накинуть нечто звенящее сверху и выпить вместе с фермерами стаканчик другой за знакомство, маму, папу, брату, зятя. Зато очередная пересадка стоила того, чтобы добраться до города и три раза быстрее и в десять раз комфортнее, чем на старых кобылах.
На самом деле, Джонатан чувствовал вину из-за затянувшейся поездки не меньше Юнга. Он предполагал, что Долорес тяжелее перенесет эту поездку, чем он, и все равно сделал лишний крюк вокруг маршрута еще до прокола их второго помощника. Но и миссис Пресли не была так глупа, чтобы не знать с какими трудностями они могут столкнуться на этом пути, а так же – с энтузиазмом мужа. Она не бросалась в экспедицию с Джонатаном только потому, что он ее супруг, Долорес и сама хотела побывать на той стороне острова и выяснить, что их будет ждать на Доминиканской границе. Но это не уменьшало опасений ее супруга за то, что практически вынудил ее поддаться очередным обстоятельствам из-за своих  чересчур объемлемый запросов. Поэтому долгожданная встреча с дочерью вызывала не мало трепета, но возможность достойно позаботиться о жене имела не меньший приоритет.
Как только головы Долорес и Юнга коснулись худо-бедно устойчивой опоры, которой стали оконные перекладины автомобиля, то оба моментально отключились до конца поездки. Один из постояльцев бара в этот раз был не посетителем, а заинтересованным лицом, которое направлялось как раз в сторону города. Джонатану в этот раз выпала роль штурмана, чтобы поддержать настрой водителя довезти их не просто до границы с Гаваной, но и желательно проехать еще на ту сторону моста. Пара-тройка захватывающих историй, демонстрация чудес современной техники и припасенная пачка Lucky Strike – дали подспорье для того, чтобы их первоначальный уговор на перевозку затянулся до коттеджного поселка.
Скрип тормозных колодок под углом специфического ландшафта и легкая пробуксовка мелкого гравия под колесами означали, что ему это удалось.

Нет ничего более постоянного, чем временное. Чаще всего Джонатан вспоминал эту фразу перед тем, как закурить. Когда-то он оправдывал эту привычку юностью, позже – частью рабочих моментов, а потом это стало важной точкой отсчета о том, что все хорошо. Что все будет хорошо. Можно наконец выдохнуть, расслабиться, закурить и проводить очередной день ярким закатом, какие были на Пятой восточной параллели.
Но сигарету пришлось резко затушить и быстро сунуть в нагрудный карман рубашки, потому что со стороны коттеджа послышался знакомый вопль. А потом свершилось еще одного антропологические открытие: мартышка закричала "Папа!"
Юнг помогал разгружать машину, Долорес вырвалась вперед, чтобы поприветствовать своего отца, Абигейл – поприветствовать своего.
— Это было очень долго!
— Я знаю, мартышка. Прости. Это моя вина.
— Конечно, твоя! - Долорес словно пыталась отчитать мужа за то, что он обнял дочь первее нее и тут же после своих слов почти что выхватила девчонку для своих материнских объятий.
Но Джонатан понимал о чем она говорит и поэтому улыбался, поднимаясь с колен.
Каждый раз, когда они возвращались, Эбби бежала на встречу именно к нему. А Джонатан бросал сумки, опускался на колени и разводил руки стороны, готовый к широченным и крепким объятиям, который с разгона опечатывает ему дочь. Иногда они отсутствуют так долго, что совершенно не замечают как растет их малышка и вот она уже взрослый, самостоятельный ребенок, который в скором времени не будет нуждаться в объятиях отца. Последняя неделя опозданий стоила ему того, чтобы пропустить очередные события из ее жизни и подзабыть о том, что не обязательно присаживаться на колени, чтобы она смогла его обнять.
Как же она выросла!
Наверно, это удел бабушек и дедушек постоянно напоминать своим чадам о том, что они преуспели в росте и красоте, как они похожи на своих родителей и нет ли у них на примете симпатичных пассий. К числу пенсионеров Джонатан себя еще не относил и поэтому с каждым готов все больше немел перед Абигейл, не зная что сказать. Он хотел лишь долго и крепко ее обнимать, бесконечно извиняться за длительные поездки, обещать взять ее с собой в следующий раз и обязательно устроить большой семейный отпуск.
— Подожди, у меня для тебя кое-что есть, - переключившись теплым объятий матери, Эбби вновь прильнула к сидящему прямо на траве отцу.
— У тебя? Для меня? - прошел тот возраст, когда пытаешься угодить ребенку, наигранно удивляясь его поделкам и тайным подаркам. Но у Джонатан и Абигейл это перешло в некую традиционную игру по их воссоединению.
Маленький браслет на крепком шнурке с деревянными бусинами, на которых были вручную вырезаны целые сюжеты, и каждый из них был неповторим.
Джонатан даже не старался сдерживать своей широкой улыбки от неожиданного подарка и подвинул запястье поближе к дочери, чтобы та сразу завязала браслет на его руке. Наклонившись и разглядывая бусины, пока Эбби на фоне тараторила что-то о том, что больше ни у кого таких здесь нет и никогда не будет. Что во всем мире не найдется еще такого же браслета, потому что его бусины были не просто уникальны, они были сделаны...
— Дай угадаю... Хозе? - Джонатан неожиданно прервал ее рассказ и поднял мягкий взгляд.
— Как... откуда ты знаешь! - в возмущении Эбби не было вопроса, потому что она уже догадывалась об ответе на него.
Задачей подарка по воссоединению всегда была не его дороговизнам уникальность, возможность удивить всезнающего отца, как один из способов доказать, что Абигейл уже готова путешествовать вместе с ними. И если раньше это были всего лишь детские игры по поиску сокровищ, то с каждым годом дело приобретало все более серьезные ставки.
На мгновение могло показаться, что Эбби расстроилась, была готова подорваться и убежать в коттедж, чтобы не выглядеть так глупо перед отцом. Но тот всегда вовремя ее захватывает в новые объятия и начинает задавать наводящие вопросы, от которых дочь не может и не хочет уходить.
А понравился ли ей Хозе? А как они познакомились? Как там его здоровье? Не узнал ли он в светлой девчонке старого знакомого? Ну, конечно же, нет. Ведь в Абигейл от Джонатана разве что упрямство и непреодолимое желание оставить след в истории, и умереть молодым.
Посмеявшись про себя с этой ассоциации, он заметно расслабился, когда Эбби принялась за свои рассказы, а та в свою очередь где-то по пути до коттеджа растеряла всю юношескую обиду.

Можно сотню раз обойти весь мир, в поисках новых открытий, но нет большего удовольствия, чем коснуться долгожданной кровати. Семейство Пресли планировали высыпаться до обеда и ни в чем себе не открывать. Многонеуважаемый тесть даже договорился с милейшей соседкой о том, что та будет готовить им завтраками и ужины, пока Джонатан и Долорес пребывают здесь. Но судя по тому, что некая миссис Фернандес охотно приняла предложение, ей не впервой было заниматься подобной работой. И может быть даже в коттедже на Пятой восточной параллели.
Джонатана разбудили именно ароматы горячего завтрака, который последние несколько недель у них состоял из сухпайкой и свежел фруктов. Хотелось поджаренного тоста, немного копченого бекона и пару взбитых яиц. И похоже, что миссис Фернандес угадала предпочтение хозяев на три из трех. Сон, конечно, нужная и очень важная в жизни таких неугомонных исследователей, как он, но если бекон остынет, то Джонатан себе этого не простит.
Прекрасно понимая, что внизу его будет ждать посторонний человек, да еще и женщина, мистер Пресли решает не ограничиться оним халатом, а полностью привести себя в порядок, прежде чем спуститься. Но становиться свидетели интереснейших событий завтрака, в которых почему-то принимает участие его тесть.
Виктор не очень-то был рад такому раннему подъему зятя, но понимал, что это все-таки неизбежно. Однако, похоже он рассчитывал на то, что у него будет немного больше времени, чтобы пообщаться с миссис Фернандес без лишних свидетелей.
Взаимные пожелания доброго утра, возможно, не со всех сторон были искренними, но пока Долорес и Абигейл крепко спят, можно было не стесняться быть собой и подтрунивать над Виктором при любой удобной возможности. Но Макфарлан всегда знал куда бить заносчивого канадца, чтобы тот цеплялся своим задранным носом, да посильнее.
— Что ж, раз вы вернулись, то похоже пора наконец-то паковать эти чертовы чемоданы.
— Что такое, Виктор? Не нравятся местные красоты? - миссис Фернандес тихонько прихрюкнула от смеха, а Виктор за малым не покраснел, то ли от злости, то ли еще от чего.
— У нее уже было два приступа. И это всего лишь за то время, пока вас не было. Ваши хваленые шарлатаны убеждали, что нужно сменить климат. Но похоже на то, что они лишь хотели гонорар по крупнее.
У Джонатана было множество знакомых и большая часть ихних уже давно с докторской степенью. Плюсуя сюда связи семьи Макфарлан этот тандем получал лучших врачей из тех, каких только могли найти для случая Абигейл. Поэтому нападки Виктора попадали в оба ворота, но получили тот эффект, на который рассчитывали - Джонатан заметно посерел и перестал улыбаться. Конечно, его слух ухватился за слова о том, что у дочери были зафиксированы еще два приступа, и это не являлось показателем того, что ей здесь и правда будет лучше. Однако, прошло не так много времени, чтобы об этом судить и, конечно же, он не хотел так скоро с ней расставаться.
— Ты предлагаешь вернуться в Лондон? - завтрак перестал быть таким аппетитным, что приходилось гонять кусочки вилкой по тарелке.
— Я не предлагаю, я ставлю вас перед фактом. Сейчас тебя, а позже и Долорес, - похоже, что Виктор снова был немного на подхвате из-за своей колючей правоты и не отступал.
— А Эбби?
Джонатан словно знал, что дед даже не поинтересуется о том, что думает об этой затее внучка и потому спрашивал в лоб, несмотря на усмешки Виктора.
— Абигейл будет делать так, как ей скажут. Иначе мы все прекрасно знаем чем это закончится. В том числе и она сама, - он специально подчеркивал ее полное имя. Виктору не нравились все эти сокращения, уменьшительно-ласкательные формы и, ужнем более, некое подобие прозвища.
— Абигейл будет делать так, как ей скажут?... - Джонатана такой ответ откровенно позабавил и он снова широко улыбнулся, поглядывая на тестя поверх своей кружки с кофе.
— Довольно! - похоже, что Виктор все-таки сдался первый и громко шлепнул рукой столу, мгновенно отводя ее в сторону и вываливая все накопившееся, как есть, — Я вижу, что ты очень доволен собой. Ну, конечно, не так уж и трудно сделать детей, куда сложнее их воспитывать. Еще проще свалить это дело на бесконечных нянек и свалить на другой конец планеты, а в оправдание прикрываться желанием иметь независимость. У вас есть возможность быть рядом с ней каждый день и не думать о том, чем завтра кормить семью и куда податься, - широкий обеденный стол под его руками затрясся, а миссис Фернандес не на шутку распереживалась и чаще оборачивалась на двух сидящих мужчин.
— Не хочу тебя обижать, Виктор, но это все еще моя семья. А в моей семье принято, чтобы каждый имел право на собственный голос.
— И что же ты будешь делать, когда ей потребуется твоя помощь? Опять не будешь рядом?
Какая-то очень тоненькая, но такая же крепкая нить, как на его новом браслете, удержала Джонатана от того, чтобы не выплеснуть остатки кофе прямо Виктору в лицо и не швырнуть следом кружку.
Пара секунд тяжелого молчания и он Джонатан первый поднимается из-за стола, так и не прикоснувшись к жареному бекону. Сейчас его мысли были заняты выстраиванием маршрута до ближайшего утеса, с которого позднее можно было бы столкнуть Виктора. Мало ли, на этом ландшафте очень легко оступиться, особенно когда перед этим был подпорчен завтрак.
Джонатан вылетает на веранду, не в силах удержать за собой громко хлопающую дверь, но понимает, что этого будет мало, а потом выходит до самого забора. Еще немного и он почти не замечает, как доходит до какого-то ближайшего утеса, совсем недалеко от коттеджа и становится свидетелем абсолютно спокойного океана. Он откровенно ему завидует и вовремя вспоминает про недокуренную сигару, которая ждала своего часа в нагрудном кармане рубашки. И похоже, что этот час наступил прямо сейчас.
[AVA]https://i.imgur.com/cxL6jku.jpg[/AVA]
[NIC]Jonathan Presley[/NIC]
[LZ1]ДЖОНАТАН ПРЕСЛИ, 45 y.o.
profession: археолог, доктор исторических наук
daughter: Abigail Presley [/LZ1]
[STA]эвристик[/STA]
[SGN]_/-_/-_/[/SGN]

Отредактировано Abigail de la Vega (2022-08-06 23:58:20)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » «Сказочник»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно