внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
лучший пост от алекто тонхил [романа вилсон] Иногда Алекто казалось, что она совершенно не знает собственного супруга. Да и могла ли она знать, если они, по сути, были друг для друга совершенно чужими людьми? Они оба словно застряли... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 35°C
* jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » ваше общество на вкус мне - будто водка с лимонадом


ваше общество на вкус мне - будто водка с лимонадом

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

https://i.imgur.com/LQL1mAc.gif

sacramento ; new year party ; 31 dec'18
Christian Ford & Christina Côté

[AVA]https://i.imgur.com/kMQCqZs.png[/AVA][NIC]Christina Côté[/NIC][LZ1]КРИСТИНА КОТЕ, 24 y. o.
profession: безработная, аферистка[/LZ1][SGN]av by ford <з[/SGN]

Отредактировано Elen Vakarian (2020-06-13 12:52:09)

+1

2

сложно привыкнуть к не по-зимнему теплому климату калифорнии: во сне тебя все еще преследует легкий снег, падающий с низкого серого неба, укрывающий грязь и убогость марселя от взгляда твоих карих глаз /вызывают призрачный запах шоколада/. легкий снег, сменяющийся промозглым дождем, гололедом на утро, а затем - снова снегом, что заметал бы следы происшествий, произошедших за долго тянущуюся ночь. тебе так все осточертело, что хотела бы просто не спать по ночам, лишь бы не видеть и не вспоминать этот город, пожирающий в людях остатки чего-то хорошего. превращающего жителей в подобие человеческих существ - на деле остающихся животными, мимикрирующими под нечто разумное и способное мыслить.
{и ты тоже попалась.}
старый промозглый город не отпускал тебя день ото дня, пусть ты и сменила его серость на калифорнийское солнце, лижущее твои плечи, скользящее по изгибам талии, проводя золотыми лучами по острым лопаткам - соблазняющего и разморяющего тебя, делая мягкой и податливой, наполняя наивностью. марсель - закалил; сакраменто - избаловал, стоило тебе только сойти с трапа самолета и прожить в небольшой квартирке на окраине города пару недель. плохое - забывается, но никогда не стирается из памяти полностью; к хорошему привыкаешь достаточно быстро - но не можешь найти покоя, пока призраки прошлого проникают за закрытые двери сознания.
сердце тянет назад, но ты понимаешь - что сделала правильный выбор [сбежав; но ты опускаешь подробности]. убедила себя в наличии у тебя высокой морали, в совершении действий под эгидой великодушности сердца; только признайся себе, что ты давно перестала думать о ком-то, кроме себя - эгоистично прогнив и сломавшись под напором безжалостной бедности. ты вырвала из старой жизни все, что только могла унести - впереди же [ты отчаянно и безропотно верила] тебя ждет более светлое будущее. оставив после себя пустоту в чужих жизнях - решаешь, стыдливо и совестно, заполнить ее, называя все это `заботой` и `помощью`. думаешь, что мать все простила; веришь, что все поняла; отпустила тебя, толком не задавая вопросов: куда ты уехала, скоро ли будешь, откуда берутся те деньги, что ты высылаешь ей сначала из парижа, транзитно распахнувшего двери на несколько долгих недель, а затем - из америки. наглая ложь льется приторным медом из сотканных лжи и фантазий, заботливо обнимая уставшие плечи твоей матери теплым неведением. взамен - вся твоя жизнь постепенно становится чьей-то еще, переставая принадлежать кристине коте, что осталась дрейфующим облаком где-то над бушующими водами холодной атлантики.
но проще - никогда не задумываться. проще: вырвать из сердца вину и запереть ее в ящик пандоры, который никому никогда не открыть; проще закрыть глаза на аморальность своей выбранной жизни и на страдания тех, кто получал лишь легкий флер французских духов на подушке на утро после твоего фатального исчезновения [вместе с наличностью и очередным кровоточащим сердцем мужчины]. проще смеяться с милой китти по вечерам в твоей съемной квартирке, растворяясь в вязкости и жаре заказанной китайской еды из ресторанчика на углу твоей улицы, засыпая одной с усталой, но довольной улыбкой счастливого человека [пока твое сердце тонет в черных смолах тоски по оставленной матери].

наглая ложь льется патокой в приоткрытые губы, застилая твои глаза наваждением и пьяня тебя, кружа голову новыми небольшими победами.
- китти, он же адвокат.. - кричишь из крохотной ванной, выбирая комплект кружевного белья для сегодняшнего вечера. - тебе не кажется, что это несколько глупо, лезть к тому, кто неплохо так в праве разбирается? - выбираешь черный комплект, с полупрозрачным черным кружевом, легкостью и невесомостью ласкающего твою кожу. она убеждает тебя, что все хорошо; она смеется, закатывая глаза, и говорит, что он богатенький мальчик, сорящий деньгами своего отца и семьи, совершенно не замечающий ничего, что происходит под боком. она успокаивает, вселяет надежду, что все пройдет хорошо и тебя не поймают. вылетаешь из ванной, смеясь вместе с ней, утопая в звонкости сплетающихся звуков, уносящихся под потолок.

ты знаешь от китти, что встретишь его на новогодней вечеринке. укладываешь волосы с особой, практически дотошной аккуратностью, придавая несколькими выбившимися прядями небольшой небрежности. тонкая шпилька лаконичных туфель, нежная нитка жемчуга, плотно обвивающая твою шею и серьги гвоздики, не отвлекающие внимания от изгиба между шеей и острыми тонкими плечами. ты чувствуешь себя охотником, готовящимся пожрать свою жертву - но всегда на мгновение допускаешь, что однажды сама превратишься в того, чьи кости обгладают и зароют в земле за ненадобностью. сглатываешь, отгоняя непрошенные мысли [опрометчиво отмахиваешься от интуиции] и образы - тебе нельзя волноваться, разве что совсем чуть-чуть, чтобы придать себе больше жизни и чувственности.
шорох шин подъехавшего такси вызывает стайку мурашек, взлетающих от подножия шейных позвонков и порхающих ниже, за тонкую ткань шелкового платья-сорочки цвета молочного шоколада, начинающуюся со спины слишком низко, оставляя ее неприкрытой. набросить сверху нейтрального цвета палантин напоследок бросая на себя взгляд через отражение в зеркале - подмигиваешь родинке на щеке и растворяешься в темноте обшарпанного подъезда.
улица встречает тебя алым закатом, пылающим на горизонте разными красками. небо горит, небо возвещает о гибели и о рассвете - ты замираешь, едва смеешь дышать, не можешь отвести взгляда и двинуться дальше - это слишком прекрасно. это до боли красиво [сердце на миг замирает, заставляя глаза заслезиться]. из оцепенения тебя выводит нетерпеливый сигнал такси, сопровождающиеся недовольным рокотом слов его водителя - промаргиваешься, словно спало забвение и ежишься от сковавшего тебя холода: калифорния ошарашила тебя непривычной прохладой, от которой ты уже успела отвыкнуть. тебе бы одеться теплее, да только времени нет, поэтому ты семенишь каблуками по каменным ступеням, погружаясь в согревающее спасительное тепло желтой машины.

щеки устали приветливо улыбаться гостям, которых ты никогда раньше не видела, которых не знала и которые никогда не останутся в памяти. в руках уже третий бокал дорогого шампанского, от которого приятно вскружило голову, но который вызывает внутри легкое чувство тревоги - тебе бы заменить эти искры в бокале на что-то покрепче [виски/текила], да только ты боишься сделать неверный шаг и разоблачить свою душу, так отчаянно притворявшуюся золотой, избалованной богатством [только все это л о ж ь]. всматриваешься в толпу украдкой, стараясь не привлекать к себе слишком много внимания - высматриваешь в толпе лицо, что уже не раз видела на экране мобильного /старалась запомнить приметы и острые черты/, но которое никак не можешь найти: ни спустя час, ни через три. ты устала. ноги немеют от неудобных каблуков, но ты продолжаешь делать вид, что тебе весело. ты продолжаешь играть свою роль, принося настоящую личность в жертву - находишь новых знакомых попутно, уходишь от неудобных для тебя разговоров, в которых не смыслишь, уходишь подальше когда весь этот цирк начинает давить на плечи, почти доводя тебя до сиплого крика.

ты устала играть.
ты уже отчаялась найти его среди этой толпы огромного банкетного зала, пылающего огнями свечей /так старомодно, но так атмосферно/. в тебе уже нет уверенности в том, что он вообще появился, что пришел, что будет сегодня где-то поблизости. время близится к полночи, но в тебе нет веселья - в тебе только тошнота от того лицемерия, что сливалось ото всех углов к  тебе напрямик, словно чувствуя инородное слабое тело. тошно и мерзко - все эти люди делали то, что ты проворачивала снова и снова со всеми мужчинами /только для тебя - это было необходимостью, для них - нелепой игрой, в которой нет победителя/.
шестой бокал не принес тебе легкости - лишь головную боль и вышедшее из под контроля желание закурить.
кутаешься в палантин, выходя на широкий просторный балкон, заглушающий звуки лживого смеха. прикрываешь глаза, вдыхая холодный и немного морозный по здешним меркам воздух, чувствуя как ветер ласкает оголенную спину под легкостью ткани. открыть глаза - и утонуть в огнях города, замершего перед приходом нового года /сердце трепещет от тянущей грусти/.
- самовлюбленные, жалкие богатеи.. - делаешь пару шагов поближе к каменным резным перилам, ставя на них свой бокал, на ходу доставая пачку kent с легким вкусом ментола /каблуки умиротворяюще и приглушенно стучат по каменным плитам/. - как же достали, - роешься в сумочке, зажав сигарету в зубах, но так и не можешь найти зажигалки, опрометчиво оставленную на столике где-то в квартире. - черт возьми.. черт, черт! - облокачиваешься руками на перила, проклиная весь день, проклиная весь этот год, проклиная весь этот неудавшийся вечер и всех, кто столпился внутри.
[AVA]https://i.imgur.com/kMQCqZs.png[/AVA][NIC]Christina Côté[/NIC][LZ1]КРИСТИНА КОТЕ, 24 y. o.
profession: безработная, аферистка[/LZ1][SGN]av by ford <з[/SGN]

Отредактировано Elen Vakarian (2020-06-13 12:53:03)

+1

3

зима в сакраменто — это нечто извращенное и неправильное. непривычное. не имеющая и доли намека на волшебство, которое так любят предписывать этому времени года в основном из-за рождества. впрочем, не то чтобы кристиан любит рождество или ждет хоть каких-то чудес от нового года — это лишь очередной временной переход, отличающийся от множества других исключительно посылом, который люди так любят вкладывать в любую существующую на свете чушь.

чудес не бывает — простая, до скребущегося под ребрами чувства банальная истина, понятая еще в далеком детстве и принятая к исполнению.
добрый санта не исполнит твои желания, даже если ты был хорошим мальчиком / уголек в носке у камина твой перманентно в независимости от времени года.

калифорния слишком жаркая для него даже на стыке между декабрем и январем, и елки на ее улицах выглядят каким-то извращенным плевком. это как минимум неэстетично и как максимум глупо. кристиан даже не украшает свою квартиру: ему хватает мишуры и гирлянд на улицах и в залах, в которых проходят бесконечные вечеринки, приемы и корпоративы, на которых он д о л ж е н присутствовать, если хочет найти новые связи / если не хочет разлагаться в одиночестве на полутемной кухне со стаканом шотландского односолодового виски, в котором давно растаял весь лед.

только вот лицо эфемерно болит от постоянных улыбок / как никто не видит искусственность?
кристиан думает, что он как качественная искусственная ель, которую облили ароматизатором, идентичным натуральному. даже на ощупь не сразу отличишь от оригинала, но присмотрись ближе, попробуй растереть между пальцами пару иголок и поймешь всю глубину подделки.

никто не хочет копать глубже — люди так сильно сосредоточены на себе, что не видят ничего вокруг. вечные жертвы собственных заблуждений.

очередной богато украшенный зал: искрящееся золото, мишура и мягкий свет гирлянд — благородная роскошь, за которой так любят гнаться действительно богатые люди. к этой атмосфере отлично подходит и его любимый черный костюм-тройка от армани, и укладка, и даже начищенные до блеска носки дорогих туфель.

он отлично знает, как влиться в компанию тех, кто мнит себя аристократом, будто какой-нибудь титул или хотя бы впечатляющая родословная делает из человека меньшее дерьмо / будто это значит больше, чем очередной бонус к вечно ноющему самолюбию, требующему все больше и больше всего, не имя ни шанса хоть когда-либо ощутить насыщение.

кристиан вырос в такой среде.
кристиан привык голышом плавать в бассейне с пираньями.
кристиан улыбается и флиртует. обсуждает политику и искусство. целует руки дамам и скабрезно, на грани фола, шутит с мужчинами. это его стихия. его среда обитания.

виски приятно холодит губы, но он все равно не пьет больше, чем стоит, чтобы выглядеть и чувствовать себя чуть пьяным и расслабленным, но не потерять контроль над ситуацией и собой.
контроль — это важно. отец приучает его к этому с самого раннего детства, и даже если захочет, форд уже не сможет изменить эту часть / форд вряд ли сможет изменить в себе хоть что-то — так, лишь припорошит пудрой из недосказанностей, замажет тональным кремом из лжи, чтобы и самому через какое-то время не вспомнить, а где на самом деле истина? как она выглядит? и существует ли она в принципе?

когда в зале становится находиться совсем невмоготу, когда трещины, идущие на искусно созданной и отшлифованной годами маске, становятся заметнее, практически физически ощутимыми, кристиан выходит на небольшой балкон подальше от шума и людей, прикрываясь необходимостью покурить и не любовью к банальным курилкам: курить на балконе, смотря в бесконечность чернильно-синего неба — это похоже на аристократизм, тогда как специально отведенное место для курения вряд ли может может похвастаться шансом на уединение. на правила о курении можно и наплевать: люди, находящиеся здесь, могут спалить все здание до тла исключительно в угоду собственным желаниям развлечься, а никто даже слова не скажет.

деньги дают власть. власть дает безграничные права. безграничные права позволяют не заботиться о том, что подумают другие и какие проблемы может вызвать то или иное действие. желание определяет все.
можно сколько угодно трубить на всех углах о равенстве, вот только истинное положение дел абсолютно иное. иногда он не понимает, почему люди столь слепы и не видят все эти бесконечные винтики системы, которые всегда вращаются неизменно, не имея ни единого шанса начать реверсивное движение.

огонек зажигалки zippo вспыхивает в полумраке, ласково облизывая тепло-желтым светом пламени острые линии скул. кристиан затягивается и выдыхает облачко сигаретного дыма — нелепая попытка приблизить смерть, коли не хватает решимости даже в самые темные времена вытащить из сейфа пистолет и застрелиться. стоило брать несколько уроков стрельбы в далекие времена, чтобы знать, что делать, если вдруг захочешь, чтобы белоснежные стены окрасились алым, точно безумно концептуальная картина какого-нибудь новомодного артхаусного художника / если застрелить себя перед чистым холстом, сможет ли кто-то сделать из него произведение искусства и продать за баснословно большую и от того смехотворную сумму?

однако он до сих пор не может понять: невозможность убить себя — это признак силы? или все-таки признак слабости?
и зачем его обучали быть сильным, если это в конечном итоге не приводит ни к чему, кроме боли?
и зачем он продолжает идти вперед, когда давно стоит сойти с дороги и улечься на обочине, с которой так четко и ясно можно увидеть звездное небо / кто знает, может все люди после смерти становятся звездами — одинокими плазменными всполохами во мраке космоса.

еще одна затяжка. кристиан чувствует себя засохшим, рассыпающимся в прах цветком белой розы, который однажды нашел в кармане весенней куртки, когда был еще студентом. он положил его туда после весеннего бала, куда его затащила однокурсница — весьма милая девушка, наверное, а может и полная оторва — он едва ли вспомнит ее лицо / не то что имя. он изображает из себя настоящего джентльмена — даже прикалывает к петлице тот самый цветок, гармонирующий с букетом, который ей дарит, когда заезжает за ней в общежитие. едва бал заканчивается, цветок отправляется в карман, а они отправляются в ночной клуб.

разница между ним и розой в том, что ее нашли хотя бы спустя год.
кристиана не найдет никто.

дверь, ведущая на балкон, тихо приоткрывается, моментально пуская, пусть и на несколько секунд, звуки из основного зала, нарушая блаженную тишину. он стоит в углу, окутанный темнотой, точно та просочилась из его нутра, демонстрируя истинный цвет ауры. форд чуть наклоняет голову набок, не без интереса наблюдая за тем, как молодая девушка роется в своей сумочке и едва слышно себе под нос ругает сильных мира сего.

— не могу не согласиться с вами: они действительно достали, — кристиан фыркает, привлекая к себе внимание, и дым от следующей затяжки выпускает через нос, откровенно рисуясь. ловкие пальцы жестом фокусника доставая из кармана брюк зажигалку и щелкая кремниевым замком. огонь горит ровно и ярко. — огоньку? — предлагает тоном дьявола-искусителя, подходя ближе и поджигая даме сигарету, которую та держит зубами. в конце концов, он ведь тоже немного самоназванный аристократ.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]не люби меня, сука, я проклят[/STA][AVA]https://imgur.com/fONT8pU.png[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
problem: Christina[/LZ1][SGN]«в этой жизни короткой
я делаю всё ровно наоборот
и не сдохну никак,

ничего не берёт»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-06-13 12:34:06)

+1

4

огни перед твоими глазами разлились темным подрагивающем морем, плавно перетекающим теплыми бликами накаливания. ветер, мягко касается волос, скользит по щеке, едва задевая родинку, которую ты так ненавидела в детстве и от которой долгое время хотела избавиться [глупая] - но полюбила сейчас, даже не можешь представить себя без нее. будет кто-то еще, точно не ты - только тебе уже и так осточертело растрачивать себя настоящую, по частям вмещая в вымышленные истории, придуманные для кого-то, кто задержится в твоей жизни на миг, пока не стало слишком поздно. пока его сердце еще не начало учащенно биться в ожидании встречи с тобой. пока в его голове еще брезжит и напоминает о себе вероятность того, что все это всего-лишь очередная интрижка.

тебе страшно причинять людям боль // ты продолжаешь причинять боль всем вокруг,

не находя спасения для себя, возвращаясь в пустую квартиру со смятыми простынями, разбросанными вещами на всевозможных поверхностях и тотальным одиночеством, чье дыхание можно почувствовать на ключицах, если слишком долго опрометчиво задержишься на одном месте, не перемещаясь от кухни до кровати. правда и в ней не найти покоя - съежится, с головой утонув в ворохе одеяла, жмуря глаза, полные слез, которым никогда не дать выхода, чувствуя физически, как вокруг тебя сгущается пустота, умножая царящую вокруг темноту.
чужой мужской голос прорезает тишину, ставшую слишком густой - ты едва заметно вздрагиваешь /выныривая из омута мерцающих городских огней/, едва не роняя сигарету, все еще зажатую в твоих губах. всматриваешься, слегка развернувшись к источнику звука, но в глазах все еще мерцают светлячки, пришедшие с неизвестных тебе могил. выхватываешь из общей темной массы опустившейся ночи - облако дыма и черты силуэта, пока через пару мгновений перед тобой не появляется свет; огонь пляшет в твоих глазах неровным демоническим танцем, сулящем беду, которую ты решительно не замечаешь, загипнотизированная дрожащим язычком пламени [погружаясь в себя всего на секунду].
- да.. спасибо, - в теплом свете, придающим контраст, ты успеваешь заметить четко очерченные скулы, холодный взгляд, в котором так странно преломляется пламя огня, будто его зрачки пожирали его своей ненасытностью, блеск волос в идеальной укладке - волосок к волоску - тебе становится немного не по себе от его кажущейся, на первый взгляд, тотальной идеальности /но внутри что-то предательски ёкает, отдавая привкусом сладости/. втянуть в себя дым, блаженно прикрывая глаза и наслаждаясь первой за вечер затяжкой - голову кружит от вальса переплетающихся друг с другом никотина и алкоголя, смешавшихся вместе как пара давно разлученных любовников. выпустить дым из легких, вместе с ним отпуская свое напряжение.
- то есть вы не с ними? - не оборачиваясь, киваешь на опьяненную роскошью толпу за стеклянной дверью, что все еще продолжала играть свои роли, от которых каждого уже воротило, но которые они никогда и ни за что не оставят. новой ментоловой затяжкой подавляешь подступивший ком тошноты. - не думала, что кто-то из пришедших сюда открыто сможет сказать, что все эти люди его достали, - слегка поводишь плечами, переводя взгляд на него, постепенно привыкая, наконец, к обступившей вас темноте. и тебя прошивает насквозь

воспоминание: однажды ты была в почти что подобной ситуации в далеком юношестве, прячась под козырьком подъезда в марселе от разбушевавшейся грозы и сильного ливня. однажды тебе также нестерпимо хотелось курить - только не от тоски, негодования и негативных эмоций, а от переливающейся радугой легкости, от духа бунтарства, в конце концов - от проливного дождя, когда воздух пахнет сыростью, но при этом все равно как-то по особенному. и однажды случайный парень также случайно оказался поблизости, чтобы предложить огня девушке, не позаботившейся о зажигалке. все почти стерлось из памяти // все повторяется словно по кругу;

осознание: узнаешь в своем собеседнике того самого форда, которого искала весь вечер. ты не знаешь - прятался ли он здесь сознательно все это время; пришел ли недавно; или вообще возник из сгустка темноты у края перил, формируясь из нее же, но неожиданность сделанного вывода [что перед тобой стоит именно он] - пропускает по телу разряд, насыщает ионами. тебе становится жарко, щеки мгновенно розовеют, не повинуясь тебе - ты рада, что оттенка все равно не увидеть, а значит ты не потерпела фиаско на первых секундах.

слегка прищуриваешься от дыма, всматриваясь в его черты, отмечая его красоту, что сразу бросалась в глаза /тьма оттеняла все лучшее, делая его в твоих глазах немного мистическим/, делая следом глоток осточертевшего шампанского /с легким звоном ставишь бокал на перила балкона/. жалеешь, что не прихватила с собой стакан чистого виски, когда шла мимо бара - здесь бы никто не посмотрел на то, что `леди` не пристало вливать в себя столь крепкий алкоголь, достойный мужчин. правда, на такое изречение ты бы недовольно хмыкнула, чуть сведя брови.
внутри шевелится уверенность, что ему не нравится здесь находиться - ставишь на черное, как на покровительствующий сегодня цвет, выбирая один из многочисленных дальнейших путей.
- вы здесь по собственной воле? или так же просто делаете что должны, как и большинство пришедших на этот скучный банкет? - опираешься тонкой линией подбородка на руку, чуть развернувшись к нему, но все еще не теряя из вида переливающегося золотом города [сердце мерно стучит в промежутках между звуков машин, разносящихся гулом у основания неба]. тонкими пальцами поднести сигарету к пухлым губам с оставшимся на них вкусом ментола - новой затяжкой заполнить легкие сигаретным дымом, заполняя себя до краев.
- о.. я кэтрин, - протягиваешь ему руку с покачивающейся на тонком запястье ниточкой золота [а на губах остается послевкусие лжи].
[AVA]https://i.imgur.com/kMQCqZs.png[/AVA][NIC]Christina Côté[/NIC][LZ1]КРИСТИНА КОТЕ, 24 y. o.
profession: безработная, аферистка[/LZ1][SGN]av by ford <з[/SGN]

Отредактировано Elen Vakarian (2020-06-13 12:53:33)

+1

5

кристиан считает себя эстетом. ситуативным. по настроению. но тем не менее тем, кто способен оценить красоту. по крайней мере на предмет соответствиям каким-нибудь нормам, которые так любит придумывать мир в своем извечном стремлении к стандартизации и унификации / от его настроения многое зависит, его мотает от шкалы бешенства до тотального равнодушия за доли секунды, хотя внешне всегда остается одинаковым / неделю назад его очередной секретарь перепутала договоры и долгих три секунды ему хотелось воткнуть карандаш ей в глаз, однако он сделал глубокий вдох и успокоился — внезапная оттепель в начале весны. впрочем, пометку уволить ее в новом году в органайзере все же сделал.

кристиан не уверен, что способен оценивать кого-либо с нужной долей критичности: все же в нем есть весьма эгоцентрическая черта, из-за которой оценивает кого-то через призму себя — ему нравится тот, кому нравится он. как типичный приспособленец, извечный хамелеон, юрко перемещающийся между разными социальными слоями и группами, — ему не привыкать зеркалить чужое поведение / по всем техникам нейролингвистического программирования и прочей подобной чуши повторение движений собеседника помогает быстрее наладить контакт.

она кажется ошеломленной, но именно это удивление, застывающее на зыбкой поверхности зрачков, и кажется особенно привлекательным особенно в дрожащем отблеске пламени бензиновой зажигалки. он улыбается таинственно, точно собирается предложить контракт на продажу души за пару новых дизайнерских туфель. наблюдает за тем, как пухлые губки сжимаются на фильтре сильнее — весьма соблазнительно.

— с ними, — с непоколебимой уверенностью отвечает и уверенным движением пальца стряхивает пепел за границы балкона, совершенно не задумываясь о том, куда он может приземлиться. — потому отлично знаю, как они могут достать, — хмыкает, затягиваясь в ответ, но не сводя пристального, внимательного взгляда с чужого лица, чьи черты будто бы припорошены сумраком, смазаны, как на картине, на которую капнули растворителем.

кристиан — оценщик антиквариата, и сейчас ему принесли старинную вазу. сколько ты ей дашь, мистер форд?

он умеет рисковать: взвешенно, расчетливо. он рискует, как и живет: только имея уверенность в том, что не поймают. в его деле самое важное — репутация, и за ее сохранность можно отдать голову. смерть всегда ценилась больше позора. впрочем, это совершенно не значит, что он чтит закон: только вчера превысил скорость на шоссе на своем черном мерседесе s-класса, непременно, на том участке, где нет камер. только лет двадцать назад овладел умением виртуозно водить автомобиль по пары дорожек кокаина.

он любит рисковать: эта взбудораженная дрожь, проходящая жаркой волной по телу; ощущение принимаемого вызова, который непременно нужно выиграть. если ты не выиграл, то проиграл — сказочки про участие придумал для отстающих, чтобы не устраивали бунты и выкрадывали заветные медали у тех, кто их заработал. каждое новое знакомство — риск: любой человек может быть тем, кто однажды воткнет нож в спину и провернет пару раз для верности / любой человек может не оценить его флирта и отказаться — сопутствующие потери.

— здесь все ради долга, — пожимает плечами: в высшем обществе никто не находится по собственной воле, но все находятся в нем из-за необходимости. куда проще удовлетворять свои потребности, несоизмеримо большие, чем, например, у прачки из отеля, которой лишь бы хватило денег на аренду небольшой комнатушки в подвале, если находишь единомышленников. куда выгоднее общаться с теми, кто тебе по статусу / с теми, кто тебя выше. — смею предположить, что и вы здесь не из-за любви к этому сорту шампанского, — кивает на бокал в ее руках и голос его звучит бархатным трепетом четко поставленного английского произношения. так говорят актеры на театральных помостках — кристиан играет всю свою жизнь.

у нее изящная ладонь, кажущаяся хрупкой, практически фарфоровой. в нем борется жажда сжать ее так сильно, чтобы пошли трещины, с необходимостью взять практически невесомо, точно пытается прикоснуться к крыльям бабочки, не стряхнув пыльцу. побеждает, конечно, второе.

— кристиан, — жаркой патокой растекается дыхание по ее руке, к которой он прикасается губами, но смотря на нее. в глаза. не моргая, подобно удаву, заметившему жертву. задерживает губы чуть дольше, чем положено по этикету — банальная и скучная уловка, но работающая так же, как и низкотональное урчание в голове. — рад знакомству, кэтрин, — руку отпускает медленно и будто бы нехотя. даже кажется, что в глазах мелькает какая-то тень от разочарования. или то лишь лукавая искорка?

— что же вас привело сюда, кэтрин? — небрежно облокачивается локтем на перила, вставая к ним боком. тушит окурок, еще не истлевший до конца, о каменное ограждение, и выкидывает его прочь в темноту. — этот вечер слишком плох для того, чтобы кто-то, подобный вам присутствовал на нем, — медленно ведет взглядом с макушки до ног, жарко и жадно, не скрывая любопытства и заинтересованности, точно вычерчивает траекторию движения, по которой пойдут его руки, если ему выдастся такая возможность. он лишь прощупывает почву: какого рода комплименты заставят ее таять, точно мороженое на солнце? — или вы здесь со спутником? — скандалы из-за ревности скучны и пошлы — это то, чего ему хотелось бы избежать. впрочем, существенная часть его надеется на признание в том, что пары у нее нет. по крайней мере на этом вечере: как обстоят дела с этим в остальной ее жизни, форда не интересует.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]не люби меня, сука, я проклят[/STA][AVA]https://imgur.com/fONT8pU.png[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
problem: Christina[/LZ1][SGN]«в этой жизни короткой
я делаю всё ровно наоборот
и не сдохну никак,

ничего не берёт»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-06-13 12:34:17)

+1

6

если бы не алкоголь на подобного рода мероприятиях - ты бы погорела жарким неровным пламенем, трепещущим от каждого неосторожного вдоха [разочарованного]. если бы кто-то заглянул немного поглубже, подальше в бездну твоих глаз, то смог бы на самом их дне рассмотреть твою ложь, что искрилась и переливалась разного рода оттенками - горечью, синим, переживаниями и колотящимся сердцем, которое время от времени удавалось унять /только лишь для того, чтобы оно вновь устремлялось вперед, перескакивая через ступени/. вся ты - наспех склеенное подобие высших мира сего, всех тех, от кого тебя так воротило, но благодаря которым - все еще жила: питалась, оплачивала квартиру и высылала матери деньги. если бы не их богатство, на котором они так важно сидели, взирая на всех - в особенности подобных тебе - свысока, ты бы не оказалась сейчас здесь. ты бы не пила это отвратительное в своей сладости и приторности шампанское; не прикуривала бы от зажигалки, стоимостью больше, чем весь твой гардероб, находящийся в чертогах небольшой съемной квартиры; не таяла бы под его пожирающим без стеснения взглядом, которому так отчаянно силишься противостоять, прекрасно видя свою истинную цель.
не было бы ее - ты бы пала в этом поединке соблазна, как более слабый и искушенный элемент.
тебе никогда не посчастливилось бы стойко и непоколебимо выдержать его очарования, его сквозящее во взгляде собственничество, ограниченное лишь моментом `сейчас` - когда тебе не нужна вещь на длительную перспективу; ты обладаешь ей - здесь и сейчас, не позволяя более никому притронуться к своему богатству, что уже завтра будет выброшенным за ненадобностью. тебе это нравится: черт возьми, тебе нравится видеть желание в глазах напротив, даже если вызвано оно чем-то еще, помимо твоей кажущейся привлекательности. плевать - главное, что ты кому-то хотя бы отчасти нужна, даже если сама разорвешь эту связь через несколько длительных темных ночей, наполненных жаром вашего сбитого дыхания.
- если вы с ними - то не станет ли мне с вами настолько же скучно? не хотелось бы терять общество человека, разделяющего мои взгляды на здешнее `высшее` общество, - чуть приподнимаешь брови, сладостно улыбаясь, уводя уголок губ чуть выше.
на мгновение замолкаешь, всматриваясь в наплывающие на ночной город редкие облака: помнишь как в детстве любила выбегать на задний двор вашего многоквартирного дома, ложилась на холодную землю и размышляла чуть ли не вслух - на что похожи эти пушистые наполненные дождем облака /совершенно не боялась испачкать купленные на ярмарке вещи/. здесь - они почти не на что не похожи, лишь легкая дымка, почти растворяющаяся от легкого дуновения ветра. 
тебе нравится останавливаться на деталях его силуэта, что позволяли разглядеть твое привыкшее к темноте зрение и сгущающаяся ночь: его глаза дьявольски блестят, подчеркнутые каплей алкоголя, движения точны и лишены несущественности - он не растрачивал свою энергию впустую, четко зная когда и что нужно сделать. ты стоишь, завороженно наблюдая, чувствуя как постепенно ловушка вокруг тебя начинает закрываться, стенки из плотных прутьев - постепенно поднимаются, лишая тебя путей к отступлению.

ты рада тому, что вам - по пути.
ты рада тому, что его игра - тебе на руку.

иначе бы - проиграла, погибнув.
его голос - отдает нотой непознанной грусти и равнодушия, смешивающихся вопреки всему - воедино. улыбка едва угасает, все еще оставаясь на месте - но внутри шевелится сомнение: так ли он сильно похож на описанного китти богатенького мальчика, любящего веселье и праздность? ты замечаешь намек на что-то более глубокое. на что-то, чего тебе лучше никогда не касаться и не достигнуть за короткое, проведенное вместе, время. замираешь на мгновение, утопая в его прямом напористом взгляде, дрожа блестящими бликами далеких огней наполненного людьми зала - прежде чем тихо, приглушенно смеешься, выливая остатки шампанского за поверхность перил.
- ненавижу шампанское, тут вы правы. лучше бы выпила чистый виски, - с легким звоном возвращаешь бокал на холодную шероховатость поверхности. он говорит - а тебя словно обволакивает нежностью бархата. он говорит - а ты теряешь счет быстротечного времени.
пока твоя рука покоится в его - ты трепещешь внутренне, теряя ненадолго контроль. слегка приоткрытые губы, томность краткого выдоха - тебе все это на руку, пользуешься тем, что дарит его животная сущность, в которой найти столько шарма. возвращаешь себя на орбиту земли представлением - сколько денег покоится на его личном счете; сколько наличных он носит ежедневно в кармане; придется ли взламывать его банковские карты, или пин-код хотя бы одной из них тебе станет известен.
под его взглядом - плавишься, подставляя свое тело под его изучающий без стеснения взгляд, ненавязчиво разворачиваясь, будто открыта к дальнейшему диалогу. в талии - тонкость изгиба, платье струится по твоей покатости бедер, очерчивая манящую изящность.
- кристиан, значит.. мне тоже приятно, - ты видишь в этом происки коварной вселенной. прежде - не задумывалась о схожести имени, сейчас - тебе кажется, что это положительный знак, сулящий удачу. его небрежность - отдается теплом в самом нутре. придвигаешься ближе, облокачиваясь о перила двумя локтями и видя перед собой огни далекой, как кажется, комнаты. - давайте будем считать, что я пришла сюда в поисках кого-то, кто сможет понять мою нелюбовь к подобным мероприятиям, которые - увы - мы не можем игнорировать, - чуть щуришься, придавая улыбке немного сладости. новая затяжка - новая порция дыма, уносящая мысли за грани земной атмосферы. едва прогибаешься в спине, почти незаметно - тело словно само подставляется под ласки его пожирающего тебя взгляда.

тебе надоело притворяться.
только сейчас как никогда - тебе не приходится этого делать.

его новый вопрос вызывает легкий смех, от которого ты чуть подаешься вперед, застигнутая врасплох. - о, нет. что вы. я здесь одна - не вынесла бы, если бы рядом со мной был такой же сноб, как они, - переводишь дух, смешивая остатки смеха с ментоловым дымом. - а вы, кристиан? вы здесь один или у вас есть уже спутница сердца? - разворачиваешься к нему, заговорщически наклоняясь поближе, едва щурясь, подобно хитрой лисе, вызывая в уголках своих глаз едва заметные `гусиные лапки` [слишком много смеешься].
[AVA]https://i.imgur.com/kMQCqZs.png[/AVA][NIC]Christina Côté[/NIC][LZ1]КРИСТИНА КОТЕ, 24 y. o.
profession: безработная, аферистка[/LZ1][SGN]av by ford <з[/SGN]

Отредактировано Elen Vakarian (2020-06-13 12:54:30)

0

7

темнота все делает лучше. проще. заманчивее. сглаживает недостатки и мягкой сумрачностью высвечивает достоинства. ласковым саваном ложится на плечи, обнимая с большей любовью, чем родная мать. кристиан любит темноту — в ней так просто затеряться и спрятать все те неприглядные сундучки с тайнами, которые так любит распихивать по уголкам своей давно сгнившей в пороке и грехе души. кристиан любит мягко улыбаться, зная, что тени сгладят его морщины, возрастные, прячущиеся в уголках глаз тонкими гусиными лапками, возле губ, оставаясь вечным напоминанием о неизменных ухмылках, прорезающие лоб своей бескомпромиссностью задумчивости, часто трогающей чело, когда никто не видит, обычно.

девушка перед ним лучится юностью. светится ею, будто бы подсвечивается изнутри, будто бы проглатывает фонарик, как какой-нибудь глупый мультяшный герой. ему кажется, что если задержаться подольше, то она потухнет, залитая его тьмой, как плотной противопожарной пеной. ему кажется, что он обязан прикоснуться к ней, оставить как можно больше следов — и с п о р т и т ь. это ведь то, что он умеет лучше всего — портить. ржой лжи разрушать целостность металла чужих жизней. кислотой действий расплавляя холст чужих судеб.

он обязан распробовать ее вкус. прикоснуться к нутру. вонзить клыки в то сочащееся кровью, сокровенное, заветное. познать снова ту жаркую прелесть молодости, которая доступна ему лишь через других людей. познать снова хотя бы условную чужую невинность, коли своей никогда, несмотря на то, что невинных на этом свете не существует.

— все же считаете, что я не такой же сноб, как они, лишь потому, что они мне тоже неприятны? — лукаво улыбается — воистину чеширский кот; того и гляди исчезнет, оставляя лишь улыбку, белоснежно зубоскалящуюся из пустоты в пустоту. она движется ближе, подается вперед — незаметное действие, казалось бы, но не скрывающееся от опытного взгляда того, кто привык считывать каждую мельчайшую деталь движений собеседника /противника/, чтобы выбрать верную стратегию. чтобы использовать все возможные ресурсы для одержания победы. даже если нет никакого сражения / для него всегда сражение.

— никто не осуждает диктатора так, как диктатор, который не сумел реализоваться, — продолжает говорить тихо, практически интимно шепча, точно намеренно вынуждая наклоняться ближе, приближаться еще сильнее, чтобы сократить дистанцию, чтобы точно у с л ы ш а т ь. — кто знает? может быть я так их не люблю, потому что мы слишком похожи? — пожимает плечами, напуская на себя вид загадочной невинности, точно и правда не знает ответ на свой вопрос. точно и правда есть вариант, что он похож на снобов / точно есть вариант, что он чем-то отличается от людей за дверью.

от нее пахнет ментолом — освежающе. заманчиво. она так близко, что можно протянуть руку и схватить. что разрешат это сделать.
ему нужно разрешение / ему нужен знак судьбы.
кристиан сам предпочитает вершить свою судьбу, точно можно хоть что-то изменить / точно ничего не предписано.

— спутница сердца? — переспрашивает таким тоном, будто не может понять сразу, о чем идет речь: чуть морщит лоб, задумчиво касается указательным пальцем губ.
как бы ответить?
как может быть спутница сердца у того, у кого сердца нет?
как может быть спутница сердца у того, у кого под ребрами болото из гнилой хлюпающей жижи?
как может хоть кто-то захотеть быть спутницей того, кто без сомнений выберет все, кроме своей спутницы, если встанет вопрос ребром?

легкая улыбка кривит уголки губ. кристиан медленно наклоняется, окончательно сокращая расстояние между ними. фатально. неизбежно. делая решительный рывок вперед в этой пока только начинающейся презабавной игре в "кошки-мышки". вот она, мышка, прямо под носом: острая линия подбородка, плавная линия шеи, заманчиво торчащие ключицы — наклонись еще ниже и куски, уцепись зубами, как за лакомую косточку цепляется голодный пес.

— боюсь, я здесь в одиночестве, — нежно, едва касаясь кожи проводит кончиками пальцев бархата щеки, выдыхает в самые сочные губы — запретный плод, от которого невозможно устоять. даже адам не смог, а он никогда не был и близко страшащимся гнева господнего. — хотя, теперь здесь со мной вы, к э т р и н, — каждая буква клеймом запечатывается на коже, горит на кончике его языка, прежде чем сорваться в воздух. пальцы вычерчивают линию скул, подбородка, скользят по самой границе нижней губы. ухмыляется дьявольски, а после медленно облизывается, будто видит перед собой деликатес.

— хотите, уйдем в то место, где прекрасной даме можно будет выпить хорошего виски, а не давиться каким-то шампанским? — чуть наклоняет голову набок, и взгляд сам скользит куда-то в декольте: коротко, резко и остро, отмечая все, что его интересует, чтобы можно было распалить воображение ощущением возможного продолжения. — признаться, я вообще не понимаю, как его можно пить? вино, притворяющееся лимонадом, — насмешливо и беззаботно, точно не он только что нарушил всевозможные личные границы с практически незнакомым человеком. возможно, его бы даже могли обвинить в сексуальных домогательствах.

ему кажется, что она не станет этого делать.
у него нюх на это.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]не люби меня, сука, я проклят[/STA][AVA]https://imgur.com/fONT8pU.png[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
problem: Christina[/LZ1][SGN]«в этой жизни короткой
я делаю всё ровно наоборот
и не сдохну никак,

ничего не берёт»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-06-13 12:34:29)

+1

8

вокруг тебя вьется аромат далеких французских улиц, так лицемерно притворяющихся богатыми, наполненными тонким шлейфом свежей выпечки, хрустом багетов и свежеиспеченных круассанов. все там - словно стыдится признаться себе в своей бедности и в источаемой каждым углом и каждой красивой, утонченной вывеской лжи. все там - словно заставляет натягивать маску вслед за обманщиком-городом, более никогда не снимая: у каждого жителя в темном шкафу стоит свой портрет мистера грея, охотно принимающего на себя все удары судьбы, всю ту чернь и ту грязь, что копится угольной пылью внутри человеческих душ, которые они так старательно прячут от посторонних взоров // от собственных глаза, притворяясь - что ее нет.

ведь не иметь душу легче, чем осознавать ее гнилость.
ведь не иметь душу - это признание ошибки господнего проведения [а не своей].

ты чувствуешь внутри пустоту, что никак не хотела становиться заполненной - сколько бы ты не украла, сколько не проехала миль, что бы ни делала - но она прожорливо смотрела на тебя своим внимательным взглядом откуда-то из глубин собственного нутра, заставляя поежится как от дуновения промозглого ветра. есть ли в нем что-то, что способно заполнить тебя до краев, наконец-то насытив? или у него такая же черная дыра, в которой остается лишь тонуть, погибая день ото дня, захлебываясь от безысходности.
ты чувствуешь на облизываемых губах - привкус опасности.
но как никогда не хочешь уходить. ты хочешь остаться; ты хочешь подойти как можно ближе. ты хочешь почувствовать его дыхание на нежности кожи, опадающее теплом и горячностью ниже. списываешь все на шампанское, игривыми пузырьками вскружившее тебе голову - только что-то в рациональном шевелится, осознавая источник разрастающегося внутри тебя лесного пожара. он шепчет, а по твоей открытой спине бегут мурашки, оседающие где-то внизу в точке трепетности [томно поводишь плечом, давая понять, что тебе нравится].
ты не успеваешь обдумать; не можешь ответить, завороженно следя за плавностью его движений, слушая бархатный голос, патокой растекающейся по твоим плечам, окутывающий тебя дурманящей дымкой. ты понимаешь, что похожа на кролика, что задыхается в уже опоясывающих его тугих кольцах удава, только ты все еще веришь в возможность повернуть ситуацию под другим, удобным тебе углом, когда удавом - окажешься ты [наивная девочка]. тонешь в его взгляде, чуть приоткрывая губы и разделяя с ним воздух, что остается между вами невесомой и незримой преградой; сладко улыбаешься уголками губ, кокетливо закусывая нижнюю, словно ты уже попала в расставленную его умелыми руками ловушку.
- раз вы один, кристиан, - произнести его имя медленно, словно в попытке распробовать, чуть подаваясь вперед. тебя не смущает его вероломство и напор [на самом деле внутри ты немного дрожишь от внезапности и от крыльев тысячи перелетных]; тебя не пугает сокращенное расстояние. - то буду рада, если вы составите мне компанию. взамен, я расскажу вам, похожи ли вы на присутствующих в зале людей. хотя так себе плата, конечно.
его губы на расстоянии нескольких кротких вдохов, его глаза - пожирают, и ты рядом с ним без стеснения плавишься, чувствуя жар и совершенно не замечая прохлады сегодняшней ночи.
- знаете, ваша идея мне нравится, - игривый блеск глаз, ты чуть отстраняешься, делая шаг в сторону по направлению к двери, но замираешь. - давайте встретимся с вами через пять минут у главного выхода - можете прихватить с собой пару бокалов виски, если он здесь лучше шампанского, - почти у дверей разворачиваешься, скользя по его силуэту глазами, замирающими на каждой выточенной черте, коварно кружащей голову. - все-таки вы не похожи на сноба, кристиан. даже если вы принадлежите высшему обществу - то вы им не восхищаетесь.

тебе нужна передышка - стоя на балконе в окружении свежего воздуха, ты словно лишилась способности дышать, словно легкие сжались в комок и отказывались вмещать кислород, наполненные эфирным ядом его проникающего под кожу голоса. опираешься руками о мраморную и начищенную до блеска поверхность умывального столика, переводя дух и унимая растревоженное сердце. просишь // умоляешь себя собраться; только в голове все еще сладостным эхом отдается выдуманное тобой имя, произнесенное его губами. умываешься холодной водой, не задевая своего макияжа и приводя себя в чувство.

на белом мраморе высоких ступеней гуляют тени; растворяешься в них, пляшешь с ними вальс, не ступая на стыки массивных плит, чувствуя себя совсем юной девчонкой, когда ты так же приходила чуть раньше на свидания и ждала ухажеров. когда срывала цветы где-то в парках, закалывая их в волосы, чтобы казаться нежнее и красивее, чем ты была на самом деле. только сейчас - нет цветов, да и такие иллюзии ты давно не использовала, понимая их бестолковость. чувствуешь волнение, давящее на плечи вместе с невесомой тканью палантина. ветер играет с подолом твоего платья, открывающего тонкую линию щиколоток, с обвившим их тонким ремешком нюдовых туфель.
слышишь шаги за спиной - и уже этого факта хватает, чтобы ты потеряла весь кислород, учащенно дыша [сердце ломаной линией бьется о ребра, пытаясь сбежать].
- рада, что вы меня не оставили в одиночестве, - чуть склоняешь голову набок, улыбаясь лукавой улыбкой. - предлагаю вам прогуляться по парку, а там уже заказать такси и куда-то поехать, если у вас еще останется такое желание, - зазывающе делаешь пару шагов спиной в сторону парка, протягивая ему руку навстречу.
[AVA]https://i.imgur.com/kMQCqZs.png[/AVA][NIC]Christina Côté[/NIC][LZ1]КРИСТИНА КОТЕ, 24 y. o.
profession: безработная, аферистка[/LZ1][SGN]av by ford <з[/SGN]

Отредактировано Elen Vakarian (2020-06-13 12:54:57)

+1

9

кристиан — иллюзионист похлеще дэвида копперфильда. жонглирует образами, делает ставки на обман зрения, с легкостью распиливает женщину с помощью зеркал — и все ради скудных аплодисментов, ради капли признания. ему бы стоило пойти в цирк и выступать на арене: по крайней мере можно было бы рассчитывать на отзывчивую публику. ему бы стоило пойти на курсы актерского мастерства и собирать букеты с цветами из рук восторженных фанаток, поджидающих его возле служебного выхода из театра.

кристиан выбирает игру своей жизнью или делает жизнь игрой — едва ли сам сможет ответить на свой вопрос.
вот только если ты сам вечно притворяешься, давно размывая понятия истины и лжи, то никогда не сможешь поверить в чью-то искренность. нельзя внести в десятилетиями формировавшуюся парадигму парочку новых пунктов, не потеснив с последующей деформацией уже там имеющиеся.

вот только верить в то, что кто-то действительно заинтересован — хочется.
вот только в сухом остатке всегда остается болезненная правда, колючая, отдающая стальным привкусом крови: людям нравится та маска, которую он показывает. людям не нравится его суть / он ее не показывает / он сам предпочитает на нее не смотреть.

кристиан форд — пародия на дориана грея из романа уайльда.
тоже хранит свой портрет подальше от людских глаз, сам не способный выносить всего ужаса, что тот в себе несет.

впрочем, вся жизнь — одно большое притворство. сейчас он притворяется влюбленным и очарованным, чтобы завтра притвориться уверенным и невозмутимым, а после на суде надеть маску сочувствия и добродетели — главное определиться, какой народ лучше подойдет к каждой ситуации, чтобы не начать смеяться на похоронах.
кто знает, быть может девушка рядом с ним притворяется тоже: самообман ведь тоже вид лжи, пусть и самый безобидный по мнению большинства / по мнению кристиана самый ужасный, поскольку заставляет тебя считать лучше, чем ты есть, и оттого регулярно совершать одни и те же ошибки.

— отчего же: я был бы не прочь услышать, что вы обо мне думаете, — улыбается плотоядно; венерина мухоловка, ожидающая того, как любопытная муха попадется на сладостный липкий сок, попадая в котел пищеварения. ему нравится коллекционировать байки о себе; складирует их в небольшой ящичек в своей голове где-то между каждой болезненной репликой от отца и лицемерными комплиментами, полученными за всю жизнь. ему нравится выглядеть двусмысленно, заставляя других ошибаться на свой счет, чтобы после, вытаскивая козырный туз из рукава, заканчивать партию победой, когда оказывается, что оппонент блуждал в лабиринте из собственных иллюзий с самого начала.

— обещаю, что дождусь вас, миледи кэтрин, даже если вы вдруг решите немного опоздать, — церемонно кланяется, вновь прикасаясь губами к чужой ладони: с меньшей задержкой, но с прежней бережностью. так держат дорогую хрустальную вазу / только кто бы знал, что у него буде столько опыта в разбивании старинного драгоценного хрусталя.

нет ничего сложного в том, чтобы на несколько купюр выменять у одного из барменов непочатую бутылку виски. нет ничего сложного в том, чтобы сбежать со злосчастного приема по-английски / веселье доходит до той точки, когда гости и сами не прочь разбрестись кто куда, достаточно пьяные, чтобы начать позволять себе вольные, но достаточно трезвые, чтобы искать для этого более укромные уголки.

на улице царит приятная прохлада / ничего общего с зимой / ничего общего с промозглым, сырым лондонским ветром, о котором нет-нет, да взгрустнется: туманный альбион так и манит своей трагичностью и изобилием оттенков серого — идеальная палитра, чтобы описать его жизнь, пусть реальность и пытается изо всех сил приукрасить недолговечной акварелью, регулярно стирающейся. он медленно подходит к ней: расслабленный, излучающий непоколебимую уверенность в своем праве на все, что ему вздумается сделать — еще одна тщательно отрепетированная роль, как и любое движение. в нем нет ничего лишнего — все взвешенно и отмерено с точностью до шестой цифры после запятой.

— признаться, я боялся, что даже за столь короткое время кто-нибудь умудрится умыкнуть столь большое сокровище у меня из-под носа, — наклоняет голову в ту же сторону, что и она, податливо шагая вперед, будто послушный пес на привязи /жаль, что никто не предупредил, что пес на самом деле волк, и попытки одомашнивания к полноценному успеху так и не смогли привести/. поднимает руку с бутылкой виски, точно хвастаясь добытым во время охоты трофеем. — я решил, что нет нужды мелочиться со стаканами, — с готовностью хватает чужую руку, переплетая пальцы с пальцами, крепко, но аккуратно: у него еще будет время испортить чужие крылья — торопиться нужды нет.

фонари в парке горят тепло-оранжевым светом, и форд открывает бутылку, предлагая даме сделать первый глоток. в этом есть толика подросткового бунта, попытка вырваться, пусть и с боем, за узкие рамки приличий / кристиану нравится бросать вызовы, точно они помогут сделать из него кого-то другого; точно они смогут хоть что-то изменить в жизни того, кто добрых три десятилетия вполне себе покорно плясал под родительскую будку.

— ну так что, кэтрин, — ее имя вновь срывается с губ умелой подделкой молитвы истинно верующего, и форд улыбается, делая глоток прямо из горла, а после облизываясь, точно гонясь за попыткой не дать и капли алкоголя утечь в никуда. — почему вы решили, что я не похож на сноба? или виски заставил вас изменить свое решение? — тихонько смеется, передавая бутылку даме, и когда та оказывается в ее руках, снимает с себя пиджак без лишних вопросов, тут же накидывая его ей на плечи. поправляет жилет, одергивая, и чуть обгоняет, чтобы, идя спиной вперед, появилась возможность смотреть ей прямо в глаза.

— я вырос в богатой английской семье. у меня есть отличное классическое кембриджское образование и привитая привычка пить вино, отведя мизинец в сторону. звучит, как описание самого настоящего сноба, не находите? не считая того, что меня зовут на подобные сборища, — снова смеется, но теперь уже провокационно, выдавая информацию себе в определенных дозах, впрочем, из области общеизвестных знаний. и пытается добавить в голос чуть больше гордости и хвастовства: вот, посмотри, насколько я хорош — не каждые могут похвастаться парочкой дипломов и внушительным банковским семейным счетом. даже на этом вечере. — или, быть может, вы сами одна из бунтарей, которые пытаются отринуть правила, прививаемые высшим обществом, а потому недолюбливаете систему, что вас породила? или просто был неудачный опыт общения с кем-то из надоедливых богатеев? — продолжает уверенно идти перед ней, точно не испытывая дискомфорта от того, что не видит, что располагается на его пути. — признаться, я могу понять оба варианта: система эта и правда ужасна, а работать с богатыми людьми одна сплошная морока, — притворно вздыхает, хотя на самом-то деле говорит, как думает, пусть тон и формулировка получаются несколько размытыми: он не любит тех, у кого есть много власти — их сложнее заставить поступать так, как выгоднее адвокату, потому что они настойчиво склонны считать, что знают лучше. одна большая проблема. вот только не та, о которой стоит знать юному созданию перед ним. с нее хватит преисполненной ожидания соблазнительной улыбки, коей одаривает ее, совершенно не жмотясь.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]не люби меня, сука, я проклят[/STA][AVA]https://imgur.com/fONT8pU.png[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
problem: Christina[/LZ1][SGN]«в этой жизни короткой
я делаю всё ровно наоборот
и не сдохну никак,

ничего не берёт»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-06-13 12:34:45)

+1

10

теряться в лабиринте гуляющих рядом теней - так и не найдя источника света, порождающего их, способного подарить тебе свободу из заточения - словно все это лишь плод твоего богатого воображения. кто ты есть на самом деле? кем ты являешься, кем была в прошлом, кем хочешь стать в будущем? ты разложила себя на атомы, но собрала во что-то не цельное, отринув все то, что было тебе неприятно; что казалось отвратительным; что было недостойным -

ко[че]го?

недостойным таких как он [?]: смотрящих на тебя свысока с легким прищуром, ожидая от тебя чего-то низменного, готовясь к самому худшему, словно ты соткана из тонкой паутины неподконтрольного хаоса. словно изначально твое положение предопределено далекими звездами - ты не можешь быть кем-то иным, неся на своем лице полупрозрачное клеймо бедной жизни, грязь которой все пытаешься оттереть, но в попытках своих - стираешь себя, путаясь в переплетениях выстроенной неумелой рукой лжи. тебе тошно находится среди тех людей, что остались за твоей спиной с острой линией лопаток - их смех отдается где-то в груди легкой дрожью, от которой так сложно избавиться [почти невозможно]. внутри тебя что-то рвется наружу в желании оказаться в самой их гуще - криком под потолок срывая их маски одну за одной, обнажая их тщательно спрятанные души. только тебе нельзя - играешь свою роль, находя в них источник к существованию; ненавидишь себя, но даже саму себя успешно обманываешь - делая вид, что тебя веселит твоя игра одного неудавшегося актера, которого душит метастазами одиночество.
- да вы ко всему прочему льстец, кристиан, - чуть склоняешь голову, приглушенно смеясь - бросаешь на него краткий взгляд невзначай, кокетливо отводя его в сторону на черту горизонта, чувствуя как внутри поднимается жар, стоит его пальцам переплестись с твоими без дозволения, без полученного разрешения - просто потому что он этого захотел. словно вы давние знакомые, переплетенные под кровом ночи любовники, словно вы уже давно - сплелись душами, только отчего-то забыли /или тебе забыли сказать/. но ты сжимаешь его руку мягким касанием - отвечая взаимностью. тебе это на руку.
тебе на руку его игра - ты не сомневаешься в том, что он соблазняет тебя.
тебе на руку твоя слишком живая и настоящая реакция - пытаешься сдерживать ее, сажая на цепь, но она все равно изворачивается, так неприкрыто ластясь к нему.
его властность и непоколебимость воли, подчиняющей себе все - подкупают, ты неосознанно тянешься к силе, словно твой удел и вся твоя суть - делать вид, что ты свободна, идти наперекор подавляющей мощи, в конце концов оказываясь побежденной. снова и снова. по извращенного мазохизмом кругу.
принимаешь бутылку с легким игривым прищуром карих глаз, утопающих в бликах теплых уличных фонарей [согревающих], чуть замедляясь - словно вопрошая `серьезно?`. но делаешь шаг, еще один - навстречу, делая опаляющий горло глоток из горла прохладной бутылки, замирающий на нёбе горечью послевкусия - тебе кружит голову.
твое имя: не существует. твое имя: давно размылось, вспоминаешь о нем лишь под утро, с поднимающимся над сонным городом запоздалым солнцем, стыдливо смотрящего на тебя из-за домов - чувствуешь где-то в груди ноющее чувство тоски и звенящей грусти: кэтрин, марго, элисон, нора, абигейл, софи, вивьен, - маска одна за одной срываются опадающими листьями царящей в твоей душе осени. чем же ты отличаешься от таких, как он? чем же ты была лучше и заслуживала ли прощения [перед самой собой]? это несуществующее - возвращает тебя к действительности, всякий раз напоминая, зачем ты все это делаешь.
поднимаешь голову к небу, словно ищешь там ответ, попутно передавая бутылку. прохлада ложиться на плечи, встречаясь с бушующим жаром твоего внутреннего ядра, разгорающегося от нахождения с ним рядом. - нет, виски лишь делает всю картинку словно бы более четче - как и вас, - обратить на него взор, сладко улыбнуться: на самом деле ты лукавишь. ты прекрасно знаешь, что невозможно прочесть человека как открытую книгу, если у тебя изначально нет к подобному врожденного таланта: все это блажь, ведь люди всегда показывают лишь то, что им удобно // что они сами хотят видеть вместо себя // что им навязали // в реальности чего они глубоко заблуждаются. поэтому если ты и видишь его - то лишь размытое пятно, каким и сама являешься всю свою жизнь.
его смех приятно перекатывается по твоим плечам, расслабляя. хочешь сделать новый глоток, чувствуя губами гладкую поверхность стеклянного горлышка, но замираешь в нерешительности, чувствуя на своих плечах что-то еще /голову дурманит запах его парфюма, легким флером мимолетного ветра/. тебя это все подкупает: его галантность и проявленная забота. тебя это все приятно удивляет: поднимаешь тонкую бровь, едва заметно кивая - `спасибо`. делаешь вид, что ты очень расслабленна, делаешь вид - что ты уже поймана в сети. только до конца не осознаешь насколько же тесно вокруг тебя обвились ее золотистые тонкие нити.
- думаю, что мы с вами по-разному оцениваем само понятие снобизма, - ты смотришь на него с легким вызовом, делая шаг за шагом по засыпанной гравием дорожке, наполняя свое тело и каждое сопровождающее тебя движение - манящей мягкостью. твое лицо трогает улыбка, пока ты слушаешь его, пока внимаешь его хвастовству, что делает его похожим на дерзкого мальчишку, по которому все вокруг сходят с ума в школьные годы: он богат и думает, что все ему сойдет с рук, он богат и имеет влияние - и поэтому кичится этим без зазрения совести; пусть он испорчен деньгами - но все равно неизбежно манит к себе. - для того, чтобы быть снобом - вам не хватает самого важного, - новый глоток виски, облизываешь губы, оставляя на них его послевкусие. - вам не хватает любви ко всему этому. насколько я понимаю - вы не любите ни это общество, ни своего присутствия в нем, даже если вас устраивает ваше положение и ваше состояние, - протягиваешь ему бутылку, приглашающе закусывая губу и чуть наклоняя голову. - сноб же - получает от всего этого маскарада неподдельное удовольствие.
в тебе просыпается весна и чувство, утраченное в юности. в тебе просыпается авантюризм и желание бунтовать, тебе хочется снять эти треклятые туфли и пройти по газону босиком, как ты делала это еще в школьные годы, гуляя по паркам марселя под проливным дождем - громко смеясь и расставив руки, обнимая высокое серое небо.
- вы недалеки от истины, - он бьет в цель, пусть и не догадывается, насколько же точно каждое его слово описывает твою опротивевшую тебе действительность. ты - выплюнута системой, ты ее неудавшееся порождение, что ищет хоть какое-то место внутри, а не за ее каменными границами. но в попытке найти это место: лишь подтверждаешь свою бракованность, раз за разом совершая падение в бездну с каждой украденной кpeдиткой, с каждой купюрой, что прячешь в своей сумочке, уходя по-английски. - эта система движется куда-то без цели, гонется за престижем, статусом и богатствами, но в своем движении перемалывает все прочее, чего она так старательно не замечает, ломает людей, выплевывает их, тщательно пережевав.. - твои глаза трогает мимолетная грусть, трясешь головой, улыбаясь немного отрешенно, словно на миг потерялась в складках реальности.
- с богатеями я не то чтобы работаю.. но дело так или иначе иметь с ними приходится, - опускаешь подробности - ты не слишком продумала свою историю прошлого [опрометчиво]. - с ними работает отец, я лишь как красивое дополнение к званым ужинам и вот таким вот мероприятиям. - кутаешься в его пиджак, не желая надолго отводить своего взгляда от его глаз, гипнотизирующих и пожирающих. - что же до вас, кристиан - почему общество, в котором вы крутитесь, вам так ненавистно? только лишь из-за работы? и почему вы все еще являетесь его частью, а не уйдете, громко хлопнув за собой дверью? - забираешь бутылку, сознательно, но будто бы невзначай, касаясь его руки, делая новый глоток - отнимающий твое растревоженное беспокойство.
[AVA]https://i.imgur.com/kMQCqZs.png[/AVA][NIC]Christina Côté[/NIC][LZ1]КРИСТИНА КОТЕ, 24 y. o.
profession: безработная, аферистка[/LZ1][SGN]av by ford <з[/SGN]

Отредактировано Elen Vakarian (2020-06-13 12:55:29)

+1

11

наверное, ему стоит быть более дурашливым — безрассудным студентом, который так и не вырос, несмотря на дату рождения в удостоверении личности и тонкие морщины на лице, становящиеся все более отчетливыми с течением времени / он не был безрассудным студентом даже во времена учебы в кэмбридже, даже если создавал такое впечатление / его безрассудство всего отдавало стерильным привкусом аптекарских весов.

ей не обязательно знать ни о чем из этого / ей не обязательно знать е г о.

сложные разговоры в легком подпитии отдают пошлостью людей, рассуждающих о том, как правильно жить, обсуждающих политику — это никогда не имеет ничего общего с реальностью, но отлично тешит самолюбие ложным чувством всезнания и значимости / его самолюбие куда лучше тешится, когда очередная юная особа, подобная той, что идет рядом с ним, едва заметно заливается розоватым румянцем, все же заметным даже под слоем косметики.

ему наплевать от чего она краснеет: от смущения или возбуждения / ему наплевать в принципе на нее — одна из причин, почему он нравится женщинам.

под каблуками оксфордов хрустят редко попадающиеся камушки — так хрустят людские кости под подошвой армии невидимых убийц, а кристиан продолжает соблазнительно улыбаться, выплетая из паутины лжи чудесной красоты узоры / не поймешь, куда вляпался, пока не окажешься в коконе, завороженный тонким искусством создания обвороженных завитушек, коим бы позавидовала любая искусная вязальщица.

— потому что мы те, кто мы есть, кэтрин, — он старается удержать их мимолетное прикосновение пальцами, когда она забирает у него бутылку. где-то под ногтевой пластиной остро колется ощущение прохлады ее кожи / можно с легкостью представить, как просто будет согреть ее жаром поцелуев / у него есть в этом неплохой опыт. — я часть этого общества по праву рождения и умру, будучи его частью. нельзя выпрыгнуть из собственной шкуры, — пожимает плечами, на мгновение смотря пронзительно в смиренной грусти, вспыхивающей взрывом умирающей звезды в глубине темных зрачков. он знает это не понаслышке — его шкура ему не нравится, но все равно продолжает заботиться о ней, бережно нося / другой не будет.

впрочем, это лишь неуместное пьяное откровение — слабая толика, глухой отзвук истинных мыслей, которые не время и не место озвучивать / кристиан может поклясться, что вряд ли когда-то им будет время и место, если только не в тишине одиночества квартиры во время пьяных признаний бутылке скотча, за которые после непременно станет стыдно, как за любое иное проявление слабости. он кажется себе слишком серьезным; до неприличия; до горького осадка на основании языка, от которого дерет глотку и хочется основательно прокашляться.

форд поправляет волосы залихватски, сверкает белизной зубов и с видом отчаянного бунтаря с выпускного курса подмигивает ей, точно этот жест с легкостью может стереть предыдущий разговор подобно стирательной резинке, удаляющей случайный росчерк карандаша на бумаге.

— но знаете, кэтрин, — в нем с лихвой опыта соблазнителя, чтобы каждый раз произносить ее имя так, точно каждая буква в нем способна заменить целый толковый словарь. — эта ночь слишком хороша для таких скучных и бессмысленных разговорах о людях, которые нам обоим глубоко неприятны. мне кажется преступлением тратить время на них, — вот он — змей во всей своей красе. чешуя, что так заманчиво блестит на солнце, острый язычок, облизывающий губы с недвусмысленным призывом. ну же, ева, не тушуйся — скорее срывай яблоко с древа познания и вонзай зубы в его блестящий красный бок — тебе понравится.

кристиан резко разворачивается на каблуках, а после осматривает парк, в котором они находятся. неудовлетворенно цокает языком, но все же без тени сомнений шагает с дорожки на газон, по которому решительно доходит до апельсинового дерева, кои в городе можно встретить на каждом шагу. калифорнийский зимы теплые, щадящее / форд без какой-либо пощады срывает небольшую веточку с несколькими листками, от которых тонко пахнет цитрусом.

— если бы сейчас была весна, можно бы было найти что-то более изящное и подходящее к вашему платью, — с легким разочарованием говорит, чуть обиженно растягивая гласные, как типичный избалованный ребенок, привыкший получать все, что захочет, в ту же секунду, едва желание возникло, даже если речь идет о подснежниках в середины зимы. в некотором роде он и есть избалованный ребенок: вот только баловали его далеко не тем, чем бы ему хотелось. — но зато так куда необычнее, — приближается вплотную, чтобы аккуратно поместить веточку в ее волосы, не стесняясь ни капли провести ладонью по локонам, на пару мгновений зарываясь в них пальцами, легонько, игриво царапая ногтями нежную кожу головы.

— уверен, что никто на этом приеме не выглядит так, как вы, — и поди разбери в этом томном низком бархатном урчании, что именно имеет ввиду: красоту или отсутствие у других гостей апельсиновых листков в волосах / он практически уверен в том, что она подумает о первом варианте / все сначала думают о первом варианте, даже если потом их цинизм напоминает, что мир слишком жесток, чтобы это было правдой.

его руки все еще рядом с ее лицом — магниты рядом с необычной статуей из железа, созданной каким-нибудь новомодным скульптором, попирающим устои классического искусства. он нежно гладит ее скулы костяшками — жест разрешение и невинная ласка / будто бы ему невтерпеж / будто бы у него не было множество таких, как она, затерянных в тенях прошлого настолько, что едва ли вспомнит лица, даже если захочет. аккуратно обхватывает лицо ладонями — нежная и замерзшая кожа ластится под прикосновениями, как большой пес, что так и жаждет тактильного контакта. наклоняется ниже / не целует / прижимается кончиком носа к ее носу и трется / смотрит неотрывно в глаза, не моргая, как кобра, перед которой застыла очередная жертва. оторви взгляд, присмотрись — капюшон распушен, а шипение совершенно не кажется мирным — вот только никто не видит — все смотрят, но никто не видит / иногда его это раздражает / чаще всего его это забавит.

— нос совсем замерз, — констатация факта, жадным жаром вылетающая словами изо рта, такого запретно близкого к ее губам, но дразняще не касающегося в поцелуе. ему нравится поиграть, подержать градус накала страстей, что медленно вскипают где-то под кожей, ворочаясь нетерпеливым зверем в венах / ему нравится легкая, интригующая недосказанность, что обычно заводит сильнее расхристанной искренности, от которой всегда лишь боль и неловкость / ему нравится обманывать и обманываться ровно в тех пределах, какие себе позволяет. — быть может, нам стоит уйти с улицы, чтобы вы не простыли: даже солнечная калифорния может быть холодной, —  как и он: теплота слов в любой момент способна покрыться ледяной коркой / ей повезет, если она этого не узнает / ему не хочется, чтобы она знала его кем-то, кроме той маски, что он показывает.

в его глазах голубой — цвет ярко сверкающих на солнце ледников антарктиды / они вечно будут застывшими / они вечно будут казаться приветливыми и теплыми, едва солнечный свет раскрасит радужными отбликами, способными ослепить того, как посмотрит.

он хочет, чтобы она ослепла на эту ночь.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]не люби меня, сука, я проклят[/STA][AVA]https://imgur.com/fONT8pU.png[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
problem: Christina[/LZ1][SGN]«в этой жизни короткой
я делаю всё ровно наоборот
и не сдохну никак,

ничего не берёт»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-06-13 12:34:56)

+1

12

на краткость мига, стремительно растворяющуюся подобно световой вспышке, тонущей в бесконечности космического пространства, разрывающей пространство и время на лоскуты несуществующего - ты видишь в нем безотчетную грусть, не привязанную к чему-либо. мимолетно. почти как наваждение или иллюзия. он слишком быстро возвращает обратно эту сладкую улыбку // он слишком быстро старается стать тем, кем ты его увидела на балконе - так и не увидев его настоящего /но другого ты и не ждешь при первом знакомстве: обманываясь и обманывая/.
но проблеск далеких галактик в его глазах, занавешенных шорами его маски, сидящей на нем идеально, словно была сделана индивидуально и на заказ по его меркам - как костюм, что так безупречно сидел на нем, - притягивает больше его выдержки, его нахальства, его манеры вести себя - галантно, но с претензией на обладание. словно ты не принадлежала себе - заранее была уготована стать его жертвой, будто бы звездам на небе мало твоих бед - глумятся через его слова, стекающие сладостной патокой по твоим плечам, через его прикосновения, проходящие током под кожей, заставляя сердце сбиваться с ритма так не вовремя и не к стати.
ты чувствуешь как тонешь - только погружаться нельзя.
ты чувствуешь, как его когти впиваются под твою кожу
, вспарывая и забирая себе все, что наполняло - сопротивляешься пока еще неумело:
ты не помнишь, чтобы хоть одна из твоих жертв_объектов составляла тебе конкуренцию, чтобы хотя бы один из тех, кого ты выбрала в качестве очередного обманутого - так желал твоей капитуляции перед ним. сейчас же чувствуешь себя зажатой в чужих ладонях, способных или отпустить тебя, наигравшись, или сжать руки сильнее, ломая хребет и оставляя затем за ненадобностью.
только ты все еще помнишь, кто из вас двоих охотник [опрометчиво].
будет забавно - если оба вы проиграете.
будет печально, если вы погибнете
, безжалостно вырвав сердце друг другу пытаясь дотянуться до чего-то незримого, может даже - н е с у щ е с т в у ю щ е г о.
но в конечном счете ты принимаешь условия его игры: тебе приятно просто расслабиться. тебе на руку принять от него яблоко, растравляющее твое желание. это все снимает накопившуюся усталость, пока его руки мягко касаются твоих волос; - нужно радоваться тому, что имеешь. в любом случае - спасибо.. - пока ты с недоверием и озорством смотришь в его глаза, погружаясь глубже во тьму, бархатом обволакивающую. пока его близость сводит с ума, заставляя сердце стучать так отчаянно, словно отмеряя твои последние часы: замираешь с легкостью улыбки на губах; замираешь и даже боишься дышать, хотя грудь предательски вздымается, выдавая твое волнение.
он так непростительно близко // он близко недостаточно
/облизнуть губы в нескрываемом желании почувствовать привкус виски на его губах/.
переводить взгляд с одного своего отражения - на другое, но не видеть ничего, кроме бликов солнца в холодности его взгляда. пробирают мурашки, заставляя тебя внутренне дрожать: трепетом и нетерпением, кружащими голову /а может, все дело в виски?/.
прижаться к его ладони, едва наклонив голову навстречу.
приоткрыть губы, жаром дыхания приманивая.
почти что упасть без сил, пав к его ногам, если бы не прикосновение к носу - изнутри щекочет смех, искрящийся пузырьками того шампанского, что ты выпила `до`. ловить тепло выдыхаемого им воздуха - так беспечно позволять ему похищать твой разум, оставляя взамен лишь затопляющее нетерпеливое желание.
скользнуть по касательной языком по мягкости губ, закусить в игривой манере - не перебарщивая, податься вперед, медленно - чуть прикрываешь глаза с лукавой улыбкой лисы, сокращая расстояние между вами до нуля /почти что сходишь с орбиты, грозя себе неминуемой катастрофой и самоуничтожением в своих опасных желаниях/, касаясь горячностью шепота мочки его уха, едва задевая щекой его скулу, будто бы выточенную в бездушности камня, наполняя его чем-то еще - ты не можешь разобрать, чем именно /была ли у него душа?/.
- с удовольствием уеду отсюда, тем более если в вашей компании, - приторностью меда и легкостью свежего летнего ветра. отстраняешься, делая пару шагов назад, но не отпуская его руки - утягивая за собой в сторону выхода из парка.
закурить, пока он заказывает такси, выпустить в низкое темное небо глубокую затяжку с отданной вселенной в дар частичкой души - словно кровавая жертва несуществующему богу /а звезд как всегда не видно, только не в черте города/. тебе любопытно сколько времени. наступил ли уже новый год, впрочем, ничем не отличающийся от старого, или часы еще не завершили свой ход по кругу - какая печальная бессмыслица, возвращаться туда, откуда все началось. замираешь взглядом на нем, топя его в серости дыма - что-то в нем действительно манило, тебя это даже немного пугает.
как и любая излишняя близость - ведь тебе нельзя подпускать никого к своему учащенно бьющемуся сердцу.
как и любой намек на легкомысленность чувств - что грозит тебе крахом и гибелью, ведь в таком случае ты проиграешь в собственной игре.

- оставляю выбор бара на тебя.. ведь можно на `ты`, кристиан? - подойти ближе, перехватывая бутылку и допивая ее содержимое /внутри все еще ощущение бесконтактного поцелуя по касательной через прикосновение к стеклянному горлышку/. с грохотом стекла в урне - рушишься вниз, не замечая падения. - спасибо за подаренное тепло, - протянуть с благодарной улыбкой его пиджак, настойчиво пресекая его возражения взглядом, наполненным игривым упрямством. - в любом случае там, куда мы едем, будет тепло.
ехать в такси с приоткрытым окном - погружая руку, высунутую наружу, под потоки воздуха, стремительно рассекая пространство. завороженно следить за огнями, проплывающими мимо, и чувствовать рядом не напрягающее присутствие - в этот раз тебе повезло с тем, кто стал твоей жертвой /он располагает к себе, хоть и отчасти настораживает на уровне шестого чувства/. с интересом наблюдать за ним украдкой: изучать черты лица, строение тела, мимолетно скользить по линии шеи, скрывающейся за идеально выглаженной белоснежной рубашкой - ты рядом с ним даже кажешься немного помятой физически, своим телом, душой, что еще осталась, своим существом и внутренней микро_вселенной. все было скомкано ненужным черновиком, только никто не спешит переписать тебя заново.
- никогда прежде не была здесь, - осматриваешь вывеску бара, неосознанно крепче сжимая его протянутую руку /жест, переполненный нежностью/, покидая чрево такси - чтобы быть поглощенной полумраком незнакомого заведения. но тебе даже нравится. - две текилы, пожалуйста, - музыка отдается внутри, бьет по легким, пока огни сменяющимся цветом пляшут на твоих скулах. в тебе так много легкости - что кажешься хрупкой. протянуть ему одну рюмку, чуть изогнув вопрошающе бровь - ты не спросила его о его предпочтениях, немного забывшись.
- за знакомство? потом можешь выбрать что-то сам, если вдруг я не угодила, - подмигиваешь ему, прежде чем обжечь свое горло и язык приятной горечью напитка /вторит той горечи, что оседала на нёбе каждое утро, пока ты еще не окончательно проснулась и не успела надеть маску беззаботной радости/.
[AVA]https://i.imgur.com/kMQCqZs.png[/AVA][NIC]Christina Côté[/NIC][LZ1]КРИСТИНА КОТЕ, 24 y. o.
profession: безработная, аферистка[/LZ1][SGN]av by ford <з[/SGN]

Отредактировано Elen Vakarian (2020-06-13 12:56:04)

+1

13

если рисовать картину того, что происходит между ними сейчас, то однозначно не хватает мягких белых брызг, изображающих пушистые хлопья снега, которые бы оседали на волосах, дрожали на кончиках ресницах, опадая на щеки каким-то странным подобием слез; не хватает более пронзительного, но теплого, желтого света, который бы окончательно превращал мир в уютную сказку, одну из тех, что с таким упорством любят показывать по телевидению перед рождеством;

не хватает совершенно других главных героев — романтичных, до сих пор верящих в такие глупости, как Санта Клаус и существование бескорыстной любви. кристиан совершенно точно не такой герой и очень надеется, что и кэтрин не из числа глупышек, с ранних лет ожидающих услышать цокот копыт белоснежного коня, несущего на своей спине рыцаря, чтобы передать ей в объятия /не забудьте подписаться на бланке доставки, предварительно проверив отсутствие какого-либо брака/.

только форд практически уверен — его внутренности не врут, а им он привык доверять — кэтрин точно не из таких.
кэтрин играет и манит. в ней чувствуется то же четкое осознание истинного положения дел, холодная выдержка, подобная льдинкам, притаившаяся на дне зрачков. кэтрин — игрок. это упрощает дело — нет нужды волноваться из-за лишних эмоций, которые исключительно усложняют происходящее.

от ее дыхание пахнет многообещающей горячностью и алкоголем, и кристиан принимает чужие правила с той же легкостью, с какой спустя секунду нарушит, если понадобится / если захочется. как человек, вынужденный часто себя ограничивать, не может сдержаться в мелочах — незначительных ровно настолько, что в них можно позволить толику безрассудства.

от уха легкой щекоткой по шее, змеей вниз на спину скользит ее невинное прикосновение, умело граничащее с пошлостью — нельзя не оценить мастерства / форд умеет отдавать должное партнеру /противнику/. улыбается все так же многообещающе в томности, и лишь сильнее сжимает чужие холодные пальцы, следуя вслед за ней. кажется, одно время были популярны фотографии в подобном жанре: спина девушки, уводящей куда-то вдаль. он видит спину сейчас: скрытые тканью его пиджака острые края лопаток и плавный изгиб позвоночника. ему даже становится любопытно: если провести по буграм позвонков языком, как сильно она станет дрожать?

ловкие пальцы проворно справляются со смартфоном, осуществляя заказ такси через приложение, по въеденной под кожу привычке занимая позицию, чтобы стоящему рядом человеку не было видно экрана: умеренная паранойя никогда не бывает излишней, если работать с теми, с кем работает он / видимо, однажды тоже грозится свихнуться, как отец, и, пожалуй, это будет лучшее, что может ему достаться от родителя, если выбирать из всего, что есть в ассортименте наследственности и кармы.

приложение обещает, что машина приедет через пару минут. бизнес-класса — ему не по статусу ездить на чем-то посредственном / посредственность из него вытравлена кислотой воспитания, разъедена щелочью отношения и неудачных примеров. кристиан давно не печалится об этом — принимает исходные данные и работает с теми картами, что есть на руках / как и в каждом деле, которое начинает вести / как и в каждых мимолетных связях, воспоминания о которых ускользают вместе с туманной дымкой алкогольного опьянения.

— тебе можно много больше, — улыбается с многозначительностью чеширского кота, наблюдая за тем, как уже пустая бутылка исчезает в мусорном баке, а пиджак покидает женские плечи, едва такси останавливается возле тротуара. — что ж. в таком случае обещаю, что тебе не удастся замерзнуть, — завуалированное обещание сжечь до тла / только так и умеет: жжет до тлеющих углей, до пепла, уносимого порывом ветра, а все равно не получается согреться / все равно мало чужого тепла, чтобы заставить ледяное сердце под ребрами уронить хотя бы каплю от начинающей таять брони.

пиджак в его руках хранит запах женских духов и теплоту тела. он галантно открывает дверь, пропуская даму вперед, бережно складывая предмет одежды себе на колени — при всем своем джентльменстве он действительно будет раздумывать несколько секунд, что ему дороже: спутница или костюм. у второго шанса быть выбранным гораздо выше / дизайнерская одежда, ушитая под заказ, предает гораздо реже людей / к неодушевленным предметам в принципе привязываться безопаснее, если наивно полагать, что привязанности в принципе могут быть безопасными.

в салоне играет тихая музыка, водитель натаскан и комфортно молчалив. мимо окон пролетают размытые огни фонарей и рождественской подсветки — очередная буфонада, дешевые попытки создать чудо, на которое ведутся лишь дети да не самые умеющие критически мыслить взрослые. кристиан упирается локтем о ручку на двери, подпирая пальцами подбородок, наблюдая за меняющимся городским пейзажем, позволяя рассматривающей его девушке лицезреть наиболее выгодный ракурс точеного профиля: он чувствует ее взгляд так же, как чувствует близость тела — протяни руку и ощутишь. только зачем торопиться забирать то, что сможешь забрать в любое время?

— это особое заведение, — туманно отвечает, когда они прибывают в место назначения, покидают такси /деньги за поездку отдает наличкой, чтобы не оставлять лишних электронных следов/ и с легкостью минуют вышибал на входе, один из которых вежливо кивает, явно узнавая мужчину, и открывает входную дверь. внутри сумрачно, но не как в дешевых забегаловках, где экономят на электроэнергии и надеются, что в темноте не так будет заметна убитость мебели, а с чувством лоска, дороговизны. пахнет дорогим алкоголем и натуральной кожей. роскошной приватностью без налета попсовой дешевизны: здесь даже период рождественских праздников обозначен лишь скромными гирляндами вокруг барной стойки, загорающимися и потухающими медленно, с достоинством и некоторой ленностью истинного аристократа. не удивительно, что проход сюда открыт далеко не для всех.

— из таких изящных рук и яд выпить не зазорно, — принимает рюмку с текилой, еще во время еще заказа обозначая бармену взглядом, кто оплачивает вечеринку. вторит кэтрин и выпивает залпом, чуть морщась: давно не пил текилу, перманентно отдавая предпочтение виски. облизывает губы, собирая остатки сладкой горечи с них и изображает задумчивость, переворачивая стопку, позволяя каплям стекать на дорогое дерево, из которого сделана стойка. — как там было у шекспира? "ах, злодей, все выпил сам, а мне и не оставил! но, верно, яд есть на его губах. тогда его я в губы поцелую", — его взгляд скользит вниз, очерчивает контуры рта, пухлых губ, к которым тянется пальцами, нажимая и проводя по ним, собирая мелкие крупинки соли, покрывающие ранее ободок рюмки, чтобы после слизать их со своей кожи. очередной отсроченный поцелуй. очередной ход в их шахматной партии.

кристиан жестом человека, привыкшего отдавать приказания персоналу различных заведений, просит бармена повторить. сидит за стойкой вальяжно, опираясь на нее локтем. пиджак по-прежнему лежит на его коленях, сложенный так, чтобы не осталось лишних заломов на ткани.

— в этом месте собираются те, кто не хочет лишних свидетелей. например, сплетников или журналистов. людям важно иметь возможность побыть собой, не опасаясь, что это повредит репутации. так что если вдруг тебе захочет залезть на барную стойку, например, никто не станет снимать видео для ютуба. максимум выставят счет за порчу каблуками красного дерева, — ухмыляется, проводя пальцами по покатому краю стойки. пальцы его — будто лапки паука — длинные, с аккуратно подстриженными ногтями, легко скользят по лакированной поверхности, многократно протертой тряпкой только за этот вечер. — ты когда-нибудь совершала какое-нибудь безрассудство? — спрашивает внезапно и чуть склоняет голову набок, ожидая ответа. его взгляд мягкий, каким мягким был бы скальпель, обернутый тканевой салфеткой из вискозы. — или предпочитала быть приличной воспитанной девочкой?
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]не люби меня, сука, я проклят[/STA][AVA]https://imgur.com/fONT8pU.png[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
problem: Christina[/LZ1][SGN]«в этой жизни короткой
я делаю всё ровно наоборот
и не сдохну никак,

ничего не берёт»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-06-13 12:35:06)

+1

14

c'est le malaise du moment
если прикрыть глаза, пока горечь текилы будоражила нутро и прокатывалась по всем системам девятым валом электрического тока, то можно почувствовать самосожжение каждой клетки от раскаленного до бела напряжения [пляшет белыми пятнами на оборотной стороне век].
если задержать дыхание на тот миг, что гортань будет обжигать алкоголь, легкой солоноватостью оттеняя и перетягивая ощущения на себя - можно увидеть рождение звезд и их скорую смерть стремительным падением в прожорливую и вечно голодную бездну чужих черных зрачков. вечные черные дыры. пожирающие и стирающие грани.
не смотри.
не пожирай и не дай сожрать тебя.

не дай себе покачнуться на собственной орбите и ринуться вниз сгорающим пламенем гибнущей кометы, притягиваемая чужой пустотой - в ней утопая, угасая, протянув невидимую руку к очертаниям смутным, почти неразличимым. кого ты просишь о помощи? от чего гибнешь?
как тебе спастись и продолжить светить на небе очередной блеклой точкой серебристого свечения, похожего на чью-то неумелую иллюзию?
горечь приятно пробуждает, снимая вязкость сковавшей твои конечности томности после виски - словно просыпаешься, впитывая глазами свет гирлянды, присваивая его себе и отражая обратно игривыми бликами у границ радужки /еще немного и рухнут в твои собственные черные дыры, не такие смелые и не такие прожорливые, как смотрящие напротив/. в них - столько глубины, погружаешься словно в самые темные глубины бездонного океана - на таком расстоянии от неровной черты горизонта - почти что молчащего, не слышно ничего. тишина. многозначительное молчание, в котором так много сокрыто - но страшно узнавать, страшно опускаться глубже.
страшно не всплыть, ведь воздуха катастрофически не хватает.
скоро он поглотит тебя полностью, сколько бы ты не пыталась проплыть еще - устремляясь к покачивающемуся вдалеке диску солнца, что может быть лишь очередной умелой ловушкой его темных вод.
аккуратно ставишь рюмку рядом с его, слушая его голос, почти убаюканная, несмотря на все еще блуждающую внутри бодрящую горечь. тебе становится интересно - он не похож на тех, кто встречался тебе раньше. поверхностные. не интересные. лишенные внутренностей пустотелые оболочки, заслуживающие такую как ты, что лишь пользуется их доверчивостью и этой ненаполненностью. но в нем ты не чувствуешь той пустоты - даже если она и была, то он старательно прикрыл ее мелочами, каждую из которых хотелось рассмотреть под новым углом, узнать поближе, коснуться тонкими пальцами легким касанием.
- `и в этом подкрепленье смерть найду`.. - вторишь ему почти неразличимо, позволяя пальцам скользнуть по губам - лишь с огромным усилием сохраняя свое внешнее спокойствие, разливаясь внутри трепетной дрожью, сдавливающей ребра и не способные дышать легкие. задыхаться так сладко. почти безболезненно. облизнуться почти неосмысленно - пока он слизывал соль, собранную по кромке твоих губ с собственных пальцев. сколько раз за весь вечер он будоражил твое сознание, вторгаясь в воображение без спроса и дозволения. сколько раз за кажущейся воспитанностью и сдержанностью - он бесстыдно вскрывал твою душу своими изящными пальцами, касаясь нутра и лишая тебя покоя и самоконтроля, руша барьеры один за одним, так легко, всего лишь склонив голову или посмотрев на тебя чуть пристальнее, чем требовала ваша первая случайная встреча. - mais tu sais que prendre des risques est dangereux? - незаметно даже для себя переходишь на французский, медленно теряя способность мыслить на чужом тебе языке, хоть ты и знала его практически идеально, проявляя с раннего детства способности к иностранным языкам. ты знала - что сейчас тоже рискуешь. что сейчас без какой-либо осторожности принимаешь яд, который он так сладостно льет из своих уст, чуть приоткрытых и словно всегда улыбающихся - лукаво, соблазняюще, располагающе к себе. держишься за остатки разума, но тепло, его взгляд, его приятный голос, согревающий плечи незримым прикосновением - согревают и расслабляют, сокращая твои шансы на самоконтроль.
жар прокатывается по телу, заставляя тебя скинуть легким движением палантин, оголяя тонкие черты плеч и ключиц, и сложить его рядом на барной стойке; жар внутри окрашивает твои щеки легким румянцем; жар внутри раскрепощает и придает тебе смелости, несмотря на то чувство дрожи в коленках, которое ты ощущала, стоило ему скользнуть по тебе взглядом по касательной. слушаешь его, осматривая зал, чуть склонившись поближе. тебе кажется, что это неплохое место для поиска новых `клиентов`. тебе кажется, что здесь тебе улыбнется удача еще не раз и не два.
заранее заглядываешь по ту сторону времени, продумывая возможные пути развития наступающего будущего.
положить ногу на ногу с изяществом и достоинством, одним движением чуть приподнимая струящийся шелк платья чуть выше, открывая тонкую линию щиколоток и стройность ног. опираешься на барную стойку, с улыбкой и интересом внимая: его информация пусть и была довольно поверхностной, но не теряла своей актуальности и ценности.
- даже захотелось залезть на стойку, - тихо смеешься, чуть склоняя голову ниже, в голове живо и красочно представляя, как ты сбрасываешь туфли и танцуешь на стойке, совершенно не заботясь ни о своем имидже, ни о мнении окружающих. тебя не заботили такие вещи. но ты боишься, что тем самым выдашь себя, завязав себе руки за спиной и привязав к столбу, приготовив к сожжению за дерзновение и попытку обмана. - но, пожалуй, я пока еще все же не достаточно выпила. даже если может показаться иначе, - замираешь, спотыкаясь о его взгляд, выдерживаешь паузу, прежде чем взять прохладу рюмки в руки и вознести тонкий звук соприкасающегося друг с другом стекла под потолок, растворяющийся по дороге в переплетении какой-то мелодии фоном.
его новый вопрос заставляет чуть протрезветь. смотришь на него в легком удивлении, следуя его примеру и чуть склоняя голову словно его отражение: и ты правда задумываешься.
совершала ли кэтрин безрассудства? ты то давно уже потеряла голову, начиная с окончания школы или даже несколькими годами ранее. хотя по правде сказать - вся твоя жизнь была одним сплошным безрассудством, в котором почти что не было логики, в котором напрочь отсутствовала рациональность.
- совершала, - интригующе закусываешь губу с хитрым прищуром, - хотя для родителей я так и осталась пай девочкой, - с легким стуком рюмка возвращается на начищенную поверхность дерева, блестящую не хуже твоих глаз. ты принимаешь его ход и отвечаешь ему чуть смелее, чем в начале партии. - о, и если что - танцы на барной стойке не такое уж и безрассудство, - наклоняешься к нему, сокращая расстояние. - но если я тебе сейчас расскажу все самое интересное - то что же останется на последующие встречи? - словно случайно, покачивая ногой в такт музыке, касаешься его, не акцентируя на подобном внимание, но оставляя двадцать пятым кадром на подкорке вас двоих. - готова рассказать тебе какую-нибудь из историй, если ты поделишься какой-то своей, - замираешь на мгновение, с большей серьезностью всматриваясь в его глаза, отражающие холод зимних ветров - прежде чем касаешься рукой его ладони, мягко сжимая, сокращая расстояние между телами и становясь ближе /переходить границы - как традиция этого вечера/. - либо просто станцуй со мной, кристиан. - языком ласкать нёбо, перекатывая его имя и ставя пламенеющую точку где-то в конце.
мелодия сменяется на медленный такт, звучит что-то до боли знакомое - напоминает что-то французское, но слов нет и мелодия лишь отдается внутри ностальгией и трепетной нежностью: пока ты отходишь от кристиана, медленно двигаясь в такт и не сводя с него взгляд /продолжает манить, кружа голову/.

l'epidemie qui s'etend
______________
[mais tu sais que prendre des risques est dangereux] - фр., но ты же знаешь, что рисковать опасно;
[AVA]https://i.imgur.com/kMQCqZs.png[/AVA][NIC]Christina Côté[/NIC][LZ1]КРИСТИНА КОТЕ, 24 y. o.
profession: безработная, аферистка[/LZ1][SGN]av by ford <з[/SGN]

Отредактировано Elen Vakarian (2020-06-13 12:58:21)

+1

15

ему нравятся подобные заведения. от них веет родной английской элитарностью закрытого клуба для джентльменов, где все ведут чинные беседы в общих помещениях, с легкостью поддаваясь всем возможным порокам за запертыми дверями частных лож. англичане всегда славились своей чопорной лицемерностью, а в нем английской крови была ровно половина и, судя по всему, наиболее сильная и значимая. каждый, кто приходит в подобное заведение, меньше всего хочет быть уличенным — едва ли здесь смотрят друг в другу в глаза, пытаясь намеренно запомнить отличительные черты случайного собеседника или любовника / это не мешает заниматься наблюдением незаметно, краем глаза, будто бы невзначай в процессе протягивания руки за напитком, выставленным молчаливо участливым барменом на стойке — если ты вращаешься в кругах, которые принято для простоты обозначения называть высшим обществом, стоит держать ухо в остро и парочку козырей в кармане, даже если в виде козырей выступают слухи, распространяющиеся по кулуарам и закулисью со скоростью фотонов / слова очень часто эффективнее кулаков.

его любопытство такое же эфемерное, как и тихая музыка, льющаяся будто бы откуда-то из-под потолочного покрытия; такое же легкое, как и случайное прикосновение кожи к коже, когда руки тянутся забрать новую стопку с текилой; такое же неусыпное, как взгляд всех шести глаз цербера, пусть и припорошенное легкой дымкой лукавой безынтересности, точно ему едва ли хочется копать глубже, чем заглянуть под ее юбку да отодвинуть в сторону чашечку бюстгальтера.

его любопытство невидимыми щупальцами обволакивает, ощупывает, пытается раскрыть, как раковину моллюска, чтобы проверить, а действительно есть внутри жемчужина или все-таки случайно попавшая внутрь песчинка так и не стала чем-то прекрасным / песчинка, которая попала внутрь его раковины давным-давно сгнила — главная причина не давать никому раскрыть свои створки и узреть истину. еще шредингер доказал, что пока коробка закрыта, нельзя однозначно доказать, в каком состоянии находится лежащий внутри предмет.

она не хочется открываться — оставляет за собой весьма ощутимый след тайны, возводит четко очерченные границы — не трогай оголенные провода поверх колючей проволоке на заборе, если не хочешь прожариться до самых костей. вот только обжечь форд никогда не боялся — отчаянно жаждал этого, а потому легко улыбается, всматриваясь п р и с т а л ь н е е, будто если немного прищуриться, фокус станет четче и откроются новые грани, как в калейдоскопе, где картинка зависит от угла зрения и освещенности.

— мне не кажется, что в тебе так мало тайн, чтобы они слишком быстро закончились, — упирает подбородок на длинные пальцы, верхними фалангами которых едва касается собственных губ — внимательно изучающий пациента врач-диетолог, ожидающий, когда ему начнут врать о количестве съеденных вчера пончиков. — я бы сказал, что кого-то вроде тебя изучать можно бесконечно долго, чтобы вновь находить что-то новое, — томный голос, не дрожащий от того, как чужое тело становится ближе: он давно не глупый, переполненный гормонами мальчишка, чтобы не уметь держать себя в руках. у настоящих профи игры в покер никогда не дрожат руки, а мимика всегда подконтрольна / кристиан играет в покер великолепно: его стол — жизнь, а ставка - личное благополучие.

— я делал множество глупостей в юности: студенческие братства лишь подстрекают к такому. насколько позорные вещи тебе хочется знать? или предпочтешь что-то забавное? — если ей нравится играть в туманность намеков, он с удовольствием поддержит эту игру. если ей хочется узнать его тайны, то придется довольствоваться ничего не стоящими рассказами о студенческих выходках, коих полно у любого учащегося университета. это создает иллюзию близости, но стоит даже меньше, чем тридцать серебряников \ стоило продаваться за более высокую цену.

его взгляд концентрируется на ее покачивающейся ножке: изящная лодыжка, чья утонченность подчеркнута верной высотой и формой каблука. ему нравится подобная продуманность, которая находит некоторый отклик единства в нем самом, вечно лощенном и взвешенным во всем, до чего может дотянуться его неуемная жажда контроля. она выглядит, как статуя, как искусство, а кристиан презирает искусство с той же легкостью, с какой разбирается в базовых понятиях, хоть с большим наслаждением выдает себя полным невеждой — у него классическое английское образование и затяжной период типичного подросткового бунтарского отрицания общественных догм — адский коктейль из эмоциональных качелей, сокрытых равнодушно-таинственной ухмылкой, впаявшейся в лицо.

его искусство — линий чужих скул и коленей, острые углы торчащих лопаток и тазовых костей, яркость радужек и томная припорошенность ресниц. ему едва ли есть дело до носителей отдельных черт, но он любит оценить визуально образ ли в целом или отдельные детали в частности, как коллекционер, присматривающийся к очередной картине, которую хочет забрать в коллекцию, но никогда не покупает / а если покупает, то запирает в подвале и забывает о существовании. девушка напротив него — очередная картина. он планирует подковырнуть пальцем краску, рассмотреть мазки художника поближе, распробовать запах масла, исходящего от холста и, быть может, понять, в чем состоит общий концепт работы, чтобы после вычеркнуть из своей жизни без сожалений: то, что легко приходит, уходит тоже с легкостью — главное вовремя отпустить, чтобы нити кукловода не порезали ладони.

он берет ее руку в свою, сжимает и подносит к губам. бархатность кожи уже знакомой горечью обдает губы, пока он с м о т р и т, точно предупреждает: аккуратнее, девочка, обожжешься, и не будет того, кто сможешь нанести охлаждающий гель на горящую кожу. плавно соскальзывает со стула неизбежностью волны цунами, оставляя на своем месте пиджак: это заведение не того уровня, где стоило бы беспокоиться о том, что кто-то посмеет украсть его вещи / здесь слишком ценят статус и слишком трезво оценивают опасность того, что можно нарваться на кого-то действительно опасного.

— для меня это будет честь, мадмуазель, — чинно кланяется головой, ласково притягивая ее к себе, устраивая ладонь на девичьем нежном стане: ее кожа в оголенных местах спины горит под его пальцами, и он не может сдержаться от легкой шалости — медленно водит пальцами, вырисовывая горизонтальные восьмерки и круги: бесконечность лживости его обещаний помноженная на нули вероятности счастливого исхода.

она близко, и этот момента едва ли не интимнее секса, который, он полагает, однажды случится и в их внезапно и коротко, как пролетевшая комета, пересекшихся жизнях. но музыка романтично журчит чем-то французским: возможно, французы опять поют о фонарях — кровавая ирония от людей, любящих во время революции вздергивать кого-нибудь на них. форд смелеет, снова рискуя, но снова взвешивая все последствия, когда прижимается губами к чужому виску, вдыхая ароматы шампуня и средства для укладки, чувствуя горечь тонального крема, невольно попадающего на язык. их пальцы до сих пор переплетены, и он прижимает их руки к своему сердцу: послушай, как мерно стучит: тук, тук, тук.

сердце не может лгать, кэтрин.
поверь.

/его сердце — осколок мрамора.
оно лжет./
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]не люби меня, сука, я проклят[/STA][AVA]https://imgur.com/fONT8pU.png[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
problem: Christina[/LZ1][SGN]«в этой жизни короткой
я делаю всё ровно наоборот
и не сдохну никак,

ничего не берёт»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-06-13 12:35:18)

+1

16

чувствуешь, как тлеет кромка твоего тела, по контуру опаляясь под его взглядом? чувствуешь эту приятную мягкость и покалывание в ногах, сделавшихся легче от алкоголя, в совокупности с его пьянящим присутствием - словно все тело выпотрошили и оставили пустотелую оболочку, в которой все же еще продолжает пульсировать эйфорией твое сердце, неустанно просящееся наружу [запрещаешь ему греться в лучах безжалостного внешнего солнца]?
запрещаешь ему показываться дальше молочных костей - боишься, что оно опадет серостью пепла, догорев дотла из-за близости с безжалостным пламенем чужих рук,
так приятно скользящих по твоей оголенной коже, оставляя на оборотной поверхности невидимые ожоги /на утро будут пульсировать сожалением и тянущей грустью/;
переворачивающих пустоту внутри тебя приятным трепетом, оседающим на дне души и нутра с каждой выписываемой восьмеркой ниже лопаток.
ниже. ниже, к границам запретного и дозволенного - снова рушит все, что составляет тебя и твою защиту, так искусно и умело ломает барьеры, и если бы не твоя цель, что пульсирует протяжным эхом в твоем затуманенном алкоголем сознании - то ты бы уже капитулировала, не смея сопротивляться /стала бы очередной жертвой в удушающих и смыкающихся кольцах расчетливого змея/. только его яд - так сладок. его яд - бьет по венам эйфоретиком.
- в юности - все мы совершаем глупые поступки, но по-настоящему безрассудные вещи все-таки не из их числа, - держать себя в руках - как истинная пытка; быть мягкой и расслабленной, когда внутри все напряжено до предела и готово рассыпаться от очередного движения тесно прижатого тела, от нового витка по спине или стука сердца под слоями одежды - плата за несовершенные грехи адской агонией. стук внутри медленно замирает, предвосхищая и настораживаясь, достигая в своем движении точки ноль /почти погибаешь/, чтобы затем ускориться с пол_оборота от прикосновения к виску мягких губ, от опаляющего кожу горячего дыхания, спускающегося в мгновение мимолетного взмаха длинных ресниц - по спирали позвоночника ниже.
прижаться чуть ближе.
пропустить по телу ток нетерпения.

работать в таких условиях тебе нравится больше, чем видеть в человеке напротив лишь высокомерие и пустоту, не слышать внутри того отклика, что эхом гуляло сейчас, не находя покоя и статики. наверное, ты можешь расслабиться? возможно, ты можешь позволить его иллюзиям захватить тебя полностью - если его цель не вредит твоей, а лишь играет тебе на руку. ты веришь - что все карты находятся у тебя, запрятаны в потайных карманах и готовы быть брошенными на бархатную поверхность стола под прямой столб желтоватого света и под марево клубов дыма.
ведь в конце концов, сейчас вы смотрите в одном направлении, одним ритмом и слаженностью движений прижатых друг к другу тел приближая неизбежное, удивительно совпадающее по своему содержанию - лишь присмотревшись можно найти отличие в мелких и почти незаметных постороннему взгляду деталях.
только ты еще не успела приблизиться к заветным цифрам /старательно прячет, защищая умело и без лишних усилий/.
ты заранее просчитываешь каких денег тебе будет стоить обращение за услугами к хакеру.
пока ты плавишься в чужих руках, распаляя огонь где-то в центре солнечного сплетения - расчетливость продолжает менять цифры на табло выгоды // ведет подсчеты возможных издержек.
так если будущее неизбежно - почему бы не позволить ему вести эту партию, как сейчас он вел ваши тела между переливами мелодии. прикрыть глаза на мгновение: цифры подсчитаны, итоговая черта проведена росчерком по касательной не успевшими впитаться чернилами.
- можешь, конечно, рассказать что-то и из тех времен, только если содержание и правда будет немного граничить с безумием - не обязательно позорящее, но захватывающее, - ты не веришь, что он сможет удивить тебя. не веришь, видя как он держится за безопасность собственной репутации - за проведенное с ним время ты словно идешь в четко выстроенном коридоре, без права куда-то случайно свернуть, все двери закрыты - он сам открывает лишь те из них, в которые посчитает нужным впустить тебя. один только выбор бара - говорил о нем красноречиво и ясно, словно подписывая приговор.
но он рождает в тебе любопытство /помимо неумного пламени желания и разлитого по телу трепета/.
тебе хочется попробовать разгадать - только хватит ли у тебя опыта, глупая darling, неосторожный бархатный мотылек, так отчаянно стремящийся вспыхнуть в пламени чужой праздности.
- хотя на самом деле забавно слышать от кембриджского отличника, что у него тоже были буйные годы и красочные истории, - тепло улыбаешься, роняя слова на его жилет, кричащий дороговизной и стилем - почему-то не поднимаешь глаза, внутренне все еще не позволяя себе расслабиться окончательно /и ты отчаянно и неосознанно боишься разорвать контакт его губ с поверхностью кожи - пусть и жаждешь ощутить их немного ниже, попробовав наконец на вкус/. сжать руку на его спине, отмечая его идеальную форму, подтянутость и стать. вся его идеальность - граничит с безумием, но до тебя доходят лишь отголоски этой пугающей действительности; ты словно заворожена, как ребенок разглядывающий нечто изящное и не поддающееся пониманию.
ты совсем не такая.
тебе кажется на контрасте, будто ты всем своим видом кричишь - я пропитана ложью.
чуть ведешь головой, отвечая на прикосновение /ведешь себя словно кошка/. только шестое чувство шепчет настороженно - но ты почти не разбираешь звуков, напоминает пение ветра перед грозящей разразиться бурей.
сжать его руку крепче - ту, что покоиться на его сердце, о чем-то вещающем на языке схожим с морзе, только расшифровать никогда не получится. стучит мерно, почти равнодушно - в противовес твоему ошалело скачущему в груди, просящему остановить это истязание. все-таки - ты не так опытна, как хочешь показаться самой себе; ты еще не так хороша в подобных играх - но только понимание этого приходит слишком поздно, когда тебя уже обвили уверенные теплые руки хищника.
но ты крайне уперта и этом твоя сила//[погибель].
- прости за банальность, если не раз уже слышал нечто подобное. ну что не выглядишь как человек, у которого были бурные юношеские годы. хотя, наверное, все мы немногим похожи на тех, кем были в то время, - все-таки позволяешь себе чуть отстраниться и заглянуть в его глаза - тебе понравилось тонуть в них, испытываешь непреодолимую тягу продолжить процесс самораспада и ускорения сердечного ритма.
только на этот раз - не отводишь. смотришь прямо, с легкой улыбкой на приоткрытых губах, выжидающе и внимательно.
только на этот раз - с губ все же срывается тяжелый выдох, не слышный, но заметный по амплитуде движения грудной клетки /выдает тебя, не оставляя шансов/.
[AVA]https://i.imgur.com/kMQCqZs.png[/AVA][NIC]Christina Côté[/NIC][LZ1]КРИСТИНА КОТЕ, 24 y. o.
profession: безработная, аферистка[/LZ1][SGN]av by ford <з[/SGN]

Отредактировано Elen Vakarian (2020-06-13 12:59:18)

+1

17

мягкий смешок, отдающая привкусом снисходительности улыбка — не она первая, кто наступает на эти грабли, не она последняя, кто на них еще наступит / купится на выверенность жестов, отглаженность стрелок на брюках и отточенных изгибов лукавых губ / обманется внешностью и туманностью брошенной в лицо завесы из золотой пудры / примет позолоту на каждом слове и звуке за истинное золото / поверит, что перед ним тот, кем кажется, а не нечто искаженное и извращенное, перекроенное столько раз, что не остается основы — одни отовсюду торчащие огрызки ниток, не подходящих ни по текстуре, ни по цвету.

кристиан — монстр франкенштейна, собранный наспех из разрозненных желаний отца и чаяний матери, противоречащих сути друг друга в той же степени, в какой и подходящих.
кристиана бы сожгли, как еретика, во времена святой инквизиции, и дьявол бы с радостью объявил его своим наместником после смерти за мученичество — заслуженная награда.

— неужели я настолько похож на скучного отличника? — идеальный угол излома брови — приложи транспортир и убедись; щепотка оскорбленной невинности в панировке из удивления и усмешки в тоне. форд улыбается и смеется: тихо и интимно, будто только что услышал прошептанную на ушко милую пошлость. но внутри расползается нефтяным пятном по поверхности мирового океана удовлетворение: еще одна глупая муха залетела в паутину, чтобы вскоре оказаться в коконе и медленно умирать ему на потеху. — мне кажется, стоит на законодательном уровне запретить стереотипы об отличниках: мои хорошие отметки никоим образом не мешали мне однажды руководить процессом закидывания дома декана факультета естественных наук яйцами несколькими новичками из братства: традиция пришедшая из америки, но и в условиях чопорной англии получилось довольно забавно, — ему и правда было забавно: любая шалость в те годы, в которой его не заподозревали из-за репутации и максимально ангельски невинного вида, усиливалась в ощущении веселья. любая манипуляция, приводящая к развлечению или же мести, прочным фундаментом ложилась в основу мировоззрения.

кристиан качает головой: чуть расстроенный учитель, которого разочаровал своим ответом любимчик. вот только глаза блестят пронзительно и озорно, не скрывая наслаждения собственной игрой в разворачивающемся спектакле на двоих, где занимает главенствующую роль, привычно красуясь в горячем свете софитов.

вот он — змей во всей своей красе.
приглядись: у языка, что пробегается по нижней губе раздвоенный кончик;
приглядись: во рту прячутся острые клыки, с которых капает прозрачный яд лживых речей;
приглядись: его тело тугими кольцами обвивает, не давая возможности сначала двигаться, а после и дышать.

удавы проглатывают жертву целиком, чтобы после лежать в укромном месте и медленно ее переваривать, и этот удав уже разинул пасть.

тихий вздох шелестом опавшей листвы спадает с ее губ: не слышимый, но заметный. его чувствует вся его суть, настороженная, осторожная, вечно сканирующая окружающее пространство, анализируя, чтобы не упустить драгоценный контроль в самый ответственный момент. кристиан смотрит ей в глаза — это безмолвный вызов на игру в гляделки, и вокруг ее зрачков вращаются целые галактики, существовашие еще до большого взрыва, а после взрываются, давая жизнь чему-то новому.

она выглядит олененком, застывшим посреди дороги в свете фар несущегося на него автомобиля, за рулем которого сидит форд.
и кристиан не собирается жать на тормоз или менять траекторию движения / кристиан выжимает педаль газа в пол.

— однажды я проиграл спор: какой-то банальный, если честно, кажется, это было как-то связано с игрой в пинг-понг и пивом. я был изрядно под кайфом и все казалось таким многомерным, а идея пробежаться голым по центральной площади кампуса само собой разумеющейся: по крайней мере я честно проиграл и должен был заплатить за это. наверное, у меня были бы проблемы, если бы я попался, но я всегда был чертовски везучим сукиным сыном — одна встреча с тобой чего стоит, — говорит проникновенно и тихо, точно выдает свой самый страшный секрет: тот самый, из-за передачи которого его врагу у него могут начаться очень серьезные проблемы, и его лицо выглядит сурово, прежде чем он смеется. — мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы избавиться от компрометирующих фотографий, которые мои друзья додумались сделать. студенческие будни, — последняя фраза слетает с губ небрежно, сопровождаясь смиренным пожиманием плечами, точно она одна все объясняет и служит единственным оправданием.

он не говорит ей о том, что тот парень, который думал, что неплохо опозорит его, если заставит бегать голым по кампусу, был пойман по анонимной наводке на продаже наркотиков: в его комнате нашли россыпь таблеток и пару десятков грамм кокаина — унылое будущее в английской тюрьме с клеймом "наркодилер" на лбы.

он не говорит ей о том, что парочка человек, не захотевших мирно отдавать копии фотографий, едва не вылетели из университета, пока не одумались и не сделали более дальновидный выбор, чтобы не наживать себе проблем с тем, кто без малейших колебаний пройдет по твоему телу, огорчаясь лишь от того, что пришлось запачкать кровью начищенные до блеска туфли.

он не говорит ей о том, что большая часть проделок в его юношеские годы была незаконной, а один раз розыгрыш довел до того, что парня, в ярости избившего его, отец засадил в тюрьму, где через несколько дней после вынесения приговора его зарезали во время стычки в тюремном дворе.

он не говорит ей о том, что у него получается спасать жизни своих клиентов с такой же легкостью, как рушить чьи-то другие жизни /

лишь сыпет все больше пудры, будто та может припорошить и замаскировать неприглядность его прошлого, настоящего и будущего с той же легкостью, с какой пока получается маскировать несовершенства кожи с помощью различных косметических средств.

— только не говори, что не веришь, что я мог бегать голым по ночному кембриджу. кстати, это было осенью, и ночи уже были холодными. не рекомендую к повторению, — его пальцы игриво пробегаются по ее позвоночнику, будто играют на клавишах невидимого пианино. вот он: с ухмылкой склоняющий голову, наклоняющийся к ее уху, чтобы, едва касаясь губами бархатной скулы, добавить: — я не настолько хороший мальчик, как можно подумать. поверь мне, — и высовывает язык, касаясь мочки, ощущая прохладу металла сережки. он бы мог облизать ее ушную раковину, но пока лишь дразнится — отодвигается и ведет себя так, точно не произошло совершенно ничего странного или подозрительного.

— а теперь настала твоя очередь: откровенность за откровенность, как договаривались, — форд считает себя человеком слова, а потому предпочитает придерживаться договоренностей / предпочитает формулировать их текст так, чтобы можно было найти лазейку и обойти в случае, когда выполнение не будет вписываться в планы / с законами поступает точно так же, зная их на зубок для того, чтобы выворачивать наизнанку, заставляя работать на себя, а не на оппонента. — какая история кроется где-то в твоей юности? торжественно клянусь, что не стану трубить об этом на каждом шагу, даже если она будет чертовски стоящей.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]не люби меня, сука, я проклят[/STA][AVA]https://imgur.com/fONT8pU.png[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
problem: Christina[/LZ1][SGN]«в этой жизни короткой
я делаю всё ровно наоборот
и не сдохну никак,

ничего не берёт»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-06-13 12:35:28)

+1

18

переливы мелодии тревожат твою душу вместе с его скользящей по коже рукой - движение почти невесомое, но вызывает стаю мурашек, прокатывающихся от ключиц, перепрыгивая с позвонка на позвонок, прежде чем осесть теплом где-то у самого сердца [и ниже]. поглощенная его близостью - совершенно теряешь из виду происходящее где-то вокруг, по периферии той точки на начищенном до блеска дорогостоящем полу, на которой переступаете с ноги на ногу в такт разливающейся музыке. ведешь себя неблагоразумно и беспечно - ты бы поведала кристиану именно об этом.
как раз из раза рискуешь нарваться на психопата, вместо простого богатого мальчишки__парня_мужчины; как каждый раз возвращаешься к вероятности быть пойманной за руку; к возможности получить по заслугам прежде, чем на твоих тонких запястьях с изящным переплетением тонких, едва заметных под бледной кожей, вен и выточенной словно из камня костяшкой, придающей ощущение хрупкости, сомкнутся холодом стали наручники стражей закона.
ты бы поведала ему о тех безрассудных вещах, которые делала снова и снова, крутясь в замкнутом круге, уводимая воронкой событий на самое дно, скоро не сможешь найти выход. либо его укажут другие, только сможешь ли ты тогда внимать их речам, если они будут говорить, а не использовать язык переломанных ребер и изломанных под причудливым углом женских рук.
ведь это то - что ты никогда не исключала как возможные последствия.
это все - держишь в сознании дополнительной единицей, только ничего с ней не делаешь, не добавляешь в общий зачет, наивно полагая - что с тобой такого просто не может случиться.
это издержки, которые кажутся тебе подобными иллюзиям, которых никогда нельзя коснуться рукой или схватить тонкими проворными пальцами.
ты бы поведала кристиану о том, что он тоже часть того безрассудства, которое незаметно подменило собой твою обычную, нормальную жизнь:
ты бы могла получить нормальное образование; ты бы могла стать лингвистом со своей тягой к языкам; ты бы могла стать гордостью кроткой и ни к чему не стремящейся матери и своего отца, что не смог стать ни примером, ни тем, на кого можно положиться в отчаянные и сложные периоды. ты бы могла стать тем, кем гордилась бы сама, но вместо этого снова выбираешь красивое тонкое кружево; вместо всех доступных возможностей - соскальзываешь в шелк очередного струящегося по тонкому силуэту платья; вместо стабильного будущего - выбираешь руки незнакомца, играющие с твоим телом, его слова, туманящие рассудок, его взгляд, проникающий через черные дыры зрачков в самую душу, располагаясь там словно в собственном доме.
кристиан - одно из твоих безрассудств /главное, чтобы не стал той ошибкой, последствия которой нельзя будет исправить/.
- помимо того, что ты везунчик - ты еще и искусный льстец, - чуть прищуриваешься, склоняя голову набок - делаешь вид, что тебе это все равно чертовски нравится /но сейчас не можешь достоверно установить источник собственных чувств - это твоя игра или живая, неприкрытая маской реакция/. смотришь в его глаза немного выжидающе_оценивающе - прежде чем решаешь поверить ему. его слова не отдают той терпкостью, какой чаще всего приправляют ложь - но ты допускаешь вероятность того, что сказанное было правдой лишь отчасти.
ведь как известно: хочешь чтобы тебе поверили - укрась свою ложь витками и узорами правды.
так сложнее прочувствовать. сложнее дотянуться до истины.
- c'est bon, c'est bon! - тихо смеешься, чуть наклонив голову набок, едва ведя плечами под его прикосновениями - смелыми, слишком откровенными. только даже если бы ты хотела его оттолкнуть - не нашла бы в себе сил сделать это. - я верю тебе. верю и засчитываю эту историю, как достаточно безбашенную, с учетом того, что это все таки был кембридж, а ты был на хорошем счету у преподавателей.
ты честна перед собой - тебе чертовски нравилось чувствовать на себе его руки.
ты не честна перед ним - притворяешься, что тебе нравится не_достаточно.
только когда его горячее дыхание соприкасается с нежной кожей лица и мочкой уха, когда его шепот медом стекает по твоим внутренностям, опустошая, даря взамен избыточность яркого пламени [разгорающегося] - ты все равно не можешь сдержать легкой дрожи где-то внутри. прикрыть глаза, наслаждаясь вельветом и бархатом его тихого голоса, украдкой лишающего тебя последних выстроенных поспешно барьеров. - тогда я рада, что мы встретились, - прежде чем он отстраняется - шепотом опалить в ответ, прижимаясь щекой чуть ближе, замирая на долю мгновения. внутри тревогой бьется вопрос - стоит ли вся эта игра, твоя ставка - того, что стоит на кону /что-то подсказывает, что тебе есть за что побороться/.
- чтож. хорошо, раз мы договорились, то не в моих правилах нарушать данное слово, - пожимаешь плечами, словно столкнулась с безысходностью, только в глазах все еще пляшут дьявольские огоньки, перешедшие к тебе от него, искушающего тебя на совершение нового греха. - на одной из студенческих вечеринок мы играли в игру наподобие фантов; естественно, все были практически в хлам и уже не особо задумывались об идеях, приходящих нам в голову и о том, что мы творим. только задание было одно и выполняли его все желающие - пройти по подвешенной между расположенными напротив друг друга окнами лестнице, преодолев таким образом расстояние от одного здания до другого. под лестницей - четыре этажа. фишка в том, что каждые пятнадцать-двадцать секунд участник должен снимать один элемент одежды и так далее, пока ты не достигаешь противоположного окна. если ты отказывался - то тебя заставляли выпить бутылку алкоголя залпом. на другую сторону я перебралась только в одной детали нижнего белья, да и то - настолько кружевного, что, можно сказать, закончила свой ход практически полностью голой, - ты не говоришь ему, что в то время только заканчивала старшую школу. ты не упоминаешь, что на вечеринку тебя пригласил твой хороший знакомый. ты совсем не хочешь вспоминать, что то братство на самом деле не оставляло шансов, чуть ли не силой загоняя участника на лестницу - бежать было некуда.
- с тех пор я не особо люблю высоту. и да, полностью поддерживаю, что европейская осень совсем не подходит для голых подвигов, - всматриваешься в него, сохраняя на лице полу_улыбку, прежде чем подаешься вперед, прижимаешься ближе, не отпуская его руки - меняешь курс мимо его губ, касаясь мимолетно его щеки, не оставляя следов помады, но отпечатывая на самой поверхности немного тепла.
- это извинение за мое изначальное неверие и сомнение, - отстраняешься, отпуская то внутреннее напряжение /ни одним отголоском не напомнившее о себе вовне/, с каким делала над собой усилие, чтобы не коснуться совершенно иной мягкости /он словно перемешал в твоей голове все чертовы мысли, сбивая тебя с пути/. - конечно, история не одна. были еще, но они уже из разряда тех, что не расскажешь при первом знакомстве, - интригующе выгибаешь бровь с легким кошачьим прищуром. - не знаю уж, стоящая история или не очень, но даже если ты решишь ее кому-то рассказать - мне все равно, ведь в конечном счете я не особо принимаю близко к сердцу то, что обо мне думают люди. но, правда, иногда все же интересуюсь, чисто из любопытства, - чистая ложь, приправленная сахаром и отдающая привкусом ванили: тебе всегда было все равно, кто и что думает на твой счет. тебе было плевать какой ты будешь в глазах других. тебе ровным счетом все равно на общественное мнение.
- так же, чисто из любопытства, мне теперь интересно и то, в какой степени ты плохой мальчик, кристиан, - его имя произносишь слишком мягко, граничит с интимностью. - но наверняка об этом ты тоже не расскажешь так просто. - блеск в глазах будто становится отчетливее, глаза пожирают окружающий свет, преломляя обратно карманными солнцами.
[AVA]https://i.imgur.com/kMQCqZs.png[/AVA][NIC]Christina Côté[/NIC][LZ1]КРИСТИНА КОТЕ, 24 y. o.
profession: безработная, аферистка[/LZ1][SGN]av by ford <з[/SGN]

Отредактировано Elen Vakarian (2020-06-13 13:01:02)

+1

19

между ними — затянувшийся сет, где подача следует за подачей, но никто не упускает мяч, не посылает его в сетку или аут — растянувшееся гармоничное постукивание ракеток и резкие возгласы в момент удара.
между ними — канаты недосказанности, натягивающиеся все сильнее — вот-вот зазвенят от напряжения, чтобы после пронзительно лопнуть, раскидывая всех, кто держался по разные стороны, ударяя с колоссальной отдачей.
между ними — флер легкого опьянения и разгорающегося пламени ожиданий и недомолвок, от которых кипит кровь не хуже, чем от откровенности, доведенной до банальной пошлости.

ему думается: отчего ее глаза блестят больше? от томного света ламп? от выпитого алкоголя? от предвкушения новогоднего чуда? или это лишь блеск сусального золота?
он знает: его глаза блестят фальшиво, вот только никто не замечает. никто никогда не замечает — люди поразительно любят зацикливаться исключительно на себе.

нет никакой уверенности в том, что в ней нет игры / когда сам играешь каждую секунду нахождения в поле чужого зрения по умолчанию подозреваешь всех в том же — он принимает этот риск, как принимает риски в работе, в игре на бирже и во время инвестиций в деятельность компаний. он в принципе достаточно джентльмен, чтобы принимать все, чем дама захочет его одарить: страстным ли укусом во время секса или трепетной нежностью дыхания на щеке — все это разные стороны одной медали, выдающейся за особое привлечение внимания.

кристиан — рождественская гирлянда, что переливами радуги светится на каждой витрине перед праздниками и во время их: дает истинное наслаждение лишь короткое, в остальное же оказываясь какой-то подделкой и пародией на создание особого настроения.
кристиан отлично светится в то время, когда еще способен принести радость / в остальное же лежит в коробке, задвинутой на антресоли.

— все истории стоящие, если суметь правильно оценить их, — эта туманность слов и намеков отдает намеками как отблесками далеких галактик: пока свет дойдет, уже будет нестерпимо поздно. впрочем, форд в любом случае особенный коллекционер: собирает чужие секреты, рассовывает по ящичкам и коробочкам, чтобы заполнить себя хоть чем-то, потому что вечно чувствует сосущую под ложечкой пустоту. у него под ребрами — черная дыра, за горизонтом событий которой теряется все хорошее, оставляя ему исключительно тьму и сожаление. девушка в его руках тоже скоро отправится ей на корм, чтобы не насытить собой, но подарить кратковременное, как горящая спичка, удовлетворение и целостность.

— любопытство сгубило кошку, — его голос урчит и мурчит, извивается котом, трущимся о чужие ноги, таким образом упрашивая себя погладить. его фразы — очередная порция предупреждений, вот только они никогда никого не пугают — раззадоривают. всем кажется, что это интригующее предложение, а потом, оказываясь у края пропасти, осознают, что просто не видели всей картины за туманностью изречений. глупые мотыльки, летящие на свет, чтобы познать смерть.

его пальцы тянутся к ее лицу — заворожительная медлительность, точно у нее есть очень много времени, чтобы вернуться, хотя каждый из них понимает, что это невозможно: их рубикон перейден, и теперь все зависит от того, кто первый дальше пройдет на речному берегу. они ходят вокруг да около, но по спирали, постепенно приближаясь к центру, в котором встретятся, как сама неотвратимость / к которому их пригвоздит стрелой, четко пущенной в цель.

он ведет подушечками пальцев по ее виску, скуле, напираясь на выступающую глазницу в черепе, изучая впадину на щеке, чтобы после перейти к губам, надавить на них, наблюдая за тех, как их пухлость прогибается под давлением, деформируется, как деформировалась бы при поцелуе. его взгляд немигающий, и они замирают на месте, уже не двигаясь. кристиан едва ли слушает музыку: смотрит широко раскрытыми глазами, точно если закроет их, все исчезнет, прахом  проскальзывая между пальцами.

— о таком не говорят, — с легким придыханием, наклоняясь и приближаясь, властно притягивая ближе за талию, сжимая руку на спине жестко и однозначно: тебе никуда не деться, милая бабочка, твои крылья измяты и тебе не взлететь. — но демонстрируют, — шепчет в самые губы, прежде чем накрывает их поцелуем. скользит языком, проскальзывая в жаркую влажность ее рта, преданным псом вылизывая десны, балансируя на границе между вызывающей наглостью и нежной нетерпеливостью. вторая рука ложится ей на затылок, мягко массируя кожу головы, заодно не давая отстраниться даже для того, чтобы сделать глоток воздуха: они рыбы, выброшенные случайной волной на берег под палящее солнце, и нет никакого иного выхода, кроме как сгореть.

его ненасытность выверена, демонстративна, но глубоко внутри обоснованно неугомонной жаждой раз за разом доказывать самому себе, что важен хоть кому-то хотя бы доли секунды, а затем вслед за этим убеждать, что это всего лишь иллюзия, на которую ведется с ошеломляющей постоянностью неудачника. в нем самом вечно воюют две стороны, не способные заключить перемирие, обреченные умереть, уничтожив друг друга /он ждет того момента, когда это сделают, заодно уничтожив и его/.

уже давно играет другая песня, и кристиан отстраняется нехотя, но из необходимости рвано губами захватить воздух, плотоядно облизать губы, не сводя взгляда с ее лица, не разрывая зрительного контакта. ему нравится, как она пытается восстановить дыхание после их поцелуя — сладким сиропом разливается по самолюбию. бережно поправляет прядь волос, что выбились из ее прически — ничего не стоящая забота, которая зачастую стоит дороже всего. если ты замечаешь мелочи, ты видишь истину, а люди любят тянуться к тем, кто знает правду /даже если понятие правды было размыто до своего рождения; даже если он с правдой не имеет ничего общего, рожденный во лжи, вскормленный ею — излюбленный, избалованный сын/.

— нам стоит еще выпить, пожалуй, — его рука вновь перехватывает ее ладонь, и большой палец начинает вырисовывать на ней круги, как гипнотизер заставляет смотреть на закручивающуюся черно-белую спираль, от которой можно запросто впасть в транс. его транс — тягучие, плавные движения, острые линии скул и бархатность английского акцента, которым старается щекотать ее нервы или хотя бы ушко, когда снова шепчет. — для справки: я всегда готов удовлетворить твое любопытство, если дело касается меня, — и в этом тоне, в этой усмешке, что незамедлительно следует, едва отстраняется и дает возможность оценить степень искривления губ, сквозит неприкрытый намек: просто попроси, и мы останемся без одежды, минуя любые условности, которые могут испортить такой замечательный вечер.

на кончике языка все еще горчит сладость ее поцелуя, и ему нравится этот вкус. быть может, именно так ощущается грех? быть может, ради этого стоило променять место в раю на персональный чан по соседству с самим люцифером в угодиях ада, как их описал данте? быть может, получится выиграть и эту партию, как до этого выигрывал множество похожих?

быть может, это поможет забыть себя на несколько часов, потому что он сам — главный человек в своей жизни, с кем хотел бы забыть знакомство?
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]не люби меня, сука, я проклят[/STA][AVA]https://imgur.com/fONT8pU.png[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 38 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
problem: Christina[/LZ1][SGN]«в этой жизни короткой
я делаю всё ровно наоборот
и не сдохну никак,

ничего не берёт»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2020-06-13 12:35:38)

+1

20

можно ли с полной уверенностью назвать тебя шлюхой, если в сущности своей род твоих занятий, твое импровизированное и искаженное в восприятии хобби, сводится к получению выгоды засчет своего тонкого тела, возложенного на алтарь чужого желания и похоти. можешь ли ты принять как данность тот факт - что в погоне за лучшей жизнью медленно сгниваешь, растрачивая себя снова и снова в чужих руках, сменяющих друг друга с завидным постоянством, в котором стираются лица, забываются имена - попытка отпечатать на сетке памяти, сделав усилие, лишь для того, чтобы не столкнуться с ними в ближайшем будущем /пугающая встреча с неудавшимся прошлым/. готова ли ты навесить на себя ярко пылающее алыми буквами клеймо или ты слишком ранима, чтобы признавать такую постыдную и оголенную правду: хватит ли тебе сил с гордо поднятой головой продолжать свои похождения вновь и вновь, переходя как начищенный до блеска трофей по постелям богатых мужчин - которыми пусть и пользуешься, но не запрещаешь в конечном итоге пользоваться собой.
горькая истина, прячущаяся
за сладостью поцелуев по телу, спускающихся от остро_очерченных скул, ниже по тонкой линии шеи, скользя по ключицам, проходя по ложбинке солнечного сплетения ниже, опускаясь вместе с преданно следующим за мягкостью губ жаром /тебе не нужно умирать, чтобы вечно гореть на костре собственных завуалированных благими намерениями грехов/;
за ласками // грубостью напористых мужских рук, дарящих мимолетное наслаждение, от ощущения по телу которого зависеть прямой пропорциональностью - малейший перерыв отдается внутри болезненным осознанием и горечью в гортани - от которых невозможно сбежать.
если остановишься - в самобичевании разрушишься, взметая в воздух пыль и бетонную крошку, не выдержав груза собственных действий, принятых решений и тех средств, с помощью которых шла к призрачной цели. поэтому никогда не допускаешь сомнений, отбрасываешь прочь суетность мыслей, не думаешь о последствиях действий - только оцениваешь размер выгоды и маячащие сопутствием убытки, тогда как моральная составляющая, сохранение собственной души между лопаток - не предмет для твоих размышлений /оставить как угрозу за порогом рассудка, не позволяя себе даже притрагиваться/.
пусть с каждым разом пустота внутри расползается маслянистым пятном - ты закрываешь на это глаза, прячась за шорами беспечности. приносишь себя в жертву несуществующим и выдуманным богам, растрачивая себя по крупицам и частям самозабвенно.
его урчащий голос, убаюкивающий твое шестое чувство, твою способность сопротивляться - срабатывает как оружие, не оставляющее шансов на выживание. ты не знаешь - догадывается ли он о силе своего голоса, о проникновенности его ледяного взгляда, толикой тепла в которых служил лишь отсвет поглощенного извне и отраженного света; знал ли о пугающей силе рук, скользящих по поверхности кожи так мягко и так соблазняюще, отчего в голове не оставалось ничего кроме одной единственной пульсирующей по всему телу мысли отдать себя целиком в его безраздельное владение, лишь бы ощущать их в долго тянущейся бесконечности. чуть приподнимаешь подбородок, позволяя его пальцам скользить и очерчивать твои черты, словно вы знакомы долгие годы - чувство полной безопасности, подаренной его близостью.
только в воздухе чувствуется опасность.
от которой ты в своей наивности и струящейся по телу возбужденности мягко отмахиваешься.
не смеешь отвести глаз, завороженная, пойманная в ловко расставленную иллюзию. но ты и не хочешь покидать ее - тебе чуть ли не впервые нравится быть той, кто попался на чью-то уловку, тебе нравится этот мёд его касанием к твоим губам, тебе нравится ощущение власти, исходящее от него.
                          тебе чертовский хочется, чтобы он прикоснулся,
и поэтому когда его губы касаются твоих - подаешься навстречу, переплетая горячность языка с его в жарком танце, который был прерван вашими телами, прижимающимися друг к другу так тесно. порыв и жар, волна трепетности и его жесткость - сбивают дыхание, запуская биение сердца, бьющееся в груди так ошалело и громко, словно его удары были слышны каждому присутствующему, сидящему за своим столиком или у бара. ломанные горные хребты твоей кардиограммы красной линией впивается в кожу, грозя насадить глупого мотылька на импровизированную булавку - ловушка захлопнулась, ты чувствуешь это так отчетливо, но продолжаешь тонуть, не предпринимая попыток спастись. целовать его жадно, вжимая ладонь в его спину и цепляясь другой за плечо - за весь этот вечер, который он недвусмысленно дразнил тебя - расплачиваешься горячностью и желанием получить большее.
только сердце в своем ритме и правда может не выдержать /наэлектризованностью по всем шестерням, грозя катастрофой/.
ты понимаешь где-то на границе сознания - что все это лишь мимолетное. что каждый из вас преследует собственную цель, до которой так тяжело дотянуться, если вообще возможно - но только в тот момент, когда его язык вероломно сплетается с твоим, когда пальцы путаются в волосах - тебе как никогда хочется верить, что это все настоящее. что все это - не игра, только сожалением вторгается осознание истинности. грустью по кромке ресниц - ты сама не настоящая и поэтому не заслуживаешь подобного дара от кого-то еще.
получаешь лишь то, что сама заслужила.
он отстраняется - и ты задыхаешься от кружащего голову кислорода после его кратковременной нехватки /по губам разочарование/. грудь тяжело вздымается, пока ты переводишь дух, пока глотаешь воздух, пока прикрытыми глазами пытаешься сохранить это ощущение, подаренное им, его губами и напором - но ускользающее так скоротечно между твоими тонкими пальцами [губы предательски теряют тепло, но сохраняют привкус его].
- да, не помешает, - твой голос дрожит, тогда как рука без малейшего сопротивления лежит в его, пока ты покорно идешь к вашим местам у бара, следуя за его силуэтом. твой взгляд скользит по его чертам и спине внимательной сосредоточенностью, растревоженной поцелуем: насколько частыми были для него подобные эпизоды? как часто он видел такую реакцию девушек? на какую долю все это с его стороны - лишь очередная привычная партия, и на какую часть он действительно испытывал какие-то неподдельные чувства? - я учту, потому что любопытство разгорается с каждым мгновением все сильнее, - ты снова так близко к нему, почти что готова сорваться с обрыва и ринуться в манящую пучину его глаз, в эту всепоглощающую бездну ледников его радужки - но садишься на свое место, облокачиваясь локтями о поверхность гладкого дерева, опираясь на ладони подбородком. чуть склоняешь голову, лукаво рассматриваешь его, не способная отвести взгляд и разорвать этот демонический контакт - в ожидании напитков облизываешь губы, что все еще призрачно помнят его на себе.
{его губы отдают чем-то пряным, с легкой горчинкой, теплом шоколада и послевкусием предостережения}
только ты уже давно не находишься на поверхности - остались лишь длинные пальцы, хватающие безразличный к твоей погибели воздух.
- и я надеюсь, ты не хочешь меня споить, потому что придется, конечно, постараться - держи в уме очень бурную молодость, - усмехаешься, приподнимая бровь и подаваясь к нему ближе, словно бросая немой вызов, сжимая в руке новую порцию текилы - перешла бы на виски, да только рядом с ним ты и так постоянно чувствуешь ускользающий от тебя контроль /поэтому не хочешь больше мешать // поэтому продолжаешь рисковать/.
[AVA]https://i.imgur.com/kMQCqZs.png[/AVA][NIC]Christina Côté[/NIC][LZ1]КРИСТИНА КОТЕ, 24 y. o.
profession: безработная, аферистка[/LZ1][SGN]av by ford <з[/SGN]

Отредактировано Elen Vakarian (2020-06-13 13:01:28)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » ваше общество на вкус мне - будто водка с лимонадом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно