внешностивакансиихочу к вамfaqправилакого спросить?вктелеграм
Джейн в очередной раз была в бешенстве. Сесть за руль в таком состоянии и настроении было огромной ошибкой, но об этом она будет думать потом... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 13°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
anthony

[telegram: kennyunicorn]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » говорят, такая любовь жестока и ведет скорее других к концу,


говорят, такая любовь жестока и ведет скорее других к концу,

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

May & Alan
18 sep'17, Sacramento
https://i.imgur.com/quDeiqp.gif

но ее не выдавить из потока дикой крови, ринувшейся к лицу. неизвестно, как рассказать о большем, чтобы кто-то понял быстрей всех, взгляд невольно ловит пустую площадь, где дрожит и бьется безумный смех. догорают символы и знамена, кровь чужая въелась - не оттереть, а дурак, до боли в тебя влюбленный, умоляет встать и отринуть смерть.

[AVA]https://i.imgur.com/2kLD8xL.gif[/AVA][SGN]тоха[/SGN]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 22 y.o.
profession: хакер, монтажёр-фрилансер.[/LZ1]

+1

2

тебе хочется верить, что черная полоса действительно когда-то сменяется белой, только вот - тебе бы сменить вектор своего направления, а то идешь вдоль, параллельно своему счастью. и поднять понуро опущенную голову: прижимаешь подбородок к груди, словно этот мир мог обжечь сетчатку твоих серо_голубых глаз с вкраплением шоколадной крошки. подними глаза, оглядись, предприми хоть что-нибудь - но вместо этого следовать за одним единственным силуэтом, за которым идти через границы: штатов, дозволений, запретов, собственных возможностей, упреков и предостережений [не беспочвенных].
если бы раньше тебе сказали, что ты переедешь из нью-йорка в далекий и жаркий сакраменто, похожий на спящую муху по сравнению с кипящим магмой мегаполисом - ты бы рассмеялась своим звонким высоким, раскатистым смехом. ты бы показала присутствующим силу своего недоверия высказанному. ты бы повела плечами, показала язык и скорчила рожицу, показывая - насколько все это дикость и несущественное.
только сейчас ты опять, второй раз, возвращалась из нью-йорка в спящее царство, где можно услышать птиц на рассвете; только сейчас твое сердце приковано к городу, в котором тебя не должно быть и где ты не существуешь - словно возникла какой-то ошибкой, допущенной неверностью кода. в голове все еще стоят отголоски увещеваний родителей: `вернись, глупая. что же ты делаешь, зачем тебе этот город и это палящее солнце?`

если бы они знали причину [ничего бы не изменилось].
если бы только они хоть на долю испытываемых тобой чувств - понимали [точно бы заперли тебя на амбарный засов].

лишь брат мрачно посмотрел на тебя напоследок, пока ты с вещами прощалась с заплаканной матерью /всегда слишком щедра на эмоции и принимает все близко к сердцу/. хочешь показать ему фак, но вместо этого отвечаешь ему холодной суровостью, в которой все сказано глубже, чем посредством брошенных слов. он отступает, даже не начав наступления; ты выигрываешь битву, но уже давно проиграла в этой чертовой войне с собственным сердцем.

когда ты была маленькой - ты рисовала дома и представляла воздушные замки.
когда ты была чуть помладше - ты все еще рисовала дома; и представляла себя миссис рипли, примеряя его фамилию на свое короткой звучное имя, произносимое с легким придыханием
.

пусть он был мил - но никогда по-настоящему тебя не замечал; пусть он часто был рядом с тобой - но никогда достаточно близко, отчего сердце протяжно и надрывно обливалось кровавыми слезами, лишая тебя сна и покоя. тебе жизненно необходимо было всегда быть где-то поблизости, видеть его в своем поле зрения; тебе всегда не хватало общения с ним, поэтому ты как пушистый лисий хвост увязывалась вслед за братом на все вечеринки и вписки - заверяя его, что ты не доставишь проблем [виляешь от счастья].

еще несколько станций - и ты будешь в подобии дома, где стены знакомые, только сердце все равно не на месте. проверяешь свои сообщения: почта пуста, твиттер полнится сообщениями подруг с факультета - `мы так соскучились` - твое лицо с большими глазами трогает легкость улыбки. это было приятно. только все равно не достаточно - тебе было м а л о, потому что он никогда не писал тебе таких слов /лишь где-то в беспокойном, потревоженном жаром и трепетом сне/.
начинается дождь. прячешься под козырьком остановки от гнева грозы, накрывая голову легкостью клетчатой рубашки, накинутой поверх облегающего черного топа по выступающие оконечности ребер. закрываешь глаза на мгновение, втягивая легкость прохлады - в калифорнии она совершенная редкость - прежде чем пускаешься в путь перебежками от крыши, до крыши.
пока тебе не объявляет комендант - что ты подлежишь выселению; пока тебе не говорят, что больше тебе здесь не место - у тебя есть лишь время собрать свои вещи. ошеломленно смотришь. в полном молчании собираешь все то немногое, что привезла с собой в свой первый раз из нью-йорка; с дрожащим приливом от слез - обнимаешь подруг на прощание, убеждая себя, что ты еще с ними увидишься - ведь из института еще не отчислили. ведь будет еще шанс снова увидеться.

проблема.один - тебе негде жить.
проблема.два - у тебя недостаточно средств, чтобы снять себе комнату где-то еще.

внутри тебя - словно все выскребли, оставляя внутри пустоту. внутри тебя голос брата ехидно пророчит о том, что тебе здесь не место. что ты глупая дура, идущая на поводу у собственных чувств алого цвета и позолоченной каймой. мать снова просит вернуться обратно под сень родного гнезда, а отец лишь кивает удрученно головой, совершенно молча. тяжело и протяжно вздыхаешь, собираясь с мыслями и заглушая все прочие звуки /даже идущие из глубины подсознания/.
тебе не нужны все эти непрошеные советы. тебе не нужно ничье сострадание - тебе нужен лишь он и его плечо рядом, его полу_улыбка, сводящая с ума и заставляющая коленки так предательски и мелко дрожать /закусываешь губу, набирая ему сообщение/:

_мне нужна твоя помощь, приеду через минут тридцать, сорок. если что - подожду у квартиры_

ты знала где он живет - иначе не могло быть. ты знала по проводимым у него вечеринкам и впискам, по вечерам, в которые с некоторыми из его знакомых зависала, куря травку и играя в видео игры; по редким визитам в качестве гостя из прошлого и в память о брате, что был его другом или знакомым - черт его разберет, все эти переплетения социальных связей и прочую чушь, - но оставшемся далеко, за тысячу километров /что ты не задумываясь преодолела, желая быть с ним/. 
мнешься на улице, выкуривая сигарету в несколько быстрых и долгих зятяжек /тебе все еще больно от осознания, что больше не будешь выпивать баночку пива по вечерам на балконе кампуса своего общежития по сложившейся приятной привычке/. чувствуешь себя немного неловко, стоя на пороге и кусая губы от кроющего и бьющего по венам волнения /пока капли дождя стекают по твои волосам/. глаза нервно бегают по поверхности пола, пока ты наконец не нажимаешь кнопку звонка, слыша отголоски какой-то мелодии.
щелкает дверной замок.
- алан.. мне нужна помощь.
смотришь с надеждой, пляшущей в блюдцах твоих дрожащих глаз.
[NIC]May Tyler[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/5GMFBEt.png[/AVA][LZ1]МЭЙ ТАЙЛЕР, 20 y.o.
profession: студентка[/LZ1]
[SGN][/SGN]

Отредактировано Rei Ripley (2020-11-23 17:52:13)

+1

3

E R R O R

дата, перечёркнутая,
з а м а з а н н а я
тысячекратно, от этого —
ещё более выделяющаяся.
болью, смятением, воплями:
воспоминаниями, которыми рипли не хочет // не может делиться с этим паршивым несправедливым миром.

лучше бы это был я, а не ты,
лучше бы меня не было здесь сейчас.
это было бы справедливо, понимаешь?

слова в пустоту;
слова, утопающие в переливчатой бездне, смотрящей внимательно прямо сейчас.
взгляд — острый, режущий, вскрывающий,
как консервную банку.
рипли не может смотреть долго в ответ: взгляд отводит пристыжено.
кажется, что не справится. на дисплее горит номер шейна: набрать, сказать уверенно, что, может, пришло его время попробовать?
углубиться не в синтетическую эйфорию, а спокойствие.
так, чтобы стало нормально. не хорошо, не плохо, а хотя бы блять просто нормально, чтобы внутри похуизмом опиумным заглохло вопящее.
на все голоса // на один единственный голос.
невыносимо то как, блять.
рипли уже несколько раз похмельно вывернуло наизнанку, будто с блевотной массой жёлтых оттенков можно выблевать болящую душу:
эксперимент провалился, будто бы в первый раз.
нет, нельзя.
после этого дрожащее похмельное тело приходится выносить на балкон, давая вдохнуть свежего воздуха: прохладой разливается этот день, если сейчас, конечно, день.
рипли отбросил телефон хуй знает куда, чтобы не видеть уведомления прошлых лет.
чтобы иметь возможность не помнить — он вливал себя литрами блядскую алкаху, к вчерашнему дню наплевав о том, что вообще в себя вливает: похуй, лишь бы держало в состоянии невменяемости.
лишь бы память сбоила, только вот выть всё равно хотелось — будто бы на луну, но сейчас на чёртовом небе облака закрывали всё.

смотри, лин, это облако похоже на кость, а это — на советского олимпийского медведя.

как, блять, не сталкиваться с триггерами, когда вся жизнь это один ебучий триггер?
если бы он мог — наверное, вздёрнулся бы уже;
прострелил себе висок или лучше в глотку;
не оставил на себе ни одного целого места.
но почему-то живёт, влачит своё существования, почти не вспоминая, делая вид, что почти ничего не изменилось, но со страхом внутри ожидая приближающейся датой.
рипли бы мог выслушать: `она бы не хотела, чтобы ты так жил`.
да только нахуй всех посылает с этим: он бы хотел, чтобы она оставалась жить, и что?
если бы только, если бы только

расчерченные дороги на столе как попытка сбить похмельный синдром, слегка взбодриться, почувствовать эйфоричность:
жирные гусеницы, которых могло бы хватить для передоза.
хотелось забыться
забыть
хотя бы на это время.
отвлекает, правда, звонок, выедающий своим звуком внутренности.
рипли — только в трусах, с амбрэ из перегара и почти стеклянным, отсутствующим взглядом,
открывает дверь прямо так, без подготовки, с ворчанием: кого это блять принесло..
замирает, оценивающим взглядом окидывая маю, смотря на неё с прищуром и ( неприятной ) ухмылкой.
здорова, отец!( локальность юмора )проходи, — отодвигается, пропуская её вперёд, замечая, что она не налегке, удивлённо приподнимая бровь, — я и сам сейчас конечно в ёбаном аду, но чем смогу помогу, хоть отвлекусь, — жестом просит молчать, не спрашивая о деталях.
мэй, всё-таки, была умной девочкой, в отличии от тех, с кем он время от времени спал: умела молчать, когда нужно, понимая, что расспросы сейчас ни к чему.
она, наверное, в курсе итак — полушёпотом проходилось через общих знакомых не задевать больную тему, чтобы не пробудить рипли-зверя.
научены, к сожалению, его не сдержанностью.

рипли проходит за свой, отъезжая на стуле слегка от него: муд сидеть в позе лотоса и взглядом гипнотизировать дороги,
правда, так они внутрь не попадут, поэтому приходится пододвинуться к ним вплотную, через трубочку вбирая в слизистую жгучее.
комом застрянет в горле: противно на вкус, но похоже на дешёвые сосудосуживающие капли, поэтому проглотить не составит труда.
жмурится от ядерности удара, зажимая ноздрю, но не смахивая текущую по щеке слезу: похуй же уже.
продукт задействовался, — резюмировать вслух. блять, как тупо то.
через минуту, когда тепло будет растекаться по телу привычным покалыванием, развернуться к сидящей на диване мэй:
ну, что у тебя случилось? — делает даже несколько шагов к ней, пошатывающихся, чтобы опереться на диван неуверенно и рухнуть на её колени, зажмурившись,
рассказывай, — хотя, может быть, человеческое тело рядом — то, что сейчас нужно, чтобы прийти в себя?
отвлечься, ведь больше и не нужно.
кто тебя обидел, крошка мэй?

[AVA]https://i.imgur.com/2kLD8xL.gif[/AVA][SGN]тоха[/SGN]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 22 y.o.
profession: хакер, монтажёр-фрилансер.[/LZ1]

Отредактировано Alan Ripley (2020-04-25 23:13:43)

+1

4

показываешь знак пис, но приоткрытые и дрогнувшие губы выдают твое волнение /вызванные его появлением//его состоянием?/. тебе не часто приходилось видеть его таким: разбитым, не склеенным, с проходящими по щекам, шее и рукам мелким трещинам, каждую из которых хотелось коснуться - может быть, ты могла бы помочь? только ты знаешь за долгое время знакомства с ним - о его обжигающей несдержанности. ты помнишь, что после определенных событий, что так и остались на уровне слуха и домысла неосторожно брошенных слов - что лучше не лезть, когда он явно не просит, иначе можно попробовать на вкус его гнев желчным привкусом горечи.
тебе немного нехорошо.
тебе всегда немного [ложь: м н о г о] нехорошо, когда ты видела его в таком состоянии.
тебе становится больно в груди, но ты еле сдерживаешься, чтобы не подтянуть к солнечному сплетению руку, чтобы сжать трепыхающееся в агонии сердце - ты так любила его, но никогда и ничем не могла по-настоящему помочь. жалкая. слабая. не заслуживающая быть с ним рядом - это счастье, что он пропускает тебя внутрь квартиры, в которой бал правит хаос и тлен. поеживаешься, чувствуя как холод стекающих под одеждой капель вызывает мурашки, как промокшая насквозь ткань - облепляет склизкими щупальцами продрогшее тело, подползая к пульсирующей в груди мышце, опасно обвиваясь тугими кольцами.
сбрасываешь потрепанные жизнью и дорогами кеды, проходя вглубь плотных сумерек; садишься аккуратно на край дивана, боясь намочить и испачкать [тебе бы бояться замараться об алана, но ты упрямо считаешь, что намного грязнее]. наблюдаешь за ним, нервно теребя сжимаемую в руках зажигалку, найденную дома в старой весенней куртке [хорошо, что опередила родителей] - для тебя все это уже не в первый раз, ты и прежде видела, как он это делает. но внутри что-то ворочается задремавшей тревогой /которую ты быстро глотаешь, не высказав/.
тебе бы отдать свое сердце кому-то из тех, кто проявлял к тебе живой интерес.
но ты вся продалась его образу, в голове на репите прокручиваемому.

он подходит ближе и тебе становится жарко, внутри просыпается жажда, почти неуемная, с которой ты так и не научилась бороться. он действовал на тебя сродни эйфоретикам; но вызывал героиновое привыкание с ломкой, вырывающей внутренности. касаешься его волос сначала неуверенно, с легкой опаской, но тепло накатывает новой волной: монотонно поглаживаешь, откидываясь на спинку дивана, бесконечно растворяясь в его прикосновении к твоим коленям. прикрывая глаза, ты всегда себе представляла нечто подобное: как вы вдвоем, он мерно лежит на твоих коленях, дыханием согревая живот, а ты убаюкивающе поглаживаешь его мягкие волосы, что сейчас намного жестче, по сравнению с миром твоих неуемных фантазий.

крошка мэй.
электронные провода твоего сердца искрятся синими разрядами, возвещая о приближении катастрофы аварийным отключением. гаснет свет твоих окон.
- да.. никто не обидел - меня выставили из общаги, - пожимаешь плечами, слизывая с губ упавшую с прядей волос каплю дождя. словно дождь оплакивал вместе с ним его горе - один на один; только ты была далеко за стекающей с неба стеной, пусть он и был сейчас максимально близко к тебе. оплакивала бы вместе с ним его горе, да только тебе не позволят стоять рядом, подставив плечо.
ты прекрасно это осознаешь, чувствуя впивающиеся под кожу шипы проснувшейся боли.
но тебе так хочется быть хотя бы второй в его жизни.
действительно и по-настоящему важной.
- я только приехала от родителей и мне прям на пороге с ходу объявили. мне негде жить и.. - нависаешь над ним, всматриваясь в его лицо, каждую черту которого выводишь невидимыми лунными красками на оборотной стороне собственных век каждый вечер [и каждую ночь с застывшим стоном на мягкости губ]. - кажется, мне кроме тебя не к кому обратиться, рипли, - смотришь серьезно, но блики в его глазах потускнели, блуждают среди далеких галактических звезд, словно он был не с тобой. тебе хочется прижать его в груди. тебе хочется накрыть его губы своими. ты словно не замечаешь ни его перегара, ни черные дыры залегших под глазами синяков /видишь того же дерзкого крутого мальчишку, на которого засматривалась, качаясь на качелях около дома/.
он все еще слишком прекрасен.
он все еще манит тебя, как наивного мотылька, летящего на пламя пожара.
он так раним и в этом ты тоже находишь особенный шарм.
- если не против, могу я пожить.. у тебя? если я, конечно не помешаю, - закусить губу, ожидая его решения. тебя долбит никотиновый голод, а горло сушит осадком чужого горя. - слушай, можно закурить прям тут? и есть у тебя что-то выпить? чертовски вся эта ситуация выбесила, - тянешь руку к потрепанному рюкзаку vans, купленному несколько лет назад /девочка, что продавала его, очень красиво разрисовала его акриловыми стойкими красками [ты не могла пройти мимо]/.
лишиться общаги - вышло как-то очень не к стати.
но этот случай позволил тебе взрастить внутри надежду на совместное с ним проживание.
[твои векторы сбиты давно, траектории перепутаны.
глупая девочка мэй с дрожащим от счастья дыханием.
беги без оглядки, даже не оборачиваясь]
.
[NIC]May Tyler[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/5GMFBEt.png[/AVA][LZ1]МЭЙ ТАЙЛЕР, 20 y.o.
profession: студентка[/LZ1]
[SGN][/SGN]

Отредактировано Rei Ripley (2020-11-23 17:52:26)

+1

5

A B Y S S

толерантность и привыкание:
две основы существования, выведенные сейчас в абсолют — рипли бы опять завязать, заняться, как тогда, пробежками после пробуждения ( чтобы через пару недель обхуячится в мясо и грязь ),
рипли бы попробовать начать жизнь без призраков прошлого ( на время забыть, чтобы получить удар ножом с более высокой точностью ),
рипли бы отпустить эту ситуацию ( пускает лишь своё состояние на самотёк ).

правда была в том, что хорошим девочкам с ним точно не по пути:
лин как доказательство этого правила, мэй — как возможное подтверждение, правда, со временем девочка мэй, которая заливалась смущённым смехом и пряталась за спиной мамы или брата в его достаточно частые визиты в одно время, выросла, сделала себе экзотические проколы, обрела неплохую слаженную фигуру, красила волосы и выставляла в инстаграм достаточно смелые фото.
рипли, конечно же, помнит слова её старшего брата, с которым он водил тогда достаточно неплохую дружбу, пока дороги не разошлись ( его — в светлое солнечное будущее, а рипли же предпочёл обратную сторону луны, круглого диска, растворяющегося в желудке и вызывающего эйфорический всплеск, растрачивая рецепторы ) : `не смей прикасаться к моей сестре`.
рипли хмыкал, но держался на почтительно расстоянии, пока был в нью-йорке.

но разве это правило работало на его территории?
знал ли рипли, что мэй влюблена в него — безусловно, это читалось в каждом ласковом жесте, в каждом взгляде, отражающем в себе желание быть рядом. только алан быть рядом ни с кем не хотел, сознательно отгораживаясь, хотя, скорее, ему просто было неинтересно: так легко получать того, что захочется, так легко управлять, слишком скучно становилось со временем.
была ли мэй такой единственной — нет, конечно, привычка, выработанная достаточно большим количеством проб, чтобы не подпускать её из какого-то уважения всё-таки слишком близко, держа на расстоянии большем, чем вытянутая рука.
но что-то всё равно отличало её от всех: может, из-за долгого времени начинало казаться, что она знала его больше, чем другие? её присутствие сейчас не раздражало, хотя многих бы он выгнал, а ещё большим — даже не открыл дверь.

оппа.. прискорбно, конечно, — рипли знакомы проблемы с учёбой, когда в долгах зарываешься по-царски, влача шелка одеяния с прошлых семестров.
хотя на губах было послевкусие разочаровывающее: он надеялся выместить своё внутреннее на ком-то, в справедливости меры не сомневаясь.
день, безусловно, был говном собачьим — как и день до этого, как и перечеркнутая дата, как и томительные недели до даты Х, в которые накапливалось достаточно много порошкообразных субстанций.
рипли прикрывает глаза, наблюдая безумное мельтешение под веками: нужно закинуть таблетку магния, ведь челюсть начинала ходить слишком сильно.
от возросшего толера не покидало желание догнаться даже сейчас, мда.

да, конечно, — после кратковременного выпадения из реальности ( от её прикосновений к волосам волнами расходились приятные мурашки, а их цикличность завораживала ) отвечает то ли на просьбу пожить с ним, то ли как разрешение закурить, то ли про выпивку — правда, последнего могло не остаться.
угостишь сигареткой? — в темноте закрытых взгляд протягиваешь руку вверх, скользя от её живота до груди, переходя на ключицы — касаться живого, тёплого тела было очень приятно в нынешнем состоянии, когда мефедрон течёт в его венах, раскаляя сердца: не хватало скрыть чёрные дыры зрачков за оранжевыми стёклами необычной формы, прежде, чем пуститься в замес.
но сейчас слишком размазало, поэтому только прикосновение, заставляющее вздрогнуть и отнять сигарету из её губ, делая пару затяжек прежде, чем вернуть: никотин наполнял лёгкие, возвращая чувство удара и головокружения после.
вставать сейчас было слишком опасно.

платить тебе, кроме своего тела, конечно же, нечем? — в голосе появляются ехидные нотки: то, что планировалось как безобидный подкол, выходит сказано слишком резко, выходит за грань вежливых отношений — только вот рипли похуй уже.
ведь в этой неудачной шутке была лишь нагая правда: затащить её в постель и заставить стонать на отходах он бы не отказался.
это уже его территория.
открывает глаза, смотря то ли в потолок, то ли на неё — вбирая слабый солнечный свет расширенными до безобразия зрачками, ей привыкать видеть его в объебосе, конечно же, не приходилось.
ну, на тебе тогда уборка и минет по утрам, — полуулыбка, — шучу, — от себя самого становилось порой мерзотно, но на смазанности прихода этого почти не чувствовалось, — наверное.
рипли поднимается на локтях, всё же переползая на мягкость дивана, не пытаясь подняться самостоятельно: поищи выпить в баре, большая удача, если там что-то осталось, — сам в это не верил, но в магазин идти не хотелось, хотя следовало бы, ведь холодильник был тоже поразительно пуст: похмельное утро скрасила лишь парочка свежих ягод клубники, — загадка дыры, конечно, куда это всё делось, но если ничего нет — сходишь по-братски в магазин внизу? карта лежит на столе, и не мелочись.
алан утыкается в телефон, в сосредоточении потеряв интерес к внешнему миру: в голову взбрело найти и включить именно `тот-самый-вичхаус-сет`, названия которого он, ясен хуй, не помнил.

[AVA]https://i.imgur.com/2kLD8xL.gif[/AVA][SGN]тоха[/SGN]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 22 y.o.
profession: хакер, монтажёр-фрилансер.[/LZ1]

+1

6

внутри тебя неотчетливо ворочается страх, словно бы просыпаясь от долгой и глубокой спячки. рядом с ним ты всегда испытывала что-то сродни ему, что-то граничащее между благоговением и легкой паникой, что-то, что отдавало необъяснимыми и не понятными до конца - животными инстинктами, полу_забытыми за ненадобностью. и сейчас ты вновь чувствуешь этот ком где-то глубоко внутри, там - где кончаются ребра, сглатываешь нервно, прежде чем закурить, дымом пытаясь затолкать это чувство обратно.
от него всегда исходит опасность.
но все равно что-то неизменно продолжает притягивать.

словно ты сознательно тянулась к опасности, видя в ней нечто прекрасное, скрытое от других глаз.
дым уносится под потолок, дым отравляет тебя изнутри, кружа голову. смотришь на него с приподнятыми уголками губ, почти незаметно - ты даже сама почти не замечаешь напряженности мышц лица: ради него ты бросила дом, ради него ты уехала далеко от родных, наплевав на более престижные варианты универов. ради него ты держала себя в форме, старалась внимательнее относиться к своей внешности, занялась собой, введя по утрам эти дурацкие пробежки, которые ты так ненавидела и от которых еще больше хотелось курить. ради него тебя тянуло выделяться среди толпы всех тех, что ошивался рядом с ним постоянно - так ты надеялась, что он заметит тебя, что он будет рядом, что в нем возрастет интерес.
глупая крошка мэй.
глупая дурочка.

горло саднит от глубокой затяжки, прежде чем тебя пробирает током от самого нутра, до навершия позвоночника, щекочущими искрами оседая на губах - его прикосновение плавит тебя изнутри вопреки твоему желанию не показывать ему своей слабости перед ним. его рука скользит выше, задевая живот, поднимаясь выше, касаясь ключиц - борешься с желанием прикрыть от удовольствия глаза, откинувшись головой на спинку дивана, подставляя себя его рукам [заводящим с одного легкого прикосновения], и заурчать наподобие кошки, ластящейся и просящей любви.
касаться фильтра после него - все равно что косвенно коснуться его губ, почувствовав призрак их вкуса - сейчас отдающих, возможно, слишком сильной горечью. его голос накладывает неровными мазками розовый цвет акварели на твои щеки - хмуришься, пытаясь скрыть смущение и возбуждение, вызванное твоим воображением, за долю секунды нарисовавшим процесс возврата долга за жилье - ведь тебе и правда нечем было платить ему.
- дурак ты, - делаешь вид, что тебе неприятно слышать такое // что ты равнодушна к его интонации // что ты оценила шутку, сказанную слишком серьезно, только внутри ты прекрасно чувствуешь этот расползающийся по внутренностям жар, передаваемый от клетки к клетке, каждая из которых трепещет, доводя тебя до экстаза. отводишь от него взгляд, заслоняя себя выпускаемым дымом. - если вопрос в деньгах, то я как-нибудь их найду, только озвучь стоимость.
его зрачки немного пугают тебя - никогда ты не видела его так близко и в таком состоянии.
- насчет уборки - согласна, - его полу_улыбка, отдающая смесью тоски и чем-то звериным - лишает тебя кислорода, заставляя втягивать сладостный воздух быстрее, ускоряя темп сокращения легких и сердечный ритм, уводимый по спирали выше в своей скорости. - с остальным - отвали, рипли, - он позволяет тебе встать - поспешно и будто бы равнодушно отходишь к бару, по пути заглядывая в своем любопытстве в холодильник, но внутри ощущая готовность сделать все, что он только попросит - ведь ты и сама жаждала этого, сама лелеяла в своих жарких, облепляющих твою кожу мечтах, в которых - бесконечно дарить ему удовольствие /только не стоит ему знать об этом заранее/. - мда. тут у тебя не густо, конечно.. - проводишь взглядом по пустоте холодильника, в котором лишь пачка какого-то соуса, да брикет масла - тяжело и устало вздыхаешь, ведь готовить ты не умела, поэтому и поход в магазин почти кажется бессмысленным /только внутри просыпается костлявый голод, безобразно и отвратно скуля и скрежеща лапами по поверхности сжавшегося желудка - опрометчиво позавтракала в дороге жалким яблоком, да небольшой гроздью винограда/. открыть бар - и найти там пустые бутылки, каждую из которых достать и убрать в найденный где-то под раковиной пакет.
в дверях оборачиваешься на него, сжимая в руках его карточку и переполненный мусором пакет - но тебя встречает лишь тишина и его отреченность от мира, подсвечивающая его лицо светом экрана. - окей, я тогда скоро буду.
набираешь в магазине что-то, что быстро и просто можно разогреть в микроволновке, закидываешь в корзину снеки и прочую чушь, не оставляющую внутри ничего, кроме иллюзии сытости; выбираешь на глаз и по звучности какого-то виски_бурбона, бутылку джина и маунтин дью - особо не расходишься и не задерживаешься.
- пиццу хочешь? ужасно есть хочу. - проходишь на кухню, чувствуя себя в стенах его квартиры более раскованно, немного свободнее, закидывая в микроволновку замороженную пиццу. шаришься по шкафам, находя бокалы, наливаешь себе немного джина, смешивая с газировкой - на глаз, совершенно не зная пропорций, да и не особо вдаваясь в подробности; выпиваешь залпом несколькими долгими глотками, снова закуривая /чувствуя в ногах приятную мягкость, расслабленность, разлитую по телу, и легкое головокружение/.
- ты будешь? тут виски и джин, правда, не знаю, насколько тебе все это стоит мешать с тем, что ты уже принял, - смотришь скептически, с нескрываемым беспокойством, но все еще не можешь поверить, что каждое утро ты будешь просыпаться в его квартире, что каждый вечер будешь засыпать где-то поблизости /видишь в этом свой призрачный шанс стать к нему ближе/. сквозь дым осматриваешь комнату под другим углом. - спасибо, что все-таки разрешил пожить. постараюсь разобраться с вопросом жилья как можно быстрее, чтобы особо тебя не напрягать.
сердце взлетает ввысь на высоту потолка вместе с облаком дыма.
[NIC]May Tyler[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/5GMFBEt.png[/AVA][LZ1]МЭЙ ТАЙЛЕР, 20 y.o.
profession: студентка[/LZ1]
[SGN][/SGN]

Отредактировано Rei Ripley (2020-11-23 17:52:39)

+1

7

музыка разливается чем-то приятным на повышенном восприятии — рипли замирает в неудобной позе, от которой потом затекут ноги и руки, но похуй же, когда так приятно размазывает эйфоричностью восприятия.
мир вокруг не так уж и плох, если смотреть над него под этим расплавленным углом.
подумаешь, немного подтекает реальность;
подумаешь, немного протекает крыша;
подумаешь — а думать сейчас не хотелось, поэтому рипли позволяет себе не думать в принципе ни о чём, ловя приятность момента.
дальше станет хуже — но это только дальше.

размазанные движения руками в попытках устроиться поудобнее ровно в тот момент, когда становится слышен звук чужого присутствия.
рипли приподнимается на локтях, следя за движениями мэй,
рипли затаился, словно гепард в кустах —  не выдать себя мимолётным движением кончика хвоста.
наблюдать её присутствие тоже было достаточно приятно, в той степени, что захотелось пиздеть с ней о чём-то без умолку, мэй была всегда хорошим слушателем, на самом деле, и рипли об этом сейчас вспомнил.
и вспомнил, что ему на самом деле не хватало чьего-то дружеского присутствия,
пока сам намеренно отдалялся в естественной реакции, пережёвывая свою воющую боль в одиночестве.
словами мало чем можно помочь — не придумали ещё таких слов.

а пока стимуляторы, галлюциногены и эйфоретики доказывают,
что рай умещается в пакетике.

нет, спасибо,

сейчас точно не до еды.
сама мысль о еде была из разряда чего-то невыносимого, как и запах начинал раздражать.
позже в себя придётся что-нибудь запихнуть, чтобы не откинуться совсем — желательно, опустошая аптечку на момент чего-то полезного для организма.
к слову, об аптечке.
рипли поднимается, немного пошатываясь, но обретая баланс в смазанных резких движениях,
проходит до ванной комнаты, оставляя дверь нараспашку открытой.
холодная вода ложится на кожу приятным прикосновением,
отражение в зеркале магически зачаровывает острой линией скул и чёрными дырами под серостью лунных кратеров,
в аптечке копается немного дольше обычного, вспоминая назначение нынче ненужного.

таблетка магния — последняя в упаковке.
скомкать её, растерянно оставив у раковины — отвлечься на голос, зовущий.
рипли проглатывает таблетку и запивает предложенным бокалом: джин ложится приятным еловым послевкусием на языке, раскрываясь хвойными нотками.
рипли захотелось в хвойные леса, до которых ехать несколько часов — но замирает в неожиданности своего устремления сейчас.
нужно дать мэй спокойно доесть.
нужно ли её тащить за собой?
ладно, нужно.

рипли садится за барную стойку, тянет свои руки к ней с улыбкой,
прикасается к нежной открытости кожи рук,

ну, как у тебя дела, крошка мэй? что нового? когда уже позовёшь на свою свадьбу?

в голосе больше шутливости:
вспоминаются какие-то моменты из детства обрывками.
у мэй тогда были русые волосы и наивное личико,
впрочем, сейчас мало что поменялось, кроме дополнения из железа и вида, будто мэй сошла с обложки футуристичного фэнтези со своими эльфийскими ушами и проколами.
рипли это устраивает,
рипли касается их, гипнотизируя взглядом.

цыц. не так быстро, алан.

[AVA]https://i.imgur.com/2kLD8xL.gif[/AVA][SGN]тоха[/SGN]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 22 y.o.
profession: хакер, монтажёр-фрилансер.[/LZ1]

+1

8

микроволновка протяжно и неприятно пищит, пока ты наливаешь себе новый стакан джина - странный вкус еловой насыщенности, сплетаемый со сладостью маунтин дью, приятно ложился на язык; также неприятно внутри пищало твое раздражение, которое хочется выключить, с чем один бокал алкоголя совершенно и категорически не справлялся. вся ситуация с общежитием правда подкосила тебя, оставив внутри вкус обиды и ощущение несправедливости, произошедшей по отношению к тебе: даже если ты заслужила выселение, то не такое скорое и постыдное, какое получилось в итоге.
пицца ужасна на вкус - но ты привыкла довольствоваться малым: малым количеством денег /здесь в калифорнии/, малым спектром вкуса, той крохой внимания, которую всегда получала от алана, пусть он и был с тобой всегда мил и приветлив. никогда не прогонял с устраиваемых вписок как брат, который постоянно шугал тебя и просил скрыться в комнате или уйти к подругам с ночевкой. алан всегда тихо смеялся и уламывал брата позволить тебе остаться - пока ты стояла, неотрывно смотря на его улыбку, с заходящимся в аритмичном биении сердцем, проламывающим твою грудь.

гремящая музыка всегда спасала тебя -
                            иначе бы все услышали, как сильно оно трепещет, стоило его ладони потрепать тебя по волосам, приободряюще.

если ты сейчас коснешься его макушки в утешительном жесте, потрепав его волосы - это сможет помочь ему также, как всегда помогало тебе, заставляя щеки предательски краснеть от захлестывающего тебя с головой жара, отвлекая тебя от проблем? навряд ли. чувствуешь себя совершенно беспомощно видя его не таким, каким ты привыкла видеть его до пресловутой точки невозврата.
новый глоток джина в круговороте твоих гнетущих мыслей тоже перестает быть приятным.
его болезненный вид беспокоит тебя - испытываешь ненависть к собственной бестолковости, не находя каких-либо доступных тебе способов немного улучшить его состояние.
спотыкаешься взглядом о его улыбку, почти что давясь не_проглоченным куском пиццы от неожиданности - замираешь, переводя взгляд недоверчивых к реальности глаз /тебе кажется, что это иллюзия и не настоящее/ на его руки, касающиеся твоей кожи, разгоряченной его внезапным порывом. заливаешься краской, пытаясь унять возникшую внутри дрожь от захватившего дух непомерного счастья, продолжающего разрастаться. сглатываешь, пытаясь держать себя в руках, но руки не убираешь, пытаясь запомнить каждое подаренное этим простым жестом ощущение.
- какая еще свадьба.. есть ли в них смысл, если потом все начинают разводиться, - делаешь вид, что тебя удивил его вопрос, а не прикосновение, которого не ждала /но о которых мысленно всегда надеешься/. переводишь на него свои глаза_блюдца, чувствуя, что вот-вот собьется дыхание - если его руки еще хоть на мгновение продолжат опалять твою кожу невидимыми ему ожогами. - дела нормально. не считая вот этого вот дерьма с общагой.. - делаешь новый глоток джина, лишь добавляющий градус к тем, что внутри зашкаливали. - на самом деле кроме этого ничего нового - родители также промывали мне мозг тем, чтобы я вернулась обратно, а брат так и не разговаривает со мной, - закатываешь глаза, отпивая небольшой глоток. брат единственный знал о твоих чувствах к алану - но не знал о масштабах того океана, что завывал внутри тебя штормовыми порывами /упивалась этим чувством сама до покалывания на кончиках пальцев, никому не доверяя его/. ты до сих пор помнишь как он отговаривал тебя от переезда в калифорнию, помнишь как бил кулаком по стене в немом отчаянии, но так и остался слаб и немощен перед твоим светлым чувством и проснувшимся внутри напором. помнишь, как поставила точку в вашем затянувшемся споре, уйдя ночью из дома, слоняясь до рассвета по темным переулкам в тотальном одиночестве - словно уготовленная тебе в них участь была несравнимо более лучшим исходом, чем ночь под одной крышей с упрямым и не старающимся понять тебя братом,
эгоистичная манера которого порождала внутри тебя неконтролируемый гнев.
- сам то как? - ты не имеешь ввиду ничего глубже простой формальности /хотя хотела бы, чтобы он открылся тебе - может быть это позволило бы залатать его неприкрытые дыры?/. топишь улыбку в стакане. - а вопрос со свадьбой я готова рассмотреть, только если ты мне когда-нибудь предложишь, а так - я пас, спасибо, - прячешь свои чувства и мысли за шуткой, скрываешь румянец - за выпитым; нехотя разрываешь контакт, понимая, что сердце просто может не выдержать больше подобного /тем более, когда он так пристально смотрит/.
- эм, я пойду умоюсь, ванная же там? - заглядываешь в ту сторону, где недавно был слышен шум воды, поспешно скрываясь за дверью, к которой прислониться спиной, учащенно дыша /прозвучало чертовски глупо, ведь ты бывала здесь раньше/. прикрываешь глаза, переводя дух, включаешь воду, умывая лицо холодной водой, на контрасте понимая, как сильно физически горят твои щеки.
тихо выходишь, обнимая предплечья руками - краем глаза замечаешь кровать на уровне выше по лестнице, мотая тут же головой /все еще мокрые волосы бьют по щекам/ в попытке отогнать непрошеные мысли, прошивающие твое сознание молниеносно /искрясь синими искрами напряжения/.
- я, конечно же, буду спать на кровати, а? - киваешь в ее сторону, переводя на него взгляд, улыбаясь шире. напряжение постепенно отпускает тебя, несмотря на то, что сердце все еще продолжает петь ускоренную мелодию, которую он никогда не услышит.
[NIC]May Tyler[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/5GMFBEt.png[/AVA][LZ1]МЭЙ ТАЙЛЕР, 20 y.o.
profession: студентка[/LZ1]
[SGN][/SGN]

Отредактировано Rei Ripley (2020-11-23 17:52:59)

+1

9

прикосновения были чем-то чересчур приятным,
поэтому рипли проводит кончиками пальцев по оголённой коже руки мэй вдоль по длине, приближаясь к локтю — и вниз, обратно к запястью, оставляя невидимые линии-следы, расчерчивая какие-то фразы азбукой морзе, надавливая в некоторых точках чуть сильнее — на тонкой коже от любого слишком крепкого прикосновения могут образоваться синяки, замеченные только через какое-то время,
улыбкой сейчас отдаётся внутри её мягкость.
рипли подмазывало приятно, не хотелось пока вставать с места — рипли думает о том, чтобы предложить крошке мэй парочку весёлых таблеток, чтобы она перестала грузиться по мелочам.
её выселение не воспринималось так трагично и серьёзно, потому что плевать же, нашлось куда пойти — да и в принципе, перспектива жить вместе с ней казалась чем-то заманчивым.
меньше шансов вскрыться от одиночества,
меньше усилий для того, чтобы не сойти с ума.

рипли выводит пальцами узоры,
рипли щекотит наружную сторону локтя невесомым жестом,
рипли слушает её почти не пропуская слов — но не вникая в них слишком сильно и глубоко, не оставляя на себе после них отпечатков, наполненных глубиной смысла — только печаль в её голосе заставила его приподнять на какое-то мгновение взгляд, столкнувшись с её глазами, избегающими этого.
захотелось как тогда, в юном возрасте — потрепать её по волосам ободряюще-нежно, жестом осознания привязанности и старшинства, но с расставленными границами. сейчас, правда, рипли бы не остановился на этом — не связанный ни узами, ни обязательствами, ни чем-то другим, вольный поступать по собственному желанию и разумению, коих было много сконцентрировано на этом чувстве мурашек, расходящихся по нервным окончаниям от кожи соприкасающейся с_.
взгляд цепляется за лёгкую розовость щёк, выделяющих скулы — от выпитого алкоголя ли, от смущения ли, но это было — забавно и вкусно.
попробовать бы её на вкус, а?

душу приправив любимыми специями перед тем, как запечь,
и подать к столу.

я то? пойдёт в целом,
рипли не то чтобы не хочет переложить груз печали на чьи-то ещё плечи, рипли не то что скрывает это всё дерьмо — скрывает, конечно, не любит делиться, но с мэй бы мог в определённых обстоятельствах, — но копаться во всём этом нет никакого желания, это было сейчас не интересно и чем-то лишним, ведь ему внутри — пусто, темно и приятно, будто в тёплую ванну погружен, и тепло это его окутывает эйфоричной лёгкостью вайба, недостаточно сильного для разъеба, но приятного для простого разговора и этих узорах на её руках.
интересно было бы взять краску и нанести такие по всему телу — темно-красным оттенком,
неожиданный творческий порыв, от которого хотелось больше смеяться.
сейчас то даже хорошо, сижу тут в твоём обществе несколько убитый,
ласковостью шёпота в её пальцы приподнятой и притянутой руки, обжигая дыханием, но прежде, чем прикоснуться щекой к тыльной стороне её ладони, контакт теряется резко, оставляя неуютность пустоты.

а если позову, то сразу пойдёшь не раздумывая?
говорит вслед, тихо посмеиваясь и делая несколько глотков джина — еловым привкус перекатывая на языке, пропитываясь им.
рипли подливает себе ещё джина в стакан, лёгкой дрожью пропуская несколько капель на поверхность барной стойки — даже не замечает этого, доведя соотношение в стакане до большей терпкости и крепости. подумав не больше мгновенье, в стакан мэй подливается такая же порция джина — лучше расслабиться и отпустить всё напряжение сейчас, так ведь? рипли не хотел, чтобы она продолжала грузиться по поводу своих проблем — ведь это грозило ему всполохом собственного, что он так старательно гасил.
только вот от спирта ещё больше разгорается внутри.

автоматически взгляд уходит в сторону лестницы и кровати, край который было отсюда хорошо видно — рипли ухмыляется,
но это же моя кровать, почему ты должна там спать? или ты хочешь это как-то заслужить?
щурится — холодком по спине наверняка, но поднимается слишком резко, беря в руки оба бокала — один по пути вручить в её руки, а свой допить залпом, поднимаясь по лестнице, и ставя опустевшее на прикроватную тумбочку
( там собралось ещё четыре таких же бокала, часть из которых — пустые, а один приспособлен под окурки ).
ты идёшь? не хочешь курнуть?

[AVA]https://i.imgur.com/2kLD8xL.gif[/AVA][SGN]тоха[/SGN]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 22 y.o.
profession: хакер, монтажёр-фрилансер.[/LZ1]

+1

10

его ``пойдет в целом`` встречаешь скептически, невольным беспокойством внутри, между ребрами извивающейся змеей, что холодила внутренности тонким хвостом и раздвоенным языком /променяла бы не раздумывая на его язык, если бы было возможно/. но тебе приходится с этим как-то мириться, тебе не хочется погружать в это тонкие пальцы, если движение, наполненное заботой и желанием хоть немного облегчить его состояние - причинило бы ненужную боль, порождая за собой по цепной реакции взрывов все более мощную. поэтому единственное, что ты могла - это подарить ему неуверенную улыбку, чуть покачивая головой - мол, я все понимаю. хотя в действительности тебе сложно было понять хоть что-то в сегодняшнем дне, в котором сплелось столько всего н е в о з м о ж н о г о, несколько сюрреалистичного даже в своей недействительности: началось все с кошмара, перетекшего в один из очередных твоих влажных снов, в которых его руки непременно бы оказались через мгновение под твоей футболкой. в которых бы ты блаженно закрывала глаза - не желая никогда просыпаться и видеть серую реальность, не наполненную ничем, кроме бесконечности ожидания.

невольно покрываешься румянцем снова,
словно мысли выдавали тебя ему в качестве подношения.

под твоей кожей все еще протянуты проводами и переплетаются дорогами не вены, а кипящая лава, по всем тем местам, которых он касался, по которым выводил неровные витиеватые линии - которых было так много, что тебе казалось, будто все твои руки охвачены пламенем. даже холод воды не помог унять легкой дрожи в ногах, нутре, в области сердца - вся ты как заведенный механизм, который неизвестно когда выйдет из строя, выплевывая шестерни один за другим от перегрузки систем. его касания были легкими /помнишь каждое, силу нажатия, траекторию движения невидимой картой/ - но ощущение в тебе оставалось тяжелое, им перенасыщаешься, переполняешься - в нем тонешь и отчаянно хватаешь ртом воздух /безрезультатно/.
проводишь по внутренней стороне от локтя до запястья - словно могла смахнуть это обволакивающее твою кожу покалывание /опрометчиво/. возвращаешься в неосознанном движении обратно - не можешь остановиться в этой зацикленности.
- я надеюсь, что хотя бы алкоголь в этом доме наливают бесплатно, - смотришь на него с легким прищуром и полу_улыбкой. наверное, было бы странно ответь ты ему - что согласна. наверное, он бы не понял - если бы ты сказала со всей своей серьезностью и трепетом сердца, что готова заслужить и свое нахождение под его крышей, и сон на кровати - только это было бы больше не платой ему, а подарком тебе, который никогда не ожидала бы получить /он казался недосягаемым // ты никогда не думала, что он может посмотреть в твою сторону как то иначе, чем на сестру друга/. или все прекрасно бы понял - только где найти поинты храбрости, чтобы заставить голосовые связки произнести хотя бы один звук, проверяя возможность.

в тебе не было столько смелости, чтобы сказать что-то подобное.
слова так и остаются невысказанными, обжигая гортань.

осушаешь половину стакана, принятого из его рук, даже не замечая усилившейся горечи джина, против сладости газировки - помогает не сильно, но в коленках чувствуешь приятную мягкость, распространяющуюся по всему телу, несущую отголосок покоя.
думаешь, что сейчас правда стоит отпустить ситуацию, тем более если вопрос решился.
решаешь не тратить время на посторонние мысли, когда у тебя появилась возможность побыть с аланом наедине /чего не случалось уже долгое время // почти никогда/.
мнешься в нерешительности долю секунды /пока он не видит/ - перед ним всегда хотелось выглядеть более раскованной, более уверенной, почти что всегда расслабленной; в своем желании находишь собственное наказание /притворяться расслабленной перед ним было катастрофически трудно/.
- да, давай. что у тебя там сегодня? - поднимаешься следом, каждым ударом сердца заполняя промежутки между шагами ускоренной трелью. делаешь еще небольшой глоток джина, садясь на краю кровати, скрещивая ноги на манер позы лотоса. у него всегда были какие-то новые сорта - его вкусу неукоснительно доверяла и почти никогда не отказывалась ни от чего, чтобы он не предложил на очередной вписке. ставишь стакан на кровать, заправляя свисающие у лица пряди волос за уши, усеянные проколами и разнообразием лабретов / сережек / хардов и прочего металла, что нацепляла на себя уже не столько из-за желания выделиться и привлечь его внимание, сколько потому что действительно нравилось.
- только давай что-то такое, что бы расслабило, но не прям размазало, ладно? - сжимая стакан в руке, откидываешься на кровать, опираясь локтем и попирая свободной рукой голову. отпиваешь еще, не спеша отнимать бокал от губ, словно находя за ним защиту, украдкой следя за аланом: скользя по его спине, по плечам, по профилю лица, которое, кажется, могла безошибочно нарисовать в своей памяти, не теряя ни единой детали. проводишь языком по губам - несмотря на то, что только что их касалась жидкость, все равно чувствуешь жажду /росла откуда-то из глубин, отдавая жаром/.
[NIC]May Tyler[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/5GMFBEt.png[/AVA][LZ1]МЭЙ ТАЙЛЕР, 20 y.o.
profession: студентка[/LZ1]
[SGN][/SGN]

0

11

тянуться за гриндером и проворачивать его не казалось рипли достаточно привлекательно в данных условиях своего существования,
можно было бы спихнуть всю возню на мэй —
не в гостях же теперь действительно, получается, —
но заморачиваться в принципе не очень хотелось даже над поиском среди тысячи баночек нужной —
часть из них, правда, были уже почти пустые.

если что, всё лежит в ящике в этой прикроватной тумбочки, ну, если захочешь дунуть когда меня дома не будет,

говорит вслух — не в гостях же,
статус изменился с одного вида `всё сложно` на другой вид с аналогичным названием,
хотя для алана всё было тривиально просто.
это было не его основной заботой —
ему не нужно было играть в угадайку `любит//не любит`.
сам же тянется, шарится между стаканами, шебурша всем подряд — из недр завалов выуживается целый косяк, который он скрутил буквально вчера, но так и не дошёл до него.

попробуем это, я уже не помню что там, но так интереснее,

нет, он её даже слушал,
просто проигнорировал её пожелание,
как будто его не было: ведь ему было так действительно интереснее, тем более, хоть он не помнил точный сорт, но знал — что это из мощных сативных запасов.
превратится ли её мир в небольшой сюр?
скорее всего да —
ведь рипли хотелось забавы и ешё больше прикосновений, мурашками расходящимися по телу.
ещё больше — не хотелось сейчас быть
одиноким.

не волнуйся, всё будет в порядке,

поэтому рипли отвечает ей усмешкой —
типичной и узнаваемой, принадлежащей только ему.
подбирается к ней на кровати ближе, ложась рядом —
первому сделать затяжку, чтобы раздымить и попробовать на вкус —
затем передать её в руки, наблюдая, как дым выходит из её лёгких назад,
расползаясь туманом над ними,
отгораживая от всего внешнего мира буквально.
рипли чувствовал, что его заёбы в этот раз не пошли за ним — остались на первом этаже,
забывшись у барной стойки,
маются там от безделья,
не зная, чем себя занять.
а рипли — знал.

глаз с мэй не сводил.

хищным коршуном летая вокруг,
взглядом пламенеющим пожирал её облизываемые губы,
следя, как кот, за движением языка пристально:
разбилось на слои с промежутком.
алан приподнимается,
алан перекатывается,
алан нависает над мэй,
пока она тянет ему косяк назад —
не обращая внимания на тлеющий огонёк, он смотрит ей в глаза,
не позволяя отвести взгляд,
будто гипнотизируя.

ну что, крошка мэй? сначала аванс за аренду кровати?

приближаясь вплотную почти —
губами не касается её губ,
замерев в миллиметре.
от теплого дыхания — лёгкая стая мурашек расходится волнами по лицу.
в невероятной сосредоточенности момента
не позволяя себе совершить поцелуй.
испытание: выдержит ли?
игра без возможности проиграть,
чувствую проходившую мелким током по её телу дрожь.
кажется, стакан перевернулся на кровати —
рипли чувствует мокрою расползающуюся влагу под пальцами слева от мэй,
но не подаёт виду:
игра в кошки-мышки приоритетнее,
замереть, не поддавшись вперёд самому —
самое главное.
время тянется в один момент слишком медленно,
пока он вдруг не чувствует
вкус её губ
на своих
вишней.

[AVA]https://i.imgur.com/2kLD8xL.gif[/AVA][SGN]тоха[/SGN]
[LZ1]АЛАН РИПЛИ, 22 y.o.
profession: хакер, монтажёр-фрилансер.[/LZ1]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » говорят, такая любовь жестока и ведет скорее других к концу,


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно